Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Тайные страницы » Сказки Лины Эпин (посвящения в сказках)


Сказки Лины Эпин (посвящения в сказках)

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s5.uploads.ru/7Ctgv.jpg
У каждого из нас есть любимые книги или серии книг. От них мы всегда ищем вдохновения и отдохновения от повседневного и, порой, так утомляющего бытия. Не исключение и рыжая библиотекарша. Образование, современный образ мысли и жизни, легкий налет эмансипе... Все меркнет и растворяется призрачным, не имеющим силы туманом, как только Эпин подходит к одному единственному стеллажу, почти не видному от входа в зал библиотеки, да и вообще, отвернутому от источников света. Это сокровище Лины. Спрятаное как получилось, ревностно охраняемое и восхитительно доступное. Книги со сказками со всего мира.

Эпин редко выдает эти книги, их некому читать, нет любителей повитать в облаках в Монте-Верди. Почти нет. Но заглянуть через плечо и прочесть сказки, выбираемые библиотекаршей всегда наугад (что-то вроде гадания на книгах) вполне возможно.

Приятного чтения и тсссс...

Отредактировано Лина Эпин (26-07-2013 08:51:02)

+3

2

Живой в царстве мёртвых
Непальская народная сказка
http://s5.uploads.ru/VTN6C.jpg

Однажды погонщик пригнал слона на водопой к лесной запруде. А там по воле случая оказался владыка подземного царства Ямарадж — вздумалось владыке прогуляться по земле. Долго смотрел Ямарадж на слона и всё дивился: такое огромное животное и во всем послушно маленькому человеку, восседающему у него на спине! Напился слон, вышел на берег и направился туда, куда повелел ему человек, а потом ещё дал себя привязать к столбу, точно собаку.

Не удержался Ямарадж, подошёл к животному и спросил:

— Послушай, слон! Ты огромней горы и сильнее горного потока, так почему же ты слепо повинуешься тому, кто мал и слаб? Неужели тебе не хочется освободиться и убежать на волю, чтоб никому не подчиняться?

— О владыка! — ответил на это слон. — Не берись судить о том, что не ведомо тебе, ведь в твоём царстве одни мёртвые, у них и впрямь какая сила? Потому ты и мучаешь их как тебе вздумается. Живой человек хоть и невелик ростом, зато силён разумом. Все звери, даже такие большие, как я, подчиняются ему. Попадётся тебе когда-нибудь живой, а не мертвец, и ты поймёшь, что это такое. Посмотрим тогда, кто кого одолеет.

Не понравились Ямараджу эти слова, и расхотелось ему продолжать разговор. Отошёл он от слона и направился в свои владения.

Прошло какое-то время. Наскучило Ямараджу пытать грешников, вспомнил он вдруг, что слон ему говорил. Кликнул владыка своих слуг и приказал доставить в подземное царство мёртвых живого человека. Отправились они на землю и первым увидели писаря. Уснул писарь на кровати, в одной руке — чернильница с пером, в другой — лист бумаги.

— Этот вполне подойдёт нашему господину, — решили прислужники Ямы, подхватили писаря вместе с кроватью и помчались в подземное царство.

Неслись они как угорелые и так трясли кровать, что писарь проснулся. Видит, тащит его нечистая сила неведомо куда, и даже поначалу немного струсил. Только писарь был не робкого десятка. Собрался он с духом и стал выспрашивать у своих носильщиков, куда они так торопятся.

Услыхал писарь, что забрали его по распоряжению самого Ямараджа, и приуныл. Но разве зря наделён он человеческим разумом? Думал он, думал и наконец придумал. Обмакнул перо в чернильницу и написал на листе бумаги следующее:

Всевышний бог Вишну — владыке подземного царства Ямараджу.

Дошли до меня слухи, о Ямарадж, что ты хочешь заполучить в свои владения живого человека. Видно, забыл ты, что тебе положено забирать только мёртвых? Чтобы напомнить тебе об этом, решил я принять образ живого человека и самолично предстать пред тобою. Так и быть, не стану отчитывать тебя при твоих подданных, потому и написал это послание. Однако прощения не жди и, как только увидишь меня, немедленно отправляйся за решением своей судьбы ко мне на небеса. Я сам позабочусь о твоём царстве до нашей встречи. Смотри по дороге не проболтайся никому, что я был под землёй. Пока всё!

Вишну.

Между тем добежали прислужники до преисподней и поставили кровать с писарем перед Ямараджем. Не теряя времени, вскочил писарь на ноги и вручил владыке мёртвых своё письмо. Прочёл его Ямарадж и тут же приказал всем выйти, а когда удалились прислужники, спустился с трона и склонил перед писарем голову.

— Что же ты медлишь? Выполняй приказание! Встретимся у меня на небесах! — величественно произнёс человек.

Кликнул Ямарадж слуг, приказал им во всём подчиняться пришельцу с земли и поспешил во владения бога Вишну.

Писарь тотчас повелел прекратить адские пытки и освободить всех грешников.

Через некоторое время добрался Ямарадж до небесной обители, предстал перед всевышним. Увидел Вишну дрожащего от страха владыку подземного царства и воскликнул:

— О Яма! С какими новостями ты пожаловал ко мне? Уж не случилась ли беда в твоих владениях?

— О великий бог! — удивился Ямарадж. — Ты же сам повелел мне явиться сюда. Как видишь, я исполнил твою волю. Я знаю, велика моя вина, и всё-таки прошу тебя, о всевышний, смени гнев на милость!

С этими словами Ямарадж склонился перед Вишну. Но всевышний удивлённо посмотрел на испуганного Яму. И только когда владыка преисподней рассказал обо всём, что с ним приключилось, Вишну наконец понял причину его страха и покатился со смеху.

— Ну и поделом тебе, Яма. Хотел померяться силами с живым человеком, вот он тебя и проучил! Как видишь, не так-то легко справиться с живым, наделённым силой человеческого ума. Недаром человека считают самым умным в мире, поэтому все и подчиняются его воле. Возвращайся домой и с уважением проводи живого человека обратно на землю, где ему и подобает находиться.

+4

3

Тростинка и кузнец
Японская народная сказка

http://s4.uploads.ru/t/UbOvJ.jpg

Жил старый человек, по имени Такэтори. Из камыша и бамбука он мастерил красивые циновки, корзины и продавал их на базаре.

Однажды Такэтори принёс, как всегда, из рощи вязанку бамбука, сел в уголок и принялся за работу. Вдруг он услышал, как кто-то произнёс тоненьким-тоненьким голоском:

— Здравствуйте!

— Здравствуйте! — ответил Такэтори и стал оглядываться по сторонам. Но сколько он ни оглядывался, никого в хижине не увидел.

«Должно быть, послышалось», — решил Такэтори и снова принялся за работу. Взял он бамбуковую трубочку и только собрался согнуть её, как услышал совсем рядом тот же голосок:

— Здравствуйте!

Посмотрел Такэтори в трубочку и увидел там крошечную девочку. Поставил Такэтори девочку на ладонь, налюбоваться не может — какая красивая!

— Откуда ты взялась? Почему ты такая малень-кая? — спрашивает мастер. Девочка отвечает:

— Потому что я родилась на луне. А на луне все девочки такие маленькие. Зато мы очень быстро растём. Скоро я буду совсем большой.

— Да как же ты сюда попала? — опять спрашивает Такэтори.

— А я гуляла по лунной тропинке, оступилась и упала на землю. Хорошо еще, что угодила в бамбуковую трубочку, а то бы, верно, совсем разбилась.

— Что же мне с этой крохой делать? — подумал вслух Такэтори.

— Возьми меня в дочери, — отозвалась девочка. — Я буду помогать тебе плести циновки, поддерживать огонь в очаге, чинить одежду, ухаживать за цветами в саду...

— Хорошо, оставайся, — говорит Такэтори. — Будешь мне дочерью. А называть я тебя стану Тростинкою.

И осталась Тростинка жить в хижине Такэтори.

Как обещала девочка, так и случилось. Росла она не по дням, а по часам, помогала отцу плести циновки, собирала хворост для очага, чинила старику одежду.

Прошло несколько месяцев, и Тростинка превратилась в настоящую красавицу.

А неподалёку от хижины Такэтори жил кузнец. Это был весёлый и сильный человек. Искуснее его не было никого во всей провинции. Он мог смастерить любую вещь из золота, серебра, железа и даже из драгоценных камней. Целыми днями работал кузнец в своей кузнице, громко распевая песни.

Однажды кузнец увидел Тростинку и полюбил её. И Тростинка тоже полюбила весёлого кузнеца.

Кузнец сказал:

— Тростинка, выйди за меня замуж.

Тростинка ответила:

— Приди завтра к моему отцу, попроси, чтобы он отдал меня тебе в жёны. Как отец решит, так и будет.

Пока Тростинка разговаривала с кузнецом, к хижине Такэтори подъехали три знатных правителя ближних провинций. Первым в хижину вошёл правитель Исидзукури и сказал старику:

— Хочу жениться на твоей дочери. Если не отдашь мне её в жёны, прикажу бросить тебя в море на съедение акулам. Завтра я приеду за ответом.

Сказал так и вышел из хижины.

Следом за ним вошёл правитель Курамоти и сказал:

— Если не отдашь мне в жёны свою дочь, прикажу бросить тебя на съедение тиграм. Завтра я приеду за ответом.

И с этими словами вышел из хижины.

Последним к Такэтори вошёл правитель Миуси и сказал:

— Отдай мне в жёны свою дочь. Не отдашь — прикажу отрубить тебе голову. Завтра я приеду за ответом.

Пришла Тростинка домой, рассказал ей обо всём старик.

— Что будем делать? — спрашивает Такэтори. Отвечает Тростинка:

— Не бойся. Завтра я сама встречу правителей, сама буду с ними разговаривать.

И вот наступило утро. Первым к хижине Такэтори подъехал Исидзукури. На пороге его встретила Тростинка и сказала:

— Слышала я, что вы хотите на мне жениться. Правда ли это?

— Конечно, правда, я за тем сюда и приехал. Тогда Тростинка сказала:

— Хочу знать, сильна ли твоя любовь, велика ли храбрость твоя. Привези мне на свадьбу из Индии железную чашу, наполненную алмазами. Чашу ту сторожит восьмиглавый людоед. Да помни: выкована чаша из железа тоньше прозрачного крыла стрекозы. Привези ту чашу, и поверю я, что ты любишь меня. Буду ждать тебя сто дней.

— Я убью людоеда и привезу тебе чашу из Индии, — сказал Исидзукури и вышел из хижины.

По дороге он встретил правителя Курамоти и правителя Миуси.

— Тростинка согласилась выйти за меня замуж! — закричал довольный Исидзукури. — Приглашаю вас через сто дней на свою свадьбу.

Услыхав такое, Курамоти и Миуси вернулись в свои владения, а Исидзукури, отъехав немного от хижины Такэтори,, сказал себе так: «Не стану драться с людоедом. Хватит у меня и своих алмазов, чтобы наполнить ими железную чашу. Ну, а чашу мне сделает любой кузнец».

Так решив, Исидзукури дал слуге монету и сказал:

— Ступай к кузнецу, прикажи ему выковать для меня железную чашу. Да скажи, чтобы железо было тоньше прозрачного крыла стрекозы.

Сделал кузнец железную чашу невиданной красоты. Взял её слуга, а монету кузнецу не отдал, себе присвоил.

Вот на сотый день Исидзукури нарядился в праздничные одежды, наполнил прозрачную чашу из железа алмазами и отправился к невесте.

Положил правитель провинции к ногам Тростинки свадебный подарок и начал хвастаться:

— Сорок дней плыл я в Индию, на сорок первый пристал мой корабль к берегу. На берегу увидел я ужасного людоеда. У него было четыре шеи и на каждой шее по две головы. Обнажил я свой меч и вступил с людоедом в бой. Много дней длился этот бой, сто раз был я на волосок от гибели. Но я не отступил, не испугался и убил людоеда. Потом я взял железную чашу, наполненную алмазами, и привёз её тебе. Теперь хочу, чтобы сегодня же была наша свадьба.

Выслушала Тростинка рассказ Исидзукури, вспомнила о кузнеце, заплакала.

Такэтори говорит:

— Благородный правитель доказал свою любовь и храбрость. Пойду звать гостей на свадьбу.

Но он и шага не успел сделать, как у хижины появился кузнец. Кузнец поклонился Исидзукури и сказал:

— Справедливый господин, твой слуга обманщик. Обещал мне дать монету, если я сделаю для тебя вот эту железную чашу, что стоит сейчас у ног Тростинки, а сам ничего не заплатил. И выходит, что эта чаша не твоя, а моя!

С этими словами кузнец высыпал на землю алмазы из чаши, а чашу протянул девушке и сказал:

— Дарю тебе её.

И отправился к себе в кузницу. Прижала Тростинка чашу к груди и сказала властителю провинции:

— Никогда я не буду женой обманщика! Ступай прочь!

Посрамлённый Исидзукури, пряча за веером лицо, поспешил прочь от хижины Такэтори.

Едва он скрылся, как у хижины показался Курамоти.

— Я пришёл к Исидзукури на свадьбу, — сказал он.

— Исидзукури трус и обманщик! — воскликнула Тростинка. — И я никогда не буду его женой. Обрадовался Курамоти.

— Выходи замуж за меня. Я храбрый и всегда говорю правду. А не выйдешь, — брошу твоего отца тиграм на съедение!

Ответила Тростинка:

— Хочу знать, сильна ли твоя любовь, велика ли твоя храбрость. Есть в океане плавучая гора Хорай. Растёт на плавучей горе чудесное вишнёвое дерево. Корень у него серебряный, ствол золотой, ягоды жемчужные. Труден путь к той горе. Если любишь меня, добудь к свадьбе ветку с жемчужными вишнями.

— Я найду гору Хорай в океане и привезу тебе ветку с жемчужными вишнями, — сказал гордо Курамоти. — Через сто дней созывайте гостей на свадьбу.

Сказал так и отправился к себе. Немного отошёл он, увидел кузницу, а в кузнице — кузнеца за работой. Спросил Курамоти кузнеца:

— Что ты умеешь делать?

— Что прикажешь, всё сделаю.

— Тогда сделай мне такую вишнёвую ветку, чтобы вишни на ней были жемчужные. А я тебе за это подарю шёлковое кимоно.

Согласился кузнец, принялся за работу. Много дней не угасал огонь в горне, много дней не покидал кузнец своей кузницы и в назначенный день принёс правителю Курамоти вишнёвую ветку с жемчужными вишнями.

Схватил Курамоти ветку и поспешил к Тростинке.

Забыл он от радости, что обещал подарить кузнецу за работу шёлковое кимоно.

Пришёл правитель к невесте, видит — сидят у хижины Такэтори и Тростинка, плетут из бамбука циновки.

Положил Курамоти к ногам Тростинки свадебный подарок, стал врать.

— Нелегко досталась мне эта ветка. Тридцать дней плыл я на корабле по океану. Ветер сорвал на корабле паруса, смерч сломал мачты, но я не вернулся назад, а плыл всё вперёд и вперёд. На сорок первый день прибило меня к берегу. Но едва ступил я на берег, как увидел громадное страшилище. Голова у страшилища была тигриная, лапы обезьяньи, из пасти чёрный дым вырывался, из глаз летели искры. Заметило меня страшилище, проревело: «Возвращайся домой, или я тебя растерзаю!» Не испугался я, ответил: «Лучше погибну, чем вернусь, не исполнив приказания Тростинки». Набросилось на меня страшилище. До самого вечера дрался я с ним, к вечеру отрубил чудищу голову и поехал дальше искать в океане плавучую гору Хорай. И вот увидел я, что навстречу кораблю плывёт гора такая высокая, что вершина её прячется в тучах. Высадился я на гору Хорай, стал искать чудесное дерево. Нашёл его на самой вершине горы. Охраняли то дерево три тигра. Не испугался я их. Одному тигру отрубил голову, другому — лапу, а третий поджал хвост и убежал. Тогда я сорвал вишнёвую ветку с жемчужными вишнями, сел на корабль, и попутные ветры пригнали меня к нашему острову. Выполнил я твоё приказание, теперь хочу, чтобы сегодня же была наша свадьба.

Такэтори говорит:

— Храбрый Курамоти доказал свою любовь и храбрость. Пойду звать гостей на свадьбу.

Только собрался он идти, как у хижины появился кузнец. Отвесил кузнец поклон Курамоти и сказал:

— Господин мой, вы обещали мне шёлковое кимоно, если я сделаю вам эту ветку с жемчужными вишнями.

Почему же вы нарушили своё слово?! И выходит, что эта ветка не ваша, а моя!

Поднял кузнец с земли ветку, протянул её Тростинке:

— Дарю тебе её.

И отправился к себе в кузницу.

Сказала Тростинка властителю острова:

— Никогда я не буду женой обманщика! Ступай прочь!

Посрамлённый Курамоти, закрыв веером лицо, поспешил прочь.

Едва он скрылся, как у хижины показался Миуси.

— Я пришёл на свадьбу, — сказал Миуси. — Но почему я не вижу знатного жениха? Где достойный правитель Курамоти?

— Курамоти трус и обманщик! — воскликнула Тростинка. — И я никогда не буду его женой! Обрадовался Миуси.

— Выходи за меня замуж. Я храбрый и всегда говорю правду. Не согласишься — прикажу отрубить голову твоему отцу.

Ответила Тростинка:

— Хочу знать, сильна ли твоя любовь, велика ли твоя храбрость. Добудь мне из Китая золотую птицу. Птица та — не больше ноготка на мизинце, но на каждом крылышке её десять тысяч перышек. Только знай, что золотую птицу стережёт свирепый морской дракон. Если любишь меня — привези к свадьбе золотую птицу из Китая.

— Привезу, — сказал Миуси и пошёл прочь. Утром правитель сел на корабль и поплыл в Китай.

Море было гладкое и спокойное. Два дня плыл Миуси по спокойному морю, на третий расхвастался:

— Никого я не боялся и морского дракона не испугаюсь. Найду его, отрублю голову, а птицу золотую заберу себе!

Только он так сказал, поднялись ветры, страшные волны погнали корабль прямо на скалы.

Догадался Миуси, что слова его услыхал морской дракон.

Задрожал он от страха, завопил не своим голосом:

— Прости меня, повелитель! По глупости я расхвастался! Где мне, ничтожному, бороться с тобой! Оставь меня в живых, и я всю жизнь стану прославлять твою доброту. А о Тростинке и думать больше не буду.

Услыхал дракон трусливые слова правителя, сжалился над ним. Рассеялись на небе тучи, успокоились волны, а ветры погнали корабль в другую сторону. К ночи прибило корабль к какому-то берегу. Сошёл Миуси на землю — оглядывается, где он. В это время из-за горы показалась луна и правитель увидел, что ветер пригнал корабль к тому самому селению, где жили Такэтори и Тростинка.

Вспомнил тут Миуси о золотой птичке, которую обещал привезти невесте. Что он теперь скажет Тростинке? Как признается, что испугался злых ветров, что отрёкся от своей любви к ней? Не выйдет она за такого труса замуж!

Вдруг правитель услыхал далёкий стук молота.

— Это кузнец работает! — догадался Миуси. — Солнце еще не взошло, а он уже трудится... И правитель поспешил в кузницу.

— Сделай мне к полудню золотую птицу, — приказал он кузнецу. — И чтобы была та птица не больше ноготка на мизинце. Да запомни: на каждом крылышке её должно быть десять тысяч перышек. Если сделаешь, как приказал, — получишь в награду шёлковый зонтик и новые гэта!

Согласился кузнец, стал работать.

В полдень пришёл правитель в кузницу, а золотая птица уже готова: сама с ноготок, на каждом крылышке десять тысяч перышек. Сидит птица на ладони у кузнеца как живая, вот-вот улетит.

Схватил Миуси чудо-птицу, побежал к хижине Такэтори. У хижины увидел он старика с дочерью, поставил к ногам девушки подарок, сказал:

— Выполнил я твоё приказание, теперь хочу, чтобы сегодня же была наша свадьба. Такэтори говорит дочери:

— Благородный правитель выполнил своё обещание. Теперь ты должна своё выполнить.

— Я своего слова не нарушу, — сказала Тростинка. — Только хочу узнать, как храбрый правитель добыл у морского дракона золотую птицу.

Унизил правитель свою честь ложью, стал рассказывать:

— Десять дней носили ветры по морю мой корабль. На одиннадцатый день увидел я у берега десятиглавого дракона. Началась у нас битва. Отрубил я девять голов у чудища, хотел отрубить десятую, взмолился трусливый дракон: «Возьми золотую птицу, только не лишай меня жизни!» Сжалился я, оставил в живых дракона. А золотую птицу привёз тебе в подарок.

Выслушала Тростинка рассказ, вздохнула печально и вдруг увидела, что к хижине бежит кузнец.

— Бесчестный правитель! — закричал кузнец. — Я сделал всё, как ты сказал: выковал тебе золотую птицу величиной с ноготок и на каждом крылышке сделал десять тысяч перышек. Но ты ничего не дал мне за мою работу. Значит, и птица эта не твоя, а моя!

Сказав так, кузнец протянул Тростинке золотую птицу:

— Дарю её тебе!

Подошла Тростинка к кузнецу, встала рядом с ним, сказала сурово властителю:

— Не буду я женою обманщика! Ступай прочь! Посрамлённый Миуси поспешил скрыться. Засмеялась радостно Тростинка, сказала кузнецу:

— Все знатные правители оказались обманщиками и трусами. Только ты один сумел сделать всё, что мне хотелось. Пусть отец назначает день свадьбы, я буду твоей женой.

И только она сказала так, сразу же померкло солнце и на чёрном небе взошла огромная красная луна.

Всплеснула в ужасе руками Тростинка, залилась слезами:

— Знаю я, почему в ясный полдень исчезло солнце и взошла луна на чёрном небе! Это разгневался лунный царь за то, что полюбила я на земле человека. Теперь он заберёт меня к себе на луну.

— Не отдам я тебя лунному царю! — закричал кузнец и взмахнул молотом. — День и ночь буду охранять я твою хижину!

Ничего не сказала в ответ Тростинка. Только покачала горестно головой и ушла в хижину вместе с отцом.

Остался кузнец сторожить хижину. Но могучий лунный царь скользнул своими лучами по глазам кузнеца, и кузнец уснул. В полночь повелитель луны послал за Тростинкой своих слуг. Опустились слуги лунного царя на облаке к хижине, раздвинулись перед ними двери, вошли они к Такэтори.

Тростинка говорит:

— Возвращайтесь на луну без меня! Я люблю кузнеца и не расстанусь с ним!

Тогда хитрые слуги лунного царя сказали:

— Славный правитель луны прислал тебе свадебный подарок, смотри.

И они открыли ларчик, а в ларчике лежало кимоно такой красоты, что его не стыдно было бы носить и жене императора.

Обрадовалась Тростинка, надела на себя кимоно.

Не знала она, что наряд этот заколдован: кто надевал его, тот сразу же забывал о своей прошлой жизни. Только солнечные лучи могли разрушить колдовскую силу лунного наряда.

Надела Тростинка кимоно, забыла и об отце своём — старом Такэтори, и о женихе своём — самом искусном на земле кузнеце.

Посадили лунные жители Тростинку на облако, и поплыло облако в небо.

В то же мгновение очнулся кузнец, бросился в хижину, а там только Такэтори. — нет Тростинки.

Рассказал Такэтори, как слуги лунного царя обманули его дочь, как увезли её на облаке.

Взглянул кузнец в небо, схватил молот, побежал вслед за облаком. Много часов бежал он, пока не остановилось облако над вершиной высокой горы. Взобрался кузнец на гору, закричал:

— Я здесь, Тростинка, я спасу тебя!

Но, как только он воскликнул так, облако поднялось и поплыло к луне. Не помня себя от горя, кузнец с такой силой ударил молотом по горе, что вершина её разверзлась, из трещины горы взметнулся вверх огненный столб и окутал облако. Растаяло облако от огня, сгорели в пламени слуги лунного царя. Только одна Тростинка осталась невредимой, потому что её защищало волшебное кимоно.

Опустилась Тростинка на вершину горы, жива и невредима. Радостно закричал кузнец:

— Бежим скорее, спрячемся, пока лунный царь не послал за нами погони!

Но на бедной Тростинке было заколдованное кимоно; она смотрела на кузнеца и не узнавала его.

— Пойдём же, пойдём отсюда скорее! — торопил кузнец.

Но Тростинка по-прежнему не узнавала своего жениха.

— Кто ты такой? — сердито спросила она. — Ступай прочь, я не знаю тебя!

И она оттолкнула кузнеца. Тогда несчастный кузнец воскликнул:

— Для чего мне жить, если ты разлюбила меня?! И с этими словами бросился в расщелину горы. В ту же секунду взошло солнце, лучи его осветили заколдованное кимоно и волшебная сила лунного наряда пропала.

Сразу же Тростинка всё вспомнила: как похитили её слуги лунного царя, как спас её кузнец, как она оттолкнула его и как он бросился в расщелину горы.

Тогда и она воскликнула:

— Я останусь навсегда с тем, кого любила!

Так воскликнув, Тростинка бросилась вслед за кузнецом в расщелину.

Десять тысяч лет прошло с тех пор, как исчезли с земли Тростинка и кузнец. Но люди в Японии до сих пор помнят о них. Многие же уверяют, что Тростинка и кузнец не погибли и живут в подземном дворце, прячась от гнева лунного царя. И когда они разводят свой очаг, то из расщелины к луне поднимается столб огненного дыма.

И с тех пор японцы назвали эту гору Фудзи-сан, что значит Гора бессмертия.

+4

4

Как Эйленшпигель в Эрфурте учил осла книгу читать
Немецкая сказка.

http://s4.uploads.ru/t/LFlRz.jpg

Прибыв в Эрфурт, где находился знаменитый университет, Эйленшпигель приколотил там на дверях объявление. Господа из университета, наслышанные о его лукавстве, стали держать совет, какую бы ему придумать задачу, чтобы он не смог с ней справиться, а они бы не опозорились. Наконец решили они поручить Эйленшпигелю научить грамоте осла, тем паче что ослов в Эрфурте тогда было в достатке — и молодых, и старых.

Послали за Эйленшпигелем и говорят ему: «Магистр, вы прибили объявление о том, что беретесь любого обучить чтению и письму, да к тому же в короткий срок. И вот мы, господа из университета, решили отдать вам в учение молодого осла. Возьметесь ли вы за это?» Эйленшпигель ответил согласием, но испросил на это побольше времени, поскольку осел, как известно, тварь бессловесная и неразумная. Наконец согласились они на двадцати годах. Эйленшпигель подумал: «Одно из трех: либо умрет ректор — тогда я буду свободен, либо помру я — и с меня уже ничего не возьмешь, а помрет мой ученик — опять же я свободен». А рассудив так, запросил он на это дело пятьсот старых монет, и в счет их некоторую сумму дали ему вперед.

Взял Эйленшпигель осла и пошел с ним на постоялый двор. Там он заказал для своего ученика отдельное стойло, раздобыл старую книгу и, насыпав между страниц овса, положил ее ослу в ясли. Едва осел учуял зерно, принялся он листать мордой страницы и искать овес; когда же он его не находил, то принимался кричать: «И-а! И-а!»

Увидев такое дело, Эйленшпигель вскорости пошел к ректору и говорит: «Господин ректор, не хотите ли посмотреть, чему научился мой воспитанник?» — «Дорогой магистр, — удивился ректор, — неужто он уже научился?» — «Он ужасно туп по природе, — отвечал Эйленшпигель, — и учить его было делом нелегким. Однако благодаря своему рвению и усердию я добился от него, что он уже может различить и даже называть некоторые буквы. Если хотите, пойдемте со мной, вы сами все увидите и услышите».

Он заставил своего прилежного ученика поститься до трех часов пополудни и лишь тогда пришел к нему с ректором и несколькими магистрами. Едва он положил перед ослом книгу, тот стал перекидывать в ней листы туда и обратно; не находя же ничего, во всю мочь кричал: «И-а! И-а!»

«Видите, почтенные господа, — сказал Эйленшпигель. — Две буквы — «И» и «А» — он уже знает. Я надеюсь, дальше дело пойдет еще успешней».

Вскорости после этого ректор умер, и Эйленшпигель отпустил своего ученика пастись, как это ему и подобало. А сам с полученными деньгами отправился своей дорогой, думая про себя: «Сколько бы понадобилось времени, чтобы заставить поумнеть всех эрфуртских ослов!»

+2

5

Посвящается мсье Штейнвальду.

Сотворение мира.

Скандинавская сказка.
http://s4.uploads.ru/t/VnusZ.jpg

Сначала не было ничего: ни земли, ни неба, ни песка, ни холодных волн. Была лишь одна огромная черная бездна Гиннунгагап. К северу от нее лежало царство туманов Нйфльхейм, а к югу - царство огня Муспельхейм. Тихо, светло и жарко было в Муспельхейме, так жарко, что никто, кроме детей этой страны, огненных великанов, не мог там жить, в Нифльхейме же, напротив, господствовали вечный холод и мрак.
Но вот в царстве туманов забил родник Гергельмир. Двенадцать мощных потоков, Эливагар, взяли из него свое начало и стремительно потекли к югу, низвергаясь в бездну Гиннунгагап. Жестокий мороз царства туманов превращал воду этих потоков в лед, но источник Гергельмир бил не переставая, ледяные глыбы росли и все ближе и ближе подвигались к Муспельхейму. Наконец лед подошел так близко к царству огня, что стал таять. Искры, вылетавшие из Муспельхейма, смешались с растаявшим льдом и вдохнули в него жизнь. И тогда над бескрайными ледяными просторами из бездны Гиннунгагап вдруг поднялась исполинская фигура. Это был великан Имир, первое живое существо в мире.
В тот же день под левой рукой Имира появились мальчик и девочка, а от его ног родился шестиголовый великан Трудгельмир. Так было положено начало роду великанов - Гримтурсенов, жестоких и коварных, как лед и пламя, их создавшие.
В одно время с великанами из таявшего льда возникла гигантская корова Аудумбла. Четыре молочные реки потекли из сосков ее вымени, давая пищу Имиру и его детям. Зеленых пастбищ еще не было, и Аудумбла паслась на льду, облизывая соленые ледяные глыбы. К концу первого дня на вершине одной из этих глыб появились волосы, на другой день - целая голова, к исходу же третьего дня из глыбы вышел могучий гигант Бури. Его сын Бер взял себе в жены великаншу Беслу, и она родила ему трех сыновей-богов: Одина, Вили и Be.
Братьям-богам не нравился мир, в котором они жили, не пожелали они сносить и господство жестокого Имира. Они восстали против первого из великанов и после долгой и жестокой борьбы убили его.
Имир был так огромен, что в крови, хлынувшей из его ран, потонули все остальные великаны, утонула и корова Аудумбла. Лишь одному из внуков Имира - великану Бергельмиру удалось построить лодку, на которой он и спасся вместе со своей женой.
Теперь уже никто не мешал богам устраивать мир по своему желанию. Они сделали из тела Имира землю, в виде плоского круга, и поместили ее посреди огромного моря, которое образовалось из его крови. Землю боги назвали "Митгард", что означает "средняя страна". Затем братья взяли череп Имира и сделали из него небесный свод, из его костей они сделали горы, из волос - деревья, из зубов - камни, а из мозга - облака. Каждый из четырех углов небесного свода боги свернули в форме рога и в каждый рог посадили по ветру: в северный Нордри, в южный - Судри, в западный - Вестри и в восточный Аустри. Из искр, вылетавших из Муспельхейма, боги сделали звезды и украсили ими небесный свод. Часть звезд они укрепили неподвижно, другие же, для того чтобы узнавать время, разместили так, чтобы они двигались по кругу, обходя его за один год.
Сотворив мир, Один и его братья задумали его населить. Однажды на берегу моря они нашли два дерева: ясень и ольху. Боги срубили их и сделали из ясеня мужчину, а из ольхи женщину. Затем один из богов вдохнул в них жизнь, другой дал им разум, а третий - кровь и румяные щеки. Так появились первые люди, и звали их: мужчину - Аск, а женщину - Эмбла.
Не забыли боги и великанов. За морем, к востоку от Митгарда, они создали страну Ибтунхейм и отдали ее во владение Бергельмиру и его потомкам.
Со временем богов стало больше: у старшего из братьев, Одина, родилось много детей, они построили для себя страну высоко над землей и назвали ее Асгардом, а себя - Асами

+2

6

Посвящается Валенсси Санчес.

Царица гусляр.

Русская народная сказка.

http://s5.uploads.ru/t/vsiOb.jpg

В некоем царстве, в некоем государстве жил-был царь с царицею; пожил он с нею немалое время и задумал ехать в ту чужедальнюю землю, где жиды Христа распяли. Отдал приказы министрам, попрощался с женою и отправился в дорогу. Долго ли, коротко ли — приехал в чужедальнюю землю, где жиды Христа распяли; а в той земле правил тогда проклятый король. Увидал этот король царя, велел схватить его и посадить в темницу. Много у него в темнице всяких невольников; по ночам в цепях сидят, а по утрам надевает на них проклятый король хомуты и пашет пашню до вечера. Вот в такой-то муке прожил царь целые три года и не знает, как ему оттудова вырваться, как дать о себе царице весточку? И выискал-таки случай, написал к ней письмецо. «Продавай,— пишет,— все наше имение да приезжай выкупать меня из неволи».

Получила царица письмо, прочитала и восплакала: «Как мне выкупить царя? Если сама поеду — увидит меня проклятый король и возьмет к себе заместо жены; если министров пошлю — на них надежи нет!» И что ж она вздумала? Остригла свои косы русые, нарядилась музыкантом, взяла гусли и, никому не сказавшись, отправилась в путь-дорогу дальнюю. Приходит к проклятому королю на двор и заиграла в гусли, да так хорошо, что век бы слушал — не наслушался. Король как услыхал такую славную музыку, тотчас велел позвать гусляра во дворец. «Здравствуй, гусляр! Из которой земли ты, из которого царства?» — спрашивает король. Отвечает ему гусляр: «Сызмала хожу, ваше величество, по белому свету, людей веселю, да тем свою голову кормлю».— «Оставайся-ка у меня, поживи день, другой, третий; я тебя щедро награжу». Гусляр остался; день-деньской перед королем играет, а тот все досыта не наслушается. Экая славная музыка! Всякую скуку, всякую тоску как рукой снимает.

Прожил гусляр у короля три дня и приходит прощаться. «Что ж тебе за труды пожаловать?» — спрашивает король. «А пожалуй, государь, мне единого невольника, у тебя много в темнице насажено; а мне нужен товарищ в дороге. Хожу я по чужедальным государствам; иной раз не с кем слова вымолвить».— «Изволь, выбирай себе любого!» — сказал король и повел гусляра в темницу. Гусляр оглянул заключенных, выбрал себе царя-невольника, и пошли они вместе странствовать. Подходят к своему государству, царь и говорит: «Отпусти меня, добрый человек! Я ведь — не простой невольник, я сам царь; сколько хочешь, бери выкупу: ни денег, ни крестьян не пожалею».— «Ступай с богом,— говорит гусляр,— мне твоего ничего не надо».— «Ну, хоть в гости ко мне зайди».— «Будет время — побываю». Тут они распрощались и пошли каждый своею дорогою.

Царица побежала окольною дорогою, прежде мужа домой поспела, сняла с себя гуслярское платье и нарядилась, как быть следует. Через час времени закричали, забегали по дворцу придворные: царь пришел! Царица к нему навстречу бросилась, а он со всеми здоровается, а на нее и смотреть не хочет. Поздоровался с министрами и говорит: «Вот, господа, какова жена у меня! Теперь на шею бросается, а как сидел я в неволе да писал к ней, чтоб все добро продавала да меня выкупала — небось ничего не сделала. О чем же она думала, коли мужа позабыла?» Министры доложили царю: «Ваше величество! Как только царица получила ваше письмо, в тот же самый день неизвестно куда скрылася и все это время пропадала; во дворец только сегодня явилась».

Царь сильно разгневался и приказывает: «Господа министры! Судите мою неверную жену по правде по истинной. Где она по белу свету таскалася? Зачем не хотела меня выкупить? Не видать бы вам своего царя веки вечные, если б не молодой гусляр; за него стану бога молить, ему половину царства не пожалею отдать». Тем временем царица успела нарядиться гусляром, вышла на двор и заиграла в гусли. Царь услыхал, побежал навстречу, схватил музыканта за руку, приводит во дворец и говорит своим придворным: «Вот этот гусляр, что меня из неволи выручил!» Гусляр сбросил с себя верхнюю одежу — и все тотчас узнали царицу. Тут царь возрадовался; начал на радостях пир пировать, да так целую неделю и прохлаждался.

Отредактировано Лина Эпин (25-07-2013 16:08:14)

0

7

Посвящается Хенелоре Штейнвальд.

ЗОЛОТАЯ ЧАША

бурятская сказка

http://s4.uploads.ru/t/j7O9x.jpg

В старые давние годы жил хан Санад. Однажды со всем своим народом решил он перейти в другие земли, где и места для жизни были удобнее и пастбища обширнее. Но путь до этих земель был долгий и тяжелый. Перед самым переходом хан Санад приказал убить всех стариков.

— Старики будут мешать нам в пути! — сказал хан.— Ни одного старика не должно быть с нами, ни одного старика не должно остаться в живых! Кто не выполнит этого моего приказа, будет жестоко наказан!

Как ни тяжело было людям, пришлось им все же выполнить жестокий ханский приказ. Только один из подданных хана Санада, молодой Цырен, не стал убивать своего старика отца. Сговорился он с отцом, что спрячет его в большой кожаный мешок и так, тайно от хана и всех других, перевезет на новые места.

Поднялся хан Санад со своим народом и со своими стадами, отправился с юга на север — в далекие земли. А вместе со всеми в большом кожаном мешке, переброшенном через спину лошади, ехал и старый отец Цырена. Тайком от всех Цырен кормил и поил отца, а на привалах, когда было совсем темно, выпускал старика, чтобы он мог расправить затекшие руки и ноги.

Так они шли долго и подошли к большому морю. Здесь хан Санад приказал остановиться на ночлег.

Один из приближенных хана подошел к самому берегу моря и заметил, что на морском дне что-то блестит. Пригляделся он и увидел, что это большая золотая чаша удивительной формы. Приближенный немедля отправился к хану и доложил ему, что на дне моря, возле самого берега, лежит драгоценная золотая чаша.

Хан Санад, не раздумывая, приказал сейчас же достать ему эту чашу. Но никто по своей воле не решался нырнуть на дно моря.

Тогда хан приказал нырять за чашей по жребию. Выпал жребий одному из людей хана. Нырнул он, а обратно не вынырнул. Выпал жребий другому. Кинулся он с высокого обрывистого берега вниз, да так навсегда и остался в морской пучине...

Так погибло на дне моря много людей хана Санада.

Наконец выпал жребий нырять за чашей и молодому Цырену. Пришел он к тому месту, где спрятал своего отца, и стал с ним прощаться.

— Отец, — сказал Цырен,— прощай! Погибнем мы...

— Что такое случилось? Почему ты должен погибнуть?— спросил старик.

Цырен рассказал отцу, что, по жребию, должен он нырнуть в морскую пучину за чашей.

— А оттуда еще никто не возвращался,— закончил он свой рассказ.

Выслушал это старик и сказал:

— Эх, вы! Так вы все утонете в море, а золотую чашу все равно не достанете. Ведь чаша эта лежит не на дне моря! Видишь ты вон ту гору, которая высится неподалеку от моря? Вот на вершине этой горы и стоит золотая чаша. То, что вы принимаете за чашу,— только ее отражение. Поднимись на гору, найди чашу и принеси ее хану. Но, может быть, чаша стоит на такой неприступной скале, на которую ты не сможешь взобраться. Тогда сделай вот что: дождись, пока на скале появятся козули, и пугни их. Козули бросятся бежать и столкнут чашу. Не теряй тогда времени — хватай ее, не то она может упасть в глубокое темное ущелье!

Цырен сейчас же отправился к горе. Цеплялся он за кусты, за деревья, за острые камни, исца­рапал в кровь лицо и руки, изодрал одежду. Наконец поднялся почти на самую вершину и увидел, что на вы­сокой, неприступной скале сияет красивая золотая чаша.

Тогда он, по совету отца, стал поджидать, когда на скале появятся козули. Ждать пришлось недолго: на скале появилось несколько козуль. Цырен крикнул что было силы. Козули стали в испуге метаться по скале и столкнули золотую чашу. Чаша покатилась вниз, и Цырен ловко подхватил ее. Веселый и довольный пришел он к хану Санаду и поставил перед ним чашу.

Хан спросил его:

— Как ты достал эту чашу из моря?

— Я достал ее не из моря,— ответил Цырен.— Я принес ее с вершины вон той горы. В море было только отражение этой чаши.

— Кто же тебе сказал об этом?

— Сам догадался,— ответил Цырен.

Хан больше не стал расспрашивать и отпустил его.

На другой день хан Санад со своим народом двинулся дальше. Долго они шли и дошли до широкой пустынной земли. Солнце раскалило землю, выжгло всю траву, кругом не было ни реки, ни ручья. Люди и скот стали томиться от сильной жажды. Ужас охватил людей. Они не знали, как им быть и что делать...

Тогда Цырен тайком пробрался к отцу:

— Отец, скажи, что нам делать? Ведь народ и скот гибнут без воды! Старик сказал:

— Отпустите трехгодовалую корову и проследите за ней: где она остановится и будет нюхать землю, там копайте.

Цырен побежал и отпустил трехгодовалую корову. Корова низко опустила голову и стала бродить с места на место. Наконец она остановилась и стала шумно нюхать горячую землю.

— Копайте здесь! — сказал Цырен.

Люди принялись копать и скоро докопались до большого подземного источника. Хлынула холодная чистая вода и потекла по земле.

Хан Санад призвал к себе Цырена и спросил его:

— Как ты мог найти подземный источник в этом засушливом месте? Цырен сказал:

— Я нашел его по приметам...

Напились, отдохнули люди и отправились дальше. Много дней шли они и остановились на привал. Ночью неожиданно пошел сильный дождь и залил огонь. Как ни бились люди, не могли развести огонь.

Наконец кто-то заметил на вершине далекой горы огонек костра. Хан Санад дал приказ сейчас же отправиться на гору и принести огонь. Люди бросились выполнять приказ хана. И один, и другой, и третий отправлялись на гору. Все они находили под густой елью охотника, который грелся у костра. Все они брали горящую головню, но донести ее до своей стоянки не могли — головня под дождем гасла.

Пришел черед идти за огнем и Цырену. Пробрался он к своему отцу и спросил:

— Отец, как донести огонь с горы до стоянки?

Старик сказал:

— Не бери горящие головни — они все равно погаснут по дороге, или истлеют, или дождь их зальет. Возьми с собою большой горшок, набери в него побольше углей, и принесешь огонь на стоянку!

Цырен сделал так, как научил его отец. Люди развели костры, обогрелись, приготовили пищу. Узнал хан, кто принес огонь, приказал Цырену явиться к нему и стал сердито кри­чать:

— Что же ты молчал до сих пор? Почему не сразу сказал, как надо донести огонь?

— Я и сам не знал...— ответил Цырен.

— А как же ты узнал потом?— спросил хан.

И он так долго допытывался, что Цырен наконец сознался, что все приказания хана он мог выполнить только благодаря советам своего старика отца.

— Где же твой отец?— спросил хан. Цырен сказал:

— Всю дорогу я вез его в большом кожаном мешке.

Тогда хан приказал привести старика и сказал ему:

— Я отменяю свой приказ. Старики — не помеха молодым. У старости — мудрость.

+1

8

Посвящается Раулю Санчесу.

Рори спасёт Ирландию!
Ирландская народная сказка.

http://s5.uploads.ru/t/7eZGi.jpg

Кто тот герой, что добыл свободу, которой заждались все три части Ирландии? Я расскажу вам.

Мой дядюшка Донал частенько говорил мне, как его дедушка не раз рассказывал ему, что когда Лимерик окончательно сдался Вильгельму Оранскому и уже бесцельно было дольше сопротивляться: на одном холме Ирландии развевался французский флаг, а на другом — Вильгельма Оранского, чтобы ирландские воины могли выбрать, на чью сторону им перейти, и вот, когда ирландцы всей армией во главе с храбрым Патриком Сарсфилдом сдались французам, один простой парень по имени Рори, вызывавший у всех восторг своим бесстрашием в сражениях, взял да не пошёл с ними. Капитан Сарсфилд, вставший под флаг короля Людовика, увидел, что Рори остался сам по себе, и окликнул его:

— Рори, разве ты не сдаёшься вместе с нами Франции?

— Нет! — твердо ответил Рори.

— Уж не уходишь ли ты к Вильгельму?

— Нет, нет! — ответил Рори.

— Тогда, во имя бога, скажи, кого же ты выбрал?

— Я выбрал Ирландию.

— Ты сошёл с ума! Ирландия потеряна. В ней не осталось ни души. Кого же ты собираешься защищать?

— Мы остались в Ирландии! — так ответил Рори, или примерно так. — И я буду за неё сражаться.

— Но за тобой никто не идёт, а у Англии ведь сотни тысяч воинов.

— Ничего, за мной будет армия побольше, — ответил Рори, — больше, чем волос у тебя на голове.

— Что ты хочешь сказать?

— Господь пошлёт мне на помощь своих ангелов, и он даст им наточенные мечи, и сотни тысяч англичан рассеются перед нами как дым.

— Когда же это будет? — спросил с усмешкой капитан.

— Когда бог пошлёт. Может быть, через год, а может быть, через пятьсот лет, — рано или поздно Рори всё равно победит!

И, вскинув мушкет на плечо, Рори повернулся и зашагал к холмам.

В старину говорили:

Трёх вещей опасайся: копыт лошади, рогов быка и улыбки англичанина.

+1

9

Посвящается Торольву Сульбергу.

Волк Фенрир
Самопожертвование Тюра
Скандинавская сказка

http://s5.uploads.ru/t/LKrUm.jpg

Исполинский волк не любил богов и не доверял им. И когда боги в третий раз явились к нему, чтобы помериться силой, он заподозрил неладное. Волк притворился спящим, а сам украдкой наблюдал за небожителями. А ну как они проведали о его ненависти и о тайных замыслах? Ведь ему было известно, что Один обладает даром провидения: а он лишь выжидал удобного случая, чтобы напасть на Асгард, вот только пока не придумал, как ему обмануть бога света Хеймдалля, хранителя и неусыпного стража небесной радуги, ведущей в священный чертог Асгарда.
Но боги вели себя вполне дружелюбно, они смеялись и весело переговаривались между собой. Вот они уже совсем близко. Фенрир сделал вид, что проснулся, и зевнул, широко раскрыв пасть— так, чтобы еще раз показать врагам свои огромные зловещие клыки.
— Здравствуй, Фенрир,— сказал Один.— Хочешь поиграть с нами?
«Берегись! — подумал про себя волк.— Что еще они от меня хотят?» И ответил ворчливо:
— Что же это за игра?
— Посмотри на ленту.— продолжал бог.— Каждый из нас пытался ее разорвать, но напрасно; даже Тору, несмотря на его могучие мускулы, это не удалось! Одни из нас считают, что у тебя это тоже не получится. Другие, напротив, утверждают, что лишь тебе под силу разорвать ленту. Не возьмешься ли ты разрешить наш спор?
Фенрир задрожал от гнева, глаза его так и полыхнули ненавистью, из груди вырвался хриплый стон. «Это ловушка!»— подумал он. Однако не принять вызова богов он не мог, иначе они сочли бы его трусом. Волк немного помедлил и ответил, стараясь вновь обрести спокойствие:
— Хорошо, я согласен на испытание, но при одном условии: кто-то из вас. Пока я буду связан, положит свою руку мне в пасть...
Теперь Фенрир пристально наблюдал за тем, какое впечатление произвели его слова на богов. Ему показалось, что Один незаметно опустил голову, чтобы получше спрятать свое лицо под большой шапкой, с которой он не расставался, потому что, увы, у него не было одного глаза. Тор чуть не задохнулся от ярости, с силой сжимая в руке священный молот. Его жена Сив побледнела, а Фриг, супруга Одина. нервно теребила свое тяжелое золотое ожерелье. Лишь Бальдр сохранял невозмутимость.
Волк торжествовал: о, он оказался прав — боги действительно готовили ему ловушку, и вот теперь
они вынуждены отступить, признаться в собственном бессилии. Довольный собой, Фенрир распрямился — своим гигантским ростом он стремился произвести на противника еще более сильное впечатление.
Неожиданно один из богов выступил вперед. Это был Тюр, бог сражения, почитаемый на поле брани за храбрость, а также за прямоту и мудрость. До той минуты он скромно держался в стороне, так что Фенрир его не заметил.
Как только волк увидел Тюра, его охватило мрачное предчувствие, которое он попытался отогнать. «Я ничего не боюсь,— говорил он себе,— ни у кого из этих богов не достанет смелости, чтобы пожертвовать рукой». Тем временем Тюр, не говоря ни слова, без малейшего страха протянул правую руку и поднес ее прямо к пасти чудовища. Фенриру ничего не оставалось, как разжать челюсти...
Все произошло очень быстро. В одно мгновение могучие руки сжали волка, затем связали его волшебной лентой. Потом боги осторожно отошли, все, кроме Тюра, которому пришлось соблюдать условия сделки, заключенной с Фенриром.
Волк попробовал пошевелиться. Он из кожи лез вон, лишь бы избавиться от ненавистных пут, но и его мощные лапы не помогли ему освободиться. Пена бешенства выступила у него на губах. Фенрир просто обезумел от ярости и собственного бессилия, а боги безудержно смеялись, показывая пальцами на своего врага, которого наконец-то одолели. Все потешались над ним. Все ли? Нет, рядом с волком спокойно и достойно стоял отважный Тюр. Фенрир слегка сжал челюсти, но бог не сделал ни малейшего движения, чтобы убрать руку; потом волк резко сомкнул челюсти и своими страшными клыками отсек Тюру кисть до запястья.
Боги вздохнули с облегчением: волк проиграл. Самопожертвование Тюра сполна искупило бесчестность шутки, сыгранной с Фенриром. Его оставили связанным на острове. Гигантский волк завыл. Тогда, прежде чем уйти, один из богов приблизился к нему и вставил между челюстями зверя свой меч, чтобы волк не мог даже выть от ярости.

Отредактировано Лина Эпин (26-07-2013 12:04:39)

+2

10

Посвящается Рамону Эрсилио Трилья.

Как найти самого достойного.
Источник неизвестен.

http://s4.uploads.ru/t/QYZVw.jpg

Король объявил, что мужем принцессы станет самый достойный человек. В назначенный день принцы и юноши из знатных семей собрались во дворце. Каждый хотел доказать, что он достоин принцессы. Но никаких испытаний не было назначено. Для женихов устроили пир, а потом принцесса сказала, что нанесёт ответный визит каждому из женихов по очереди.

— Дочь, надеюсь, ты выберешь принца-воина. Он мужественный полководец и уже выиграл много сражений, — сказал отец.
— Учёный принц — тоже достойный юноша. Он так умён! — воскликнула королева.
— Не волнуйтесь, я выберу самого достойного, — пообещала принцесса и в сопровождении свиты и двух любимых братьев принцев отправилась в путь.

Через год принцесса вернулась и объявила свой выбор родителям.
— Дочка, чем привлёк тебя этот принц из самой маленькой страны? — спросила королева.
— Я не заметил у этого скромного принца особых достоинств! — добавил король.
— Я попросила моих братьев познакомиться со всеми друзьями моих женихов. У моего избранника самые лучшие друзья. Среди них есть мудрецы и учёные, архитекторы и художники. Все они честные, трудолюбивые и достойные люди, — объяснила принцесса.
— Доченька, зачем тебе друзья принца? — спросила королева.
— Достойного человека окружают достойные люди, — объяснила принцесса.

+1

11

Посвящается Хеймо Штейнвальду.

Каменный Мигель.
Португальская сказка.

http://s4.uploads.ru/t/mQ9Je.jpg

Случилось так, что королевский   сын подружился с бедняком, сыном сапожника. Молодые люди не скрывали ни от кого своей дружбы, - вместе появлялись на улицах и площадях города, вместе гуляли в королевском саду, и принц даже гордился своим другом, потому что Мигель - так звали бедного юношу - был добр, честен и смел.
И всё-таки эта дружба не понравилась королю. Он призвал к себе Мигеля и приказал ему немедленно удалиться из королевства. Пришлось юноше взвалить котомку на плечи и отправиться в далёкое странствие. Однако, узнав об этом, юный принц тоже стал собираться в дорогу, и как ни грозил ему старый король, сел на коня и поскакал вдогонку за другом.

Вскоре он догнал Мигеля. Друзья обнялись и отправились в путь вдвоём. Так ехали они из одной страны в другую и наконец вступили в дремучий лес. Вековые деревья окружили их со всех сторон, спокойные, величественные и молчаливые. И вдруг юноши услыхали далёкий крик. Кто-то просил о помощи. Они поспешили вперёд. Крики становились всё громче и громче. Наконец на лесной поляне они увидали прекрасную девушку, привязанную к стволу толстого дерева.

- Что случилось с тобой, красавица? - в один голос спросили принц и Мигель.

Девушка отвечала:

- На меня напали разбойники. Они отняли мои драгоценности и перебили всех моих слуг.

- О несчастная! - воскликнул принц, который догадался, что это принцесса, полюбил её и решил жениться на ней. - Мигель, возьми кинжал и разрежь скорее верёвки, чтобы освободить пленницу! - И когда друг выполнил его просьбу, принц подал принцессе руку и усадил на своего коня.

Одним словом, их было двое, а стало трое. Разговаривая, они продолжали свой путь, пока не наступила ночь. Путники расположились на ночлег. Принцесса и принц вскоре же крепко заснули, но верный Мигель не спал. Лес был такой густой и тёмный, что в любую минуту снова могли появиться разбойники!

Юноша охранял сон принца и его невесты. Он терпеливо расхаживал между деревьями взад и вперёд, как часовой перед королевским дворцом. Постепенно он углублялся всё дальше и дальше в лес и наконец очутился перед большой пещерой. «Уж не разбойники   ли прячутся здесь?» - подумал юноша и, обнажив шпагу, вступил под тёмные своды. Но в пещере никого не было. Юноша присмотрелся и увидал три чёрных блестящих камня, лежавших посередине. Он хотел уже возвратиться обратно, как вдруг в пещеру влетели три голубя - белых, словно пух или облачко в погожий день. Голуби сели каждый на свой камень и громко заворковали. Мигель прислушался и стал различать слова.

Первый голубь сказал:

- Бедный принц! Он спит спокойно и не знает, что его ждёт несчастье в роще золотых апельсинов. Если принцесса надкусит плод, она погибнет!

Второй голубь сказал:

- Как мне жаль принцессу! Несчастье ждёт её у хрустального родника. Если принц зачерпнёт прозрачной воды, он умрёт!

Третья голубка закончила:

- Что значат ваши тайны по сравнению с моей! Что значат эти несчастья по сравнению с тем, о котором я поведаю вам! Если принц и принцесса не погибнут в пути, их ждёт гибель в своей постели, потому что в день свадьбы, ровно в полночь, во дворец приползёт страшный семиголовый змей и съест их обоих!

Мигель в ужасе бросился из пещеры, чтобы предупредить друзей об опасности, но голуби поднялись в воздух и преградили ему дорогу. Юноша поневоле остановился, а птицы запели согласным хором:

Ты тайну выведал у нас,

Но если ты проговоришься -

В холодный мрамор превратишься,

Окаменеешь в тот же час.

Несчастный Мигель! Он так любил принцессу и принца и в то же время не мог предупредить их об опасности: одно слово - и он превратится в немую, безжизненную статую! И всё-таки юноша не терял надежды. «Кто знает, - думал он, - быть может, минуем мы и волшебную рощу с отравленными плодами, и хрустальный родник с такой прозрачной, но ядовитой водой!»

Он разбудил принца и сказал ему:

- Поспешим во дворец! Если ты возвратишься домой с такой красивой невестой, король так обрадуется, что простит тебе ослушание, а мне разрешит жить в городе рядом с тобой.

Принц всегда доверял благоразумию друга, и вскоре же все трое двинулись в обратный путь.

Что только не делал Мигель, чтобы миновать рощу золотых апельсинов. Он старался идти открытым полем, за десятки шагов обходил каждое дерево, и всё-таки на рассвете словно из-под земли выросла перед ним заколдованная роща. Она вся сверкала в лучах раннего солнца, а таких сочных, таких крупных, таких золотистых плодов ни принц, ни Мигель не видали даже в королевском саду!

«Ну вот, - подумал Мигель, - сейчас принцесса захочет полакомиться апельсинами...» - и тотчас же услыхал звонкий голос красавицы:

- О мой принц! Сорвите мне один из этих прекрасных плодов!

- Принцесса, - тотчас же возразил ей Мигель, - эти апельсины не продаются!

- О, если я съем один из тысячи, не рассердится же хозяин! - рассмеялась красавица и привстала в седле, чтобы дотянуться до ветки, сплошь усеянной золотистыми плодами. Но в ту же минуту Мигель хлестнул её коня, принцесса вскрикнула, а конь, рванувшись вперед, вынес её из заколдованной рощи.

- Что ты делаешь! - вспылил принц.

Мигель спокойно ответил:

- Так надо, друг. - И принц умерил свой гнев, потому что верил в благоразумие Мигеля. Наконец, уже к вечеру, путники достигли цветущей долины, где их ожидало новое испытание. Ручеек, прозрачный и чистый как слеза, струился, омывая разноцветные камешки. Это и был заколдованный хрустальный родник!

Не успел Мигель оглянуться, как принц уже подбежал к роднику и зачерпнул полную пригоршню прозрачной воды. Ещё мгновение - он отхлебнёт и погибнет! Однако и на этот раз Мигель сумел предотвратить несчастье. Не говоря ни слова, он сильно толкнул друга под   локоть: вода расплескалась, а принц, которому очень хотелось пить, воскликнул в гневе:

- Да что с тобою сегодня, Мигель? Почему ты не даёшь мне напиться?

- Так надо, - снова ответил юноша принцу. - Путь далёк, поспешим скорее домой.

И на этот раз сдержал себя королевский сын. Мигель торжествовал. Две опасности были уже позади. Юноша был уверен, что сумеет спасти своих друзей и от семиголового змея. Наконец, все трое приблизились ко дворцу. Сам король вышел им навстречу. Он расцеловал сына, обнял принцессу-красавицу и приказал готовиться к свадьбе. А Мигеля призвал к себе и сказал:

- Хотя ты и сын сапожника, но, я вижу, был верным товарищем моему сыну. Проси у меня чего хочешь, и я исполню твою просьбу.

Мигель ответил:

- Ваше величество, разрешите мне в день свадьбы всю ночь стоять на часах у комнаты новобрачных.

Долго танцевали и веселились на свадьбе   жених и невеста и только поздно вечером, усталые и счастливые, пошли отдыхать в свою спальню. Когда же они уснули, верный Мигель стал в дверях с обнажённой шпагой в руке.

Ровно в полночь он услышал шорох. Шорох становился всё громче. Змей приближался. Он был уже перед дверью спальни! Но юноша отважно вступил в бой с семиголовым чудовищем и отрубил ему все семь голов одну за другой. А затем вместе с туловищем сбросил эти страшные головы в глубокий ров, окружавший со всех сторон королевский дворец. Потом он вернулся в комнаты - посмотреть, не проснулся ли принц. В одежде, забрызганной кровью змея, с обнажённой шпагой, он приблизился к постели, но в этот-то момент и проснулась принцесса. Увидев, что Мигель склонился над принцем со шпагой в руке, она решила, что юноша или убил уже, или собирается убить её молодого мужа, и громко закричала. На крик сбежались придворные, гремя оружием, прибежали стражники.

- Вот, вот убийца! Схватите его! - не переставала кричать принцесса. - Смотрите - он весь в крови! Бросьте его в темницу!

Увидев Мигеля, окружённого стражей и со шпагой в руке, принц сказал ему:

- Мой друг, я верю тебе, но объясни этим людям, что случилось и почему ты стоишь здесь среди ночи в моей спальне с окровавленным оружием?

- О принц! - воскликнул Мигель и... остановился. Он вспомнил, что не может безнаказанно открыть другу ни одной из трёх своих тайн. Он вспомнил   предсказание трёх голубей, которое слышал в пещере:

...если ты проговоришься -

В холодный мрамор превратишься,

Окаменеешь в тот же час!

А принц уже настаивал:

- Что ж ты умолк, мой друг, или тебе нечего сказать в своё оправдание?

- О принц... - повторил Мигель уже печальным голосом. - Если б ты знал, во что обойдётся мне каждое слово, ты не требовал бы от меня объяснений.

Принц уже колебался, но принцесса приказала:

- Пускай говорит сейчас же! Или ты не помнишь, мой принц, как этот юноша, который называет себя твоим другом, хлестнул моего коня и не дал мне полакомиться золотыми плодами! Или не помнишь, что он не дал тебе напиться из хрустального родника, когда ты изнывал от жажды! Он не друг - он враг твой, он хотел тебя убить!

Такого несправедливого обвинения не мог вынести верный Мигель.

- Неправда! - громко воскликнул он. - Сейчас я всё объясню!

Он смело шагнул вперёд и заговорил.

Он говорил, как в лесу, в пещере, узнал от чудесных птиц три заветные тайны и как спас принцессу от верной смерти в роще золотых апельсинов.

Он говорил, и с каждым словом ноги его холодели: сперва онемели ступни, потом колени, когда же Мигель закончил рассказ о первой тайне, он был уже до пояса холоден, неподвижен и бел как мрамор.

И всё-таки юноша продолжал рассказ.

Он протянул руки вперёд, словно умоляя друга верить каждому его слову, и поведал принцу о том, как спас его самого от верной смерти у хрустального родника. И снова при каждом слове чувствовал юноша, как смертельный холод поднимается всё выше по его телу, проникает в грудь и сжимает сердце, как немеют и каменеют руки, как смерть подступает к горлу! Теперь уже юноша мог только поворачивать голову - немного вправо, немного влево.

- Довольно! - вскричал принц, испуганный этим зрелищем.

Но Мигель встряхнул волосами и, крикнув: «Я всё скажу!» - мужественно довёл до конца свою страшную повесть. Когда же отзвучало последнее слово, все увидали, что вместо цветущего, полного жизни и сил юноши перед ним стоит немая, лишённая жизни статуя из белого неподвижного мрамора.

- О Мигель! - воскликнул в отчаянии принц и бросился обнимать колени статуи. - Проснись! Вернись к нам! Но каменный Мигель не отвечал ни слова.

Печальные, разошлись придворные. Медленно удалилась стража. Принцесса уже раскаивалась в своей настойчивости.

- Ах, зачем я заставила его говорить! - рыдала она. - Зачем не поверила на слово, как ты, мой принц, мой  супруг! Юный принц был безутешен. Он приказал вынести статую в сад и поставить её на дорожке, усыпанной жёлтым песком, под высоким деревом. И не было в королевском саду статуи более прекрасной, чем каменный Мигель.

С гордо поднятой головой он стоял перед самым дворцом. По утрам в лучах восходящего солнца розовел и теплел холодный мрамор, словно кровь струилась по жилам юноши, словно снова начинало биться отважное сердце. А когда днём пробегали по изваянию скользящие тени деревьев, казалось, что статуя шевелится и вот-вот сойдёт с высокого постамента. Несчастный принц! Часами сидел он у подножия каменного изваяния.

- О друг! - восклицал он. - Отзовись! Я всё отдам, лишь бы возвратить тебе жизнь!

Он повторял эти слова без конца, повторял каждый день, повторял до тех пор, пока однажды не услышал таинственный голос:

- Отдай свою жизнь - и твой друг вернётся к тебе!

Кто сказал эти слова, принц не знал. Кругом не было ни души. Но всем сердцем он отозвался на них:

- Отдать мою жизнь? Я готов!

И, выхватив острый клинок из ножен, принц приставил его к груди, чтобы пронзить своё сердце. Но тот же таинственный голос промолвил:

- Стой. Не спеши!

Принц глянул на статую, и - о чудо! - статуя зашевелилась! Разгладились складки на лбу, дрогнули губы, ожили руки, и каменный Мигель легко спрыгнул на землю. Нет, он не был уже больше каменным: он шёл навстречу принцу! Смелым движением выхватил из рук его шпагу и отбросил далеко в кусты.

Так кончается волшебная повесть о принце и его каменном друге. Юноши обнялись и рука об руку пошли во дворец, чтобы впредь никогда больше не разлучаться.

Так верность и дружба оказались сильней самых злых заклятий и даже сильнее смерти.

+1

12

Посвящается Реймонду Скинеру.

Рваная щека
Индейская сказка.
http://s5.uploads.ru/t/xUFiL.jpg

Жил некогда один человек, и была у него дочь-красавица. Многие юноши хотели взять её в жены, но она только качала головой и повторяла, что вовсе не собирается выходить замуж.

— Одумайся, — говорил ей отец, — посмотри, многие женихи богаты, красивы и храбры.

— А на что мне муж? — отвечала девушка. — Отец и мать заботятся обо мне. У нас хороший вигвам, много теплой и красивой одежды из кожи и мехов, сумки для дичи никогда не пустуют. О чем же ещё беспокоиться?

Вскоре после этого разговора племя Ворона устроило большой праздник. Каждый юноша старался перещеголять другого в раскраске лица и тела, в богатстве украшений, в ловкости и в искусстве танца. И вновь многие из них сделали предложения девушке, но она отказала всем — и Быкам, и Лисицам, и воинам из других племен, приглашённым на праздник.

Тогда отец девушки рассердился и сказал:

— Как же так? Самые лучшие воины сватались к тебе, и всем ты отказала.

— Выслушай меня, отец, — отвечала девушка. — Солнце запретило мне выходить замуж. Оно сказало так: «Ты принадлежишь мне. Будь послушна, и я награжу тебя счастьем и долголетием. Но остерегайся нарушить мой приказ».

— Ну что ж! — воскликнул отец. — Воля того, кто над нами, должна быть исполнена.

И больше об этом он не заводил разговора.

Жил в том же племени бедный юноша-сирота. Не было у него ни родственников, ни своего дома. Сегодня он ночевал в одном вигваме, завтра в другом. Юноша носил старую, рваную одежду, а вместо мокасин — какие-то обноски. И хотя он был строен и силен, лицо его портил длинный шрам на левой щеке. Так его и звали — Рваная Щека.

Однажды, вскоре после праздника, нет сколько кичливых юношей повстречали бедняка со шрамом и стали насмехаться над ним:

— Почему бы и тебе не посвататься к этой девушке? Парень ты богатый и собой красавец!

Рваная Щека посмотрел на них без улыбки и спокойно ответил:

— Ваша правда. Пойду попытаюсь. Насмешники приняли его слова за шутку. А Рваная Щека спустился к реке, к тому месту, где женщины брали воду, и стал ждать. Вскоре та, которую он дожидался, пришла к реке. Он подошёл к ней и сказал:

— Мне нужно поговорить с тобой. Поговорить не тайком, не в сумерках, а среди ясного дня — здесь. Пусть Солнце всё слышит и видит.

— Говори же, — молвила девушка.

— Долго я смотрел на тебя. Видел, как ты отказывала всем женихам — богатым, красивым и храбрым. Сегодня они смеялись надо мной. Почему бы и тебе, говорили, не посвататься к ней? Я беден. Нет у меня ни дома, ни еды, ни одежды. Нет у меня родственников — все они давно умерли. И все же прошу — будь моей женой.

Смутилась девушка и долго молчала, а потом сказала так:

— Это правда, что я отказала многим. Они богаты, а ты беден. Но это не важно. Мой отец даст тебе собак, моя мать устроит нам жилище, мои родичи дадут нам одежды и меха. Я согласна стать твоей женой.

Обрадовался юноша, протянул было руки к девушке, чтобы обнять и поцеловать её, но она отстранилась:

— Подожди. Солнце запретило мне выходить замуж. Оно обещало мне счастье и долголетие, если я буду послушна его воле. Отправляйся к Солнцу и скажи: «Та, с которой ты говорил, была послушна тебе и не совершила ничего дурного. Но теперь она хочет выйти замуж. Позволь же мне взять её в жены». И пусть Солнце снимет с тебя этот шрам. Это будет знак, что оно согласно и не в обиде на нас. Но если Солнце откажет в просьбе или ты не сможешь найти дорогу к его становью, тогда не возвращайся ко мне.

— Ах! — воскликнул Рваная Щека. — Сперва твои слова были, как светлый день, теперь — как ночь. Моё сердце убито. Где он, дом Солнца? Как я найду дорогу туда, где не бывал ещё ни один из людей?

— Запасись мужеством, — ответила девушка.

И на этом они расстались.

Долго сидел Рваная Щека на берегу реки, долго горевал и размышлял, наконец поднялся и пошёл к одной старой женщине, которая всегда была добра к нему.

— Я ухожу, — сказал он. — Сделай милость, помоги мне снарядиться в дорогу.

— Далеко ли ты идешь? И в какую сторону?

— Сам не знаю, -отвечал юноша.-Но путь будет долгим. Больше ничего не могу тебе сказать.

Пожалела его старуха. Сшила ему в дорогу семь пар мокасин, собрала в кожаный мешок еду — вяленое мясо и сало. И Рваная Щека отправился в путь. А как добрался до вершины хребта, посмотрел в последний раз на становье Воронов, и печалью затмилось его сердце.

— Помоги мне, Солнце! — воскликнул юноша и зашагал вперед, сам не зная куда.

Много дней провёл он в пути, много оставил за спиной лесов и рек, миновал и высокие горы, и широкие прерии. Похудел его мешок с едой, да и сам он исхудал в дороге. Порой удавалось ему добывать пропитание охотой, а если не попадалось никакой дичи, он собирал ягоды, выкапывал съедобные коренья — тем и кормился.

Так он шёл и шёл и пришёл к волчьему логову.

— Ха! — удивился волк. — Что ты делаешь в этих краях, вдали от человеческого жилья?

— Я ищу дом Солнца, — отвечал Рваная Щека. — Мне нужно поговорить с ним.

— Много я скитался по прериям, по лесам и по горам, — проворчал волк, но нигде не попадалось мне жилище Солнца. Разве что медведь знает, он мудрее меня.

На следующий день Рваная Щека снова пустился в путь. Шёл он и шёл, и к вечеру пришёл к медвежьей берлоге.

— Что ты делаешь здесь, вдали от человеческого жилья? — прорычал медведь.

— Ищу дом Солнца. Может быть, ты, о мудрый медведь, подскажешь мне, где его искать?

— Подсказал бы, если б знал. Много странствовал по горам и чащобам, но нигде не встречал жилища Солнца. Разве что барсук знает. Он, полосатый, много чего ведает.

На следующий день пришёл Рваная Щека к барсучьей норе.

— Эй, полосатый братец, выходи!

— Что тебе нужно, брат мой? — отозвался барсук и выглянул из норы.

— Я ищу дом Солнца. Я должен поговорить с ним.

— Дом Солнца? — переспросил барсук, — Нет, так далеко я не забирался, но не горюй. Вон там, в сосновом бору, живет росомаха. Она рыщет повсюду и знает всё, что творится на свете.

Пришёл Рваная Щека в густой бор. Искал, искал — нет нигде росомахи. Присел он на поваленное дерево и говорит сам себе:

— Кончилась у меня еда, сносились мокасины, суждено мне, видно, сгинуть в этой чаще.

Вдруг прямо над ним раздался голос;

— О чем горюешь, брат мой? Поднял глаза юноша, видит — сидит на дереве росомаха.

— Послушай меня, о мудрая росомаха! Та, которую я люблю, принадлежит Солнцу, Не знаешь ли ты, где его дом и как мне добраться туда?

— Знаю, — отвечает росомаха. — Сейчас уже поздно. Но на рассвете я укажу тебе дорогу к Большой воде. За Большой водой, на другом берегу, и живёт Солнце.

Рано поутру пустились они в путь. Росомаха показала юноше тропу, которая вскоре привела его к Большой воде. Поглядел на широкие волны Рваная Щека, и сердце его сжалось от тоски и страха. Никогда в жизни не видел он такой безбрежной воды, таких огромных и шумных волн.

— Не переплыть мне этой Большой воды, -вздохнул юноша. -Значит, нет для меня пути ни вперед, ни назад. Пусть же я умру здесь, на этом берегу.

Но едва он успел так подумать, как вдруг большой белый лебедь опустился прямо перед Рваной Щекой и спросил:

— Откуда ты, юноша? И что делаешь здесь, на краю света?

— Я пришёл сюда умереть, — отвечал Рваная Щека. — Моя возлюбленная принадлежит Солнцу. Я шёл много дней, чтобы спросить его позволения жениться на ней. Но теперь путь мой окончен. Я не могу перебраться через Большую воду и вернуться домой тоже не могу. Остаётся одно — умереть.

— Нет, не говори так, — взмахнул крылом лебедь. -Я перенесу тебя через море. Садись ко мне на спину.

Рваная Щека послушался лебедя, сел к чему на спину, и они полетели. Страшно было лететь им, потому что в Большой воде были огромные звери и злые демоны — вот-вот утянут вглубь, в бездонную пучину. И все-таки лебедь благополучно перенес юношу на другой берег.

— Иди по этой тропе, — сказал он на прощанье. — Она приведёт тебя к жилищу Солнца.

Пошёл Рваная Щека по тропе, вдруг смотрит: лежат на земле воинские доспехи — щит, лук и колчан со стрелами. В жизни своей не видел Рваная Щека такого великолепия! Однако не позволил себе даже прикоснуться к прекрасным вещам, лишь оглядел и двинулся дальше. А тут навстречу воин молодой идет. Длинноволос, строен, одежда сшита из какой-то невиданной кожи, а мокасины украшены цветными тесёмками и перьями.

— Видел ли ты оружие на земле?

— Да, видел, -ответил Рваная Щека.

— Трогал ли ты его?

— Нет. Я подумал, что тот, кто оставил эти вещи, сам вернётся и заберет их. И потому не стал ничего трогать.

— Ты не заришься на чужое, — заметил незнакомец. — Как твоё имя и куда ты идёшь?- И, получив ответ, сказал: — Меня зовут Утренняя Звезда. Я — сын Солнца. Пойдём, я провожу тебя к нашему жилищу. Отца дома нет, но к вечеру он вернётся.

Высокий вигвам Солнца украшали изображения диковинных зверей и птиц. У входа висели боевые доспехи Солнца. Внутри вигвама сидела женщина в светлых одеждах. Это была Луна, жена Солнца и мать Утренней Звезды. Она приветливо заговорила с гостем, предложила ему еды, а когда он поел, спросила:

— Что привело тебя сюда? Здесь не бывал ещё никто из людей.

Рваная Щека рассказал ей свою историю, и Луна обещала ему помощь и покровительство.

Между тем свечерело и наступил час, когда Солнце возвращается домой. Луна спрятала гостя в углу под грудой одежды. Но утаиться от Солнца было невозможно.

— Здесь кто-то чужой! — сказало оно, едва переступило порог.

Пришлось Рваной Щеке выбираться из своего убежища.

— Это мой друг, — сказал Утренняя Звезда. — Он пришёл издалека, из земли людей.

Солнце посмотрело на гостя и благосклонно кивнуло:

— Мы рады твоему приходу. Можешь оставаться у нас сколько пожелаешь. Моему сыну порой бывает одиноко. Ему нужен друг.

На следующий день, когда юноши собрались на охоту, Луна сказала гостю:

— Запомни одно. Можете охотиться где хотите, только держитесь подальше от Большой воды. Там на берегу живут птицы с длинными острыми клювами. Эти птицы убивают всякого, кто приблизится к ним. У меня было много сыновей, но почти все они погибли от клювов этих страшных птиц. Утренняя Звезда — мой последний сын. Не позволяй же ему подходить к берегу!

Много дней провёл Рваная Щека в жилище Солнца, и каждый день они с Утренней Звездой ходили на охоту. И вот однажды они случайно оказались невдалеке от берега и увидели огромных птиц, которые парили над водой.

— Давай поохотимся на них, — предложил Утренняя Звезда.

— Нет, это опасные птицы, они могут убить нас.

Но Утренняя Звезда не послушался. Он воинственно закричали побежал к берегу, а Рваная Щека поневоле бросился следом. Длинноклювые птицы налетели хищной и шумной стаей, но Рваная Щека выступил вперёд и перебил их всех своим острым копьем, так что ни одной не осталось в живых.

Когда они вернулись домой и показали Луне отрубленные головы птиц, она расплакалась от радости и стала обнимать Рваную Щеку.

— Сын мой! — воскликнула она. — Мы с мужем никогда не забудем, от какой беды ты нас избавил.

Как только Солнце вернулось домой, Луна тут же все ему рассказала.

— Сын мой! — просияло от радости Солнце. — Мы с женой навсегда твои должники! Скажи: не могу ли я тебе чем-нибудь помочь? Нет ли у тебя какого желания?

— Есть, — ответил Рваная Щека. — И помочь мне можешь только ты. Я хочу жениться на одной девушке из нашего племени, и она дала мне согласие, но оказалось, что она принадлежит тебе и не может выйти замуж без твоего позволения.

— Это правда, — сказало Солнце. — Я знаю, что она была послушна мне и не совершила ничего дурного. Теперь я дарю её тебе. Обоих вас и всех ваших детей я награжу счастьем и долголетием. Скоро ты отправишься назад, к своей невесте. Запомни же то, что я тебе расскажу. Я — владыка и повелитель всего мира. Всё на свете принадлежит мне. Я сотворил землю, и реки, и горы, и леса, и прерии. Я сотворил людей и зверей. Я бессмертен. Правда, зимою я делаюсь дряхлым и слабым, но каждую весну сила и молодость возвращаются ко мне. А знаешь, кто из животных мудрее всех? Ворон! Он везде находит себе пищу и никогда не остается голодным. А какое животное людям следует почитать больше всех? Бизона! Он мой любимец и сотворен для людей, чтобы давать им кров и пищу. А какие из растений священны? Те что дают съедобные ягоды. Теперь идем со мной, я покажу тебе мир!

И Солнце подвело юношу к самому краю неба. Они поглядели вниз и увидели весь мир. Он был круглый, плоский и со всех сторон круто обрывался вниз. И тогда Солнце сказало:

— Когда у женщины заболеет муж, oна должна построить Дом для врачевания и посвятить его мне. Тогда я помогу исцелить её мужа. А построить его нужно так. Выкопать яму, возвести над ней стены и крышу из ста деревянных жердей — крыша должна быть выпуклая, как небесный купол. Одну ее половину следует покрасить в красный, солнечный цвет, а другую в черный, цвет ночи.

Солнце подробно объяснило юноше, как устроить Дом для врачевания и лечить в нём людей, потом коснулось его щеки своей рукой, и шрам тотчас исчез. А ещё Солнце вручило юноше два вороновых пера:

— Вот знак твоей невесте, что я разрешаю тебе жениться на ней. Пусть отныне эти перья носит всякий, кто познал искусство врачевания.

Вскоре Рваная Щека собрался домой, Солнце и Утренняя Звезда богато одарили его на прощание. Добрая Луна напоследок расцеловала юношу и заплакала: так жаль ей было отпускать его!

Солнце показало юноше самую короткую дорогу назад к людям. Это была Волчья Тропа, теперь её ещё называют Млечным Путём. По ней Рваная Щека быстро добрался до дому.

На земле в это время стояла на редкость жаркая погода. Шкуры на вигвамах были подняты, люди прятались в тени. Вождь племени Ворона велел своей жене приготовить еду и питье, и каждый, кто хотел, заходил к нему поболтать и выкурить трубку. Один из гостей рассказал вождю, что на склоне холма, неподалёку от селения, на самом солнцепёке сидит и отдыхает какой-то пришлый человек.

— Скорей зовите его сюда! — распорядился вождь. -Он, должно быть, проголодался и ослабел от жары.

Несколько юношей тотчас побежали туда, где сидел незнакомец, закутанный в дорожную одежду. — Разве тебе не жарко? — спросили они. -Идём с нами, сам вождь приглашает тебя подкрепиться и отдохнуть в его вигваме.

Тут незнакомец поднялся на ноги и сбросил свою дорожную накидку. Юноши из племени Ворона раскрыли рты от удивления: никогда ни на ком не видели они такой богато украшенной одежды, никто в их краях не умел делать такое прекрасное оружие! Но самое удивительное было то, что перед ними стоял их старый знакомый — Рваная Щека, только шрама у него на лице как не бывало.

Помчались юноши в селение собирать народ.

— Рваная Щека вернулся! Он теперь богатый, красивый, и шрама у него больше нет!

Навстречу им отовсюду спешили люди.

— Кто дал тебе эту одежду? — спрашивали одни у Рваной Щеки.

— Откуда такой лук и щит? — завидовали другие.

Но юноша никому не отвечал, а когда подошла его невеста, он снял с головы два вороньих пера и протянул их ей:

— Всемогущее Солнце посылает тебе вот это — в знак согласия.

Обрадовалась девушка возвращению возлюбленного, и вскоре они поженились. А потом, как наказывало Солнце, построили первый на земле Дом для врачевания.

Солнце подарило супругам долгую и счастливую жизнь. Много лет прожили они вместе в окружении детей, а потом и внуков и ни разу даже не захворали. А когда наконец пришел их смертный час, тени их вместе откочевали к Песчаным Холмам.

+2

13

Без посвящения.

Коршун и кошка
Египетская народная сказка

http://s4.uploads.ru/t/v12SM.jpg

Жил некогда коршун, рожденный на вершине горного дерева. И жила кошка, рожденная у подножья этой горы.

Коршун не решался улетать из гнезда за кормом для своих птенцов, потому что боялся, что кошка их съест. Но и кошка тоже не отваживалась уходить за пищей для своих котят, потому что боялась, что коршун их унесет.

И вот однажды сказал коршун кошке:

— Давай жить как добрые соседи! Поклянемся перед великим богом Ра и скажем: «Если кто-нибудь из нас отправится за кормом для своих детей, другой не будет на них нападать!»

И они обещали перед богом Ра, что не отступятся от этой клятвы.

Но однажды коршун отнял у котенка кусок мяса и отдал его своему коршуненку. Увидела это кошка и решила отнять мясо у коршуненка. И когда он повернулся к ней, кошка схватила его и вонзила в него свои когти, увидел коршуненок, что ему не вырваться, и сказал:

— Клянусь Ра, это не твой корм! За что же ты вонзила в меня свои когти? Но кошка ему ответила:

— Откуда же у тебя это мясо? Ведь принесла его я и принесла не тебе!

Сказал ей тогда коршуненок:

— Я не летал к твоим котятам! И если ты станешь мстить мне или братьям моим и сестрам, то Ра увидит, что ложной была та клятва, которую ты принесла.

Тут хотел он взлететь, но крылья не смогли унести его обратно на дерево. Словно умирающий, упал он на землю и сказал кошке:

— Если ты убьешь меня, то погибнет твой сын и сын твоего сына.

И кошка его не тронула.

Но вот коршун нашел своего птенца на земле, и злоба охватила его. Сказал коршун:

— Я отомщу! Это случится, когда Возмездие вернется сюда из отдаленных земель страны Сирии. Тогда пойдет кошка за пищей для своих котят, а я нападу на них. И станут дети ее кормом для меня и моих детей!

Однако коршун долго не мог улучить время, чтобы напасть на дом кошки и уничтожить весь род ее. Он следил за каждым шагом кошки и думал о своей мести.

И вот однажды отправилась кошка за пищей для своих котят. Коршун напал на них и унес. И когда кошка вернулась, она не нашла ни одного котенка.

Тогда кошка обратилась к небу и воззвала к великому Ра:

— Узнай мое горе и рассуди нас с коршуном! Мы дали с ним священную клятву, но он нарушил ее. Он убил всех моих детей!

И Ра услышал голос ее. Он послал Небесную силу, чтобы покарать коршуна, который убил детей кошки. Отправилась Небесная сила и отыскала Возмездие. Сидело Возмездие под тем деревом, где было гнездо коршуна. И Небесная сила передала Возмездию повеление Ра покарать коршуна за то, что он совершил с детьми кошки.

Тогда Возмездие сделало так, что коршун увидел одного сирийца, который жарил на углях горную дичь. Схватил коршун кусок мяса и унес это мясо в свое гнездо. Но он не заметил, что к мясу пристали горящие угольки.

И вот гнездо коршуна запылало. Изжарились все его дети и упали на землю к подножью дерева.

Пришла кошка к дереву, где было гнездо коршуна, но птенцов не тронула. И сказала она коршуну:

— Клянусь именем Ра, ты долго охотился за моими детьми, и вот ты напал на них и убил! А я даже теперь не трогаю твоих птенцов, хоть они и поджарились в самый раз!

+1

14

Посвящается Миратильде.

Как дети стали звездами
Народная сказка острова Таити

http://s5.uploads.ru/t/EawKS.jpg

Пипири и его сестра Рехуа лежали на своих циновках в углу дома. Они были одни — мать и отец отправились в каноэ ловить рыбу. Пальмы шелестели над детьми, и они могли слышать, как волны накатывались на берег, но других звуков не было. Дети разговаривали шепотом, им было очень одиноко, и ночь казалась темной и необитаемой. Скоро они заснули, но проснулись опять, когда родители на цыпочках вошли в дом.

— Шш, — сказал отец, -дети спят. Нам сегодня посчастливилось с уловом, а я голоден. Если они проснутся, мы не сможем поужинать спокойно.

— Я приготовлю рыбу во дворе, — сказала мать, — и мы съедим ее под деревьями.

Они вышли. Отец собрал дрова и разжег огонь, в то время как мать разделала и почистила рыбу. Она насадила рыбу на длинные палочки и, когда огонь стал гаснуть, поджарила на угольках.

Пипири и Рехуа лежали очень тихо. Восхитительный запах проникал через открытую дверь, и был виден яркий отблеск огня.

— Они ведь придут разбудить нас и дадут нам поесть? — прошептала Рехуа.

— Да нет, я думаю, они не придут. Они слишком жадные, — ответил Пипири. Рехуа возмутилась:

— Они на самом деле очень добрые. Может быть, им просто жалко будить нас. Пипири даже слушать ее не хотел.

— На самом деле они нас не любят, — сказал он, — такое случается уже не в первый раз. Когда они поедят, то сожгут остатки. Завтра утром они притворятся, что ничего не наловили. Мать даст нам одно таро. Вот увидишь!

Рехуа долго лежала молча и думала. Затем неторопливо сказала:

— Я думаю, ты прав, Пипири. Нам почти не дают рыбы. Они даже не называют нас нашими настоящими именами. Почему отец всегда говорит «Пипири-ма», как будто мы просто двое Пипири?

— Потому что он не хочет давать себе труд называть нас настоящими именами. — Пипири резко приподнялся. — Давай убежим, Рехуа. Пойдем со мной, мы уйдем жить куда-нибудь в другое место. Я буду ловить для тебя рыбу каждый день.

— Но ведь они наверняка увидят, как мы пойдем к двери, — возразила Рехуа.

— А мы не будем подходить к двери, — сказал Пипири. — Смотри!

Он усердно взялся за работу у стены и проделал отверстие. Вскоре дети смогли выползти через него. Они тихо прокрались прочь, прячась за деревьями.

Как раз в это время Тауа и его жена закончили ужин. Пламя взметнулось, когда остатки рыбы бросили в огонь.

Пока Тауа тушил его, жена вошла в дом и легла на циновку. Когда ее глаза привыкли к темноте, она увидела дыру в стене. Ощупав циновки детей, она обнаружила, что они пусты, подбежала к двери и позвала мужа:

— Тауа! Скорее сюда! Дети убежали. Родители побежали среди деревьев. В предрассветных сумерках они увидели вдали своих детей. Пипири держал сестру за руку и тащил ее за собой.

— Вернитесь, Пипири-ма! — кричала мать. — О Пипири-ма, вернитесь!

Но дети не оглянулись. Они бежали изо всех сил, но Тауа бежал намного быстрее. Скоро он приблизился к ним и закричал:

— Стойте! Если вы не вернетесь, я побью вас обоих.

Дети выбились из сил, и Рехуа начала плакать.

— О Пипири, — рыдала она, — отец поймает нас и побьет. Я боюсь.

— Не бойся, — сказал брат, — смотри, вот жук-олень. Он нам поможет.

Он схватил жука за лапку и держал, пока Рехуа взбиралась ему на спину. Пипири последовал за ней. Тауа уже протянул руку, чтобы удержать детей, но жук-олень расправил крылья и взлетел с ними на небо.

Дети услышали крик матери:

— Куда вы? Вернитесь к нам, Пипири-ма. Мы не станем вас наказывать, если вернетесь.

— Нет! — отозвался Пипири. — Мы не можем есть то, что вы нам даете. Вы думаете, что пища, которую добывают при свете факелов, — не для Пипири-ма. Вы думаете, что для Пипири-ма вполне достаточно таро.

Жук-олень поднимался все выше и выше и наконец исчез из виду.

В ту ночь на небе появились три новые звезды. Две из них жители острова Таити называют Пипири и Рехуа, а третья звезда — это жук-олень, который принес их на небо.

Дети Таити хорошо знают эту историю. Когда приходит ночь, они смотрят в небо, а когда найдут три яркие звезды, то кто-нибудь из детей поет:

О Пипири-ма, вернитесь же к нам!

А другие дети отвечают:

Нет, мы никогда не вернемся к вам! Вы не хотели давать нам рыбу, которую поймали, Рыбу, которую вы поймали при свете факелов.

Мы ушли сквозь облака на вершину неба На спине жука, и здесь мы останемся. Навсегда, навсегда, как два ярких цветка на небе.

+1

15

Посвящается Асмунду Лангеланну.

Сын вдовы.
Норвежская народная сказка.

http://s5.uploads.ru/t/S2iK1.jpg

Жила когда-то бедная-бедная вдова, и был у неё один-единственный сын, по имени Ларс. Из последних сил работала мать, чтобы вырастить своего сына. А когда минуло Ларсу шестнадцать лет, она сказала:

— Теперь, сынок, ты сам себе на хлеб зарабатывай. Иди ищи какую-нибудь работу, а я тебя кормить больше не могу.

И вот отправился Ларс по белу свету искать себе заработок.

Шёл он, шёл, и повстречался ему на дороге старик.

Старик спрашивает:

— Ты куда идёшь, парень?

— Иду работу искать. Хочу поступить к кому-нибудь в услужение.

— Поступай ко мне!

— Ладно, могу и к тебе. Для меня что к тебе, что к другому — всё равно.

— Ну так идём. Не пожалеешь.

И Ларс пошёл за стариком.

Кормил и поил его хозяин — лучше не надо. Работы от него никакой не требовал. Кажется, чем не хорошо? Только очень уж скучно. Ни один человек к хозяину не приходил. Живого голоса в доме у него не слышно. Собаки и то не видно.

Однажды хозяин собрался куда-то и говорит Ларсу:

— Я уезжаю на восемь дней. Ты один останешься в доме. Делай что хочешь, ходи куда хочешь, только не входи в те четыре комнаты, что на ключ заперты. А если войдёшь, сам на себя пеняй. Я вернусь и отрублю тебе голову.

Нет, нет, Ларс ни в чём не ослушается хозяина. Хозяин может на него положиться...

Старик уехал, а Ларс остался один. Несколько дней слонялся он без дела по дому, и такое вдруг одолело его любопытство, что он взял да открыл одну из четырёх запертых комнат.

Вошёл, огляделся по сторонам — комната совсем пустая, только над дверью, на полке, лежит ветка высохшего терновника.

«И чего это хозяин запретил мне сюда ходить? Тут и смотреть-то не на что, — подумал Ларс. — А таких прутьев я себе целый воз наломаю, если захочу».

Через восемь дней хозяин вернулся. Не успел порога переступить, а уже спрашивает:

— Ты не ходил в запертые комнаты?

— Не ходил, — ответил Ларс.

— А вот я сейчас сам увижу, правду ли ты говоришь, — сказал хозяин и вошёл в ту самую комнату, которую открывал Ларс. — Ага, сразу видно, что ты здесь был! Ну, теперь прощайся с жизнью!

Ларс плакал и уверял, что всегда будет слушаться хозяина. И хозяин простил его. Но сначала хорошенько выпорол. Да не век же помнить плохое. Хозяин перестал сердиться, Ларс забыл о побоях, и они снова зажили добрыми друзьями.

Прошло время, и хозяин опять стал собираться в дорогу.

— Теперь меня не будет дома четырнадцать дней, — сказал он Ларсу. — Смотри же, не входи в те три комнаты, что заперты. А туда, где ты уже был, ходи, пожалуйста, сколько твоей душе угодно.

Ларс, конечно, пообещал делать всё так, как велит хозяин.

Но и в этот раз случилось то же, что и в прошлый.

Восемь дней ходил Ларс вокруг да около запертых дверей, а потом не выдержал и открыл замок одной комнаты. И эта комната была совсем пустая, только на полке, над дверью, лежал булыжник и стоял кувшин с водой. «Нашел что прятать!» — подумал Ларс. И снова запер комнату.

В положенный день вернулся хозяин.

— Не ходил в запертые комнаты? — спросил он сразу.

— Нет, не ходил, — сказал Ларс.

— Сейчас я это проверю, — сказал хозяин. Открыл дверь одной комнаты да как закричит: — Нет, теперь не жди пощады! Прощайся с жизнью, пришёл твой последний час!

Но Ларс так плакал, так плакал, что хозяин наконец смягчился: жизнь подарил, а избить — избил. Живого места на Ларсе не оставил. А когда раны его зажили и гнев хозяина поутих, всё пошло по-старому.

И вот снова собрался хозяин из дому.

— Я уезжаю на двадцать дней, — сказал он Ларсу. — Если ты войдёшь в третью комнату, не надейся остаться в живых.

Сказал — и уехал.

Четырнадцать дней терпел Ларс, а потом не выдержал и приоткрыл дверь третьей комнаты. Тут уж совсем ничего не хранилось, даже булыжника. И только посреди комнаты в полу была небольшая дверка, вроде как в погреб. Взялся Ларс за ручку и приподнял эту дверку. Заглянул в подполье, видит: там стоит большой медный котёл и в нём что-то бурлит. А огня нигде нет.

«Что бы в этом котле могло быть?» — подумал Ларс и сунул в котёл палец.

Вынул палец, а он весь позолочен.

Что делать? Хозяин и раньше узнавал, что Ларс ходил в запертые комнаты, а теперь и подавно узнает. Как Ларс ни тёр свой палец — и песком, и щёлоком, — а позолота всё равно не сходила.

Тогда Ларс обвязал палец тряпочкой и стал ждать своей участи.

Хозяин вернулся, поглядел на завязанный палец Ларса и сразу всё понял, даже заходить в запретную комнату ему не понадобилось.

Сорвал он с Ларсовой руки повязку — и засиял, засверкал золотой палец.

Не долго думая хозяин схватил меч, чтобы отрубить голову своему непослушному слуге, но Ларс упал на колени, умоляя пощадить его жизнь. В конце концов хозяин смилостивился над ним и отстегал его ремнём так, что Ларс не мог ни ходить, ни лежать, ни сидеть.

Пришлось хозяину достать свой волшебный рог и целебной мазью смазать Ларсу рубцы. Рубцы зажили, и всё опять пошло по-прежнему.

И вот в четвёртый раз уехал хозяин.

— Теперь я вернусь только через месяц, — сказал он Ларсу. — И вот тебе моё слово: не сносить тебе головы, если ты войдёшь в четвёртую комнату. На этот раз я уж сдержу своё слово, будь уверен.

Три недели Ларс даже мимо той двери не проходил. А потом так захотелось ему войти в запретную комнату, что он махнул на всё рукой и вошёл.

Что же он там увидел?

В углу комнаты была устроена загородка, и там, в стойле, стоял черный конь. На голову ему был надет грязный мешок, а к хвосту привязана корзина с сеном.

— Это кто же над тобой так подшутил?!- воскликнул Ларс. Он сбросил мешок на пол, а корзину поставил возле морды коня.

Конь, видно, был очень голоден. Он съел всё сено, что было в корзине, и только потом сказал:

— Спасибо тебе, юноша. Ты накормил меня и спас от голодной смерти. За это и я спасу тебя. Пойди в комнату, где спит хозяин этого дома, и выбери себе доспехи, только не новые, блестящие, а те, что покрыты ржавчиной. Возьми меч — самый ржавый, седло — самое старое и возвращайся сюда.

Ларс всё сделал, как велел ему конь. Правда, меч был такой тяжёлый, что Ларс едва доволок его. А поднять его он даже двумя руками не мог.

— Ну, теперь раздевайся и лезь в котёл, что стоит в соседней комнате, — сказал конь.

— Да я же весь золотом покроюсь — вот как мой палец — и шевельнуться тогда не смогу, — сказал Ларс.

А конь ему отвечает:

— Кто в этот чан украдкой залезет, того золото по рукам-ногам сковывает. А кто смело в чан бросится, с тем плохого не будет.

Послушался Ларс коня и прыгнул в кипящий котел, с головой в него окунулся.

А вышел из котла — и не узнать его. На щеках румянец играет, волосы золотом горят. И сила в руках такая, что всё ему нипочём.

— Попробуй-ка подними меч, — сказал ему конь.

Ларс взялся за меч — и даже в руке его не почувствовал, точно это был не меч, а перышко.

— Теперь оседлай меня. А сам надень доспехи, возьми ветку терновника, кувшин с водой, булыжник да еще прихвати бараний рог с целебной мазью — и отправимся в путь!

Ларс взял всё, что велел ему конь, вскочил в седло, и конь пустился вскачь.

Они неслись быстрее ветра, быстрее камня, падающего с горы. Но вдруг чёрный конь поднял голову и сказал:

— Я слышу топот. Оглянись, может быть, это за нами гонятся. Ларс оглянулся.

— Так и есть, гонится за нами какое-то чудовище.

— Это наш хозяин — тролль. Брось скорее ветку терновника, да подальше, чтобы она меня не коснулась, — сказал чёрный конь.

Ларс привстал в седле и бросил на дорогу ветку высохшего терновника.

И тотчас позади них поднялась густая колючая чаща, настоящий терновый лес.

Тролль добежал до этих колючих за рослей, сунулся было напролом, да так и взвыл от боли. Пришлось ему возвращаться назад за топором и за подмогой.

Тем временем чёрный конь с Ларсом ещё дальше ускакали. Бежит конь во всю прыть и опять слышит позади себя топот — сильнее прежнего.

— А ну, оглянись назад, посмотри, что там такое?

Ларс оглянулся и говорит:

— За нами целая толпа гонится.

— Это тролль и его нелюди. Бросай в них скорее булыжник, только меня не задень.

Размахнулся Ларс что было силы и бросил булыжник. И сразу выросла на том месте высоченная гора. Тролли её и зубами грызли, и когтями крошили, а ничего сделать не смогли. Пришлось им в обход горы бежать.

А чёрный конь с Ларсом по прямой дороге всё дальше и дальше скачет.

И вот снова услышал чёрный конь топот, снова почуял, что дрогнула под ним земля.

— Погляди, кто там за нами гонится? — сказал он Ларсу.

— Да там целое войско! — воскликнул Ларс. — Все в доспехах, с мечами, с копьями!

— Ну так скорей вылей воду из кувшина, да смотри, чтобы ни одна капля на меня не попала.

Перегнулся Ларс через седло и стал выливать на дорогу воду. И как он ни старался, а всё-таки одна капля упала на коня. Сразу конь с Ларсом оказались в глубоком озере. Разлилось оно во все стороны, так что и берегов не видно. Едва выплыл чёрный конь на сушу.

А тролли и ступить в воду побоялись. Легли они у берега и решили выпить озеро. Пили, пили и так напились, что все лопнули.

Никто, конечно, о них не пожалел и не пожалеет, а чёрный конь сказал:

— Ну наконец-то мы от них избавились!

Долго ещё они ехали, пока не увидели густой лес, а в лесу — зелёную поляну. Возле старой липы с огромным дуплом конь остановился и говорит:

— Теперь расседлай меня, все свои доспехи спрячь в дупле, одну только уздечку оставь себе, и ступай в королевский замок. Да сначала сделай себе парик из мха, чтобы золотые волосы закрыть. В замке проси какую-нибудь работу. А если в чём нужда будет, приходи сюда. Тряхни уздечкой — и я тотчас явлюсь. Замок тут недалеко, тропинка тебя прямо к нему приведёт.

И вот Ларс в старом платье и в парике отправился в королевский дворец.

Сначала он пошёл на королевскую кухню и стал просить работу у королевской поварихи. Он может носить дрова, таскать воду из колодца, — да мало ли что нужно ещё на кухне. Но повариха, чуть увидела его, сразу прогнала прочь.

— Куда ты лезешь, лохматый, нечёсаный! И ты ещё воображаешь, что я пущу тебя в кухню? Уходи, уходи отсюда! Тогда Ларс пошёл в королевскую конюшню. Но конюх даже руками замахал, когда услышал, что Ларс просится к нему в услужение.

— Да королевские лошади на дыбы встанут, если тебя увидят! Хорош красавчик, нечего сказать! На голове не волосы, а целая болотная кочка! Ступай, ступай отсюда.

Тогда Ларс пошёл к королевскому садовнику. Тот оказался более сговорчивым.

— Что ж, оставайся. Будешь землю копать. Для этого красивой причёски не требуется. А спать будешь под беседкой. Беседка стояла в саду на высоких столбиках. Там, под лесенкой, которая вела в беседку, Ларс нашёл немного сена и устроил себе постель.

Так и стал он жить в королевском замке. Садовник был им доволен: никто из работни ков не мог быстрее Ларса вскопать землю, никто не мог, как Ларс, принести разом целую бочку воды. А Ларсу всё было нипочём.

Одного только боялся садовник — как бы Ларса не увидели король и принцесса. Они никогда бы не потерпели, чтобы за их садом ухаживал такой нечёсаный неряха.

Да все случилось не так, как он думал. Однажды, когда Ларс рано утром снял парик и стал умываться, принцесса увидела его из своего окна.

Волосы его блестели, как солнце, и куда ни повернётся он, повсюду сверкал золотой луч. А потом он снова надел парик, и сразу всё кругом словно потускнело.

На другое утро — ни свет ни заря — принцесса велела своей служанке подкрасться потихоньку к Ларсу, пока он спит, и снять с него этот отвратительный парик.

Принцесса стояла у окна, а служанка тихонько пробралась к беседке и уже протянула руку к парику, но тут Ларс повернулся на другой бок и громко захрапел.

Служанка так и замерла на месте. Но принцесса подала ей знак, и служанка осторожно сняла парик с головы Ларса. И сразу будто золотое сияние разлилось вокруг. Никогда ещё ни служанка, ни принцесса не видели такого красивого юноши.

Потом служанка так же осторожно надела Ларсу на голову его парик и побежала к своей госпоже.

За обедом принцесса сказала королю, что она не хочет выходить ни за принца, ни за герцога, которых ей сватают, а выйдет замуж только за парня, который работает у них в саду.

Король так рассердился, так кричал и топал ногами, что всем стало страшно. Но принцесса твердо стояла на своём: или молодой садовник, или никто.

Тогда король приказал запереть принцессу в её покоях и держать её днём и ночью под замком до тех пор, пока она не одумается. А Ларса он приказал заточить в башню и держать там столько времени, сколько вздумается королю.

Так и сделали.

Король радуется, что избавился от беды, а другая беда уже в ворота к нему стучится — сосед войной на него идёт, его королевство захватить хочет. Тут уж волей-неволей будешь воевать.

Увидел Ларс из окошка своей башни, что королевское войско собирается в поход, и просит тюремщика:

— Пойди к королю, может, позволит король и мне с врагом сразиться.

Ну и смеялся король, когда услышал, что Ларс просится на войну!

— Уж, верно, неприятель сразу отступит, когда увидит такого воина!.. Ну да пусть идёт, коли хочет.

Дали Ларсу сломанный меч, дали старую клячу, которая на три ноги хромала, а четвёртую волочила, и Ларс, вместе со всем королевским войском, отправился на войну.

Немного отъехали — и увязла его кляча в болоте. Ларс её и пришпоривал, и хлестал, а она ни с места — ни туда, ни сюда. Так и прошло мимо него всё королевское войско, да каждый над ним ещё и потешался!

А когда все скрылись из виду, Ларc спрыгнул со своей клячи и побежал на зелёную лужайку, к старой липе. Он достал из дупла доспехи, надел их, а потом вынул из кармана уздечку и легонько тряхнул. Зазвенела уздечка, и в ту же минуту перед Ларсом появился чёрный конь.

— Садись, — говорит, — на меня и ничего не бойся. Руби врага, делай своё дело, а уж я тебя не подведу.

Когда Ларc догнал войско, бой уже был в разгаре. Неприятель со всех сторон так и наседал. А Ларс вырвался вперёд, взмахнул своим чудесным мечом — и сразу дрогнули вражьи ряды. Взмахнул второй раз — и без оглядки побежало вражье войско.

Всё дальше и дальше гонит Ларс неприятеля, и кого его меч коснётся, тот замертво падает на землю. В королевском войске только удивляются: кто этот храбрец, откуда взялся такой? Все друг у друга о нём спрашивают, а его уже и след простыл. Вечером, когда возвращалось королевское войско домой, Ларс по-прежнему топтался посреди болота и понукал свою клячу. Снова все над ним посмеялись.

— Глядите-ка, этот дурак всё ещё со своей клячей воюет!

И проехали мимо.

На другой день опять двинулось королевское войско на врага. Опять посмеялись все над Ларсом и его клячей и оставили его одного барахтаться в болоте.

А в разгар боя снова неведомо откуда прискакал воин в боевых доспехах и разогнал вражьи ряды.

Вечером, когда войско возвращалось домой, Ларс опять воевал в болоте со своей клячей. Кто мимо него ни проедет, всякий для него словечко найдёт.

Один советует:

— Ты бы свою лошадку на себе понёс! Скорее дело будет!

Другой спрашивает:

— Может, продашь своего скакуна? Я куплю!

Третий кричит:

— Подпорки бы своей кляче смастерил! А нашёлся и такой весельчак, что выстрелил в Ларса из лука и стрелой поранил ему ногу.

Тут уж Ларс не стерпел. Он принялся так стонать и охать, что даже сам король разжалобился и бросил ему свой платок — перевязать рану. На третий день было то же самое. Выезжает войско из королевского замка, и Ларс со всеми на своей кляче. Доехали до болота, и опять стала кляча — и ни с места.

— Нет, он тут дождётся, что его лягушки съедят! — сказал кто-то.

И все дружно засмеялись.

А когда войско скрылось из виду, Ларc опять побежал к старой липе, снарядился, вскочил на чёрного коня и поскакал к месту сражения, туда, где звенели мечи и свистели стрелы.

С ходу врезался он в самую гущу боя и убил вражеского короля.

На этом и война кончилась.

А Ларс подъехал к своему королю — и все увидели, что нога у этого безвестного смельчака перевязана королевским платком. Тут уж всякий догадался, что спасителем королевства был не кто иной, как подручный садовника.

— Так что же ты прикидывался бездомным бедняком, когда на самом деле ты знатный юноша? Какого ты рода-племени? Где твоё королевство? — спросил король.

— Нет у меня никакого королевства, и никем я не прикидывался. Я и вправду бедняк, сын бедной вдовы, — сказал Ларс.

— Жаль, конечно, да что поделаешь! — сказал король. — Но кто бы ты ни был, а всё-таки ты спас моё королевство.

И король сейчас же во всеуслышанье объявил, что отдаёт Ларсу в жёны свою дочь да и корону в придачу. Пусть теперь он правит королевством!

Всем раненым Ларс смазал раны целебной мазью, которую прихватил у тролля, и с весёлыми песнями войско вернулось домой. Когда принцесса увидела, что впереди войска едет Ларс, она от радости стала прыгать на одной ноге.

— Вот мой жених! Я же говорила, что лучше его нет никого на свете.

На другой день и свадьбу решили сыграть.

Утром молодой король пошёл в конюшню проведать чёрного коня, посмотреть, хорошо ли его накормили и напоили. Конь стоял грустный, понурый.

— Я помог тебе стать счастливым, помоги теперь и ты мне, — сказал он Ларсу.

— Да я для тебя всё, что хочешь, сделаю, — сказал Ларс.

— Тогда возьми меч и отруби мне голову. Ну что за жизнь у коня! Не хочу я больше так жить.

— Что ты, что ты! — воскликнул Ларс. — Ни за что я не соглашусь тебя убить! И что это ты вздумал! Разве я тебя обижу когда-нибудь! У тебя всё будет, чего только ты ни попросишь.

Но чёрный конь ничего не хотел слушать.

— Если ты не отрубишь мне голову, — сказал он, — тогда я тебя убью.

Пришлось молодому королю согласиться.

Поднял он меч над головой чёрного коня, а сам зажмурился, чтобы не видеть, как умрёт его верный товарищ.

Открыл глаза — что за чудо? На том месте, где был конь, стоял теперь прекрасный юноша.

— Кто ты такой? Откуда ты явился? — спросил Ларс.

— Разве ты меня не узнаёшь? — сказал юноша. — Не узнаёшь своего чёрного коня? Да ведь я не всегда был конём. Моё королевство захватил тот король, которого ты вчера убил. Он продал меня троллю, а тот заколдовал меня. Ты снял с меня его заклятье и спас моё королевство. Теперь мы с тобой будем жить добрыми соседями и уж никогда не будем друг с другом воевать.

Так оно и было. Оба молодых короля прожили много лет, оба состарились, но всю жизнь между ними был мир и дружба. Часто они ездили друг к другу в гости и никогда не ходили друг на друга войной.

0

16

Посвящается Асмунду Лангеланну.

Сын вдовы.
Норвежская народная сказка.

http://s4.uploads.ru/t/QmIC8.jpg

Жила когда-то бедная-бедная вдова, и был у неё один-единственный сын, по имени Ларс. Из последних сил работала мать, чтобы вырастить своего сына. А когда минуло Ларсу шестнадцать лет, она сказала:

— Теперь, сынок, ты сам себе на хлеб зарабатывай. Иди ищи какую-нибудь работу, а я тебя кормить больше не могу.

И вот отправился Ларс по белу свету искать себе заработок.

Шёл он, шёл, и повстречался ему на дороге старик.

Старик спрашивает:

— Ты куда идёшь, парень?

— Иду работу искать. Хочу поступить к кому-нибудь в услужение.

— Поступай ко мне!

— Ладно, могу и к тебе. Для меня что к тебе, что к другому — всё равно.

— Ну так идём. Не пожалеешь.

И Ларс пошёл за стариком.

Кормил и поил его хозяин — лучше не надо. Работы от него никакой не требовал. Кажется, чем не хорошо? Только очень уж скучно. Ни один человек к хозяину не приходил. Живого голоса в доме у него не слышно. Собаки и то не видно.

Однажды хозяин собрался куда-то и говорит Ларсу:

— Я уезжаю на восемь дней. Ты один останешься в доме. Делай что хочешь, ходи куда хочешь, только не входи в те четыре комнаты, что на ключ заперты. А если войдёшь, сам на себя пеняй. Я вернусь и отрублю тебе голову.

Нет, нет, Ларс ни в чём не ослушается хозяина. Хозяин может на него положиться...

Старик уехал, а Ларс остался один. Несколько дней слонялся он без дела по дому, и такое вдруг одолело его любопытство, что он взял да открыл одну из четырёх запертых комнат.

Вошёл, огляделся по сторонам — комната совсем пустая, только над дверью, на полке, лежит ветка высохшего терновника.

«И чего это хозяин запретил мне сюда ходить? Тут и смотреть-то не на что, — подумал Ларс. — А таких прутьев я себе целый воз наломаю, если захочу».

Через восемь дней хозяин вернулся. Не успел порога переступить, а уже спрашивает:

— Ты не ходил в запертые комнаты?

— Не ходил, — ответил Ларс.

— А вот я сейчас сам увижу, правду ли ты говоришь, — сказал хозяин и вошёл в ту самую комнату, которую открывал Ларс. — Ага, сразу видно, что ты здесь был! Ну, теперь прощайся с жизнью!

Ларс плакал и уверял, что всегда будет слушаться хозяина. И хозяин простил его. Но сначала хорошенько выпорол. Да не век же помнить плохое. Хозяин перестал сердиться, Ларс забыл о побоях, и они снова зажили добрыми друзьями.

Прошло время, и хозяин опять стал собираться в дорогу.

— Теперь меня не будет дома четырнадцать дней, — сказал он Ларсу. — Смотри же, не входи в те три комнаты, что заперты. А туда, где ты уже был, ходи, пожалуйста, сколько твоей душе угодно.

Ларс, конечно, пообещал делать всё так, как велит хозяин.

Но и в этот раз случилось то же, что и в прошлый.

Восемь дней ходил Ларс вокруг да около запертых дверей, а потом не выдержал и открыл замок одной комнаты. И эта комната была совсем пустая, только на полке, над дверью, лежал булыжник и стоял кувшин с водой. «Нашел что прятать!» — подумал Ларс. И снова запер комнату.

В положенный день вернулся хозяин.

— Не ходил в запертые комнаты? — спросил он сразу.

— Нет, не ходил, — сказал Ларс.

— Сейчас я это проверю, — сказал хозяин. Открыл дверь одной комнаты да как закричит: — Нет, теперь не жди пощады! Прощайся с жизнью, пришёл твой последний час!

Но Ларс так плакал, так плакал, что хозяин наконец смягчился: жизнь подарил, а избить — избил. Живого места на Ларсе не оставил. А когда раны его зажили и гнев хозяина поутих, всё пошло по-старому.

И вот снова собрался хозяин из дому.

— Я уезжаю на двадцать дней, — сказал он Ларсу. — Если ты войдёшь в третью комнату, не надейся остаться в живых.

Сказал — и уехал.

Четырнадцать дней терпел Ларс, а потом не выдержал и приоткрыл дверь третьей комнаты. Тут уж совсем ничего не хранилось, даже булыжника. И только посреди комнаты в полу была небольшая дверка, вроде как в погреб. Взялся Ларс за ручку и приподнял эту дверку. Заглянул в подполье, видит: там стоит большой медный котёл и в нём что-то бурлит. А огня нигде нет.

«Что бы в этом котле могло быть?» — подумал Ларс и сунул в котёл палец.

Вынул палец, а он весь позолочен.

Что делать? Хозяин и раньше узнавал, что Ларс ходил в запертые комнаты, а теперь и подавно узнает. Как Ларс ни тёр свой палец — и песком, и щёлоком, — а позолота всё равно не сходила.

Тогда Ларс обвязал палец тряпочкой и стал ждать своей участи.

Хозяин вернулся, поглядел на завязанный палец Ларса и сразу всё понял, даже заходить в запретную комнату ему не понадобилось.

Сорвал он с Ларсовой руки повязку — и засиял, засверкал золотой палец.

Не долго думая хозяин схватил меч, чтобы отрубить голову своему непослушному слуге, но Ларс упал на колени, умоляя пощадить его жизнь. В конце концов хозяин смилостивился над ним и отстегал его ремнём так, что Ларс не мог ни ходить, ни лежать, ни сидеть.

Пришлось хозяину достать свой волшебный рог и целебной мазью смазать Ларсу рубцы. Рубцы зажили, и всё опять пошло по-прежнему.

И вот в четвёртый раз уехал хозяин.

— Теперь я вернусь только через месяц, — сказал он Ларсу. — И вот тебе моё слово: не сносить тебе головы, если ты войдёшь в четвёртую комнату. На этот раз я уж сдержу своё слово, будь уверен.

Три недели Ларс даже мимо той двери не проходил. А потом так захотелось ему войти в запретную комнату, что он махнул на всё рукой и вошёл.

Что же он там увидел?

В углу комнаты была устроена загородка, и там, в стойле, стоял черный конь. На голову ему был надет грязный мешок, а к хвосту привязана корзина с сеном.

— Это кто же над тобой так подшутил?!- воскликнул Ларс. Он сбросил мешок на пол, а корзину поставил возле морды коня.

Конь, видно, был очень голоден. Он съел всё сено, что было в корзине, и только потом сказал:

— Спасибо тебе, юноша. Ты накормил меня и спас от голодной смерти. За это и я спасу тебя. Пойди в комнату, где спит хозяин этого дома, и выбери себе доспехи, только не новые, блестящие, а те, что покрыты ржавчиной. Возьми меч — самый ржавый, седло — самое старое и возвращайся сюда.

Ларс всё сделал, как велел ему конь. Правда, меч был такой тяжёлый, что Ларс едва доволок его. А поднять его он даже двумя руками не мог.

— Ну, теперь раздевайся и лезь в котёл, что стоит в соседней комнате, — сказал конь.

— Да я же весь золотом покроюсь — вот как мой палец — и шевельнуться тогда не смогу, — сказал Ларс.

А конь ему отвечает:

— Кто в этот чан украдкой залезет, того золото по рукам-ногам сковывает. А кто смело в чан бросится, с тем плохого не будет.

Послушался Ларс коня и прыгнул в кипящий котел, с головой в него окунулся.

А вышел из котла — и не узнать его. На щеках румянец играет, волосы золотом горят. И сила в руках такая, что всё ему нипочём.

— Попробуй-ка подними меч, — сказал ему конь.

Ларс взялся за меч — и даже в руке его не почувствовал, точно это был не меч, а перышко.

— Теперь оседлай меня. А сам надень доспехи, возьми ветку терновника, кувшин с водой, булыжник да еще прихвати бараний рог с целебной мазью — и отправимся в путь!

Ларс взял всё, что велел ему конь, вскочил в седло, и конь пустился вскачь.

Они неслись быстрее ветра, быстрее камня, падающего с горы. Но вдруг чёрный конь поднял голову и сказал:

— Я слышу топот. Оглянись, может быть, это за нами гонятся. Ларс оглянулся.

— Так и есть, гонится за нами какое-то чудовище.

— Это наш хозяин — тролль. Брось скорее ветку терновника, да подальше, чтобы она меня не коснулась, — сказал чёрный конь.

Ларс привстал в седле и бросил на дорогу ветку высохшего терновника.

И тотчас позади них поднялась густая колючая чаща, настоящий терновый лес.

Тролль добежал до этих колючих за рослей, сунулся было напролом, да так и взвыл от боли. Пришлось ему возвращаться назад за топором и за подмогой.

Тем временем чёрный конь с Ларсом ещё дальше ускакали. Бежит конь во всю прыть и опять слышит позади себя топот — сильнее прежнего.

— А ну, оглянись назад, посмотри, что там такое?

Ларс оглянулся и говорит:

— За нами целая толпа гонится.

— Это тролль и его нелюди. Бросай в них скорее булыжник, только меня не задень.

Размахнулся Ларс что было силы и бросил булыжник. И сразу выросла на том месте высоченная гора. Тролли её и зубами грызли, и когтями крошили, а ничего сделать не смогли. Пришлось им в обход горы бежать.

А чёрный конь с Ларсом по прямой дороге всё дальше и дальше скачет.

И вот снова услышал чёрный конь топот, снова почуял, что дрогнула под ним земля.

— Погляди, кто там за нами гонится? — сказал он Ларсу.

— Да там целое войско! — воскликнул Ларс. — Все в доспехах, с мечами, с копьями!

— Ну так скорей вылей воду из кувшина, да смотри, чтобы ни одна капля на меня не попала.

Перегнулся Ларс через седло и стал выливать на дорогу воду. И как он ни старался, а всё-таки одна капля упала на коня. Сразу конь с Ларсом оказались в глубоком озере. Разлилось оно во все стороны, так что и берегов не видно. Едва выплыл чёрный конь на сушу.

А тролли и ступить в воду побоялись. Легли они у берега и решили выпить озеро. Пили, пили и так напились, что все лопнули.

Никто, конечно, о них не пожалел и не пожалеет, а чёрный конь сказал:

— Ну наконец-то мы от них избавились!

Долго ещё они ехали, пока не увидели густой лес, а в лесу — зелёную поляну. Возле старой липы с огромным дуплом конь остановился и говорит:

— Теперь расседлай меня, все свои доспехи спрячь в дупле, одну только уздечку оставь себе, и ступай в королевский замок. Да сначала сделай себе парик из мха, чтобы золотые волосы закрыть. В замке проси какую-нибудь работу. А если в чём нужда будет, приходи сюда. Тряхни уздечкой — и я тотчас явлюсь. Замок тут недалеко, тропинка тебя прямо к нему приведёт.

И вот Ларс в старом платье и в парике отправился в королевский дворец.

Сначала он пошёл на королевскую кухню и стал просить работу у королевской поварихи. Он может носить дрова, таскать воду из колодца, — да мало ли что нужно ещё на кухне. Но повариха, чуть увидела его, сразу прогнала прочь.

— Куда ты лезешь, лохматый, нечёсаный! И ты ещё воображаешь, что я пущу тебя в кухню? Уходи, уходи отсюда! Тогда Ларс пошёл в королевскую конюшню. Но конюх даже руками замахал, когда услышал, что Ларс просится к нему в услужение.

— Да королевские лошади на дыбы встанут, если тебя увидят! Хорош красавчик, нечего сказать! На голове не волосы, а целая болотная кочка! Ступай, ступай отсюда.

Тогда Ларс пошёл к королевскому садовнику. Тот оказался более сговорчивым.

— Что ж, оставайся. Будешь землю копать. Для этого красивой причёски не требуется. А спать будешь под беседкой. Беседка стояла в саду на высоких столбиках. Там, под лесенкой, которая вела в беседку, Ларс нашёл немного сена и устроил себе постель.

Так и стал он жить в королевском замке. Садовник был им доволен: никто из работни ков не мог быстрее Ларса вскопать землю, никто не мог, как Ларс, принести разом целую бочку воды. А Ларсу всё было нипочём.

Одного только боялся садовник — как бы Ларса не увидели король и принцесса. Они никогда бы не потерпели, чтобы за их садом ухаживал такой нечёсаный неряха.

Да все случилось не так, как он думал. Однажды, когда Ларс рано утром снял парик и стал умываться, принцесса увидела его из своего окна.

Волосы его блестели, как солнце, и куда ни повернётся он, повсюду сверкал золотой луч. А потом он снова надел парик, и сразу всё кругом словно потускнело.

На другое утро — ни свет ни заря — принцесса велела своей служанке подкрасться потихоньку к Ларсу, пока он спит, и снять с него этот отвратительный парик.

Принцесса стояла у окна, а служанка тихонько пробралась к беседке и уже протянула руку к парику, но тут Ларс повернулся на другой бок и громко захрапел.

Служанка так и замерла на месте. Но принцесса подала ей знак, и служанка осторожно сняла парик с головы Ларса. И сразу будто золотое сияние разлилось вокруг. Никогда ещё ни служанка, ни принцесса не видели такого красивого юноши.

Потом служанка так же осторожно надела Ларсу на голову его парик и побежала к своей госпоже.

За обедом принцесса сказала королю, что она не хочет выходить ни за принца, ни за герцога, которых ей сватают, а выйдет замуж только за парня, который работает у них в саду.

Король так рассердился, так кричал и топал ногами, что всем стало страшно. Но принцесса твердо стояла на своём: или молодой садовник, или никто.

Тогда король приказал запереть принцессу в её покоях и держать её днём и ночью под замком до тех пор, пока она не одумается. А Ларса он приказал заточить в башню и держать там столько времени, сколько вздумается королю.

Так и сделали.

Король радуется, что избавился от беды, а другая беда уже в ворота к нему стучится — сосед войной на него идёт, его королевство захватить хочет. Тут уж волей-неволей будешь воевать.

Увидел Ларс из окошка своей башни, что королевское войско собирается в поход, и просит тюремщика:

— Пойди к королю, может, позволит король и мне с врагом сразиться.

Ну и смеялся король, когда услышал, что Ларс просится на войну!

— Уж, верно, неприятель сразу отступит, когда увидит такого воина!.. Ну да пусть идёт, коли хочет.

Дали Ларсу сломанный меч, дали старую клячу, которая на три ноги хромала, а четвёртую волочила, и Ларс, вместе со всем королевским войском, отправился на войну.

Немного отъехали — и увязла его кляча в болоте. Ларс её и пришпоривал, и хлестал, а она ни с места — ни туда, ни сюда. Так и прошло мимо него всё королевское войско, да каждый над ним ещё и потешался!

А когда все скрылись из виду, Ларc спрыгнул со своей клячи и побежал на зелёную лужайку, к старой липе. Он достал из дупла доспехи, надел их, а потом вынул из кармана уздечку и легонько тряхнул. Зазвенела уздечка, и в ту же минуту перед Ларсом появился чёрный конь.

— Садись, — говорит, — на меня и ничего не бойся. Руби врага, делай своё дело, а уж я тебя не подведу.

Когда Ларc догнал войско, бой уже был в разгаре. Неприятель со всех сторон так и наседал. А Ларс вырвался вперёд, взмахнул своим чудесным мечом — и сразу дрогнули вражьи ряды. Взмахнул второй раз — и без оглядки побежало вражье войско.

Всё дальше и дальше гонит Ларс неприятеля, и кого его меч коснётся, тот замертво падает на землю. В королевском войске только удивляются: кто этот храбрец, откуда взялся такой? Все друг у друга о нём спрашивают, а его уже и след простыл. Вечером, когда возвращалось королевское войско домой, Ларс по-прежнему топтался посреди болота и понукал свою клячу. Снова все над ним посмеялись.

— Глядите-ка, этот дурак всё ещё со своей клячей воюет!

И проехали мимо.

На другой день опять двинулось королевское войско на врага. Опять посмеялись все над Ларсом и его клячей и оставили его одного барахтаться в болоте.

А в разгар боя снова неведомо откуда прискакал воин в боевых доспехах и разогнал вражьи ряды.

Вечером, когда войско возвращалось домой, Ларс опять воевал в болоте со своей клячей. Кто мимо него ни проедет, всякий для него словечко найдёт.

Один советует:

— Ты бы свою лошадку на себе понёс! Скорее дело будет!

Другой спрашивает:

— Может, продашь своего скакуна? Я куплю!

Третий кричит:

— Подпорки бы своей кляче смастерил! А нашёлся и такой весельчак, что выстрелил в Ларса из лука и стрелой поранил ему ногу.

Тут уж Ларс не стерпел. Он принялся так стонать и охать, что даже сам король разжалобился и бросил ему свой платок — перевязать рану. На третий день было то же самое. Выезжает войско из королевского замка, и Ларс со всеми на своей кляче. Доехали до болота, и опять стала кляча — и ни с места.

— Нет, он тут дождётся, что его лягушки съедят! — сказал кто-то.

И все дружно засмеялись.

А когда войско скрылось из виду, Ларc опять побежал к старой липе, снарядился, вскочил на чёрного коня и поскакал к месту сражения, туда, где звенели мечи и свистели стрелы.

С ходу врезался он в самую гущу боя и убил вражеского короля.

На этом и война кончилась.

А Ларс подъехал к своему королю — и все увидели, что нога у этого безвестного смельчака перевязана королевским платком. Тут уж всякий догадался, что спасителем королевства был не кто иной, как подручный садовника.

— Так что же ты прикидывался бездомным бедняком, когда на самом деле ты знатный юноша? Какого ты рода-племени? Где твоё королевство? — спросил король.

— Нет у меня никакого королевства, и никем я не прикидывался. Я и вправду бедняк, сын бедной вдовы, — сказал Ларс.

— Жаль, конечно, да что поделаешь! — сказал король. — Но кто бы ты ни был, а всё-таки ты спас моё королевство.

И король сейчас же во всеуслышанье объявил, что отдаёт Ларсу в жёны свою дочь да и корону в придачу. Пусть теперь он правит королевством!

Всем раненым Ларс смазал раны целебной мазью, которую прихватил у тролля, и с весёлыми песнями войско вернулось домой. Когда принцесса увидела, что впереди войска едет Ларс, она от радости стала прыгать на одной ноге.

— Вот мой жених! Я же говорила, что лучше его нет никого на свете.

На другой день и свадьбу решили сыграть.

Утром молодой король пошёл в конюшню проведать чёрного коня, посмотреть, хорошо ли его накормили и напоили. Конь стоял грустный, понурый.

— Я помог тебе стать счастливым, помоги теперь и ты мне, — сказал он Ларсу.

— Да я для тебя всё, что хочешь, сделаю, — сказал Ларс.

— Тогда возьми меч и отруби мне голову. Ну что за жизнь у коня! Не хочу я больше так жить.

— Что ты, что ты! — воскликнул Ларс. — Ни за что я не соглашусь тебя убить! И что это ты вздумал! Разве я тебя обижу когда-нибудь! У тебя всё будет, чего только ты ни попросишь.

Но чёрный конь ничего не хотел слушать.

— Если ты не отрубишь мне голову, — сказал он, — тогда я тебя убью.

Пришлось молодому королю согласиться.

Поднял он меч над головой чёрного коня, а сам зажмурился, чтобы не видеть, как умрёт его верный товарищ.

Открыл глаза — что за чудо? На том месте, где был конь, стоял теперь прекрасный юноша.

— Кто ты такой? Откуда ты явился? — спросил Ларс.

— Разве ты меня не узнаёшь? — сказал юноша. — Не узнаёшь своего чёрного коня? Да ведь я не всегда был конём. Моё королевство захватил тот король, которого ты вчера убил. Он продал меня троллю, а тот заколдовал меня. Ты снял с меня его заклятье и спас моё королевство. Теперь мы с тобой будем жить добрыми соседями и уж никогда не будем друг с другом воевать.

Так оно и было. Оба молодых короля прожили много лет, оба состарились, но всю жизнь между ними был мир и дружба. Часто они ездили друг к другу в гости и никогда не ходили друг на друга войной.

+2

17

Посвящается Сейшшали
Сказка о волке, который нашел кусок сала
Французские народные сказки

http://s5.uploads.ru/t/qPgpY.jpg

Однажды волк пошел гулять. Дорогой он нашел кусок сала. В ту пору волк не был голоден; он обнюхал сало, потрогал его лапой и сказал:

— Я бы тебя, пожалуй, съел, да уж очень ты соленое. Оставил волк сало и пошел дальше. Когда ему захотелось есть, он уже ничего не нашел.

«Ну и дурак же я, — подумал он, — ах, если б я вовремя догадался съесть тот кусок сала! Да теперь уж этого не воротишь».

Спустя немного времени он встретил свинью с целым выводком поросят и сказал ей:

— Послушай-ка, я съем одного из твоих поросят, уж очень я голоден.

— Одного, так и быть, ты можешь съесть, — ответила свинья, — но мои малыши некрещеные. Нельзя же их есть, не окрестивши. Пойдем к пруду, там возьмем воду для крещенья.

Дойдя до пруда, свинья сказала волку:

— Поймай какого-нибудь из малышей!

А когда они изловили поросенка, она сказала:

— Зачерпни лапой воду!

Как только волк нагнулся, чтобы набрать воды, она что было силы толкнула его рылом; волк скатился в пруд. Пока он там барахтался, свинья и поросята убежали.

А бедный волк все вспоминал о том куске сала: «Ну и дурак же я, что не съел его, когда нашел!»

Пошел волк дальше и увидел на лугу баранов. Он сказал им:

— Эй вы, бараны! Уж как вы хотите, но одного из вас я должен съесть, я очень голоден!

— Ладно, одного из нас можешь съесть, — молвили бараны, — но сперва мы должны отслужить вечерню.

Бараны сбились в кучу и принялись блеять изо всех сил. Люди, что были приставлены их стеречь, подумали: «Почему это наши бараны сбились в кучу?» Они заметили волка и прогнали его.

Волк подошел к стаду коров, за которыми шли телят и телки. Он сказал коровам:

— Послушайте-ка, я должен съесть хоть одного теленка из вашего стада, уж очень я голоден!

— Ладно, бедняга, — сказали коровы, — так и быть ешь его; но сперва мы должны поплясать. — И коров* мигом собрались в кружок, а телят и телок поместил посредине.

— А теперь возьми-ка теленка, — сказали они волку. Как только волк пытался приблизиться, они выставляли рога вперед. Они бы его забодали насмерть. Опять пришлось волку уйти голодным.

«Ах, — твердил он себе, — какой я несчастный! Если я вовремя догадался съесть тот кусок сала! Я подохну голоду».

Он пошел на луг, где паслась кобыла с жеребенком Волк сказал кобыле:

— Уж очень я голоден! Придется мне съесть твое жеребенка!

— Ладно, волк, — сказала кобыла, — ты его получишь но он не подкован. Я не могу отдать его тебе на съедение прежде чем я его не подкую.

Она попросила волка взять жеребенка за ногу, чтоб ей было удобней его подковать, а жеребенок хватил вол копытом и сломал ему челюсть.

Совсем приуныв, бедный волк расположился под дубом, на котором сидел человек и обрубал засохшие ветви Волк громко сетовал на свои злоключения.

— Какой я несчастный! — причитал он. — Я нашел кусок сала — и не догадался его съесть. Встретил свинью с поросятами — и по глупости ни одного из них не сумел добыть. Набрел на баранов: они сказали, что хотят сперва отслужить вечерню; я согласился подождать — и ни один из них мне не достался. Попалось мне стадо коров. Они захотели поплясать, прежде чем отдать мне теленка. По встречал кобылу — она вздумала подковать своего жеребенка, а он сломал мне челюсть. Не хватает только, чтоб меня громом убило.

В это время человек, сидевший на дубе и слушавши все, что говорил волк, уронил топор; тут волку конец пришел.

Отредактировано Лина Эпин (01-08-2013 09:02:45)

+1

18

Посвящается Ариям.
Гречиха
пересказ Андерсена
http://s4.uploads.ru/t/q4EQo.jpg

Часто, когда после грозы идешь полем, видишь, что гречиху опа­лило дочерна, будто по ней пробежал огонь; крестьяне в таких случа­ях говорят: «Это ее опалило молнией!» Но почему?

А вот что я слышал от воробья, которому рассказывала об этом старая ива, растущая возле гречишного поля, — дерево такое боль­шое, почтенное и старое-престарое, все корявое, с трещиною посре­дине. Из трещины растут трава и ежевика; ветви дерева, словно длинные зеленые кудри, свешиваются до самой земли.

Поля вокруг ивы были засеяны рожью, ячменем и овсом — чудес­ным овсом, похожим, когда созреет, на веточки, усеянные маленьки­ми желтенькими канарейками. Хлеба стояли прекрасные; и чем полнее были колосья, тем ниже склоняли они в смирении свои головы к земле.

Тут же, возле старой ивы, было поле с гречихой; гречиха не скло­няла головы, как другие хлеба, а держалась гордо и прямо.

—  Я не беднее хлебных колосьев! — говорила она. — Да к тому же еще красивее. Мои цветы не уступят цветам яблони. Любо-дорого посмотреть! Знаешь ли ты, старая ива, кого-нибудь красивее меня?

Но ива только качала головой, как бы желая сказать:«Конечно, знаю!» А гречиха надменно говорила:

—  Глупое дерево, у него от старости из желудка трава растет!

Вдруг поднялась страшная непогода; все полевые цветы свернули лепестки и склонили свои головки; одна гречиха красовалась по-прежнему.

—  Склони голову! — говорили ей цветы. — Незачем! — отвечала гречиха. — Склони голову, как мы! — закричали ей колосья. — Сейчас промчится под облаками ангел бури! Крылья его доходят до самой земли! Он снесет тебе голову, прежде чем ты успеешь взмолиться о пощаде!

—  Ну, а я все-таки не склоню головы! — сказала гречиха. — Сверни лепестки и склони голову! — сказала ей и старая ива. — Не гляди на молнию, когда она раздирает облака! Сам человек не дерзает этого. Ведь мы, бедные полевые злаки, куда ниже, ничтожнее человека!

—  Ниже? — сказала гречиха. — Так вот же я возьму и посмотрю на молнию!

И она в самом деле решилась на это в своем горделивом упорстве. Тут такая сверкнула молния, как будто весь мир загорелся, когда же снова прояснилось, цветы и хлеба, освеженные и омытые дождем, радостно вдыхали в себя мягкий, чистый воздух. А гречиха была вся опалена молнией, она погибла и никуда больше не годилась.

Старая ива тихо шевелила ветвями на ветру; с зеленых листьев падали крупные дождевые капли; дерево будто плакало, и воробьи спросили его.

—  О чем ты? Посмотри, как славно кругом, как светит солнышко, как бегут облака! А что за аромат несется от цветов и кустов! О чем же ты плачешь, старая ива?

Тогда ива рассказала им о высокомерной гордости и о казни гре­чихи; гордость всегда ведь бывает наказана. От воробьев же услышал эту история и я: они прощебетали мне ее как-то раз вечером, когда я просил их рассказать мне сказку.

+1

19

Посвящается ГОРНам.
Высокомерный и щедрый
Суфийская притча.

http://s5.uploads.ru/t/Q8KGq.jpg

Суфии, в отличие от других мистиков или предполагаемых обладателей особого Знания, имеют репутацию высокомерных. Это высокомерие, как они сами говорят, обязано только непониманию их поведения другими людьми. «Человек, — говорят они, — который умеет получать огонь без трения дерева о дерево и говорит об этом, будет казаться высокомерным тому, кто этого не умеет».

Однажды возник среди арабов спор относительно того, кто является самым щедрым среди живущих. Споры шли целыми днями и, в конце концов, количество кандидатов, с общего согласия, было сведено до трёх.

Поскольку сторонники этих трёх были на грани того, чтобы перейти к кулачному выяснению спора, был назначен комитет, чтобы прийти к окончательному решению. Комитет решил, что в виде наглядного испытания каждому из этих трёх людей должно быть послано письмо следующего содержания: «Твой друг Ваис в большой нужде. Он просит тебя помочь ему материально».

Были выбраны три представителя, чтоб они разыскали этих людей, передали им послание и сообщили о результатах.

Первый посланец прибыл к дому Первого Щедрого Человека и рассказал то, что поручил ему сказать комитет. Первый Щедрый Человек сказал:

— Не беспокой меня такими пустяками. Просто возьми всё, что захочешь из того, что мне принадлежит, и отдай это моему другу Ваису.

Когда посол вернулся, собравшиеся люди решили, что, верно, не может уже быть большей щедрости, чем эта — и высокомерия тоже.

Но второй посланец, когда он передал своё письмо, получил такой ответ от слуги Второго Щедрого Человека:

— Поскольку мой хозяин действительно очень высокомерен, то я не мог побеспокоить его посланием какого бы то ни было рода. Но я отдам тебе всё, что он имеет, а также и дарственную на его недвижимое имущество.

Комитет, получив такой ответ, вообразил, что, без сомнения, это и есть самый щедрый человек в Аравии. Однако они ещё не рассмотрели результатов миссии третьего посланца.

Он прибыл к дому Третьего Щедрого Человека, который сказал ему:

— Упаковывай пока всё моё имущество и возьми эту записку к ростовщику, чтоб ликвидировать всё недвижимое, а затем подожди здесь немного, пока к тебе не придёт человек от меня.

С этими словами Третий Щедрый Человек вышел.

Когда посланец выполнил свою задачу, он обнаружил, что у двери его уже ждёт рыночный агент. Агент сказал:

— Если ты являешься посланцем от Ваиса к его другу, то я должен передать тебе деньги за одного раба, только что проданного на рынке.

Рабом был Третий Щедрый Человек.

Рассказывают далее, что сам Ваис, который был членом судейского комитета, посетил через несколько месяцев некий дом, где обслуживающий его раб оказался его другом, Третьим Щедрым Человеком.

Ваис сказал:

— Шутка может зайти слишком далеко! Не время ли сейчас освободиться тебе из рабства?

Третий Щедрый Человек, который был суфием, сказал:

— Шутка для одних может не быть шуткой для других. Кроме того, я, согласно с законом, зарабатываю своё освобождение по договорённости с моим хозяином. Осталось каких-нибудь два-три года, пока я буду опять свободен.

+1

20

Посвящается Каю Экланну
Три глупца
Эфиопская сказка

http://s4.uploads.ru/t/TrhMI.jpg

Жили три глупых человека.
Однажды они вместе молотили зерно. Когда наступил вечер, трое глупых набили мешок соломой, улеглись на него и сверху тоже навалили на себя солому. Если придёт грабитель, он-то их не увидит, а они всякого увидят, кто к зерну подберётся. Так и случилось. Ночью пришёл вор. Глупые думают:
Хорошо, что мы спрятались. Он нас ни за что не найдёт . И лежат притаившись.
Вор посмотрел по сторонам, – сторожа нигде нет. Тогда он взял вилы и принялся ворошить солому. Может, – думает, – здесь кто-нибудь запрятался?
Сунул он вилы поглубже и чувствует, что они застряли в чём-то.
А это мешок с соломой был. Один глупец увидел вилы около своей головы и сказал громко:
- Ну и повезло же мне! Ведь он мог меня задеть! Вор услышал голос и проткнул глупца вилами. Тогда второй глупец сказал:
- Язык, который не может молчать, – вот что погубило моего товарища.
Вор услышал – и его насмерть проткнул. Тогда третий глупец сказал:
- Если бы оба мои товарища лежали так же тихо, как я, и они спаслись бы от смерти.
А вор услышал – и тоже его прикончил.
Так все трое и погибли.

+2

21

Посвящается Монте-Верди (всему и сразу, всем и каждому)

Соседи
Датская народная сказка

http://s4.uploads.ru/t/Es2t6.jpg

Одна семья получила в качестве свадебного подарка небольшую ферму, находящуюся вдали от деревни посреди широкой степи. Недалеко от фермы был невысокий холм, на вершине которого лежала куча камней.

Счастливые муж и жена сразу же после свадьбы переехали жить на свою ферму. Но через некоторое время они заметили, что вокруг нет ни души и что они совершенно оторваны от других людей. Ни один житель деревни и близко не подходил к их ферме из-за страха оказаться возле холма, на котором, по слухам, жили страшные степные человечки.

Хотя никто из деревенских жителей никогда не видел этих человечков и тем более не говорил с ними, все были уверены, что они страшные и злые, или, по крайней мере, очень неприятные. Но молодая пара обращала мало внимания на все эти слухи, наслаждаясь счастьем и покоем своей уединенной жизни.

Однажды вечером, когда они сидели у камина, кто-то постучал. Затем дверь отворилась, и на пороге показался маленький человечек с длинной бородой, ростом не выше колена. На нем был красный колпак и кожаный фартук. Мгновение спустя муж и жена поняли, что это, должно быть, один из степных человечков. Но он вовсе не показался им злым или хотя бы неприятным. Несмотря на свое отличие от обыкновенных людей, он выглядел очень дружелюбным.

И тогда муж и жена пригласили его войти и сесть возле них у камина.

«Добрый вечер,» — сказал посетитель. — «Наш народ, живущий на холме, увидел, что вы приехали жить сюда по соседству с нами. Если вы не причините нам зла и будете обращаться с нами дружелюбно, мы тоже не сделаем вам ничего плохого.»

«Успокойтесь, мы ничего дурного вам не сделаем. У нас здесь достаточно места, и мы вас ничем не стесним. Не вижу причины, которая могла бы помешать нам жить в дружбе и согласии с вами,» — сказал муж, а его жена пригласила степного человечка разделить с ними ужин.

«Спасибо, — негромко сказал человечек, — но меня послал к вам король, и я не хочу заставлять его ждать и беспокоиться. Спокойной ночи.» И маленький степной человечек исчез также мгновенно, как и появился.

С этого момента молодая пара и степные человечки подружились. Поначалу степные человечки побаивались своих соседей, и исчезали, едва их завидев. Но вскоре они убедившись, что эта семья, действительно, не сделает им никакого вреда, перестали прятаться и спокойно занимались своими делами. Всякий раз, когда муж или жена встречались где-либо со своими соседями, те дружелюбно улыбались и приветствовали их добрым словом. Молодая семья была счастлива, когда после рождения их дочери Ингрид, степные человечки положили на порог их дома корзинку с лакомствами.

Некоторое время спустя жена тяжело заболела. Муж очень испугался, думая, что она скоро умрет, и побежал в деревню в надежде найти помощь. Но никто из жителей деревни не знал, как излечить болезнь его жены. Наконец, ему посоветовали обратиться к одной старухе, умевшей лечить травами. Но она наотрез отказалась пойти к больной из-за страха встретиться со степными человечками. Опечаленному мужу ничего не оставалось делать, как вернуться домой.

С каждым днем его жене становилось все хуже и хуже. Однажды, сидя у кровати своей жени, муж заснул. Внезапно он проснулся и увидел, что вся комната заполнена степными человечками. Одни убирали комнату, другие штопали одежду, третьи качали ребенка, четвертые готовили травяной чай, которым они вскоре напоили больную женщину.

Когда степные человечки заметили, что муж проснулся, они со всех ног бросились бежать из дома. Уже на другой день больной полегчало. И скоро она выздоровела совсем и стала заниматься своей работой.

Прошли годы. Ингрид выросла. И все эти годы степные человечки продолжали помогать своим соседям. Очень часто, чтобы хоть как-то отблагодарить их за доброту, Ингрид и ее мать угощали своих соседей овсяной кашей и только что испеченным хлебом.

Однажды весной Ингрид и ее родители были очень удивлены, что все камни, разбросанные на их поле, аккуратно сложены в одном месте. А осенью, когда пришло время уборки урожая, они увидели, что все зерна собраны, обмолочены и что им самим уже ничего не надо делать. Многие вечера, сидя возле камина, семья вспоминала все доброе, что сделали для них степные человечки. Ингрид и ее родители каждый раз во время своих вечерних молитв благодарили Бога за то, что Он послал им таких замечательных соседей.

Однажды вечером кто-то постучал, и в комнату вошел степной человечек, тот же самый, который посетил их и в первый раз. Только на нем вместо обычной одежды был нарядный костюм. В своих руках он держал палку. Степной человечек выглядел очень грустным и опечаленным.

«Наш король просит вас прийти к нам на холм сегодня вечером», — сказал он и не добавил ни слова.

Вечером Ингрид и ее родители отправились к пещере на холме, где жил степной народ. Они открыли небольшую дверь и вошли вовнутрь. Семья оказалась в просторной зале, украшенной разноцветными степными цветами и пучками ароматных трав. Посреди залы стоял большой длинный стол.

Король пригласил их занять самые почетные места за столом. После ужина король сказал: «Я пригласил вас сегодня вечером, чтобы выразить вам благодарность от меня лично и всего моего народа за ваше дружеское отношение к нам. К сожалению пришло время моему народу покинуть это место и последовать за теми из нас, кто уже давно пересек воды Норвегии. Мы хотели проститься с вами».

И один за другим степные человечки стали подходить к ним, чтобы проститься. Каждый человечек, подходивший к Ингрид, нагибался, брал с пола небольшой камешек и протягивал его девушке. Затем все они покинули свою пещеру и во главе с королем пошли через широкие степные просторы. Ингрид и ее родители смотрели на них с вершины холма до тех пор, пока последний степной человечек не скрылся из вида.

На следующее утро Ингрид решила посмотреть на камни, которые ей преподнесли степные человечки. Эти камни, казавшиеся самыми обыкновенными в темноте, выглядели теперь совершенно по-другому. Они сверкали и переливались на утреннем солнце. Некоторые из них были коричневыми, другие фиолетовыми, черными, зелеными и голубыми. Чтобы Ингрид никогда не забывала о степных человечках, они подарили ей камни всех цветов и оттенков своих глаз.

С тех пор говорят, что драгоценные камни сверкают и переливаются так великолепно, потому что степные человечки отдали им когда-то цвет своих глаз, чтобы сделать подарок своим добрым соседям.

Отредактировано Лина Эпин (05-08-2013 08:25:46)

+2

22

Посвящается Реймонду Скинеру.

Битва птиц
Шотландская народная сказка

http://s5.uploads.ru/t/ZjRLt.jpg

Расскажу вам историю про воробья.
Один фермер искал себе работника. Проведал про то воробьишка, прилетел к нему наниматься.
— Да что от тебя толку? — удивился фермер.

— А ты меня испытай.

Хорошо. Для начала задал ему фермер такую работу: зерно молотить в амбаре. Взял воробьишка цеп и давай молотить-колотить. Выколотил одно зернышко, а мышка подбежала и съела его.

— Пожалуйста, больше так не делай, — предупредил воробей.

Стал он снова молотить-колотить и выколотил два зернышка. И снова их съела мышка.

— Ах ты, негодница! — возмутился воробей.

Подскочила мышь, хотела лягнуть его, но воробей взмахнул цепом и зашиб ей ножку.

— Будем завтра сражаться, — сказала мышь. — Выводи свое птичье войско, поглядим, кто сильнее.

— И ты выводи свое войско, — отвечал воробей.

Назавтра все птицы и твари собрались на решающую битву. Явился и королевич из Тетертауна посмотреть на это зрелище. Правда, когда он пришел, все поединки уже окончились, кроме последнего — между вороном и змеей. Ворон ухватил змею клювом за загривок. Но и змея успела обвиться вокруг вороновой шеи тугим, безжалостным кольцом. Казалось, победа будет на ее стороне. Когда королевич увидел это, он решил помочь ворону. Одним ударом он отсек змее голову. Отдышался ворон и говорит:

— Ты спас меня, королевич; за это я отблагодарю тебя. Садись ко мне на спину.

Только сел королевич, как ворон взмахнул крыльями и перенес его через девять вершин, через девять долин, через девять озер.

— Видишь дом на опушке? — спросил его ворон. — Там тебя встретят, как желанного гостя. Если спросит хозяйка, видел ли ты битву птиц, отвечай: видел! Если спросит, кто победил, змей или ворон, отвечай: ворон! И не будет тебе ни в чем недостатка — ни в яствах, ни в питье. Переночуешь — встретимся с тобой снова.

На другой день ворон снова поднял королевича и перенес его через шесть вершин, через шесть долин, через шесть озер. В другом доме, где тоже ждали известья о битве птиц, встретил королевич радушный прием и ночлег.

На третий день перенес его ворон через три вершины, через три долины, через три озера, пока не спустились они возле красивого дома на холме.

— Здесь живу я сам, — объяснил ему ворон. — А прежде ты ночевал у сестер моих любимых.

Как вошли они в горницу, ударился ворон об пол и превратился в черноглазого статного юношу.

— Злой колдун обратил меня в ворона, и лишь встреча с тобой разрушила колдовство. Возьми в подарок от меня эту котомку, но смотри не открывай ее, пока не придешь в такое место, где захочешь навсегда поселиться.

На следующее утро распрощался королевич с добрым юношей, взял котомку и пустился в обратный путь.

Долго ли, коротко он шел — недалеко уже было до родных мест, — когда дорога привела его в глухой, дремучий лес. Видно, устал он: тяжела показалась ему ноша. Охота одолела взглянуть: что там внутри?

Открыл — и что бы вы думали? Тотчас вырос перед ним дворец, окруженный прекрасным садом. Жить бы и жить в таком дворце, но не здесь, посреди дремучего, страшного леса, а там, в родной стороне, вблизи отцовского дома! Как быть?.. Тут из-за деревьев выходит к нему великан и говорит:

— Худое место избрал ты для своего дома,королевич.

— Правда, — отвечает королевич. — Правда и то, что ненароком это вышло.

— Что бы ты дал, если б я засунул твой дворец и сад обратно в котомку?

— А что ты попросишь?

— Отдай мне своего сына, своего первенца, как только сравняется ему семь лет.

«Будет ли еще у меня сын! — подумал королевич. — А может быть, дочка родится». И говорит:

— Согласен.

В мгновение ока засунул великан дворец и сад обратно в котомку.

— Смотри же, — предупредил, — не забудь обещания. А забудешь, так сам напомню.

Возвратился королевич в родные края, в тихой долине вблизи отчего дома развязал котомку — и вырос перед ним дворец. Прекрасная девушка встретила и приветила его во дворце.

— Добро пожаловать, королевич, — сказала она. — Здесь все к твоим услугам. А если ты захочешь, я стану тебе женой.

В тот же день они поженились. Много времени миновало; и вот однажды, в тот самый день, когда их сыну исполнилось семь лет, явился к ним великан и напомнил про старый уговор. Королевич (который к тому времени сам уже стал королем) растерялся, не знает, что ответить.

— Предоставь это дело мне, — шепнула королева мужу, а великану громко сказала:-Будь по-твоему. Только придется тебе подождать, пока я соберу сына в дорогу.

Пошла она, нарядила сына повара в богатую одежду и отдала великану. Думает: не догадаться ему о подмене.

А коварный великан дошагал до леса, остановился, сломал ореховый прут и спрашивает:

— Будь у твоего папаши такой прут, что бы он сделал?

— Он бы взял этот прут и прогнал с кухни всех собак и кошек, лакомых до королевского пирога, — отвечает мальчик.

— Так значит, твой отец — повар! — закричал великан и с досады швырнул его прямо в крапиву.

Возвратился великан ко дворцу, требует исполнить по уговору. Нарядила королева тайком сына огородника и отдала великану. Дошагал тот до реки, сломал ореховый прут и спрашивает:

— Будь у твоего папаши такой прут, что бы он сделал?

— Он взял бы этот прут и прогнал из огорода всех свиней и кур, лакомых до королевских овощей, — отвечает мальчик.

— Так значит, твой отец — огородник! — закричал великан и с досады швырнул его прямо в речку.

Возвратился великан, разъярился хуже прежнего, требует исполнить все по уговору. Делать нечего: отдали ему королевского сына.

Дошагал великан до высокой горы, сломал ореховый прут, спрашивает:

— Будь у твоего папаши такой прут, что бы он сделал?

— У моего отца есть прутик покрасивее: золотой, с цветными камушками, — отвечает мальчик.

— Что же он делает с этим красивым прутиком?

— Он сидит на своем королевском троне и держит его в правой руке, чтобы все слушались!

Усмехнулся великан: понял, что на этот раз его не обманули. Привел он королевича к себе домой, воспитал его, как родного сына. День проходит за днем и год за годом; настал час, когда великан призвал королевича к себе и объявил:

— Пора тебе жениться. Есть у меня две дочери: черноволосая да белокурая. Выбирай, которая тебе больше нравится.

А надо вам сказать, что у великана была и третья дочь, младшая. Звали ее Рыжекудрая Мэри. Пуще глаза стерег ее отец, скрывал от чужих глаз. Да только королевич успел и повидать ее, и полюбить.

— Коли так, — отвечает он, — отдай за меня меньшую дочь, Мэри.

Как услышал это великан, взъярился:

— Многого ты захотел! Исполни прежде три моих желания. Не сумеешь — прощайся с жизнью!

— Согласен, — отвечает королевич.

— Во-первых, вычисти хлев, где я держу сто коров и быков; уж семь лет, как там не чищено. Да так вычисти, чтоб золотое яблоко по полу прокатить из конца в конец и ни пятнышка на нем не сыскать.

Взялся молодец за дело. Полдня трудился, семь раз потом умылся, а дело почти ни с места. Подошла к нему младшая великанова дочка, спрашивает:

— Как работа идет?

— Не работа, а сущее наказанье, — отвечает королевич.

— Не тужи зря. Присядь и отдохни!

Послушался королевич. Присел рядом с Мэри да незаметно задремал. Задремал на минутку, а проспал часок. Просыпается — Мэри рядом нет, а хлев вычищен так, что прокати золотое яблоко из конца в конец — ни пятнышка на нем не сыщешь. Увидал великан чистый хлев, сморщился недовольно:

— Кто-то помог тебе.

— Уж не ты ли? — улыбнулся королевич.

— Рано радуешься. К завтрашнему утру покрой мне этот хлев крышей из птичьих перьев, да так, чтобы не сыскать в ней двух одинаковых перышков.

Делать нечего, взял молодец лук со стрелами, пошел по лугам, по болотам дичь стрелять. Полдня проходил, семь потов спустил, а все без толку. Откуда ни возьмись — Рыжекудрая Мэри:

— Устал, охотничек?

— Да притомился малость.

— А ты присядь, отдохни.

Присел он рядом с Мэри и задремал. Задремал на минутку, а проспал до утра. Поутру смотрит: все исполнено.

— Кто-то помог тебе, — проворчал великан.

— Уж не ты ли? — весело отозвался королевич.

— Погоди радоваться. Видишь вон ту сосну? На сосне — сорочье гнездо, а в гнезде пять яиц. Сваришь мне на завтрак эти яйца всмятку; а разобьешь хоть одно — пеняй на себя.

А сосна, скажу я вам, была такой вышины, что другой подобной и не сыскать. До нижних веток — триста сажен голого ствола, не меньше. Попробуй влезь!

Призадумался королевич, а верная Мэри — тут как тут.

— Эта задача, — говорит, — потрудней других. Есть только одно средство. Смотри и не бойся.

Взяла Мэри кинжал, отрубила себе все пальцы на руках и ногах, подкинула их вверх. Приросли ее пальчики к сосне, сделались лесенкой.

— Теперь взбирайся, мой милый, не мешкай. Достанешь сорочьи яйца и спускайся назад; да только смотри дотронься рукой до каждой ступеньки, не пропусти ни единой. А то не досчитаться мне пальца на руке или на ноге.

Вскарабкался королевич на вершину сосны, достал из сорочьего гнезда пять яиц и спустился на землю. И все пальчики Мэри спрыгнули к ней обратно и приросли каждое к своему месту, кроме мизинчика на левой руке, которого забыл коснуться королевич, — пропустил он в спешке одну ступеньку.

Получил великан сорочьи яйца на завтрак.

— Твое счастье, хитрец, — сказал он. — Значит, будем свадьбу играть.

Свадьба была долгая и шумная. Гости-великаны ели и пили без передышки, а потом пошли танцевать. Вот это были танцы! Просто чудо, как весь дом не развалился. Наконец настало время молодым отправляться отдыхать. Но и тут великан устроил испытание. Он одел своих дочерей в одинаковые пышные платья, волосы и лица прикрыл длинными накидками — и велел королевичу угадать, где его невеста. Мол, ошибешься — пеняй на себя!

А как угадаешь, если дочери великана одного роста и не видно ни лица, ни волос? Переводит юноша взгляд одной на другую и вдруг замечает, как одна из девушек чуть заметно пошевелила рукой; глядь, а на левой руке у нее мизинчика не хватает.

— Вот моя невеста, Рыжекудрая Мэри! — указывает королевич.

Крякнул великан с досады: снова его уловка не удалась.

Вот покинули королевич и Мэри пир, пришли в опочивальню, она ему шепчет:

— Если ты сегодня уснешь — пропадешь: отец убьет тебя. Одно нам спасенье — бежать, и не мешкая.

Вышли они потихоньку, оседлали лохматую сивую кобылку.

— Погоди, — говорит Мэри. — Придумала я одну шутку, перехитрим старика.

Вернулась в дом, разрезала яблоко на девять долек, положила две дольки в изголовье постели, еще две дольки — в изножье, еще две — возле двери в кухню, еще две — возле двери наружной и последнюю дольку — за порогом. Ускакали они.

Проснулся великан и позвал:

— Спите вы или нет?

— Нет еще! — отозвались яблочные дольки в изголовье постели.

Выждал он немного времени и снова позвал:

— Спите вы или нет?

— Нет еще! — отозвались яблочные дольки в изножье постели.

Выждал он и снова позвал:

— Спите вы или нет?

— Нет еще! — отозвались яблочные дольки возле двери в кухню.

— Что это вам не спится? — спросил великан.

— Нет еще! — отозвались дольки возле наружной двери.

— Куда это вы уходите? — встревожился великан.

— Нет еще! — отозвалась яблочная долька на дворе.

— Удирают! — завопил великан и вскочил на ноги.

Подбежал он, ощупал их постель — а постель давным-давно пустая, холодная.

— Это дочкины шутки, — проскрипел великан сквозь зубы и бросился в погоню.

— Чую, настигает нас отец, — говорит Мэри. — Засунь-ка руку в ухо сивой кобылки: что там найдешь, бросай на дорогу.

Вытащил королевич из уха кобылки веточку терна, бросил на дорогу. Тотчас позади них вырос терновый лес, да такой густой, что и хорьку не прошмыгнуть. Бросился великан напролом очертя голову, застрял в колючках.

— Снова дочкины шутки, — пробурчал он. — Был бы при мне мой топор, недолго бы я тут задержался.

Сбегал он домой, принес топор, да как начал им помахивать! Полчаса не прошло — прорубился он сквозь терновник.

— Оставлю-ка я здесь топор, а на обратном пути заберу.

— Украдем твой топор, украдем! — прокаркала ворона с ветки.

— Коли так, придется мне его домой отнести.

Сбегал он домой, отнес топор и снова пустился в погоню.

— Чую, настигает нас отец. Пошарь-ка опять в ухе кобылки: что там найдешь, бросай на дорогу.

Пошарил королевич в ухе сивой кобылки, нашел там серый камушек, бросил его на дорогу. Тотчас у них за спиной выросла каменная гора — да такая, что ни перелезть, ни объехать.

— Снова дочкины шутки! — пробурчал великан. — Были бы сейчас при мне мои кирка и молот, недолго бы я здесь задержался.

Сбегал он домой, принес кирку и молот, да как начал ими помахивать! Четверти часа не прошло — прорубился он сквозь гору.

— Оставлю-ка я тут свой молот и кирку, а на обратном пути заберу.

— Украдем кирку, украдем! — прокаркала ворона со скалы.

— Ну и крадите! Некогда возвращаться. — И бросился в погоню.

Снова почуяла Рыжекудрая Мэри, что отец настигает.

— Пошарь-ка еще раз в ухе кобылки — беда за спиною!

Послушался королевич, пошарил в ухе сивой кобылки, достал оттуда пузырь с водой и бросил на дорогу. Тотчас огромное озеро разлилось у них за спиной, широкое и глубокое.

Хотел было великан с размаху его перескочить, да не допрыгнул: упал посередине и утонул.

Весь день скакал королевич с женой на сивой кобылке. К вечеру подъехал он к родительскому дому.

— Ступай сперва один, — сказала Мэри, — расскажи отцу с матерью обо мне, а я тебя подожду здесь, у колодца. Только смотри не позволяй никому целовать тебя — ни единому живому существу! — не то забудешь меня навсегда.

То-то радость была во дворце, когда вернулся королевич! Но он помнил слова Мэри и не позволил ни отцу, ни матери поцеловать себя. Все было бы хорошо, да, к несчастью, старая охотничья собака узнала хозяйского сына, с радостным лаем бросилась ему на грудь и лизнула прямо в губы. В тот же миг забыл королевич о дочери великана, словно и не встречал ее никогда.

Ждала, ждала его Мэри, пока темнота не настала. Тогда она забралась на старый дуб, росший возле колодца, и устроилась на ночь в развилке сучьев.

Поутру пришла сапожникова жена за водой, заглянула в колодец, а оттуда на нее смотрит такая красавица, что глаз не оторвать. Подумала сапожников жена, что это ее собственное отражение, вернулась домой, швырнула пустое ведро на пол и говорит мужу:

— Ах ты, старичина-дурачина! Как ты смеешь такую красавицу писаную посылать за водой да за дровами?

— Да ты, должно быть, рехнулась, — отвечает сапожник. — Ладно; сходи-ка ты, дочка, за водой к колодцу.

Пошла сапожникова дочка за водой, и с ней случилось то же самое.

Вернулась она с пустым ведром и кричит отцу:

— Неужели ты думаешь, чурбан неотесанный, что я, такая красавица, буду твоей прислужницей?

Решил сапожник, что они обе в уме повредились, пошел сам за водой. Заглянул он в колодец, увидал там девичье лицо, оглянулся и видит: сидит на дубу красавица, да такая, что глаз не оторвать.

— Шаткая у тебя скамейка, красавица! — сказал сапожник. — Слезай на землю. Будешь гостьей в моем доме, сколько тебе захочется.

Стала Мэри жить в доме у сапожника. Ничем он ее не обделял, ни о чем не расспрашивал. Спустя несколько дней вызвали его во дворец. Королевский сын собрался жениться, так на свадьбу жениху и невесте заказали новые башмаки.

— Как бы мне хотелось хоть краем глаза взглянуть на королевского сына, — сказала Мэри.

— В чем же дело? Вот как сошью башмаки, пойдем вместе. Слуги меня знают. Они разрешат нам посмотреть на пир и на свадьбу.

И вот пришли они во дворец. Когда придворные увидели прекрасную незнакомку, они обрадовались, пригласили ее в пиршественную залу, усадили за стол и поднесли бокал вина.

Взяла она в руку бокал, не спеша поднесла к губам... И вдруг красным пламенем полыхнуло вино, и вылетели из него два голубя — золотой и серебряный.

Они стали порхать по залу, и кто-то из гостей бросил на пол несколько крошек. Тотчас серебряный голубь подскочил и все склевал.

— Если бы ты вспомнил, как я вычистила хлев, ты бы поделился со мной, — промолвил золотой голубь.

Снова кто-то бросил несколько крошек, и снова серебряный голубь первым подскочил и склевал их.

— Если бы ты вспомнил, как я сделала крышу из птичьих перьев, ты бы поделился со мной, — промолвил золотой голубь.

И вновь упали на пол несколько крошек, и вновь все склевал серебряный голубь.

— Если бы ты вспомнил, как я помогла тебе залезть в сорочье гнездо, ты бы поделился со мной, — промолвил золотой голубь. — Я потеряла тогда свой мизинчик на левой руке: посмотри, его до сих пор не хватает.

Взглянул тогда королевич на незнакомку, и словно в сердце его кольнуло: вспомнил он все, что с ним было.

— Так случилось, — обратился он к гостям, — что, когда я был немного помоложе, потерялся у меня ключ от шкатулки. Заказал я другой, но в тот самый день, когда его принесли, нашелся мой старый ключ. Как мне теперь быть, какой ключ сохранить — старый или новый?

— Мой совет тебе, — заметил один из гостей, — сохранить старый ключ, потому что он лучше подходит к замку и тебе он привычней.

Тогда поднялся королевич и сказал:

— Благодарю за мудрый совет и правдивое слово. Вот перед вами моя невеста, дочь великана, которая спасла мою жизнь, хоть и рисковала своей собственной. Только ее одну назову я своей женой.

Тут сел королевич рядом с Рыжекудрой Мэри, и свадебный пир пошел еще шумней и веселей прежнего.

+1

23

Без адресата.
Два свидетеля
Еврейская народная сказка

http://s5.uploads.ru/t/CAUuK.jpg

Во времена царя Саула жила в городе Ашкелоне одна вдова. Умирая, муж оставил ей богатое наследство: множество золотых и серебряных монет и слитков. Вдова всё боялась, что её обкрадут, и не могла придумать, куда спрятать свои сокровища. Наконец, она сложила их в глиняные кувшины, залила сверху мёдом и поставила в кладовку.

Однажды вдове пришлось надолго отправиться в дальние края. Перед отъездом она занесла кувшины с сокровищами к соседу и попросила сохранить их до её приезда. Что в этих кувшинах, она ему, конечно, не сказала и понадеялась, что сам он в них заглядывать не будет. Но очень скоро у соседа в доме был большой пир, и к концу трапезы гостям за столом не хватило мёду. Сосед решил налить мёду из кувшина вдовы. Едва он оттуда зачерпнул, как увидел, что там золото, а вовсе не мёд. Он заглянул в другие кувшины вдовы и увидел, что они полны сокровищ, как и первый. Тогда сосед, недолго думая, переложил все богатства в свою посуду, вышел из кладовки и никому ничего не сказал.

Через много дней вернулась вдова в Ашкелон, забрала у соседа свои кувшины, принесла их домой и... Ах! Кувшины оказались пусты. Заплакала вдова, побежала к царю Саулу и рассказала ему, что сосед обобрал её. А по закону обижать вдов не полагалось. — Свидетели у тебя есть? — спросил царь. — Кто-нибудь видел, как ты деньги клала в мёд?

— Кто же мог видеть? — плакала вдова. — Я ведь это втайне делала.

— Раз свидетелей нет — ничем не могу тебе помочь, — сказал царь. — Теперь тебе разве что Всевышний поможет.

Заплакала вдова, вышла из царского дворца и побрела по дороге. А около дороги играли ребята. Один из них, рыжий, с золотыми прекрасными глазами, заметил вдову, подбежал к ней и спросил с сочувствием:

— Что с тобой? Отчего ты так плачешь? Рассказала ему вдова, как обобрал её сосед, как рассудил царь, и раз нет у неё свидетелей, то и осталась она нищая и одна-одинёшенька на свете.

— Не плачь, добрая женщина. Есть ещё надежда, — сказал мальчик. — Быстро иди к царю и проси его, чтобы он меня позвал в судьи. И правда выйдет на свет.

Поспешила вдова к царю Саулу и сказала ему всё, как мальчик велел.

— Пусть приходит и рассудит, — согласился царь. Пришёл мальчик во дворец. Царь увидел его и засмеялся:

— Такой маленький, а уже судить берёшься?

— Сужу не я, а Господь, — гордо ответил мальчик, — я лишь сделаю то, что смогу. Разреши мне, и я рассужу этих людей. Правда сама на свет выйдет.

— Ну, суди, — кивнул царь.

Мальчик велел привести соседа, а вдове велел принести кувшины, которые она ему оставляла. Когда вдова принесла кувшины, мальчик указал на них соседу:

— Эти кувшины оставляла тебе женщина?

— Эти, — ответил сосед.

Тогда мальчик стал брать кувшины один за другим и разбивать их на мелкие осколки. Никто не понимал, зачем он это делает. Вдруг на одном из осколков ярко блеснули две золотые монеты. Они приклеились ко дну кувшина и не попали в руки вора.

— Вот — два свидетеля! — указал мальчик на монеты. — А это — вор! — указал он на соседа. — И свидетели рассказали правду.

Вор понял, что правда вышла на свет, и вернул вдове все деньги, которые он у неё украл.

Скоро весь еврейский народ знал историю о том, как мальчик рассудил вдову с соседом и вывел на свет правду. И все говорили о том, что он умница и с ним Бог. Имя этого мальчика было Давид, и пришло время, когда он стал царём Израиля.

+2

24

Посвящается Кристофу Грису.
Гордыня.
Буддийская сказка.

http://s5.uploads.ru/t/BeW5X.jpg

Один буддийский наставник путешествовал со своими учениками и услышал однажды, как они спорят, кто из них лучше.

— Я занимаюсь медитацией уже пятнадцать лет, — сказал один.

— Я творю добрые дела с тех пор, как покинул отчий дом, — сказал другой.

— Я неизменно следую наставлениям Будды, — сказал третий.

В полдень они остановились под яблоней передохнуть. Ветви её, отягощённые спелыми яблоками, склонялись почти до самой земли.

Тогда заговорил наставник:

— Когда дерево щедро плодоносит, ветви его склоняются низко-низко. Истинному мудрецу присуще смирение. Когда же дерево бесплодно, ветви его вздымаются высокомерно и спесиво. И глупец всегда почитает себя лучше ближнего своего.

+2

25

Посвящается предстоящим квестам.
Месть собаки
Ангольская народная сказка.

http://s5.uploads.ru/t/VAPfi.jpg

Жил-был старый вождь. У него была собака. Однажды какой-то незнакомец-охотник попросил у вождя пристанища. И вождь не отказал ему в приюте.

Через некоторое время пришелец обокрал вождя и убежал. Вор знал, что за ним будет погоня, и спрятался в высокой траве рядом с домом вождя. А вождь, думая, что вор ушёл далеко, без опасения вышел из дому, и тогда вор убил вождя.

Собака, которая следовала по пятам за своим хозяином, погналась за убийцей, настигла его, повалила на землю и загрызла. Жалобно завывая, оплакивая смерть хозяина, пошла она по тропинке.

Собаке встретился человек, который спросил, какое горе её постигло. И собака рассказала ему о неблагодарности охотника.

Прохожий посочувствовал собаке и спросил, чем он может ей помочь. Собака ответила, что ей нужно только одно: чтобы он похоронил её убитого хозяина. И прохожий сделал это.

В знак благодарности собака отдала ему всё имущество убитого хозяина. Человек с радостью принял этот дар и даже поселился в доме вождя. Но он плохо кормил собаку. И через некоторое время собака заболела и издохла. Как раз в этот день какой-то прохожий постучал в дверь и попросил пристанища. Хозяин дома разрешил ему остаться. И вот однажды пришелец похитил у своего спасителя всё имущество и оставил его в нищете.

И человек пошёл искать работу, потому что ему нечего было есть. Но он никакой работы не нашёл, никому он не был нужен.

Устав от напрасных поисков, голодный и грустный, он лёг в тени под большим деревом и заснул. И собака явилась ему во сне.

— Так вот как ты отблагодарил меня за всё добро, которое я тебе сделала! Если б ты меня кормил хорошо, не морил голодом, я б не издохла. А теперь до конца своих дней ты будешь сам, как бездомная собака, бродить от дома к дому, но не найдёшь никого, кто приютил бы тебя и накормил! — сказала собака.

+1

26

Без адресата.
Чудесное дерево
Мексиканская народная сказка.

http://s5.uploads.ru/t/D6NUl.jpg

Педро ди Урдималас сидел у дороги под деревом и подбрасывал на ладони несколько песо. Монетки звенели невесело, потому что их было слишком мало. Вот Педро и раздумывал, как бы раздобыть их побольше.

Вдруг он увидел вдали на дороге облачко пыли.

— Кажется, это то, что мне нужно! — обрадовался Педро ди Урдималас.

Он рассовал в ветвях дерева все свои песо и стал ждать. Тем временем облачко пыли на дороге все росло и росло и превратилось в целую тучу. В этой туче двигалось стадо мулов. Их гнали погонщики, а рядом на лошади ехал хозяин, владелец большого ранчо.

Педро подождал, пока всадники с ним поравнялись, и принялся изо всех сил трясти дерево. Погонщики и хозяин даже рты разинули от удивления: на землю с дерева со звоном посыпались золотые монеты! А Педро спокойно подобрал с земли свои песо, сунул их в карман и сказал:

— Ну, на сегодня, пожалуй, хватит! У владельЦа ранчо глаза разгорелись.

— Эй, Педро! — закричал он. — Что это за чудесное дерево? Не продашь ли ты его мне?

— Право, не хотелось бы, — стал отказываться Педро. — Это чудесное дерево досталось мне по наследству от отца, и мне было бы тяжело с ним расстаться. Хотя, с другой стороны, такое дерево надо сторожить и днём, и ночью, а я люблю побродить по свету. Так что, если вы дадите мне подходящую цену, я, может быть, и подумаю.

Стали торговаться. Педро понемножку уступал, покупатель понемножку набавлял. Наконец сторговались. Владелец ранчо отсчитал Педро изрядную сумму, и тот ушел, побрякивая в кармане монетами. Теперь они звенели весело, потому что их было много. А счастливый обладатель драгоценного дерева велел погонщикам осторожно выкопать дерево из земли. Дерево привезли на ранчо и посадили перед домом.

Посадили и принялись трясти. Но, сколько ни трясли, не то что песо, но даже ни одного сентаво не упало с дерева.

— Наверно, Педро стряс все монеты, а новые еще не подросли, — решил хозяин.

Подождал он день, подождал другой, — не сыплются с дерева песо, да и только.

Наконец владелец ранчо понял, что Педро его обманул. Рассердился он, крикнул погонщиков и поскакал вместе с ними за Педро. Скакали они, скакали и настигли его на берегу реки.

Педро ди Урдималас крепко спал, а подле него стояла большая бутыль с вином, оплетенная соломой.

— Эй, Педро! — воскликнул, увидев это, владелец ранчо. — Клянусь, что до конца своей жизни ты ничего больше не будешь пить, кроме речной воды! А уж ее-то ты попьешь вдоволь!

Вместе с погонщиками он набросился на спящего Педро и посадил его в мешок из-под зерна. Мешок крепко завязали, и владелец ранчо сказал:

— Дело сделано! Теперь остались сущие пустяки— бросить мешок с этим обманщиком в реку. Так что торопиться нам некуда. Давайте же разопьем винцо, купленное на урожай с чудесного дерева Педро ди Урдималаса.

Бутыль пошла по кругу. Крепкое в ней было вино! Когда бутыль опустела, всем захотелось спать. Они улеглись на песке и дружно захрапели.

Тогда Педро вытащил из-за пояса свой острый нож; мачете и прорезал в мешке небольшую дырку, только чтобы просунуть руку. А просунув руку, он развязал мешок и вылез из него. Потом набил мешок лошадиными попонами и снова крепко завязал.

Другой на его месте поспешил бы уйти подальше, пока спят преследователи. Но не таков был Педро ди Урдималас! Он любил всякое дело доводить до конЦа. Педро спрятался в зарослях и стал смотреть, что будет дальше.

Скоро владелецранчо и погонщики проснулись. Они подняли мешок и бросили его в реку.

— Прощай, Педро! — крикнул владелец ранчо. — Можешь теперь обманывать рыб на дне!

— Зачем на дне? — отозвался из кустов Педро. — Ведь те, кого можно обманывать, водятся и на суше!

Услышав голос Педро, которого они только что утопили, погонщики и их хозяин так перепугались, что вскочили на коней и ускакали прочь.

А Педро выбрался из кустов, выловил мешок с попонами и продал его в ближайшем ранчо.

+2

27

Посвящается Адалире Креспо.
Умная Эльза

Немецкая сказка
http://s4.uploads.ru/t/1nFfJ.jpg

Жил-был человек, и была у него дочь, звали ее Умной Эльзой. Вот выросла она, а отец и говорит:
— Пора бы отдать её замуж.
— Да, — сказала мать, — если только найдётся такой человек, что захочет ее взять.
И вот пришел наконец из дальних мест человек, звали его Ганс; стал он к ней свататься, но поставил условие, чтобы Умная Эльза была к тому же и весьма рассудительной.
— О, — сказал отец, — смекалка у нее в голове имеется.
А мать добавила:
— Ах, да уж что и говорить-то: она всё понимает, видит даже, как ветер по улице гуляет, и слышит, как мухи кашляют.
— Ну, — сказал Ганс, — а если она окажется не очень смышлёной, то я на ней не женюсь.
Вот сидят они за столом, обедают, а мать и говорит:
— Эльза, сходи-ка в погреб да принеси нам пива.
Взяла Умная Эльза с полки кувшин и спустилась в погреб, весело постукивая крышкой, чтобы время шло побыстрей. Пришла она в погреб, поставила перед пивной бочкой скамейку, чтобы не надо было нагибаться, и спина чтоб не заболела, и чтоб не слишком устать. Поставила она перед собой кувшин, отвернула кран, и, чтобы глаза не оставались без дела, пока пиво нальется, стала она стену разглядывать. Вот смотрит она да разглядывает и заметила вдруг над собой кирку на стене, что забыли там по ошибке каменщики.

И вот начала Умная Эльза плакать и причитать:
— Коли выйду я замуж за Ганса, и родится у нас ребенок, и вырастет он, и пошлем мы его в погреб пива нацедить, вдруг упадет ему на голову кирка и убьёт его насмерть...

Вот сидит она и плачет, изо всех сил причитает по поводу предстоящего несчастья. А в доме наверху ждут в это время пива, а Умная Эльза все не возвращается. Хозяйка и говорит работнице:
— Сходи-ка ты в погреб да погляди, что там сЭльзой случилось.
Пошла работница, видит — сидит Эльза перед бочкой и плачет-заливается.
— Эльза, чего ты плачешь? — спрашивает работница.
— Ох, — отвечает она, — да как же мне не плакать? Коли выйду я замуж за Ганса, и родится у нас ребёнок, вырастет он большой, и придется ему пойти в погреб пива нацедить, то вдруг невзначай может упасть ему на голову кирка и убить его насмерть...
И сказала работница:
— Вот какая у нас Эльза умная!
Подсела она к ней и начала тоже горе оплакивать.

А в доме все пива ждут не дождутся, а работница не возвращается. Тогда отец и говорит работнику:
— Сходи-ка ты в погреб да погляди, что там Эльза с работницей делают.

Спустился работник в погреб, видит — сидят Умная Эльза с работницей, и обе плачут. Спрашивает он у них:
— Чего вы плачете?
— Ох, — отвечает Эльза, — да как же мне не плакать? Коли выйду я замуж за Ганса, и родится у нас ребёнок, вырастет он большой, и придётся ему пойти в погреб пива нацедить, то вдруг упадёт ему на голову кирка и убьёт его насмерть...
Работник и говорит:
— Вон какая у нас Эльза умная! — Подсел к ней и тоже заплакал.
А в доме ждут работника, а он все не возвращается. Тогда отец говорит матери:
— Сходи-ка ты сама в погреб да погляди, что там с Эльзой случилось.

Спустилась мать в погреб, видит — все трое плачут. Спрашивает она у них, чего это они плачут; и рассказала ей Эльза, что ее будущего ребёнка, когда он подрастёт, может убить кирка, — будет он наливать пиво, а кирка вдруг и упадёт ему на голову. И сказала мать:
— Ох, какая же у нас умная Эльза! — И подсела к ним и тоже заплакала.
Подождал отец немного, видит — мать тоже не возвращается, а выпить пива все больше и больше хочется. Вот и говорит он:
— Надо будет мне самому в погреб сходить да посмотреть, что там с Эльзой случилось.

Спустился он в погреб, видит — сидят все рядышком и горько плачут; узнал он, что причиной тому Эльзин ребенок, которого она, пожалуй, когда-нибудь родит, и что может его убить кирка, если, нацеживая пиво, он будет сидеть как раз под киркой, а в это время она может упасть, и он воскликнул:
— Какая же у нас, однако, умная Эльза! — Сел и тоже вместе с ними заплакал.

Долго дожидался жених в доме один, но никто не возвращался, и подумал он: «Пожалуй, они меня внизу дожидаются, надо будет и мне туда сходить да поглядеть, что они там делают». Спустился он вниз, видит — сидят они все впятером и плачут-рыдают, да так жалобно — один пуще другого.
— Что у вас за беда случилась? — спрашивает он.
— Ах, милый Ганс, — ответила Эльза, — когда мы с тобой поженимся и будет у нас ребёнок, вырастет он большой, то может случиться, что пошлём мы его в погреб пива нацедить, а кирка, что торчит на стене, может, чего доброго, упасть и разбить ему голову и убить его насмерть. Ну, как же нам не плакать об этом.
— Ну, — сказал Ганс, — большего ума для моего хозяйства и не надо. Эльза, ты такая умная, что я на тебе женюсь. — И взял её за руку, повёл наверх и отпраздновал с ней свадьбу.

+2


Вы здесь » Приют странника » Тайные страницы » Сказки Лины Эпин (посвящения в сказках)