Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Вечный господин


Вечный господин

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 2010 г., октябрь.
Место действия: Колумбия, горные районы, джунгли.
Участники: Блэр Данн, Существо, Альдо Фратти, Найджел...

Итак…
Страшная сказка тоже пусть начинается с «жили-были», точнее – с «жила-была». Значит, жила-была неведомая тварь. Где она зародилась и откуда пришла в наш мир, неизвестно никому, и мы тоже можем лишь загадки строить на этот счёт. Однако… есть некоторые неоспоримые сведения, за которые кое-кому придётся заплатить самую высокую цену.
Тварь умеет менять внешний облик. У неё есть крылья, хвост, она двупола, череп у неё точно нечеловеческий. Она приспосабливается под любую температуру, влажность и прочие параметры климата. 
Тварь хитра. Излучения, испускаемые ею, приводят к мутациям среди человеческого населения. Общение с ней делает людей подчиненными, телепат она очень сильный. Охотится на людей, использует паразитов, сама выделяет сильные наркотические вещества.
Она разумна. И при этом контактирует с кем-то исключительно ради охоты. Ее цель – люди.
Излюбленные места обитания – кладбища и заброшенные территории, глубокие подземелья, пещеры. Всё это есть в Колумбии.

Монастырь Монтсеррат

http://uploads.ru/i/v/O/t/vOt1m.jpg

Милое местечко.
Монахов тварь не трогает, за едой летает в ближайшие поселения. Зачем лишнее внимание привлекать, рядом с домом не охотятся. И маскировка неплохая – кто станет искать логово чудища богомерзкого в святом месте? И всё было бы шито-крыто, не выходя за рамки местного бедствия, о котором рассказывают легенды и сказки, пугающие детей, не желающих засыпать, если бы…
В теленовостях поспешили сообщить, что на археологических раскопках в горных районах Колумбии найдено уникальное захоронение древней шаманки. Её прах участники экспедиции порешили перевезти в ближайший музей, несмотря на то, что по местным поверьям это делать категорически запрещено.
Вскоре начинает действовать проклятье и странные смерти настигают археологов одного за другим.

+1

2

На испанском Блэр умел только ругаться, говорить "ми каса — ту каса", то бишь "мой дом — твой" и заказывать острющую мексиканскую еду в забегаловках где-нибудь в Аризоне, где проще сказать что-то на испанском, чем объяснить едва перешедшей границу нелегалке на английском, что ему нужно. Потому общение с местными в жаркой Колумбии сводилось в основном к активной жестикуляции. Нельзя же было третировать переводчика ради каждого разговора с обслугой не самой звездной гостиницы. Ругаться его научили добрые амигос за бутылкой текилы все в той же Аризоне, года четыре назад, на что-то большее их доброта не распространилась.
Когда на раскопки сунул нос один из местных и начал что-то быстро вещать на своем, вращая глазами и махая руками, у Блэра чуть голова кругом не пошла.
Местный, мужчина лет под пятьдесят, с длинными, побитыми проседью волосами, в пыльной рубахе и с выглядывающим из-за ворота куском татуировки, говорил и говорил. В глазах его Блэр заметил проблески животного какого-то страха.
Он говорит, что вы не можете здесь копать, - сказал подошедший переводчик. — Что можете навлечь гнев... Он сбивается на какое-то индейское наречие, я его не понимаю.
Блэр нахмурился. То, что местный - из индейцев, он понял по внешнему виду. Да и подобные товарищи встречались ему то и дело. Знать обо всех суевериях всех коренных населений невозможно, но все они всегда шли по одной накатанной дорожке. Тут копать нельзя, там копать нельзя, духи взбунтуются, всем вам и нам будет плохо.
Сколько бы таких местных ему не встречалось, мурашки по коже все равно начинали бегать. Вроде бы, с годами должен был выработаться иммунитет к городским и не очень сумасшедшим, но нет. Даже самовнушение иногда сбоит.
— Скажи, что ему тут нельзя находиться и пусть кто-нибудь уже уведет его отсюда, а? - обратился Данн к переводчику. — Он мешается.
Мешается и нагнетает страху.
Данн! Мы, кажется, нашли что-то, — окликнул его один из товарищей по экспедиции.
Отошел, называется, за водой, столкнулся с местным, пропускает теперь самое интересное. Блэр махнул рукой переводчику и, переключая внимание с нагнетающих аборигенов, направился смотреть, что же там обнаружено.

— Кувшинное погребение, — Блэр осторожно прикоснулся к глиняному сосуду. — Как бы Вайю не предъявили права...
Сразу вспоминался индеец, сразу вспоминалась автономия племени индейцев-гуахиро. А в том, что найденное захоронение относилось к этому племени, сложно было сомневаться. Из местных в кувшинах своих хоронили только они. С индейцами же всегда все не так просто, они большие любители защищать свое.
Кувшин все равно первым делом нужно было направлять на экспертизу хотя бы в местный музей. Примерными прикидками в их деле обходиться никак было нельзя.
Зато возбуждение от находки перебило всех суеверных мурашек на коже.

+3

3

Что не дало возможности увидеть, что один из наемных работников позволил себе передать записку в храм, а через час оттуда явилось трое монахов, которые были заинтересованы в том, чтобы посмотреть на находку.
Пожилой мужчина, с седыми волосами и морщинистым лицом, с живыми пронзительными глазами, в рясе бенедектинца, спустился к раскопкам, обращаясь на чистом английском:
Простите, что ворвался в вашу обитель науки. Я отец Гуано. Надеюсь, вас предупреждали, что это место почитают местные жители. — сказал он скорее примиряющим голосом, чем желая затеять конфликт. — Понимаю, что раскопки одобрены и проводятся с разрешения правительства, но есть очень древние храмы и захоронения, которые могут привести к волнениям в близлежащих поселениях.
Второй монах, который держал за спиной длинный мешок с водой, тоже подошел к краю раскопок и заглянул внутрь, оглядывая издалека таинственное нечто. В отличие от Гуано, юный монашек, с темной кожей, которая буквально плавилась на жаре от солнца и стекала по коже капельками масла, был не столь словоохотлив, но невероятно любопытен. кувшин его заинтересовал невероятно, так что второй молодой спутник его едва смог оттолкнуть от края и что-то заговорил на испанском, тыкая в яму пальцем, а потом виновато улыбнулся отцу. Третий гость был явно смешанных кровей — и походил больше на европейца, у которого один из родителей — или турист, или кто-то из европейских колонистов.
Не мешай им... — можно расслышать издалека.
Ты видел, Тиль... Ты видел чашу! Это конец... Нас не спасет даже Черная Мадонна.
Глупости, отец Гуано сможет их убедить... я уверен, брат Севастьяно, — успокоил темнокожий монах, прося помочь ему снять сумку с плеча, чтобы немного глотнуть воды.

Отредактировано Существо (11-06-2013 17:20:55)

+3

4

Блэр был полностью поглощен находкой, бормотал что-то про обычаи всех индейцев араваки вместе взятых, обсматривал кувшин со всех сторон, едва не трясся над ним. Даже на делегацию монахов он не сразу обратил внимание.
Седовласый монах говорил о волнениях в поселениях. Блэр вышел вперед.
— Мы тоже все понимаем, — кивнул он. — Сталкивались.
Он переводил взгляд с одного монаха на другого, пытаясь понять, чего именно они хотят. Среди церковников тоже бывало немало фанатиков, но индейские мощи их, по идее, не должны были волновать.
По лицам тех монашков, что помоложе, сначала пробежала тень беспокойства, а следом и вовсе, кажется, паника.
Блэр провел тыльной стороной ладони по лбу, отирая пот. К жаре он привык еще с детства, а городской новозеландский раскаленный ад и в сравнение не шел с теми же температурами на природе, но все равно приятного было мало.
"Этого еще не хватало", — подумал он, снова бросив взгляд на монахов у края раскопок. С таким интересом и обеспокоенностью, относящимися к индейскому захоронению, их уже впору было клеймить ересиархами. Волновала-то монахов всяко не сохранность кувшина.
— Послушайте, - обратился он к пожилому монаху, — если Вы хотели нас предупредить о местных, то незачем, мы привыкшие, — Блэр устало улыбнулся. — Спасибо за беспокойство. Если же они тревожат вас, то... Ну, это не в нашей компетенции.
"И не наше дело", — додумал он, разводя руками в стороны. Грубить монаху не хотелось, но после целого дня, проведенного в таких условиях, да еще и с имеющимися куда более интересными делами, с языка сорваться могло что угодно. А впереди еще транспортировка кувшина в ближайший музей. Наемным-то грузчикам нельзя доверять, для них одной трещиной на сосуде больше, одной меньше — без разницы.

+3

5

Гуано и не подумал уходить. И хоть он тяжело оттирал со лба пот, продолжал талдычить свое:
Вы вторглись в места, которые местные считают заповедными. Понимаю, что вы не считаете своей проблемой то, как отнесутся к происходящему необразованные и в чем-то убогие люди, которым Господь не внушил почитание к Божьей Матери и к самому Богу, но уверяю вас, последствия бывают весьма неожиданными. Не хватало, чтобы наш монастырь оказался втянутым в ваши игры. Здесь покоится шаманка, которая обладала великой силой, так говорят рукописи, которые хранятся у нас в библиотеке. Изучение нравов явно не входит в компетенцию археологов, но дело касается исторической составляющей, в которой любое захоронение — особенно если оно относится к высокопоставленным особам - бывает опасно. Я не стану судить чужие верования, но... вас ведь зовут Блэр Данн? Так вот, Блэр, я прожил много лет в этой местности и знаю, что убивали здесь и за меньшее. Проклятие настигает тех, кто не чтит чужие могилы... А почитание истории для местных - фактически повод для действия... — старый монах отошел от раскопок и позволил себе сделать несколько глотков. Темнокожий монах помог старику напиться, а потом повел вверх, понимая, что тот вряд ли захочет продолжать разговор с расхитителями.
Двинулся следом и Севастьяно, понуро опустивший голову, потому что очень хотелось поближе глянуть на штуковину у ученых. На каком-то этапе он отстал и засеменил обратно, вновь склонился и посмотрел на кувшин.
Местные говорят, что если его вскрыть, то освободится дух, — сказал вроде как для справки. — Записи утверждают, что внутри шаманки томится зверь, которого она держит в объятиях смерти...
Севастьяно! — издалека голос Гуано прозвучал строго.
Монашек подобрался и бросился бежать прочь, только пятки засверкали.

Отредактировано Существо (14-06-2013 21:22:00)

+3

6

Не закатывать глаза на каждое второе слово монаха Блэру удавалось с большим трудом. Да, конечно, они ж тут не бойцы невидимого исторического фронта, они ж варвары, разграбляющие могильники. Испокон веков церковники были твердо уверены в том, что они-де знают все и вся лучше других, только им открыта истина и позволено жечь неугодных на кострах. Но обычно им дела не было до того, от чего нельзя отхватить свой кусок пирога.
"Убивали и за меньшее" — вовсе можно было расценить как угрозу. В головах у фанатиков сам черт сломит ногу.
— Спасибо за предупреждение, — процедил Блэр. — Как-нибудь разберемся.
Конфликты с местным населением не так страшны, как конфликты с церковью.
"Шаманка, значит", — думал Блэр, проводя церковника взглядом и скрещивая руки на груди. И все-то этим монахам известно. А лежит там в позе эмбриона, поди, вообще какой-нибудь мужик.
Блэр уже было развернулся, чтобы переброситься парой шуток с коллегами на тему, когда к ним подбежал молоденький монашек. И вот после его слов Данн смешка сдержать не смог. Если бы все россказни местных можно было бы принимать на веру, то миру науки уже давно пришел бы конец.
— Держали бы подальше детей от скриптория, чем мешаться, — высказался Блэр, глядя вслед названному Севастьяно монашку. — К Киприановой вечере, небось, не подпускают, а как такие сказки читать — всегда пожалуйста. Ну что за детский сад?
Он покачал головой, сунул руки в карманы.
— Бог с ними, не они первые, не они последние. Дел еще куча. Духов, например, пора освобождать.
Обфыркать он обфыркал, да только мурашки на момент стадом вернулись на темную кожу. Столько лет себе доказывать, что все суеверия легко объясняются (и объяснять), а потом дергаться из-за подобной ерунды — это совсем не дело.

Отредактировано Блэр Данн (13-06-2013 08:50:09)

+2

7

Не ответил Гуано на претензии археолога. Слишком много за свою жизнь он повидал чудес, чтобы верить только науке. И послушников впутывать в дела рода человеческого не собирался. Всякому камню свое место. Каждой могиле — свой покой. А коли есть потребность у людей копать неприкасаемое, то и им отвечать за деяния, сотворенные руками.
Пласты истории доказывают, опровергают, но часто не объясняют ничего, лишь собирают артефакты. И тогда на их основе строятся предположения, но истина...
Отец Гуано, вам бы посидеть, — темнокожий монах помог пожилому мужчине опуститься на камень у дороги и вылил на его ладони немного воды, чтобы тот умыл лицо от пыли и провел по шее.
Второй тоже крутился рядом, приподнимаясь на цыпочки и вытягивая шею...
В глубине земли, где проходили раскопки, поползла внезапно тонкая трещина, которая образовывалась явно не просто так, а из-за пустот. В какой-то момент она стала шире... Уже зияла темнотой и источала жуткий запах, который распространился так быстро, что люди начали прикрывать носы, а некоторых археологов даже начало тошнить.
Смрадный дух буквально выедал глаза. Гуано и то закрыл рукавом лицо, мальчишки рядом с ним закашлялись... Тихи звук лопающихся струн покорежил слух — из глубины разносилось жуткое, нечеловеческое то ли рычание, то ли плач, то ли вообще пение.
Что это?Севастьяно отпрыгнул по дорожке вверх и испуганно вскинул брови. — Что у вас там происходит?

+2

8

Мииигель, ты меня укачал, — белый, побитый ржавчиной и годами нещадной эксплуатации амбассадор остановился у обочины. Альдо, в белой длинной очень тонкой рубашке с белой же вышивкой по горлу, светлых льняных брюках, шлепанцах и плетеной шляпе, капризничая, вылез из машины и бодро защелкал фотоаппаратом, мигом забыв о всех жалобах.
Какие краски, какая красота, ой, какая птичка, ой, какая бабочка, ой, какой жучок, какой листик. А змеи, здесь есть змеи? — рот его не закрывался ни на секунду.
Турагент-проводник, несмотря на всю присущую и его нации импульсивность, не успевал и слова вставить, и уже устало прикрывал веки.
Видоискатель же шарил по окрестностям, жадно считывая всю новизну. И монахов, и далекий монастырь, и раскопки, и местных работников, и иностранных специалистов, и опять лианы, джунгли, фауну.
Это что, раскопки? Как здорово! А что копают? А монахи настоящие? А им не жарко? О, какого все цвета. Я так люблю миссии в диких местах. Миииигель, чего ты молчишь? Ты должен мне все рассказывать. Пойди, узнай, кто ведет раскопки. Нет, стой, дай мне водички, так жарко. А еще веер. Это что, гроза будет? Так это кто, америкосы ведут раскопки? А почему тебя давно не было слышно? Я так обожаю твой креольский акцент. А монахи на каком языке тут говорят? А до монастыря еще долго? А кто тут в джунглях водится? У меня батарейки кончились, достань в сумке еще. Спасибо, дорогой. А дорога дальше такая же ужасная? А почему миссия нормальную не сделает? Так что с раскопками? Что нашли? А посмотреть можно? А чем так воняет? Случайно в серную жилу воткнулись? Я в Исландии был, там так же воняло.
Как он тут оказался? С неделю назад певец решил съездить на карнавал в Рио. У каждого есть такая мечта, а он мог уже себе это позволить, отдыхать тоже надо, перерыв в гастролях это позволял. Так что белоснежный боинг перенес Альдо в душную жару Бразилии и окунул в  фейерверк буйного Рио, готовящегося к ежегодному празднику плоти и сальсы. Пока до карнавала было время, певец позагорал на бесконечных пляжах Копакабаны, посетил несколько школ танцев, и решил еще поездить по экскурсиям в глубинку соседней страны. На монастырь его соблазнил смуглый и зажигательные гид Мигель, не ведавший еще, что кроме солидного вознаграждения в будущем, он приобретает авантажного и капризного подопечного в настоящем.
Не, ну тут очень пааахнет, — обмахиваясь веером, раскапризничался певец, и нырнул в кожаное чрево амбассадора, — Поехали дальше, чего стоишь. Потом вернемся.

+2

9

Именно в этот момент на дорожке появилось чудо природы, которое заставило Севастьяно разинуть рот и переключиться на еще одно диво. Такое капризное и которое говорило очень быстро, что даже не все слова удавалось улавливать.
— Севастьяно, идем, — старик грозно позвал неугомонного мальчишку, который уже и так не знал, что придумать. Его темнокожий друг Тиль спокойно стоял на месте, лишь чуть отступил назад от ползущей вверх тонкой трещины и придавил пару камушков, издавших острый и неприятный звук.
— Слышишь, Тиль,  это туристы... Они теперь сюда толпами повалят, — заявил более светлый юноша, поднимая длинный тюк с водой, а потом вдруг проявил недюжинный интерес к молодому туристу и ринулся к нему с предложением попробовать воды.
Ни Гуано, ни Тилю не удалось остановить порыва сердобольного монаха, оказавшегося рядом с Альдо и протянувшего ему вязаный курдюк.
— Здесь горный ручей рядом, — защебетал он, как птица. — У вас есть во что налить воды. Говорят, что европейцы никогда не пьют из одной чашки... А еще я слышал, что... а вы знаете, что серная жила так бы точно не воняла. Когда мой отец изучал геологию, он утверждал, что в этих края точно нет никаких жил. Но здесь по местным поверьям находится дурной место. Ведьмин холм... если правильно перевести.
— Севастьяно! — Гуано разгневался еще сильнее, он утирал со лба пот и требовал, чтобы послушник прекратил болтать, как птица, которая уселась на ветку, а остановиться уже не способна.
— Извините его, - подоспевший темнокожий второй монах потянул брата за локоть прочь. — Нам пора идти...
Темный взгляд просверлил Альдо недобро и даже как-то с подозрением.
А запах чуть изменился, став отвратительно-сладким, как будто пропитывал воздух и кожу каждого присутствующего поблизости.
— Я бы посмотрел, что под землей, — Севастьяно не вырывался, но и упирался, не желая уходить... — Тут же самое интересное сейчас начнется.

Отредактировано Существо (22-06-2013 14:31:28)

+2

10

- Какой милый мальчуган, — восхищенно воскликнул Альдо, когда один из монашков, побелее да помоложе, подскочил к машине и восторженно защебетал что-то, протягивая бурдюк с водой.
Сквозь поднятые стекла автомобиля не было особо слышно, что тараторил юноша, но певец так часто бывал в поездках по экзотическим странам, потому считал, что все понимает и так. Белый цвет кожи, прекрасный профиль, дорогая одежда, ореол богатства и успеха, посланец, сошедший с экранов блокбастеров о хорошей жизни. И это все накладывалось на местные, «дикие» обычаи, например, как в Индии или Китае — дотронуться до белого, и тогда удача в жизни обеспечена. А так же на невинную мечту получить доллар или евро, или жевачку в цветном фантике. Так он перевел для себя речь юноши.
Мигель, я неизвестно что пить не буду, — продолжая мило улыбаться мальчику, капризно бросил Альдо проводнику, — дай ему евро, и можешь сам все выпить.
Вот уж подхватить инфекцию желудочную певец совсем не хотел, но объяснять местным это совершенно бесполезно, для них-то это их зараза, с которой они сроднились с детства. Так что гид сам подставил свою фляжку, получил освященной воды, и одарил мальца розовой бумажкой*/
Альдо почтительно чуть склонил голову, когда подошел второй монах постарше, ведь ему надо было заручиться благосклонностью жителей монастыря, чтобы осмотреть его, побеседовать с настоятелем. Но этот юноша выглядел крайне недовольным, видимо поведение младшего, и то, что тому дали денежку, оскорбило его. Впрочем, это тоже были интерпретации певца о ситуации, и вполне причиной могло быть что-то другое. Так что Альдо не принимал это на свой счет, ну, вдруг живот у монаха болит. Помахав рукой вслед отходившим юношам, он крикнул Мигелю, чтобы тот ехал в монастырь. Предложив ему, впрочем, спросить у старшего монаха, когда будут проезжать рядом, не подбросить ли его туда же.
__________________
*10 евро.

+2

11

Зеленый "Хьюи" с колумбийскими опознавательными знаками неторопливо летел над зелеными джунглями. Пилоты без особого интереса поглядывали по сторонам и вяло переругивались по-испански. Найджел сидел на полу десантного отделения, прислонившись спиной к спинке пилотского кресла и свесив ногу в открытую дверь. Рядом лежал рюкзак со снаряжением и притороченной к нему винтовкой и респиратором. А внизу творилась та-акая красота... Кроны деревьев образовывали почти сплошной зеленый ковер, над которым летали яркие птицы, а между деревьями то тут, то там блестел какой-то ручей...
Как ирландского летчика занесло в такое странное место? Очень просто - нужны были деньги. А тут подвернулась непыльная работенка — охранять археологов, пока они чего-то там откапывают. Если не брать в расчет жару, духоту и комаров размером с кошку — курорт, а не работа. А платят очень прилично. "Экспедицию" финансирует некий богатый колумбиец. Даже вот на снаряжение раскошелился без вопросов. Странно, правда, что охрана состоит всего из одного человека, но вроде как обещали подкрепление попозже.
"Эх, вот вернусь домой с такими-то бабками — самолет новый куплю. Или два. Или свой ангар с мастерской и взлеткой..." — думал Найджел, разглядывая красоты под брюхом вертолета.
Но все это будет потом, а сейчас внизу показался раскоп и лагерь археологов рядом, а неподалеку — аж целый монастырь. Вертолет пошел на снижение и завис в полуметре от земли, над поляной рядом с лагерем. Новоявленный наемник подхватил снаряжение, спрыгнул на землю и махнул пилотам рукой. Вертушка поднялась, сделала круг над поляной и улетела на базу, а ирландец потопал к лагерю.
— Эй, есть тут кто живой? — громко поинтересовался он, подходя к палаткам.

Впрочем, отдохнуть и познакомиться с умными людьми не удалось. Буквально сразу же заголосил спутниковый телефон, выданный Найджелу перед отлетом. Работодатель вышел на связь. Планы изменились и теперь ирландцу предстояло оставить лагерь и выдвигаться к месту, обозначенному указанными координатами. Там предстояло кого-то встретить или забрать и сопроводить обратно, в лагерь. Естественно, за дополнительную плату.
Найдя указанную точку на карте, ирландец присвистнул. Путь предстоял неблизкий.

Отредактировано Найджел (09-08-2013 13:21:13)

+2


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Вечный господин