Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Финал немного предсказуем


Финал немного предсказуем

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время действия: 2011-й г., 17 января, после полудня
Место действия: Санкт-Петербург, Рос... Все знают, где находится Санкт-Петербург.
Действующие лица: Мария Романова, Арман Бенуа и серые человечки ФСБ РФ

Отредактировано Арман Бенуа (18-05-2013 17:35:12)

+1

2

День выдался, как и предполагалось, спокойным. Самое обыкновенное посленовогоднее затишье, когда народ только-только старается войти в рабочий режим после затяжных праздников. Чуть-чуть сонный, капельку захмелевший и радостно-грустный. Эйфория, переходящая в хандру. Ещё бы, до 23 февраля ой как далеко, а до отпусков...
Маша разложила по местам письменные принадлежности, подмигнула длинноухому кролику-свечке - одиноко смотрящемуся на рабочем столе без уже спрятанной в шкаф праздничной мишуры - и, подхватив кипу документов для подготовки годового отчёта, поднялась.
- Анастасия Игоревна, можно к вам? - девушка всегда робела под строгим взглядом начальницы, чувствуя себя, не иначе, школьницей на экзамене. Вот и в этот раз, прижимая бумаги к груди, она с замиранием сердца открывала дверь кабинета. Но руководителя на месте не было.
- Опять прогуливаешь обед? Ну что же ты себя не жалеешь совсем, Машенька, так и отощать недолго...
Девушка улыбнулась сердобольной женщине, взявшейся с недавнего времени опекать её как собственных внуков.
- На ваших пирожках я не то что не похудею, скоро в одежду помещаться перестану. У меня такие вкусные, наверно, никогда не получатся.
- Ой, деточка, ну что ты, всё очень просто, нужно только дать опаре хорошо подняться, лучку в начинку побольше положить... Я как домою полы тут, рецепт тебе напишу. А сейчас иди-иди, Анастасия Игоревна уехала, ключи оставила мне, чтобы закрыла. Не вернётся уже.
- Спасибо, тётя Валя.
Вернувшись на своё место, Маша несколько минут посидела за монитором, проверила пустую почту, безуспешно попробовала дозвониться маме и загипнотизировать не лезущий в горло бутерброд. Наконец, не найдя больше чем заняться, решила выйти на улицу. Серая дублёнка поверх строгого офисного сарафана и блузы, вишневого цвета берет и шарф, перчатки, замшевые сапоги вместо лодочек. До конца обеденного перерыва оставалось пятьдесят минут.
Морозец легко покусывал щёки, приятно скрипел под ногами снег, а мягкий электрический свет оживлял серость зимнего дня. Сказка, а не погода. Не удивительно, что устроенный на Фонтанке каток пестрел разноцветными детскими куртками и звенел заливистым смехом. Картина точь-в точь со старой сохранившейся с бабушкиной юности открытки.

Отредактировано Мария Романова (18-05-2013 20:03:45)

+2

3

- Она?
Молодой парень за рулем оживился. Потряс головой, скидывая оцепенение. Оно успело облепить его в точности как снег снаружи облепил машину, с самого раннего утра колесящую обледенелыми улицами. Агенты катались по всему городу, методично и с муравьиным упрямством обползали каждый район.
Он оглянулся назад, где сидел его напарник, заметно превосходящий его в весовой и возрастной категориях - начальство никогда не посылало дважды одних и тех же оперативных сотрудников в один выезд, постоянно тасуя пары между собой. Никаких имен, только фамилии, прописанные в "корочках".
- Виктор Михайлович?
Конечно, кто будет общаться на одних лишь фамилиях? Это нелепо и глупо, как в кино. Так что имена придумывали на месте, кто какие хотел. Да и при общении с "клиентами" это очень важная деталь. Он работает "в поле" почти год, но с немалой гордостью отмечал про себя, что чертовски хорошо вливается. Сейчас был переломный момент этого ритуала любого новичка, и он не желал его упускать. Навалившись грудью на руль и следя за тем, чтобы не сработал клаксон, парень напряженно всматривался сквозь лобовое стекло на прогуливающуюся набережной девицу.
Виктор Михайлович сверился с ориентировкой, внимательно рассматривая фотографии. В отличие от пацана, он проработал на ведомство свыше двадцати лет и таких одноразовых напарников через него прошли тысячи. Когда приходится вылавливать клиента среди толп народа, то острое зрение молодых все равно уступает перед отточенным чутьем старого волкодава.
- Выйди да проверь. - велел молодому Виктор Михайлович, не отрывая взгляд от девушки даже когда её заслоняли случайные прохожие.
Парень молча кивнул и вышел из машины. После долгого сидения в теплом салоне его пробрало до самых костей. Расправляя смятое внизу пальто, и стоически терпя обдувающий ничем не прикрытую шею над белым воротником его рубашки ветер, он направился прямиком к ней. Время от времени наступая на припорошенный снегом лед, заботливо раскатанные детскими подошвами, он с грацией фигуриста проскальзывал вперед, пока носки его туфель вновь не натыкались на утоптанный снег и неумолимо приближался к клиентке. Серые глаза пристально осматривали ту часть лица, которую ему было видно при подходя с левой стороны, со спины.
- Романова Мария Александровна? - не режуще холодный, но нейтрально-дружелюбный голос, в котором явственно скользил официоз уполномоченного лица, спросил он.

+3

4

- Да, - замешкавшись на мгновение, ответила девушка. Спокойная полуулыбка приятно проводящего время человека ещё не успела сойти с её лица, когда его коснулась тень беспокойства. В глазах, быстро осматривающих подошедшего, застыло недоумение.
Молодой человек, определённо, не входил в круг её знакомых, а прозвучавший вопрос сам по себе и в купе с интонацией обещал скорее деловую, чем неформальную беседу. Первое, что Маше пришло в голову - клиент. Возможно, Валентина Фёдоровна, зная, где она прогуливается, направила рано подошедшего покупателя сюда. Но зачем, и как он её нашёл?...
Девушка, оттопырив рукав дублёнки, взглянула на часы. Ну правильно, до двух часов ещё далеко.

Ещё незнакомец был похож на юриста, с которыми Марии пришлось вдоволь наобщаться за время бракоразводного процесса. Как бы несправедливо это ни было, а общаться с представителями данной профессии, и уж тем более с Виктором (пусть и опосредованно), ей совершенно не хотелось. Маша поёжилась, только подумав о возможных перспективах.
Туго скатанный снежок, пролетев по незапланированной бросающим траектории, пребольно ударил её в плечо. Ойкнув, девушка обернулась, наткнувшись на извиняющийся взгляд раскрасневшегося от игры мальчонки и дружное гоготание его друзей.
- Чем могу быть полезна? - теперь ей стало совсем неуютно.

Отредактировано Мария Романова (18-05-2013 21:27:33)

+2

5

- Капитан Александров, Федеральная Служба Безопасности РФ, - он ловким движением фокусника извлек из внутреннего кармана пиджака красного цвета книжечку, украшенную гербом золотого тиснения и раскрыл перед глазами девушки, предоставив её взгляду возможность изучить зеленое ламинированное нутро с фотографией и личным номером сотрудника. Как и у любого оперативника, у сердца он держал только две вещи: удостоверение и табельное оружие, которое извлекалось таким же легким, непринужденным жестом, но капитан Александров, несмотря на подготовку и сосредоточенность на задании, все равно надеялся в глубине души, что до этого не дойдет. Показав этим бесхитростным приемом, что он действует в рамках действующего законодательства, капитан убрал "корочки", строго посмотрев через голову девушки на детей. Почуяв неладное, те быстренько убрались восвояси, пряча взгляды, и капитан смог вернуться к делу.
- Будьте любезны проехать с нами для небольшого разговора. Не беспокойтесь, Мария Александровна, это не займет много времени, - добавил он, увидев её настороженность и даже позволил себе ободряюще улыбнуться. Рядом с автомобилем курил вышедший на морозец Виктор Михайлович, нет-нет, да поглядывающий на них. Прислонившись к передней пассажирской двери, он неспеша потягивал дым, и выдувая его, пропитывал никотином невесомые снежинки, окружившие его массивную фигуру в строгом черном пальто.
Вокруг них кипела обычная питерская жизнь, и капитан Александров, стоя напротив девушки во весь свой рост, казался вырезанным ножницами из другой реальности. На Фонтанке в это время было много народу. Но он в своем строгом костюме, с модным нынче, тонким черным галстуком вовсе не был похож на офисного сотрудника, пусть даже и сидел в офисе на Литейном. Наверное, поэтому и дети так шустро исчезли, дети всегда острее чувствуют, чем взрослые.

+2

6

Как заворожённая, Маша следила за исчезающим за пазухой капитана удостоверением.
Федеральная Служба Безопасности РФ. ФСБ. Даже не Милиция. Хоть ещё десять раз проговори она про себя знакомую любому аббревиатуру, толку от этого больше бы не стало. Удивлена ли бы девушка? Нет, она была шокирована. И пусть вчитаться в каждую мелькнувшую перед ней строчку не успела, сомневаться в подлинности документа и помыслить не могла. Хотя, безусловно, зря. По крайней мере тогда ей стало бы чуть менее страшно. Наверное. Ну и в подобном случае можно было надеяться на защиту правоохранительных органов. При встрече же с ФСБ на Милицию рассчитывать было ни к чему.
Повисшая тишина, будто кто-то Там наверху накрыл обоих прозрачным, не пропускающим ни единого звука внутрь колпаком, явственно очерчивала затянувшуюся паузу. И всё-таки панике гражданка Романова, на первый (не профессиональный) взгляд, как-будто не поддалась. Не прекращая наблюдать за движениями капитана, она с особой тщательностью верной себе в любой ситуации аккуратистки очистила рукав от остатков снежного ранения, и смущённо улыбнулась ему в ответ.
- Простите, я... я не понимаю, - голос девушки, когда она решилась открыть рот после обдумывания ситуации, дрожал, выдавая всю степень её настоящего волнения, скрыть которое ни воспитание, ни вышколенность работника сферы сервиса не смогли, - какой разговор?
Резкий визг тормозов выскочившей с Итальянской улицы Шестёрки неприятно резанул слух, возвращая Машу к реальности шумящего вокруг города. Скосив взгляд за спину представителю спецслужбы, она помимо нерадивого водителя, выжимающего последнее из своей потрёпанной временем легковушки, приметила крупного мужчину в таком же чёрном, как и капитан Александров, пальто. Втаптывая в снег носком начищенной туфли только что брошенный бычок, он тоже смотрел на Машу.
Вот этот колкий, пронизывающий, неприятный взгляд заставил девушку выше поднять воротник и крепче вцепиться в ремешок висящей на плече сумочки. Захотелось сбежать куда подальше. Вместо этого, она привела ещё один сомнительный, но весомый лично для неё довод.
- И я не могу никуда идти, мне на работу пора возвращаться... перерыв закончится вот-вот.

+2

7

Предпочитающие жить в своем правильном, размеренном и одновременно несправедливом и жестоком мире, просты люди торопеют, сталкиваясь с его изнанкой, которая на самом деле является подлинной стороной монеты. Её аверс, на котором обитают силовые структуры, войны и вооруженные конфликты выглядят удобоваримо только на экране телевизора и на страницах газет.
- Разумеется, - кивнул капитан, позволив себе избежать улыбки, но при этом сохранить еще слабый отголосок делового дружелюбия в голосе, которое означало, что терпение капитана еще не исчерпано. - Мария Александровна, Вы же не думаете, что госслужащий будет с Вами беседовать прямо посреди улицы. И уж тем более - уговаривать.
Капитан Александров вытянул руку в приглашающем жесте по направлению к черного цвета "Форду", у которого все еще топтался Виктор Михайлович, но уже без сигареты. Церемониться с девушкой он даже и не думал, о чем красноречиво говорили его глаза, холодно поблескивавшие стальной серостью. Еще ни один человек добровольно и с улыбкой не прыгнул на заднее сидение пативэна*, при первом появлении на пороге людей с "корочками". И, ясное дело, ни одного человека не заманивали внутрь уговорами, воздушными шариками и бесплатным мороженым, поэтому либо человек принимал приглашение, либо ему в этом помогали - это и был верх любезности сотрудников спецслужб.

+2

8

- Разумеется, - укор, граничащий с нравоучениями, мягкое, но чувствительное давление авторитетом неприятно встрепенули девичье самолюбие. Добавь капитан в интонацию ещё чуточку напора, вставь во фразу лишнее слово, а жест сделай немного более театральным, Маша посчитала бы его хамом. Но мужчина, по всей видимости, знал, как при разговоре с представительницами слабого пола стоит расставлять акценты, чтобы добиться желаемых результатов без лишних истерик.
Девушка ещё мгновение помялась на месте, пытаясь найти способ избежать неизбежного, но в итоге, не придумав достойного повода отказаться от общества неожиданных знакомцев, сдалась. Утвердительно кивнула то ли себе, то ли собеседнику и, ни слова более не говоря, прошла в указанном направлении.
Всё недовольство её выразилось в плотно сжатых губах и чётко (если не сказать, нервно) вырисованном шаге.
Уже на подходе к машине Мария вспомнила, что нужно бы оповестить о своём отсутствии Анастасию Игоревну. Но, потянувшись за телефоном, передумала. Странный вышел бы разговор и вряд ли начальница не стала бы потом строить собственные двусмысленные догадки, мало сопутствующие карьерному росту работницы. В итоге она всё-таки решилась на звонок уже по другому номеру. Но прежде чем сделать вызов, остановилась у задней двери "Форда", поздоровалась с угрюмого вида здоровяком коротким: "Здравствуйте," - и предусмотрительно обратилась к капитану Александрову.
- Могу я предупредить, что задержусь?
А ещё Маша вдруг почувствовала себя провинившейся девочкой, вызванной к доске для разбора полётов. Все, исключительно все прохожие, которых от момента представления фсбшником и до этой секунды она не замечала, будто уставились на неё. Как на преступницу.
Оставалось только смирить разыгравшееся воображение и взять себя в руки. А пальцы, зажавшие телефон, между тем, чуть подрагивали.

Отредактировано Мария Романова (22-05-2013 09:29:41)

+1

9

Виктор Михайлович в ответ чинно кивнул и ответил таким же ничего не значащим, но весьма галантно получившимся: "Добрый день", чего не ожидал от него Михаил Викторович. Максимум, на что, казалось, можно рассчитывать от старого агента, так это на скупой кивок. Но удивил.
Капитан Александров шел немного позади, как при конвоировании, хотя держался и не прямо за спиной у девушки, а немного сбоку. Да и отставал-то всего лишь на пол-шага, хрустя снегом и поглядывая по сторонам; люди себе занимались своими делами, которые и привели их на Фонтанку в обеденное время, никто не обращал на них внимания. Да и ничего особенного не было в том, что молодой человек провожает девушку к машине, у которой стоял сурового вида мужчина в таком же костюме. VIP-жены (дочери, любовницы, сожительницы, сестры, матери) были не новостью в современном Петербурге, куда уже давно просочились западные понты, и захлестнули город по самые жестяные крыши.
- Могу я предупредить, что задержусь?
Капитан Александров не сделал ни единого жеста против, когда девушка вытащила телефон. Он хорошо изучил её, пока они разговаривали, даром что работает всего лишь год; учился на славу, иначе не оказался бы здесь в этом костюме и с этими полномочиями.
Она не могла не спросить. Такие всегда спрашивают, придерживают пожилым людям дверь и ходят по просьбе больных в аптеку.
- Мы уже предупредили, Мария Александровна, - капитан открыл перед ней заднюю дверцу. Виктор Михайлович молча обошел машину спереди, что у него получилось почти неслышно. Открылась дверца и заскрипело под весом усевшегося водителя кожаное сидение.
- Прошу Вас.

Отредактировано НПЦ (22-05-2013 10:59:24)

+1

10

- Спасибо, - благодарность в равной степени относилась к обеим оказанным любезностям и, соответственно, предназначалась обоим мужчинам.
Вздохнув, Мария осторожно, абсолютно типично женским движением и чтобы не слишком набрать на себя облепившего машину снега, присела на предложенное место. Расправила полы дублёнки, умостила сумку у себя на коленях.
Телефон девушка всё же оставила греться в ладонях. Как всегда, простое покручивание ручки, блокнота, степлера, брелока, ключей, телефона и Бог знает чего ещё успокаивало её и было едва ли необходимым действием в стрессовых ситуациях. Да и не в стрессовых тоже.
В салоне было жарко. Душно. Маша ослабила узел шарфа, но перчаток не сняла, истово надеясь на скорое прибытие в пункт назначения.
Дорога за окном ожила соразмерно продвижению тронувшегося вперёд автомобиля.
Спрашивать что-либо у агентов казалось теперь бесполезным, и она, украдкой посматривая то на одного, то на второго, могла лишь ожидать, когда получит хоть какие-нибудь ответы на незаданные вопросы.

+2

11

Михаил Викторович открыл бардачок, который с точностью и пионерской бесхитростностью выдавал в "Форде" служебную машину отсутствием ненужного внутри хлама. Несмотря на то, что служебные автомобили налоговиков, ФСБ и прочих структур все же носили некий оттенок обжитости ввиду более-менее постоянных водителей, автомобили их организации циркулировали среди агентов с такой же непрерывностью, с какой сами агенты циркулировали между собой. Каждый сотрудник заметал за собой даже мельчайшие следы, поэтому ни в одном из автомобилей при сдаче не находили даже бутылки от минералки или магазинного чека. Виктор Михайлович покрутил радио, и в машине зазвучала очередная непринужденная попса, которая кроме навязших в голове мелодий и незамысловатых припевов ничего полезного, как музыка, не давала.
Манипуляция "капитана Александрова" прошла бесшумно, не выдав характерным шорохом старых журналов и пустых упаковок, что в бардачке только что побывала рука агента. Между тем, он зажал крохотный баллончик с бензодиазепиновым аэрозолем меж коленей, натягивая свои зимние кожаные перчатки на тонком меху. Покосившись на Михаила Викторовича, облаченного в более тонкие водительские.
- Мария Александровна, как Вы считаете, такая погода продержится еще долго? Вы прогноз не смотрели? - поинтересовался Михаил Викторович, тихонько снимая с баллончика предохранительный колпачок.
Дождавшись, когда она начнет отвечать, он повернулся назад, просунув руку с баллончиком между сидениями. Мужская рука в черной перчатке полностью скрывала маленький девайс, поэтому у любого нормального человека мог вызвать подозрение только тот факт, что человек ни с того ни с сего, в жарком салоне автомобиля надел перчатки, войдя с мороза. Не дожидаясь, пока эти подозрения возникнут в голове Марии Александровны, агент придавил указательным пальцем клапан, распыляя снотворное прямо ей в лицо.

+2

12

Ответов не последовало и, за неимением лучшего, Маша отвлеклась на изучение пейзажа за окном. Она любила зиму, любила всю силу непогоды, так красочно выделяющей на мрачном фоне уют домашнего очага. Приехать к себе, выключить телефон, принять горячую ванну, укутаться в  пушистый махровый халат и, забравшись под одеяло, утонуть в нежности, тепле и покое. Забыть все треволнения дня за хорошей книгой или кинофильмом. Что может быть приятней?
Девушка почти физически ощущала воображённое наслаждение, омрачённое неожиданно вспыхнувшими проблемами и совсем уж неуместным по сравнению с ними вопросом: Как я буду возвращаться домой?
И не сразу услышала обращённый к ней вопрос.
- Что, простите? Нет, не... - вскрикнуть она не успела. Только зрачки её увеличились в момент впрыскивания препарата, да рука непроизвольно дёрнулась в безнадёжной попытке Маши прикрыться от опасности.
Ресницы вдруг стали невероятно тяжёлыми, на плечи мягкой кошкой прыгнула усталость и пространство на расстоянии вытянутой руки заволокло тягучей зыбью, мешая пошевелиться. Двигаться совсем расхотелось, думать тоже и, наконец, наступила полная тишина.

Снег усиливался, небо стремительно темнело и набрякшие тучи, того и гляди, готовы были выплеснуться на землю настоящей вьюгой. Русская зима вновь показывала всю свою непредсказуемость. Сказка превращалась в кошмар.

Отредактировано Мария Романова (29-05-2013 14:43:32)

+2

13

Мсье Бенуа не любил, когда дело незавершено. Сложно было назвать Армана педантом, к тому же сам он не хотел, чтобы его могли назвать педантом, искренне считая тех в некоторой мере подверженными закостенелости мышления; сторонний наблюдатель мог видеть в нем кого угодно, в психологии для таких выделили отдельный термин - проекция - но вот за дело он всегда брался со всей серьезностью. И это мог видеть каждый, независимо от того, что он хотел видеть.
Поэтому ситуация, когда приходилось продолжать начатое - и, конечно же, не законченное - дело другими людьми вызывали его раздражаение.
- Меня зовут доктор Джейкоб Худ. - Арман выключил фонарик, и убрал его от левого глаза девушки, пристально разглядывая её лицо; зрачок, как и полагается ему по норме, постепенно расширился до необходимого размера. После того, как фонарик исчез во внутреннем кармане пиджака, кроме них двоих в комнате остались только тонкая папка с данными и бутылка воды с двумя стаканами, стоящие ближе к Арману, нежели к его собеседнице. Слегка сощуренные глаза орехового цвета, направленные точно в зрачки девушки; немигающий взгляд Армана, однако, по возможности лишенный холодного змеиного гипноза и звенящия тишина звукоизолированной комнаты.
- Вы меня понимаете? - данные свидетельствовали о недурственной лингвистической подковке Марии Романовой, но Арман достаточно проработал в этой организации, чтобы принимать клинические результаты о щадящем эффекте нового поколения "-зепамов" на веру.
   Обращался к ней по-английски; у него был только один шанс достичь взаимопонимания, так как русского и испанского мсье Бенуа не знал в принципе. Будучи несколько дней в Санкт-Петербурге, он так и не выучил ни единого слова. Даже несмотря на то, что ехал до этого места на автобусе в весьма тесных отношениях с набившимися внутрь людьми, храня стоическое молчание.
- Как Ваше самочувствие?
Он хотел узнать, как прошло одно из первых испытаний нового препарата. До него еще никто не пытался вытягивать информацию коммуникативными методами из опыленного этим снотворным человека, и Арман не мог спокойно уйти, так и не узнав его влияния на психомоторные функции человека вне лаборатории.

+3


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Финал немного предсказуем