Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Реконструкция


Реконструкция

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время действия: 2010 г., 2 октября, после 18.00. 
Место действия: Приют, Дом Возрождения, палата №2.
Действующие лица: Агнар Хейберг, Адольф Киркегард.

Интерьер|Закрыть

http://s1.uploads.ru/7Xu4t.jpg

0

2

Он наконец открыл глаза, разлепляя слипшиеся влажные ресницы. Ощутил острую потребность поднять руку и утереть пот со лба, но квест казался совершенно невыполнимым. Тело гудело болью, боль была тупая, она была везде, отчего мутная картинка перед глазами была нежного красноватого оттенка. Агнар осторожно и тихо вздохнул. Кровать, на которой он лежал, находилась у стены, и ощущение малых размеров комнаты вдруг хлестнуло по нервной системе.
С которых пор я начал опасаться тесных помещений? - Хейберг хмыкнул и прикрыл глаза, впадая в полудрему. Он честно и неистово боролся за жизнь в течение многих суток после катастрофы и заслуживал отдыха.

За дальними деревьями бесконечного стеклянного леса мелькал чей-то силуэт. Пилот осторожно ступал на мягкую почву, имеющую сероватый ровный оттенок, и в конце концов при взгляде под ноги ему стало казаться, что он идет по шагреневой коже. Позади на земле оставались четкие черно-серые отпечатки, они со временем протаивали в чернильную синеву, заполняясь водой. Внутри стволов стеклянных деревьев тонкими нитями тускло светилась красная, желтая и зеленая сеть, и время от времени по тесному переплетению мерцающих нитей яркой искрой пускался в путешествие маленький огонек. Ветви над головой переплетались в густой шатер, закрывающий низко плывущие по небу облака - налитые дождливой свинцовой просинью, они нависали, медленно темнея - скоро здесь станет по-ночному темно. И ни ветра, ни шороха. Лишь собственное тихое неровное дыхание и черная тень тонкого силуэта впереди за стеклом мерцающих столбов-стволов.
Иногда, в минуты безнадежного отчаяния добраться до манящего спасения, почва становилась всё мягче, напоминая болотистые топи. На Халагазе болотистых топей не было, и Агнар не испытывал страха не выбраться из трясины. Когда вода вперемешку с сероватыми частицами земли доходила до колен, а затем и до пояса, существенно замедляя темп ходьбы, арий упрямо сжимал кулаки, хватался за низкорастущую стеклянную ветвь и выныривал из вязкой мяши. Спрыгивал вниз - уже на привычную чуть пружинящую под ногами землю, - и шел дальше. А силуэт вдалеке продолжал петлять и манить, и когда неведомый человек вдруг оглядывался, на Хейберга вдруг взглядывали красные угли чужих глаз, - и пилот вдруг пугался и замирал на месте. Но человек отворачивался, а Агнар успокаивался и снова брел за ним. Неведомое нечто манило необычностью и смутным пониманием, что там, впереди возможен конец странных порождений собственной фантазии...

Сиделка, пропустившая момент, в который её необычный пациент вдруг пришел в себя, вернулась в палату и мягким тампоном протерла пот со лба спящего ария. Бросила взгляд на капельницу, проверила показания кардиографа, поправила занавески на окнах. Её уведомили о том, что с минуты на минуту должен прийти врач, и женщина с беспокойством поглядывала на блондина. Вдруг он тихо вздохнул и приоткрыл глаза. Пришел в себя, наконец. Об этом стоит сообщить заведующему отделением, но сперва поинтересоваться, не нужно ли пациенту чего.
На вопрос мужчина лишь недоуменно посмотрел на медсестру. Понимает ли, о чем его спрашивают? Не хватало еще, чтобы он оказался иностранцем, не говорящим ни на английском, ни на французском, ни на итальянском. Хлопот тогда с таким не оберешься.

Отредактировано Агнар Хейберг (06-10-2012 19:47:50)

+2

3

Скари|Закрыть

http://s1.uploads.ru/S310P.jpg

По коридорам Дома Возрождения, поспешая медленно, вразвалочку, цепкой походкой моряка на суше шагал Хрольф Хальвар Асбьёрн Анскеланн, или попросту дядька Хрольф, как звала его вся приютская druhti*, включая дроттина и ярла, ибо даже посол был куда моложе израненного, но кряжистого, будто выросший среди долины каменный дуб, ветерана, крепкого не только телом, но и духом. Про Хрольфа-то уж точно могли бы сказать его ровесники, снисходительно ухмыляясь в сторону молодёжи – да, были люди в наше время, богатыри, не вы. Правда, сказали бы при двух условиях: знай эти самые однокашники да соратники длиннющую, хоть и складную песнь местного земного скальда про одну из славных, чего лукавить, битв на этой планете, и… доживи те самые ровесники Хрольфа до его лет. Однако… из его выпуска в зигогейре не осталось никого, да и сам Skári (Чайчонок), как звали его в детстве за любопытство и  пронзительный голос, а потом по позывному, протянул так долго лишь потому, что шесть с лишним лет его прислали сюда, на эту неоправданно богатую (если судить по дурости обитателей) планету – дабы сопровождать прежнего Стража. Надобно сказать, что годы непозволительно мирной – до ленивой скуки – жизни отличной физической и моральной формы Анскеланна не лишили, и тезке своему – тоже Хрольфу, но Магнару, служил он верой и правдой до последнего дня, окончательно погасившего разум «Мотылька», который Хальвар из трясины безумия раз за разом вытаскивал. Надеялся даже, что доведется пасть в бою, что однажды в бешенстве вотана Энген убьет своего немногословного «усатого няня», но… могучая натура спасла и в тот раз. Санитарам Приюта повезло, но взяли ли их после смерти в чертоги грозного Отца Битв, как тут говорили, бабушка надвое сказала. 
Прямые коридоры лечебного корпуса наконец привели Хрольфа к нужной двери, перед которой дружинник остановился, вытаскивая из кармана стальную цепочку изящной ковки. Покачал ее в пальцах, любуясь, как стальная угловатая фигурка бликует на свету, собрал ее в ладонь и повернул дверную ручку, заходя в палату. Женщине кивнул, земляку тоже. Шагнув по-медвежьи к кровати, молча протянув кисть, сжатую в неплотный кулак:
− Ярл велел передать. Поймёшь, что говорят. Сам лишнего не мели.          

_______________________
*druhti - дружина

Отредактировано НПЦ (08-10-2012 20:06:31)

+2

4

День недели суббота - заслуженное личное время! Хотя его отсутствием Адольф не страдал, ибо работа в последнее время была уж совсем не пыльной. Несмотря на это, доктор чувствовал какое-то раздражение. Источником этого раздражения он видел ощущение опасности.
В чем это выражалось? Какой, собственно, опасности?
Опасности быть втянутым в поток событий, смысл которых ему не ясен.
Он шел по полупустым коридорам, сотрясая картой воздух, и возмущенно разговаривал сам с собой.
- Реанимация? Это что, шутка какая-то? Зачем полутрупу может потребоваться психиатр? Да, я психиатр, а не священник, грехи не отпускаю.
Дабы снять стресс от кажущейся несправедливости внешнего мира, доктор прыснул в глотку из баллона, притормозив у палаты №2.
- Если вы себя плохо чувствуете, я с удовольствием зайду позже, непосредственно в морг!!
Адольф по-кошачьи чихнул, довольно ухмыльнулся и толкнул дверь.
Войдя, он остановился и несколько секунд молча рассматривал пациента. Тот определенно был скорее жив, чем мертв, а его физическая форма поражала воображение.
Киркегард открыл карту на первом листе, держа ее перед собой, наподобие меню, покосился в текст здоровым глазом (стеклянный при этом остался неподвижным), поднял взгляд и произнес:
- Адольф Киркегард. Психотерапевт.
Коротко кивнул, и чуть склонив голову вбок, добавил:
- Не лучший день для знакомства, не правда ли, мистер Хейберг?

+2

5

- Сегодня морозно. А ведь уже апрель. Я не помню, когда еще в апреле было так холодно, - Антива повел плечами, словно ежился, и Агнар услышал звук застегнувшейся молнии. Второй пилот "Вулкана" Эйваз Антива был еще моложе, чем Хейберг, и наверняка попал в команду по настоятельной рекомендации кого-нибудь сверху. В академии ходил слушок, что сам Агнар предусмотрительно погрел капитану постель, оттого вдруг и повезло. Что до Хейберга, ему было глубоко плевать на то, что говорят за его спиной, но глядя на коллегу, подобная мысль в отношении Антивы появлялась и у него. Он лениво перелистнул газетную страницу и покачал головой. На Антиву он так и не взглянул.
- Ты бывал на Чаре? - спросил пилот и наверняка повернул голову, чтобы взглянуть на мужчину. Агнар отрицательно покачал головой, всё так же скользя взглядом по строчкам. В статье говорилось об очередной победе Халагаза над мятежниками на границе сектора. - Агнар? - арий поджал губы и оторвался от чтения.
- Не бывал, - едва ли не первые слова, сказанные за всё то время, которое пилоты были вынуждены провести в зале собраний для экипажей звездных кораблей. До предполетной проверки рабочих мест оставалось около часа. Единственный, с кем Хейберг желал бы пообщаться до того, как придет время приступить к служебным обязанностям, был бортинженер "Вулкана" Рэндэлл Дуган. Антива был заметно возбужден - еще бы, это его первый полет на крейсере, и это его волнение вкупе с повышенной энергичностью Агнар понимал, но оно его раздражало.
- Ладно, - Эйваз махнул рукой, - пойду на завтрак синиц мороженых наберу. Не скучай.
Хейберг растянул губы в подобии улыбки и снова уткнулся в газету. Он ждал Дугана и не горел желанием растрачивать время на бесполезный разговор с коллегой.
"... во славу Империи. Оставшиеся немногочисленные отряды мятежников разбросаны в горах, Халагаз планирует массированный ракетный обстрел горных цепей с орбиты. Никому не позволено усомниться в величии арийской Империи. Во вторник премьер-министр даст интервью, в котором подробнее осветит планируемые действия по уничтожению оставшихся предателей..."

Кажется, Агнар снова задремал. Звук бряцнувших о гардину металлических колец, на которых крепилась занавеска, заставил ария приоткрыть глаза и попытаться сфокусировать зрение на источнике. Женщина в белом халате отошла от окна. Потом последовал вопрос на незнакомом Хейбергу языке. Во взгляде протаяло недоумение. Что?
Что происходит? подумал арий. Очередной психологический тест? Выявляют панику? Да нет её вроде, никакой паники. Только лихорадочный поиск решения возникшей задачи - чтобы понять, что спрошено. Что может быть спрошено у человека, который только что пришел в себя? Как самочувствие? Дрянное, если честно.
Пилот сделал попытку ответить, исходя из логики, которая сейчас подсказала решение. Неверное, правда. Однако, спасло его то, что голос отказался слушаться, и в ответ на вопрос женщины арий лишь шевельнул губами. И ничего не сказал.
Дела еще хреновее, сестричка. Может, прекратишь изъясняться не по-нашему и скажешь, что со мной и где я?
Где, где, где... Хороший вопрос. Не на "Вулкане", это точно. Женщин в экипаже не было, насколько помнил арий.
Или были? Куда он летел?
Какого хрена вообще этот крейсер?
От потока нахлынувших вдруг вопросов в голове словно разорвалась бомба, и мужчина вздрогнул от боли. Неестественная боль. Может быть, он разберется со всем этим потом, когда станет получше. Следует отлежаться. Для начала.
Однако, мир не хотел возвращать пилота в тишину и покой. Дверь отворилась, и на пороге показался мощный воин. Лицо знакомое... Но больше ничего на ум не шло. Агнар обеспокоенно посмотрел на здоровяка, проанализировал ощущения и, не найдя среди них предчувствия опасности, решил, что посетитель не опасен. Пока что не опасен. Тот что-то принес, и протянул арию это нечто, зажатое в кулаке.
- Ты кто? - тихо прохрипел пилот. - Ярл?
Кажется, посол. Что-то вроде того. Были в анналах истории упоминания о легендах, которые связаны с посещениями некой планеты под названием Земля. Контакты были частыми и восходили к древним временам, что не могло не родить в мифологии землян легенды и мифы о пришельцах с неба. Богах, иными словами. Что-то из земной терминологии. Лорд? Хм...
- Я бы взял, - и сделал попытку кивнуть. Получилось медленно. Снова обдало волной тупой боли. Взять, чтобы понимать. Может, обойдемся без научных экспериментов? Вместе с тем Хейберг сделал еще одну попытку, протянуть навстречу внушительному кулаку руку. Однако, на данный момент это было выше его возможностей - слабость, благодаря которой мощный арийский воин оставался в постели вместо того, чтобы удрать из палаты, позволила лишь пошевелить пальцами и поднять ладонь на несколько сантиметров.
О да, я знаю, насколько сильна вера в собственное бессмертие. Но похоже это не тот случай.

Дверь отворилась снова, впуская в помещение нового посетителя.
Боги, сколько еще свидетелей моего позора вы подарите мне сегодня?
Посетитель был в белом халате и с какими-то бумажками, он походил на ученого, а тон, в котором он что-то произнес на всё том же непонятном языке, укреплял подозрение, что пилот не ошибся и идет какой-то эксперимент.
Однако, Агнар разобрал, что посетитель в белом представился, и понял, что тот знает имя испытуемого. Забавно.
- Что происходит?
Вопрос был адресован всем, кто находился в палате. Взгляд ария был крайне недовольным.

Отредактировано Агнар Хейберг (24-11-2012 22:08:09)

+3

6

− Не ярл. − Привычка выражаться коротко и исключительно по существу, если дело не касалось заговаривания вотанутых, въелась глубоко под дубленую шкуру Хрольфа Хальвара. − Ярл прислал только.
Выглядел соотечественник бледно. А ежели правду сказать – так краше на погребальный костер кладут. М-да… не то, что головы, руки поднять не может, во как. − Слабые попытки бедолаги все-таки это сделать «дядька» заметил, не слепой, и понял правильно – сам не однажды после ранений полудохлым отлеживался в лежку.
Совсем плох мужик, – понял Скари. – Сильно, видать, расшибся. Вообще, говорят, чудом выжил, слыхал я. Дома бы не выжил, а здесь ведь выходят, − скользкой холодной змеей прокралась в сознание предательская мысль. Такие думы Хрольф обычно душил в зародыше, но, со всей арийской прямотой не мог себе не признаться, что подыхали они все медленнее, а след склизский оставляли все глубже. – Впрочем… если уж бездыханных маденцев тут выхаживают, которым откровенно помереть по всем законам матери-природы полагается при появлении на свет, или вскорости после того, а они не только живут, небо коптят, вопреки воле богов, так еще и потомство потом дают такое же хилое – чего от такой расы ждать? Сами же они говорят: от худого семени не жди доброго племени. Говорить-то говорят, а делать с этим безобразием ничего не делают. Вымрут эдак-то лет через тыщу – и поделом.
Такие мысли – здравые и правильно-ориентированныые – Анскеланна успокоили. Не совсем еще гуманистическая зараза Земли размягчила сердце воина, значит.               
– Лежи уж, − коротко, басисто и ворчливо сказал он, недовольно косясь на медсестру, ибо нечего тут бабе стоять и пялиться, рот разинув. − Сам я. 
Хрольф совсем разжал пальцы, и подставил под цепочку с руной Ансуз собственную уже ладонь, высыпая на нее псевдоукрашение сперва, а после не до конца выпущенную цепочку расправляя, распяливая обеими руками, чтоб надеть болезному на шею.
Мозолистые руки Анскеланна приставлены были, однако нужным концом, и неловкостью не отличались, так что надел он преобразователь на лежащего бережно, уж точно не хуже, чем это сделала бы медсестра. И отступил к той стене, где дверь, которая открылась, едва ветеран-нордик прислонился лопатками к вертикальной, приятно окрашенной поверхности. На того сморчка, что вошел, Хальвар посмотрел свысока - просто из-за роста.
Ну-ну... мели, Емеля, твоя неделя.

0

7

- Очень правильный вопрос, - внутренне согласился Киркегард, чуть улыбнувшись.
Что здесь происходит?
Что происходит в последние дни? Какой-то момент в жизни человек задается вопросом: «что тут, черт возьми, вообще происходит на самом деле», вопрошая миг, растянувшийся в вечность. Личная вселенная доктора Киркегарда словно расширялась, образуя новые измерения смыслов. Калейдоскоп. Вращение срезов реальности вокруг оси времени.
Что скрывается за «миром представлений» в измерении «вещей в себе». Человек, единственная из тварей земных, находящаяся одной ногой здесь, а другой там. Все совсем не то, чем кажется - ощущение сумасшедших и философов.

Только сейчас он заметил уже не молодого, но крепкого мужчину. Выглядел он довольно свирепо. Доктор окинул здоровяка взглядом:
- Почему без халата? Я прошу вас покинуть помещение!
Медсестре:
- А вы куда смотрите? Время посещений уже закончилось.
Что происходит?
Хотел бы я знать…

- Ну что ты волком на меня смотришь? Я тут ни при чем, честное слово, Mein Führer!
Не обращая больше внимания на присутствующих, он снова заглянул в карту пациента. Адольф едва не присвистнул, увидев длинный список физических повреждений.
- Список кораблей никто не прочтет до конца… Сдается мне, что я разговариваю с покойником.
Через паузу:
- Ну… судя по повреждениям вы выпали из самолета на сверхзвуковой скорости.
Киркегард оторвался от карты и взглянул пациенту в лицо.
- Я поражен твоей волей к жизни!
- Ничего не происходит. Вы в больнице, вам оказана медицинская помощь. Не о чем беспокоиться, Ангар, вы в безопасности.
Киркегард пододвинул табурет и сел напротив кровати.
- Вы что-нибудь помните о том, что случилось до того, как вы попали сюда?

+2

8

- Не ярл, - даже в слабом голосе пилота послышалась досада. - Ты - кто?
Он чувствовал неловкость за то, что здоровяк, определенно превосходящий самого Хейберга в силе (сейчас-то уж точно), видит такую вопиющую слабость. Позволил надеть на себя то ли кулон, то ли подвеску, слабо понимая, как она поможет понимать незнакомую речь. Может, это пси-декодер, которыми пользовались парни из контрразведки, но контрразведка была секретной организацией, и их без особой надобности тревожить крайне опасно. Прикосновения мозолистых пальцев к разгоряченной от повышенной температуры тела коже отозвались слабой вспышкой нудящей боли, но Хейберг не стал обращать на неё внимания. Да, всё верно, с пси-декодером жить стало проще. Однако, откуда это знание, Агнар не помнил. Все попытки вспомнить потерпели неудачу. Зато голова болеть стала сильнее.
Боли слишком много, отметил про себя ариец и оставил попытки включиться в действительность. Потом подумает, когда останется один. Здоровяк отступил в тень, а врач удивленно смотрел в медкарту. Это удивление пилоту не понравилось.
- Что там? - спросил он. Ответ не удовлетворил. - На сверхзвуковой? Это как?
В арийских учебниках по физике уже давно не было понятия "сверхзвуковая скорость". Физика сверхскоростей предлагала иные понятия, но на том этапе развития знаний о мире, на котором находилась Земля, эквивалент подобрать было невозможно. Равно как и объяснить принцип работы ионных двигателей.
Сверхзвуковая скорость это скорость выше скорости света, основополагающей величины распространения гравитационных волн, учитываемой при расчете скорости аппаратов, в теории превышающих эту скорость с учетом воздействия сопротивления определенной материи... Световые волны идут через пространство со скоростью примерно 300 тысяч километров в секунду. Однако, если использовать пространственно-временную рябь, получаем... Ох, нет, это потенциал светимости, не то... - Агнар посмотрел в лицо подсевшего к кровати эскулапа. Тот неверно произнес имя ария, и оно резануло слух.
- Агнар. В... больнице? Какая помощь? - боги, о чем говорит этот милейший человек? На Халагазе не существует института здравоохранения, на нем нет больниц, где больные могли бы получать медицинскую помощь. Всё это очень подозрительно, и даже если это эксперимент, то следует держать рот на замке. В любом случае. Хейберг беспомощным взглядом посмотрел на блондина-здоровяка, потом на медсестру, застывшую у двери, потом умоляюще - на Киркегарда.
- Смутно. Где я?

+2

9

− Будет тебе ярл. Потом, – уточнил «дядька». – А я Хрольф. Так зови.
Бедолага на койке весь горел, да и употел порядком – на подушечках пальцев руки Скари, прикоснувшейся к его коже, осталась испарина. Ощущение было так себе, и лениво привалившийся плечом к стене дружинник потёр пальцем о палец, стирая последние следы липкой, но быстро испаряющейся жидкости, размышляя о том, что теперь, раз поручение ярла выполнено, не больно-то уж он, Хрольф Хальвар Асбьёрн Ланскеланн, тут теперь и надобен. Вон, и взгляд у раненого посветелел, уж и на врача не как на неведому зверушку смотрит, понимает, стало быть, чего тот втирает.
Хех, − усмехнулся про себя «дядька». − Штучку-то полезную ярл послал. Хоть и проклятыми ящерицами делана, но с умом, ничего не скажешь. − (При всей врожденной и самой неостывающей ненависти ко всем ГОРНам в целом и каждому из представителей этой богомерзкой расы в частности, Скари иногда бывал ужасающе практитичен, иначе бы не был, по сути, денщиком у двух послов кряду). −  Не зря все же посол сам не свой валялся несколько дней, оплачивая ее появление у себя. Не, ну а чего? Вотан дело такое… отходняк тяжелый дает, иные вовсе пластом лежат, а Асмунд еще бодрячком, бодрячком, хитрец. А не пил бы – тоже бы колодой лежал. Умен ярл, умен. Магнару бы такое подспорье… − с тоской вспомнил Анскеланн бывшего дроттина. – Эх, не знал я… 
Ладно, чего теперь… Сваливать бы надо,
– сказал он себе, и тут очень кстати распетушился этот смешной человечишка. Хрольф глянул на него с добродушным презрением, потому как выглядело это – уржаться можно. Блоха наскакивает на медведя, ну право слово. Да Хальвар этого докторишку соплей перешибет, а уж если на одну ладонь посадит, а другой прихлопнет, так и вовсе одно мокрое место останется. А туда же.
– Ухожу я, ухожу, – проворчал Скари, усмехаясь в усы и неторопливо отлипая от стенки. − Не мельтеши, док.
Он мягко отстранил человека, только для того, чтоб тот сам себе по дурости не навредил – кинется еще, в священном доктороском раже, (бесноватых Хрольф за версту чуял), подмигнул медсестре – ничего так бабенка, в соку – и той же развалистой походкой отчалил из палаты, с порога уже бросив собрату на койке:
– Меня зови, если что.

Отредактировано НПЦ (21-10-2012 15:22:59)

+1

10

- Ярл? Хрольф? Какие странные имена…
Безхалатный нарушитель никак не отреагировал на тот факт, что его не узнали.
– Меня зови, если что.
С этими словами здоровяк покинул помещение.
- Амнезия? Либо это не его родственник, а скучающий пациент из соседнего блока, - периметром сознания отметил доктор. - Кто он ddобще такой выясню позже. Хотя нет. Меня это не касается.
Молодой мужчина вызывал у Киркегарда симпатию, то ли потому, что он выглядел растерянным, то ли после просмотра карты. Было непохоже, что он накачан обезболивающими.
- Насколько же дерьмово он должен себя сейчас чувствовать.
Киркегард наклонился корпусом вперед, поставив локти на колени.
Предположение было следующим:
- Судя по дате поступления, посттравматическая амнезия уже должна была пройти, впрочем, как и ретроградная. Вероятно, за некоторое время до момента событий имела место спутанность сознания. Затем событие, далее вполне естественный пробел в памяти.
- О, да, мистер Хейберг, это очень неприятно, я отлично тебя понимаю. «Терять время»…
У Адольфа тоже бывали пробелы. Это случалось тогда, когда события внутреннего мира вытесняли события внешнего. Делая заплатки на непрерывной материи «внутреннее время»-«внешнее пространство», сознание часто создавало альтернативные истории.
Время от времени Киркегард оказывался в ситуации: цифра на электронном циферблате увеличилась на два, все это время тело не поднималось с кресла, доктор не спал, но не мог дать себе внятный отчет, чем был занят. Киркегард погружался в глубокий транс. Внутренние события, произошедши с ним, он помнил смутно, а зачастую вообще не помнил. После таких погружений, всплывая, он обнаруживал в себе своего рода «кимберлитовую трубку», только вместо алмазов он находил мысли, идеи и решения.
- Про сверхзвуковую скорость я пошутил, Агнар, - Киркегард сочувственно улыбнулся.
- Я не травматолог. Раньше в таких случаях я говорил «перешел дорогу стаду бизонов», но это вызывало не лучшие ассоциации. Вы в Швейцарии, в многопрофильном медицинском центре «Приют странника».
Внезапно перед внутренним взором доктора возник образ.

Свернутый текст

http://s1.uploads.ru/t/4Hs1M.jpg

…челка, закрывшая глаза, вероятно, светлые волосы пациента.
- Вы перенесли черепно-мозговую травму, это часто приводит к амнезии. Но вы поправили меня, когда я неправильно произнес ваше имя. Это обнадеживает.
…часть событий ты не вспомнишь никогда, но это не страшно.

+2

11

Странно всё... Агнар проводил белокурого здоровяка взглядом, за ним в открытую дверь юркнула и медсестра, и пациент с врачом остались в комнате одни. Судя по словам Хрольфа, ярл был, и был где-то в  пределах досягаемости - непосредственной или какой-либо еще, только предстоит узнать. Не выяснить, ибо пока что факт общения с послом арийской империи не представлял никакой практической пользы. Почему его называют архаичным словом, тоже вопрос, но уже не такой насущный, ибо на Халагазе полпланеты пользовалось устаревшей лексикой в силу дани культурным традициям расы. На колонизированных объектах дело обстояло попроще. Но вместе с тем Хейберг не до конца понимал, что привело его в это состояние, в котором он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, а каждая попытка пошевелиться незамедлительно вознаграждалась такой болью, что проще было лежать недвижно, словно парализованному. Снова заснуть или провалиться в небытие, где может быть найдутся ответы. Агнар всё еще размышлял над брошенной Хрольфом фразой "меня зови, если что". "Если что" это... если что?
Тем временем мужчина в халате придвинулся ближе, будто внимательнее хотел разглядеть, кто там утопает в простынях, одеялах и подушках. Свел непонятные слова к шутке и разъяснил про медицинский центр. Еще лучше, - подумал арий, - лучше бы продолжил о физике.
- В Швейцарии? Это город или страна? - казалось, что пациент не умеет строить утвердительные предложения и общается исключительно вопросами, - Медицинский центр... Что это?
Со знахарями, знахарками и травниками? Нет, не похоже на то. Вдруг пришла мысль, что пилот, должно быть, выглядит сущим идиотом, спрашивая очевидные вещи. Но раз для кого-то они очевидны, а для Агнара нет, то, может быть, он и не на Халагазе вовсе? Тем более что никакой Швейцарии на планете и в помине не было. Хейберг вновь посмотрел на Адольфа (надо заметить, что во время размышлений и вялого внутреннего диалога с самим собой взгляд Агнара бесцельно скользил по предметам мебели и деталям спартанского интерьера палаты, а на доктора арий не смотрел), в голубых глазах плеснулись недоверие, смятение и встревоженность.
- На какой я планете?
И следом другой вопрос, от предчувствия ответа на который арий ощутил легкое головокружение.
- Назовите текущую дату.
Комментарии? Лично у Агнара их не было.

Отредактировано Агнар Хейберг (24-10-2012 09:56:54)

+3

12

Вопросов было задано много, и прежде чем продолжить задавать свои, доктор решил ответить.
Сон разума, вызванный вполне объяснимыми причинами, порождает весьма витиеватые фантазии. Хорошо, что не просит позвать Петра-ключника...
- Сегодня второе октября 2010 года от рождества Христова. Планета Земля. Федеративная республика Швейцария, - абсолютно серьезно, без толики иронии.
Единственный вопрос, который доктор не любил, потому что не знал, что на него отвечать, вопрос: кто я? Имя и фамилия?
Кто я?
На этот вопрос человек отвечает всю свою жизнь и так и не приходит к какому-то удовлетворительному ответу.
Адольф Киркегард. Агнар Хейберг.
С одной стороны это утверждение истинно, по крайней мере, относительно меня, но с другой стороны слишком непомерная пропасть между определением и определяемым.

Адольфу случалось обдолбиться до потери сознания, но первой мыслью после «возвращения» было: Scheisse!
За время его «отсутствия» что-то могло произойти!! Но потом:
Нет. Все, что могло произойти, уже произошло. Беспокоиться не о чем.
И «до» и «после». Все в «сейчас».
Время не фундаментально.

открыть|Закрыть

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5522957K8EB[/audio]

В далеком детстве, наблюдая, как в поле гаснет закат, он осознал самого себя. И с тех самых пор…
…его вселенная все время расширялась, и это было похоже на воспоминание, воспоминание о самом себе. Все уже здесь, надо только вспомнить. И неотступное чувство, что надо вспомнить что-то еще.
- Что такое медицинский центр? - доктор нахмурился и на мгновенье задумался. - Исходя из определения медицины, как системы теоретических и практических знаний, направленных на изучение нормальных и …патологических процессов в организме человека, т.е. болезней, а также, собственно, лечения их и укрепления здоровья. Тогда медицинский центр это непосредственно место, где все это происходит.

+2

13

- Ходер* всемогущий! - воскликнул Агнар, - Это невозможно.
Он снова попытался вспомнить, как дожил до такого позорного состояния полутрупа, но ничего не вышло. Вместо этого в затылке вспыхнула жаркая боль, и арий поморщился. То, что с такой болью, в которой плавало тело, справляются немногие, и обычно врачи избавляют пациентов от мучений посредством укола обезболивающего препарата, Агнар не подозревал - его хорошо научили терпеть физическую боль. Потрясение окончательно выбило пилота из колеи. Память отказывалась помогать в понимании происходящего.
- Планета Земля, - озабоченно проговорил Хейберг, облизнул горькие губы, посмотрел на Киркегарда, - Вы шутите?
Что равносильно вопросу "Как я сюда попал?", или, если отразить потрясение пилота в полной мере, то "Какого черта я здесь делаю?". Мужчина в белом халате посерьезнел. А Вы знаете, какого черта я здесь делаю, милейший?
- Спасибо, - поблагодарил Адольфа арий за толкование понятия медицинского центра, - но я ничего не понял. Вы говорите на ..?
Хотел иронично поддеть доктора за дремучее толкование, но осекся. Хрольф принес Агнару приборчик, но ничего не пояснил, лишь "будешь понимать". Женщина в палате говорила на совершенно незнакомом пилоту языке. Может, и доктор говорил на нем же? Тогда фраза не имеет смысла.
- Та женщина... В белом, - проговорил пилот, - Она что-то говорила, когда я проснулся. Но я ничего не понял. Какой это язык?

- Когда-нибудь, мой мальчик, ты попадешь в ситуацию, когда всё происходящее с тобой будет казаться гротескным сном, - густой голос декарха звучал гулко и почти физически ощутимо заполнял маленькое помещение индивидуального тренировочного зала, похожего на капсулу. Агнар бесконтрольно поежился - его коробило обращение "мой мальчик". Декарх, высокий и крупный старик с роскошной гривой седых волос, породистым лицом и холодным взглядом прозрачных, глубоко посаженных голубых глаз, всегда производил на будущего пилота сильное впечатление. От него веяло силой, опасностью и... надежностью. Однако, всё еще болезненно переживающий разрыв с любовником, случившийся около полугода назад, Хейберг вздрагивал от слишком личных обращений. Даже официально-безразличное и ни к чему не обязывающее, подобное "клеймо" задевало - он больше никому не хотел принадлежать, - и раздражало. - Но и тогда не теряй головы. Побеждает холодная логика и трезвый расчет, а пыл войны оставь... вотану.
Было видно, что декарх презирает отмеченных проклятием ГОРНов. Контрразведка никогда не считалась с мнением большинства, оттого её не любили даже в правительстве, время от времени пытаясь устранить эту организацию. Но данная силовая структура была слишком сильна и располагала большой базой компромата на каждого из чиновников. И каждый раз намекала на это, стоило императору хотя бы посмотреть в её сторону. Декарх и его люди занимались вербовкой в ряды контрразведчиков, и почему его выбор пал на ничем не выдающегося пилота, Хейберг понять не мог. Но и соглашаться не спешил. Лишь слушал. И размышлял.
- Например? - спросил он, желая услышать разъяснения. Однако, декарх покачал головой, усмехнулся и проговорил:
- Ты же пилот. Вот и подумай.
Озадаченный, Агнар молчал вплоть до того, как контрразведчик покинул зал-капсулу, оставляя курсанта наедине с его мыслями и вопросами. Потом почесал затылок и вышел следом.

*Ходер - скандинавский бог мороза и холодов.

Отредактировано Агнар Хейберг (24-11-2012 22:10:14)

+2

14

Открыть|Закрыть

[audio]http://prostopleer.com/tracks/55256668UOU[/audio]

- Мда… видать, сильно парень головой приложился. Ну да ничего.
- Невозможно? Но оно есть, - Киркегард внутренне усмехнулся. - Вот бы и мне с таким же праведным гневом усомниться в окружающей действительности!
- Планета Земля… Шучу ли я?
- Он инопланетянин, док.

- Кто это сказал? - спросил себя Киркегард и в ту же секунду почувствовал тяжесть на левом плече, а маленькие цепкие лапки слегка натянули ткань халата.
- Снова ты?
- Снова я,
- ответил черно-белый хамелеон.
- Ты меня преследуешь?
- Да у вас мания преследования, батенька - сказал санитар, вынимая топор из спины пациента.

Киркегард встряхнул головой и продолжил гнуть свою линию:
- Вероятно, уже через пару недель вы сможете проверить мои слова, а сейчас вам придется просто поверить, - доктор понимающе улыбнулся.

- Она что-то говорила, когда я проснулся. Но я ничего не понял. Какой это язык?

- Сенсорная афазия? Очень странно, - он достал ручку из нагрудного кармана халата и сделал запись в карте.
- Медсестра говорит на английском, я говорю на английском, и вы говорите на английском, - Адольф поднял глаза от карты и снова внимательно посмотрел на пациента.
…и что я хочу там увидеть?
Обращаясь к ящерице:
- Инопланетянин, говоришь? Что ты имеешь в виду? Такой же инопланетянин, как ты?
- Нет. Я землянин, хотя бы в силу того, что я твоя галлюцинация. А он настоящий.
- Настоящий? А что если я его спрошу?!

- Сейчас вы меня понимаете? А может быть, вы инопланетянин, мистер Хейберг? - не меняя интонации, поинтересовался Адольф.

Отредактировано Адольф Киркегард (26-10-2012 13:49:36)

+2

15

- Почему через пару недель? Разве пары дней не хватит? - Агнар не подозревал, сколько времени будут восстанавливаться ткани организма. Он не подозревал, сколько костей в его теле переломано и стянуто скобами, чтобы срастались правильно, не подозревал, сколько швов наложено и чужой крови влито. Пару-тройку дней, по его примерной оценке, ему хватит на то, чтобы отлежаться, а там он сообразит, что делать. Хейберг вгляделся в лицо доктора, чтобы понять, не смеется ли тот над пилотом, но Киркегард был серьезен.
Он мне не нравится.
Мужик как мужик. Вроде бы не шутит.

Мимолетный внутренний диалог с самим собой. Агнар куснул губу, обдумывая мысль, и вдруг понял, что заставляет настораживаться при взгляде на психиатра и не воспринимать его слова всерьез. Одно из глазных яблок было искусственным, что вкупе с ярким насыщенным цветом глаз создавало впечатление, что на ария смотрит полуожившая кукла. Довольно жутко. Впрочем, Агнар как-то быстро отложил этот факт в сторону. Мистер Киркегард говорил о вещах, которые не укладывались в голове, переворачивали картину мира и рождали в пилоте ощущение полной беззащитности и обнаженности - он попал в чужой мир в неудобоваримом состоянии и теперь кто его знает, как удастся выкрутиться.
Однако, на задворках подсознания всё еще теплилось допущение того, что всё это чудовищный розыгрыш. Киркегард что-то строчил в своих бумагах. Наверняка, принял меня за сумасшедшего, - невесело подумал арий, - тесты я удачно провалил, с чем себя и поздравляю.
- Английский? Я не знаю английского, - неожиданно севшим голосом сказал он. От переизбытка новой и шокирующей информации кружилась голова, к горлу подступил ком дурноты, Хейберг тихо выдохнул, сглотнул и прикрыл глаза. Со лба по виску в спутанные светлые пряди волос скатилась капля пота.
И что ты ему сейчас скажешь? Что руна на груди это пси-декодер? Что ты подданный Арийской Империи, родился на Халагазе и служишь в звездном флоте метрополии Империи? Если тебя проверяют, ты потеряешь квалификацию и всю жизнь будешь водить грузовые корабли к колонизированным планеткам. Если всё, что он говорит, правда, то тебя либо посчитают сумасшедшим и упекут в психушку, либо сообщат кому нужно и ты попадешь в руки местных военных организаций.
А в самом деле, что я ему скажу?
Выбери меньшее из зол. Оклемаешься и тогда будешь думать, что делать. Расспроси Хрольфа.

- Понимаю, - сказал наконец Агнар. Помолчал и бесцветным голосом добавил, - не помню. Не помню, чтобы я когда-либо жил на Земле.
Молодец. Теперь ты либо сумасшедший, либо потерявший память перенервничавший больной.
Агнар разлепил веки, вдруг ставшие неимоверно тяжелыми. Стены палаты едва заметно изгибались, но пилот постарался не обращать на это внимания, чтобы головокружение не стало еще сильнее.
- А вы что думаете?

Отредактировано Агнар Хейберг (01-11-2012 12:12:52)

+3

16

Пациент нервничал. Да что там, это было похоже на плохо скрываемую панику.
- Вот что-что, а лишние волнения сейчас ни к чему. Не знает английского и на Земле не жил?
В сознании миры возникают и схлопываются за мгновения…
Мир снаружи и мир внутри - величины одного порядка. Сейчас мы на Земле, хотя у меня нет никаких доказательств этого, кроме сложившегося мнения окружающих. Я никогда лично не проверял, действительно ли нахожусь на третьей планете от Солнца. Какой смысл врать? Параноики считают, что это заговор.

Доктор опустил взгляд.
- Люди живут не на планетах, а в уютных мирках своих квартир, а то и черепных коробок. И это печально…
Сделать МРТ мозга, посмотреть на гематомы, но это позже. Думаю, здесь пары дней не хватит…

У Адольфа промелькнула неприятная ассоциация, а именно - с допросами военнопленных, в которых он имел неосторожность участвовать. Травмы были несравнимо менее серьезными, а вот психическое состояние весьма сходно.
- Это садизм, расспрашивать человека в таком состоянии. Я же не угробить его хочу, в конце концов!
Хамелеону:
- Пожалуй, сегодня соглашусь с тобой. Диагноз: инопланетянин, звездный десант.
Он сделал запись по поводу МРТ.
- Хорошая шутка, Агнар, - Киркегард закрыл карту.
- Что я думаю? Думаю, вам надо больше отдыхать и восстанавливать силы. И никакого стресса, - Киркегард улыбнулся и поднялся со стула. - Если будут проблемы с памятью, пониманием человеческой речи, или иные нарушения восприятия, я к вашим услугам. А сейчас я вас покину.
Он слегка кивнул и вышел через дверь.

Открыть

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5532684V3Yy[/audio]

+1


Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Реконструкция