Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Все, что ты любил когда-то, ветром унесет...


Все, что ты любил когда-то, ветром унесет...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1.  Имя\Псевдоним:    
Брэдли Айзек

2.  Пол:
Мужской

3.  Возраст:   
13.06.1967 / 43 года

4.  Раса: 
Человек

5.  Внешность:
- Когда-то я играл в футбол за команду факультета. Во мне чуть более шести футов роста, что более, чем достаточно при сильном желании преуспеть в учебе, чтобы тебя приняли в команду. Сейчас ты, конечно, не скажешь об этом, поскольку я еще не запрограммировал тебя на изометрическое моделирование и тебе недоступно понимание величин. Ты даже не знаешь, что такое фут. Но советую запомнить это слово, оно встречается довольно часто. А еще я не ходил такой, как сейчас - если декан узнавал, что кто-то ходит на занятия небритым, за это могли последовать немалые штрафные баллы в общегодовой аттестат. Сегодня я тебе показывал спортивную игру, она называется "футбол". Я был квотербеком. Это игрок, стоящий сразу за разыгрывающим, который принимает мяч и проводит первый пас...
Она лежала на огромном столе, под ярким светом операционных ламп, полностью выжигающих тени даже в самих глубинах хитросплетений проводов и дебрях микросхем - неподвижная, лишенная даже тела - лишь жалкое подобие его, примитивный корпус, вместилище контактов, подключенных к громоздкому электрогенератору и клубок спутанных электродов. 32 контактных узла, расположенных вдоль металлической змееподобной конструкции, оплетенной нейрокабелями; он почти закончил работу над механическим позвоночником, и паяльник-фен был ненадолго отложен в сторону, когда воспоминания застлали глаза. А она молчала, глядя на него бесцветными линзами оптических датчиков, встроенных в глазницы. Вокруг него громоздились целые горы металлических прототипов, бесполезных и подающих слабые надежды на работоспособность; она смотрела на него механическим взглядом, полностью лишенным хоть какого-либо выражения, но он сам себе придумал осмысленность и интерес, блестевший в обычных линзах, саморегулирующихся, построенных по принципу призмы Порро. Она молча взирала на него со стола, и лишь легкое жужжание время от времени выдавало, что она концентрируется на нем. Когда он вновь склонялся над столом, беря паяльник в руки. Зеленые глаза снова скрылись за прозрачными защитными очками.

***

Он перелистнул страницу альбома. На этом фото был запечатлен их дом, их первое личное жилье вскоре после того, как они переехали жить в Вашингтон. Молодые люди, вскоре после свадьбы, после переезда из тесной квартиры в просторный загородный особняк первым делом фотографируются на лужайке перед ним; они стоят на первом плане, они улыбаются и даже снимок сфокусирован на них, но среди тех людей, кто повторял в жизни их подвиг, нет ни единого, кто засомневается - этот снимок запечатлел сам дом, а они же - что-то вроде небрежного росчерка художника в самом углу картины. Неприметная подпись, которую и разглядишь-то не сразу, но именно она бесспорно указывает на авторство. Это дом сфотографирован на фоне счастливой пары, а не наоборот.
Он показал ей снимок.
- Здесь мне 27 лет. Как видишь, я успел немного измениться за это время - спорт отошел на второй план, когда не нужно было больше добывать первенство чемпионата университетов Лиги Плюща, ну или не первенство... Главное - иметь спортивные достижения, особенно если ты собираешься работать на Министерство Обороны США. Но в форме еще был. Я начал носить очки, а бриться переставал. Шарлотта частенько жаловалась на раздражение кожи от щетины, но никогда не отстранялась...
Он с нежностью провел пальцами по снимку, по той его половине, хранящей молодую женщину, держащую его под руку. Казалось даже, что старая фотобумага на этом участке заметно теплее, от остального снимка, словно лежала на солнце, частично прикрытая чем-нибудь.
А она все так же наблюдала за ним. Теперь её тело имело свои собственные руки, во многом напоминающие человеческие, с анатомически правильными моделями костей из композитных сплавов, подвижные и многосоставные пальцы, и даже мышцы из электроактивных полимеров, позволявшие ей двигать этими руками. Пока что не по своей воле, а лишь повинуясь отдаваемым на пульте командам, однако они двигались. Он больше не блестела холодным взглядом неприкрытых линз, вместо них лицо ей заменяла венецианская маска Красавицы, а глаза обрели более человеческий вид, но заслуга глазных протезов была минимальной. Она все это время училась, слушала, запоминала, усваивала и интерпретировала полученную информацию - дни складывались в осмысленную цепочку опыта.
Он закрутил шурупы на механическом запястье, фиксируя последний электрический контакт на мышце-сгибателе и дал слабый ток - металлические пальцы сжались в кулак. Ток стал переменным, затрагивая пальцы по очереди. Быстро застучали клавиши и трехмерная компьютерная модель руки сжала пальцы в кулак, а затем медленно оттопырила большой - в тот же миг этот жест повторила и рука робота.
Она постепенно оживала.

***

Последние две ночи он почти не спал, пытаясь научить её позитронный мозг пользованию речевым аппаратом. Платиново-иридиевая конструкция не выдавала необходимых переменных для синхронизации с вмонтированным в неё устройством. Миниатюрный сервопривод, прогоняющий через полимерные мембраны воздух, вызывал их вибрацию с необходимой тональностью, чтобы робот мог более-менее внятно изъясняться. Он бился над ней, двое суток, но так ничего не смог добиться - кукла молчала, по-прежнему разглядывая его своими усовершенствованными глазами. Электронные глазные протезы, разработанные в лабораториях Пентагона; сложнейшая система линз и зеркал, имитирующих строение человеческого глаза, автоматическая регуляция дальности, четкости - независимый, автономный орган, созданный человеком. Теперь она смогла видеть мир как и все люди, не в инфракрасном спектре, а со всем богатством цветов и оттенков.
Ты знаешь, я многое мог бы тебе рассказать о цветах. Они имеют огромное значение для нас, для людей - мы придаем им символизм, огромное значение в жизни, потому даже иногда говорим "серая жизнь" или "черная полоса". Но я знал времена, когда "жизнь играла яркими красками", расцветала как... как вот это!
Он подкатился к компьютеру, где на нескольких мониторах постоянно отображались различные части тела робота, с графиками переменного напряжения, амплитудой сокращения искусственных мышц и степенью проводимости энергии. Трехмерная проекция ног пришла в движение, было видно, как нейроволокна, вплетенные в стальной позвоночник напрягаются под воздействием электрических импульсов. Робот постепенно встает, хотя стальные руки безвольно свисают плетьми, покачивая в воздухе торчащими, необрезанными проводами. Но стальное туловище, упрятанное в имитацию человеческой грудной клетки, под которой слышно жужжание сервоприводов и охладителей, медленно и неуклюже движется к огромному окну. Он едет рядом с ней, с ноутбуком на коленях, тщательно отслеживая каждый показатель и наблюдая за поступью механического человека.
- Смотри, это называется "весна". Одно из времен года в человеческом календаре, если быть точным. Но я не хочу быть сейчас точным - это впредь будет твоим заданием и образом... существования. А я хочу быть человеком. Хотя бы ненадолго. Знаешь, твое бытие будет куда более легким - в нем будет отсутствовать ненужный символизм, подтекст и полутона. Ты сможешь видеть вещи такими, как они есть.
Он горько улыбнулся, отводя взгляд. Услышал легкое жужжание фокусирующихся глаз - она что-то рассматривала, пристально изучала. Перед ними, за огромным панорамным окном раскинулся цветущий абрикос. Нежные цветы так густо усеяли ветви, что казалось это был огромный, мягкий и ароматный цветок, вдруг распустившийся под окнами цеха, где зарождалась жизнь руками человека.
- Мы часто говорим: "В моей душе наступила весна". Когда один человек слышит это от другого человека, первым делом ему приходит  воспоминание о цветущем дереве. О нежном аромате, который оно источает - ты сейчас не можешь его ощутить, но обещаю, когда-нибудь ты выйдешь отсюда и вдохнешь запах свежего цвета. У тебя будет ассоциативное мышление, как у всех. И ты, возможно, сможешь вспомнить запах цветущего абрикоса и чистую, непорочную белизну его лепестков. Это называется синестезия.
Он поднял взгляд на её лицо. Керамическая маска треснула, теперь его заменял новый череп с лицевой частью из углепластика, а снятая с планшетного ПК контактная матрица, перепаянная под форму лица из белого оргстекла создавала проекцию человеческой мимики, в зависимости от действующих отделов позитронного мозга. Он увидел, как шевелятся губы, когда она сама, без его команды медленно повернула голову и посмотрела на него.
- В моей душе наступила весна... - голос был тихий и свистящий, одна мембрана не выдержала и лопнула, но этого было достаточно. На сенсорной проекции лица проступила горькая улыбка, тайком подсмотренная у создателя.

***

Они сидели в медленно умирающем осеннем парке, наблюдая, как увядание постепенно пожирает листву. Прошло всего несколько дней, когда он снова забыл про сон, ни на минуту не оставляя свое творение одно; различные датчики и сканеры, подключенные к её телу, гимнастические упражнения - она прошла все проверки. Десять лет разработки, десять лет обучения, поглощения информации как лично от него, так и через подключение к сети, годы монолога, наконец превратившегося в диалог. И наконец она была завершено, только он не чувствовал триумфа. Даже не отметил усвой пионерский успех в роботехнике; его лицо скрывала отросшая в небольшую бороду щетина, а под глазами темнели круги, однако не это волновало его больше всего. Они словно были внутри убиваемой раком клетки, не в силах предотвратить ни развитие осени, ни приход зимы. Она впервые пройдется по снегу. А пока что её светлые волосы нежно ласкал ветерок, несущий в себе запахи сухой листвы и отголоски резвящихся в желто-красных сугробах детей.
- Мы не всегда такие, как сейчас. Когда этот мир открывается для нас, мы всего лишь маленькие подобия взрослых людей, крошечные люди, как эти; мы учимся, познаем мир, и вместе с ростом познаний, растет и наше тело. Ты тоже прошла нечто подобное, столько лет наблюдая и слушая меня, постепенно ты училась ходить, двигаться, пользоваться руками. Как и мы. Можно сказать, сначала у нас тоже нет ни рук, ни ног, есть только память. Зачаточный интеллект, подобно медовым сотам, разрастающийся с добалением новых и новых ячеек, пока не достигает максимального размера. Такой же, как и у тебя.
Неподалеку от них двое детей, ухватившись за руки, закружились среди кучи опавшей листвы, сотворив маленький желтый смерч. Он сложил на коленях руки, не замечая, что браслет вылез из-под манжета рубашки и сейчас у всех на виду.
- Посмотри на них. Видишь, как они помогают друг другу в своей нехитрой игре? Тебе прекрасно известно о центробежной силе, и физических принципах вращения тел - по одиночке они бы не смогли это сделать. Это называется синергия. Без неё невозможна никакая элементарная деятельность.
Её искусственный интеллект состоял из множества тысяч простеньких самодублирующихся программ-нанитов. Каждая по отдельности отвечала за элементарные действия, вроде сгибания конечности или движения глазами, в свою очередь состоящие из множества более мелких и простых программ. Взаимодействуя вместе, они создают гибкую и многогранную личность, способную обучаться и применять полученную информацию на практике. Его бы освистали фанатики, ибо он поместил в неживое существо целый легион.
А она сидела рядом, внимательная, всегда готовая помочь. Короткий осенний плащ, подпоясанный и застегнутый, подчеркивал хрупкое на вид, кукольное тело; она была размером с подростка, и весила уже не как боксер-тяжеловес из-за обилия деталей, а соответственно размеру своего тела около 60 килограммов. Почти как человек, но было одно крохотное различие, которое не смогло устранить даже преодоление Зловещей долины - робот - это всего лишь электроника.

6.  Характер, темперамент, тип мышления:   
Он снова пил. Не мог отвести взгляда от старых фотографий светловолосой женщины и такой похожей на неё шестилетней девочки. Выдающийся ученый-инженер, куратор крупнейшего проекта Министерства обороны и некогда неплохой бегун, он сейчас был всего лишь жалким подобием на человека, которого так упорно мастерил целых десять лет. Порядком накачавшись текиллой, без лимона, но с обилием соленых слез, он все глубже проваливался в безумное отчаяние и хотел выть, хотел прекратить все это. Впиваясь пальцами в подлокотники, он в бессильной ярости тянул их, пытаясь выдрать с мясом - цеплялся за спицы колес в попытках согнуть, искалечить это опостылевшее кресло, как однажды были искалечены и его тело, и душа.
А она вошла незаметно, бесшумно. Неслышной тенью скользнула к нему, забрала из ослабевших рук бутылку и бережно обняла его за голову. Он почувствовал это. О, как он возжелал сбоя в системе! Программной ошибки, отхода контакта, чтобы эти теплые снаружи, но холодные и металлические внутри руки в резком, неконтролируемом порыве свернули ему шею и подарили долгожданный покой! Она же машина, она не будет о нем горевать.
Прижавшись щекой к её плечу, он постепенно утихал. Прикрыл воспаленные бессонницей и слезами глаза, успел лишь ощутить мягкое касание шелковистых волос к лицу и забылся. Измученный депрессией и болью организм наконец отключился, как перегоревшая лампочка, и весь мир стал совершенно черным и нейтральным к нему и его горю.
А на следующее утро он проснулся, с головной болью и паршивым привкусом во рту; залитые спиртом раны искромсанной души почти не болели, взамен боль пульсировала над глазами, давила обручем. В XVIII веке существовала пытка, под названием "четки боли" - на толстой веревке навязывались узлы, ею обматывали голову жертвы и начинали стягивать, закручивая своеобразный обруч с помощью палки, по принципу гарроты. Узлы впивались в череп, вызывая дикую боль. Сейчас такие же "четки", казалось, сжимали сразу мозг, минуя череп.
Он забрался в кресло, ловко орудуя сильными руками на поручнях кровати, и поехал на кухню. Звать её не хотелось совершенно - прошлый вечер помнился с трудом и вызывал одну тошноту.
Минуя гостиную, он затормозил и бросил взгляд на неё; внимание привлек лязг ножниц, стало интересно, зачем роботу могли понадобиться ножницы. Несмотря на еще вчерашнее желание принять смерть от бездушной машины, страх закрался в душу при мысли о том, что могло произойти в электронной голове его создания. Превозмогая неприятные ощущения, он подкатился ближе и увидел возле неё пустые фоторамки. Некоторые были сложенные в аккуратные стопки, остальные стояли на своих прежних местах, но взирали на него слепым бельмом картонной стенки. Ему показалось, что он угодил в морг, настолько мертвыми стали эти фоторамки. Их изрезанные на мелкие кусочки души бесшумно опадали к ногам его творения, планомерно уничтожающего последнее, что связывало его с той жизнью.
- Что ты натворила?! ЧТО ТЫ НАТВОРИЛА, ПРОКЛЯТАЯ ТЫ ЖЕЛЕЗЯКА???
Он бросился к уцелевшим фотографиям, на мгновение забыв, что десять лет как его ноги мертвым грузом влачились за его телом. Попытавшись уцепиться за кресло и предотвратить падение, он только усугубил его, перевернувшись вместе с ним; лежал среди перемешанных обрезков самых дорогих в жизни людей, пытаясь найти хотя бы часть, чтобы восстановить лица жены и дочери.
Зачем ты это сделала?! Зачем?! - он все никак не мог собрать их, хаотически шаря руками по полу, отметая ненужные и перемешивая кусочки еще больше. - Проклятая! ПРОКЛЯТАЯ! Для чего я тебя сотворил, себе на погибель? Тебе это нужно? ЭТО ТЕБЕ НУЖНО, ОТРОДЬЕ?!
Она стояла совсем рядом, но в то же время такая недосягаемая, ловкая, быстрая. Спрятав за спину руки с ножницами, она взирала на него своими зелеными глазами, а на лице не было ничего, кроме странноватого, почти неуловимого выражения; чуть приподнятые внутренние уголки бровей, расширенные зрачки. Неужто она жалела его?
Ему было плевать, он перебирал пальцами обрезки фотографий и его аж трясло от бессильной ярости. Хотелось убить её, голыми руками разорвать эту бездушную болванку, вернуть годы, вернуть родных... В сердцах он схватил стоящую на журнальном столике вазу и швырнул в неё. Она увернулась. Мягким движением поймала хрупкий, но тяжелый предмет и аккуратно поставила на полку. Туда же положила и ножницы, недосягаемые для него. Неуловимо быстро приблизилась к нему и опустилась на колени рядом, обняла, прижимая к себе. Он хотел ударить её кулаком прямо в лицо, молотить куда сможет достать. Но от этих прикосновений и тихого, находящегося где-то на грани сознания, дыхания, он взял себя в руки. Он был еще не до конца сломлен, он был еще живой и здравомыслящий мужчина - с таким же успехом он мог сердиться на микроволновку.
- Помоги мне забраться обратно. А потом собери все кусочки фотографий, возьми скотч и принеси это в кабинет.

7.  Место жительства:     
Деревня Монте-Верди, медицинский центр "Приют Странника"

8.  Особенности персонажа:
Они сидели в комнате без света, возле приоткрытого окна за старым, как мир, фортепиано. Он играл, бегая пальцами по клавишам, а он внимательно слушала каждый звук, издаваемый благородным инструментом, запоминала каждое прикосновение, очередность белых и черных. Осенний ветер приносил в комнату не только прохладную сырость осеннего дождя, но и мокрую серость вечера. Она, словно влага, расползалась стенами, скапливаясь по углам, и оседая на волосах и плетении шерстяного свитера.
- А теперь попробуй ты.
Он уступил ей место за инструментом, откатившись к окну. За его спиной медленно полилась волшебная мелодия. По стеклу бежало множество ручьев, и каким-то непостижимым образом неодушевленное существо смогло воспроизвести услышанную мелодию совершенно в тон погоде. Напряженно вслушиваясь, он понимал, что она не воспроизводит музыку, она сама играет её, и совсем не так, как это сделал он - она понимает и осознает каждый звук, его значение и его собственный вес. Музыка, написанная на бумаге, звучала совершенно по-новому, как один и тот же дождь каждый раз идет по-своему, никогда не повторяя ни скорость, ни частоту падения капель. И с каждой минутой мелодия изменялась, эволюционировала под тонкими металлическими пальцами в человеческой оболочке в нечто независимое, самостоятельное и новое, не похожее ни на одно известное ему произведение. Искусственный человек научился созидать.

9.  Профессия, род деятельности и пр:    
Ученый-инженер и биофизик. Бывший куратор проекта военных разработок Пентагона, научный консультант Министерства обороны США. Ныне инвалид и обладатель нескольких десятков патентов.

10. Биография:   
- Что это ты мастеришь? - поинтересовался он, на секунду оторвав взгляд от зажатого в тиски силового узла. Слегка дымящийся паяльник замер над чувствительной спиралью контактов, а зеленые глаза над лампой взглянули на маленькую девочку. Она вздрогнула от неожиданности и смущенно улыбнулась, поймав на себе теплый взгляд отца.
- Браслет... - детское личико озарилось лучистой улыбкой, а маленькие пальчики нанизали на нитку очередной кубик с выгравированной на всех шести площадях буквой "т". - Маме.
Он тоже улыбнулся и отложил в сторону инструмент. В этот момент он решил, что на сегодня с работой покончено, иначе скоро маленькая леди Доротея отправится спать, так и не получив отцовского внимания за целый день. А разве можно уйти спать, не услышав занимательной истории о том, как храбрый рыцарь Ланселот сумел победить Дракона с помощью принципов гидравлики и знания закона Ома?
- Маме? - с улыбкой переспросил он, и поднял вверх руку, стянув к локтю рукав свитера. На запястье белел браслет из таких же кубиков, составляющих слово "Папуля". - Вот как этот?
- Да...
- Это ведь уже второй за сегодня?
Ему нравилось видеть улыбку маленького человечка, создающего такие ценные предметы и ощущающего их значимость для самых близких в мире людей. И сказать много она не может, ибо еще не знает таких слов - поэтому её глазки красноречивее любого оратора.
- Да, папа. - Улыбка вспыхнула с новой силой и маленькая леди Доротея смотрела на отца восторженными и счастливыми глазами, наконец ощутив, что теперь он с ней, а не с непонятными штуками, завалившими его стол целой горой.
- Брэдли, дорогой, впусти Чарли и Лоис, они уже пришли, - донесся с кухни голос Шарлотты в ответ на стук дверного молоточка в холле.
Он улыбнулся, и поцеловал дочку в макушку.
- Пойдем вместе. Я же сам не справлюсь.

***

Снова лил дождь. Холодная вода словно проводила разделительную черту, между тем что было и тем, что будет. Он тихо сидел в инвалидном кресле и безучастно наблюдал, как самых дорогих ему людей медленно покрывает размокшая земля.

Шарлотта Айзек
(1967-1997)
Доротея Айзек
(1991-1997)

Он словно находился не здесь - был подвешен в невесомости, в черной космической пустоте без звезд и смотрел какое-то непонятное кино, прерываемое наложением другого канала, по котором показывали автокатастрофу. Время от времени на фоне двух темных от воды гранитных надгробий вспыхивал дальний свет мчащихся навстречу фар. Сквозь шум воды пробивались кошмарные звуки шоссейного ДТП, смешиваясь с шелестом дождя. Тогда тоже лил дождь...
Смешанная с кровью и вытекающим бензином вода заливала дорогу и окровавленное лицо. Он обнимал изувеченное ворвавшимся в салон куском металлического отбойника тело Шарлотты, зажатый в огромной консервной банке. Обнимал то, что осталось от неё, не в силах посмотреть куда-то... назад, вверх или вниз? - где была маленькая леди Доротея, так страшно кричащая в последние секунды своей короткой жизни.
Он провел рукой по лицу, утирая слезы, смешанные с дождевой водой. Как ему хотелось, чтобы спасатель, вскрывавший резаком смятый автомобиль, заодно располовинил и его самого!
Руки безвольно лежали на коленях и дождь заливал белый браслет, стекая слезами с кубиков со словом "Папуля".

***

Он вернулся в лабораторию спустя несколько месяцев. Серый и осунувшийся, он встречал коллег, но не говорил никому ни слова, кроме как по делу - сразу зарывался в исследования, и с утра до поздней ночи ездил от стола к столу, заглядывая в микроскопы и ныряя в перекрученные внутренности прототипов первых автономных андроидов, создаваемых, чтобы чинить сбитую технику на поле боя и в других опасных ситуациях. Следующие несколько месяцев в его голове звучала просьба дочери об игрушке, которая бы могла ходить, разговаривать и пить с ней чай. В его отделе, параллельно кибернетическим разработкам, велось создание среды для искусственного выращивания живых органов и даже целых живых организмов, для последующего донорства; работы со стволовыми клетками и попытки найти оптимальный вариант сращивания живых тканей и кибернетических механизмов для сведения риска отторжения протезов к минимуму.
Постепенно, заручившись поддержкой нескольких особо сочувствующих ему ученых друзей, он перевозил в одно из своих многочисленных складских помещений оборудование и необходимые материалы, обустраивая там механическую и биологическую лаборатории.
Когда с обустройство было покончено, работа началась на двух фронтах. В лаборатории команда ученых билась над биологическим вопросом дела, а остальные вместе с ним пытались собрать механический прототип, управляемый позитронным мозгом.
Через шесть лет она была почти готова, покрыта белым углепластиком, и с эластичными нанотрубками, имитирующими человеческие мышцы. Она могла ходить по всему громадному помещению, взаимодействовать с предметами и учиться. А он проводил с ней ночи, рассказывая все подряд о людях, об их жизни, о её роли в этой жизни. Только чай с ней не пил. Этого она пока делать не умела.
Спустя еще три года было найдено решение как нарастить на механическую основу живые ткани. Конструкция была значительно переработана, став более тонкой и совершенной по своей структуре; в течении года команда биоинженеров следила за процессом сращивания мышечных волокон с трубчатыми нановолокнами, с постепенным замещением первых последними до порогового значения в 70%, в пользу синтетики. Целый год гиноид был выключен, обрастал плотью и кожей.
Через десять лет она впервые открыла свои человеческие, почти органические глаза все под той же крышей цеха, в котором они проводили долгие ночи в беседах и монологах.

11. Сексуальные предпочтения персонажа:
Гетеро, но пока что ему явно не до того.   

12. Связь:
Большой Брат все знает. Информационное поле такое... информационное.   

13. Планируемая интенсивность посещения форума:
Не чаще, чем каждый день.

Отредактировано Брэдли Айзек (02-04-2013 00:22:25)

+3

2

Случалось ли вам влюбляться сразу, с первого толчка, с неровного кувырка сердца, с мгновенного осознания – это мое?
Тогда вы поймете, что чувствует человек, впервые встретившийся со своей куклой.
Впрочем, во второй, третий, десятый раз все повторяется. И в этом заключено особое очарование. И поиск, и находка дают острое ощущение удовольствия, даже счастья.
Каждая новая кукла начинается с замысла и эскиза. Эскизов, разумеется, намного больше, чем кукол, но меньше, чем задумок.
Он брал за основу чужое тело, добивался желаемых пропорций и анатомической верности, зашлифовывал очевидные неровности, а также настраивал механическое сердце.
Путем проб и ошибок на протяжении многих лет совершенствовал, чтобы она могла быть максимально реалистичной.
У нее будет своя история, которую она готова рассказать.

1.  Имя\Псевдоним:    

Июль, 2008 год.
День - 13.54.09

- Теа. Я буду звать тебя Теа. Знаешь, что означает твое имя?
Мгновенно, неровным рывком, расширяются зрачки. Словно дернувшись от света, укрывают за собой радужку зеленого цвета. Плывущее перед глазами, подергивающее, словно при сбое в критичной точке системе, изображение затягивается с краев серой пеленой и приходится раз, другой жмурится, с силой напрягая веки, трясти спонтанно головой в попытке отогнуть дурное состояние.
- Спи. Мне нужно поработать.

Сухой щелчок. Конец записи.

2.  Пол:

Декабрь, 2008 год.
Ранее утро

- Женщина. Ты женщина, и это принципиально.
Свет - яркий, беспощадный. Постепенно возвращаются ощущения. Я чувствовала, что лежу на чем-то твердом, но не могу, сказать, холодном или нет. Пепельные ресницы поднимаются медленно вверх. Опускаются, словно усилие было слишком велико, сожрало все силы, снова поднимаются, и снова медленно опускаются, пока мутные зеленые глаза не увидят высокий и темный из-за низкого освещения потолок. Внутри черепа, как в кинозале, вспыхивают в сумасшедшем ритме мгновенные электрические  "картинки": отличия в строении тела женщины и мужчины, первичные и вторичные половые признаки, отличие хромосомных наборов, гендерные особенности, межполовые различия в поведении, противопоставление женщины и мужчины, которое затрагивает как биологические особенности строения тела особей разных полов, так и различия в социальном положении, правах, обязанностях и других аспектах человеческой жизни, взаимодействие, как в социальной и межличностной, так и в биологической формах.

....сonnecting... ... ... please wait... initializing system....
/please wait
Короткий звуковой сигнал. Тишина.

3.  Внешность:   

Январь, 2009 год.
Ночь - 00:00

- Кто я?
- Ты? Ты – робот. Ты – Кукла. Ты – марионетка.
Мне еще трудно совладать с человеческим голосом. Я говорю, но речь кажется записанной на старую пленку, лишенная выражения. Уже не слышно мерного гудения, так похожего на гудение пчелиного улья в разгар лета. Еще вчера так надсадно давила загрудинная пластина, хрустели фаланги пальцев, дребезжала коленная чашечка и вдруг - с самого утра тишина.
Все работало как часы.
- Дата создания - 20 октября 2007 года, 8:30 pm. 59 секунд. 3 года. Выглядишь на 30 человеческих лет.

02:00 pm
- Что ты видишь в зеркале, Теа. Опиши мне себя.
Прежде чем ответить я посмотрела в окно – там темная дымка ночи заволокла землю. Сквозь прикрытые занавеси тяжелых гардин в комнату проникал рассеянный свет, обращая тени всего лишь в напоминания о них. В этой небольшой комнатке, насыщенной едким запахом лекарств, на прикроватном столике мутно поблескивая гранями стекла и белого, как талый снег, пластика стоят бесчисленный пузырьки и банки, как безмолвные свидетели.
Мягкие очертания моего силуэта причудливо отразились на стене. Он, почти бесшумно, подъехал со спины и едва прикоснулся пальцами к плечам. Каждый вечер, словно в непонятном и необходимом ритуале я просыпалась, брала стакан воды, улыбалась и отвечала на вопросы. Я садилась в большое теплое кресло, закутывалась в красно-черный клетчатый плед и, прежде чем заговорить, задумчиво смотрела на стену, украшенную рисованными кленовыми листьями. Там моя память об осени и дне рождения. Со временем эти воспоминания становятся слишком хрупкими, совсем неяркими…и пыльными. Но именно эта стена является опорной точкой - я вспоминаю. Скоро совсем станет легко, листья можно будет закрасить.
- У тебя было лирическое настроение, когда рисовал меня. Вышло красиво, но были бы краски чуть ярче... Кожа нежная и шелковистая, с легким оттенком загара. Глаза зеленые, цвет молодой зелени, разрез - европеоидный, ресницы не слишком яркие, пепельные, никаких черных мазков ты не делал. Губы чувственные, слегка пухлые, но это не портит внешний вид, а наоборот, придает робость, незащищенность, обиженность и возможно капризность. Я Кукла, но у меня не кукольное лицо, нет пропитанного бездушным пластиком тела. Идеальная фигура. Безупречная осанка. Деликатное, если не сказать хрупкое, телосложение и невысокий рост, странно сочетаются с умением не смотреть снизу вверх и уверенностью движений. Благодаря тебе мое тело приобрело потрясающую пластику и своего рода грацию. Я не способна двигаться иначе, чем спокойно–размеренно.
В темной комнате с затхлым сухим воздухом полуобнаженная кукла кажется не менее прекрасной, чем сама Афродита, простирающая хладные руки к живительному теплу. Он молча смотрел, как не дрогнувшая под прицелом взгляда я поправляю собравшуюся на локтях рубашку. Молодость, обаяние, красота и смелость – все это было присуще мне, но совсем недавно я поняла, что Ему это все не нужно. Совсем. Его взгляд давно уже потух и перестал различать все цвета, кроме одного – серого. Лишь изредка искорка, обычно тлеющая и едва заметная в его глазах, разгоралась, словно от притока свежего, богатого кислородом, воздуха и лицо озарялось улыбкой, легкой и чуть тронутой грустью, повсюду шлейфом следовавшей за ним.
- Волосы мягкие и прямые, часто очень непослушные, цвета серебристого пшена, да, именно так, мне трудно подобрать сравнение по цвету. Там есть и серебряные оттенки, смотрится весьма эффектно, но все же больше пшеничного, я же говорила, твои краски были бледноваты..
Мягкий тембр голоса зачастую диссонирует со смыслом и тоном сказанного. Но он знает – я не считаю себя красивой. Меня больше всего восторгает чужая красота, не важно – будь то женщина или мужчина.

- Недурно. Теперь посмотри на меня и расскажи, что ты видишь. Теа?
Плоть в покое, по расслабленно опущенным плечам не видно ни напряжения, ни усталости, хотя стрелки часов показывали, что прошел уже не один час с момента начала разговора. Я не сразу почувствовала сквозняк - к этому состоянию тоже пришлось привыкнуть, чтобы потом почувствовать, как через некоторое время отогреваются ноги, как тепло медленно поднимается по икрам, по бедрам, подступает к сердцу.

Ее глаза были такими же прозрачными и спокойными. Ее легкие ладони опускаются на плечи тонким флером, скользят, шелком прикасаясь к коже, замирают оковами. Она прижимается ласково и как-то совсем уже по-родному, что Он не может сдержать дрожащей улыбки самыми уголками губ. Мастер склонил голову и сильно, как животное, вдохнул запах волос и тела - чистого молодого тела, не затравленный до конца лосьонами и кремами, до головокружения, он еле сдержал себя, чтобы не стиснуть, не спрятать, не украсть. Он снова вспомнил – она электроника. Улыбка исчезла, и он отвел взгляд.
- Я слушаю, Теа.
- Ты красивый. Телосложение… оно словно сбито, подогнана каждая черта и малейшая деталь, но все равно остается осадок незавершенности, словно все в твоем теле составляет единый механизм, однако воспринимается лишь как отдельные, чудесным образом слажено работающие детали. Прямая спина представляет человека, не гнущегося под чужой волей и обстоятельствами. Руки длинные, сильные, перетянутые жилами и жгутами вен. Ногти жесткие, всегда коротко стриженые. Волосы густые притом вьющиеся и не только от сырой погоды, но из-за своей структуры. Чистый высокий лоб, не сильно выдающиеся надбровные дуги, брови слегка изогнутой формы. Идеально гармоничная форма зеленых глаз. Единственное, что настораживает - жестокосердные тонкие губы.
- Отлично. Теперь ступай в свою комнату. Нам обоим нужно поспать.

4.  Характер, темперамент, тип мышления:   

Февраль, 2009 год.
Вечер

Могут ли куклы чувствовать? Страдать? Ненавидеть? Любить?
Характера, как такового, нет – почти чистый лист бумаги, на котором красивым каллиграфическим почерком написан один абзац. Мое устройство таково, что я вся целиком во власти Создателя, если хотите - кукловода. Во мне четко заложены понятия зависимости и подчиненности.
На первый взгляд создаю впечатление существа спокойного, мудрого и подчеркнуто-обходительного.
Я не умею врать и хитрить. Честно отвечу на вопрос об истинном отношении к тому или иному человеку. Искренна, хотя бы потому, что только учусь чувствовать.
Все зависит от первого впечатления - если понравились, то и действовать буду соответственно, если нет - отношение нейтральное или даже безразличное.
Те, кто уверен, что «кукла всегда должна быть оптимистичной», вряд ли оценят меня в полной мере. Я еще помню слова Создателя: «Ты должна нести и передавать эмоции. Но... каждый судит о них через свое восприятие жизни. Поверьте мне, я не стараюсь передать тебе печаль и горе. Просто не всегда хочется ходить с дежурной улыбкой на лице, как стараются навязать мне заказчики. Разве наш мир – это мир одних улыбок? Разве в нашей жизни нет грусти от несбывшихся надежд? В тебе я постараюсь передать реализм...»

....температура постепенно падает...
...0 градусов..
...not found...

01.21
Привычка "верить" как болезнь. 
Я доверяю его словам и глазам, которые не могут лгать, его тихому дыханию, когда в предрассветный час слышу его стоны и крики, прокрадываюсь в комнату, чтобы отогнать чужую жизнь.
Улыбке, редкой, но искренней, которой нет ни у кого другого.
Ведь именно он научил меня этому.
Мне хочется верить, что я способна любить, отдавать всю себя. Но нет, я только думаю, что люблю, не могу научиться чувствовать без чужих подсказок.
Важно то, что я боюсь ложиться спать, потому что боюсь не проснуться. Это никогда не происходило без предупреждения, словно кто-то подсказывал о том, что сейчас произойдет что-то очень неприятное. Эти сигналы были разными: призрачно-тихие, на грани слышимости стоны, скользящие в сквозняке; легкие ускользающие оттенки приторно-сладкого запаха; короткое слово, оброненное прямо в ухо; почти физическое прикосновение сухой мужской ладони.
И после этого обязательно происходило. Иногда - сразу после. Иногда - спустя несколько минут. Иногда приходилось ждать по несколько часов, сжимаясь в страхе от каждого шороха и затравленно глядя вокруг.
Но все равно я засыпала.
Он заставлял меня спать.

5.  Место жительства:     
Деревня Монте-Верди, медицинский центр "Приют Странника"

8.  Особенности персонажа:
Я знаю, что всего лишь кукла. Неживая, без души – набор электродов, не больше. Но я хочу большего.
Я знаю, что боль, как и страх, тоже бывает разной. Сильной или слабой. Жгучей или холодящей. Но в моменты, когда он лежит и смотрит в потолок, ему не нужно ничего, ему не страшно, а мне больно.
Я знаю, что у принуждения много ограничений, но если приказать кому-то что-то сделать и запечатлеть повеление в самой глубине разума, то такой приказ останется действенным на всю жизнь человека. Он будет жить, как бы ни хотелось расстаться с жизнью.
Я знаю, что в последнее время он избегает меня, лежит на постели под покрывалом. Всепоглощающее горе придало его лицу восковую неподвижность, и только по глазам можно понять, что жизнь еще не покинула его измученное болью тело.
Я знаю, что в те редкие минуты, что приносили ему покой, пропитанный обманчивым мороком медицинских препаратов, Создатель тихо приходит ко мне. Его руки перебирают тяжелые пшеничные локоны моих волос. Всего лишь несколько минут наедине, стараясь сохранить в памяти каждый легкий вздох, тревожащий тишину... он неслышно уезжает, бережно унося с собой последний стук бьющегося сердца.
Я знаю, что в его маленькой комнате, пропитанной лекарствами, находятся тысячи полезных вещей: здесь можно увидеть морозное утро, пускать зеркальцем теплых солнечных зайчиков, или получить в подарок перевязанный рыжей ленточкой шар.

6.  Профессия, род деятельности и пр:    
Творение Брэдли Айзека

7. Биография:   
Заметки на полях журнала:

______________________

- Это вода, Теа. Вода.
Белый шелк простыни, смятой и холодной, мерно и тускло светился в приглушенном свете. Она нервно дернулась и вздрогнула, когда ледяная капля упала на ее пальцы. Кукла посмотрела на руку и увидела, как прозрачный ручеек медленно проползает между указательным и средним пальцами левой руки, словно пытаясь найти выход из неведомого лабиринта. Ползет, принося с собой холод. Теа жадно впитывала ощущения, узнавала каково это - чувствовать что-то меж своих пальцев. Ощущать тепло от прикосновения, чувствовать пульс узких вен под натянутой кожей.
Вместе с этими новыми ощущениями возникло другое, Мастер назвал его – грустью

___________

...Глаза бегают по строчкам, вчитываясь в мелко набранный текст, мозг послушно переваривает полученную от внешнего источника информацию, а пальцы левой руки отбивают дробь.
Он снова пил, он снова рыдал, он снова страдал.

...class file open error... 
/ мигающий курсор

Кукла пожимает плечами, скалит зубы, но продолжает изрезать в клочья его воспоминания. Реальность превращается в мешанину звуков и запахов, вертится, выгибается, повинуясь всеобщему импульсу. Жесткая, на сжатых в тонкую линию губах, улыбка не сходит, датчики внутри тела загорелись оранжевой иллюминацией, возвещая о нестабильной синхронизации с системой. Оранжевый - цвет тяжелого сумасшествия. Это физиологическая реакция организма на малейшую опасность.
- Что ты натворила! Что ты натворила, проклятая ты железяка!
Она опомнится, отложит в сторону ножницы и отклонится назад.
От агрессии не осталось и следа, осмысленный взгляд оказался полностью занят новой поставленной задачей – успокоить, огородить, приласкать, к выполнению которой технологическая груда двинулась со всей присущим ей старанием и послушанием  разумной машины.
Теа обняла его, качала на руках, пока он не отвернулся.
Пока не уехал из комнаты.

/ Ошибка открытия исходного файла
/ …..initializing system…..

Железяка...  бездушная кукла... робот... не_человек...
Стекленеющие глаза, искаженный рот, и холод, коркой льда сковывающий все части тела. Паника разума и конвульсии тела в коконе собственного заржавевшего рассудка.
Проклятая!
Лампа раскачивалась из угла в угол, подобно маятнику. Свет был погашен, и одна тень мягко танцевала в полумраке. Ее плавные движения заворожили бы любого зрителя, имевшего счастье наблюдать. Резкие, слегка угловатые сгибы локтей, острые кромки граней коленей. Длинные волосы то и дело закрывали лицо, глаза за плотно скрытыми веками не давали отблесков.

{
<< exit
}

________________

Ее время протекало всегда одинаково. Сбоя быть не должно, его просто не может быть внутри того, кто никогда не знал, как правильно жить. Она лишь выглядит как человек, но представляет собой лишь машину.
Она не умела быть счастливой.
Она - робот, который внушил себе чужие эмоции, чувства.
Существо без какой-либо цели умирает очень быстро. Оно умирает сначала внутри, а следом погибает и оболочка.

Вокруг вставало во всем своем великолепии белое и алое утро: белое как одеяния невинности и алое, как шелка на ложе куртизанки. Даже прохожие – праздные и суетливые, прогуливающиеся и куда-то спешащие, светились как-то по-особенному.
_______________

Сентябрь, 2010 год.
Рассвет..

   

8. Сексуальные предпочтения персонажа:   
Индифферентные

9. Связь:   
Доктор все знает.

10. Планируемая интенсивность посещения форума:
Ежедневно

Отредактировано Теа (02-04-2013 01:49:01)

+4

3

Милости просим, мисс Теа, мистер Брэдли Айзек. Приятного отдыха, мы Вам рады.

0


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Все, что ты любил когда-то, ветром унесет...