Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Месть. Просто месть. Часть I.


Месть. Просто месть. Часть I.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия: 2010 г, 8 октября.
Место действия: Приют, Дом Успокоения.
Действующие лица: Руслан Данзас, Райден Сиарс, Тлан Тиат, Тахаак А`кавиль-Чель.     

Идея была как всегда – из разряда гениальных. Руслану почему-то казалось, что такое может вытворить кто угодно! Почему заподозрить должны именно его? Ну а если и заподозрят? Что с того? Поди-докажи! Главное ведь что, главное не наследить. А в этом плане мальчишка неплохо подготовился.
С того момента, как в голове его устаканилась мысль, что Райден  пришелец и ничего особенного в нем нет, просто – пришелец, пускай взрослый и убеждали на перебой, что это детские фантазии, мозг непрестанно работал только в одном направлении – месть. Этот амбал так сильно перепугал Руслана в первый день, так жестоко посмеялся над ним, как казалось самому мальчишке, что всякие там спасения и жертвы с его стороны были забыты в одночастье. Так часто бывает у детей – сколько ни делай им хорошего, первая обида – и прошла любовь, завяли помидоры. А Руслан был обидчив! Еще как! Этот кретин перепугал его до смерти, он из-за него опозорился, то есть обосался (и это в 10 лет!), он связал его в итоге по рукам и ногам и …и …и…
Руслан негодовал и ничего не забыл. Кем бы ни был этот космический засланец (о да, почему такое созвучие со словом засранец?), он заслужил самой жестокой мести! А если еще учесть, что даже опекун не верил, что он именно инопланетянин и просто скрывает истинный облик… Это было возмутительно! Поиздевался, выставил его идиотом перед всеми! Как будто Руслан мог ТАК испугаться обычного мужика в лесу? А ведь выходило, что так!
Вот поэтому мальчишка если и не следил, то проявлял нездоровый интерес к пришельцу. Как ни странно, сам факт того, что такое возможно, уложился в голове Руслана на удивление легко – он любил фантастику и был в том возрасте, когда люди охотно верят во все то, что им интересно. И Руслан отреагировал совершенно спокойно, словно и до этого в его жизни встречались пришельцы самых разных мастей и разновидностей. Кем бы он там ни был, суть заключалась в другом: этот инопланетный козел его обидел и стал врагом на веки! Руслик представлял себя мстящим до седых волос. А что? Эта игра была поинтереснее любой другой в Приюте – захватывающий сюжет, реальная опасность, уникальный объект! Что поделаешь, в 10 лет люди склонны все превращать в игры, и Руслик не был исключением. Наверное, найди он занятие поинтереснее – забыл бы о своих каверзных планах. Но Приют откровенно напоминал больницу, друзей у мальчика пока не было. Ну и вот как-то так получилось, что бедный Райден, сам того не подозревая, стал первым знакомым, исключая опекуна. Будь он повнимательнее к мальчишке, возможно игра в мстительного героя и не пришла бы в голову ребенка. Но взрослые, как всегда, были заняты своими делами. А потому не замечали Руслановых изысканий, что, кстати, было ему на руку.
Итак, следствие установило, что каждый день пришелец уходил куда-то в окрестности санатория на довольно длительное время. Иногда на целый день, пропуская обед и ужин. Зачем? - это еще предстояло выяснить, но пока было неважно. Важно было другое – его комната на это время оставалась пуста.
Раздобыть немного краски и кисточку пошире в хозчасти труда для Руслана не составило – там никто никогда особо ни за чем не следил. Так, иной раз заходили техслужащие и персонал – кто за чем. Оставалось только улучить момент и взять, что надо. Для мальчишки 10 лет – ничего сложного. В общем, очень скоро банка белой краски и даже ацетон для заметания следов (на всякий случай!) были у Руслана. Оставалось проникнуть в комнату и претворить задуманное в жизнь.
О последствиях своей затеи Руслан пока не думал вовсе. Мысль о том, что все испорченное Рэю, возможно, придется оплатить из своего кармана, в голову не приходила, равно как и мысль о том, что за такое не могут не наказать. Но паренек пока был беспечен и увлечен затеей. Тем более, что Рэй до сих не проявлял особой строгости в обращении с ним. Мало того, что надо будет доказать причастность Руслика, так если и докажут (а Руслан был уверен, что это нереально), что с того? Пара испачканных вещей в сравнении с тем позором, который ему пришлось пережить в лесу из-за этого придурка? Пффф. Ни в какое сравнение. И Данзас уверенно шел к комнате Райдена, зная, что тот давно уже шляется где-то по лесам.
План был прост: залезть в комнату и перепачкать этому уроду всю одежду. Всю. Вплоть до трусов и носков. Были времена, когда Руслан с приятелями нечто похожее проворачивал в лагере, пачкая одежду девчонок. Правда, пачкал он ее всегда пастой, чтобы можно было легко отмыть. Это ведь всегда было не более, чем шуткой. В данном же случае цель формулировалась иначе – навредить. Сделать пакость. А потому вместо пасты у Руслана в руках и была банка с масляной краской. Руслик даже постель решил перепачкать – пусть этот гад вляпается, когда уже будет уверен, что испачкана только одежда.
Говорят, месть не приносит облегчения. Но почему же тогда Руслан чувствовал себя так хорошо, вертя в кармане «одолженную» у администратора на время ключ-карту? Райден не слишком то заморачивался безопасностью своих вещей и Руслан заприметил, что пришелец или биоробот (мальчик еще не до конца определился с версией) часто уходит, просто оставляя ее на регистрационной стойке, если администратор куда-то отошел. Так было и сегодня. С той разницей, что вместо администратора карту перехватил Данзас. Ну что, посмотрим теперь, кто кого?
Карта прошла через проем и дверь открылась, пуская внутрь покоев киборга-инопланетянина маленького нарушителя. С виду комната как комната. Можно было поиграть в следователя и поискать чего-нибудь эдакого – по-любому ведь найдется, но Руслан не за этим пришел. Быстро достав все вещи Райдена из шкафа и разложив их на кровати, мальчишка с упоением взялся за работу. Кисточка то и дело ходила по ткани, оставляя белые следы на всем, к чему прикасалась. Как и собирался, Руслан даже носки с трусами перепачкал. Потом очередь дошла до обуви. Руслик пачкал и сверху, и внутри. Основательно, со знанием дела, чтобы уже точно не оттереть было! И вообще все только выкинуть! А запах какой в комнате стоял теперь! Просто мечта таксикомана.
Сам же Руслан работал в резиновых перчатках – благо в больнице в любой мусорке их было полно. Взял использованные, надел две пары, чтобы точно не осталось следов.
Еще не высохшую одежду мальчик комком загрузил назад в шкаф, обувь поставил, где стояла. Последний штрих – кровать. Данзас откинул одеяло и вылил остаток краски прямо на простынь, а потом прикрыл все это безобразие снова. Пускай вляпается, гад!
Вся процедура заняла не больше часа. Выйдя на улицу, Руслан первым делом позаботился о том, чтобы избавиться от улик, а именно, спрятал подальше банку из-под краски и кисточку, перчатки вообще закопал. Ну а себя любимого тщательно исследовал на предмет капелек и прочего. Явных пятен не было, но кое-где Руслан все равно уделался: пришлось оттирать ацетоном, а потом промывать водой.
Ну и наконец – дежурство возле стойки администратора, в результате которого карта оказалась в нужной ячейке. Теперь оставалось только пойти погулять часа на три, чтобы все запахи, которые могли бы уличить мальчишку, выветрились. Этим и занялся Руслик, невероятно довольный проведенной блестяще операцией.

+2

2

Привычная рутина в виде тренировки и прогулки по лесу и холмам вовсе не напрягала Райдена. Более того, бывали и такие дни, когда подобное времяпрепровождение было просто необходимым – отвлечься от работы, а то и от очередных кошмаров, мучавших всю ночь. Вот и сегодня был такой день. В кинозале его разума объявили ночь самых зверских ужасов, так что после ночного «подскока» почти до самого утра он отмокал в ванне, наполненной ледяной водой, чуть ли не самый первый позавтракал и далеко и надолго свинтил из Приюта.
И именно по этой причине он устроил себе помимо простой тренировке одиночный кросс по пересеченной местности. Чтобы уж наверняка измотать самого себя и не быть в силах даже просто прокручивать снова и снова мерзкие картины в голове, приближая очередной рецидив.
Так что вернулся Кин откровенно запыхавшимся, с несколькими свежими царапинами и синяками, да еще и с несколькими листочками, застрявшими в волосах.
Поднимаясь к себе в комнату, он надеялся спокойно принять душ, переодеться, да расслабиться в кресле до ужина с какой-нибудь книжкой. Или со стаканом чего-нибудь, чтобы расслабиться. Не больше. Возобновлять традицию пьяных драк в баре пока не хотелось.
Первое, что встретило его при входе в комнату – жуткая вонь краски. Нет, не так. Жутчайшая. Тут же появилось предположение, что в системе оповещений что-то сбилось, или сама администрация что-то спутала и начала ремонт в его комнате. Но когда Сиарс прошел дальше и увидел непонятные, но от того не менее мерзкие пятна на его собственной обуви – эта самая мысль испарилась как роса на солнце.
Крайне осторожно он открыл шкаф, который прямо источал эту жуткую вонь и в опаской отскочил от целого кома вывалившейся из него одежды. Он поднял первую попавшуюся на глаза, изгвазданную футболку, осторожно рассматривая пятно. Тыкать смысла не было – руки все равно чувствуют все далеко не так хорошо. Зато обоняние напару со зрением подсказали, что это самое пятно – краска, издававшая жуткую вонь.
Сразу появилось несколько версий. Первая – какой-то ненавистник ДАЛов прознал кто он на самом деле и решил подставить, измазывая шмотки краской с какой-нибудь химической дрянью. Последующие были очень похожи на первую. Но повнимательнее рассматривая испорченную одежду, Райден нахмурился. Всплыла версия о том маленьком засранце, которого он отловил в лесу, и который теперь буквально прожигал его взглядом при случайных встречах в здании или же на территории санатория.
Медленно выдохнув, киборг собрал шмотки и обувь и оттащил их в ванную, сортируя что было безнадежно испорчено, а что еще можно было спасти и отмывая еще немного влажную краску под водой. Но все равно пришло осознание того, что без скипидара здесь никак не обойтись.
Прихватив с собой банку гуталина и парочку припрятанных платков, Сиарс оставил часть одежды отмокать, оставшееся же собирая и оттаскивая к мусорному баку и без какой-либо жалости выкидывая. Все равно он собирался в город, вот и заодно гардероб обновит. После этого Рай направился к стойке администрации.
- Будьте добры, я бы хотел заказать уборку в номере. Ко мне заявился нежданный гость и оставил крайне неприятный сюрприз с краской. Если невозможно избавиться от запаха в ближайшее время – я бы хотел сменить комнату. И, да, я готов оплатить этот переезд и те вещи, которые не подлежат восстановлению. Спасибо.
Отойдя от стойки, киборг опустился в одно из кресел в фойе. О, да, кто-то сегодня огребет.

+1

3

Нельзя сказать, чтобы дальнейшее времяпрепровождение было скучным, но оно, конечно, ни в какое сравнение не шло с тем, что Данзас испытал утром. Шляясь по территории санатория, он то и дело прокручивал в голове все произошедшее на предмет - не оставил ли где-то улик. Но нет - одежду Руслан изучил досконально: ни пятнышка. На обуви, включая подошву, тоже. На волосах - ни капли. Кожа, лицо - ни-че-го-шень-ки. А запах выветрился даже быстрее, чем мальчик ожидал: день был ветреный, а воздух в санатории свежее некуда. Оставалось продумать оборону. Идя на свою авантюру, Руслан догадывался, что его заподозрят и, возможно, будут расспрашивать. И не только чужие люди, но и опекун в том числе. Хотя... если уж говорить откровенно - опекун пока что плохо знал подопечного и не сильно то отличался от чужих людей. А потому что он, что другие пока с трудом могли определить, врет Руслан или нет. А если уж и вовсе на чистоту говорить - определять это поистине хорошо (но не в совершенстве) умела только мама Руслана. Врал он всегда по-разному, словно какой-то взрослый дьявол подсказывал внутри, как именно надо себя вести, кем притвориться на этот раз, какие аргументы найти, чтобы у людей и мысли не возникло, что такой кроха может ТАК искусно врать. Где нужно Данзас прикидывался оскорбленной невинностью. Где было выгодно - умел расплакаться, мол, обидели ребенка. Иногда - хлопал дверью, мастерски отыгрывая истерику, заставляя взрослых самих чувствовать себя виноватыми, что не смогли разобраться в "тонкой детской душе" и ранили ее ненароком. Были случаи, когда Руслик сам же творил пакости, а потом начинал обвинять других, невинных, еще до того, как вообще начинались разборки. Словом, в арсенале мальчишки было тридцать три способа обмана и самое неприятное - жизнь в приюте позволила отточить их до совершенства.
Когда Руслан жил дома... все обстояло иначе. Мама, зная патологическую тягу к вранью у своего ненаглядного детища, чаще всего предотвращала или раскрывала ложь, какой бы искусной она ни была. И за подобного рода выходки мальчишку почти всегда строго наказывали - одним стоянием в углу он никогда не отделывался. Наказания были самые разные - от неделей домашнего ареста и запрета на телевизор до основательных порок, если выходка была из ряда вон. И постепенно в русой башке укреплялась мысль, что врать вообще-то нехорошо, что все равно все выяснится и тогда попадет вдвое больше, чем могло бы попасть за саму провинность. Короче, шел обычный для ребенка процесс усвоения моральной нормы. Но когда мама умерла, никто в приюте не знал, на что способен этот маленький гений лжи. Раз поверили. Второй раз поверили. А потом мальчишка сообразил, что никто ему больше не помеха. И вранье не всегда наказывается. Все зависит только от того, насколько ты мастер в этом деле. А мастерство, как известно, достигается постоянной тренировкой. В итоге Руслан начал врать везде где надо и не надо, иногда исключительно из интереса - прокатит или нет. И ведь прокатывало! В большинстве случаев еще как прокатывало. В конце концов мальчишка утвердился в мысли, что ложь - норма поведения и так жить легче. Просто кто-то умеет врать, а кто-то нет. Что-то вроде развитой мускулатуры: одному мышцы и широкие плечи, а другому голову на эти самые плечи и изворотливость.
И вот, исходя из опыта, Руслан прикидывал, что врать. Отрицать свое участие - это однозначно. Ведь улик нет и не подкопаешься. А вот как отрицать и на что давить... Соклько не размышлял юный враль, ответ все равно был одинаков - по ситуации. Смотря как спросят. Смотря кто спросит. Сам Райден будет разбираться, или он уже Рея и они вместе ждут его для допроса. В конечном счете Руслик решил не заморачиваться. Как пойдет. Единственное, что он знал по опыту - нельзя обращать на Райдена внимание: наблюдать или как-то украдкой косить глазами. Это все равно заметят и будет ясно, что его рук дело. Все как всегда: не слишком внимательно, но и не так, словно его вовсе нет. Внешне - ничего не должно было измениться. А по сути... что изменилось то? Ничего. Ни-че-го. Руслан давно уже для себя понял еще кое-что во вранье: если убедить себя, что ты реально не при чем, это всегда помогает и придает уверенности. Итак, что он делал утром? Гулял. Просто гулял. Как всегда. Как гуляет каждый день. По территории санатория. С этой мыслью мальчишка переступил порог фойе и направился к лестнице, ведущей на его этаж. Райдена он заметил сразу, боковым зрением, но вот вид подал не сразу. И как всегда - один единственный ненавистный взгляд. Ни упоения мести, ни удовлетворения - ничего нельзя было прочесть на лице этого прощелыги. Руслан ненавидел его, как и раньше. Словно ничего не случилось, словно месть если и должна была свершиться, то она еще впереди. Это еще чтооооо! Руслик обиженно сощерился и губы сложил - ни дать ни взять еще дуется. Ну разве можно дуться после такой мести? Оказывается если сильно постараться, то можно. Однако Руслан не сильно старался - он просто ЗНАЛ, как надо себя вести, чтобы взрослый ничего не понял. Воистину - вранье было даром Данзаса и ему стоило подумать о карьере авантюриста.
Мальчишка начал подниматься, более не смотря на врага. Достаточно. Самое то. Излишний интерес привлечет его внимание и вызовет подозрения.

+1

4

Пусть просто так торчать в фойе и было скучно, но Райден все же был воином. Воином, который не раз и даже не два сидел в засадах без движения, ожидая когда же наконец появится вражина, которую надо либо убить одним точным выстрелом, либо мимо которого надо проскользнуть и забрать что-то важное. А то и просто перерезать глотку со спины.
Так что сейчас, когда он мог совершенно спокойно, не опасаясь, что его заметят и миссия будет провалена, заниматься тем, чем хотел. И никто бы ему и слова не сказал. Ну, практически чем хотел. Светить любимым оружием он не очень то и хотел. Еще свяжут и отберут, не надо ему таких проблем. Так что он просто предпочитал оставаться для администрации малость чудаковатым полевым агентом из частной военной организации, страдавшим от ПТСР и таскавшим с собой непонятный вытянутый кейс. В конце концов, проблем он им не создает, вот пусть и сидит себе спокойно.
За то время, что он ожидал появления Руслана, он успел вдоволь наковыряться в своем коммуникаторе, просмотреть достаточно много информации о людишках, о предстоящих встречах СПИЗ и прочей галиматье, ради которой его сюда закинули. Плюс ко всему он от души поработал над моторикой и движением конечностей, провел внутреннюю диагностику систему и даже получил на стойке новый ключ с извинениями о том, что действительно запах будет выветриваться несколько дней, поэтому его переселяют в другое крыло этого же корпуса. Осталось только перенести шмотки и сдать старый ключ.
Когда же наконец главный подозреваемый объявился в поле зрения, Сиарс не сдержал акульей улыбки. Он знал, что вполне себе может ошибаться, но с другой стороны его бы совершенно не расстроил тот факт, что он сделал пацану гадость «впустую». Эти его взгляды из себя не выводили, но надоедали. Будто бы пацан нарочно пытался попадаться в поле зрения и демонстрировать свое отношение к киборгу. Обхохочешься.
Встав с кресла, Кин неторопливо направился за Русликом. Уже поднимаясь по лестнице он выудил из кармана пресловутые платки и банку гуталина. Обмотав ими руку, он от души зачерпнул черную массу, размазывая ее между кусками ткани. Завернув за угол, откуда бы его не могла увидеть администрация, ДАЛ ускорился, нагоняя пацана и от души припечатывая один платок ему на лицо, а второй на волосы, на такой же скорости продолжая свой путь как ни в чем не бывало. Даже если это было и впустую – Райдену все равно было более чем приятно сделать такую мелкую гадость.

+1

5

Руслан заметил, что Райден встал и пошел за ним. И ему стало реально страшно, потому что в коридоре то особо никого не было. Нет, вообще никого не было. И этот недоумок мог сделать с мальчиком что угодно, а зная совершенно точно, что никакой он не человек... Короче Руслан приложил неимоверное усилие, чтобы не сорваться с места и не побежать. Скорее даже так - он побежал бы совершенно точно, не выдержав, просто со страху, но Сиарс настиг его в каких-нибудь пять шагов и раньше, чем Руслан успел припустить куда глаза глядят, две какие-то тряпки опустились Данзасу на лицо и волосы на макушке соответственно.
- Ууууууй-оооо, - издал сдавленный вопль паренек, подумав, что сейчас его тупо задушат, но ничего такого не произошло. "Мужчина", словно это не он сейчас прошелся по физиономии Данзаса какой-то грязью, шуровал себе дальше по коридору, а Руслан... А Руслан уже сориентировался! Вот он опыт и врожденная хватка:
- Эй, недоносок, ты что, вообще с катушек слетел?! Крыша поехала! **************. Урод вонючий! - мальчишка изображал такое искреннее удивление, так реально был поражен происходящим... Батенька, да по вам сцена плачет! - Тебе в психиатрии лечиться надо, ушлепок! - Данзас так изумленно вытирал черную гадость с лица, так справедливо негодовал! А глаза голубые, чистые, честные! Взгляд такой обиженный, мол, да что же ты ко мне прицепился, кретин? Что я тебе сделал? - Селят тут ненормальных всяких! - Руслик провел по волосам и понял, что там тоже грязь эта вонючая.
Однако внутри Данзас ликовал! Это чучело допустило одну из самых грубых ошибок, которые только можно было допустить в этом деле. Он - взрослый. А Руслан - ребенок. Нет, стоп. Это раньше Руслан был просто ребенок, а теперь, пардон, он пострадавший ребенок. О да. Детдом научил мальчишку пользоваться своим положением - этому, к сожалению, учат сразу, причем учат сами взрослые, оказывая тем самым детям в некотором смысле медвежью услугу. Данзас какие-нибудь полгода прожил в детдоме, но за это время прослушал штук пятьдесят бесед о своих правах. Сироты всегда были под прицелом у целой категории взрослых, желающих извлечь выгоду из чужого горя. А потому с первых дней детей информировали о том, как следует вести себя в случае даже малейшего нарушения их прав. Все, что творилось между детьми - за стены детдомов выходило редко: каждый воспитанник понимал - пожалуйся он старшим и виновных накажут. Но только 1 раз. И накажут так, как обычно наказывают детей - выговорами, упреками, беседами с психологами и даже, может, психиатрами. А дальше... дальше взрослые забудут этот случай, а вот дети - нет. И никто никуда тебя не переведет и не переселит. Ты будешь жить в той же комнате, каждую ночь один на один оставаясь со своими обидчиками и защищать тебя будет некому. И все помалкивали. Но вот стоило оступиться взрослому - и одним увольнением с работы он уже не отделается. Руслан знал это слишком хорошо. Вопли, слезы... Зачем все это? Не, взрослый мужчина подошел к 10-летнему мальчику и испачкал ему лицо и волосы. Это нормально? Исключая то, что знал Руслан об утреннем инциденте? Да даже если Руслана и раскроют, что теперь вообще маловероятно, это нормально? Разбираться с ребенком вот так? А чего башку сразу не скрутил? В общем, уязвимое место пришельца оказалось весьма простым – он не знал человеческих законов. А Данзас (спасибо детскому дому!) знал свои права отлично. Райден уже скрылся, вряд ли даже слово поняв из того, что кричал ему вслед мальчишка, а вот Руслан направился... прямиком к администратору.
– Май нейм Руслан Данзас, – начал он, уверенно подойдя к стойке, – хэлп ми.
Как сказать, что нужен переводчик, Руслик не знал, зато вид его говорил за него более чем красноречиво. Мальчик тыкнул в телефон и сказал заветное слово:
– Полиция. Хэлп ми, – и добавил. – Дую спик инглиш нэу. Рашен. А эм рашен.
Этого было достаточно, чтобы привести в замешательство администраторшу. Заявляется ребенок, весь чумазый, и просит о помощи. Да еще в полицию собирается звонить. Кому нужны такие разборки? Само собой, никому. Тетя-администратор что-то пролепетала, мол, подожди, не кипятись, сейчас разберемся без полиции, и начала звонить кому-то, нервно сбрасывая все время номер, потому что не попадала по кнопкам. Наконец, звонок таки состоялся, а спустя какие-нибудь минут пятнадцать в фойе спустились двое: оба весьма и весьма прилично одетые, серьезные и обеспокоенные. Оу, Руслан узнал это выражение на их лицах – так выглядят взрослые, когда боятся за свои задницы. Как же ему хотелось увидеть именно это! Ну сейчас он им расскажет в красках о том, какие маньяки у них тут живут! Мужчины направились прямиком к нему и на первый же вопрос "Что случилось?" получили вполне правдивый ответ:
На меня напали. Я хочу зафиксировать факт нападения и передать дело в полицию.
Есть! Как только русскоязычный парень передал все второму, вероятно, главному, тот занервничал еще сильнее – это было видно по тому, как забегали глаза. Он быстро и сбивчиво заговорил что-то, можно было даже не переводить, и так понятно – давайте без полиции, давайте попробуем разобраться просто так. Ну… ладно, будем снисходительны. Мальчишка скрестил руки на груди и ждал. Переводчик в итоге таки разразился речью:
Сэр, администрация приносит вам свои извинения, но не могли бы мы попробовать разобраться без полиции? Конфиденциальность гарантируется. Мы внимательно выслушаем вас. Может, пройдем в кабинет?
Никуда я с вами не пойду, – продолжал ерепениться Данзас, – нас все равно никто не понимает. А идти – я никуда не хочу. И я требую зафиксировать это, – Руслан ткнул пальцем в собственное лицо. – У вас тут лежат всякие разные, а вы даже безопасность обеспечить не можете!
Руслик напирал и напирал. Этому его тоже научили дома, в приюте. Если человек тебя боится – ты уже победил.
И не дожидаясь, пока снова спросят, что же все-таки произошло, мальчик заговорил уже спокойнее, но не менее уверенно:
– Я все утро гулял и возвращался с прогулки. Прошел мимо стойки, вот тут, и поднялся по лестнице. В коридоре никого не было. И вдруг на меня сзади напали. Мужчина. Кажется, это был Райден Сиарс. Я его знаю, потому что он в первый день меня сильно напугал в лесу.
О том, что Руслан считает Райдена пришельцем, не знал никто, кроме его опекуна, которому первые дни Данзас все уши прожужжал. Но даже Рей не поверил в эту «чушь». И сейчас доказывать нечто подобное – означало завалить все дело. Обвинения должны были быть правдивы. И Руслан совершенно иначе принялся обрисовывать ситуацию:
Понимаете, у меня здесь опекун, я из России, у меня там все умерли. А опекун готовится к операции и живет здесь. Я сам здоров, но жду, пока он выпишется, и тогда мы уедем. Но в первый день, когда я только приехал и увидел его у ворот, я испугался, что меня в какой-то другой приют привезли, в закрытый, в горах. И сразу убежал в лес. А там, пока меня искали, случайно наткнулся на этого Райдена. Он сказал, что разделает меня на куски и у него был с собой нож. Я испугался и бросился бежать. А потом оказалось, что он просто пошутил. Я забрался на дерево – и он за мной. Я из-за него чуть не убился, когда лез. А потом он меня все равно поймал, и….
Вот тут Руслан задумался – стоит ли НАСТОЛЬКО портить жизнь этому кретину. Ведь если сейчас он только заикнется про то, что этот мужлан собирался его изнасиловать… Мама не горюй. Руслик знал, что это самое страшное обвинение для взрослых. Так стоит или нет? Руслик вполне искренне был в замешательстве, но взрослых именно это и насторожило. Переводчик все это время тихо переводил другому мужчине и тут же последовал вопрос:
Есть что-то, о чем ты боишься рассказать? – вот теперь его лицо из настороженного стало перепуганным.
А Руслан… святая невинность. Глазки опустились, взгляд ушел в сторону. О да, сейчас он доведет эту игру до конца! Шах и мат! Откуда такая пакость могла прийти в голову 10-летнего мальчишки? Но в приютах и детдомах дети взрослеют быстро. Благо есть старшие товарищи, которые доходчиво объясняют некоторые вещи, а Руслан был уже не то чтобы слишком маленьким. Дядька заозирался по сторонам так, словно боялся не только людей, но и самих стен.
– Да. Он снял штаны и заставил меня смотреть на свои яйца, – тихо проговорил Руслан, – а если я отворачивался, он меня бил. Вот.
С этими словами мальчишка поднял футболку, демонстрируя свои живописные ссадины. Те самые, которые остались от падения с дерева.
Я не говорил опекуну, – голосом, каким сообщают самые страшные тайны «открылся» Данзас. – Он будет нервничать, а у него скоро операция. – Скажите пожалуйста, какая забота о ближнем! Руслан уже настолько вошел в роль, что даже реально начал стесняться, словно Райден и правда был маньяком, который занимался непристойностями в лесу. Совращение малолетнего! Это, батенька, статья! Руслан это понимал, но его это не пугало. Что произошло там в лесу – никто в жизни не установит. Их было только двое, а когда они вернулись – их видели: Рей и будочник. А Руслан был связан и зареван, перепуган до смерти. Кто знает, кто докажет, какова была реальная причина! Вот где Руслик почувствовал себя действительно на коне.
– Он даже связал меня. И только потом, когда уже все… – да-да, господа взрослые, подумайте, что скрывается за этим «все», – понес меня назад и наврал опекуну, что я от него просто так бегал и просто так его испугался. А я еще не знал опекуна и не сказал ему ничего. Я придумал… – эврика, как же все само собой хорошо укладывалось! – я придумал сказать Рею, ну моему опекуну, что этот дядька – пришелец. Я думал, что тогда он что-то предпримет, чтобы я больше с ним не сталкивался, а он просто мне не поверил. И я решил, что просто буду обходить его стороной. Но он все время за мной ходил. И смотрел на меня. А сегодня – это точно был он. Он испачкал меня этим и сказал, что таким я ему нравлюсь больше.
Рассказ был закончен и теперь Руслан не напирал на взрослых, а искал у них защиты. Взгляд стал беспомощным и растерянным. Ну что же вы… делайте что-нибудь. У вас тут детское отделение и маньяк рядом.
Руслан специально не стал рассказывать о мече и прочих странностях – теперь их найдут, если застанут Райдена врасплох. А тогда, извините, возникнут и другие подозрения. На войне как на войне. Данзас ни минуты не жалел о своей лжи, а опасность авантюры лишь раззадоривала его. Ну что? Краска тебе помешала? А как тебе это? Ублюдок. Вот это уже была куда более достойная месть за лесное унижение. Надо сказать взрослые явно были слегка в шоке. Если пот на лбу у одного и совершенно ошалелые глаза у другого можно так назвать.
Присядь. Будь постоянно на виду. Мы обо всем позаботимся, – перевел наконец переводчик. – Ты молодец, что все-таки рассказал нам правду. А за опекуна – не бойся. Ты в безопасности, а он – взрослый человек и справится с этим всем. Ты очень смелый мальчишка. Если бы ты не сказал, могли бы пострадать другие.
Переводчик потрепал Руслана по волосам и указал на кресло, а администраторше было дано распоряжение глаз с него не спускать. Итак, взрослые удалились разбираться и они явно торопились. Ну теперь ты попляшешь, тварь! Руслан провожал своих слушателей довольным хищным взглядом.

Отредактировано Руслан Данзас (01-07-2013 21:31:38)

+1

6

Сидевший за девственно чистым и удручающе пустынным рабочим столом Тлан удовлетворенно кликнул мышкой, наведя курсор на крестик в правом углу окна программы, закрывая вкладку «Мои документы». В папке действительно остались одни только документы, совершенно легальные и донельзя скучные любому досужему свидетелю – заказы на оборудование, сметы, договора о поставках самых современных систем видеонаблюдения. Самых современных для Земли, следовало добавить для справедливости. Всё ненужные файлы, автоматически сохраненные именно в эту папку – фильмы, торренты, изображения, были аккуратнейшим образом перенесены и разложены по спецпапкам. В рабочем компьютере долговязого и скромного Тео Манна воцарился прямо-таки тошнотворный порядок, примерно такой же, как в его двойнике из кабинета Га-рина Тиата в Скальном бункере, куда Хранитель, носящий оба этих имени, как раз и намеревался заглянуть, поднимаясь из кресла и придерживая выезжающий из-за пиджачного лацкана черно-белый галстук, когда в кармане его серого на сей раз пиджака завибрировал якобы мобильный. 
− Да, я слушаю, − любезно, но деловито отозвался Тлан в трубку, когда голос назвал его вымышленное имя, и некоторое время излагал  так же сжато и малоэмоционально нечто, от чего на мгновение вспыхнули узкие светлые глаза на почти совершенном по-своему, пусть и почти неподвижном в невозмутимости лице жреца. − Да, я благодарю Вас за информацию, передайте господину директору, что я понял, я иду, все будет в порядке.
Нажав на кнопку отбоя, ДАЛиец тут же нажал другую – рядом, пользуясь быстрым набором, и не меняя спокойной интонации, перешёл с немецкого на итальянский:
− Синьор Марино? Простите за беспокойство, но мне необходимо срочно переговорить с Вами.
− Тах, у нас проблемы. Мальчика из твоего отделения якобы изнасиловал Кин. Представляешь, чем это грозит? − даже мысленная речь была спокойна, если не холодна.
− Скажите, где мы могли бы встретиться?
− Давай прямо там, в холле Дома Беззаботности? Я иду туда. − Га-рин Тиат и вправду уже зашагал из кабинета, захлопнув за собой дверь.

0


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Месть. Просто месть. Часть I.