Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Окраина индейской деревни. Хижина Той, Которая Грезит


Окраина индейской деревни. Хижина Той, Которая Грезит

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Время действия: 2010 г., 2 октября, 07.00-17.00 по времени Колумбии (разница со Швейцарией -7 часов).
Место действия: окраина индейской деревни. Хижина Той, Которая Грезит.
Действующие лица: Адалира Креспо, Арман Бенуа, Найджел, Рамон Эрсилио Трилья.   

На отшибе

http://s4.uploads.ru/bvXHr.jpg

0

2

Начало игры.

Обычный день. Проснулась деревня. Изредка взлаивали собаки, подтверждая границы своих владений и границу общего владения - деревни. Никакой ограды, сплошной намек на нее. Чуть видный от земли ряд грубых кирпичей присыпанных с двух сторон почвой - вот и вся ограда. А кого опасаться в этом месте, где есть Грезящая?
Адалира вышла из дому. Во рту лепешка, в руках несколько одежек, чтобы починить. Локтем девушка прижимает коробочку с рукоделием: немного игл разного размера, нитки ярких цветов, пуговки - обычный набор. В доме шить было не слишком ловко, маленькие окна давали минимум света, а вот удобный камень возле хижины, специально притащеный на чистый до невозможности двор, это самое лучшее место.
Девушка скрестив ноги устроилась на том самом камне, зажмурилась на ласковое утреннее солнце. Гладкие волосы казались шелковыми и блестели ровно как дорогой материал. Монастырем вколоченая опрятность не смогла сползти змеиной шкурой, меняясь на другую, делающую ее ближе к "своим". Но нет. В деревне ее любили, берегли и уважали, но не принимали как свою. Сложно объяснить, но есть так, как есть.
Крепкие зубки вцепились в бок лепешки, откусывая азартно. Не хотелось ничего делать. Вот так и сидеть, греясь на солнце. Но нет, такое могут позволить себе только те, кто прожил немало, заслужа покой и время на мысли. Грезящая же прожила до смешного мало. Еще столько нужно успеть...
Взгляд Адалиры замер, упершись в одну точку. Очень быстро. Темные глаза застыли, провалились невидяще в незримое. Несколько человек, кто проходил мимо двора девушки, прибавили шагу, уходя подальше. Незачем им это, не-за-чем.
Девушка еще секунду сидела так, молча и не шевелясь, но по истечении короткого времени схлынуло с нее, оставляя знание. Знание о том, что в деревню придут чужие, но не тронут никого. Во всяком случае Адалира так увидела. Придут не просто так, не праздно, посмотреть окресности и прикупить побрякушек. Нет. Чужие придут к ней. Пройдут прямо по улице к ее дому, стоящему чуть поодаль от остальных, пройдут прямо к камню, на котором сидела Грезящая.
Она и осталась сидеть. Не было причин поднимать панику, тревожить главу деревни и просто жителей. Жизнь должна идти так, как должна. Просто должна...

+4

3

Арман без труда отыскал дорогу сюда, едва вышел к деревне. Эта местность была ему знакома по картам и спутниковым снимкам, на изучение которых во время подготовки к экспедиции он не жалел ни времени, ни сил. Близость человеческого поселения к лагерю предоставляла небольшие удобства для перехода через полосу тропического леса в виде проторенных троп и развешанных на деревьях вех-указателей, по которым случайно заплутавший странник мог найти дорогу к людям со сравнительной легкостью. Поэтому если его появление здесь и вызвало людской интерес, то только благодаря европейской внешности и атрибутике, но не из-за оружия, которое Арман предусмотрительно держал направленным стволом в землю.
Местные редко ходят в лес без оружия, - писал он в дневнике во время своего первого путешествия в Колумбию, еще до того, как в одиночку отправился вверх по течению Магдалены, - при этом с ножами не расстается никто, вне зависимости, насколько далеко от селения направляется человек. Необходимость иметь под рукой острый предмет обуславливается плотностью зарослей, а также наличием в лесу множества опасностей, в том числе в виде расставленных силков и капканов. Огнестрельное оружие иметь при себе также крайне желательно, если планируется длительный заход в дикую чащу. Наш проводник всегда настаивал на этом условии. Но на вопрос, придерживаются ли его местные, или это требование к туристам, внятного ответа так и не дал.
Арман держал карабин левой рукой, а правой то и дело выуживал из просторного кармана брюк горсти сушеного изюма - ему нравилось преодолевать пешком расстояния, при этом жуя сладкую ягодную массу и отвлекаясь от мнимого чувства жажды, которое вызывали влажные тропики.
Войдя в деревню, он принялся интересоваться у местных, где находится дом Адалиры. Знания испанского, почерпнутые из учебников, помогали мало - язык Арман все еще знал скверно, а местный не то акцент, не то диалект еще больше осложнял общение. Вместо долгих и мучительных объяснений на ломаном испанском языке, мужчина ограничивался короткими вопросами и демонстрацией старой фотографии. Судя по тому, как быстро ему указали направление, Адалира мало изменилась внешне. Да и сами люди мало изменились по отношению к ней.
В памяти всплыла стайка детей, гнавшая свою сверстницу по залитому солнечным светом подворью старого монастыря - выражения лиц этих людей, страх и непонимание в их глазах были такими же, какие я видел тогда, на лицах и в глазах десятилетних девочек. Только сейчас детская жестокость и агрессия сменились благоговейным почтением взрослых, что, с одной стороны, намного лучше для девочки, чем постоянные преследования и активная форма вытеснения из своего маленького закрытого общества. Я прекрасно знаю, что у человека на душе, как бы он себя не вел. Поэтому вижу и другую сторону медали, прикрытую внешним уважением - отношение человека к необъяснимому, которое не несет никакой угрозы и потенциально может быть задействовано с пользой. Но все же оно - чужое. Непонятное. А отторжение - оно отторжение и есть, какими бы проявлениями человеческих чувств оно не сопровождалось. Каждый раз, когда я берусь за ручку и сажусь писать на этих страницах, я думаю о том, насколько правильными были мои поступки в прошлом. Так, словно движением пера по бумаге могу что-то исправить. Или хотя бы гарантировать себе, что в будущем сделаю всё, как следует.
Фотография снова была надежно упрятана в сумку, а основное скопление хижин - оставлено позади. Арман увидел часть соломенной кровли между деревьев и прибавил шагу. Снял шляпу, взъерошил влажные от пота волосы и несколько раз с силой обмахнулся полями прежде, чем снова водрузить необходимую от беспощадно палящего солнца защиту обратно. Погруженный в свои собственные размышления, которые он позже по своей старой, укоренившейся привычке, занесет на бумагу, Арман подошел ко двору, и лишь когда увидел хрупкую фигурку, восседающую на камне, остановился.

+2

4

Девушка, устав сидеть без дела в ожидании, принялась таки за работу. Тонкие пальцы ловко орудовали иглой, починяя порванную одежду, кладя аккуратную заплатку. Стежок, еще стежок. Взлетает рука шьющей, точно подзывает к себе ближе, как в старой сказке про длинную нитку.
Адалира чувствовала, что ожидание закончено, но оставить недоделанной работу не хотелось. Потому она даже глаз не подняла, хотя и улыбнулась.
- Ты снова забыл прошлое? - достаточно громко, чтоб пришедший Арман услыхал и понял, что это слова ему, ключевая фраза. Английский девушки стал чище, лучше. То ли в школе надавили на именно этот аспект, то ли активный туризм в этом месте вынуждал местных учить чужой им язык.Это не так важно.

Ряд на заплатке положен и девушка склонила голову, чтоб откусить короткий кончик нитки и освободить иглу. Как же хорошо, когда дело сделано.
Вот теперь она смотрела прямо на пришедшего к ней. Глаза в глаза. Девушка, правда, была очень узнаваема с тех пор, как раненый Арман оказался в монастыре. Она стала старше (очевидное), лицо приобрело те самые черты, которые заставляют описывать местных жителей как "строгих и благородных лицом". Четче стала линия скул, точнее обрисовался овал лица, исчез налет детскости, совсем исчез. Но так же внимательны черные глаза, так же длинна змея-коса, сползающая по плечу и вниз, исчезая в складках шитья. Коротки брючки, смуглые щиколотки скрещены принужденно, но нонче на ней два сандаля.

Свободной рукой девушка выдвинула вперед деревянную миску с лепешками, делясь Своей едой, приглашая к Своему дому. Это ли не гордость? Скрыть гордость эту очень трудно и потому легкая улыбка освещала лицо Адалиры. Она не хвасталась перед пришедшим, она делилась с ним этими радостями. Хотя на вкус Армана дом можно было назвать домом с большой натяжкой, наверное. Но это частности.

Еще одно движение руки в сторону еще одного плоского нагретого солнцем камня. Несмотря на всю жесткость материала, сиденье более чем удобно и удачно росшее за камнем дерево принимало на себя функции спинки стула. Вон как вытерт ствол на уровне спин сидящих на этом камне ранее. Пришла очередь и Армана.

+3

5

Путь от лагеря до деревни занял несколько дней. Все-таки, по джунглям трудно идти быстро, особенно человеку, который привык летать над деревьями, а не пролезать между ними. Однако и тут ирландец схитрил и добрую половину пути проделал на плоту, спускаясь вниз по течению одной из многочисленных в этом районе рек. Потом, правда, пришлось сойти на берег и снова углубиться в непролазные джунгли, но до цели оставалось уже немного и вскоре Найджел вышел к деревне. Сверив показания GPS и указанные координаты, он пришел к заключению, что это та самая деревня. Что ж, уже проще. Найдя какого-то голопузого мальчишку, ирландец показал ему монету в пять песо и кое-как объяснил, что ему надо. Похоже, мальчишка его понял и указал на хижину, стоящую на другой стороне деревни. Отдав ребенку честно заработанные деньги, Найждел отправился к той самой хижине. Со всех сторон его встречал собачий лай, но познакомиться поближе никто из четвероногих, похоже, не собирался. Впрочем, как и немногочисленные двуногие. Смотрели недоверчиво и с подозрением, но вслух ничего не говорили. Кажется...

У хижины сидели двое. Мужчина явно европейской наружности и девушка из местных.
"Хм... И кто из них мне нужен? Вот уточнить нельяз было, а?"
Подойдя к недоразумению, видимо, обозначавшему ограду, Найджел остановился и приподнял панаму, здороваясь:
- Приветствую, - произнес он на ломаном испанском, - Меня прислали, чтобы проводить одного из вас в... Одно важное место.

+3

6

- Заблудился, - улыбнулся Арман; мужчина прошелся вдоль ограды, которую, при желании, не составило бы труда просто перешагнуть, из вежливости входя во двор там, где для гостей в ограде был предусмотрен вход. Небольшой аккуратный дворик напоминал иллюстрации из путеводителей селениями туземцев - картинно аутентичный, но при этом лишенный естественного беспорядка и следов бедности, обычно остающихся за кадром для наивных горожан - стараниями рук его знакомой разрушительное воздействие тропического климата был худо-бедно подконтрольным. Здесь чувствовался уют. Своеобразный - Арману было с чем сравнить - что для этих мест является редкостью. - Всё как обычно.
Арман сел рядом, поставил рядом карабин и с благодарностью принял угощение. Взамен он протянул ей аккуратный сверток, гостинец, который вез из далекой Европы, сушеные фрукты и ягоды, которыми еще можно было удивить жителя этого тропического края - плотный конверт оберточной бумаги, которому мсье Бенуа, со свойственным ему перфекционизмом, придал правильную форму, чтобы он поместился в сумку-планшетку и при этом не помялся.
Мужчина снял шляпу и надел её на согнутое колено; не без удовольствия подставил открытое лицо легкому ветерку - наконец спокойно усевшись, он мог немного расслабиться, выбравшись из душных объятий тропического леса.
Я недавно отправлял запрос на усиление охраны первого лагеря, мотивируя это своими ночными наблюдениями за чащей, однако не рассчитывал, что моя просьба будет удовлетворена так скоро. Работы еще не начались и даже не все оборудвание было доставлено, поэтому прибытие охраны ожидалось только вместе с остальной частью специалистов и обслуживающего персонала - чему виной были затянувшиеся дожди; не скажу, что был не рад - сидеть без дела в этой глуши было невыносимее всех испытаний, какими встретили нас джунгли. но тем не менее приятное ожидание, я бы даже назвал это предвкушением, грядущих открытий даже голодное жужжание москитов делало менее угнетающим. Но, пользуясь своими же принципами, я все равно не спешил принимать свое первое впечатление на веру, памятуя, где нахожусь и зачем прибыл.
Арман внимательно оглядел снаряженного, как на войну, наемника.
- Куда? - поинтересовался он в ответ на странное заявление, поскольку слыхом не слыхал ни о каком таком месте, куда его должны были проводить под таким конвоем; что касается Адалиры, мсье Бенуа еще на подходе к деревне неоднократно думал о том, что следовало бы хоть раз за эти семь лет поинтересоваться её судьбой - хотя бы для того, чтобы отслеживать уровень её известности в потенциально заинтересованных кругах. - И кто прислал?

+2

7

Адалира выглядела сейчас странно: одновременно обрадованной и нахмуренной. Радовалась она Заплутавшему Арману, а хмурилась наемнику. Девушка по-честному попыталась "посмотреть" новопришедшего, но как-то все не удавалось, ускальзывали видения, уходя от ловких провидческих пальцев. Эх...

Эта странная нахмуренно-радостная девушка имела только половинное совпадение с той девочкой с разбитыми коленками и одним сандалем. Определенно семь лет не прошли мимо и даром. За каждый год жизни Грезящая платила. Иногда больше, иногда меньше, но всегда платила. Сейчас, выслушивая наемника (несомненно), она была так спокойна, как не бывают спокойны семнадцатилетние девушки, живущие сиротами. Адалира просто слушала, вникала в суть проблемы или просьбы, как обычно. Ее задача что? Правильно, помогать как сумеет. Задача же наемника в чем? Правильно, притащить, lo siento*, отконвоировать или Адалиру, или ее гостя куда-то туда (мысленный взмах руки в сторону джунглей), направление не принципиально.
Но! Как обычно есть еще пресловутое НО, с которым нужно каким-то образом мириться. Арман тоже пришел не в гости. Точнее в гости, но в странные, с подвохом. Грезящая радовалась ему, как радуются встреченному на тропинке старому-престарому знакомому, может, соседу, с которым есть что вспомнить, но нет риска ввязаться во что-то совсем ненужное сейчас. А тут вот как заплелось.

Девушка, прищурясь, медленно оглядела Армана, блаженствующего под сенью дерева, потом Найджела, и замерла на пару секунд с внезапно остекляневшими глазами. Пара секунд, правда. Пара ударов сердца. Картинка позволила себя поймать, показалась в мельтешащем калейдоскопе. Снова взрывы, свет, вспышки света, люди бегут, стреляют. Адалира не любила такое видеть. А вот интересное. Точно фон всей кутерьмы выплыло лицо мужчины. Не старый, определенно местный или с примесью местной крови, внимательный, жесткий взгляд. Девушка его видела. Определенно видела, но не вот так, не в видении, а лицом к лицу. Кто же это?

Адалира быстренько стряхнула с себя оцепенение, надеясь, что оно осталось незамеченным, и прикусила губу, прислушиваясь к ответу Наемника. А перед глазами нет-нет да и мелькнет субчик из видения. Что-то закручивалось сейчас вокруг троих людей. Сильное и не факт что чудесно-хорошее.

*- извините.

+3

8

- Один... Э-э... Уважаемый человек хотел бы познакомиться с... С "тем, кто видит будущее"... - было видно, что испанский дается ирландцу с трудом, - и он послал меня найти этого... Человека и привести его. По возможности...

Вот почему Найджел раньше не удосужился изучением языка? При том, что испанский считают одним из самых легких. Да и в летной команде у них испанец был. Правда, трындел все время по-английски, а на родном языке только матерился. Эти-то слова ирландец запомнил, но сейчас они были как-то совсем не в тему. А теперь вот стоит тут, как идиот, и ни бэ, ни мэ. Ну да ладно, вроде понимают...

+1

9

Арман почесал переносицу, попутно отгоняя от взмокшего лица особо наглую и крупную муху. Ему было очень удобно рассматривать незнакомца на распекаемой солнцем дороге, сидя в комфортабельной тени и не напрягая глаза, чтобы всмотреться в детали; Арман слегка сощурился, присматриваясь к его ботинкам.
К тому времени, как незнакомец закончил говорить, я уже не сомневался в личности его нанимателя - слишком уж все было очевидно и предсказуемо - настолько, что если бы моя Всеведающая подруга подсмотрела мои первые мысли, я бы залился от этого краской стыда, коря себя за тугодумие. С тех пор, как моей основной работой перестала быть моя первая специальность, и я временно вернулся к медицине, многие мои навыки, незаменимые в психоанализе, были оттеснены на второй план в угоду терапии, что неудивительно - топор, которым не рубят, ржавеет. К счастью, участие в экспедиции дало мне возможность заниматься обеими профессиями сразу, что возвышает несомненную выгоду от этой авантюры. А если бы не мое хобби, как бы я себя повел в сложившейся ситуации?
Арман открыл было рот, чтобы ответить наемнику кое-как построенной фразой - кривой испанский незнакомца резал мсье Бенуа слух не меньше, чем свой собственный - он просто заговорил с ним по-английски.
- Всего доброго, - попрощался Арман без особой вежливости, немного подавшись всем корпусом вперед, в его голосе явственно проскользнула незаинтересованнось. - Если наниматель спустил Вас на землю только для поисков Того-Кто-Видит-Будущее на основе местных сплетен, то Вам лучше поскорее отправиться домой, господин Эйс.* Сплавляться на плоту вверх по реке обратно - дело нелегкое, но с Вашей ногой бродить джунглями - еще более неблагодарная затея. Отправитесь поскорее - как раз успеете ко Дню Святого Патрика.
Мое предчувствие не подвело меня, едва я увидел этого молодчика; тревога, постепенно, как уровень истекшего времени в песочных часах, росла, стоило мне подумать, какие люди могут возжелать заполучить себе карманного предсказателя и как потом они себя поведут, столкнувшись с упрямством и своеобразностью Адалиры - Южная Америка славится своими отменными негодяями, и законами, ставящими деньги и местный бизнес выше человеческой жизни. Я был бы плохим верификатором, не умей сам искусно врать...

*

Mr. Ace. Здесь присутствует игра слов - позывной "Эйс" (англ. Ace) - звучит и пишется в английском языке так же, как и, собственно, уровень мастерства летчика, став именем нарицательным - ас. Арман ткнул пальцем в небо, зная, что все равно не прогадает. Однако для стороннего наблюдателя, эффект мистики, разумеется, был бы.

Отредактировано Арман Бенуа (28-08-2013 10:18:18)

+2

10

Адалира не выглядела удивленной, а была удивлена. Без дураков. Сперва ее удивил Наемник, вываливший прямым текстом цель своего визита. он наверняка думал о том, что забрать Видящего будет не слишком просто из деревни, в которой он живет. Это было ...странно как-то. Адалира повела плечами, будто ей в разгар дневной жары стало холодно. Из-за нервозной обстановки девушке не удавалось сосредоточится. Ничего кроме ранее виденной картины не вставало перед глазами, maldita sea*.

Арман - факир. Внезапно заговорил, выдавая правдивейшую правду. Одно чудесно, он не выдал ее как цель поиска наемника. Девушка прикусила губу. В голове медленно, но уверенно оформлялась мысль. Так бывало иногда, точно кто-то подсказывал выход, направлял бережной рукой. Боги? Почему не они? Может Отец оберегает свое дитя, не бросил совсем в одиночестве?

Грезящая осторожно тронула Армана за рукав, опасливо, и обронила на намеренно ломаном английском:
- Сеньор, воды принесу гостю и тебе... - для Наемника все должно было выглядеть логично и правильно, Видящего обихаживает местная дикарка - все нормально. Не дожидаясь ответа девушка направилась в дом. Все быстро и в то же время медленно, точно со стороны. Адалира спихнула законченное шитье возле входа в дом, а сама нырнула глубже, дальше в тень и из зоны видимости двух мужчин.

Расчет прост. Наемник сейчас считает, что Видящий - это Арман, Арман заинтересован в Адалире (пока неизвестно зачем) и не выдаст ее Наемнику, будет заговаривать ему зубы до упора. А Адалира слушает-слушает. Если бы она могла доверять хотя бы одному из них. Если бы... Но нет.

На цыпочках через дом к окошку, с узкого подоконника все долой, стараясь не нашуметь лишнего, и прочь. Нельзя уходить громко, никак. Местные не слишком захотят менять свои жизни на жизнь Адалиры, но кто знает? А пришедшие вооружены не для того, чтоб москитов отстреливать. Девушке было страшно. Не до судорог и оцепенения, а вполне осознанным и четким страхом, который помогает думать и решать.

Еще миг - и она уже выскользнула из дому через окно, осторожно приседая за ним на корточки, не решаясь пока рвануть в чащу, точно ждала сигнала - беги!

*- черт побери

+2

11

- Вы на редкость проницательны, сэр, - не меняя благожелательного тона, продолжил ирландец, - и, кажется, я нашел того, кого нужно. И я настаиваю, чтобы вы пошли со мной. И ваша знакомая, что так поспешно ушла в дом, тоже. На всякий случай. Со своей стороны гарантирую вам безопасность и быструю... сравнительно... доставку к месту.

Найджел говорил спокойно и размеренно. Тем временм руки его легли на висящую на груди винтовку, а голос скрыл тихий щелчок предохранителя. Приказано доставить живым и невредимым. Но банальной осторожности еще никто не отменял. Да и места тут дикие. Всякое случается... Хотя, "убеждать" этих двоих силой не хотелось бы. В джунглях, с двумя обиженными на тебя людьми, совсем грустно.
Может, вызвать вертушку прямо сюда? Нет, не сядет...

+1

12

- Со своей стороны гарантирую вам безопасность и быструю...
Смерть?
В ту минуту мне, конечно, было совсем не до шуток, но сдержать мимолетную иронию оказалось просто выше моих сил; защитный механизм психики, позволяющий мне думать сосредоточенно и без помех. Не было никаких сомнений в решительности наёмника - я сам, по сути, в своё время от него ничем не отличался, и прекрасно знаю, за что платятся деньги и какие ставятся условия - но что оставалось делать? Переубедить? Разве что, с помощью денег, которых у меня не было. Я не сомневался в сообразительности девочки, но как она поведет себя дальше? Мы разговаривали, а её все не было, и тут оставалось лишь уповать, что её сразила нерешительность, иначе все мои ухищрения окажутся напрасны; я не боялся перестрелки - в этих глухих местах случается всякое, и в каждом доме есть какое-нибудь оружие.

- ...доставку к месту.
- Капитан, я дал тебе хороший совет, - ответил Арман, не притрагиваясь к своему карабину, его руки демонстративно покоились на бедрах; он лишь снял шляпу с колена и положил её рядом, на освобожденное Адалирой место - проделал это неспешно и естественно. Мужчина буквально кожей ощущал невидимые глаза, рассматривающие их из окрестных зарослей, что было вовсе неудивительно и очень даже уместно; не каждый день в деревню захаживают чужаки с таким обилием диковинных прибамбасов и спрашивают Грезящую - а если еще и поживиться чем-нибудь удастся! - Не будь дураком и воспользуйся.
Ирландец сразу начал разговор не с того конца.

Отредактировано Арман Бенуа (29-08-2013 11:39:56)

+3

13

Адалира медлила. Сигнала не было, бежать не было смысла. Девушка была ответственна не только за свою нежную шкуру. Даже не только за жителей деревни. Те двое, что были перед домом, тоже под ее ответственностью. Как же это тяжело, отвечать за всех. Отец, почему ты молчишь и медлишь? Почему не покажешь верный путь? Девушка зажмурилась, чтоб не расплакаться от обиды и отчаяния. И тут накатило.

Тот мужчина, которого она видела чуть ранее, когда рассматривала Наемника, возник внезапно. Он шел по солнечному яркому городу, внимательно глядя по сторонам. Точно искал что-то или кого - то и боялся не увидеть, не узнать или не понять. Следом тот же мужчина, убитый горем. Сила ушла из него в момент, внутренняя сила, которая доселе держала его плечи расправленными, а спину прямой. Со звоном разбивается стакан воды. В солнечных лучах вспыхивает прозрачно-сложная мозаика из твердого стекла и воды. Всплеск, вспышка. Взрыв. Тот же мужчина, но уже иначе смотрящий на мир. Снизу вверх. Как дитя. Холод. Внезапный почти непереносимый холод вокруг. Квадрат дверного проема и захлопнувшаяся дверь. Отрезан от мира. Нехорошо. Нехорошо и холодно.

Адалира вздрогнула и очнулась. Как обычно видение заняло несколько мгновений. Девушка шепотом возблагодарила Отца за то, что подсказал, как остаться человеком. Как сделать правильно.

Грезящая поспешно вернулась в дом, попутно укладывая осколки видения в понятную картину. Нарочито громко наполнила водой два стакана и вышла наружу. Армана остановила, протягивая воду. Наемнику протянула вторую руку с прозрачной чистой водой, но не шагнула вперед, отдать, а спросила вдруг:
- Тот человек... который Вас послал, он жив? - английский был не безупречен, но чист и понятен. - Когда Вы видели его в последний раз?

Черные глаза укоряюще глянули на руки Найджела, что стискивали оружие со вполне понятными намерениями. Потом прямой взгляд в глаза, в ожидании ответа.

+3

14

- Сэр, приберегите свои советы для тех, кому они действительно нужны, - по-прежнему спокойным тоном ответил ирландец, - а у меня есть приказ. И я его выполню. Даже если придется применить силу.

Может, действительно, стоит дать этому несговорчивому типу прикладом по башке, связать, да отконвоировать под дулом автомата? Нет, это крайняя мера. Не сейчас. Давай же, Эйс, убеди его в необходимости пойти добровольно...

Местная девушка (служанка? Подружка? Просто знакомая?) вернулась. Сама. И даже воду принесла.
- Тот человек... который Вас послал, он жив?
Странный вопрос... Найджел напрягся, ожидая подвоха. Сказать правду, или соврать?
- Не знаю, - чуть подумав, честно сказал ирландец, - Он общается со мной исключительно по телефону.

+1

15

Арман тяжело вздохнул в ответ, больше ничего ответить он не мог, да и не требовалось от него никакого ответа, по сути сделка носила исключительно односторонний характер; дискуссии более были неуместны.
Такая практика случалась повсеместно; еще в 1999 году киднеппинг в Колумбии был одним из главных занятий банд, наркокартелей, пиратов и просто группировок обнищавшего населения, жившего между многочисленными военными хунтами и бандами местных кокаиновых баронов - зажатые и доведенные до края, они похищали туристов, землевладельцев и всех, с кого можно было выручить деньги или иные материальные блага - прецедент Адалиры единственный в своем роде. Я бы мог, при случае, внести неплохой вклад в развитие судебной системы, описав этот случай. Смелый шаг, однако, даже Эскобар в свое время не бегал по стране за экстрасенсами, что не помешало ему прийти к успеху; а тут, с чего бы такой сыр-бор?
Мсье Бенуа еще раз окинул наемника внимательным взглядом, оценив качество и подгонку снаряжения, по которому умный человек сделает необходимой точности выводы. Пока вернувшаяся Адалира отвлекала ирландца, Арман пригладил волосы назад и вернул на голову свою выцветшую в путешествиях широкополую федору.
- Нет, силу применять не надо. - ответил он, вытягивая вперед ноги в грязных ботинках. - Но я должен сообщить в лагерь, что меня не будет три дня. Люди и так на нервах, я не хочу переполошить их окончательно. Можешь подождать меня здесь, а можешь сходить со мной на почту.
Мсье Бенуа взял у Адалиры воду, коротким взглядом прямо в глаза давая девочке понять, что все идет как надо и сейчас главное не намутить воду, иначе старый знакомый будет очень рассержен появлением новых проблем.

Отредактировано Арман Бенуа (30-08-2013 09:56:35)

+2

16

Адалира, поймав взгляд Бенуа, успокоилась и уверилась в правильности развития событий еще больше. На слова Наемника же нахмурилась. Вручила ему воду, буквально толкнула стакан краем ему в руку, вынуждая отпустить оружие и взять предложеное. Иначе приказ там или не приказ - выглядеть будет странно.
- Звони, чего же ты ждешь? - никаких "Вы", не время для церимоний. Складывало абсолютно четкое ощущение, что раскрутившийся маховик уже сошел с оси, но пока еще можно выбирать, в какую сторону ему рухнуть.

Бенуа говорил про три дня, про то, что его искать станут и ждать. А Адалира? Кто станет искать и ждать ее? Неимоверных усилий девушке стоило спрятать себя - обычного человека, почти ребенка еще, под маску Грезящей. Был во всей этой провидческой карусели только один минус - Адалира не могла видеть Свое будущее. Плата? Вполне вероятно. Судить о том, что станет с тобой самой по окружающим очень сложно. Никто не задерживается рядом, возле надолго, пути расходятся и Адалира вспыхивает неярким бликом на чьем-то и потом все, события исключают наличие девушки в них. Вот и сейчас Грезящая изо всех сил пыталась провалиться в оцепенение и увидеть ближайшие три дня из жизни Армана Бенуа. Тщетно.

Девушка досадливо дернула головой, коса точно живая змея вметнулась на тонкое плечо. Черные глаза снова вперились в Наемника:
- Звони... - она на короткий миг подумала, стоит ли так разговаривать и такое говорить, но потом... - или тебе некому будет заплатить...

+2

17

(Совместно с доном Рамоном)

Ирландец взял предложенный стакан левой рукой. Правая же продолжала сжимать рукоятку винтовки. Вода оказалась теплой и с привкусом, но все же лучше, чем ничего на такой-то жаре.
Вернув стакан девушке, Найджел все той же левой рукой вытащил из кармана разгрузки спутниковый телефон и набрал номер с наклеечки под крышкой:
- Алло, сэр. Это Эйс. Кажется, я нашел того, о ком вы говорили. Даже двоих. Странные какие-то. Интересуются вашим здоровьем.
- ...
- О'кей, сэр. Прикажете доставить обоих?
- ...
- Э-э-э... Сэр... Нет, не говорят. Пока не говорят, - слегка замялся ирландец, - но я это выясню. Могу ли я вызвать вертолет с вашей виллы, когда мы найдем подходящую площадку?
- ...
- О'кей, сэр, понял, все сделаю.
Попрощавшись, наемник отключил и убрал телефон, посмотрел на девушку:
- С моим нанимателем все в порядке. И ему не терпится встретиться с вами. Обоими.

Перевел взгляд на мужчину:
- Раз вы готовы идти, то идемте. Попутно и на почту заглянем, если таковая попадется нам на пути.

(Полная версия телефонного диалога есть здесь)

Отредактировано Найджел (04-09-2013 20:45:15)

+3

18

Мсье Бенуа молча вернул Адалире стакан, так и не отпив из него ни глотка. Разговор наемника со своим боссом он не слушал за отсутствия в этом потребности, зато напряженно вспоминал до мельчайших деталей карты окрестностей, распечатки которых он сделал еще до отбытия в Латинскую Америку.
У меня с собой была старая карта на восемьдесят миль вокруг, которой я пользовался еще семь лет назад, путешествуя вверх по течению Магдалены. Тогда я купил её в Боготе, и стоила она всего лишь один доллар, но сейчас я бы не продал её и за сто долларов; уже тогда её было около десяти лет и она явно перекочевала на рынок из какой-нибудь воинской части - качества карта была отменного и, как оказалось, более незаменимого спутника в путешествиях было не сыскать. Как и любой умный человек, я никогда стопроцентно не полагался на собственную память, какой бы замечательной она не была, но чувство неоспоримого превосходства меня не покидало.
Арман кивнул девочке и засобирался сам. Поднял с земли карабин, бережно провел рукой по ребру деревянного приклада, смахивая оставшиеся на нем частицы земли, почти любовно, как с живого существа.
Почтовое отделение располагалось в небольшом низкорослом домишке на каменном фундаменте. Внутрь вели страшно скрипучие ступеньки, расшатанные множеством ног и без перил - судя по всем, когда-то перила все-таки имелись в наличии, но сейчас от них остались только жалкие гнезда по обе стороны ступенек - залитое солнцем крохотное крыльцо выгодно отличалось от полутемного помещения, старательно защищенного деревянными жалюзи на окнах от солнечных лучей, губительных для бумаги. Письма, посылки и свертки громоздились в этом же помещении, возле нескольких столов сотрудников, которые и сортировали корреспонденцию вручную.
Арман недолго задержал своих спутников, оставив их ждать у входа, так как народу в это время в отделении было много. Мсье Бенуа телеграфировал в Портленд и Прагу, вызвав недоумение телеграфиста французским языком сообщений. Удостоверившись, что телеграммы ушли, он добрался от конторки телеграфиста к единственному из двух столов, где еще было свободное место. Там Арман быстро написал записку в лагерь и вручил её мальчишке-курьеру, щедро снабдив того чаевыми, и велел доставить сообщение археологам в кратчайшие сроки.
- Сколько у тебя комплектов первой помощи и сухпайка? - поинтересовался Арман у наемника, когда они вновь оказались на свежем воздухе, впервые заговорив после того, как они покинули дом Грезящей и отправились обратно в деревню. Всю дорогу он шел, погруженный в свои собственные раздумья, время от времени рассеяно поглядывая по сторонам. Один раз он даже споткнулся, не разглядев на дороге булыжник, и схватился за наемника чтобы не упасть.
При себе мсье Бенуа, конечно, имел некоторую сумму денег, поскольку в деревеньке было еще одно место, запланированное к посещению, а нарушать свои планы Арман не собирался даже после появления незваного гостя.
...который стал мне верным товарищем во время службы, что, хоть и было запрещено уставом и Женевской конвенцией, но тем не менее игнорировалось солдатами повсеместно; командиры смотрели на это сквозь пальцы, что лишний раз говорило о том, что в Легионе штабных бездельников нет...

Отредактировано Арман Бенуа (06-09-2013 11:51:33)

+3

19

Все как-то стремительно произошло. Адалира услышала ровно столько, сколько должна была услышать из разговора Наемника с Тем-Кто-Нанял. Девушка растерялась. Отчего ее простое и понятное желание помочь вылилось в нечто совершенно непонятное? Ехать? Куда? Зачем? Она же все сказала. Разве мало этого? За спиной Наемника только один раз не спеша прошелся человек, мужчина в рубашке с закатанными рукавами. Внимательно посмотрел на компанию, поймал взгляд Адалиры и засек адресованное ему мотание головы. "Нет!". Девушка дала понять, что ситуация не стоит риска для местных. Это ее ситуация.

Отец-Отец, где же ты? Отчего молчишь, не подсказываешь, не объясняешь? Разве у тебя так много детей, что можно одать одну из дочерей просто так? Отец... Ну, что же ты? Дай знак, подскажи. Я прошу!

Арман споткнулся. Адалира вздрогнула. Она буквально впилась пальцами в тонкий ремень холщевой сумки, которую прихватила с собой из дому. Там были листы бумаги, источеный почти до конца карандаш и пара сандалий. Ну а что? Нищему собраться - подпоясаться.

Грезящая была точно во сне. Она машинально следовала за мужчинами, ждала, если придется, двигалась как робот. Но внутри...

Отец-Отец! Не отдавай меня им! Забери, не отпускай! Отец!.. Пожалуйста...

Глаза стали влажными на несколько секунд, но из-под черных ресниц не выкатилось ни одной слезинки. Внезапное осознание того, что никто не придет на помощь, никто не возьмет за руку и никто не скажет, что все в порядке и ее, Адалиру не дадут в обиду, обрушилось и подмяло как обрушивается и подминает под себя крепкие с виду домики селевый поток с гор. Безысходность. Беспомощность. Было не очень понятно, что именно убивает больше.

Адалира молчала, не спрашивала и не реагировала на слова мужчин. Незачем. Это ни к чему не приведет и ничем не поможет. Что там сказал Арман? Сухпайка? Первой помощи? Ну да... Девушка решительно выдохнула и попыталась поймать Будущее, хотя бы минутку из него увидеть. Снова тщетно. Цветок, вырванный из привычной среды, переезжал в оранжерею. Но не все цветы приживаются в тепличных условиях. Шаг-шаг, послушно и молча. В неизвестность.

Отредактировано Адалира Креспо (06-09-2013 12:33:03)

+2

20

Люди собрались на удивление быстро, чего трудно ожидать от гражданских. Впрочем, Найджел и сам уже давно был гражданским, но, как известно, можно убрать человека из армии, а вот армию из человека убрать невозможно. В любом случае, эти двое шустры и решительны и определенно заслуживают одобрения. Так вот взять и сорваться с насиженного места и отправиться неизвестно куда - не каждому дано.

Поход на почту много времени не занял - вот же она, рядом. Правда, странный человек и тут отличился, умудрившись запнуться на ровном месте и, в попытке не упасть, ухватившись за плечо ирландца. Летчик инстинктивно помог ему восстановить равновесие и покачал головой. Если так и дальше пойдет, придется его на себе тащить. Девушка же молча шла следом. Сама. И то радость.

- Сколько у тебя комплектов первой помощи и сухпайка? - спросил новый "подопечный". Кстати, надо бы узнать, как их зовут, так для удобства. Вопрос неожиданный, но логичный. Найджел прикинул в уме свою изначальную загрузку, потом попытался вспомнить, что уже потратил.
- Сухпай - если на одного, то дня на два. На троих, ясно дело, только на день. Два перевязочных пакета, всякие антисептики и прочая дурь, - ответил он, загибая пальцы, - Но за еду волноваться не стоит, джунгли прокормят. Там, - наемник махнул рукой в сторону джунглей, - в речке, отличные черепахи водятся.

+3

21

Арман поморщился, но свое мнение о черепашьей похлебке оставил невысказанным. В конце концов, ему было все равно, что есть, лишь бы продукт был годен в пищу; во время службы, в особо тугих условиях, ему доводилось питаться и не таким. Мсье Бенуа только предположил, что приготовленные в котелке черепахи сгодятся в качестве ужина его юной подруге, так как не имел ни малейшего представления о её здешнем рационе, хотя смиренное меню монастыря он помнил довольно хорошо.
Он вытянул вперед руку, придерживая Адалиру на месте, когда перед ними вырулил старый грузовичок с овощами. Немилосердно тарахтя на неровностях грунтовки, автомобиль, помнящий еще режим Пинильи, окутал их облаком едких выхлопов и пыли, заставив слезиться глаза и драть в горле; Арман прикрылся воротником своей куртки, отворачиваясь в сторону наемника, что дало ему прекрасный шанс незаметно, и в деталях, рассмотреть обмундирование ирландца и сделать соответствующие выводы.
К счастью шанс перекинуться парой слов с мадемуазель Креспо выпал мне в тот же день, ближе к вечеру. В целом, ничего толкового я ей рассказать так и не смог, потому что не желал посвящать в детали нашего нежданного конвоира, однако девочка и сама прекрасно понимала без слов, как надобно себя вести; я был очень горд за неё, как будто речь шла о моем собственном ребенке - сообразительность девочки меня несказанно радовала, так как в нашем вынужденном походе она не станет мне обузой, а, возможно, хорошим компаньоном. Её тоже интересовал ирландец. Я объяснил ей в двух словах, с кем мы имеем дело, и в её глазах увидел непоколебимую решимость действовать, а не плестись на аркане следом. Хотя, возможно, это были всего лишь отблески костра.
Арман отнял от губ воротник, когда в нем отпала надобность, и рукой отогнал от лица ошметки дыма. Арман одобрительно кивнул наемнику в ответ и поправил на плече свою сумку.
- Дай мне один медпакет и дозу антисептика дополнительно, - тон Армана выражал просьбу как само собой разумеющуюся. - Надеюсь, ты один из тех ирландцев, которым не свойственна жадность.
Арман немного помолчал, пересекая деревенскую площадь, вымощенную камнем, но пораженную оспинами там, где камни были по каким-то причинам выворочены. Шел он с осторожностью, на этот раз смотрел, в основном, под ноги.
- До пристани идти где-то полмили, - сообщил он идущему по левую руку Найджелу задумчивым голосом и шагнул на дно очередной колдобины, проворонив её, но не споткнулся и продолжил путь. - Минут за десять доберемся, если нас не собьет какая-нибудь чадящая шайтан-арба.
Хотя у них был плот, который пришвартован, скорее всего, южнее деревни, у порогов. Чужаки, как правило, не умеют преодолевать их даже на взятых в аренду пирогах-плоскодонках, потому что среди камней много пены и безопасные на вид проходы на самом деле таят препятствия в виде подводных бревен и камней - Арман проходы знал, ему их показали еще семь лет назад и при недавнем осмотре реки никаких изменений он не заметил - рыбаки как проходили, так и проходят опасные места. А вот плотом там не протиснуться.
Далее Арман умолк, как воды в рот набрал, и остаток дороги не проронил ни слова.

Отредактировано Арман Бенуа (11-09-2013 14:55:13)

+2

22

Не была Адалира Креспо храброй. Решительной тоже не была. Но ее точно меняли на другую Адалиру, когда речь заходила о специфической помощи. Почти неважно для кого. Почти...

Девушка молчала, продолжая мучать пальцами ремень сумки. Она внимательно смотрела под ноги, видимо помятуя почти полет сеньора Бенуа. Странный это был тип. Лира долго и упорно пыталась его определить иначе, чем как Один Из Тех, Кому я Помогла. Да и именно сейчас Арман не выглядел человеком, которому так уж нужна помощь. Скорее наоборот. Несколько раз Грезящая ловила его прямой взгляд, определенно намекающий на нечто.  Но на что? Девушка не могла понять, совсем не могла, зачем ее снова столкнули с этим человеком Боги? Они хотят испытать ее? Их? Или только Армана? Зачем оставлять в другой, чужой жизни след глубже, чем обычно? Она не была готова к такому. А разве можно быть готовым? Пфф... Странная, никому ненужная девочка с весьма сомнительным талантом не умеет и не принимает никого ближе, чем нужно для обычного ее контакта с "внешним миром". Не умеет. Сложно все. Посмотрим...

Троица остановилась. Лира уже не пыталась призвать Отца или видение. Это сейчас, как ей казалось, вовсе невозможно. А потом? Мда... Лира нахмурилась. Осторожно девушка переместилась в сторону тени от близстоящего дома и тут.. Ее точно обожгло холодной водой водопада. От Наемника волнами накатывало такое, от чего сердечко Грезящей пыталось вырваться прочь, разорваться в мелкие брызги и перестать быть. Адалира невольно шагнула назад, в сторону сеньора Армана и новое ощущение... Сердцебиение унялось почти стремительно. Это было похоже на то, как если бы Лира сменила температуру воды в душе, простым и быстрым поворотом барашка. Один Чужак и опасен, второй Знаком и опасен не так. О, как интересно...

Грезящая, пользуясь остановкой, паузой в начавшемся путешествии, несколько раз осторожно делала шаг в сторону сеньора Найджела и обратно, к сеньору Арману. Фокус с сердцебиением повторился и осталось только понять, зачем Это ей в дорогу подарил Отец? В том, что это сделал именно Отец у Грезящей сомнений не вызывало никаких.

- До пристани идти где-то полмили, минут за десять доберемся, если нас не собьет какая-нибудь чадящая шайтан-арба, - слова сеньора Армана застали ее как раз в фазе ближе к нему. Девушка точно отряхнула с себя забаву и не спеша, как можно менее заметно, отошла от обоих мужчин на примерно одинаковое расстояние. Пристань? Двигаться станут по реке? Значит путешествие будет куда дальше и дольше, чем хотелось бы Лире... Нехорошо. Темные брови почти сошлись на переносице, а носок сандаля тюкнул по краю выбоины без нескольких камней. Не-хо-ро-шо..

Отредактировано Адалира Креспо (11-09-2013 20:56:15)

+3

23

Откуда в этих глухих джунглях машины? Впрочем, похоже, эта древность самозародилась здесь еще во времена последнего ледникового периода... Ирландец рефлексивно вскинул автомат, но оказалось, что это не нападение танковой бригады, а всего лишь старый грузовик с изрядно дырявым глушителем и грузом всякой зелени. Однако ж пыли поднял - не всякому вертолету такое под силу. А еще мотор масло жрет... Найджел закашлялся, левой рукой разгоняя клубы окутавшего их странную компанию дыма...
- Дай мне один медпакет и дозу антисептика дополнительно. Надеюсь, ты один из тех ирландцев, которым не свойственна жадность. - попросил странный новый знакомый. Интересно, зачем? Впрочем, раз просит - значит надо. Найджел порылся в наплечном кармане разгрузки и извлек оттуда два запечатанных пластиковых пакета. Один, побольше, содержал в себе стандартный армейский перевязочный набор, другой, поменьше - порошкообразный антисептический состав.
- Держи. За жадностью - это к шотландцам, - с этими словами он протянул пакеты спутнику.

Идея дойти до пристани, взять там лодку и спуститься вниз по реке ирландцу понравилась. Если таким образом они и не смогут добраться до... Места назначения, то, хотя бы, на берегу легче найти площадку, подходящую для LZ...*

- А что, здесь много этих самоходных коптилок? Я думал, та - единственная, - пожал плечами летчик.

-----
*LZ (Limo Zulu) - армейское (натовское) сленговое обозначение для landing zone - посадочной площадки.

+3

24

Пристань находилась во внешней части широкой излучины реки, которая в этом месте разливалась особенно сильно, образовывая тихий и очень удобный залив, не затронутый основным течением, и здесь свободно можно было оставлять свои судна на приколе, если это что-то более тяжеловесное, чем местные суденышки. Арман окинул взглядом несколько пирог, вытащенных на берег, ряды рыбацкого инвентаря, сети. Людей здесь сновало немало, создавая впечатление, что примыкающий к деревне рыбацкий лагерь - полностью автономная административно-территориальная единица. Мсье Бенуа, бросил на ирландца короткий взгляд.
- Мы же не в каменном веке живем. - нетерпеливо ответил он, выискивая взглядом нужные ему дом; поверх голов это делать непросто, поэтому бельгиец, ничтоже сумняшеся, вскочил на перевернутую лодку и со своего возвышения осмотрел окрестности. Таким образом было возможно рассмотреть откуда именно вьется характерный столб дыма, поскольку тесная застройка и сваи, на которых стояли хижины, препятствовали нормальному обзору с земли.
- Или ты ожидал встретить здесь подпоясанных травой аборигенов? - Арман спрыгнул на влажную землю и направился вдоль сырых свай к пристани.
Дожди закончились совсем недавно и все здесь говорило о случившемся паводке. Населенные пункты, вроде нашей деревеньки, просыхают быстро, но с рыбацкими лагерями, что построены фактически на воде, не все так просто - не хотел бы я жить в таком месте, поскольку хронически ненавижу сырость и грязь - еще какую-нибудь неделю назад здесь была Венеция.
- Я сейчас вернусь. - сказал он, когда троица поднялась на высокую пристань. Арман обратился к наемнику. - Нужно прикупить кое-что в дорогу - незачем всем троим таскаться между лачуг. Ты лучше присмотри нам пирогу, только не увлекайся - вверх по течению нас ждут пороги, поэтому лучше взять небольшое каноэ.
По этих словах Арман быстро развернулся и скрылся из виду с проворством, которое ранее не наблюдалось в этом человеке по пути сюда. Арман ловко пробирался среди рыбаков и прочих местных жителей, толпящихся у палаток и небольших кабачков, где собирались местные в часы полуденного зноя, когда жаркое солнце и здешняя влажность делали жизнь особо нестерпимой. Дощатый настил петлял между домов, иногд ответвляясь вглубь берега или в сторону реки, ведя к другим домам или заведениям; лагерь обеспечивал себя сам, по возможности, и здесь тоже моно было найти различного рода мастерские и кустарные производства.
Я бы хотел описать помещение в деталях, потому что оно явно заслуживало к себе отдельного внимания, но, к сожалению, не владею таким талантом, как выдающиеся классики и поэтому кузница на этих страницах лишится львиной доли деталей, которыми она изобиловала в реальной жизни. Едва я шагнул за порог, как ощутил себя главным героем у Данте. Даже открытые окна не спасали от той высокой температуры, которую создавал огромный, почти на половину помещения, раскрасневшийся горн. Кузнец, и два его подмастерья, были, скорее всего, неведомыми инфернальными существами, раз выдерживали находиться возле этой адской печи хотя бы несколько минут, молотя по раскаленным кускам железа. Признаться, для меня кузнечное дело всегда оставалось загадкой - даже видя кузнеца за работой, я все равно не понимал, как из расплющенной и зазубренной железяки, по которой бьют молотом, отбивая куски, можно создать идеально острое и гладкое лезвие. Эти кочерыги, зажатые клещами никаким образом не вязались с блестящим благородством палаша. Именно по этой причине, зайдя внутрь я все еще с недоверием относился к обещанию местного мастера предоставить мне мой заказ в срок и в том виде, в котором я желал его видеть.
Но заказ был готов. Мастер принес его, замотанным в тряпицы и протянул Арману. Мужчина даже сквозь слои ткани почувствовал хищную форму и отменную заточку, едва в его ладонь лег неприглядный сверток.
- Довольны, сеньор? - равнодушно поинтересовался кузнец, наблюдая, как Арман бережно разворачивает ножи. Ему не требовался ответ, он и так знал, что клиент доволен - этот человек определенно имел понятие о том, что заказывал и результат непременно окажется удовлетворительным. Кузнец тоже имел понятие о том, что делает.
Нож лег в руку, как вписанный. Идеальный хват и анатомическая совместимость с ладонью. Мсье Бенуа вновь ощутил знакомое чувству, как будто нож становится продолжением его руки, естественной частью тела, дарованной с рождения.
- Керамбит. - выдохнул мужчина, медленно проводя изогнутым лезвием в воздухе, зажав оружие обратным хватом. Кровавый отблеск горнила кроваво сверкнул на острие, разлившись гранями - полированное лезвие, как зеркало, отбило багрянец раскаленных углей. - Прекрасная работа, мсье. Сразу видно руку мастера.
В Экваториальной Африке мне довелось познакомиться с одним наемником-филиппинцем, который служил у одного алмазного царька. Легионеры и наемники пересекались редко, в основном, на патрулях и особой ненависти друг к другу не испытывали, потому что занимались одним и тем же делом - служили тому, кто им платит. До тех пор, пока интересы Франции и про-правительственно настроенных магнатов не пересекались, между нами царила тишь да гладь, и даже помогали нам во время серии заварушек в Киншасе. Разумеется, если бы мы были на противоположных сторонах баррикад, то при случайной встрече разговоры могли быть совсем другими. Именно благодаря такому стечению обстоятельств я познакомился с Робертом. А началось наше знакомство с того, что Роберт тонул...
Арман любовно провел пальцами, обернутыми в те тряпицы, в которых лежали ножи, по кривому лезвию ножа. Там, где ткань проходила по режущей кромке, остались четкие порезы, без рваных линий. Заточка была превосходной.
...мы с Эмилем сами не знали, как подойти, настолько это болото оказалось коварным. Даже трупы наемников, пролежавшие здесь около суток, почти скрылись в грязи, продавив почву собственным весом, наши же ноги проваливались, едва мы делали шаг. Деревья росли слишком далеко, чтобы протянуть ветку или кусок лианы утопающему. Положение было безысходным и лучшим выбором для нас было просто уйти и не смотреть, как, уже фактически обессиленный, человек медленно уйдет на дно. Легионеры не обязаны помогать никому, кроме мирных жителей, подпадающих под юрисдикцию миротворческих сил, да и то, обычно, эти резолюции игнорируются многими солдатами, для которых пребывание в этих глухих краях и без чужих проблем невыносимо. Это же мне предложил и Эмиль. По его бледному лицу было видно, что это решение причиняет ему не меньшую боль, чем созерцание лица, виднеющегося над поверхностью болота.
- Как договаривались. - Арман протянул кузнецу медпакеты, полученные от ирландца и еще несколько купюр сверху. - Деньги или обмен. Здесь полный армейский комплект: обезбаливающие, антисептики, физраствор - поднимет на ноги даже труп. За него можно выручить немалую сумму.
Кузнец внимательно изучил предложенный Арманом бартер и счел его достойным. Деньги тоже взял, даже не поинтересовавшись за что. Арман ему сам сказал.
- Я не ожидал, что ножи будут в точности, как я просил. Мое почтение мастеру.
Роберт был благодарен. На мой взгляд первое, что должно было посетить его по извлечению на твердую землю - чувство глубокого омерзения и животного ужаса при виде собственного тела - оно кишело всевозможными гадами болотными, которые облепили его изрядно погрызенные руки и ноги. Зрелище было настолько омерзительным, что я невольно отодвинулся от него подальше, но от запах было не скрыться. Я не хотел более прикасаться к нему, только был уже обязан идти до конца - не бросать же его, раз уж спасли. Хотя, если говорить по правде, теперь уж и мы выглядели не лучше, чем Роберт.
Арман вышел наружу, держа в руках ножи. Они снова были завернуты в тряпицы, поскольку положить их пока было некуда, кроме как в сумку. Наконец незваное вторжение ирландца начало приносить пользу - натуральный обмен пары керамбитов на лекарства сэкономил мсье Бенуа солидную сумму денег, которые он отложил на покупку.
В знак благодарности Роберт подарил нам с Эмилем по превосходному ножу. Он рассказал, что на его родине это оружие используется повсеместно как охотниками, так и отдаленными от охотничьего промысла людьми. Но охотник всегда должен иметь пару таких ножей. Спектр их применения поразил меня своей широтой и изобретательностью. Но в бою он был ужасен, керамбит, который стал мне верным товарищем во время службы, что, хоть и было запрещено уставом и Женевской конвенцией, но тем не менее игнорировалось солдатами повсеместно; командиры смотрели на это сквозь пальцы, что лишний раз говорило о том, что в Легионе штабных бездельников нет - в полевых условиях солдаты нередко игнорировали уставное снаряжение. Армейский нож был мало пригоден при переходе джунглями, поэтому среди легионеров было немало любителей туземных мачете или трофейных АК, которые исправно служили в этом полном влаги и грязи климате. Куда лучше наших FAMAS. И толковый командир прекрасно понимал, как важна максимальная адаптация к окружающим условиям.
Когда Арман подошел к своим, он первым делом поинтересовался насчет лодки.

Отредактировано Арман Бенуа (16-09-2013 16:28:30)

+2

25

Когда долго-долго сжимать тугую пружину, она выщелкнет вовне, во вне абсолютно не имеет значения чего. Скажем, во Вселенную. Адалира устала. Устала ждать непонятно чего, устала пытаться посмотреть на несколько шагов вперед, устала следить за тем, чтоб не попадать в Злую Ауру Наемника и не выходить из Доброй Ауры сеньора Бенуа, устала сопоставлять оговорки и обрывки не всегда понятных ей фраз.

Девушка уселась на перевернутое каноэ, одно из, обвела взглядом рыбаков и лодочников, ища знакомые лица. Пара или тройка показались знакомыми. О, точно. Лира расплылась в улыбке. Те, кто ее действительно знал и узнал, поспешно отводили сперва глаза, а после и лодки от берега. Класс... И да, пусть потом спросят, отчего Адалира Креспо так легко и быстро покинула насиженное несколькими годами место? А вот почему. Один из лодочников, узнавших Адалиру, застрял, упершись носом своего каноэ в борт другого. Образовалось что-то похожее на дорожную пробку. Тот, в кого врезался паникер, замахнулся веслом и выкрикнул ругательство. Ну в самом же деле, неужели глаз нет? Паникер же торопился и шипел нечто невразумительное. Вообще все равно, что он шипел дословно. Выбраться сейчас с этого участка реки для него почти вопрос жизни и смерти. Адалира поймала его затравленный взгляд и расправила плечи. Гордый подбородок вздернулся, а в сторону лодочника полетел короткий плевок и жест тремя пальцами из-под подбородка. Резко, презрительно. Пусть теперь гадает, выругалась девушка или прокляла.

Сеньор Арман капитально застрял в кузне. Ну а куда еще мог пойти здесь, в этой части поселения, человек, всеми повадками и прочим совпадающий с прозвищем, что дала ему Лира про себя - Солдат. Именно так. Не Наемник. Хотя и не за благодарственные грамоты воевал сеньор Арман. Но... Солдат и все. Высокая планка. Мужчины и мальчишки всегда одинаковы, даже игрушки одинаковые. Разве что отличаются настоящестью и габаритами. Грезящая зевнула, подставив на миг лицо ласковому горячему солнцу. Интересно, если Лира сейчас просто встанет со своего места и сделает шаг назад, в пеструю толпу, это кто-нибудь заметит?

Со стороны дальних от реки воды построек раздались звуки гитар. Девушка точно прошило электричеством от макушки до пят. Она даже не задумалась. Звук чаровал, вел неспеша и красиво. Гитарные переборы звучали парой, значит, музыкантов двое. И песня... Песня-то знакомая. Адалира практически бегом продиралась сквозь толпу торговцев, на скуластом лице цвела улыбка, а губы шептали слова песни, беря разбег. Музыканты-то не пели, играли длинное вступление совершенно волшебной песни.

Девушка выпала из плотной массы толпы к паре гитаристов. На нее глянули доброжелательно. Два загорелых в черноту парня, одетые только в светлые выцветшие штаны (кажется, раньше это были джинсы) заняли местечко под небольшим тростниковым навесом. Один из них прикрыл нечесаные смоляные лохмы соломенной широкой шляпой, отчего выглядел старше своего приятеля. Но похожи они были лицами и сложением тел - верно братья. Впрямь говорят - люди, имеющие талант, не имеют зла в сердце. Несколько человек в толпе слушающих, что уже собралась вокруг довольно приятного увеселения, узнали Адалиру и недоуменно смотрели на нее. Ведь не часто она из деревни выбиралась. А тут... такое явление.
Лира оправила короткую расшитую бисером курточку и пригладила волосы, перетекая с головы на тугую змею косы. Глаза блеснули в ответ музыке и улыбкам музыкантов. Лира вдохнула и закрыла глаза:
[b]!Viva la paz!
Germina en el abrazo.
Sabor de canela
con sazon a hierbabuena
y una pizca de miel
que no empalaga.

Отец! Ты слышишь? Это я пою, твоя Адалира. Это тебе, Отец. Научи людей всему, что я пою. Научи...

Arrolladora como tsunami
trae en sus manos
de par en par abiertas
un seductor despertar.
Viva a lo ancho y largo
de su vibracion
cobija a los violentos en clemencia.

С каждой строчкой голос креп, а гитары звенели все громче, улавливая настроение поющей. Голос будь- то не принадлежал молодой девушке. Сильный, вибрирующий той вибрацией, что можно назвать томной. Но в данном случае неуместной. Не поставленный голос певицы, но сильный голос самоучки и открытой души. Так точнее. Люди молчали. Из под черных ресниц выкатилась абсолютно счастливая пара слезинок. Ветер внезапно рванул вдоль по берегу и яростно застрепал белые крылья сушащихся треугольных парусов и серые тенета сетей. Ангелы и демоны, а может только ангелы, или только демоны, хлопали крыльями, слушая песню Адалиры.

Un perdon adereza
suavidades que la ternura
precisa en voz de aliento.
Canto a la merced
de una nota sostenida,
paz en sol mayor,
melodia que arrulla mis suenos.
Cancion de cuna.
Celestina de un corazon en desvelo
que la cadera mueve
en el cantar a la paz.
*

Песня тянулась последней нотой и последним звуком струн в бесконечность. Казалось, она не кончилась, а все еще звучит, просто дальше от этого места, потому что ее унес ветер, посланный Отцом. Адалира не сомневалась в том ни на секунду. Внутри Адалиры все дрожало от почти незнакомого и непонятного ощущения. Точно она была гитарой или гитарной струной. Как же сейчас ей было хорошо! Улыбка не покидала лица девушки, парни одобрительно кивали ей, а в толпе раздалось несколько жидковатых и не слишком уверенных аплодисментов. Первый самостоятельный контакт с миром вышел очень чудесным. Грезящая зарделась, переполненная отзвучавшей песней и чужой, но такой понятной и невозможно близкой музыкой. Ах, если бы так можно было всегда...
__________________________________________________
*`По мотивам Бейи Клары Вентуры

ПЕСНЯ О МИРЕ
(Свидетельство о публикации распространяется только на перевод)
Литературный перевод с испанского О. Шаховской (Пономаревой)
Миру слава!
Раскроет он нам новые объятья,
порою свежей, изумрудной мяты,
мечты на вкус, на цвет и ощущения желанной,
и мёда капелька не приторна, духмяна.
А жизнь опасна, крутит как цунами,
мы осознаем вдруг..., притянемся руками,
и равный к равному открыто…
соблазн при пробуждении изумит нас.
Да здравствуют
и ширина, и амплитуда сих вибраций!
Пусть ярость скроется – отравленное яство.
И милосердье в братстве будет почитаться.
Прошу прощения!
Но придётся привести в порядок чувства,
В любовь добавить мягкости – искусство.
Дыхание поставить в каждом слове.
Мы все должны быть к этому готовы.
А песня, что пою, и милость, и желанье.
Мир – солнце главное под крышей Мирозданья.
с диезом нота ярче зазвучала, воплотилась
в мелодии огромной мощи, что мне в детстве снилась.
Той песней колыбельною, божественной,
навеяны мои желанья-сны,
и с нею сердце воспарит легко, торжественно,
и станут счастья возгласы слышны.
Увижу я народы к миру весело идущие,
и будут чище небеса грядущего!

+3

26

Вот так вот взял и куда-то смылся! - Ирландец в сердцах выругался, провожая взглядом спешащую фигурку нового знакомого. Ладно, будем надеяться, что вернется. Сам. Добровольно. Что он там говорил про каноэ? Вот это, кажется, подойдет. Найджел подошел к лежащей неподалеку перевернутой лодке, бегло осмотрел ее, попихал ногой, огляделся в поисках хозяина. Чёрт, они тут все на одно лицо... Короче, лодку я нашел. Теперь бы найти того, кому она принадлежит. Или умыкнуть и не париться..? Авось, не обеднеют сильно-то. Не, народу вокруг много, а я у них и так в большом почете, типа... - Наемник прямо-таки шкурой чувствовал на себе многочисленные взгляды. Оценивающие, настороженные, любопытные, неодобрительные.

Буквально на минуту отвлекся ирландец, но этой минуты хватило, чтобы и девчонка куда-то подевалась. - Чёрт бы их драл обоих, и джунгли эти, и жару. - Все это, вкупе с не самой дружелюбной атмосферой, раздражало летчика все сильнее. - Так. И куда она могла удрать? Хм-м... О, звуки музыки! О'кей, начнем с очевидного... - Ирландец двинулся на звук и вскоре действительно нашел новую знакомую в центре небольшого круга зевак, поющую под гитарный аккомпанемент. Слова песни звучали непонятно, но красиво, надо признать, и наемник решил не спешить...

Наконец, девушка допела, гитары смолкли. Ирландец похлопал, одновременно аплодируя (здесь, кажется, к нему присоединились еще несколько человек) и привлекая к себе внимание девушки, затем жестами показал, что убегать нехорошо и вообще пора возвращаться. Вдвоем они вернулись к пристани.

Вскоре подошел и второй... Кхм... Спутник. Поинтересовался насчет лодки. Найджел указал на посудину, выбранную ранее. Если бы ирландца попросили выбрать самолет, он был бы уверен в своем выборе, а вот с лодкой... Ну, не предназначены кролики для лазанья.

+2

27

Арман отошел в сторонку переговорить с хозяином лодки. Немного поторговавшись, сошлись в разумной для обоих цене и ударили по рукам - бельгиец получил пару весел, а колумбиец - свои доллары. На воду решили сходить не с пристани потому, что по нынешнему уровню воды в реке, даже на глубоко врезающейся в воду дощатой пристани было слишком высоко. Обычно, к ней причаливали суда покрупнее с высокими бортами, а мелководное каное позволяло  отчаливать едва ли не от самого берега. Поэтому, пронеся лодку под рыбацкими тропами, Арман с местным столкнули её в реку, зайдя в воду по щиколотки.
- На борт, мадемуазель и мсье, - пригласил Арман, с удовольствием разгибая спину. Хоть каное было и не слишком тяжелым, но вот нести его было очень неудобно. К тому же рослый бельгиец уже предчувствовал себе незабываемое путешествие в этой ореховой скорлупке, но ничего не поделаешь - ему не привыкать, а вот Адалире будет в самый раз. Чего не скажешь о больной ноге наемника.
В путешествиях по реке есть много своих особенностей, которые заключаются, в первую очередь, в географическом расположении данной реки. В другом месте, возможно, мне это подарило бы немало хороших впечатлений и блаженную свежесть в контраст палящему солнцу и высокой влажности. Но река в тропическом лесу - это вовсе не то, о чем я мог бы тогда мечтать; работая своим веслом, я ощущал, как вода из меня уходит целыми литрами. Я думал: "Если мы пройдем еще хоть одну милю, нам придется вычерпывать воду из нашей лодки, чтобы не пойти на дно. Европейцу, не привыкшему к такому климату, было нелегко. И даже опыт Экваториальной Африки был почти бессилен, потому что за время службы мне доводилось рассекать водами Конго только в самоходных канонерках и на моторных лодках. Но сравнивать огромную африканскую реку с этим небольшим ответвлением было бы бессмысленно и глупо - даже в самые жаркие дни широкий разлив Конго все-таки дарил нам необходимую прохладу.
Мсье Бенуа залез в каное последним, удостоверившись, что хозяин лодки держит её достаточно крепко. Взявшись за весло, он поблагодарил колумбийца за помощь и оттолкнулся от мелкого дна. Лодка просела под общим весом троих людей, но в мерах допустимого - ирландец не прогадал.
- Ну все, теперь главное не выплывать на середину реки, - сказал Арман, снимая с себя куртку. Оставшись в рубашке, Арман положил куртку на колени, а сверху на неё - сумку. Ветерок овеял взмокшую спину, стало немного легче. - Смотри не сварись в своем жилете. А если перевернемся - плавать в нем будет непросто.

Отредактировано Арман Бенуа (06-10-2013 13:03:58)

+3

28

Девушка была мрачнее тучи. Слишком сладок был вдох сделанный с песней и слишком горьким появление Наемника. Спасибо хоть допеть - додышать дал. А так... Тонкие плечи поникли, голова опустилась, она даже кроме как под ноги и не глядела. Только перед тем как в лодку влезть, при том ее не раскачав совсем, Адалира подобрала камушек светло-серого цвета, выглаженный речной водой до состояния гальки. Подобрала и подобрала, даже с шага не сбилась. В карман сунула и все тут.

Усевшись в лодку, она вообще застыла, вперилась взглядом в какую-то только ей понятную точку, и все. Смотрела без отрыва, только иногда моргая. Вообще идея эта - быть послушной девочкой и идти куда позвали ей нравилась все меньше. Эти двое - Солдат и Наемник - играли в свои мужские непонятные игры. От подколок-подначек хотелось морщиться, как от уксуса. Почему она не убежала еще тогда, в доме? Воспитанница монастыря нехорошо ругнулась про себя. Это единственное, что оставалось.

Все, она статуя на носу корабля. Сейчас что-то исправлять и менять было поздно и не время, а потом... оно будет потом. Посмотрим.

+3

29

Пока все шло примерно по плану, составленному ирландцем. Более того, он не рассчитывал, что первая его часть будет настолько легка. Теперь предстояла задачка посложнее - спуститься вниз по течению реки в утлой лодчонке. Вот в этом недоразумении из веточек и честного слова. Нет, Найджел, конечно, видел по телику, как папуасы и прочие ребята на таких фиговинах моря переплывают...

Вот, лодка на воде и, вроде, даже не собирается тонуть. Что ж, может все и получится... Ирландец помог девушке забраться в лодку, бросил рюкзак на дно посудины и уселся сам. Конструкция просела, но удержалась на плаву. Более того, она выдержала и третьего человека.

Последовав примеру своего спутника, Найджел тоже взял весло и принялся грести. Автомат он пристроил рядом с рюкзаком, так, чтобы оружие всегда было под рукой.

- Смотри не сварись в своем жилете. А если перевернемся - плавать в нем будет непросто.
Здравая мысль. Летчик кивнул, расстегнул жилет и сложил его на рюкзак. Стало легче, но ни черта не прохладнее. Ирландец снова взялся за весло.

- Не знаю, сколько нам еще мотаться здесь... - заговорил он спустя некоторое время, - Поэтому предлагаю узнать, кого как зовут. Начну с себя. Найджел Каннингем.

+3

30

Здесь я решил сделать небольшое отступление и дать читателю немного отдохнуть, переключив его на увлекательную сторону моего вынужденного путешествия в компании ирландского наёмника Найджела Каннингема и простой колумбийской девушки с необычными способностями - Адалиры Креспо. Опустив все подробности однообразного занятия, которые на бумаге все равно выглядели бы лишними и отягчающими мой рассказ, я расскажу об особенностях плавания на каноэ. Любители романтики найдут здесь несколько причин повторить мой опыт при более мирных обстоятельствах, а знатоки получат возможность раскритиковать мои заметки как им заблагорассудится - в угоду последним я постараюсь не скупиться на детали.
Как я уже упоминал ранее, немалую проблему составляет климат, царящий в той местности, где вы путешествуете и, собственно, водный объем реки. Мы находились среди джунглей и дожди прекратились всего лишь несколько дней назад. Под палящим тропическим солнцем нам приходилось, не останавливаясь, усиленно работать веслами и дышать чрезмерно влажным воздухом. Мсье Каннингем, как пилот и житель островной Ирландии, был относительно привычен к дыханию влажным или разжиженным воздухом, что положительно сказывается на выносливости в непривычных условиях. Я тоже имел опыт жизни в тропиках, но столь аутентичным способом только аборигены могли передвигаться без видимых неудобств. Гребля - монотонное занятие, отрицательный эффект от которого накапливается в геометрической прогрессии. Этот участок реки не имел ярко выраженного течения и нам приходилось передвигать себя самим. В таких моментах чрезвычайно важна слаженность работы гребцов.
Во-первых, чтобы легкое каноэ не виляло, а во-вторых, чтобы сохранять энергию. Обычно, местные жители распевают какую-нибудь ритмичную песню, но только наши легкие и так с трудом справлялись с возложенной на них нагрузкой, поэтому о пении не могло быть и речи. Насколько я могу судить, вспоминая ход нашей лодки, мы оба в уме отмеряли промежутки, сконцентрировавшись на плеске воды от наших весел и, не сговариваясь, приняли наиболее оптимальный ритм. Пение птиц, визги обезьян и прочие богатые звуки джунглей отошли для меня на задний план, как очень сочная звуковая декорация для моих собственных, частично спрятанных в подсознании размышлений. Настроив себя на некое подобие удовольствия от самого процесса, я попытался сконцентрироваться на нем и со временем мой мозг начал получать от усталости некое чувство эйфории. Это лучше, чем просто отключить большинство когнитивных функций и отупело махать веслом.

Именно по этой причине Арман не сразу ответил на вопрос ирландца, а предпочел сперва обдумать и определить для себя, стоит ли ему выныривать из такого уютного состояния частичной отрешенности и сообщать бессмысленную информацию. То, что наёмник спросил об этом, говорило о том, что в подобной рутинной ситуации каждый развлекается как хочет.
- Жан Вилен, - все же решил дать ответ Арман. Называть свое паспортное имя человеку, получающему деньги от наркобарона, согласился бы только дурачок. Арман так окончательно и не избавился от легкого французского акцента, и хотя многим женщинам это нравилось и вообще служило хорошую службу, вынуждало Армана в большинстве случаев подбирать себе конгруэнтные псевдонимы.

+2


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Окраина индейской деревни. Хижина Той, Которая Грезит