Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 1. Предчувствие грозы » Глава 1. Сюжет 1. Горизонт событий


Глава 1. Сюжет 1. Горизонт событий

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Название эпизода: Горизонт событий.
Участники и очередность постов: Лиза, Тлан Тиат, Танлик с телохранителем, Пастух (либо Лехмы-НПС), Тахаак А`кавиль-Чель, Райден Сиарс, Атраморс. Талек, Шейд Фарелл. 
Место, время действия: 12 октября 2010 г. Скальный бункер, зал конференций.
Краткое описание: Ввиду возрастающего интереса к артефакту и продолжающихся утечки информации представители Древних встречаются в зале для конференций и совещаний по делам СПИЗ в Скальном бункере. Их беспокоит повышенное внимание к аномалии, и ситуацию необходимо обсудить и решить, выносить ли её на обсуждение всего СПИЗ, либо же сохранить всё в тайне, устранить тех, кто знает хотя бы что-то, и засыпать раскопки. Легенду для землян придумать просто, сложнее обмануть Совет. ГОРН не хочется раскрывать секрет, потому информация о городе-колонии пока умалчивается.
Некоторые стоят на том, что не стоит обращать на копошение муравьев внимание, сами отступятся. Другие полагают, что хватит терпеть чужие игры с огнем, пора засыпать раскопки и дать людям понять, что они лезут, куда их не просят. От СПИЗ информацию о том, что аномалия это результат излучения маяка ГОРН, решено утаить – не всем пора знать, что происходит. Тем более, что есть угроза пострашнее - что-то потревожило Лехмы и вряд ли это хороший знак.

+2

2

День в Скальном не похож на дни в остальной части Приюта Странника. Отстроенный сообразно вкусам обосновавшихся здесь инопланетян, он походил скорее на космическую базу. Взгляд землянина здесь вряд ли что-нибудь усладило бы, но и предназначение Скального было иным, нежели приятное времяпрепровождение. В последнее время здесь ощущалась тревожность. Много тревожности. Смятение. И зал для конференций, который использовался не так часто, как задумывалось, на всякий случай привели в порядок. В центре тускло мерцала голограмма места раскопок - под визуально тонким слоем почвы, на самом деле толщина которого превышала полтора километра, горела схематичная капля артефакта ГОРН, отдаленно похожая по очертаниям на абрикосовую косточку. Зал же выглядел так, будто его совсем недавно покинули и вскорости заседание возобновится. На краю стола ближе к выходу лежал клочок бумаги с надписью "Ключ у коменданта", явно написанной нетвердой рукой престарелой уборщицы.

Следующий пост ГМ ожидается в кульминационный момент полемики о раскопках. При трехдневном отсутствии поста очередного игрока его очередь пропускается и пишет следующий.

+2

3

Сегодня был важный день, потому как должна была проясниться ситуация с аномалиями в местах раскопок на планете. Кто-то явно не хотел говорить правду до конца, и воина такой расклад устраивал меньше всего. И вообще, он был в большей степени воеводой, а не политиком, но все же классическое мнение, что воины не способны разбираться в сложных вещах было далеким от правды. Чем выше чин, тем больше профессиональных знаний и навыков соответственно требовалось.
- Никого... - выдохнул парень, входя в пустой зал, а следом за ним и его вездесущая тень скользнул в помещение. Пройдясь по залу он выбрал себе место, предложив девушке занять соседнее кресло.
- Меньше всего люблю, когда надо не действовать, а полоскать уши. Что поделать, на этой сумасшедшей планете свезли вместе почти все расы, и каждой чего-то да надо. Причем Древние вообще ведут себя возмутительно, и не делятся информацией даже с нами. Прижать бы к стенке, да вытрясти все - делов-то, ан нет, нельзя, - рассуждал Танлик, впрочем, вовремя вспомнив, что лучше ему прекратить это делать. С минуты на минуту появятся другие члены собрания, нечего им знать лишнего, например отношения воина к ситуации, хотя оно вряд ли кого-то удивит. Так, или иначе, отсиживаться молча, или даже в полу-тонах Лейвле не планировал, ввиду того, что разделял мнение - "лучшая оборона - это нападение".

Отредактировано Танлик (21-11-2012 14:40:49)

+2

4

Вездесущая тень шла прямо за спиной, ступая мягко и тихо, попадая в такт шагам Танлика, что ее и правда можно было бы принять отнюдь не за кого-то живого. Веноне в общем-то не обязательно было знать в подробностях, зачем они здесь, потому как ее задача заключалась только в одном, но разве эта девушка могла просто так оставаться в стороне как молчаливая тень и нисколько не поинтересоваться? Разумеется нет, по пути она кое о чем все-таки поспрашивала Танлика, правда находясь на месте намеревалась молчать и просто присутствовать здесь, рядом со своим подопечным. В зале она быстро огляделась, опытный взгляд очень быстро заметил все "нужные" места да и не только, это была не только привычка, откуда-то взявшаяся, а еще и мерой предосторожности. Венона заняла место рядом с подопечным, легко закинула ногу на ногу, ровно держа при этом спину. Сие воплощение грации сейчас было довольно серьезным, что в общем-то никак не отнимало у нее всех качеств, а внешняя расслабленность очень обманчиво скрывала полную собранностью и сосредоточенностью внутри, от внимания этой женщины уж точно ничто и никто не ускользнет.
- Расслабься. - Венона положила ладонь на руку Танлика, чуть склонив на бок голову глядя на него.  - К стенке - это крайний вариант, иногда надо искать обходные пути, - она улыбнулась уголками губ и почти незаметно.
- Хотя по твоим глазам очень хорошо видно, что тебе только дай волю, разгуляешься и сделаешь, как тебе удобно, - по руке слегка погладила, не отводя взгляда от глаз парня.
- Я хорошо чувствую твои эмоции, Танлик. Но так же хорошо их могу почувствовать и не только я... - Венона не знала, с кем сейчас предстоит встретиться, но отчего-то была уверена, что внутренняя буря и желание парня действовать может так или иначе не ускользнуть от чужого внимания. И ведь мало ли, чем это могло обернуться, девушка не знала и этого, а потому предусматривала любой расклад ситуации.

Отредактировано Венона Накомис (21-11-2012 15:52:17)

+2

5

Те места, где первыми появляются ДАЛийские воины, очень скоро, практически следом, непременно посещают ДАЛийские жрецы, и это - естественный порядок вещей, ведь то, что завоевано, должно быть осмыслено и освоено. Так что появление Тлан Тиата несколькими секундами позже Танлика не должно было удивлять, напротив, являлось абсолютнейшей закономерностью.
И уж конечно, Хранитель в любом случае услышал сказанное Га-тином Лейвле, впрочем, и не будь оно сказано, телепат Ти услышал бы, разумеется, и потому, входя, он воображаемо покачал головой с укоризной: уж эти воины, никогда-то они не придают должного значения осторожности – а произносить вслух такие вещи, какие озвучили сейчас кин-нараги, было неосторожностью вопиющей, ведь даже у людей, мысленным общением не владеющих, есть пословица об ушах, которые имеются и у стен.
Это Тлан ещё не давал моральную оценку смыслу произнесенных слов, лишь самому факту их произнесения, как поступку опрометчивому, необдуманному. В какой-то степени Га-рин понимал Лейвле, ситуация с артефактом, действительно, внушала самые серьезные опасения, именно в силу своей непроясненности, но все же Хранитель верил, что Древние, у которых не отнимешь дальновидности даже при самом предвзятом отношении, имеют к сокрытию тайны свои, несомненно, серьезные причины. Иногда истина слишком опасна, чтоб открывать ее тем, кто не готов постичь ее и жить с ней, принимая, как закон и волю Вселенной, Тлан это понимал, но... все же сомневался, что случай с артефактом именно таков по отношению к ДАЛийцам. Одно дело люди, коим лучше не будить лихо, пока оно тихо, и не совать, фигурально выражаясь, пальцы в розетку, и совсем иное – Старшая раса.
А вот женщина Танлика не только умелая хозяйка, нежная и прекрасная подруга, но еще и умна необычайно, − Тлан, входя в зал, оценил и ее слова, и раскованную, но не вызывающую позу Веноны.
― Доброго дня, ― учтиво поздоровался Тиат, пережидая шорох закрывавшейся за ним автоматически двери и внимательно оглядывая почти пустое пока помещение. ― Что ж, по крайней мере, мы не опоздали.             

+4

6

Появление одного жреца как будто бы повлекло за собой и другого. Едва успела дверь закрыться и только стих созданный ею звук, как снова сработала автоматика, пропуская следующего входящего. Тахаак где-то внутри себя был уверен, что приходить сюда ему не следовало, наверное, так было бы проще, с другой стороны, легких путей он не искал никогда. И если стоя там, далеко снаружи, можно было передумать и не войти, то уже стоя даже с той стороны двери пути назад не было, да и отступать было не в его правилах, иначе бы его не было сейчас на этой планете вовсе.
Слова воина (вернее мысли, поскольку в это время Тах находился за пределами помещения) были ему знакомы, не конкретно сказанные, а направление рассуждений. Мысли близнеца всегда были как свои собственные, а порой они таковыми и становились, поэтому здесь и сейчас ДАЛ не был ничуть удивлен, правда внешне он оставался холодно-спокоен. Сейчас в нем снова включилось это состояние практически полнейшей отрешенности от всего, только внутреннее и внешнее спокойствие, возведенная стена, которая словно бы могла отгородить его от всего, чего хотелось избежать. Трудно было поверить, что какой-то час назад этих льдов в глазах и душе не было, такими непроходимыми и прочными они казались, и тем менее все именно так и было. Неторопливым и расчетливым взглядом ДАЛ прошелся по помещению и тем, кто уже присутствовал в нем, легко кивнул и прошел чуть ближе.
- Всем доброго дня, - голос звучал очень ровно, но не был лишен необходимой окраски. - Полагаю, я пришел не последним.
Тахаак уловил на себе взгляд. Взгляд ДАЛийской женщины, более того, ощутил в ней щит и более того, блокированы были и ее мысли, хоть влезть в них и не было намерения. Свои собственные рассуждения оставив, разумеется, при себе, жрец прошел еще немного ближе и занял свое место. Да, ему было неуютно, он ощущал себя чужим среди своих, даже если эти свои не знали ничего о его прошлом, нельзя было знать наверняка, кто осведомлен, а кто - нет. Поэтому отстраненным он держался ото всех, от людей, кстати, тоже.

+1

7

Было бы странно ожидать, что представитель, а, точнее, представительница, правящего Дома ГОРН опоздает на подобное мероприятие по стечению обстоятельств или собственной забывчивости. Нет. Каждая минута, каждый шаг, не сделанный в направлении зала заседаний в Скальном, был выверен принцессой, но – пусть так – не согласован с матерью. Она действовала на свой страх и риск, и это решение было куда важнее любого её предыдущего развлечения на этом очаровательном изумрудно-голубом шарике планеты. Все мелкие диверсии, к которым приложила руку ящерица, но которые не были фактически как-либо связаны с ней, являлись всего лишь ленивой забавой и вхождением в привычную колею, вне зависимости от масштабов событий.
Однако этот совет…
Нет. Тема. Всё прочее – было ожидаемо, понятно и даже по-своему забавно, но сама цель, с которой представители ДАЛ собрались здесь, вызывала глубокое и тщательно завуалированное раздражение и недовольство.
Но, по зрелому рассуждению, поддаваться таким ничтожным слабостям было нельзя. Тем более – давать этим… светлым душам понять, что служит истинной причиной недовольства ГОРН.
Задержка принцессы обуславливалась лишь тем, что она хотела подчеркнуть важность этого события для других, и ничтожность, по существу, для самих ящеров, потому и явилась она без лишней помпы, подобающей по рангу и случаю.
Тихое шипение пневмоприводов, раздвинувших створки дверей, вполне мог прервать какую-нибудь дискуссию, зародившуюся в отсутствие ящерицы, но, как бы там ни было, вслед за этим раздался лишь один звук – тихий и отчётливый стук каблучков.
Неброскость – вот что Лиза культивировала в своём облике. Неброскость, скромность и свет. Мышасто-серый цвет в одежде, серо-бежевый – в аксессуарах, и буквальное сияние, которое излучала алебастровая кожа и прозрачно-серые глаза. Мягкая улыбка, казалось, не покидающая потрясающе женственных губ, идеально сочеталась с почти абсолютной кротостью взгляда, и, в целом, ящерице безусловно удавалось поддерживать столь непривычный для других образ безжалостных и бесконтрольных ГОРН.
Контрастом, за спиной у неё возвышались два телохранителя-арийца, каждый – минимум на две головы выше и в два раза шире хрупкой девушки. И вот их шагов было не слышно вовсе. Одинаковые совершенные лица исполнены ледяного бесстрашия и бесстрастности, лишь пронзительно-голубые глаза цепко и внимательно удерживают взглядами картину окружающего пространства в общем и деталях, и двигались они исключительно слаженно и складно. Ценители могли бы залюбоваться почти идентичным дыханием и даже сердцебиением, доведёнными в близнецах до полной синхронизации, а знатоки могли содрогнуться, представив хоть на миг, на что способен столь прекрасно отлаженный органический механизм.
Меж тем, даже арийцы были одеты в безукоризненно-белые костюмы, подчёркивающие официоз и деликатность настроя принцессы, и не было видно при них никакого оружия… ведь сюда пришли разговаривать, не так ли?
Лиза молчала, пока не дошла до одного из свободных мест, и лишь после того, как мягко и беззвучно отодвинул для неё кресло один из телохранителей, а она в него села – обвела взглядом каждого из присутствующих, словно одарила ласковым – но вполне определённо царственным! – прикосновением.
- Я приветствую вас, друзья. Мне приятно отметить радостью то, что вы откликнулись на предложение обсудить столь остро вставшую перед всеми нами проблему безопасности информационной сферы,  - голос… о да. С одной стороны – он был исключительно под стать облику: нежный, напевный и необычайно мелодичный; а с другой – в самих интонациях, и в тех формулировках, что выбирала принцесса, звучала… власть. Сила. Уверенность.
Да… эта ГОРН отличалась от всех, виденных кем-либо из ДАЛов когда либо прежде. Абсолютно всем.

+5

8

- Такой у меня метод. Ничего не поделаешь. Эффективнее не придумал пока, - усмехнулся парень.
Тут даже прикосновения Веноны и успокаивающий тон не изменят его метода. Как в местном кино делал один герой, забавно, иногда Танлику казалось что с него списали. Только почему-то тот герой очень любил свою фамилию, а вот парню своя не очень нравилась. ДАЛы подтягивались, у каждого более масленое лицо, чем у предыдущего, и Венона прямо-таки идеально вписывается в картину. Только воин выделялся из единообразия учтивых соплеменников. Его это не волновало, никогда ранее, и сейчас тоже. Танлик молча кивал в адрес подошедших, оживился лишь с приходом непосредственно того, кто имел ответы. Бросив косые взгляды на соплеменников, парень быстро просек положение. Сейчас начнется, как выражаются земляне "вылизывание задниц". Воины всегда идут вперед, таков был порядок, и пусть этот ДАЛ был не таким уж прекрасным универсальным дипломатом, как бесцветно-безвкусные жрецы, выполнял он задачи для них же недоступные.
- Приветствую. И не вижу поводов для радости. Если бы вы делились своевременно информацией, или хотя бы самостоятельно принимали меры по предотвращению последствий, такого положения не возникло. Мы сейчас находимся в ситуации, что для выполнения обязательств по обеспечению безопасности планеты - вынуждены незамедлительно принять меры по предотвращению раскопок и извлечь объект самостоятельно в кратчайшие сроки, дабы увезти подальше. Но все же, глубокое уважение к "старшим" не позволяет это сделать, не удостоверившись, что это не повредит вашим интересам. Правда, я вынужден заявить, пусть и от своего имени - это уважение не безгранично, - взгляд Танлика был холоден, но не бесстрастен, скорее полыхал холодным пламенем. Дефект, или проклятие, как понимал свой дар воин, непроизвольно распространял на всех присутствующих эмоции парня. Это было возмущение, непримиримость и твердость. Увы, ДАЛ не умел контролировать свою способность, вероятно что это было невозможно в принципе. В любом случае, вряд ли сейчас это будет так заметно, всего лишь отголосок силы, объединявшей армии волей драться до последнего вздоха.
Что видел в этой ГОРН Танлик? Всего лишь оппонента, который стоит на пути, между ним и выполнением задачи. Все оппоненты были для него безлики, и по-умолчанию ненавистны. ДАЛ не был бесстрастным, и чувство ненависти, вползавшее в душу с подросткового возраста, сейчас было роднее любого другого. Впрочем, вела она себя странно, да и с каких пор древние ходят с охраной? Очень интересный поворот событий. Странная, несвойственная манера речи, внешний вид, более традиционно ДАЛийский, но все равно в глазах и голосе светится спесь и высокомерие, узнаваемое с первого взгляда. Танлик знал себе цену, и не было даже в мыслях подыгрывать спектаклю, который планировался в этих стенах. Для него не существовало кумиров, авторитетов. Он сам заставлял мириться со своей манерой поведения, и любое остальное положение дел - не устраивало. Впрочем, такие игры с Древними могли уже заходить слишком далеко, но кто знает, что произойдет, если в отсутствие воина Серая раса будет продолжать пассивную линию поведения? Логика Лейвле была проста и пряма, как и всегда. Он здесь, и должен делать и говорить то, что считает нужным.

+3

9

Венона встречала всех приходящих с совершенно спокойным видом, лишь с интересом разглядывая каждого и отмечая что-то для себя, о каждом складывая определенное мнение, но оставляя его исключительно при себе. Ее присутствие здесь заключалось не в участии в происходящим, а совершенно в ином и это иное. во всяком случае, сейчас не было уместным. Она следила не только за приходящими, но и за Танликом - своего подопечного она все же успела уже узнать достаточно неплохо, чтобы знать, когда ей стоит вмешаться и остановить его, а когда ее дело только сидеть на своем месте, хотя бы поверхностно вникать в происходящее и в звучащие здесь разговоры, при этом каждое мгновение быть начеку. 
Порывистые речи воина не заставили Венону даже на мгновение дернуться или напрячься сильнее, чем это было необходимо в данной ситуации. Она лишь переводила внимательный взгляд с Танлика на интересного вида девушку, которая в общем-то не вызывала у ДАЛийки никаких эмоций и мысленно пожимала плечами. Своего подопечного девушка-телохраниель не касалась, лишь на уровне подсознания поддерживала крепчайшую связь, при этом незримая нить двух сознаний была натянута как тетива лука - Венона все-таки могла ожидать любого поворота событий и, чтобы быть готовой ко всему, ни на миг не ослабляла свою связь с ДАЛом. Останавливать его она так же не намеревалась - Танлик говорил и делал все напрямую, не привык юлить и искать обходные пути, воин есть воин - в этом девушка убедилась. 

+3

10

Наши подтягиваются, − примерно так можно было бы обозначить мыслеощущение Ти при беглом, но пристально-колющем взгляде на вошедшего Таха, собрата по жреческой касте. − Если вот прямо сейчас следом за братцем-Тахааком не появится братец-Тантун, я буду сильно удивлен. − Хранитель в очередной раз спрятал улыбку: − Ах, этот вечный хоровод – жрецы за воинами, воины за жрецами…
Пристальный взгляд светло-серых узких глаз якобы Тео Манна проскользил по Га-рину А`кавиль-Чель с головы до пят, будто лазерный сканер, и Га-рин Тиат любезно, хоть и сдержанно кивнул в ответ подходящему жрецу, и, раз тот счел разумным озвучить приветствие еще и вслух, что, безусловно было вежливо, отозвался:
− Приветствую, Га-рин. Вы не станете последним, не сомневаюсь в этом.
Значит, точно – ждем братца-близнеца, − уверился Ти, следя взглядом за усаживающимся Белым драконом, и вновь внутренне соглашаясь с этим давним прозвищем бывшего соратника. Да, Тах действительно был изящен и величав, сейчас – в истинном своем обличье, особенно. От внимания Ти не ускользнул внимательный взор, брошенный собратом на женщину.
О, Вселенная… − мысленно вздохнул стремительно бледнеющий Хранитель, пряча в карман пиджака свой серебряный с агатом перстень. − Разумеется, он ничего не прочтет, ведь все мы здесь щитоносцы сейчас, замкнутые в своей серебряной броне телепатической защиты.
Рыцари в сверкающих доспехах?
– еще одна внутренняя ухмылка не попала на губы Тлана, ставшие уже слегка голубоватого оттенка, который, впрочем, вполне можно было еще списать на мертвенность слишком яркого освещения зала. − Кажется, так сейчас на этой планете иронично называют слишком наивных и не в меру активных борцов со злом? Что ж… да, мы паладины от природы, разные, но в чем-то очень похожие.
Тихое шипение пневматики на входе в зал отвлекло Тлана от присущих всякому жрецу философских мыслей. Он почти не сомневался, что, обернувшись, увидит в дверном проеме второго из братьев Чель, куда же без него, ведь блиизнецы эти поистине неразлучники… за исключением одного жизненного сюжета. Однако то, что Тиат действительно увидел, не было братом Чель. Хранитель похолодел и застыл: он увидел Тьму. Саму Тьму, облаченную в пленительно-совершенную форму будто светящейся изнутри фарфоровой статуэтки.
Сияющая тьма… зияющая вершина.                     
Тлану явились сразу два образа, странно наложившихся друг на друга, неслитных и нераздельных: то, что видели глаза, и то, что улавливалось иными каналами восприятия – прекрасную земную девушку с мягко сияющей кожей цвета самого нежного розового лепестка, и… грозную диннохвостую воительницу, гибкую, как смертоносный в своей скорости и мощи хлыст, зубастое совершенство… то настоящее, самое главное, что, как говорил один романичный земной писатель, глазами не увидишь, ибо зорко лишь сердце.
Этот воркующий голос без грана фальши, это ощущение обожания, исходящее от неотличимых телохранителей, которым доверили нечто хрупкое, драгоценное, нежное, как лилия, как ненаглядное врослеющее дитя.
На ее приветствие Тиат не ответил, точнее, не ответил словами, лишь поклонился глубоко, не подобострастно, но с почтением к великой Природе, создавшей такое… пугающее чудо.
Тьма и свет сливались в ней, тьму подчеркивал свет, от света тьма казалась непроглядной. Фигурную скважину во тьму окружали два сияющих белизной пилона-близнеца. От этого зрелища у не робкого, вообще-то, Хранителя пронзало холодом позвоночник. Честно говоря, ДАЛиец порадовался, что успел сесть, а то не устоял бы. Черное и белое… прекрасное и отвратительное, − в мозгу Ти мелькнуло воспоминание о стремительно зависающей гигантской бабочке смерти, крохотной в окружающей ее пустоте. И как ее парение, была ровна сейчас в настроении самка ГОРН. Неудивительно, ведь спокойствие, как известно, признак силы, а уж ее-то Га-рин Тиат ощущал в полной мере, примерно в той же, что и попавшая под паровой пресс жестянка.
Вот тебе и сияющие доспехи.
Странно, что другой рыцарь не чувствует этого,
– у Тлана будто включился слух, как раз на запальчивых репликах Га-тина Лейвле. − Или чувствует, и как раз поэтому предпринял кавалерийский наскок? По принципу «лучшая защита – это нападение»?
Танлик, спокойно.
− Ти встретился взлядом с воином. − Твою решительность могут принять за страх, обдумай этот вариант. Нашу позицию можно выразить деликатнее, от чего слабее она не станет.
− Благодарю Га-тина Лейвле за высказанное мнение, − голос Хранителя был безупречно безмятежен, хотя и почтителен. − Но не стоит ли для начала выслушать все точки зрения? Насколько я понимаю, здесь присутствуют пока не все участники совещания?

Отредактировано Тлан Тиат (21-12-2012 20:23:41)

+4

11

С самого утра Райден пребывал в наипаршивейшем настроении. Мало того, что прибыл совсем недавно и не успел как следует разобраться во всем происходящем (начальство и на Земле начальство – сказали что делать, от дополнительных справок воздержались), так еще и ему разве что не в последнюю минуту стало известно, что ему надо прибыть в Скальный, на конференцию. А если бы так и не стало – он бы отправился бродить по окрестностям, а потом и по приюту. Он уже даже всеми правдами и неправдами раздобыл технические чертежи корпусов и собирался хорошенько полазать по системам вентиляции там, где бы пролез. Безопасность превыше всего, уж не ему ли это знать.
Так что, ввиду сложившихся обстоятельств, привычная выдержка и холодность Кинебику изменили – пришлось носиться с невнятными ругательствами, разве что не распихивая всех вокруг, да на ходу знакомиться с материалами, которые вообще будут обсуждаться на этой проклятущей встрече.
К его огромному счастью, опаздывал он несильно – не зря бегал сломя голову. Уже на подходе к коридору, ведущему в зал конференций, киборг замедлился, перестраиваясь на нормальный шаг, отключая маскировку и выравнивая дыхание. Сама по себе идея присутствовать здесь и слушать обсуждения высших чинов его не особо вдохновляла, (а учитывая тот факт, что катану пришлось отдать на хранение – так вообще бесила), но приказ есть приказ.
Спешно засунув коммуникатор в карман, Сиарс шагнул в дверной проем. Он примерно знал кто здесь будет присутствовать, но одно дело слышать, а другое дело - чувствовать ГОРНа рядом с собой.
- День добрый.
Сопроводив свои слова кивком и сдержав желание передернуть плечами, как если бы это помогло сбросить с себя неприятные ощущение от атмосферы в комнате, Райден прошел вглубь комнаты, опускаясь на свободное место рядом с Тиатом и коротко ему улыбаясь.

+3

12

*Говорят, принцип жизни -
услуга за услугу
Я живу именно так.
Так что я заслужил многого
За то, что я могу дать.
Знаете ли вы, что одна рука
Моет другую тоже.
Когда ты полезен Маме,
Мама полезна тебе!*
(с) мюзикл Чикаго

Атр развязно стелился, ну не шел же, не крался, а именно стелился, как черная мамба промеж травинок, не задевая ни одну, по скальному полу бункера к двери, за которой уже наливалось грозовым облаком первое пророненное слово и обвинение.
- «Когда ты полезен маме, мама полезна тебе», - напоследок повторно сорвалось с алых губ, и он вошел в проем.
Так, так, так, сестричка уже тут. А на каком основании? А с какими полномочиями? - Противная улыбочка скривила рот. - «Мама всегда права». Мама не давала ей инструкций, но мама знает, что она тут и будет играть политику. Мама развернула двойную комбинацию – что бы ни проронила, ни наобещала дочурка, он всегда может опровергнуть сославшись на отсутствие у нее полномочий. А виновата в итоге все равно будет милейшая принцесса Белоснежка. Вкусно, как вкусно. - Он любил такие интриги.
Для сушеных ДАЛийцев разум его фонил во всех диапазонах, на всех волнах, доступных им, терпкими нотами порочности, крови и бешенства случки. Пусть святоши помучаются, покоробятся, пострадают. ДАЛу противно – ГОРНу приятно.
Собственно кого он им демонстрирует – капризного отпрыска, зачем сюда пришел – от скуки, выгнать могут? – да вроде как не прилично, да и не за что. Ведет он себя вежливо и тихо, а то, что фонит – так голова предмет темный, так что «неподсудно».
Неторопливо, раздражающе, но против галантности ж не попрешь, горн продефелировал по залу, склоняясь и целуя ручки дамам представительницам, даже телохранительнице-далийке. Гражданки, вы ж на Земле, а тут так принято. И обменивался крепкими мужскими рукопожатиями с мужчинами. Этикет, что ж поделаешь. А ответь агрессией кто, так это уже полноценный повод выставить заседание не легитимным, и Библиотекари ж поддержат.
Дав время всем насладиться его исключительной особой, он наконец сел в кресло и ехидно подмигнул сестричке, намекая – а я знаю, что ты тут на птичьих правах, а никто не знает.
И ни слова больше, слушая, что будет дальше, и продолжая раздражающе фонить жрецам. Хотя, может, кому-то из них и понравится. Хищно приоткрыл зубастую пасть под маскировкой, изучая обоих ДАЛов.

Отредактировано Атраморс (04-08-2013 12:53:41)

+5

13

Слова куратора военного ведомства, вызвавшегося отвечать первым, заставили Лизу вспомнить местную, земную поговорку – «рубить с плеча». Да, ровно таким он и был, этот куратор, и это вовсе не было неожиданностью – ибо принцесса не была бы собой, если бы задолго до этого самого Совета не изучила все возможные фигуры, что могли присутствовать там.
Этот – вспыльчивый, непримиримый, яростный, не был даже помехой. Просто очередным фактором, учтённым ящерицей в этом развивающимся фарсе.
Такими же элементами были молчаливые арии-телохранители, светлыми фигурами «обрамляющие» не менее светлую (внешне) Принцессу, стоя за её плечами нерушимыми столпами силы и уверенности. И уж тем более, от сознания Лизы не ускользнул эффект, произведённый её любимцами на некоторых…
В частности - Хранитель.
Он был ей особенно интересен, хотя, казалось, куратор от Воинов должен быть важнее, но… звания и истинная власть вовсе не всегда равны между собой.
Возможно – это могло показаться оскорбительным для чистоплюев-ДАЛов, но даже во время вспыльчивой и раздражённой тирады Танлика взгляд Принцессы не менялся, храня всё ту же спокойную, лучащуюся безмятежность. И был он направлен на Тлана.
- Разумное предложение, Га-Рин Тиат, - губы тронула нежная улыбка, и снова эта хрупкая статуэтка, которой нынче представлялось самое опасное из присутствующих здесь существо, замерла, лениво и неспешно скользя взглядом по лицам присутствующих – и новоприбывших. Известная толика внимания была уделена и киборгу, который достаточно явно ощущал неловкость от её присутствия. – Я надеюсь, что остальные найдут время присоединиться к нам…
Осеклась, быстро глянув  на зашипевшие двери (вторично), потому что ощущение, всколыхнувшееся в ней, было весьма неприятным. Очень. Настолько, что почти незаметно, но слаженно повернули головы близнецы-арии, впиваясь мало что выражающими взглядами в текуче движущуюся фигуру, просочившуюся – иначе не сказать – в Зал Совета.
Но юная ГОРН не была бы собой, если бы позволила истинным эмоциям, вспыхнувшим подобно мгновенно занимающемуся пороху, хотя бы на мгновение отразиться на лице. Достаточно уже того, что она их испытывала, хотя этот факт её вовсе не удивлял.
Брат… как ему и полагалось – представлял собой «неучтённый» фактор. Он всегда был тем самым, пресловутым «отсутствующим в кузнице гвоздём», и Лизе потребовалось некоторое усилие, чтобы в глазах её, устремлённых на перемещающегося по залу ГОРНа, было всё то же спокойствие. Впрочем, некоторое недовольство было очень даже правильным и уместным – поведение его, должно быть, способное свести с ума особенно впечатлительных ДАЛов, не могло не возмутить большую часть присутствующей здесь «общественности», и было грамотно дать им понять, что она в той же мере не разделяет их восторга.
Вот так – она, скорее, на «их» стороне, чем на стороне дражайшего родственника.
Светлые же имели удовольствие и возможность по достоинству оценить разницу между ГОРНами, что теперь буквально бросалась в глаза. Атраморс – будто бы абсолютно «канонический» представитель ящеров, и Лиза… ныне – совершенно точно кажущаяся какой-то «другой». Неправильной. Слишком спокойной, слишком сдержанной, слишком… не-ГОРН. И это при том, что жрецы вполне могли уловить некоторое сходство аур этих двоих.
Близнецы за спиной Принцессы вновь приняли соответствующую их заданию позы истуканов, хотя теперь, абсолютно отчётливо принимая беззвучный посыл своей «подопечной», в основном держали взглядами именно новоприбывшего дражайшего родственника. А она… она размышляла над тем, как вплести брата в канву намётанного ранее полотна Совета. Неприятным было осознание того, что второй ГОРН являлся абсолютом в непредсказуемости, но… в сущности, это работало, скорее, в плюс, чем в минус. В конце-концов, то, как он воздействовал на ДАЛов могло послужить в известной мере подспорьем лично ей.
«- Да, милый братец… ты в своём репертуаре…» - опустила ресницы в ответ на его подмигивание, сделав вид, что абсолютно не понимает причин его столь развязного поведения, и, как ни в чём не бывало, перевела взгляд снова на Хранителя.
- Га-Рин Тиат, кто-то ещё должен прибыть? – мы ведь не считали вас, не прорабатывали варианты. Это ведь так невежливо. А задавать вопросы – очень даже. Это даже похоже на некоторую дань уважения.

Отредактировано Лиза (04-08-2013 15:47:51)

+5

14

Талек не спешил и не медлил. Он только переглянулся с Марфой Васильевной, кода проходил мимо, нехотя направляясь на эту пародию. Вообще, Древние бы проигнорировали бы всю ситуацию. Можно сказать, что это традиция - игнорировать мелкие политические игры детей. А традиции - это почти святое для древних лирианцев.
Другой традицией для них было соблюдение правил игры. И тут две традиции вступали в конфликт.
Но ныне нужно было и показаться (все же он - Архитектор программы) да и марку держать, раз полез в открытую игру.
Находясь в ритуальной одежде, замаскированный, разве что сняв маскировку с глаз, (но не щиты), Безымянный спокойно вошел в помещение и без остановки направился в дальний угол. Проходя мимо, он вглядывался в каждого.
Ни надменности, ни скромности. По-буддийски никак он вел себя сейчас, больше размышляя о целесообразности вообще своего тела здесь.
Хотя и сознание его целиком находилось в теле, отчего, формально говоря, Талек мог очень весомо аргументировать.

Удивляло одно - количество лишних. Телохранители, киборги...
И чего они - собравшие этот фарс - хотят от Древних? Чтобы расы молчавшие не годами, ни даже столетиями, заговорили на чистоту? Разумеется нет. Старшие и младшие расы не были настолько глупы. Но создание СПИЗ и демонстрация присутствия среди СПИЗ древних, создало прецедент для диалога? Эта свобода, свобода вести диалог в поле равноправия и голосований, усложняло задачу. Впрочем, усложнение это было спланированным и привносило новизну в игру. длящуюся тысячелетия.
Талек, поразмыслив, не стал садиться, а слегка воспарил над землей, как это, собственно, наиболее удобно Библиотекарям. Полы одеяний скрывали, что ноги его больше ни касаются пола, едва колыхаясь.

Древний молча наблюдал и слушал. Его не спрашивают - он молчит. Может быть, и зря он не слышал перепалку ДАЛа с принцессой ГОРН. Но не надо иметь много разума, чтобы понять природу любви ДАЛов к ГОРНам. Библиотекари, в лице Талека, безмолвно радовались.
А Лиза с еще одним сыном Королевы явно тут оказались, как в инкубаторе.
"Королева так добра к своим детям?" - удивился Талек, не припоминая особенно подобных событий ранее. Он ожидал (как и все древние лирианцы) что ее Величество использует ситуацию в том числе для подготовки потомства. Было разработано множество сценариев, некоторые из них предполагали похожую динамику и ситуации.

+5

15

Не играй с едой. Даже в политические игры. Однако, именно этим мы и собираемся сейчас заняться. Наверное, это весело, - но ощутить всю прелесть происходящего мешало нехорошее предчувствие.
Предчувствие обнаружилось сразу, едва раздвинулись створки дверей, ведущие в зал совета. Оно сидело в кресле, сверкало хищным оскалом и благоухало смесью порока с кровожадностью, дразня ДАЛов.
ДАЛы... - Шейд поморщился — они, как и арии, лишь игрушки древних — фигуры на шахматной доске, передвигаемые от скуки... Чего не скажешь о принце. Это проблема, а учитывая их интригу с убийством королевы — это огромная проблема... 
Иши поклонился их высочествам, едва за ним захлопнулась автоматическая дверь — обоим сразу, избежав тем самым проблемы с очередностью в выражении верноподданнических чувств. Ни один мускул не дрогнул — ни на морде ящера, ни на на личине человека, да и мысли свои разведчик умел скрывать идеально... Он послан сюда Ее Величеством, а большего никому знать не положено.
Но за внешней невозмутимостью скрывалась досада - все шло наперекосяк. Его опоздание, казавшееся такой хорошей идеей — ДАЛы наверняка не забыли своих транспортов с беженцами, скормленных Фаррхолгом разбуженной колонии ГОРН, ровно как и их уничтоженного сопровождения, а значит, чем меньше у них времени предаться воспоминаниям, тем спокойнее — но все это оказалось явным просчетом. И вот теперь ящер злился на себя - дались ему эти ДАЛы и их покойники... знай он, что Атраморс осчастливит собой Совет, пришел бы раньше... Хм... Знай он, что принца принесет на Землю...
Плохо работаешь, Шейд, ибо нет у нас врагов сильнее, коварнее и разрушительнее, чем мы сами.
- Прошу простить мое опоздание, - он занял крайнее место в делегации ГОРНов, - не самое удобное, чтобы вести переговоры по артефакту, но идеальное, чтобы видеть обоих королевских детей.
Что мы имеем? Мнимое покушение, которое при умелой организации можно довести до реального устранения монарха. Участники заговора — ну тут вообще все просто — я вот даже не думал скрываться, ведь это приказ Анны, боюсь, что принцесса тоже не заметала следы... А если королева будет мертва? И обвинят в этом Лизу... - память услужливо подсказала мотив — освободить Ариев... — Ну, допустим, я могу разбудить колонию ГОРН и... скормить им ДАЛов... - Шейд прикусил губу, скрывая улыбку — в сложные моменты в голову всегда лезут дурацкие мысли. — Перебьются диетой из землян... Допустим, при умелой политике они присягнут Лизе... Слишком много «допустим»... Война, династические склоки... И все ради того, чтобы вернуть ариев? Не, не верю. Скорее уж королева решила столкнуть наследников лбами, чтобы выбрать достойного... Или все же случайное совпадение?

+5

16

«Я любовь свою оставлю у порога,
и небрежно улыбнусь в момент прощанья,
потому что никогда дитя порока,
не полюбит непорочное созданье.
Агрх. Пришел. Белый – белый, горрячий – горрячий.

Принц наблюдал за величественно вплывшим долговязым Библиотекарем. Наблюдал, как детеныш, наверное, смотрит на так приглянувшийся леденец или пирожное, заливая слюнями витрину. Вечное противостояние. Лед и пламень. Терпение и безудержность. Наблюдение и действие. И при том щемящее притяжение. Вот так прямо взять, сжать, и сжимать, пока внутренности лирианца не взорвутся неупорядоченным вихрем Хаоса. И сожалеть, и страдать на расползавшихся в вечное безмолвие обрывках энергетических структур. Ненависть – любовь, ярость – тяга. Извращенное желание. Уроборос – змея, кусающая себя за хвост. Едины в противоположности. Древние.
Куда ж без ока Председателя. Уравновесил. Пришел из страха. Висит безмолвной истиной. Непогрешимой. Чтоб ни лишнего слова, чтоб ни единой мыслишки. Догадайся, детишки, мнящие себя взрослыми, что есть Древние. Пучьтесь, пучьтесь ДАлы. Что ваши воины, если сейчас тут схлестнемся мы, просто обменяемся уколами рапиры, и ваши все разборки, вопросы, мнения, игры в демократию превратятся в тлен.
ГОРН почти нежно улыбнулся Библиотекарю и почтительно чуть склонил голову. Неуправляемая волна уже теснилась в горле. Сейчас. Вот сейчас. Химическая реакция. Как мощный катализатор, которого давно искал.
Но, в залу вошел еще один персонаж. И принц отвлекся. Легко перескакивая от теснящего грудь удовольствия к вниманию и раздумьям.
Много, ах как много теперь ГОРНов. Как бы не решили, что вопрос слишком важен. Глупо так подставляться. Глупо так страховаться. Кто-то тут лишний. Но уже фигуры с доски не снять. Ах, мамочка, - сладко причмокнул, - Непогрешимая мамочка. Накрутила интригу с тройным дном. Теперь, мальчики и девочки, распутывайте клубок.
А ему хоть трын-трава. Он элемент энтропии. Сам даже не знает, что выкинет в следующий момент.
- Если мне будет позволено озвучить МОЮ частную точку зрения, - так тягуче и нежно протянул, что аж зубы у всех должно было свести от патоки, - собственно, на Земле есть тут одна нация*, с забавной религией, почти близкой к идеям конфедерации, - поклон в сторону ДАЛов и Библиотекаря. – Так вот, у них, ежели Вы что-то забудете на пляже, кошелек, допустим, набитый ценными бумажками, то он будет там лежать нетронутый, пока вы не вспомните и не вернетесь за ним. Ну так негоже нам, господа и дамы, оказаться более дикими, и позарится на чужое добро. Пусть лежит и ждет хозяина. А уж как уберечь, - сладко потянулся, аж до хруста в теле, - вот это уже тема для обмена мнениями.

* Имеется в виду Тайланд.

+5

17

Количество ДАЛийских воинов и жрецов в помещении благополучно сравнялось, когда на совет прибыл Кинебик. Тлан чувствовал и его неприятие, даже в походке киборгизированного воина и в том, как Кин сел, видна была неловкость. В общем, Хранитель отлично его понимал, (это он сам за годы жизни здесь настолько отошел от образа каноничного ДАЛа, тем самым заодно приблизившись к сути каноничного Хранителя, что пытался сберечь от бед даже молоденькую ящеричку), так что проводил соотечественника до места пристальным подбадривающим взглядом, так же коротко улыбнувшись в ответ и кивнув на приветствие.
К счастью, у него было время, всего пара драгоценных секунд, чтобы выдохнуть и… будто напрячься вместе с Кином, в помощь ему, чисто эмпатически, иначе бы…
Кажется, от входа полыхнуло жаром… томным и темным. Маслянистым, властным… Тиат очень медленно поднял голову – посмотреть на того, кто вошел, от кого так… и невольно затаил дыхание. Узкие глаза жреца прищурились, совсем превращаясь в щелки. ГОРН. Всем ГОРНам ГОРН, никакая маскировка не могла скрыть сущности Древнего, воплощенного Хаоса и своеволия, ни в грош не ставившего никого, и даже не пытавшегося это презрение скрывать. Как и внешний облик, его аура имела неуловимое сходство с Принцессой, но если Лиза сравнима была с дверью в кромешный мрак, то вновь пришедший беловолосый мужчина, в равной степени с наследницей ГОРН такой… ужасающе настоящий в своей гуманоидной форме, похожий разом и на собравшихся здесь ДАЛийцев, и на образцово-монументальных ариев-телохранителей, напоминал… черную ленту тьмы. Га-рин видел как-то выступления гимнасток, выступавший с лентой – вот именно этот образ немыслимо подвижной, невероятно гибкой, вездесущей, то есть могущей оказаться в любом месте в любой момент времени широкой, антрацитово-черной, извилисто-танцующей молнии сейчас явился Хранителю. И тем ГОРН был гораздо опаснее своей упорядоченной и более-менее статичной родственницы. Абсолютно непредсказуемый – возможно, даже самого себя не способный предсказать, бесконечно изменчивый Хаос.
Льдистый холод ужаса прошил позвоночник жреца от копчика до затылка, (а кто сказал, что ДАЛы не боятся? Плюньте тому в глаза, право! Как всякие мыслящие… да просто живые существа, граждане Федерации не лишены инстинкта самосохранения и знают чувство страха), но почти одновременно по тому же энергетическому каналу словно струю томительно-сладкого огня пустили – у Ти даже голова закружилась на мгновение. Хорошо, что ДАЛы не краснеют, а то бы бледные щеки целомудренного Хранителя запыли не только от нахлынувшего жаркого желания вполне определенного толка, но и от стыда за себя.
Га-рин Тиат, конечно, пытался справиться с собой, и это ему даже почти удалось, вроде бы – во всяком случае, он не побледнел ещё больше, когда пожал протянутую руку (лапу?) этого… создания, надо отдать должное, по-своему совершенного, и, наверное, даже зачем-то, по какому-то пока не совсем познаваемому замыслу, созданному Вселенной на благо всем. Но что-то… изменилось в нем самом, Тиате. Будто мелкий камушек попал в отлаженный механизм, ломая заевшие, но упорно пытавшиеся провернуться шестеренки, которые провернулись-таки, круша сами себя, и пошли в разнос. Будто натянулись до предела цепи, удерживающие чудовище, что чутко спало в тихой и темной глубине тиатовой души. Однако Принцессе Хранитель поклонился и ответил еще деловито-спокойно, можно даже сказать, с самым безмятежным и любезным видом:
− Благодарю, Ваше Высочество. Полагаю, чем шире будет спектр высказанных мнений, тем полнее можно будет учесть интересы разных рас, небезразличных к обсуждаемому вопросу, и удовлетворить их.
В воздухе так и искрило от напряжения невидимо, причем своеобразными полюсами, между которыми проскакивали убийственно мощные заряды, стали сейчас две белокурых особи – Она и Он. Что за противоборство, что за игра умов и сил между ними происходили, Тлан не понимал, и его собственнный разум сейчас слишком мутился, чтобы представить для рассмотрения неискаженную картину. Хранитель горько и всем существом жалел, что наставница Атл не присутствует здесь по причинам более чем объекивным – ее опыт и талант смогли бы противостоять висящему здесь незримо ментальному напряжению, очень высокому. Плюсом и минусом в какой-то мере были сами делегации ГОРНов и ДАЛийцев, да еще одинаково мощные ГОРНы перетягивали силу друг от друга…
− Да, мне кажется, еще не все участники нашего совета прибыли, − успел сказать Тиат, перед тем как явился… о-о… сам Архитектор и руководитель СПИЗ.
На самый кратчайший миг, на время самой этой мысли Хранитель подумал, что теперь ему станет легче, что установится равновесие, что три точки опоры для этого оптимальны… но эта надежда рухнула, погребая под собой остатки тлановой уверенности – создавалось ощущение, что здесь вообще присутствовала очень качественная голограмма безымянного всего лишь. Лирианец молчал, будто воды в рот набрал, молчал даже мысленно.
Зато следующий вошедший принес с собой такой шлейф застывших криков боли, такой вихрь безнадежной кипящей ненависти, что Ти просто захлебнулся, еле устояв на ногах. Ему пришлось схватиться за спинку стула, чтобы не упасть от этого раскаленного докрасна черного смерча. Черная пантера безумия, старательно и тщательно спеленатая цепями в полыхающей такими же багровыми сполохами адской тьме, ликующе взвыла так, что Тлан почти оглох, за этим протяжным, непрекращающимся воплем жестокого торжества не слыша, что мурлыкающе говорит беловолосый самец-рептоид, Хранитель видел только, как хищно и самодовольно изгибается его сильное тело…
Разминаясь перед охотой.                                 
Охотой на них.
Никому не уйти. – Вздулась кровавым пузырем единственная мысль. – Если я не…
Медленно, будто под водой, поднимая голову, Тиат не заметил, как стремительно чернеет и осыпается хлопьями праха стоящий на столе букет цветов, на который он случайно взглянул.
ГОРНы тоже состоят из живых клеток, подверженных умиранию.
Значит, я могу. Я способен. 
Не открывать глаз… не задеть других, ориентируясь только на ауры мрака… 

+3

18

Ее величество в сопровождении двух воинов-рептоидов в кроваво-красном платье дефелировала к помещению. Медлительно-грациозно, она изгибалась кажется всем телом при шаге, плавно перемещаясь, почти паря над землей. Нет, не в прямом смысле слова, но весьма похожим образом. За охранниками шел вриитанин. Уже без маскировки, он вновь вызвал пару тихих ругательств со стороны убирающейся невдалеке Марфы Васильевны.
Анна была довольна собой, отдохнувшей и настроена крайне игриво, с нотками нездорового голода по крови своих же детей. Тут присутствовали дочь и сын из выводка. Она помнила их вылупление и первые нелепости. Помнила взросление и следующие нелепости. Хищная улыбка на мгновение подобрела и... показалась дверь, которую воин открыл перед ее Величеством. Второй и вриитанин застыли в поклоне, оставаясь ждать у дверей. Анна взяла с собой оружие, и сенсоры совершенно отчетливо дали бы понять о любых возможных угрозах. План Анны предполагал и попытку покушения в этих условиях сбора. Хотя, как говаривала Анна, дипломаты и высокопоставленные деятели из младших - плохие воины.
Так и было. Дипломаты говорили, а воины - воевали. Этот старый закон о младших расах оставался при деле. Только незначительные повстанческие силы, которые обозвали себя гордым именем. Нет, арии были постоянным анекдотом Древних. Их междусобойчик...
И ее Величество увидело разумеется их. В помещении, где находился уже не один Древний, были арии. Бестолковые и бесполезные. Нет, не только младшие дипломаты и властители. Но еще и самые что ни на есть охранники. Право же, это было так смешно. Анна переглянулась с Талеком. И медленно склонила голову, играя "на публику" в ненависть двух древних противников. Они, лирианцы и ГОРН - вечные враги. И прочие должны знать именно эту правду.
Анна, войдя без всякой охраны, с улыбкой довольной пантеры, вплыла в помещение и посмотрела на каждого в нем. Кроме Тлана. ДАЛ выдавал странные эманации. Походило, что бедняжка даже может что-то выкинуть из их любимых религиозных сюрпризов. Вриитанин, получив данные, аккуратно вошел следом и, сделав приветственный поклон, отодвинул перед ее Величеством стул и усадил ее за стол переговоров.
Анна села, попутно получая потоки данных. Вриитанин остался стоять, иногда косясь на Тлана и Безымянного.
Королева посмотрела на воина, Шейда Фаррела. И изящно, но незаметно, указала на обезумевшего ДАЛа, будто бы приказав: "следи за ним!"
Библиотекарь не станет читать, но он и сам приглядит за отпрыском идей своей расы. Впрочем, в ДАЛе обнаруживались подозрительные следы, наталкивающие на ответ, которым терзался сам ДАЛ: "почему Безымянный молчит". В ДАЛе происходило нечто странное даже для странного ДАЛа. Но молчание - не в ходу у говорящих.
- Мои приветствия вам всем. Я несказанно рада видеть каждого присутствующего. Это внушает надежды на развитие каждой расы в самом быстром темпе, победу эволюции вопреки страху потери пережитков прошлого. Каждый, включая так необходимых охранников, - уже отчитывала она дитя, делая это незаметно, - может найти сегодня пространство, где мы придем к пониманию, чего же хочет каждый.
Королева говорила необычайно мягким голосом. И она прекрасно понимала, что ее вид - это воплощение зла для всех, кроме, разве что, вриитанина да лирианца. Ее голос был словно противоречием для ужаса, которое нагоняли самы мысли о ее расе, не говоря о панике перед мыслью о встрече с Королевой.
И вот, она. Королева.
Никакого самодовольства. Но Анна была довольна тем, как отлаженно работает механизм безумия и развития. Как игра Древних продолжается в веках и как приходят новизна и развитие даже в игру таких существ как ГОРН и лирианцы.
"И как же вы дошли до согласия на этот нетрадиционный беспредел?" - спросила она мысленно лишь Талека, скрывая мысли от прочих мозгов.

+5

19

Недаром внимание Лизы было приковано сейчас по большему счёту именно к этому удивительному Хранителю. Он нравился ей, привлекая своей… той самой, восхитительной неоднозначностью. Во многом он был ассоциативно близок Лирианцам – снежно-белый снаружи, и с багряно-чёрной Тьмой нутра. Красиво и гармонично, но эта гармония, шаткое равновесие ДАЛа рушилось, словно хрупкий карточный домик.
Чаша весов угрожающе накренилась в тот миг, когда ещё явилась она, Принцесса. Парой пёрышек на другую чашу упали те два сияющих столпа – арийцы. Затем её дражайший братец, раздражающая даже её мелочь – начал становиться уже чем-то чрезмерным для безумно чувствительного Га-Рин Тиата. Сияющим кристаллом кварца, следом, в помещение «вплыл» - иначе не сказать, Архитектор.
И в это мгновение Лиза ощутила нечто странное, не до конца понятное, и лишь спустя мгновение осознала – это _её_ весы качнулись. Возрождалось то самое, древнее, глубинное, и не до конца выхолощенное в ней чувство… родства? Ненависти? Притяжения? Как бы там ни было – но светло-серые глаза скользнули с Хранителя на Лирианца, с куда более сдержанным выражением, чем то, каким его одарил Атраморс. Тот, кажется, вообще не собирался никак скрывать ни единого из… чувств. Лиза не понимала этого. Лизе показалось даже лишним демонстрировать вспыхнувшие в ней подобно щепотке пороха эмоции – сверх тех, которые дочери Королевы полагалось испытать при виде «идейного врага».
Лиза была очень странным ГОРНом, что ясно как день. Ошибка или прогресс? Новый виток, новая ступень их эволюции. Деградация? Станет ясно лишь в ретроспективе.
Лирианец молчал – не издала ни звука и она, к тому же следом вошёл ещё один Ящер – Шейд.
Она почти слышала, как ещё один камень цвета обсидиана и веса свинца рухнул на ту самую плоскую чашу… как угрожающе колыхнулась вычурная стрелка, дрожащая, бесконечно меняющая своё положение. Но сейчас, кажется, её направление не сулило ничего хорошего окружающим.
Лиза ощутила, как почти безотчётно, повинуясь лишь кратчайшему импульсу, напряглось её тело, как перед хищным броском. Всё же, несмотря на все свои отличия от её народа, Принцесса оставалась столь же совершенным орудием убийства.
Она улыбнулась Шейду, сохранив в уголках губ и глаз намёк на тепло, она снова взглянула на ДАЛа, она поняла – и увидела – как глубокой чёрной тенью оттенилось белоснежное его сознание. И ослепительно отчётливо поняла, что секунды, мгновения ещё – и чернота поглотит Хранителя целиком, и Хранителя не станет. Будет что-то другое. Невообразимо прекрасное, опасное – даже для них, для ГОРНов, и это было сродни сиянию пламени для мотылька.
Сродство с Лирианцем усилилось, и Принцесса смежила веки. Беззвучие. «Слушай беззвучие… а хранить твой покой буду я».
Дёрнуло снова, в том, что называлось душой. Дёрнуло, зацепив острым краем, и закрутился барабан необъятной музыкальной шкатулки, вытягивая напряжение тетивы до предела. Слова брата – сухой аккомпанемент шелеста песка. Сейчас слова пусты… а жаль. Но ведь предстоит куда более интересное развлечение.
Этот ДАЛ…
Он поднял голову, и те самые, без того хрупкие растения, установленные на столе в качестве украшения (безыскусно весьма, на взгляд Принцессы) обратились в прах. Как очаровательно. Лишь на короткий миг Лиза видела, как разошлись веки Тлана – и цветы погибли. И он снова смежил их… выжидая? Тварь, в ощущениях ящерицы, вытягивая когти и гнущая спину, тоже была охотником. И она была очень, очень голодна…
Тетива грозила лопнуть с мгновения на мгновение, и незаметная судорога уже прошла волной по телу «девушки», предвещая её движение… и с шелестом снова раздвинулись двери, впуская Её.
Королева.
Это могло бы испортить всё. Изящное движение Кожи, превращающей изящную когтистую конечность Анны в не менее изящную и сильную ножку, могло бы растоптать каждый порыв Принцессы, смять и отбросить. Уничтожить столь же легко, как одно слово Приказа уничтожало Миры.
Щелчок, и сорвавшаяся тетива почти-больно хлестнула, а барабан, преодолев сопротивление, закрутился с бешеной скоростью.
Анализ. То, для чего она была создана. То, что надлежало использовать сейчас, а не действовать сугубо на тех самых эмоциях, которыми так манил её ДАЛ. Она скучала об этом? Вот об этом? Ей этого не хватало? Как глупо.
Спасибо, Мама. Ты, как всегда, права.
Посвоевольничаем немного?
Грациозное движение, в котором сплёлся порыв встать из-за стола, склонить голову перед матерью и сделать, кажется, один-единственный шаг. Неуловимо для ДАЛов, смазано – даже для «своих» - Древних. Туда, где Безумие пожирало пядь за пядью Разум Хранителя. Безумие, готовое обернуться смертью.
И было сладко осознавать в этот миг ту силу, то остаточное могущество, обострённое в ней, позволяющее предотвратить тот ледяной шторм, готовый пожрать _её_ сородичей. Была ли она с ним связана? Сейчас, пожалуй, как никогда впредь – и уж всяко, как никогда раньше. И его _намерение_ становилось её _знанием_, кому он со всей страстностью и яростью желает исчезнуть.
В движении рук, нежными и хрупкими птичками вспорхнувших к лицу ДАЛа, не было ни тени угрозы – хотя в её власти было единым движением свернуть его шею. Просто и без изысков. Но мы ведь не можем так, верно? Это нецелесообразно.
И обратить связь в узкий шип, вонзаемый в затылок Га-Рин Тиата, незаметно и неощутимо для остальных, но совершенно отчётливо для него. Не ошейником для Твари, не новыми и новыми цепями, а, скорее, соответствующей дозой «транквилизатора». Подменяя жажду убийства жаждой сна и усталостью.
Стоимость? Цена? Да, братец, несомненно ты позабавишься. Безусловно – содрогнуться другие Светлые, глядя на ту самую «клубящуюся тьму» за плечами Хранителя, на хрупкие ладошки, в невинном подобии детской игры в «угадайку» закрывающие тому глаза. Пальчики, не позволяющие поднять веки. Веки – велика ли преграда? Для Твари, очевидно, непроходимая. 
Посмейся, братец, над уплаченной ценой. Над тем, как за плечами возвысятся арии – причина мягкого недовольства Матери – становясь опорой и поддержкой для своего возлюбленного дитя.

+5

20

«Это красное платье, для чего ты надела?
Словно пламя в объятьях вольного костра.
Это красное платье, да бутылка мадеры,
Вот бродячее счастье с ночи до утра».

Мизансцена оформилась, вся, до конца, не отнять ничего не добавить. Может, самую каплю и обидно, что вот, все, и он больше не нужен. Пакуй манатки, красавчик, и до дома, до норки.
Ах, как чудесно у жреца шарики за ролики закатились!.. Вот какие перверсии рождает длительное воздержание. Конечно, срыв Хранителя, принц, в меру своего эгоизма, относил полностью за счет своего безграничного обаяния и сексапильности. И попробовал бы кто разубедить его в этом.
Первый срез реальности. Сгорающий в прах цветок на столе. Удар, ошибка, срыв переговоров. Если бы не Библиотекарь, принц уже давно бы нависал за спинами двух ДАЛовских голубков-любовничков, сжимая смертоносными когтями их тонкие и нежные шейки. А что? Руки развязаны. Не умеете вести переговоры – получайте, что заслужили. Выпотрошить до последней кишочки. И его поддержат все переговорщики всех времен и народов. Но присутствие Сияющего дарило сладкой парочке жизнь и, даже, возможность нарожать новых белобрысеньких ДАЛчиков. Он же не враг своему здоровью.
Второй срез. Милая-милая сестренка. Какая позиция. Какое самопожертвование. Пальчики на подрагивающих веках. «Поднимите мои веееки» (с). Самое великолепное оружие для покушения. Любимый мамулек напротив. А как не удержат рученьки. Упс. Какая трагедия. Гнусный, вероломный, мерзкий ДАЛ. Да я ж все, что могла. Ну, вот все же. Ан, нет, не сдержала. И кто упрекнет? И красавчики арии за спиной уже, и ГОРН-воин. Гарантировать легитимность. Ловкая тихоня. - Принц аж подмигнул сестренке, на аплодисменты, жаль, времени не было.
Третий срез. - Как тебе к лицу это красное платье. Кровь на нем бы была не видна, если б она была человеческой. Вриитанин за спиной. Падите все ниц. Будь они мудры или чуть больше знали, так бы и сделали.
Ну вот, что тут еще добавить? Что Хаос еще может внести в эту картину?
- Ваше величество! Я защищу Вас! Закрою собой! Я… арх… гырррр… аааа…
Доблестный, прекрасный в своем самопожертвовании, великолепный в своей молодости и красоте, беззаветно храбрый и любящий, верный принц бросился между королевой и сумеречным взглядом Жреца. И попал, вслед за цветком, в мясорубку безжалостных сил, жестоко впившихся в его цветущее юное тело, когтями тлена и разложения. Сначала печать праха выжгла его руку, которой он пытался прикрыть лицо. Потом занялась, разрывая клеточные связи, за тело. Протаивая страшными, обугленными дырами. И только, когда дошла до связок, прекратились ужасные, рвущие перепонки и дерущие души, крики и вопли истаивающего и ссыпающегося в прах к ногам королевы несчастного принца.
Четвертый срез. Перемещение к Библиотекарю, пока его двойник-голограмма корчился и приковывал все внимание и все порывы милосердных душ, пусть и ненавидящих его род, но все ж не готовых, чтобы противник так погибал, следовало произвести так, чтобы Древний не посчитал это нападением. Так что спокойно, без угрожающих движений, наоборот, со всем миролюбием и расположением – «я пришел с миром». Просто чуть передохнуть под его Светлым крылышком и вежливо пообщаться.
- Мнем, Ваше превысокое координаторство, - задумчиво протянул ГОРН, когда его двойник-таки превратился в горку пепла, и живой голос «махинатора» вдарил по мозгам неподготовленных Младших еще одной дозой шока от его непринужденно развалившейся в кресле рядом с висевшим над полом Лирианцем, прелестной, живой фигуры, - Вам не кажется, что на Ваших ПОДОПЫТНЫХ... - взгляд в сторону Жреца, - ...надо намордник надевать? Вот посмотрите на наших, - кивнул на охранников Лизы, - воспитанные, сдержанные, не гадят где попало, голос подают только по команде. Мы, собственно, готовы помочь и в дрессировке Ваших, - очаровательно улыбнулся.
Бабах! Информационная бомба. Собственно, это и была личная, принцева, «вишенка на торт» для данной, уже давно целостной картины. Какая думающая раса спокойно переживет кусок тайны, что они всего лишь подопытный кролик для кого-то? И уже не важно, сколько будет слов в опровержение. Семя посеяно.

Отредактировано Атраморс (30-09-2013 21:53:11)

+5

21

Талек все это время и правда походил на голограмму самого себя, хотя и присутствовал на самом деле здесь во все своей красе. Ему для полного счастья не хватало только прямой розетки от располагающегося невдалеке генератора скального. Хотя Библиотекарь благополучно напитался. И потому не стал для него сюрпризом ни царящий фарс, ни выходки выводка ГОРН. Смотря на поведение ДАЛа, Талек видел, как обнаружилась фрагментированная сущность внутри служителя истины и прочих благ Вселенной.
Впрочем, лишь глубокое понимание причин и задач, стоящие перед этой аномалией Тлана, позволяли Талеку не раздолбать далийского дипломата, демонстрирующего Силы, едва ли далийского происхождения. В процессе развития припадка, становилось древнему очевидно, что процесс решится сам собой, пока не открыл свою пасть ГОРН из королевского выводка. Он говорил в первый раз вещи верные и здравые. Но не позже. Комедия, которая разворачивалась на голограмме, Безымянному дала понять, что открытый рот Атраморса будет ознаменован подростковой (в земном смысле) бравадой. И...

Во избежание ненужных вопросов - откачайте воздух из помещения.
Звуковые волны в вакууме не распространяются. (C) Masacr

И вот, Атраморс, устроил прекрасную иллюзию. Понеслось его творческое начало в самое неподобающее русло.
Он приблизился. А лирианец продолжал парить, в принципе не привлекая внимания к себе. Разве что поглядывая на участников. Охранники же взгляда не удостаивались.
Вошедший вриитанин был хорошо знаком куратору и даже приглянулся, как очень высококвалифицированный сотрудник.
Принц открыл было рот, обращаясь к "врагу":
- Мнем, Ваше превысокое координаторство, вам не кажется, что на Ваших ПОДОПЫТНЫХ... надо намордник надевать? Вот посмотрите на наших, воспитанные, сдержанные, не гадят где попало, голос подают только по команде. Мы, собственно, готовы помочь и в дрессировке Ваших.
Ситуация требовала речи звуковой и доступной слуху каждого присутствующего. Архитектор неторопливо повернулся всем телом в сторону принца и ответил своим обычным голосом:
- Нет, - в ответ на это циркачество.
Библиотекарь обратился к Анне, также с помощью телепатии, слышной каждому ГОРНу.
- Ваше Величество, - в тоне звучало уважение, и радость встречи. - ваш ли дизайн поведения принца? - эта реплика уже звучала безрадостно, сдержанное многоголосье показывало, что Библиотекарь видит в этой выходке нарушение их древнейшей игры: управлять фигурами на доске так, чтобы фигуры не знали об этом.
Оглядев всех присутствующих еще раз, Библиотекарь, раздраженный бестолковостью происходящего, озвучил:
- Причина нашего присутствия. Задачи этой встречи.

+5

22

Гесу, а в человеческом мире Джессу, Аньэлю политика была… Самым верным было бы подобрать определение «параллельна». Он, со своей привычкой жить «здесь и сейчас» вообще крайне параллельно относился к всевозможным дрязгам, войнам и прочему. Боль, разве что, категорически не любил, ну так боль тут пока никто и не причинял.
Его даже обыскали на входе. Количество оружия, которое Джесс абсолютно без малейшего умысла пытался протащить в здание сугубо по фану, приближалось к критическому. Кто-нибудь, близко знающий ДАЛа, вполне мог бы предположить, что такое огромное количество всяких новомодных убийственных штучек он на себя навесил не из желания кого-нибудь убить, а из желания подольше проходить этот самый обыск. Во всяком случае, после того, как Джесса разоружили и отправили в зал, все проверяющие являлись обладателями стикеров, на которых изящным Джессовским почерком был старательно выписан номер коммуникатора и предложение звонить в любое время. Ну а что? Чем Вселенная не шутит?
Собственно, в процессе обсуждения Джесс тоже сидел весьма вольготно. На грани приличия устроившись в кресле, так, чтобы позу его нельзя было расценить как оскорбительную, и к ней нельзя было придраться, но при этом и так, чтобы выглядела эта поза если не роскошно, то хотя бы просто привлекательно. На столе перед ним лежали светло-розовые, непошлого оттенка стикеры на клеящей основе и блестящая золотом ручка-паркер. ДАЛ искренне, как сорока, любил все блестящее.
Изредка он накручивал на ручку прядь своих белых, собранных в хвост и перекинутых через плечо волос, словно раздумывая. Серые глаза внимательно следили за всеми находящимися в зале из-под темных ресниц – Джесс без малейшего зазрения совести красил эти самые ресницы. Не тушью, полумер он не признавал, а краской. На фоне белых волос и белых же бровей угольная чернота ресниц, обрамляющих стального цвета глаза, выглядела если не потрясающе, то вполне неплохо. К совершенству Джесс и не стремился, что ему было то совершенство…
Поэтому ДАЛ сидел, закинув ногу на ногу, благо, под столом было не видно, вертел в пальцах блестящую ручку и слушал, откровенно дурея от скуки. Ничего нового на политической арене, в общем-то, не происходило. Полюбоваться, конечно, было на что. И если присутствующие в зале женщины Джесса практически не интересовали (нет, ну что он там не видел-то?!), то с мужчинами все было куда интереснее. Да и направленность своих взглядов Джесс никогда не скрывал.
Бояться Ее Величество было уже как-то скучно. Желать – опасно, хотя он и не отказался бы от такого поворота собственных пристрастий. Правда, королева относилась к той категории женщин, возжелать которых смертельно опасно для жизни. При всем своем легком отношении к смерти, умирать Джесс не хотел, поэтому дипломатично делал вид, что Ее Величество его интересует исключительно из вежливости. Так, впрочем, и было. Зато Высочества…
При виде принца черные, окруженные серой радужкой, зрачки ДАЛийца дрогнули и разошлись, как у охотящейся кошки.
Большую часть совета Джесс сидел и думал, насколько неприлично будет складывать из стикеров с номером телефона самолетики и пускать по залу. По всем фактам выходило, что будет очень неприлично. Вплоть до того, что его красивую патлатую голову оторвут прямо здесь и пришивать обратно не будут ни при каких условиях.
Остальное время он со скучающим видом, прилепив на собственное симпатичное лицо выражение «печной заслонки» и тщательно подретушировав для окружающих свой мысленный поток, раздевал присутствующих мужчин взглядом. Планомерно и по одному. Медленно, неторопливо, попутно вслушиваясь в умные разговоры, которые здесь разговаривали, и рисуя закорючки на стикерах. Закорючки выходили совершенно неприличными.
К моменту, когда все заверте… он как раз успел добраться до Тлана взглядом, прикидывая, а не сходить ли ему к этому самому Тлану после того, как все закончится, и не пригласить ли его на чашечку горячего, темпераментного, совершенно разнузданного чаю. Правда, оный чай и Тиат как-то плохо сочетались во времени и пространстве, но Джесс все равно не оставлял надежд добиться своего. Но не получилось.
Обстановка стала накаляться как-то уж слишком быстро, а этого ДАЛ не переносил. Он был миротворцем по сути своей, хранителем любви, приходящим ко всем и одаряющим их этой любовью, даже если одаряемые орут, дергаются и пытаются укусить. Блядью он себя при этом не считал, и другим не советовал – стрелял темпераментный ДАЛ иногда быстрее, чем думал. И делал это очень метко.
Поэтому он закрыл глаза. Подпер рукой щеку, зарываясь пальцами в жестковатые белые волосы, пробежался языком по подсыхающим губам и сомкнул веки, ища среди разума окружающих один-единственный. Ему даже показалось, что он промазал немного. Задел не только Тлана, а кого-то еще, некстати попавшегося под руку и оказавшегося без ментального блока. Но времени выяснять не было.
Трудно сходить с ума и убивать окружающих, когда тебя ментально держат за самое дорогое, что может быть у мужчины. Не то что бы Джесс держал…
Он был хорошим телепатом и хорошим эмпатом. Не идеальным, не сверхталантливым, но вполне годным, получившим свои навыки путем долгой практики – круг знакомых Джесса был огромен даже по меркам самых завзятых экстравертов.
Практиком он тоже был хорошим.
Вытаскивать Тлана нужно было быстро и так, чтобы он тут окончательно крышей не поехал – этого Джессу совершенно не хотелось.
Его образ обволакивал. Это была не та волна разнузданного желания, от которой у белобрысого ДАЛийца до сих пор сердце подпрыгивало не в такт, вплоть до мыслей о том, что после всего этого балагана не устроить ли ему диверсию и не обменяться бы с Его Высочеством телефончиками. В метафорическом, естественно, смысле, но суть была примерно такой.
Но образ, сотканная эмпатией и телепатией волна эмоций Джесса, была иной. Пошлой, откровенной, но теплой, как нежащийся в ладонях котенок. Она не запугивала, не пыталась погрести под собой, но грела, обволакивала, утешая и снимая с сердца горести. Она не хранила в себе жестокости и жажды обладания, силы и власти, грубости. Но она несла в себе головокружительное почти тепло, страстную, жаркую мягкость, необузданную, горячую страсть, мирную и почти созидательную.
Если бы Джесс мог, он бы взял разум Тлана в свои ментальные ладони и отогрел бы его, сберег, утешив и укрыв. Он и пытался это сделать. Может быть, даже смог.
Только промазал чуть-чуть. Не промазал даже, ошибся немного с приватностью. Коснулся не только Тиата.
И все, что имел Джесс по этому поводу сказать, вкладывалось в простое, произнесенное одними губами «Ой». Взгляд его метнулся по помещению. Если бы ДАЛ мог покраснеть, он бы, наверное, сделал это очень очаровательно, но он не покраснел. Только передернул плечами, виновато, чуть по-кошачьи, и понадеялся, что принца зацепило. Ну, мало ли… Может же Вселенная его немного порадовать?...

+5

23

Размышления о сложностях престолонаследия прервало ощущение надвигающейся опасности, источником которой являлся Хранитель и его рвущаяся наружу энергия смерти.
Знакомое, надо сказать, ощущение.
Это всего лишь волны... Нет нужды соприкасаться с ними лично, вокруг полно электричества для создания дистанционных помех, способных если не погасить, то хотя бы отклонить убийственный импульс...  — лукавый взгляд ящера метнулся в сторону Безымянного, обозначая направление паса: — Думаю, ты отобьешь, — мысль хоть и обращена была Библиотекарю, но прозвучала только для себя — собственное сознание разведчик экранировал виртуозно: — А ДАЛы получат хороший урок. Младшие расы так предсказуемы в своей ненависти... — в этот момент раздвинулись створки дверей.  — Чего не скажешь о Горнах... — подумал Иши, поднимаясь, чтобы приветствовать королеву.
Он уже плел сеть фотонов, когда Анна обозначила цель, но случилось непредвиденное — Лиза метнулась к ДАЛу и возложила на него свои прекрасные ручки. На изумленное, невысказанное «Зачем?!» быстро нашлось объяснение — Лиза же у нас нетипичный ГОРН... Хорошо хоть не увенчала его веткой омелы и не посыпала сушеными мышами...
На фоне этого «светлого образа клубящейся тьмы» выходка принца импонировала куда больше, и Шейд едва удержался от мысленных аплодисментов за попытку посеять сомнения в душах ДАЛов — пора уже белоголовым расставаться с розовыми очками. А вот лирианцу, похоже, возможная потеря нимба по вкусу не пришлась... Хотя какая уж там потеря — так, легкое потемнение...
Иши, безусловно, промолчал бы, по многим соображениям — и профессиональная этика, и присутствие королевы, но Безымянный был так красноречиво обижен, что ящер не удержался, и на фразу:
Причина нашего присутствия. Задачи этой встречи, — очень громко подумал — вроде бы ни к кому конкретно не обращаясь:
Изменить условия игры?
Вслух же произнес — буднично, словно не было ни камлания принцессы, ни комедии принца:
— Как эксперт, хочу заметить, что высказанное здесь предложение «извлечь и вывезти» артефакт, приведет к потери данной звездной системы... Ближайшие тоже пострадают, — он был совершенно честен — так оно и произойдет, просто не стал уточнять, что именно приведет к подобному результату. 
— Также не стоит забывать, что есть вещи, владеть которыми тем, кто еще не научился владеть собой, — ящер бросил красноречивый взгляд на ДАЛа, — как удобно, как вовремя тот сорвался... Спасибо, Ваше Высочество! — Опасно и для них самих, и для всех остальных.

Отредактировано Шейд Фаррел (07-10-2013 19:57:18)

+5

24

Время исчезло, как категория, свелось к одному бесконечному и бесконечно ускользающему мигу. И в этом вечном «прямо сейчас» Тлан был абсолютно свободен от общих ДАЛийских правил и полностью порабощен собственными желаниями. Он стал чем-то противоположным образцовому ДАЛу, он упивался непредсказуемостью происходящего, он как озон, режущий легкие свежестью, глотал Хаос, который сам же и породить хотел. Очень хотел. Безумно.
И кто мог ему помешать теперь? Чем?! Даже попытки были обречены. Вместе с теми жалкими глупцами, кто предпринял бы их.
Никому не уйти. – Снова вздулась кровавым пузырем та же мысль, полная небывалой, точнее, прочно забытой уверенности и веселья. – Я хочу, чтобы их не стало. Раздражают. Надоели. Исчезните все.
Больше он не думал, и это  было настоящим блаженством, просто полетом в грозном, но бесшумном вихре. Млечно-белые волны дружеской заботы и совершенно не дружеского, не братского даже желания Геза, будто зеркально-черный купол захлестывали, покрывая, слегка обволакивая, как положено теплой жирноватой молочной эмульсии, но не проникая под него, туда, где тьма сознательной слепоты, глухо, а вернее – беззвучно клубилась тяжелым, муаровым, как шкура кроваво-черного леопарда, недвижно плыла под веками лилово-зеленоватыми докучными загогулинами от слишком ярких, слепящих ламп. И тьмой… собственно, живой тьмой, воплощенной в тенях – неподвижных и скользящих… скользящих?..
Га-рин Тиат не был неуклюжим неповоротливым толстяком – даже в образе долговязого Тео Манна он двигался хоть и неловко, но быстро, что уж говорить о тренированном и стремительном, изящном, похожем на белый электрический разряд, Хранителе? И все же он не успел – да и никто бы не успел! – одна из угольно-черных теней в его кровавом, темно-красном мраке метнулась, смазанно от скорости, назад, выходя из поля даже внутреннего зрения, и вот уже внешне хрупкие ручки вставшей непоколебимо за спиной принцессы, словно в милой детской игре, накрывают ладошками так и не успевшие открыться глаза ДАЛийца.
О, конечно, он пытался содрать с лица эти якобы хрупкие пальчики… но с таким же успехом можно было разгибать стальную арматуру в три раза большего диаметра, чем пальцевые косточки нежной девушки. Потеряв несколько драгоценных мгновений на то, чтобы понять это, Ти попытался вывернуться, но не успел: в затылок, в самую киселистую мякоть мозга будто стальной стилет вонзился, и извивающееся движение завершилось тем, что колени ДАЛа подогнулись, и он мешком осел, оглохший от пронзительного воя адской пантеры, перерастающего в режущий, звенящий визг боли, затихающий в удушающей темноте.

Отредактировано Тлан Тиат (10-10-2013 21:43:44)

+3

25

Хаос нарастал вокруг, порождая во множестве спонтанных событий удивительный порядок и почву для развития. Кому, кроме ГОРН, знать природу Хаоса так? Библиотекари делали обратное. И сейчас, вместе столкнув слонов, ладей и ферзей в кулуарной беседе, выигрывала сторона ГОРН. Разумеется, ее хладнокровное величество радовалось этому факту настолько, насколько может радоваться Королева.
Безымянный (как, впрочем, и все из настоящих лирианцев) дистанцировался и уходил в оборону, превращался в оплот порядка. Эти игрища не надоедали детям Первых на протяжении тысяч лет. Как и сейчас - новые шахматные доски и новые фигуры безжалостно бились.
В открытости диалога была своя изюминка, извращенное удовольствие вуайериста, которому позволили невидимым находится в раздевалках.
Атраморс ломал комедию, как, впрочем, и всегда. Эта черта в характере детеныша прельщала Анну. Но с такими замашками пока лидером ему стать не грозило. Анна наградила дитя сдержанной улыбкой. Даже когда тот оказался прямо около Талека, врага расы рептоидов. Слишком много близости Древних явно не дает положительного влияния на их игру в борьбе за истину. Но что поделать.
Дочь также не могла порадовать, совершая новое. В новизне всегда есть плюсы - считали рептоиды - и в новизне скрывается эволюция к наиболее эффективному развитию.
Мимолетно глаза Королевы скосились на вриитанина. Серое воплощение рассчетливости, просто детская версия Библиотекарей, он спокойно наблюдал за приборами. Приступ паники накатил на серого в виде быстрой проверки показателей щитов. Нервничающий вриитанин - зрелище редкое и забавное. Мимолетно она еще раз оценила иронию: раса слуг и самых приближенных к ГОРН - будто бы ослабленные копии Библиотекарей.
Улыбка становилась все менее сдержанной.
- Все сам. Никакого моего вмешательства. Это у него от души идет. Гадости по расчету он так помпезно не делает, - телепатический голос Королевы, обращенный только к Талеку (и для него же слышимый) выдавал смех.
- Что же, великие лирианцы не станут спасать своих идеологических отпрысков? - ехидно подметила она.
- ГОРН приветствуют всякого рода действия, кроме голодовок. Обсудим же наилучший вариант нашего с вами развития, - она говорила бархатным, почти сладким голосом. - Артефакт является сложным вопросом, и каждая из рас сможет найти его крайне полезным для себя. Это существенно осложняет задачу переговоров.

+5

26

На языке Древних ругаться смысла не имело, однако в какой-то части сознания определенно появилась такая острая потребность. И исчезла.
Талек, едва меняя положение в воздухе, взглянул в глаза Шейда, не упустив его громкую излишне мысль. И... хмыкнул. Телепатически.
А что было говорить? О, изменениях в игре принимают решения владыки древних рас, а не наблюдатель с воином. Да, стоя при Королеве, конечно, можно было обсуждать и даже оказаться услышанным одной из сторон. Но Безымянный не отличался тем, что планировал пойти против устоявшихся правил. Он был настоящим и в какой-то степени патриотичным представителем своей расы. Что еще ожидать от скрывающегося выродка - на четверть рептоид, на 3/4 библиотекарь? Разумеется, ожидать следовало весьма и весьма четкого соблюдения признаков своей расы.

Безымянный, не подавая никакого вида, слушал Анну, продолжая с ней беседу.
Уважительное телепатическое многоголосье, слышное лишь ей:
- Ваши действия реакционны.
- Попытка извлечь и вывезти артефакт не повлечет за собой таких разрушений, - опроверг Шейда Талек. ГОРН забывал, что земляне - проект Библиотекарей. И хоть Библиотекари выиграли в начале эксперимента, раса розовокожих осталась для них слишком интересной.
Но зачем древнему показывать (и начинать) перепалку между собратом по знанию о природе артефакта, открыто на совете с младшими. Вернее сказать "совете" - ибо только кавычки способны показать истинную природу этого сборища циркачей со зрителями.
Оглядев помещение еще раз ментальным взглядом, пришелец понял, что не полностью еще уверен: все ли циркачи показали себя, или кто-то из зрителей скоро тоже выкинет фокус?
- Артефакт опасен.
Закончил он свою речь противоположным образом, согласившись с невозможностью вывоза артефакта, но оставляя старшим расам возможность для полного безумия и безгранично героических попытках отнять у ГОРН их город, а у Библиотекарей - их эксперимент.
Пришельцу почти было жаль собравшихся ДАЛов и других рас помладше... они не понимали, что пытаются поделить то, что уже давно поделили настоящие владельцы между собой.
- Или они все же найдут свободу полезной и примут здравое решение? - подумал только в своей голове, не делясь этой мыслью с другими.
Внутри вспыхнyло любопытство.

+4

27

- Ну, на Нет и суда нет, - хмыкнул дурашливо принц на короткую сентенцию Библиотекаря, - было бы предложено. Я ж ото всей души, ото всего моего огромного, шестижелудочкового сердца, - продолжал он юродствовать, вводя слушателей в еще большую дезинформацию относительно физиологии ГОРНов.
Воздух ощутимо загустевал от обилия информации, передаваемой вербально, телесно, не вербально, телепатически. Что-то принц слышал, что предназначалось для всех, что-то миновало его, как поток нечитаемой энергии. Он улыбнулся на мамино высказывание о его дуракавалянии, отследил и намек, что далеко с таким не пойдет. Криво ухмыльнулся. Вот уж матриархатом он был вполне доволен, и в высшие чины не метил. Классическое – «я буду кричать, а ты будешь отвечать» (с)* отражало его жизненное кредо на данный отрезок времени. Так что в противники малышке Лизе за трон он никак не метил. Куда приятнее и спокойнее вертеть главными фигурами исподтишка и с полной безответственностью за судьбы миллионов.
Зато вовлеченность лирианца в многоуровневый обмен позволяла ГОРНу, втихаря, обшаривать закоулки его технической мощи. Мы же помним, какие они мастаки и гении до технологий. Близость к Синему нацелила все рецепторы принца на считывание. На возмущение же, буде вдруг такое возникнет, у него всегда был наготове ответ – тот же Библиотекарь, пущай и делится информацией. И вообще это не я, а природа такая организма. На природу грех обижаться. Этот самовольный «организм» и хапнул сейчас, зачерпнул информации, с которой потом разберется на досуге. Нового там и не было особо, он и не надеялся, понимая, что мощь Лирианца ничего ценного без присмотра не оставит. Так, мелочи всякие. Но – интересные. Есть над чем подумать математическому разуму.
Потяжелевший и довольный, как насосавшаяся пиявка, он, почти не прислушиваясь к полемике вокруг, отследил другой завлекательный и интересный импульс. Один из Далов еще в момент противостояния Жреца пытался сгладить, наложить сладкую иллюзию на собрата, успокоить, отвлечь. Краешек многообещающего флера коснулся и сознания ГОРНа. Нарочно или случайно, чего уж разбираться. А от Лирианца надо было оторваться. Чем не повод?
Плавное, растянутое в тактах сердца и сгущении воздуха движение, разложившее его путь на перетекающие одна в другую и исчезающие копии, к юному красавцу, чахнувшему перед россыпью стикеров, ручек, скрепок и разрисованных листочков.
- Я тебя поцелую, потом, если захочешь, - вливающийся шепот в нежное ушко, с прямой трансляцией в мозг образа его высочества в природной, первозданной форме – мощного, зубастого ящера, позирующего на теплом песочке какой-то райской планеты.
- Для соблюдения энергетического баланса интересов, и продуктивного и быстрого достижения компромисса, думаю, никто не будет против, - светски улыбаясь протянул принц, и плюхнулся в кресло, вклинив его между ДАЛами, рядом с объектом внимания.
- Что есть опасность? В философском смысле жизнь вообще опасная штука и кончается, всегда, смертью, - ответствовал Высочество на слова Библиотекаря, тем временем рукой скользнув под крышку стола, и укладывая ладонь на бедро Джесса.

*(бублик тому, кто отгадает, из какого фильма эта фраза)

Отредактировано Атраморс (20-10-2013 11:31:10)

+3

28

- А наследили-то! - воскликнула Марфа, убираясь прямо около дверей в зал. В этом зале решались судьбы. Судьбы решали Древние и Cтаршие.
Марфа-то знала, что с они с умным видом сидятъ и думаютъ.
Мудрая, по-своему, женщина двигала половую тряпку вперед-назад, прямо у носа охранников, оставшихся перед входом. Те, совершенно не обращающие на нее внимания, наслаждались запахами больничных септиков высокого качества. Поразительно белая тряпка, не по-русски чистая, беззвучно рисовала неинтересные узоры влагой по чистейшему полу. Нафига Марфа Васильевна прибиралась за входящими - оставалось загадкой, но никто не обращал на это внимания.
Из-за стены доносились еле слышные голоса.
- Только бы языками ворочать. Что за люди такие? - запричитала она, углубляясь в воспоминания стародавних времен.
Ей, старой больной женщине, политические игры казались детской забавной молодежи. Новые звуки выдали небольшой конфликт.
- Милые бранятся - только тешатся, - заключила она, заставив охранника-рептоида убрать ногу, освобождая место для швабры.
- Чаво ноги расставил свои тут? Отрастил, шпала двухметровая, себе лапищи, а потом ими топчешь тут! Я те покажу! - пригрозила она, заставляя охранника отодвинуться еще раз. Марфа мыла у самой двери.

+3

29

Бывали в жизни Джесса Аньеля моменты, когда он всерьез подозревал, что его дорогая матушка когда-то в достопамятные времена (не будем о возрасте, это грустная тема), загуляла с представителем какой-то другой расы. Никак иначе объяснить причину собственного практически болезненного эгоизма Гес не мог. Поэтому как бы то ни было, чем дальше, тем сильнее ему хотелось оказаться как можно дальше от зала Совета. Желательно, в одиночестве. Потому что происходящее с каждой секундой нравилось ему все меньше.
Он бы даже, может быть, подумал бы что-нибудь по этому поводу. Если бы успел. Но чужая рука легла на его бедро, и Джессу показалось, что она просто пригвоздила его к стулу. Он нервно сцепил пальцы в замок. Если бы ситуация вокруг не накалилась до такого состояния, он бы, может быть, оценил жест принца несколько иначе. Может быть. Но сейчас его крайне нервировала обстановка вокруг, поэтому единственное, что сделал ДАЛиец, это накрыл чужую руку своей, прохладной, не заставляя убрать, скорее намекая, что лучше не перемещать ее выше или ниже.
Зато потом события завертелись еще быстрее. Джесс моргнул, рассматривая появившуюся уборщицу. Он уже было собирался что-то сказать принцу, но не успел. Пару мгновений он, мелко хлопая ресницами, словно стряхивая с них налипшую ворсинку, собирал мысли в кучку, а потом закрыл лицо руками и нервно, беззвучно рассмеялся.

+2

30

Хелен Льюис

http://s8.uploads.ru/t/PeEnx.jpg

Рядом со Скальным бункером приземлился ДАЛийский личный корабль под маскировочным полем, высадил молодую женщину и отправился восвояси. Зато вот женщина... на удивление, несмотря на тот факт, что она была из народа ДАЛ - одежда у нее была вполне себе земная. Даже более того - медицинский халат персонала Приюта. Немного раскосые глаза выдавали в ней жительницу Востока... Да еще и белые волосы, почти до поясницы. Девушка гордо и неторопливо прошествовала в направлении входа в зал заседания при том не обратив ровным счетом никакого внимания ни на охранников-рептоидов, ни на уборщицу. Ее шаги сопровождались мерным стуком туфелек на высокой тонкой шпильке. Да уж... Действительно Хелен явно несколько подзадержалась сегодня. Но ничего, лучше прибыть на планету чуть позже, чем не прибывать на нее вообще. А теперь что? Новое назначение ДАЛийки было весьма странным, да и главному врачу Приюта она пока еще не успела представиться. Но ничего. Сейчас - главное выяснить что за фарс творится на этом совете, потому как очень уж громко все кричат, как показалось самой женщине. А как на ней смотрелся медицинский халат, при условии слегка светящейся бледной кожи... ммм... У землян от такого вида обычно происходит весьма странная реакция... где-то ниже пояса. Особенно у представителей мужского пола, хотя, как выясняется - среди женщин так же встречаются жаждущие...
Едва Хелен появилась в зале - заняла свободное место рядом с ДАЛийцами. Здесь было много знаменитых личностей и стоило бы быть осторожнее, если бы не одно огромное НО. Количество щитов на разуме и теле ДАЛийки зашкаливо, будто та намеревалась пережить массированную аннигиляцию несчастной планетки. Сейчас она предпочла немного послушать. К тому же... даже Библиотекари и те пока молчали, хотя и странно, что они в открытую не защищают свой собственный проект. А еще... из обрывков обсуждения Хелен успела услышать и то, что где-то здесь же - еще и город или точнее колония ГОРНов. Тогда ничего удивительного, что здесь присутствовал и их принц. Скользкий тип... во всех смыслах. Хотя... быть может, именно он и выдаст больше всего информации? Жаль только одного - Хелен прибыла слишком поздно. Хотя, возможно, и к самому интересному. Судя по тому, как в воздухе сгущалось напряжение и взаимная неприязнь всех ко всем - именно сейчас должны быть и мириады обвинений и не меньшее количество домыслов, дезинформации и прочего. Что окажется полезным? Все... а то, что будет правдой? Это уже совсем другая история. Первоначальная задача - собрать информацию, а потом уже делать выводы. Хотя чтобы вынести решение информации более чем достаточно.
- Надеюсь, я ничего не пропустила интересного? - без тени улыбки поинтересовалась Хелен, чтобы хоть как-то обозначить свое присутствие. Хотя... должно быть только слепой и глухой уже не заметил ее появление. На ее пальчике красовалось колечко с крупным кристаллом. Земляне могли бы спутать его с алмазом или еще чем... вот только для жителей космоса - сразу ясно, что это куда более тонкая и сложная структура кристаллического компьютера. Или, быть может, именно это кольцо и было источником всех тех щитов, что не позволяли влезть в голову ДАЛийки? Кто знает... никто ведь не проверял пока. А кто еще здесь имеется? Да неужели лично королева ГОРН? Что ж... заседание обещает быть крайней инетерсным, раз такие яркие личности присутствуют здесь. И наличие столь высоких чинов - давало понять, что вопрос здесь действительно обсуждается куда более интересный, чем очередной вариант проекта развития или уничтожения Земли со всем ее населением. Послушать очень даже стоило. А может... и в какой-то момент, вставить свое веское "фи". Главное - занять хоть какую-нибудь позицию. Конечно, предварительную повестку дня прочитать все же удалось. Да и Хелен также успела сделать определенные выводы. Вот только... куда интереснее послушать аргументы. Заставлять кого-то силой делать то, что должно быть сделано? Нет... не стиль Хелен. Лучше убедить, чтобы не возникало потом протестов. Это хозяин еще мог бы прийти и без колебаний вбить в чужие головы свою точу зрения совершенно не беспокоясь о том, что у других может быть собственное мнение. Не то место и время для подобных действий. К тому же - последствия? Нет... это точно не будет сделано руками Хелен.
Девушка осмотрелась по сторонам и заметила знакомую фигуру... Безымянный. Что ж, раз он все еще на Земле, то действительно есть что послушать и чем заняться на этой планете. Главное - включить запись... потом можно будет проанализировать весь разговор и точно ничего никуда не пропадет из памяти. Хотя... оно, конечно, и так не пропадет. Но услышать все еще раз - будет куда лучше. Да и увидеть тоже...

Отредактировано Квазар (25-02-2014 19:29:54)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 1. Предчувствие грозы » Глава 1. Сюжет 1. Горизонт событий