Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Все счастливые семьи счастливы одинаково


Все счастливые семьи счастливы одинаково

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 19 июня 2011-го года.
Место действия: Монте-Верди, собственный дом.
Действующие лица: Рэймонд Эдвард Скиннер, Джой Френсис Ли, Агнар Норман Шульц, Сонечка Астафьева.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (06-07-2012 13:37:19)

+1

2

− ...Ай да забавник Девятый! – микрофон мобильного передал матери мягкий смешок старшего сына. – Ага... ну всё, мам, пока. Счастливо. Ладно, не волнуйся.
Ещё улыбаясь, Рэймонд нажал на кнопку отбоя и широко облокотился на балконные перила, чуть посидел так, о чём-то думая, а вернее, не думая ни о чём, просто вдыхая свежий предзакатный воздух лета, а потом, вздохнув, свободно согнув спину, наклонился вперед, благо ненавистный корсет остался в прошлых временах, и опустил подбородок на правое запястье. Левая кисть, по-прежнему с зажатым в ней телефоном, расслабленно свесилась с верхней планки чугунных перил.
Внизу по траве и аккуратным мощёным дорожкам крохотного скверика бегали соседские ребятишки, почти голенькая белокурая малышка лет трех и мальчик постарше, чернявый, будто галчонок, и крикливый такой же.
Играли то ли в прятки, то ли в догонялки, а может – в то и другое сразу, вернее, по очереди; возились, толкались, смеялись и хныкали, возвращая мысли разомлевшего на мягком уже предвечернем солнышке Восьмого к только что состоявшемуся разговору с матерью. Эд, поросёнок, совсем сына не навещал, Элис жаловалась, и правильно, конечно. Любящие мама и бабушки, разумеется, хорошо, но нормальный отец тоже ещё ни одному мальчишке не мешал. Но… в Эдмонде отцовских чувств так и не пробудилось, чего Рэймонд понять не мог. Все попытки поговорить с младшим братом об этом заканчивались одинаково: Эд бросал обидное: «Ты любишь детей, потому что у тебя их не может быть! Завёл бы, послушал вопли среди ночи, сразу вся любовь прошла бы!», − вспомнив об этом, бывший штурман нахмурился.
− Паразит, − жмурясь на красное солнце, коснувшееся перины облаков, тихо прошипел бывший штурман вслух и умолк, но внутри сердитое шипение продолжалось: − Знаешь, чем задеть…
И по фигу, что я тебя самого, свинёнка, растил фактически… это не аргумент… детей не может быть? Не может… Как знать, возможно, и вправду именно этот надлом болит и выражается излишним умилением? – Рэй снова втянул носом воздух. Вечер, похоже, был испорчен, и напрасно неподалёку пела на ветке птица, присевшая на край гнезда в минутку отдыха от родительских забот.

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5454287d0vF[/audio]

Отредактировано Рэймонд Скиннер (19-07-2012 19:34:14)

+2

3

Явившись на балкон, чтобы позвать Рэймонда к чаю (не зря же под приступом кулинарного сдвига по фазе решил сорганизовать шарлотку, хоть не особо любил готовить вообще, но иногда наползало...), нашел оного в несколько печальном настроении. Подошел и приобнял за плечи бывшего штурмана, тяжело навалившегося на перила.
- Все хорошо? - тихо спросил, мягко поглаживая скулу человека подушечками пальцев. Разумеется, нет, но читать соседей по дому без их желания лирианец не стал бы, это в некотором роде этический кодекс совместного благопроживания. Хотя о переживаниях своего человека и так догадывался, пусть не совсем понимал их. Бывшему Связному вполне хватало общения с двумя весьма разными представителями более чем отдаленных друг от друга по генетическим поколениям рас.
Впрочем, Восьмого и читать-то специально не нужно было, фонило так, что уже в коридоре ощущалась грусть. Мобильник, зажатый в руке, ясно свидетельствовал о состоявшемся  разговоре. Стоило лишь расслабить пальцы, как аппарат полетит вниз и, шмякнувшись о землю, станет малопригоден до ремонта для дальнейшей эксплуатации. Значит, именно некто на другом конце "провода" стал причиной нынешнего состояния любимого. Плохо. Так обидеть вне расстояния видимости могут только близкие...
Машинально проследил взгляд Скиннера... Играющие человеческие детеныши. Очень показательный ответ на заданный ранее вопрос. За время лечебных и не совсем лечебных процедур, у Библиотекаря была возможность изучить тело своего близкого пациента достаточно, чтобы связать А и Б, самому сделать вывод о причине и... возможном пути решения проблемы.
- Не печалься, солнце, все решаемо, - легкое еле ощутимое касание лирианских, ныне вполне человеческих губ к щеке грустного человека.

+2

4

А времечко к вечеру бежало, не иначе как. Как раз то самое времечко, когда в песчаной насыпи неподалеку мамы-ласточки кормят своих птенчиком, без устали таскают разных жучков, червячков, запихивают в желтые клювики и отправляются на поиски всяких букашек снова. И гам там такой стоит, голодные птенчики кого угодно с толка собьют, не говоря о том, сколько картиночек от них в голове выстраивается - так много, что обо всем на свете забываешь. Вот Сонечка и забыла, потратив изрядную часть дня просто на то, чтоб неподвижно сидеть на травке под раскидистым кустиком колючего шиповника, да наблюдать за ласточками и птенчиками. И настолько увлеклась, запуталась в нехитрых заботах пташек, что только к вечеру и вспоминала – а пора домой возвращаться. Пора, пора… Без спроса ведь ушла, все волноваться будут, искать. Нехорошо получится тогда. Но птички были слишком интересные, да и кустик шиповника казался настолько удивительным и волшебным… По нему разные гусенички ползали, парочка муравьишек, ловко огибая колючки, ползла куда-то вверх, к ярко-розовому цветочку. А сам кустик отдыхал, наслаждался солнышком и очень доволен жизнью был. Охотно поведал Сонечке о том, какой славный теплый дождик ночью прошел, о том, что скоро из-под прошлогодних листиков самые настоящие грибочки вылезут. Только бы тепло было, да дождик  еще прошел. А трогать колючки не надо, иначе больно получится. Это Сонечка тоже знала. Хорошеньким день получился, очень хорошеньким. Только сейчас он заканчивался и пора возвращаться.
  Интересно, а какой дом на самом деле? Наверно похож на пряничный домик из красивой книжечки с такими яркими, удивительными картинками. Книжечку можно взять в комнатке в конце коридора. Там много всяких разных книжечек, журналов с нарисованными мишками и улыбающимися девочками. Они, правда, очень красивые, но непонятные. И красивая тетенька тоже очень непонятно говорит. Тетенька добрая, всегда чем-нибудь вкусненьким угощает, но говорит непонятно, и сколько бы ни пыталась Сонечку научить говорить так же, а без толку все. Сонечка не хочет учиться и даже за конфетки отказывается повторять странные, смешные словечки. Но, то дело совсем не в этом. Главное, путь домой проходил через маленький скверик, полный ребятишек. А это действительно сразу же стало самым главным на свете. И не обойти-то никак… С одной стороны дорожка, с другой часто посаженые деревца, кустики. Остановившись, Сонечка беспомощно осмотрелась по сторонам и запустила ручонки в карманы красного платьица. Да уставилась на блестящие пряжки туфелек, на сползшие носочки. И как теперь? Детки-то они хорошие, конечно, но страшненько очень. Вдруг закричат, подергают за волосы обязательно? И они незнакомые детки. Только если пробежать быстренько. Вот взять и быстренько пробежать мимо всех. Или обратно к ласточкам вернуться? Посмотреть вылезли, может, под кустиком грибочки… А вдруг вылезли уже? Но кустик бы обязательно сказал об этом.
  Нерешительно помявшись в тени высокой раскидистой ивы, Сонечка все же осмелилась, да бегом кинулась вперед. Детки со смехом бросились врассыпную, чувствовалось как весело им, как играть хочется, но только Сонечке очень уж весело не было. Одно дело - птички-ласточки, а совсем другое  - детки, такие же маленькие, как она сама. Ну, может, чуточку постарше мальчик, неважно ведь это. А мальчик бойким был и бегал он очень быстро. Явно посчитав что незнакомая девочка поиграть решила, за Сонечкой резво побежал. Корешок под ногами девчушка и не заметила, с разбега налетев, споткнувшись, да больно ударившись коленочками, на земле растянулась.
Вот глупая-то! – выпалил мальчишка, – Кто же так бегает!
А Сонечка бегать-то и не хотела особо. Но попробуй тут остановись, когда следом гонится незнакомый мальчик. И пусть он даже поиграть хочет, все равно. И корешок ведь чувствовался, а все равно. Раз и все, упала. Как теперь коленочки сильно болят, а платьице вообще все спереди испачкалось. Но тут уж так получилось, тут уж не поменять ничего. Посмотрев на разбитые коленки, да кое как отряхнув порванное платьице, Сонечка поднялась, и прихрамывая подошла к деревцу, об корешок которого и споткнулась. Да уселась на землю, прислоняясь к теплому шершавому стволу.
Вот глупая-то! снова выдал мальчишка, – Простудишься ведь, дуреха.
Прикусив дрожащие губы и окинув мальчика жалобным взглядом, Сонечка размазала пальчиком кровь по коленке, да сжавшись в комочек, спрятала лицо. Понять мальчика несложно было, чего тут сложного, когда и так все ясненько? А ведь наверняка сейчас кто-то волнуется, ищет…Но коленочки слишком сильно болят, чтоб идти к домику, так не похожему на пряничный из красивой книжки с картинками.

+3

5

Лето. Жара. И много свободного времени. Агнар начинал все чаще примерять человеческую оболочку на себя, привыкал. Хромала координация, причем хромала на обе ноги. Тем более, было весьма… тесно. И к этой тесноте было привыкнуть труднее всего. Потеря контроля приводила к странным последствиям, от появления видимого хвоста, до покрытия тела чешуей. Впору было заняться медитацией, чтобы достигнуть гармонии и своего дзэна. Поэтому сейчас ГОРН сидел на раскладном стуле на берегу озера, закинув удочку. Рыбалка приучала, буквально, к титаническому терпению. А особенно в самом начале, когда ящер только-только приучался к этому занятию. Было дело, что он психовал и был не против добывать рыбу собственными лапами. Но такое поведение было непозволительным, хотя бы потому, что его могли заметить люди. Стирать память – не проблема. Выловить всех тех, кто видел ГОРНа в его истинном облике – вот это проблема. А потом Джой объяснит Шульцу, что такое хорошо, а что такое плохо.
Поплавок дернулся, потом еще раз. Агнар напрягся, сосредоточился и буквально через мгновение, поплавок полностью ушел под воду. Если бы он был не один, а в компании, то сейчас бы услышал: «Подсекай, а то уйдет!». Но он чуть помедлил. Чутье его никогда не подводило и сейчас не подвело снова. Рыба отменно акробатировала на песке, но затем затихла, лишь судорожно хватая ртом воздух. ГОРН усмехнулся и отправил будущий семейный ужин в ведро с водой. Ловит он с учетом аппетитов всех живущих с ним вместе, а учитывая, какой он проглот, и что только во время готовки способен прикончить половину улова, то заниматься промыслом приходилось довольно долго и усердно. Но ящер был не против, он ощущал… своеобразный азарт, его подобное увлекло, что само по себе было странным.

Агнар ушел из дома еще рано утром, и как только стало душно, он собрался обратно. Ящер заглянув в ведро, убедился в том, что собой он доволен, и начал собираться. Потуже затянул узлом на груди свободную рубашку синего цвета с пальмами, откинул к затылку широкополую соломенную шляпу, впрыгнул в шлепанцы и зашагал домой с удочкой на плече наперевес. А чтобы не особенно перегреться на солнце, он увеличил дорогу до дома путем пересечения парка, который обеспечил бы ГОРНа столь блаженной тенью. Он хоть и хладнокровен, а вот перегреваться для него нежелательно.
Но этот день был прямо-таки полон на приятные неожиданности. Агнар в принципе, людей всерьез не рассматривает. Не всех, но в большинстве своем. ГОРН выделил круг избранных, тех, кого допускает до себя и до своей территории. И все. Но вот людские детеныши… творили с ним просто чудеса. И трудно было определить, какой зов побуждает его к столь интересному поведению. Ибо редко что вызывает у Агнара глупую и счастливую улыбку одновременно. Он поневоле замер, наблюдая, как дети носятся друг за другом, как смеются, жмуря глаза, как передразнивают друг друга. Он обвел играющих ребятишек теплым взглядом, улыбнулся еще шире и тут понял, что кое-кто в его картину идиллии не вписывается. Шульц задумывается, направляясь к девочке, что сидела на земле близко от дерева и вдалеке от других цветов жизни. Кажется, еще немного и по щекам побегут две дорожки слез. А причина была очевидной, когда ГОРН сначала ощутил пряный запах крови, а потом и увидел разбитые коленки, и перепачканные руки и платья. Агнар приблизился осторожно, присел рядом.
- Тшшш… - приложил ГОРН палец к губкам малышки, а затем подул на ссадины. – Не надо плакать… Сейчас мы все исправим. – Шульц без всякого труда поднял ребенка, прижал его к груди одной рукой так, чтобы не задевать ранки на коленях. – Ладно? Только не плачь.
До дома было уже рукой подать, поэтому Древний прибавил шагу, чтобы поскорее оказаться там, где он будет исполнять свое обещание. Приводить все в порядок.

+3

6

Ли умел ходить беззвучно, но Рэй услышал его, сперва присутствие (всё-таки соседство с телепатами сказывалось, зачатки скиннеровской эмпатии развились по максимуму), а потом и шаги. Значит, лирианец хотел, чтобы его почувствовали и услышали. Бывший штурман чуть крепче сжал пальцы, не давая телефонному аппаратику выскользнуть.
− Всё нормально, − благодарно прижимая ласкающую руку к своей щеке, удачно даже попытавшись улыбнуться своему замаскированному и закамуфлированному тёмному эльфу, Восьмой ответил единственно возможным образом.
Это даже не было ложью – ведь действительно ничего страшного не произошло, а чужая равнодушная глупость, душевная лень на грани жестокости – неприятность всего лишь, иногда – большая неприятность, которая, тем не менее, вполне вписывается в рамки понятия «нормально».
То, что он не станет продолжателем рода, Рэймонд Эдвард Скиннер с порядковым номером 8 переживал тяжело. Он не представлял себе счастья иначе, как в семье, где есть дети. Движения чайлдфри он решительно не принимал, не понимал и втихомолку считал его приверженцев инфантильными безответственными эгоистами, под прикрытием высоких слов о свободе и личном выборе способными думать только и исключительно о себе. Видя подобные закидоны в сторону дурной моды у младшего братца, бывший штурман искренне печалился и сетовал на неразумность Эда. У Рэя-то выбора не было, при диагнозе «азооспермия» он и так был бездетным, и оттого сам (без чьего-либо влияния или несуществующего осуждения – все же в родне всё понимали!), тем не менее, с горечью признавал себя пустоцветом – красивым, быть может, ярким, однако бесполезным побегом фамильного древа. Оставаться же таким добровольно? – это казалось дикостью или безумием.       
К бесплодию привёл дурацкий случай – вскоре после ранения и плена Восьмой подхватил в госпитале (!) банальнейшую свинку от соседа по палате. В тот момент и ему, и врачам было, конечно, не до проблем с деторождением, поскольку выживание-то было под вопроосом. А вот потом… Когда стало окончательно ясно, что детей в его собственной маленькой семье, скорей всего, не будет никогда, Жанна сказала роковую фразу: «Тогда моим ребенком будешь ты». Вроде бы хорошо, живи и больше не заботься о своей неполноценности, полно же вполне счастливых вроде бы бездетных семей, да и вообще множество мужчин пришли бы в восторг, растрогались, восславили этот благородный порыв любящй жены. Конечно, материнский инстинкт присущ любой настоящей женщине, а всякий настоящий мужчина остается мальчишкой до седин, но... Теория и практика – несколько разные вещи. Восьмой тоже было растрогался и восславил, ведь это было искренне сказано Жанной ещё во времена жаркого пыла любви и выглядело проявлением самоотдачи и преданности. Однако... Восторг растаял постепенно, по мере того, как приходило понимание, что именно видит за этими словами бывшая мисс Дюран, а теперь миссис Скиннер. Быть вечным бестолковым малышом на помочах Восьмому совсем как-то не улыбалось.
Сняв свободную руку с балконного поручня, Рэй прикрыл глаза, ещё улыбаясь и обнимая своего физиотерапевта. Джой был абсолютно прав: всё и верно было решаемо – при желании. Сколько раз Рэймонд предлагал жене сделать ЭКО! Донором спермы, в конце концов, вполне мог стать Эдмонд… и был бы у Восьмого свой собственный сынишка, ибо братья отличались большим сходством – и внешним, и внутренним. Да чего уж там, Рэй был не беден, и вполне мог позволить себе и жене, не желающей вынашивать дитя, суррогатную мать нанять – и через девять месяцев какая-нибудь бедная индуска из-под Калькутты получила бы средства на собственный дом с мебелью, а шотландская чета на Сицилии – законного и родного по крови наследника. Все довольны, все танцуют, агукают и счастливы? Дулю c маком! – тут встало дыбом воспитание католички-Жанны. Об усыновлении же или удочерении она и слышать не желала – ведь её взрослым уже ребёнком должен бы стать муж.
Вспоминая все эти перипетии, бывший штурман качнул головой, убирая телефон в брючный карман. Ребятишки под балконом совсем расшумелись, в смех и весёлые крики, кажется, вплелись другие ноты – сердитые и обеспокоенные. Рэй поднял голову, но, вопреки расхожему выражению, сверху было видно далеко не всё – Восьмой вот углядел только мелькнувшую в зелени ярким синим пятном рубашку Агнара и его светлую шляпу.
− Опа, явился наш рыбак! – в тоне компаньона-человека слышалась радостная насмешка. − Пора ставить сковородку на плиту – улов жарить. Или прямо так, сырым, съедим? – доктору Ли была адресована лукавая ухмылка.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (15-07-2012 16:26:49)

+4

7

Скрываться от своего человека, тем более в собственном же доме смысла было ровно ноль, посему лирианец позволил и ощутить себя, и услышать. Выныривать неизвестно откуда за спиной - удел ассасинов, а не благородных бессмертных созвездия Лир. Хотя в молодости, в то время, как получил украшавшие синюю кожу шрамы, Хоноо-рю и грязными приемчиками не брезговал. Это теперь он весь такой белый, пушистый... любящий и любимый.
Всё нормально.
Каждый вопрос имеет по крайней мере три ответа, а каждая проблема - хотя бы три решения, полезные в разной мере, но достойные признания и применения, поэтому абстрактное "всё нормально" подтверждало, что Скиннер под номером восемь, если и не осознал, то, во всяком случае, принял точку зрения пришельца.
О затруднениях в сфере репродукции, столь сильно беспокоящих Рэя, Джой знал, принимал их, но не понимал такого яростного самобичевания. Буквально маньякальная идея о потомстве объясняется коротким сроком жизненного цикла, отведенным для homo sapiens, воздействием животного инстинкта. Философию достижения бессмертия отцов в детях Френсис отметал по причине статистических данных, где оная точка зрения сильно уступала материнскому пособию, льготам на жилье и жаждой сохранить рушащийся брак. Увы, несмотря на то, что упомянутый шотландец животным был вполне интеллектуальным, его не обошла жажда оставить свои гены жить дальше в новой комбинации.
Осведомленный также о странной тяге к детям местных аборигенов Агнара, причем не гастрономического уклона тяге, а вполне себе родительском порыве, просыпающимся при появлении на горизонте  маленьких человечков, Библиотекарь уже продумал некоторые стратегические ходы, припрятав пару-тройку козырей в рукава.
Погладив кончиками пальцев обнимающую руку, доктор Ли склонился и шутливо чмокнул сурового захандрившего горца в маковку. Мелкие ласковые глупости всегда действуют безотказно.
− Хорошо. Всё. Будет.
Используя неправильный порядок слов, бывший Связной сообщал штурману, что проблема решаема не в абстрактном "где-то когда-то потом", а уже разобрана на детальки, разложена по полочкам, пронумерована и внесена в каталог с подготовленным списком решений на любой вкус и политическую ориентацию.
Появление ГОРНа лирианец почувствовал еще до мелькнувших частей маскировочного "свой-в-доску" костюма ящера. Юный Шульц явно доволен собой, но и обеспокоен слегка. Кто бы мог подумать, что хладнокровный рептойд потащит домой малявку не для перекусить, а подлатать.
"Хорошо, что этого не видит Вигвар. Вовремя мы из Приюта переехали, а то остался бы от ящерика один хвост после беседы поколений".
Опа, явился наш рыбак! Пора ставить сковородку на плиту – улов жарить. Или прямо так, сырым, съедим?
Одно из любимейших занятий мужской части населения этой планеты - прекрасный способ обучить порывистого юнца терпению и концентрации. Медитация на поплавок порой не менее эффективна, чем обычная. Во всяком случае, для практиков, еще и полезна добыванием, в процессе, пищи. Приятное с полезным - гарантия профита.
− Это уже как кто захочет, - хмыкнул Джой, со вздохом констатируя, что хозяйственная деятельность у плиты приготовлением пирога не ограничится.

+5

8

Дяденька в красивой синей рубашке появился так неожиданно, словно волшебник из яркой сказки с картинками. Но у волшебников не было таких красивых рубашечек, разве что шляпа похожая. Хотя бывают же и у волшебных дяденек выходные, не все же чудеса разные творить. На немножечко отвлекшись от рассматривания разбитых ножек, Сонечка окинула незнакомого дядю жалобным взглядом и быстренько уставилась вниз на землю с пожухлой, а кое-где и зеленой травкой. Дяденька, так похожий на волшебника, действительно совсем незнакомым был, но зато таким добрым и хорошим. Сонечка отчетливо чувствовала, что помочь хочет, да и злого нет тут ничего. Только вот все злое, вместе с плохим, бывает внезапно появляется, это тоже знать надо. Но ведь дяденька вдруг самый настоящий волшебник? Теплая рука коснулась губ, потом дяденька подул на ранки, и стало как-то правда не так уже больно, не так жалко красивое платьице. А когда Сонечку подхватили на руки, то девочка и вовсе обняла незнакомого дядю за шею одной ручонкой и доверчиво прижавшись, затихла. Дяденька действительно оказался волшебником, иначе и быть не может. Самый настоящий добрый волшебник нес куда-то дальше по зеленой аллейке парка, и больше совсем страшно не было. Только чуток щипали коленки, пару слезинок все-таки скатились по пухлым щечкам, и все. Плакать ни-ни. Плакать больше совсем не хотелось. Тихонько вздохнув, Сонечка внимательно наблюдала за дорогой. До тех пор пока с аллеи не свернули к домику, и там уже стало чуток страшненько. Голоса других дядей немного напугали. Но, может, они тоже добрые, хорошие, только пока непонятно. Крепенько обняв и второй ручонкой шею, Сонечка уткнулась носом в красивую синюю рубашку с почти настоящими пальмами и крепко зажмурила глазенки. Когда не видно, то не страшно. Тогда будто бы и тебя нет, а значит, не страшно нисколечки.

+4

9

Агнар вовремя остановил свое утробное и раскатистое урчание, когда дите на его руках крепко обхватило его за шею. Да, факт, что контакт с теплокровным приятен, но было что-то еще. Энергетика человеческого детеныша было сродни ощущению тепла, но это тепло грело глубже, превращая внеземную машину для убийств чуть ли не в ручную зверушку. ГОРН этим, естественно, не увлекался, ибо не понимал природы того, что с ним происходит. Да и имидж держать надо.
Я большой и страшный серый волк, я в поросятах знаю толк…ууу! - Ящер озадаченно хмыкнул, лишь удивляясь такой открытости и доверчивости девчушки, хотя, возможно, в этом и был весь секрет…
− Опа, явился наш рыбак! Пора ставить сковородку на плиту – улов жарить. Или прямо так, сырым, съедим?
ГОРН рывком головы вверх постарался откинуть шляпу хоть немного на затылок, чтобы иметь возможность посмотреть на человека, но от этого она лишь скособенилась. Он состроил невинный взгляд и убедившись, что эффект получен, вошел в дом. Ну да… есть грешок. Ну да… все сырые продукты белкового происхождения исчезают еще до того, как будут готовы. Ну а что такого? Благо, Реймонд если и видит подобное, то не тогда, когда ящер в своей первозданной шкуре. Да, благо, что он не видел многих привычек ГОРНа. Скелеты в шкафу могут напугать совсем не по-детски.
Древний со всей своей амуницией продефилировал прямо до кухни, хотя обычно все, кроме ведра, оставлял в гараже. Но разве есть ходить время до гаража? Нет, поэтому разгрузился он на месте, оставляя на руках кроху. Взглядом окинул комнату, вдруг ставшей пунктом медицинской помощи и решил посадить ребенка на столешницу кухонного шкафчика, чтобы было удобнее обрабатывать ранки.
- Я буду дядей Агнаром, – он нацепил на головку ребетенку свою широкополую соломенную шляпу и нырнул в холодильник, чтобы достать все необходимое для оказания первой и очень неотложной. Да-да, сейчас будут обещания, что это совсем не больно. – А  тебя как зовут, золотце? – ГОРН смочил кухонное полотенце в теплой воде, чтобы убрать грязь и дорожки, оставленные кровью на ручках и ножках. Главное, не касаться краев боевого ранения. – Сейчас немножко будет щипать… - Перекиси он не жалел, чтобы основательно промыть ссадины. Повреждения поверхностные, но от этого наиболее болезненные. – Воооот… До свадьбы заживет. Уж поверь авторитетному мнению.

+3

10

В общем-то, будучи любителем и ценителем всего японского, Скиннер сырую рыбу не жаловал. Это, пожалуй, очень долго было единственным, что он и не любил в японской культуре – кулинарную её часть, особливо «естественную еду без обработки». Однако… если уж живя с волками, приходится выть по-волчьи, то чего говорить о том, кто делил жилплощадь с рептоидом и якобы китайцем? Ведь с кем поведёшься, от того и наберёшься. (Илм с тем - по ситуации). Так что постепенно, сам того не желая, Восьмой-таки начинал въезжать в прелести дальневосточной традиции питания и сыроядения – суши доктора Ли уже не заставляли его зеленеть за столом. Уминал их шотландец за милую душу, короче говоря, бывалоча, и с добавкой. Выходит, что шутка про сковородку, которую можно и не разогревать, и стала просто шуткой, и жаль, что Агнара она, кажется, смутила. Во всяком случае, Рэймонду так показалось, когда он увидел юное лицо фармацевта, который откинул свою широкую шляпу на спину, чтоб не мешала – движением головы, ибо руки у рыбака были заняты – и совсем даже не рыбой. А рыбкой… той, кого можно было бы так назвать – маленькой, щекастенькой, прехорошенькой, хоть и заплаканной немножко девочкой лет четырёх с разбитыми в кровь коленками. Которую воркующий, и назвавшийся дядей Агнар удобно усадил на кухонный стол, и в утешение и отвлечение нахлобучил на детскую русенькую головёнку свой огромный соломенный брыль, немедленно съехавший и почти целиком скрывший милое круглое личико.
− Ой, батюшки, − немедленно растаял Рэй. − Это кто это к нам в гости пришел, такой красивый? − голос у него немедленно воспроизвёл ласковую интонацию юного Шульца. − А я тогда буду дядей Рэем, ладно? − спросил он серьёзно и от души улыбнулся ребёнку.
Перевязке он не мешал, даже с места не двигался, и Кано, поймав физиотерапевта за карман, придержал, чуть заметно качнув головой – пусть Агнар сам, ведь и девочке не так страшно будет в чужом доме, и эти медицинские хлопоты юноше явно нравились. Прямо на диво ловко он орудовал и перекисью, и полотенцем… и языком. Даже авторитетное мнение приплёл, (своё) и свадьбу. Тут уж Восьмой не выдержал и смешливо прищурил левый глаз, прикидывая с интересом – а свадьбу-то чью парень в виду имел?

Отредактировано Рэймонд Скиннер (27-08-2012 20:28:57)

+3

11

ГОРН обладал двумя непревзойденными талантами – строить из себя ангелочка и скоростным поеданием всего, что попадется под руку белковосодержащего.  Впрочем, у всех свои недостатки, хотя бы на Рэя ящерик не смотрел, как на полуфабрикат. Да и вот, оказуется, детей любит. Прямо домашнее животное мечты для младшего школьного возраста.
Хлопочущий аки заботливая мамаша, куратор научной части представлялся милым донельзя. И безопасным, что являлось фактом крайне спорным. Особенно для потенциального обеда рептоида.
Кстати об обеде, заявление о приспособляемости homo sapiens оказалось небезосновательным, ведь не терпящий японской натуральной кухни Скиннер вскоре перестал артачиться и изображать за столом кактус, употребляя и суши, и маринованных осьминогов, и любую другую кулинарную фантазию, вернее, заскок своего физиотерапевта. Таковые сдвиги по фазе случались нечасто, зато когда происходили – на кухню лучше было без дела не соваться – обязательно к работе приставят: чистить, резать, мешать…
С легкой улыбкой переводя взгляд с одного «дяди» на другого, лирианец привалился к косяку плечом, наблюдая перформанс а ля «мы тут плюшками балуемся». Помогать, простите, мешать, Библиотекарь ГОРНу не собирался, тут и одного, даже горе-медика, более чем достаточно. Так что лишь тихо накрыл пальцами уцепившиеся за карман пальцы человека.

+4


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Все счастливые семьи счастливы одинаково