Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Возрождения » Кабинет хирурга (доктор Майкл Морган) и смотровая


Кабинет хирурга (доктор Майкл Морган) и смотровая

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Показать |Закрыть

Кабинет
http://savepic.org/2353355.jpg

Смотровая
http://savepic.ru/3183020.jpg

0

2

Ресепшен

Летя через недлинную парковую аллею, без плаща, но в белом халате, который всё так же гордо реял по ветру, отчасти созданному именно скоростью передвижения, директор являл собой наглядный пример счастья того рода, о котором сказал как-то турецкий писатель Назым Хикмет: когда из дома мужчине хочется бежать на работу, а с работы он очень торопится домой. Да, а ещё не менее живой пример того, на какие обыденно-спортивные рекорды способен находящийся в неплохой физической форме зрелый мужчина, если он сам следит за собой и за ним нормально следят домашние, пусть даже это мать и сын за неимением жены. Каковое неимение, впрочем, ничего не решало, вон как Макс несся, только поспевай за ним.
Ему хотелось вернуться домой с победой: карантин был снят несколько часов назад, угроза эпидемии миновала, и даже зараженных не оказалось – и сам директор по результатам экспресс-анализов оказался совершенно здоров, (ну не считая трещины в ребре и лёгкого насморка – последствий от недавней попытки укротить ГОРНа, охваченного эротическими, мягко говоря, порывами), и мисс Фокс, и Уотсон ничего не подцепили, и даже валькирическая Дюна Нют.
Но последней об отменном состоянии её драгоценного здоровья лучше пока не говорить, − приближаясь к Дому Возрождения, решил директор, человек весьма здравомыслящий. − Пусть ещё в карантине посидит, так всем спокойнее будет.
Ну не верилось Максимилиану, что столь эксцентричная особа может быть нормальной телохранительницей, тем более для ребенка-непоседы, каким был Хеймо. Да и в серьезную угрозу сейчас, по зрелому размышлению, не верилось. Вообще все речи орионки здорово попахивали бредом. Если бы не ниндзя в углу и предъявленный файл с документами, Максимилиан и не сомневался бы, что фроляйн Нют – пациентка, обманувшая даже Элеттру, уж больно от речей валькирии несло шизофреническим бредом.           
На крыльце Штейнвалььд оглянулся – не отстал ли спутник. С удовольствием увидев, что совсем и не отстал, директор кивнул ему и придержал дверь, пропуская «брата» вперёд:
− Сюда, пожалуйста, мы почти на месте.
И снова полетел по коридорам уже клиники эдаким паладином здоровья, психического и физического. Притормозил он только у самого кабинета хирурга, чтобы вежливо постучать:                           
− Доктор Морган, Вы позволите?

0

3

Доктор Морган сидел за столом, задумчиво поглаживал указательным пальцем нижнюю губу и так же задумчиво глядел на рябиновый куст в кадке в углу. Деревце уже дало плоды, и они неспешно наливались огненно-оранжевым цветом. На подставке-"печеньке" с замысловатым абстрактным рисунком стояла кружка с остывающим зеленым чаем с апельсином. Тонкий цитрусовый аромат витал в воздухе, перебивая запах медикаментов, доносящийся из смотровой. На столе внушительной стопкой разместились пухлые медкарты пациентов, находящихся под наблюдением хирурга, перед Майклом же лежала тонкая папка пациента Хейберга. Три страницы плотно исписаны убористым почерком, вложены несколько рентгеновских снимков и листки с результатами анализов и обследований. После операции орионец этого пациента еще не видел, но врач, под наблюдением которого находился пациент, занемог и слег с ОРВИ, и мужчину перевели под наблюдение Моргана. Второй день орионец сидел над снимками и анализами, и его жгла масса вопросов, которые можно было объединить в один простой "Как?". Неимоверное количество разнообразных повреждений от переломов костей до глубоких порезов и микроразрывов мышечной ткани, сотрясение мозга и серьезная кровопотеря были с трудом совместимы с тем фактом, что пациент не только умудрился выжить, но и скорость восстановления организма по всем параметрам превышает нормальную в несколько раз.
Либо его лечил представитель расы, которая намного более развита, чем земная и орионская, либо пациент сам не человек... Морган не верил в карму и волю к жизни, и пребывал в шоке. К тонкому планшету, который разместился у врача на коленях, был подколот чистый лист бумаги, и на нем ксенобиолог неосознанно выводил ручкой большой знак вопроса.
Как так может быть?
- А вот не знаю, как, - сам ответил на свой вопрос хирург, отложил планшет в сторону и взялся за кружку. Посмотрел на часы - один из пациентов опоздал к назначенному времени приема, и Майкл с неудовольствием подумал, что не все понимают, насколько важна заинтересованность самого пациента не только в конечном результате лечения, но и в промежуточных его результатах. Чай в кружке не успел остыть настолько, чтобы превратиться в зеленую водичку горьковатого вкуса, но уже не парил. Морган сделал глоток, потом еще один, прикрыл глаза и потер веки. Подумал, что с удовольствием поспал бы час-другой. В зеркало на себя невозможно было смотреть - по ночам в последнее время спалось плохо, и бледный, с тенями под глазами от недосыпа, Майкл держался только на кофе, таких вот апельсиновых чаях и честном слове. Ни с того ни с сего начинала болеть спина, обычно в области поясницы. Сперва Морган думал, что где-то сквозняком протянуло, но потом начал подозревать психосоматику. И это было скверно.
Из задумчивой прострации хирурга выдернул стук в дверь. Прежде чем ответить (в раздавшемся из-за двери голосе орионец узнал приютского директора), мужчина полминуты молчал, после чего зачем-то утвердительно кивнул.
- Да, войдите.
Бледный призрак недоумения "зачем он спрашивает разрешения войти?" возник было на задворках сознания, но растаял, стоило лишь сделать очередной глоток теплого чая.

Отредактировано Майкл Морган (21-11-2012 12:25:47)

+1

4

>> ресепшен

Шантар только и успевал сворачивать в коридоры за любезным провожатым. Полы развевающегося халата служили ему живым напоминанием о парусе, и белый бриг прокладывал свой курс со стремительностью выпущенного из пращи камня. В какой-то момент Антива еле удержался, чтобы не начать намурлыкивать под нос один из любимых мотивчиков. "Я пущенная стрела, и нет зла в моем сердце, но кто-то должен будет упасть всё равно".* Доктор куда-то явно торопился, и визит свой намеревался проскочить как дрезина станцию метро. Быстро, четко. Что ж, и Антива не планировал отнимать у брата много времени. Тем более, рабочего. Только скакал по дорожкам аллеи вслед за Максом и сосредоточенно придумывал приветственное и лаконичное "шалом".
Только бы о родителях не спросил, совсем нехорошая тема. А то Майкл может, он только на вид суров, а у самого сердце мягкое, нежное. Не удивлюсь, если уже и диполь себе подыскал. Земляне они ведь такие, с ними только сойдись...
На счастье Шантара доктор в развевающемся халате-плаще довольно быстро пересек аллею и замедлился у крыльца корпуса внушительных размеров. Антива благодарно улыбнулся, ибо пред ним распахнули дверь и пригласили следовать далее. Снова коридоры, повороты то налево, то направо, и над этим лабиринтом незримым и неощутимым простыми смертными дамокловым мечом висела тяжелая, густая и душная боль. Здесь жили те, чье тело нуждалось в ловких руках профессионалов-физиков. Мучительно душно, пришлось наглухо "закрыться", чтобы после вновь обрести способность сосредоточиться на главном. На своем стремительном проводнике, который мчался впереди.
И вот искомая дверь. Скромная табличка, ничем не выделяющаяся из таких же на дверях других кабинетов. И во всех этих кабинетах прячутся специалисты своего дела, кто человек, кто инопланетное существо, но все здесь работающие объединены одной клятвой и общую преследуют цель. Антива не был лириком, но подумал, что стремление излечивать физические и психические недуги стоит хотя бы уважения.
Однако, не все врачи лечат, и не стоит забывать печально известные лаборатории Аненербе и опыты не менее печально известного доктора Рашера. История земных спецслужб порою потрясала бесчеловечностью отношения к людям и негуманностью методов проводимых исследований. Это было сравнимо разве что со слухами о работе военных организаций Древних, но у Древних и мотивы свои. Видел однажды Шантар на разрушенной древней базе на богом забытом спутнике окраинной планетки родной системы чаны с останками...
Доктор постучал. Легко так, вежливо. Антива подавил улыбку.
- Спасибо вам. Не знаю, сколько бы я проплутал по этим лабиринтам в одиночку. Надеюсь, найти путь обратно получится так же легко.
Иначе я буду жалеть, что не воспользовался методом нити Ариадны.
За дверью раздался знакомый голос.
Эва, какой уставший. Совсем загоняли тебя, савраска.

_________

*Пикник - Я пущенная стрела.

Отредактировано Шантар Антива (24-11-2012 00:51:26)

+1

5

Стук пальцевых костяшек о дверное полотно, уснащённое типовой табличкой с именем и фамилией, вроде бы, получился довольно отчетливым, но из кабинета какое-то время, показавшееся долгим, не доносилось не то что внятного, а вообще никакого отклика. Штейнвальд покусал нижнюю губу, обернулся на моргановского родственника, молча кивнул с улыбкой на его благодарность, и поднял брови. Движение лицевых мускулов достаточно отчётливо выразило удивление – дескать, не представляю, чем он там занят, может, больного осматривает, может, просто не услышал. Как раз когда директорские брови приняли исходное положение, из-за двери донеслось долгожданное «Да, войдите». Медлить Макс не стал, сразу нажал на дверную ручку и влетел в кабинет, не забыв, однако, сперва дверь придержать, впуская внутрь спутника, а потом аккуратно её прикрыть со словами, произнесенными тоном почти Санта Клауса, вручающего рождественский сюрприз:
− Здравствуйте, Майкл, я Вам тут привёл кое-кого по пути. Думаю, у вас найдется, о чем поговорить, как только я перестану Вас отвлекать.
Сделав несколько стремительных шагов – ах этот развевающийся халат! – директор подобрал его полы, без стеснения садясь в свободное кресло возле стола хирурга, принимая самую вольную и непринуждённую позу и закидывая ногу на ногу. Тёмные глаза Штейнвальда, правда, смотрели серьёзно и пристально.         
− Собственно, я к Вам сугубо по делу и с делом, коллега, − в доказательство Максимилиан шлёпнул на стол перед хирургом принесённую папку, и беглой дробью пробежался по ней пальцами, в аккурат по фамилии на обложке. − Предположительно, это Ваш новый пациент. Случай сложный, не скрою, но очень перспективный… − многозначительная пауза и новый проницательный взгляд, − …для Приюта вообще и клиники в частности. Огнестрельное ранение, оскольчатый перелом позвонков, ТБСМ во всей красе, ознакомьтесь как следует. Но сеньор Трилья достоин лучшей участи, чем та, что обещана ему Вашими коллегами… не так ли, доктор Морган?
Вкрадчиво-серьёзный вопрос сопровождался испытующим взглядом – здесь тот, при ком я не могу сказать больше и яснее, но мы ведь и без того поняли друг друга, верно?

0

6

Да, Майкл не ошибся, и когда дверь открылась, то в кабинет вошел никто иной, как Макс Штейнвальд. Однако, вместе с тем орионца ждал сюрприз, потому как пришел директор не один.
- Шантар? - вырвалось у изумленного хирурга, - ты что здесь делаешь?
Да, он ничуть не изменился со времени последней встречи. Всё такой же худощавый, вечномолодой брат, с вечной усмешкой в ледяных глазах, будто глумится над миром. Тот же напряженный разворот худых плеч, резковатые движения и давящий взгляд. Майкл поднялся, вышел из-за стола и раскрыл объятия навстречу неожиданному родственнику.
- Прости, не ожидал тебя тут увидеть, - волосы брата пахнут снегом. Странное ощущение возникло у Моргана, когда он выпустил Шантара из объятий и предложил сесть ему и господину Штейнвальду, который стал невольным свидетелем семейной сцены. - Вы присаживайтесь, не стесняйтесь. Мистер Штейнвальд, это мой двоюродный брат Шантар Антива. Шантар, это доктор Максимилиан  Штейнвальд, директор Приюта Странника.
Кажется, в официальных бумагах упоминания о брате не было. Там вообще не было упоминания о каких-либо родственниках. Подумалось было, что брат-де мог и предупредить, что прибудет с визитом.
- Чаю хотите? Или кофе, - осведомился хирург, когда перестал отвлекаться на мысленный монолог с самим собой. Директор был редким гостем, а в стенах кабинета Майкла и вообще бывал раз в сто лет, поэтому стоит проявить хозяйскую заботу и предложить гостям дары ящика-самобранки. Шантар молчаливо дразнил орионца массой вопросов, от которых чесался язык и периодически терялись все мысли кроме непосредственно направленных на родственничка. Но Макс правильно заметил - всё будет, только потом. Хирург снова сел за свой стол и легко и непринужденно завалил бумагами папку с делом несчастного пациента с норвежской фамилией.
- Я слушаю, - он сделал вид, что все эти папки вовсе не его, и не имеют к нему никакого отношения. Директор принес еще одну, пухлую, и поглаживал пальцами её край. - Ах..
Это тихое "ах" было выдано в ответ на "предположительно". Морган слушал, не перебивая, лишь поглядывал на безмолвного брата, и его сознание разрывалось между радостью встречи и усталостью, которой можно было бы ответить на предложение Штейнвальда. Однако, он сохранил спокойствие. Сделал глоток чая и, как Макс закончил, протянул руку.
- Дайте-ка посмотрю, - папка была богата содержанием, и Майкл лишь бегло пролистал её. - Перспективный? Чем?
Случай немного проще, чем у Скиннера, но тем не менее требует долгого и кропотливого лечения. Орионец вскинул на директора испытующий взгляд. Эту недомолвку он понял прекрасно, однако, и у него имелся кое-какой секрет, который хирург не мог озвучить в присутствии землянина. Шантар всё равно всё узнает, коли ему будет на то необходимость, а раз он сидит себе тихо и меланхолично разглядывает то интерьер, то носки своих ботинок, значит, разговор его не интересует.
- Я изучу материал, - сказал Майкл. Каждый достоин той участи, на которую он у жизни заработал, подумалось ему. Карма, не карма, феншуй не феншуй, боги не боги, а иной раз хороших людей корежит вместо дна социума. - Да, конечно, вы совершенно правы. Вы сказали ему, кто будет его лечащим врачом, или пациент пока ничего не подозревает?

+1

7

Судя по удивлению на красивом лице хирурга, и изумленному возгласу, нечаянно сорвавшемуся с его губ, увидеть родственника Морган ожидал менее всего. Причем было ли сие удивление приятным или совсем наоборот, директор не разобрал, да впрочем, и не стемился к наведению ясности в этом многотрудном вопросе ни на йоту: во-первых, последнее дело – соваться в семейные дела, отношения и, не приведи Господь, разборки, а во-вторых, некогда было совершенно заниматься тут семейной психотерапией, потому Макс, что называется, скрипя сердцем, еле дождался окончания процедуры взаимого представления хоть и пришедших вместе, но покуда не познакомившихся сторон. У директора явно свербило в одном из скрытых холатом мест, а если совсем точно – в том, на котором сидят. Он бы, кабы не дело, давно сорвался с кресла и убежал домой, но… первым делом – самолёты, то есть разбор предстоящих полётов, а девушки, даже если им семь десятков лет и они не то что годятся в матери, а матерями рóдными и являются, собственно, потом. Так что нетерпение выразилось лишь в том, что Штейнвальд довольно небрежно отмахнулся от любезного предложения хирурга:
− Спасибо, чаю-кофе я уж дома…
Максимилиан с удовлетворением отметил, что дисциплинированный сотрудик все прочие дела (в прямом и переносном смысле) отодвинул на потом, и хоть папочку с историй болезни дона пролистал бегло, но чёрт его знает, по каким признакам, директор всё же определил – Майкл заинтересовался. А даже если нет, хотя бы из служебного долга отнесется к начальственной просьбе со всем возможным вниманием, а в предстоящем выполнении «задания партии и правительства», как говаривал один из русских пациентов, проявит служебное рвение максимально. Ну и талант, что, собственно и требовалось. Ах да… ещё требовалось ответить на щекотливый вопрос о критериях перспективности сеньора Трильи, как vip-пацинента, да ещё при свидетеле. Штейнвальд сопроводил полуминутную задумчивость дробью пальцев по столешнице, подбирая слова.
Чего сказать-то? Не повторишь же вслед за Главным Куратором, что излечиваемый наркобарон «будет отстёгивать приятные суммы» и сырьё для не имеющих фармакологической лицензии препаратов? На благотворительность, как говорится… А что, вообще-то, почему нет? – дробь загорелых пальцев прекратилась, закончив аккорд, Макс покосился на моргановского родственничка, что скромно так сидел на стуле, прям как неродной, – Если найти обтекаемые, более нейтральные выражения, то...
− Сеньор Трилья – человек весьма влиятельный, − наконец взглянув в лицо хирурга, заявил Штейнвальд весьма непринуждённо, − и небедный, так что его восстановленное здоровье принесёт нам славу… и деньги.
Стесняться, в общем-то, нечего. Никто больше, кроме хирургов неземной выучки, нигде, кроме как в Приюте, не поможет дону встать на ноги – это в полной мере, что называется, медицинский факт, а чудеса … что ж, чудеса тоже имеют стоимость, раз мы живём в реальном мире.
Новый взгляд на приведённого в кабинет тощего орионца убедил Макса в том, что и этим родственным душам не терпится обменяться новостями и припасть друг к другу. Сие стремление вполне вторило целям самого директора, и он легко поднялся, улыбнувшись Моргану:
− Так мы договорились, Майкл? Вот и превосходно, теперь я могу сказать Рамону о том, кому он будет обязан своим выздоровлением, пока не хотел обнадёживать, но раз Вы согласны... − Максимилиан слегка поклонился обоим гениям по очереди, − Не стану больше вам мешать господа, побегу домой. Удачного вечера.
И налегке – ведь папку он оставил хирургу, Штенвальд вылетел из кабинета, прощально взмахнув вметнувшимися полами незастёгнутого накрахмаленного халата. Даже открываемая дверь в коридоры Дома Возрождения задержала его не более секунды.

+2

8

Шантар предвкушал подобную реакцию брата, поэтому изумление Моргана вызвало лишь снисходительную улыбку. Как и любой человек, попадающий в незнакомую ему обстановку, орионец принялся оглядываться, осматривая кабинет. Довольно весело, если учитывать специфику профессии Майкла. Одной из.
О, да ты же у нас на все руки мастер, да еще и с воображением, как же я запамятовать мог.
На объятия ответил скованностью, как и всегда, когда его обнимали. Не любил это дело. Однако, пришлось сыграть для убедительности, чтобы незнакомец-проводник не насторожился, ведь ничто так не успокаивает, как радующиеся встрече родственники.
- Я соскучился, Майкл, - промурлыкал контрразведчик на ухо хирургу, пока прижимался к нему, такому большому и теплому. - Прощу, но будешь должен.
Он мягко вывернулся из объятий и оправил складки плаща. Вытерпел момент официоза, который в принципе был не особо нужен, потому как всё, что Шантар хотел, он мог бы узнать и молча.
- Рад знакомству, мистер Штейнвальд, - Антива улыбнулся.
Вот видите, и нет оснований для подозрительности. А подробности узнаете после, возможно от Майкла, старшие братья всегда несут большую ответственность за братьев помладше, даже когда эта ответственность младшим даром не нужна.-  Снял плащ, аккуратно сложил его, уселся на любезно предложенный хирургом стул, закинул ногу на ногу и напустил на себя скромный вид. У директора к брату дело, вон и папка в руке перекочевала на стол. - Что вы, не тревожу. Тем более, что вы спешите. Какой замечательный интерьер, больше всего нравится растение в углу и этот странный цвет стен...
Мужчины разговаривали, причем Штейнвальд время от времени косился на гения и  так умилительно пытался избежать прямых намеков на информацию, которую не следовало слышать непосвященным, что в конце концов Антиве надоели его игры и он нагло и довольно бесцеремонно "влез" в его мыслесферу. Макс вряд ли мог бы это почувствовать, если сам не психокинетик, зато почти все мысли, которые в данный момент одолевали мужчину, были как на ладони.
Мама ждет... Сильная потребность сорваться и бегом устремиться домой к пирожкам и домашнему очагу. М, похвально, забота обо всех сразу и ни о ком конкретно. Наркобарон, который может отвалить солидные деньги на нужды клиники... Чужими руками жар загребаете, Максимилиан. Полезный навык, без него громкое имя психиатрической лечебнице конечно не обеспечить. - Ничего не выражающий взгляд серозеленых глаз блуждал по стене напротив, потом переместился на носки ботинок, на которых уже успела осесть местная пыль. Остальное орионцу было неинтересно, и он прервал ментальную связь. Смахнул пылинку с брюк и снова доброжелательно улыбнулся, когда директор, изложив суть вопроса, прошел мимо и покинул кабинет. - Конечно же, ты знаешь, кто у тебя в штате. Полезное знакомство.
- И вам, мистер Штейнвальд, - сказал Шантар в закрывающуюся дверь. А после взглянул на брата. Напускная ломкая неловкость от неудачности причины поиска загруженного под завязку врача рассыпалась в прах.
- Я бы не отказался от чая, - теперь же он переместился в кресло, которое минутой ранее занимал директор. Удобное, земляне знают толк в хорошей мебели. - Неважно выглядишь, братец. Работаешь как пчелка. Как обычно, за себя и за того парня? Не возражаешь? - легкое движение пальцев, и замок двери щелкнул. - Не люблю, когда прерывают.

Отредактировано Шантар Антива (08-12-2012 16:46:14)

+1

9

- Хорошо, - согласился хирург. Многие пациенты приезжали в Приют Странника в надежде излечить и тело, а слухи в мире ходят разные. Что до Моргана, ему не было никакого дела до слухов. Никто из его пациентjв не знает о том, кто на самом деле их лечит. Так ли это важно, кудесник каких кровей дает тебе очередной шанс жить полноценной жизнью? - Только... Мне бы не хотелось, чтобы Вы давали сеньору Трилье стопроцентную уверенность в излечении. Я бы сперва сам его посмотрел.
Я ведь всё-таки не бог. Переоценка сил в таких случаях намного страшнее их недооценки.
Майкл водрузил папку на стопку таких же, после чего пожелал спешащему директору приятного вечера и долго смотрел на закрывшуюся за ним дверь. Потом переключился на брата. Шантара он любил, но с ним всегда было очень сложно. Он очень искусно поддерживал дистанцию и пресекал любые попытки подобраться поближе, словно боялся чего-то. Моргану всегда было интересно, что же именно побуждает Антиву жить так, как он живет, но к откровенным разговорам склонить брата никогда не удавалось. Вот и сейчас, когда да, действительно, отчего бы не обрадоваться, ведь прошло несколько лет со дня последней встречи, а Шантар ведет себя так, будто бы Майкл только вчера покинул его дом. Хирург устало вздохнул, поднялся и принялся готовить чай.
- Шантар, я черт знает сколько лет тебя не видел. Мог бы хотя бы вид сделать, что тебе от меня ничего не нужно и ты прилетел просто повидаться. Кстати, предупредить ты тоже мог, канал связи я не блокировал.
Шутить не хотелось. Хотелось пойти домой, принять горячую ванну и лечь спать. Когда электрочайник на тумбе в углу забулькал и запыхтел паром из носика, хирург обдал кипятком одну из фарфоровых чашек, затем насыпал туда чайного листа, заварил и оставил настаиваться. Махнул ладонью на кипу бумаг и стопки папок на рабочем столе.
- Как обычно, просто в этом сезоне пациентов по моей части чуть больше обычного. Почти все со странностями, я за четыре года работы в этой клинике впервые сталкиваюсь с таким количеством нетипичных случаев. Мистер Штейнвальд впервые за месяц нормального человечка принес. Понятно, конечно, что по земным меркам безнадежных отправляют к нам, но не столько же...
Подхватив свою чашку со стола, Майкл хотел было слить в раковину остатки остывшего чая, но услышал щелчок закрывающегося дверного замка и вздрогнул.
- Ты это зачем?
От плохого предчувствия засосало под ложечкой. За чем бы там братец ни явился, это не сулит ничего хорошего.

+1

10

Шантар откинулся в кресле, с наслаждением ощутил, как оно принимает форму тела, и расслабленно сидел молчалив и недвижим, пока брат расхаживал вокруг в негодовании и говорил, говорил...
- Шшш, - небрежным жестом наконец он попросил хирурга замолчать, - Я  действительно соскучился, если тебя это утешит, недоверчивый мой. И по тебе, и по твоим отчетам. Мои ребята жаждут новых данных о биологии этой планеты, Майкл. Я всё тебе расскажу, - взгляд лениво скользил по краешку стола, по острым краям папок, по кипе бумаг и аккуратным рядам канцелярских принадлежностей, пока в поле зрения не попал и сам хозяин кабинета, - Но позже и не здесь. Всему, - длинные пальцы рассеянно погладили дорогую кожу подлокотника, - свое время.
Он легко вскочил на ноги, ибо расслабиться, конечно, хотелось, но на месте в дневное время сиделось с трудом, и отошел к окну, скрестив руки на груди. Живописный пейзаж за стеклом мало напоминал привычные техногенные панорамы орионской метрополии и походили скорее на заповедник. С трудом верилось, что такое буйство зелени, хоть и увядающее в силу времени года, можно встретить на Земле повсеместно, и для людей это нормально.
- Здесь красиво, - сказал Антива, - я читал, что земляне еще не полностью разрушили биосферу планеты, но не думал, что процент её здоровья столь высок.
Он сознательно увел тему от настороженности брата в нейтральные дали. Чтобы быть первым, необходимо быть жестким и авторитарным, и только тогда под твоим руководством дело будет процветать и прогрессировать. Информационная гонка очень утомительное дело и без жесткости здесь далеко не уедешь. А возможно не только этим он внушал опаску. Как бы то ни было, сейчас гений хотел мира.
- Со странностями? - брата странности не пугают и опасности не страшат, и Шантару стало интересно, что же такое заставляет Майкла озвучить свое недоумение. Антива обернулся и заинтересованно посмотрел на колдующего над чаем врача. - Какого рода эти странности? Ты лечишь инопланетян?
Мы ничего не знаем о тех, кто над нами стоит, выполняя роль демиургов и дергая нас за ниточки подобно богам, в которых мы верим. Но мы кое-что знаем о тех, с кем мы не дружим и особенно хорошо изучили друзей, чтобы в случае, если война разбросает нас по разные стороны баррикад, знать о слабостях и уметь эти знания применить. А высшие являются нам подобно ангелам или демонам нашей веры и изменяют наши судьбы сообразно своей воле. Можно ли этому помешать? Стоит ли пробовать? Стоит ли мир на пороге необратимых изменений и кто в силах эти изменения контролировать? Аномалия, о которой знают слишком многие. Что она может? Я должен знать. Я должен достать того, кто мне в этом поможет. И ты, Майкл, мне поспособствуешь, хочешь ты этого или нет.
Он подошел к рабочему столу Моргана и потянул за корешок ту самую папку, которую ученый так старательно заваливал до этого бумагами.
- Не против, если я взгляну?

0

11

Он что змей, морочит голову обманчиво ласковыми словами. Что горная река, непредсказуем в своих действиях. Что пандемия, от которой нет спасения. Почему, почему тебя угораздило быть тем, кто ты есть?
Лампы мигнули, едва уловимо меняя атмосферу в кабинете. Майкл рассеянно слушал Шантара, боролся с искушением отпереть дверь и наказать брату смиренно дожидаться окончания рабочего дня, а уж после решать свои вопросы. Это там, на Теонне Антива был царем и богом вверенного ему отдела, а здесь он как все - посетитель, отнимающий время у врача клиники. Орионец добавил в чай ромашкового цвета - это успокоит гостя и даст наконец возможность доработать остаток дня. Чашка с ароматным напитком переместилась на стол. На замечание о красоте природы Майкл покачал головой и мрачно заметил:
- Это внешне здесь всё цветет и пахнет. Стадии те же, что и у нас до катастрофы. Высокий радиационный фон и активное воздействие на флору и фауну техногенными факторами, загрязнение океана и атмосферы и как результат - мутации на всех уровнях плюс поэтапное разрушение экосистем планеты, - он помедлил, потом голос стал тише, - однако, точка невозврата еще не достигнута и можно попытаться выправить положение.
Однако, это то, что уже реально видимо и зачастую необратимо, и положение, как в случаях с некоторыми диагнозами, можно поправить лишь до поддержания определенного состояния, не допускать рецидивов, но вылечить - увы, аминь. Что биологи могут сделать с исчезающими видами животных и растений? А с уже исчезнувшими? Невосстановимые прорехи, которые природа отчаянно пытается заполнить мутантами. Морган вздохнул. Землян было не жаль. А планету - очень даже.
- Со странностями, - а прыткий братец, смекает. Как бы не занесла смекалка на лезвие бритвы, - нет, не совсем. То есть не все. - хирург замялся, потом развел руками, - сам понимаешь, таких, как я, здесь много, не исключены не вполне удачные... опыты. Люди страдают, мы их лечим. В пределах своих возможностей.
Папочку, которую осторожно потянул из-под документов разведчик, Морган придавил ладонью. Решительно, даже резковатым жестом.
- Шантар, нет. Я не имею права распространять эту информацию. Если ты закрыл кабинет для того, чтобы почитать медкарты на моем столе, то прости, я тебя огорчу. И вообще, сейчас не лучшее время для пространных бесед, у меня идут часы приема.
В серозеленых глазах стыл гнев. Пока что тихий, и врач выдернул папку из пальцев брата. Параллельно с тем он вдруг удивился вспышке неуравновешенности - с чего это вдруг он так разнервничался? Да, случай неординарный, даже из ряда вон выходящий, но поддающийся научному анализу. Не проще ли было бы дать Антиве удовлетворить свое любопытство, не успокоится ведь теперь?
- Прости. Я устал. Давай после поговорим, мне действительно некогда. Я рад тебе, но времени... Кстати, ты парня своего не привез с собой?
Под парнем подразумевалась батарейка гения. Не то чтобы Майкла действительно волновало, где шатается подопечный Шантара, но не поинтересоваться он не мог, всё-таки любопытно. Чисто из семейной сопричастности, батарейки невольно становились частью семьи гениев, даже если их связывали лишь дружеские отношения.

+1

12

- Умный старший брат, - тихо протянул Шантар, инстинктивно отступая на два шага от хирурга, который внезапно оказался слишком близко. Он пропустил мимо ушей всю тираду насчет экологии планеты и бедных зверушек. Вполуха послушал про ошибки в экспериментах, даже кивнул согласно. Само собой, Майкл, само собой, таких, как ты, здесь много. Ароматный чай на столе манил и соблазнял, орионец вдруг понял, как ему хочется пить, и выпить именно чего-нибудь горячего. Будто замерз, с мороза пришел и в спину дышит студеный зимний воздух. Жесткий тон врача подействовал удручающе, но гений сохранил спокойствие, лишь наклонил голову и проследил взглядом этот поспешный жест. Листы взметнулись от слабого движения воздуха, в еще большем беспорядке улеглись обратно, обнажили титул папки. Агнар Хейберг, палата интенсивной терапии за номером таким-то, - умный... старший брат.
Вздох.
- А теперь послушай меня, - когда Антива поднял голову и вперил в негодующего Моргана потяжелевший острый взгляд, в голосе уже не было той лисьей мягкости и вкрадчивости, коей он убаюкивал бдительность директора. В нем слышался лед и металл, - мне нет дела до твоей благотворительности, Майкл. Зато меня очень беспокоит тот факт, что ты начинаешь забывать, зачем я тебя сюда отправил, - он отпустил уголок папки, протянул руку и взял чашку. Осторожно отхлебнул чаю и подавил желание с наслаждением зажмуриться от удовольствия чувствовать, как жидкое тепло растекается по организму. Снова окинул взглядом стопки папок на столе. - И ты смеешь мне заявлять, что не имеешь права распространять информацию?!
Заигрался в доктора, взорвалось в голове. Шантар вдруг резко вскинул руку и коротким толчком в грудь отправил брата сесть на стул, который стоял за спиной Моргана. Церемониться с ним разведчик не собирался, мировой настрой испарился.
- Либо ты бросаешь заниматься ерундой и приступаешь к выполнению своих обязанностей, либо катишься отсюда к чертовой матери, - Антива не повышал тон, но слова были тяжелыми, а голос звенел от сдерживаемого гнева, - на Ашанне вирусы изучать и на аграриях опыты ставить, - он помолчал, подбирая слова, и во время этой заминки неспешно обошел Моргана, мягко зарылся пальцами в его густые волосы, - Времени.. Нет его, этого времени, - пальцы резко сжались в кулак и Шантар рывком заставил Майкла поднять голову и прошипел, - ты работаешь на Орионскую Империю, Морган, и пока я здесь, забудь про землян!
Он фыркнул, пропустил шелковистые кудри меж пальцев и отошел от врача. Снова глотнул чая. Если сейчас не случится чудо, то халк будет крушить.
- Ты имеешь ввиду батарейку? -  господи, какого же черта он заводит разговор про столь пустячный момент?! - Нет, не привез. Он погиб, - тон голоса был ровный, и никакой заминки, словно орионец говорил не о человеке, от которого в отдельные моменты жизни зависит его существование, а о соседской кошке, - Работа опасная, ему не повезло.
Проще говоря, убит был. Тень сожаления всколыхнулась в душе, и Антива вцепился в кружку обеими руками, умолк и допил свой чай в удрученном молчании. Мужик был хороший, но нервный, нервы мотал с душой и претендовал на то, на что не положено. Может статься, что Шантар и расскажет брату эту историю. А может, и нет.
- Потому я отчаянно нуждаюсь в замене, - наконец выговорил гений. Так неловко было признавать этот факт, но поделать ничего нельзя, батарейка нужна, и чем раньше Шантар её присмотрит, тем лучше. Разведчик приглушенно кашлянул и обернулся, снова пригвоздил Майкла к месту тяжелым взглядом, - Но это не суть важно, - он поставил кружку на стол и протянул хирургу руку ладонью вверх, - Ключ.

Отредактировано Шантар Антива (20-12-2012 22:26:16)

+1


Вы здесь » Приют странника » Дом Возрождения » Кабинет хирурга (доктор Майкл Морган) и смотровая