Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Скованные одной жизнью


Скованные одной жизнью

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: начало октября 2010.
Место действия:  за пределами Приюта.
Действующие лица:  Тантун А`кавиль-Чель, Тахаак А`кавиль-Чель.

0

2

Это не могло пройти мимо и не почувствоваться. Словно даже воздух вдруг резко изменился и все переменилось вокруг. Это сильное притяжение, словно магнит к металлу, все сильнее и сильнее нарастало, при этом казалось совсем не реальностью, а очередным сном. Сейчас распахнутся глаза, и все улетучится, как и иные сны. Попытка закрыть глаза и снова открыть ничего не изменила, Тах знал точно, что ОН совсем рядом, где-то здесь совсем недалеко, только руку протяни...
ДАЛ довольно спешно покинул пределы Приюта, но так, чтобы не привлекать излишнего внимания, ведь мало ли, куда он мог пойти. Маска спокойствия и холодности снова была надета, потому очень неторопливо Тахаак направился "просто прогуляться", а на деле, шел на сильный зов. С его стороны зов был точно таким же, он шел из самой глубины души и сознания, при желании его даже можно было контролировать, но это скорей на случай опасности. В остальное же время, связь не прерывалась никогда, ни за сотни световых лет, ни сейчас, за каких-то несколько километров.
ДАЛ не очень-то знал, куда вообще направляется, он словно с закрытыми глазами шел лишь на звук голоса, с той только разницей, что его глаза видели солнечный свет и мир вокруг, а сознание все сильнее и сильнее цеплялось за непрекращающийся зов, настолько крепко, как за тонкую ниточку, что может вот-вот порваться и кончик ее исчезнет навсегда, и более не будет найден.
- Я знаю, ты где-то здесь... Я чувствую тебя, как самого себя.

+1

3

Он с самого начала подозревал, что этой встречи не избежать. И дело было даже в прихотях своенравной судьбы, довольно часто подбрасывающей на пути подобные шутки. Та незримая нить, что всегда неразрывно связывала их, сейчас обернулась натянутой струной, реагирующей на каждое колебание, натянулась до боли, буквально заставляя его с каждым шагом приближаться к тому, кого одновременно жаждал и боялся увидеть. Мгновенно возрождались чувства той страшной поры, когда ему пришлось выбирать между братом и долгом. Выбор был очевиден с самого начала, но это ни в коей мере не делало его менее тяжелым. Он боялся смотреть в глаза, так похожие на его собственные, и видеть там укор. Боль. Обиду. Он хорошо знал, как темнеют зрачки, когда радужка блекнет от гнева и горечи - сколько раз видел себя в зеркале в то время, когда буквально трясся от ярости и непонимания - как Тах мог так поступить? Пренебречь всем во что верил он сам, примкнуть к этим глупцам, фактически предать его, самое близкое существо! Теперь все более-менее улеглось, и на месте злости было лишь беспокойство. Страх. И...
Я все еще люблю тебя... - не направленная мысль, нет, лишь глубинное осознание для самого себя. Такое не выводится даже на телепатический план - он давно научился сдерживать рвущиеся на поверхность мысли. Чувства же Таха улавливались куда четче - брат буквально лучился слышимым зовом, с невероятным упорством продвигаясь к нему. Тан задержал дыхание, прислонившись к дереву и наблюдая, как брат появляется в тусклой полоске лунного света. Красивый - светлая душа источала ровное сияние, куда более спокойное, чем бывало раньше, видно, время, проведенное на этой отдаленной планете, пошло ему на пользу. На лице Таха была написана такая страсть, такое невыносимое предчувствие, ожидание встречи, что Тан понял, что если промедлит еще немного, у него просто разорвется сердце.
Он выступил на дорогу перед братом, застыв в нескольких шагах и глядя без улыбки, грустно и прямо, будто видя перед собой не Таха, а лик неизбежной судьбы.
- Тахаак, - окликнул негромко, почти шепотом, перекатывая на языке имя, которое даже в мыслях порой боялся вызывать из недр сознания - так болезненно оно врастало в душу.

+2

4

Ноги шли сами, будто бы не подчиняясь Таху, просто несли его вперед. По мере того, как сокращалось расстояние, в груди становилось все тяжелее, и это было ощущение уже не только на уровне духовном, а тяжело становилось и физически, воздуха вдруг перестало хватать. Сердце ныло, но пульс оставался ровным, Тах всегда умел контролировать собственное тело, а за время пребывания далеко от дома, здесь, где практически всегда приходилось держать контроль над собой, он только укрепил свое умение. Но даже за всей этой холодной маской так трудно было спрятать ту боль, что пришлось вынести за последнее время. Боль теперь уже не от того, что произошло, а от разлуки и безграничной любви. Взаимное непонимание еще еще надолго останется между братьями, как шрам от глубокой, почти смертельной раны, но со временем даже шрамы сглаживаются, а порой и сходят на нет, так и все размолвки могут уйти прочь.
Что-то заставило вдруг остановиться, будто невидимый барьер вдруг вырос на пути. Нет, не барьер. Родное лицо, не то, которое каждый день можно видеть в зеркале. То, к чему можно прикоснуться, почувствовать под пальцами тепло и мягкость нежной кожи... Можно и нельзя одновременно, хочется, но страх переполняет все сильнее с каждым мгновением. Расстояние вытянутой руки оказалось гораздо дальше сотен световых лет. Как просто было скучать и желать увидеть, находясь далеко, и как сложно было теперь, стоя в метре друг от друга, первым протянуть руку и сократить это расстояние до минимума. Но снова страх... что тень прошлых дней перечеркнула все, что была ранее.
- Тантун. - мя сорвалось само, словно крохотный камешек с высокой скалы, прямо в пучину океана. - Ты мне не снишься.. Скажи, что не снишься. Нет, постой. Не говори ничего. - Шаг, стремительный и быстрый, сокративший расстояние, рука, касающаяся щеки. - Если мне это снится, я не желаю просыпаться.

+2

5

Наблюдая стремительное приближение брата, Тантун старался успокоить собственные душевные порывы, стремящиеся швырнуть его в тепло родных рук, чтобы восстановить былую связь, без которой жизнь была пыткой – медленной и жестокой. Не так просто быть близнецом, хочешь - не хочешь, а приходится.
«Нет, этого не будет. Больше не будет», - воин сжал кулак за спиной, чтобы острый камень маскировочного кольца больно впился в кожу – мелочь, но хватило слегка отрезвить погрязшие в пучине усилившегося телепатического контакта мысли. Тахаак… глупый Тах, презираемый Тах, ненавистный Тах, предатель Тах, и… все еще любимый братишка… приближающийся неизбежно, как окончание всего сущего для зарождения нового начала.
Не должно истинному воину раскисать, поэтому Тантун все же смог взять себя в руки и изгнать радостно-нерешительные золотые искорки из глаз, возвращая ставший более привычным стальной оттенок и колючесть взгляда. Если Тахаак надеется, что Тан бросится в его объятия и будет бить себя пяткой в грудь, умоляя простить за изгнание – значит тот, кто считает себя старшим, пусть и на 20 минут, совсем не знает  самого родного для себя существа. Не так просто было уломать высокое начальство заменить смертную казнь на более гуманную ссылку. Брат очень сильно оступился. Он предал их планету, родителей, самого Тантуна, их мир… Тах утерял право быть тем, кем был, а кем он стал, командующий А`кавиль-Чель еще не решил.
Идущие в сражение умеют терпеть боль и тоску, умеют ее подавлять, иначе они бы стали никудышными бойцами, поэтому хваленый самоконтроль Таха не так уж и уникален. Заперев в глубине сознания любовь к брату, Тан встретил его прохладно. Летящую в надежде теплого прикосновения руку не заметить было сложно, но … самаритянское прощение всех пригрешений - это слишком. ДАЛиец чуть отвел голову в сторону, уклоняясь от прикосновения. Ненавистного и желанного до боли.
- Рад видеть тебя живым, брат, - никаких эмоций в голосе, нельзя, не сейчас, иначе он сорвется… и не сможет простить самого себя.

Отредактировано Тантун А`кавиль-Чель (27-11-2012 12:09:07)

+2

6

Было бы глупо ожидать иного, именно к такому Тахаак и был готов, а потому нахлынувшая вдруг волна все-таки встретила преграду в виде ледяной стены и, ударившись о нее несколько раз, отхлынула куда-то в самую глубину души. Бороться с самим собой было непросто, как бы хорошо ты это ни умел, каждый раз словно убиваешь какую-то крохотную часть себя. Но так было нужно, а значит, так или иначе будет, пусть даже такой ценой. Можно было бы начать разговор с каких-либо объяснений, почему он поступила так, но к чему они были сейчас? Возможно, когда-нибудь, когда все это уляжется окончательно, Тахаак все же раскроет самому близкому в своей жизни человеку всю правду своего ужасного поступка. Когда-нибудь, но не сейчас. Убрал руку от лица брата, не слишком поспешно, но и не слишком медленно, словно бы точно рассчитав этот жест, и тихо втянул ноздрями воздух.
- А я рад просто увидеть тебя, Тан, - ровный голос, ни одной скользнувшей эмоции. Физический контакт не состоялся, и Тах был этому только рад, ведь одно лишь прикосновение может способствовать тому, что ледяная преграда даст крохотную, но трещину, а ее так трудно было возвести и еще труднее удержать.
- И удивлен тому, что вижу тебя... здесь, - как просто, оказывается, было общаться на огромном расстоянии, и как сложно общение давалось сейчас, глаза в глаза. Стоять в двух шагах друг от друга и не иметь возможности прикоснуться... лучше бы Тан был сейчас как можно дальше отсюда, не рвалась бы так в клочья душа, сердце не замирало бы и не пропускало удары. Намного легче, оказывается, было тосковать, и прямо сейчас Тах отдал бы многое за то, чтобы оказаться с братом на разных планетах. - Ты ведь здесь не для того, чтобы меня навестить, - в груди как-то очень больно резануло.
С тем, кто тебе дороже жизни говорить, как с врагом. Тах вдруг вспомнил, как рассказывал своему маленькому подопечному о том, как ставить преграду в своем сознании, и как будто бы сам последовал сейчас собственному же совету, удерживая свое сопротивление брату, который, наверное, сейчас и был врагом. Горячо любимым не только там, в прошлом, но здесь и сейчас. Однако эта любовь к младшему братишке сейчас была даже не запретным плодом, а чем-то очень опасным. И таким желанным.

+2

7

Похоже, медленное истребление самое себя стало фирменным знаком семьи А`кавиль-Чель, или того, что от нее осталось. Потому как запертых на сверхпрочные засовы дверей души Тантуна, за которыми томились чувства о брате, хватило бы на звездный крейсер поистине исполинских размеров.
Так близко находящаяся рука брата выводила из равновесия, казалось, скула ощущает излучаемое ею тепло… и это плохо. Очень. Тан плотнее сжал губы, чтобы нервно не отбросить руку брата подальше от себя, но даже не шевельнулся, ведь это было бы признаком слабости, что недопустимо. 
Тантун равнодушно убрал руки в карманы и глянул мимо брата, словно тот был лишь помехой на его пути, а не самым дорогим существом, ради спасения которого воин рисковал карьерой, хотя его поступок и сразил его настолько , что и смерть бы Тан принял как неизбежность, если это поможет осуществить справедливое возмездие, но… он слишком любил своего безответственного «старшенького», решившего податься неизвестно куда и неизвестно зачем. Даже глубоко в нем разочаровавшись, ненавидя всей душой, продолжал желать всем сердцем.
- Ты прав, - невозмутимо, (ах, как дорого же стоила эта невозмутимость), отозвался «младшенький», - есть у Серого Совета интересы на этой планетке помимо тебя.

Отредактировано Тантун А`кавиль-Чель (27-11-2012 19:07:07)

+2

8

- Я не рассчитываю на чей-либо интерес к собственной персоне, Тан, - невозмутимость давалась Таху совсем непросто, и в какой-то момент она словно бы хрустнула где-то, как ледяная корка. ДАЛ постарался сконцентрироваться лишь на разговоре, не поддаваться чувствам, пусть даже на пару мгновений. Эти мгновения могут потом стоить очень дорого, во всяком случае, пока это так.
- Кому как не тебе знать о том, что я терпеть не могу излишнее внимание к себе и чем чаще оно обходит меня стороной, тем спокойней мне живется.
Он коротко вздохнул, теперь уже сам отошел к тому дереву, из-за которого показался брат, прислонился к нему спиной, впитывая еще оставшуюся на стволе энергию брата, и все это - с тем же холодным и отстраненным взглядом. Только теперь Тах смотрел куда-то в сторону - настолько болезненно было смотреть в любимые глаза таким взглядом и видеть в них то же самое, они как всегда внешне отражали друг друга словно зеркала, но если раньше в это зеркало хотелось заглядывать часами, то теперь каждый взгляд словно всаживал иглу в самое сердце. И боль эта из разряда душевной иногда становилась настолько сильна, что перерастала в физическую.
- Пойдем куда-нибудь присядем, если ты никуда не торопишься. - Тахаак постарался немного разрядить обстановку, потому что если такое напряжение будет висеть и дальше, рано или поздно произойдет взрыв, и кто скажет, каковы будут его последствия? А потому лучшим способом немного отвлечься ДАЛ счел переход на какую-нибудь более отстраненную тему. Хотя, если по правде, о чем бы они не говорили, даже если просто будут молчать, чувства не станут слабее, а притяжение только усилится.

+2

9

- А зря, с твоим-то послужным списком, - холодно усмехнулся брат, не упуская возможность напомнить Таху его проступки.
Общество с него уже взыскало. За себя. А вот за родителей и самого Тантуна Тахаак ответит перед «младшеньким». Если жрец надеялся, что изгнания будет достаточно, то, видимо, он недооценил силы того удара, который нанес прямо в сердце родному брату. Смерть - слишком легкая кара. Видеть глаза того, кого предал – это тяжелее. Именно таковое будущее предписал для «старшенького» воин. Пусть это тяжело для обоих, но…бывают вещи поважнее индивидуальных непереносимостей.
«Спокойнее живется?», - ресницы командующего вздрогнули, выдавая острое желание хищно сощурить взгляд и пообещать брату ад на Земле за всю ту боль разочарования и брошенности, ненужность, ничтожество и невразумение – все, через что прошел Тан по его вине. Когда тебя предал родной брат, начинаешь сомневаться в собственном разуме.
Ненависть пока что пересиливала эту сумасшедшую любовь, напоминающую одержимость, позволяя сохранять не просто лицо, а очень даже грозную, суровую физиономию. С той же непрошибаемой уверенностью Татнун глянул на Солнце, прикидывая, сколько времени может затратить на брата, перед тем, как объявить о своем фактическом прибытии послу.
- Хорошо, веди, - Тахаак дольше жил на этой планете и знал, куда можно пойти. Лишь поэтому воин позволил себе снизойти до положения ведомого. Ибо «старшенький» уже утерял право быть ведущим.

+1

10

Наверное, фраза "спокойней живется" была сказана напрасно, потому что до спокойной жизни было как пешком до родной планеты. Отчего-то снова захотелось заговорить с братом и объяснить ему, почему он поступил именно так, зачем нанес столько сильный удар в самое сердце самому родному человеку и предал память родителей, но не время и место, пусть сердце так и разрывало на части. Тахаак только вздохнул и ничего не ответил ни на фразу "младшего", ни тем более на его взгляд - просто сделал вид, что ничего не заметил. Не выдал и то, как сильно его задели эти слова и взгляд, лишь бегло глянул на брата и развернулся, чтоб повести в спокойное место, где можно было остаться без свидетелей. ДАЛ не боялся повернуться к брату спиной и не только потому что мог почувствовать любой его жест, а потому что Тан был единственным, кому он доверял настолько. Чуть позже они все-таки поравнялись и шли уже рядом, Тах старался смотреть лишь перед собой, стараться быть как можно более невозмутимым и отстраненным.
- Насколько долго ты пробудешь на этой планете? - как-то почти на автомате спросил, просто потому что надо было прервать паузу. Хотя, была ли пауза вовсе? Сознания братьев переплетались всегда, даже против их воли, потому что так было всегда, с того момента, когда они были рядом друг с другом в лоне матери, и так будет всегда. Если есть в этой жизни что-то неизменное, так это крепчайшая связь ДАЛийских близнецов. Только сейчас эта связь была настолько болезненной, что Тах избрал бы смерть, будь на то его воля. Он ушел бы из этой жизни достойно, но в то же время он понимал, что его смерть повлечет за собой гибель брата - вот это было бы самым страшным наказанием.
Братья довольно быстро приближались к Приюту, а именно, к Дому встреч. Именно об этом месте подумалось в первую очередь, к тому же Тантуну отдохнуть будет не лишним. На территории Приюта в голове Таха невольно проскальзывала мысль о его юном подопечном, единственный лучик, который помог более-менее прижиться на этой планете и в этом месте. Добравшись-таки до нужной комнаты, покосился на брата и пропустил его войти первым - светлое помещение, в котором была кровать и небольшой столик со стульями, где можно было посидеть, что называется, за чашкой чая. Вести "младшего" куда-то в общественное место не хотелось и объяснение нашлось вполне разумное.
- Это место подойдет? Я не люблю общественные места на этой планете. Люди слишком плохо контролируют свои мысли, - коротко усмехнулся, пропустив Тана войти первым, затем прошел сам и закрыл за собой дверь, прислонился к ней спиной на несколько мгновений, глубоко вздохнув. Как же тяжело было сейчас, тяжело контролировать свои чувства, эмоции и хоть как-то ограждаться от эмоций брата.

Отредактировано Тахаак А`кавиль-Чель (29-11-2012 15:51:16)

+2

11

Если брат жаждал сохранить противостояние, то избрал самую подходящую модель поведения, не располагающую к положительному решению проблемы с дружественным настроем вывода. Тантуну были весьма интересны мотивы, сподвигшие брата посвятить себя такой истинной ереси, глупости и демонстрации себя как совершенно несостоятельного члена ДАЛийского общества с претензией на пафосный вызов последнему своим позорным поведением. Однако любой ответ не снимет ответственность с Тахаака, и не избавит того от персональной кары.
Холодность брата раздражала, если он желал что-либо сказать в свое оправдание, то лучше бы начинал, потому как у Тантуна все же не ангельское терпение, а старший брат и так изрядно его, терпение, потрепал.
- Пока не буду отозван, - по-военному четко и одновременно донельзя расплывчато отозвался мужчина, не глядя на жреца. Он и сам не знал, когда его позовут в родной мир и согласятся ли разрешить ему забрать с собой брата из этой ссылки. Тантун не мог просчитать, решит ли Серый Совет о достаточности наказания мятежнику, или предпочтет оставить на пыльном булыжнике навсегда, чтоб другим неповадно было.
Несмотря на то, что воин понятия не имел, куда его ведет родственничек, но не беспокоился по этому поводу ничуть, поскольку вред одному равен вреду второму, вряд ли Тахаак будет рисковать, к тому же они оба соскучились слишком сильно, чтобы даже попытаться осуществлять физическое противостояние, лучше ограничиться язвительными нападками – это менее… опасно в своей возможности принять совсем противоположный оборот. От любви до ненависти и наоборот…
- Вполне, - оглядев предоставленное помещение, младший сдержанно кивнул и расслабленно рухнул на кровать.
Перелет не был таким безоблачным, как ожидалось, поэтому пришлось отклонится от курса и задать трепку пиратам. В общем, если мыслям отдыха не ожидалось, то не дать его сейчас телу – истинный грех. Комната оказалась довольно уютной, а кровать – в меру мягкой. Далийцу приходилось отдыхать и в менее комфортабельных условиях.
- Чем ты тут занимаешься?

+1

12

Тем не менее, говорить что-то свое оправдание Тах не спешил, наверное просто не время и не место было говорить о таком среди улицы, а поймет ли брат вообще его мотивы? А даже если и нет - его право, на месте Тана он поступил бы точно так же и между долгом и родственными чувствами выбрал бы первое, как бы не было это жестоко. Коротко вздохнув, ДАЛ все же не проронил не одного слова, пока брат не отозвался коротким и четким ответом на его вопрос. От подобного тона по спине прошел холодок - самый близкий во Вселенной человек сейчас был для него самым далеким и чужим, даже порой возникало ощущение, что Тахаак совсем не знает собственного брата. Конечно же, это ощущение было обманчивым, они знали друг друга лучшем чем самих себя, хоть сейчас между ними было много непонимания. Было ли у Таха желание вернуться на родную планету? И да и нет, в нем играли противоречивые чувства, тоска по родине и мысль о том, как смотреть в глаза соотечественникам.
Тахаак молчал до того момента, как они вошли в апартаменты и когда брат отозвался положительно, чуть облегченно вздохнул и окинул его взглядом. Не удержался от короткой, но искренней улыбки, когда Тантун расслабленно раскинулся на кровати, сам Тах не позволил себе сесть рядом, но зато озаботлся тем, чтобы обеспечить брата едой и не посчитал лишним заказать бутылку вина. Лишь после этого сел на край широкой кровати и рассеянно пожал плечами.
- Ничем особенным, заведую детским отделением здесь в Приюте. Ничего выдающегося, но мне это даже отчасти нравится. - Тах потянулс к бутылке вина и разлил ее содержимое по двум бокалам - плеснул чисто символически и подал один бокал брату. - Держи. После трудной дороги совсем не будет лишним.
Нет, он не пытался делать вид, что все в порядке и что напряжение между ними куда-то делось, и пожалуй, прямо сейчас даже не стремился что-то изменить. Им есть о чем поговорить, о чем помолчать, но все было не так просто, узелок прежде чем затянуться, должен сначала завязаться.

+2


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Скованные одной жизнью