Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Самайн или Раньше времени.


Самайн или Раньше времени.

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Время: 2010 г., 31 октября, около 6 вечера.
Место действия: улицы Монте-Верди.
Участники: Лина Эпин, Миратильда, Атраморс, Валенсия Санчес, Максимилиан Штейнвальд, Тлан Тиат, Мамору "Ватсон" Тейджо, Хуан Гильермо, Адриан Нягу
...и все желающие.

Отредактировано Лина Эпин (27-08-2013 21:32:52)

0

2

Иногда наступает день, когда привычное исчезает и оборачивается совершенно незнакомой стороной. Вечер Самайн или Хеллоуин. Разгул нечисти и прочего другого. Маски, смех, радость от того, что, в отличие от всех святых, ты еще жив. Милое празднество.

Лина напевала нечто малопонятное. То ли рождественский гимн, то ли что-то хардроковое, но без гитарного запила, а так, акапельно. Библиотека уже давно перестала сверкать выбитыми стеклами, по причине того, что их таки вставили. И сейчас девушка мелькала певучим призраком в этих самых окнах, рассовывая под деревянные рамы украшения. Самым душераздирающим украшением Эпин определила парочку скелетов вокруг бочки, которые изображали яростное застолье. Их было жаль. Во-первых, веселиться, когда ты уже мертв, может только, пожалуй, самый отчаянный оптимист, а их в сценке аж два, а во-вторых, выражение "полоскать кишки" в случае скелетоподобных гуляк принимало буквальный смысл. Учитывая добросердечие Лины и совершенную дикость вырезанной из разноцветного плотного пластика картины застолья, вышеупомянутая была размещена в центральном окне, самом здоровом и открытом. Именно из-за этой картины-сцены библиотека навевала мысли о питейном заведении, а не о читальном.

К слову, хитрая француженка предусмотрела и этот нюанс. Не перегораживая входа в библиотеку, но прямо рядом с ним, стоял довольно длинный стол. Как Эпин выволокла его наружу, было плохо понятно, но факт - стол стоит на улице и совсем не пустой. Не слишком много, но все же: пирогов пара яблочных, огромная миска с конфетами (интересно, для кого?), пара бутылок вина из запасов папеньки. Сама же Лина была наряжена, то есть готова к празднику только отчасти. В ее руках, упрятанный под мышку, ждал своего часа пакет в серой почтовой бумаге. Девушке он, похоже, совершенно не мешал, скорее подгонял, торопил. Свечи, пластмассовые тыквы, летучие мыши - все служило для создания атмосферы праздника, безумия и свободы. Неугомонная смогла даже соседние фонари обмотать рождественскими гирляндами и подключить их самостоятельно, избежав короткого замыкания. Улица тоже преобразилась, та ее часть, что с удовольствием отражала блеском сырого асфальта искры фонариков.

Эпин еще раз окинула взглядом свою библиотеку, похожую на что угодно, кроме библиотеки, осталась довольна и метнулась внутрь помещения, оставляя гостеприимный стол и негромкую музыку встречать гостей, буде такие случатся.
Чем не шутит Самайн? Чем не шутят духи в окрестных горах? Лина хотела взболтать Монте-Верди как шар со снегом, чтоб взметнулась метель и укрыла пушистым и белым все-все, радуя сердце, радуя глаз, будоража мечты и воображение.

Отредактировано Лина Эпин (27-08-2013 21:35:35)

+6

3

В самой середине вазы, между тёмным трюфелем и черносливом в шоколаде, на сливочной ириске в золотистом фантике сидела фея. Остроконечная шляпа с широкими полями, рваное по подолу клочками платье на бретельке и маленькая метла в руке явно говорили, что Тиля готовилась. Сильно выпятившийся животик и шоколадные губы говорили, что готовилась основательно. Готовилась Миратильда к тыренью конфет. И ей было без разницы, что таких словей, как "тырить" не бывает. Именно тырить она и собиралась. Фея уже присмотрела - грильяж и суфле она унесёт для себя, а вот шоколадные для Таэля утащит. Правда они будут без фантиков, но к чему одежда еде? Фантики ведь невкусные? Вот и она о том. Если людям нравятся несъедобные фантики, то зачем им вкусные внутренности? Всё честно - пополам! В доброй половине конфет уже была затолкана вата. Сами же вкусности мирно дремали в цилиндре одного из скелетов, который и держал его в руке.
Одно ей мешало стянуть всё и сразу – рыжая, что суетилась поблизости. Но выход был найден. На столе между всеми вкусностями и приборами стояли фигурки маленьких ведьм. Одни держали солонки, другие салфетки, а третьи зубочистки. Одна из фигурок была отправлена на отдых и мирно пылилась за книгами на полке. Раздетая. Тилька, волоча очередную конфету, замирала, когда девушка смотрела в её сторону. Эпин настолько суетилась, что каждый её оборот был неожиданностью для Тили, и она застывала в невероятных позах. Нет, она, конечно, могла стать невидимой и переть конфету так, но летящая по воздуху конфета привлекла бы больше внимания, чем фигурка ведьмы. Да и сладость так было проще прикрыть.

Отредактировано Миратильда (27-08-2013 22:29:07)

+6

4

Эпин была вдохновлена. Откуда-то взялось это окрыленное состояние, когда окружающий мир любим и любящ, когда он кругом друг и врагов нет, как класса. Девушка выскочила обратно на улицу примерно так же, как если бы прыгала в воду со скалы приличной высоты. Гуляк на улице было совсем мало, но и расчета на толпу возле своей пещеры с сокровищами (читать "Библиотека") не было. Просто мысли о случайных встречах, о фразах брошенных просто так, в благодарность или ворчливым замечанием по поводу шума и света, мешающего спать.
Ах, не все ли равно?

Лина преобразилась. Ярко-синий шелковый платок низко повязан на лоб, свисая концами на плечо, широченная белая блузка, пышная цыганская, без дураков, юбка и узкие балетки неопредленного цвета. Но самый цимеис - это пояс. Широченный, навевающий мысли о корсете, украшенный многим множеством пряжек и узких ремешков - дополнение образа и точка во всем этом.

Девушка проскользила мимо стола и огляделась по сторонам на предмет прохожих. Ни-ко-го. Но свет от фонариков шум в голове рождает похлеще молодого вина. Руки медленно поднялись вверх, расходясь в плавном жесте. Девушка подхватила края юбки, приседая в изящном реверансе. Выпрямилась, описывая круг вокруг невидимого и несуществующего кавалера. Кокетливый взгляд в то место, где должно быть лицо кавалера, улыбка, оборот вокруг, точно дриада выдумала в чащу жертву заманить и дать там пропасть или сохранить для себя - она еще не решила. Из дверей библиотеки из небольших динамиков льется музыка, льется. Снова поворот, вышагивая по мокрому асфальту точно по звездам. Если чуть прикрыть глаза, то так и кажется - млечный путь и сумасшедшая, что по пути танцует. Одна. Без никого. Вечер, музыка, улица, рыжая плясунья.

Лина улыбалась. Было чудесно хорошо. Настоящее время чудес, куда там Рождеству. Рука метнулась к вазочке с конфетами, захотелось усугубить праздник сладким. Странно... Обертка была пуста. То есть как пуста, конфеты в ней не было, а вот нечто вроде ваты - было. Это что за шутки? Эпин сцапала вторую сладость, третью - ситуация повторилась. Девушка нагнулась над столом, уже хмурясь, моргнула и застыла как вкопанная. Крошечная фигурка ведьмы на столе обнаружила в себе апгрейд в виде пары крыльев и конфеты. Мало того, фигурка вдруг моргнула, глядя в сторону Эпин. Рыжая приоткрыла от удивления рот, да так и замерла, не зная, что предпринять в именно таком случае.

+5

5

Хэллоуин у людей крайне забавный и замечательный праздник и очень любимый Горнами и, наверное, другими странными созданиями. Это же один день в году, когда можно расслабиться, не тратить драгоценную энергию маскировок, а явиться придирчивым взглядам в своей собственной, родной форме. И при этом получить не взрыв ужасов, паники и агрессии, а восхищение, комплименты и даже любовь, а почему бы нет? Кому же будет не приятно, если его оценят и полюбят настоящим, а не под шелухой масок?
Конечно же, это лирика, на самом деле, и Горну до чувств и мыслей людей нет никакого дела. Протеин, еще и надо доказать, что мыслящий. Впрочем, чем больше среди них живешь, тем больше сомнений. Так что для принца этот праздник оставался возможностью выгулять себя без маскировки, хотя и не забывая, легкомысленно, устройство дома, но и не включая его. Черный плащ с глубоким капюшоном вполне ограждал его от получения наград, комплиментов, восторгов за костюм с самого порога дома.
Прогуливаясь по украшенным, но пустынным пока улицам, он дошел до празднично расцвеченных столов возле библиотеки. Невидимый еще, на момент оценки обстановки, он насладился и домовитым шуршанием прелестной, рыжеволосой землянки, и даже оценил ее книксен, прежде, чем выскользнуть из сумерек первым гостем.
- Наяда, милейшая наяда, - сладко пропел, подхватывая серой с зеленоватым отливом рукой-лапой, выскользнувшей из недр широкого и длинного рукава балахона, ее тонкую ручку и поднося к губам спрятанного во мраке низкого капюшона лица. Мощные, острые когти,  полуубранные в толщу кожаной складки, осторожно сжимали нежную хрупкость ладони, не раня и не причиняя боль, пока.
- Кто расстроил Ваши чудесные глазки? – продолжил после поцелуя, схватывая взглядом картину вокруг: и развернутый фантик, и отсутствие конфеты, и маленькое существо, старающееся слиться с сервировкой стола, и расстроенные, обиженные озерца очей девушки.
Молниеносно маникюр дотоле совершенно безопасной руки, сверкнув кинжалами длинных когтей, рванулся к малявке, и крепко зажав лохмотья платьица, поднял ее и притянул к взрослым. Ускорение 12 ж, не меньше, влекло добычу, так что на уровень глаз смотрящих фея прибыла в виде репейника вставших дыбом волос и элементов ведьмовского костюма.
- Вот как тебе не стыдно, - строго, проникновенно, но про себя развлекаясь и смеясь, протянул Горн, - ты же фея, а не какой-нибудь злокуздрий-домовой. Вот посмотри на девочку, она так опечалена, почти не плачет, а ведь она тоже была ребенком, и тебе следовало беречь ее радость и покой. Ну, съела конфетку, ну две, куда еще-то? А остальные, кому не достанется? Они же тоже были детьми. Тебе не стыдно? – веско поинтересовался.

Отредактировано Атраморс (28-08-2013 10:19:45)

+6

6

(понятия не имею, жив ли мой перс на 30 октября, а если и жив - так на свободе ли, но поиграть, блин, хочется... так шо я на правах привидения)

Ленси, собственно, ко дню всех святых практически не готовилась. Почти совсем не. Так... прихватила в магазине плащик и пару бутафорских пистолетов с хлопушками вместо зарядов - вот и вся подготовка. А, ну да... конечно, "начинка" одного пистолета была слегка изменена - но это ж не очевидно "на взгляд". Собственно, на этот самый взгляд девочка выглядела маленькой разбойницей. Плащ, довольно теплый, распахиваясь от излишне порывистой ходьбы, открывал взору прохожих белую шелковую рубаху, черный кожаный жилет поверх - на шнуровке, затянутый, кожаные же брючки. Запястья украсили серебряные колесики черненых браслетов, да позванивали на груди монетки мониста. Непослушные пряди волос прижал кожаный плетеный ремешок, а за отворотами черных сапожек были видны устрашающего вида ножик (пластмассовый и врученный каким-то добрым дядей вместе с конфетами) и рукоять плети - русской нагайки, донского типа (вполне оригинальной, настоящей и спертой у Рауля). Короче, "вооружен и очень опасен".
Сама себе девочка казалась черно-белым рисунком, персонажем любимой манги. И, топая по улицам городка, она с удовольствием запоминала всякие забавные мелочи - черных кошек, ведьм и скелетов, наводнивших в этот вечер окна и крылечки. Чтобы потом нарисовать, конечно же!
О! Библиотека была, без преуменьшения, хороша... Так что Бестия, не раздумывая, двинулась к ней, на ходу громко, чтобы никто не усомнился в ее намерениях, провозглашая извечное:
- Кошелек или жизнь!
Грохнул хлопушкой пистолет во вскинутой вверх руке, выкинул язычок трескучего огня. И все вокруг оказалось засыпанным конфети - словно разноцветным, праздничным снегом. Весело блеснули глаза. Фею девочка, естесвенно, не заметила - ну, игрушка и игрушка. А на мужчину и женщину посмотрела любопытно. И, опуская руку, уточнила:
- Печеньки тоже сойдут. Согласна перейти на сторону зла, если они там есть!

+7

7

Рыжую она вспомнила, когда та так мило, по-детски приоткрыла рот. Тиля сразу припомнила тот самый взгляд небесных глаз, проходящий сквозь неё и замечательный аромат сдобы, такой уютный, что малышка плямкнула губами и сглотнула. Фея уже было собралась сделать книксен и скорчить виноватую мордашку, но её с силой взметнуло в воздух.
Вот зарекалась Тиля платья носить. Совершенно не практичная одежда, то репей цепляется, то зацепится за что-нибудь, то поймают вот. Хватая от возмущения воздух ртом, Миратильда приводила в порядок волосы и мысли. И те. и другие не собирались собираться во что-то приличное. Конечно, перед рыжей было стыдно – кончики Тилькиных ушей покраснели. Тем более, что её танец не оставил равнодушной маленькую фею. Она даже подумывала о том, чтобы оставить остатки конфет. Вот последнюю донесёт и всё. Но ей в этом благородном деле нахально помешали.
Ноги феи размашисто болтнулись в воздухе, оставляя в пальцах белобрысого только тряпочку изображающую платье, которое было по-скорому натянуто поверх тилькиной повседневной одежды.
- А тебе не стыдно маленьких обижать? Жадина, да? – фея почесала под коленкой, которая остро торчала из шорт, и поправила лямку майки, - что-то никто не задумывается, нюхая дома букет цветочков, что пчёлок законного обеда лишили…
Она нагло уселась на костяшки его пальцев и шмыгнула носом.
- К тому же там есть пироги, что ей, жалко, что ли? – Тиля скосилась на девушку.
- Я бы тебе потом бусики бы принесла, - фея быстро закивала для рыжей головой, не уточняя, когда это - потом.
Про бусики она, конечно, тут же придумала, но она бы обязательно что-нибудь принесла бы, просто не знала что именно. Для малютки, слоняющейся бесцельно по приюту, пока её мальчик был занят, нужны были такие приключения. И она их выискивала в самых различных местах. Сегодня вот она героически добывала провиант. К тому же праздник был, всем вон конфеты раздают, а кто ей даст. И Таэль не может с детьми по дворам бегать. А остаться на Хэллоуин без сладкого маленькому мальчику это… это… ну так же не честно!
К паре подскочила девчонка. Ну как девчонка… из нежного возраста девочки она уже выросла, а до возраста женщины ещё не доросла. Бумкнуло, и всё осыпало разноцветным салютом.
- Ага, щасс, - буркнула Тиля, надувшись, - нету печенек! Не дают! Жадные оне!
Её взгляд коснулся острых, как бритва когтей, держащих её бывшее платье. Её лучисто-синие глаза прищурились, и она, нахмурясь, ядовито поинтересовалась у белобрысого голосом примерной девочки:
- Бабушка-бабушка, а зачем тебе такие длинные и острые когти?

+6

8

Такой локальный паноптикум, что любо-дорого.
Если Горн мог ощутить или понять, то он ощутил и понял, что его "прикрытие" прогорело. То есть совсем. Если собираешься изображать плюш и папье-маше, то не стоит когтями туда-сюда, аки кот. Эпин была не семи пядей во лбе, но сообразить ей запасов ума хватило, что когти-с натуральные, соответственно и все остальное тоже. Бежать с воплями по улице Эпин посчитала бессмысленным занятием. А зачем тратить время и силы на бессмысленные вещи? Глупо. Потому девушка вздохнула, пристально глядя в недра капюшона, силясь рассмотреть гостя. От слов его хотелось или попить воды или укол инсулина сделать, настолько речи сладки, что до диабета недалеко. Как-то Лина из той породы была, которая от сиропу в противоположном поле (или полу?) держалась подальше, во избежание.

Она поджала губы, размышляя секунду:
- Оставьте крошку, мсье... - приглашающий искренний жест - прошу к столу. Вино, сладости, для кого собственно? - Вы в курсе, что в полночь маски придется снять?

Позади бабахнуло, отчего Эпин непроизвольно шагнула к Горну. Дичь дикая, от опасности невидимой пока укрыться там и у того, кого уже определила для себя как - то. Но шаг был всего один, действительно непроизвольный, оттого девушка и вспыхнула румянцем. Чтоб неловкости избежать она ладошку подставила Фее, мол, я вообще ее спасаю, а не в объятия кидаюсь. Ловко ладошкой - рррррраз, пересаживая крылатую крохотулю себе на пальцы. Фея типа знамени переходящего, символ праздника. Крутанулась на пятке, пышной юбкой взметнув яркий круг вокруг себя.
- Ах, мадемуазель...- укоризненно головой покачала. Не время теперь изображать Мадам. Да и не получится. Но кто мешает пытаться? Сверкнули синие глаза, перехватывая азарт хулиганский. - Печенье на столе, а остальное ...- движение головы, указывая на фигуру в плаще, всю такую загадочную, как положено. После Фею на уровень глаз подняла и вздохнула:
- Забыла про лимонад, - не хотелось Чуду Чудную оставлять тут, без себя, оттого и поделилась проблемой, может, Маленькая присоветует что-то? Вдруг у нее идей вагон на всякий случай?

+5

9

- Ну да, ну да, - скептически хмыкнул, слушая разливающуюся соловьем, кроху, - и бусики, значит, и пчелки. А не прихвати за юбчонку, так бы и радовались гости конфеткам надувательским. Но, - добавил, светски качнув головой в сторону рыжеволосой девы, - Желание дамы - закон. Раз претензий и обид у нее нет… - напялил на голову фее оставшийся в когтях обрывок ткани.
Что там думала библиотекарша по его поводу, Горна мало волновало, придет час пик, включится маскировка, а история про лучшего друга сотрудника японской киностудии, щедро делящегося списанным реквизитом, давно была готова и обкатана.
- Чаровница, влюбитесь в меня такого, а с полночью я договорюсь, - весело хмыкнул на замечание той о снятии масок.
Легкие шаги приближавшей разбойницы для слуха Горна были сущей безделицей, он отметил их давно, а вот петарда для тонкого слуха была крайне неприятна. Вот жахнете так возле кота, полюбуетесь тогда, как он взовьется на пару метров, а потом… отомстит, что мало не покажется. Впрочем, только габариты и удержали Горна от того, чтобы, перекрыв шум ультразвуковым воем, взлететь на руки подходящей дамы. Ну и еще воспитание. Так что он в итоге остался невозмутим, пожалев лишь, что вот так вот легко нельзя откусить от возмутительницы спокойствия прямо тут и сейчас какой-нибудь лакомый кусочек. Хотя, еще не вечер, а месть надо потреблять вылежавшейся.
Зато рыженькая дева попыталась-таки отыскать убежища в его объятиях, что хоть как-то примирило с действительностью.
- Ах, дитя, - вздохнул Горн, обращаясь к разбойнице, - силы зла даже за печеньку возьмут плату несоразмерную пока с вашими достоинствами. К тому же, эти силы такие переборчивые сейчас. Так что пока займите очередь.
Фейская малявка уютно устроилась на пальцах библиотекарши и уже, чувствуя защиту, начала дразниться.
- А когти, деточка, мне нужны, чтоб разделывать и кушать таких мягеньких и наглазурованных шоколадом, - шипяще ответствовал, непомерно длинным языком, облизнув фею с ног до головы. Продемонстрировав и этот «реквизит», пугающе добавил, - Хотя ты только на аперитив сгодишься, так что закусывать буду кем-нибудь посущественнее.
Перевел лукавый взгляд с рыженькой на юную разбойницу, будто выбирая.

Отредактировано Атраморс (28-08-2013 21:30:21)

+5

10

- Уверены?
Этот вопрос адресовался мужчине, естественно. Бестия-то как раз никак не сомневалась в своей необходимости силам зла - так уж вышло. Умение отправлять в мир иной двуногих, прямо ходящих, лишенных перьев, с плоскими ногтями десятком разных бесшумных способов этими силами (как правило) ценились.
Итак, небрежный вопрос был задан мужчине. Но смотрела Ленси при этом - во все глаза - на крошечное существо на столе, что-то пропищавшее о пирожках. Ступор. Впрочем - не долгий. Юная Санчес обладала умением не замирать - ни от страха, ни от удивления. И потом... если тут есть механические кузнечики, от чего не быть вот таким игрушкам? Инопланетяне вот тоже, вроде, есть. Тут мысли Бестии слегка путались (они, мысли эти, вообще вели себя странно после похищения и последующих событий, и Рауль советовал с этим на время смириться), но все же она точно помнила - могут быть. А они, вроде, бывают малявками и гигантами. Вот. Это - малявка. Все хорошо, то есть. И с ума она, Бестия, пока не сошла. Но все ж девочка незаметно ущипнула себя за ногу свободной, опущенной вдоль тела рукой. И сморщилась от боли, вздернула на миг верхнюю губу.
Словно не замечая взгляда мужчины, Ленси перезарядила пистолет, демонстративно выкинув пустую хлопушку, и вставив новую. Руки работали сами по себе, машинально и проворно. Словно она пару часов тренировалась это делать с закрытыми глазами. А взгляд все еще был прикован к крохе на столе...
- Так лимонад я принесу, в чем вопрос? - Ленси, наконец, заставила себя не пялиться на феечку, и вышло это с трудом. Но вышло. Она подняла глаза на Библиотекаршу. - За печеньки... - уточнила ехидно. - Вон, в директорский дом сбегаю, да принесу. Хеймо вроде где-то шастает, а бабушка его сюда собиралась, сама сказала. А лимонад найдется. Интересно, а фрау Хенелора - силы зла? Печеньки у нее былиии... - Ленси протянула это уже мечтательно-ехидно, а не просто ехидно.
На миг девочка испытала острое желание отправить смс Мудрому волку... но тот был так занят последнее время. Стоило повременить... ну, еще пару минут... или как пойдет.
Слова же о когтях и еде она просто пропустила мимо ушей. Маскарад. Да и встречались ей не раз такие типы - любящие взять на испуг. Их стоило просто игнорировать. До поры до времени. "Будем посмотреть", в общем. Но бутафорский свой пистолет она держала в руке. Небрежно. Дуло смотрело вверх, прижатое к плечу вертикально - рука была согнута в локте. Еще один салют не помешает. Но... чуть позже. Азарт бродил в крови мелкой и пузырился, как игристое вино.

Отредактировано Валенсия Санчес (29-08-2013 01:45:09)

+5

11

- Лимонад… - протянула фея.
Лимоны ей нравились, она их пробовала, а вот лимонад ещё нет. Тиля облизнулась.
- А вот, да. Она и принесёт, - фея жадно разглядывала прижатый к девочкиному плечу пистолет, - дашь подержать?
Ей бы такой. Нет, такой большой, ей бы хотя бы хлопушку от него. Малявка почесала нос и задумалась, как девушкам объяснить, что ни в полночь, ни в полдень, ни даже перекувырнувшись через голову, никаких масок и костюмов она не снимет. Разве что только шорты. Девчонка-то вон как разглядывала. Эх, была не была.
- Я это, тавой… новая технология. Робот я, вот, - ляпнула она с совершенно серьёзным видом, перебираясь на ладонь рыжей девушки и чеша затылок, - голая гамма, нет, голограмма. Точно! Какой-то там матери… нет, материальная, во! да! Материальная голограмма искусственного интеллекта! Миратильда меня зовут.
Причём говорила всё это таким тоном - мол, я, конечно, понимаю, что чушь несу несусветную, но так будет проще и мне, и вам воспринимать. Да и слова-то самые умные подбирала. И чего она только не наслушалась, пока отиралась по разным приютовским помещениям и на кого только не насмотрелась. И с ГОРНами она познакомилась. С неделю назад. Занятное было знакомство.
Язык ящера скользнул по Тиле.
- Значит, не зря я у них шоколад увела, - ухмыльнулась легонько, слюни горновы с себя стряхивая, а то распустил, понимаешь, - ты же ведь только об им наеденных когти точишь.
Уставилась в тёмный проём капюшона, прямо в очи горновы. Из его рта забавно свешивалась рваная тряпочка – бывшее платье, которую он ненароком с её головы и слизнул.
- У тебя в зубах застряло – кариес случится, и за зубками зубная фея придёт. А будешь к девочкам приставать – я расскажу твоей маме, и она тебе всыплет. Крапивой. А может, и шкурку спустит.
Миратильда похохатывала над ящером. Она не угрожала, она открыто предупреждала, пусть и в такой форме.
- А давайте пироги уже есть, а?

Отредактировано Миратильда (29-08-2013 17:49:51)

+7

12

Лина во все глаза смотрела на фею и внимательноно слушала. Иногда, когда несколько ...эмм... субъектов пытаются убедить непосвященных в чем-то обратном истине, у них ничего не выходит. Они как бы нивелируют усилия друг друга. Эпин кивнула Миратильде:
- Как скажешь...- мол, спорить зачем? Потом перевела внимательные и серьезные глаза на скрытого капюшоном Горна. - А если я уже, то что делать станешь? - голову к плечу склонила. Змеисто по плечу концы шелкового платка проскользили, синие глаза не моргали несколько мгновений. Серьезна.

- Мадам придет? Это хорошо....- девушка обернулась к Маленькой Мадемуазель. - И с лимонадом ты хорошо придумала... Успеешь обернуться, пока я порежу сладкое?

Со стола в свободную руку Лина нож сцапала. Зловеще, надо сказать, выглядела рыжая ведьма с поблескивающей сталью в руке. Хм.. Концом ножа она указала на пироги, мол, вот это порежу, а ты успей.

Нахмурилась отчего-то, пересадила Чуду на плечо себе, удобно устраивая на шершавости шнура рубашки, что ворот держал. Покачала головой, поджала губы:
- Самайн... - со вздохом легким вымолвила, точно это все объясняло, и принялась ловко кромсать сочное яблочно-карамельное, щедро делящееся ароматами с окружающей средой. А пахло удивительно. Сладко, яблочно. Казалось что цвет яблок стал обладателем определенного запаха, одно угадывалось по другому и другое по первому. Замкнутый круг. Девушка сняла налипшее с ножа пальцами и не задумываясь отправила в рот, аккуратно облизывая пальцы.

+5

13

- Фррр, мелкая, прожорливая, ворюшка, а еще и ябеда! – ехидно сказал фее, совершенно не испугавшись ее слов. - Ты точно фея, а не много болевший пигмей-орк?
Кусочек платьица был схрумкан в один момент, даже с удовольствием. Люди ж любят доширак – кусочки картона с запахом мяса. А тут была та же органика только с привкусом феи - долго таскавшей тяжести, потому аромат и вкус отличались пикантностью. Горн облизнулся, плотоядно поглядев на малышку, как на чипсину к пиву, правда, деликатесную, потому как крайне маленькая, и труднодостижимую, по той же причине.
- Миледи, я прямо и не ожидал такого успеха, и так быстро, - подкатил к рыженькой ведьмочке, в ответ на ее «а если я уже», вырастая за ее спиной и почти осязаемо прижимаясь. Заодно и аппетитная малявка была рядышком, добавляя новых ноток ароматам закуски из расставленных пирогов.
- Пироги обязательно есть, а с какой начинкой? – поинтересовался, наблюдая за ловко порхающими ручками библиотекарши, нарезающими куски.

Отредактировано Атраморс (31-08-2013 22:20:27)

+3

14

офф

Жаль, что девочка нас покинула.. но пускай за лимонадом убежала?)

Тилька видела, что Рыжая вот ни капелюшечки ей не поверила. Ну что поделать, если фея врать не научилась. Она даже плечами пожала. Но пироги отвлекли малышку от сожалений. Проводив глазами несущуюся к дому Штейнвальдов  со всех ног девчонку, Миратильда расположилась на плече Лины, удерживаясь за шнур.
- А тебя как зовут? А ты кто? – оценить всю красоту картины она не могла, но то, как рыжая управлялась с ножом, Тилю радовало и с той точки, где она сейчас находилась.
Яблочный аромат заставил её засучить ногами и нетерпеливо приподняться с плеча девушки. А с наслаждением сунутые в рот пальцы с начинкой, так и вовсе вынудили сглотнуть. Что-что, а вот вкусное есть, это Тилька завсегда пожалуйста.
Но всю прелесть пирога перебил ГОРН, прям-таки прилипший к девушке со спины.
- Ты ещё и глуховат? – мелочь закатила глаза, - я же говорю – Я ГОЛОГРАММА! Вот я есть, - фея зависла перед его носом, - а вот меня тю-тю.
От крыльев только искорки в воздухе остались, да и то только обозначая контур малышки. Затем и они погасли. А кроха тем временем, невидимая для Эпин, уже сидела на чешуйчатой морде. Да так, что, чтобы её видеть, ему пришлось бы глаза свести к переносице. И тут Тиля его лизнула. Причём всеми способами одновременно. Пока высунутый язык липко-шоколадно скользил по коже рептоида, фея облизывала его разум, да ещё и картинку ему нарисовала, как туча рассерженно гудящих, маленьких, крылатых существ облепляют его, проникая в мельчайшие отверстия и пробуют на вкус.
- Ох и объемся я, - мечтательно хохотнула кроха, вновь возникая на плече рыжей ведьмы, - запасы на зиму сделаюууу, - протянула, лукаво глядя внутрь капюшона.
Для глаз девушки фея просто сначала исчезла, а затем вновь появилась у неё на плече.

Отредактировано Миратильда (26-10-2013 14:56:38)

+4

15

Эпин улыбнулась, всем сразу и себе, своим мыслям. Тарелка в руках. Чуть придерживая кончиком ножа кус пирога, девушка обернулась к стоящему позади.

- Non, monsieur*. - улыбка сияет, но так, как сияет керосиновая лампа, неярко и тепло-тепло. - Ваш успех несомненен, но... если я уже люблю? - чуть приподнявшиеся бровки. Вопросительно.

- Не огорчайтесь...- примирительное, не дожидаясь ответа. - Вам я найду место в моем сердце, le frérot**... - приподнялась на цыпочки и коснулась губами чешуйчатой... эмм... щеки ГОРНа. Тут же вниз и тарелка меж девушкой и поцелованным создала некую преграду. Ну и нож для разделки пирога. Хотя из него преграда по прикидкам Лины, была куда как хуже, чем тарелка со сладким. Взгляд снизу вверх, интересно, принял ли, понял? Ну и вообще любопытно, чем может грозить или закончится подобная выходка. Хотя... Выходкой такое было назвать сложно. Шалость не шалость, попытка найти, обрести что-то доселе недозволительное и непонятное. Но по всему видать, не шутит библиотекарша. Да и кто шутить станет такими вещами? И признание и последующее "крещение" гостя вполне себе серьезны.

Синие глаза на миг только оторвались от стоящего перед Линой, кинули взгляд ему за спину, в сторону почти совсем темной улицы, будто выглядывает кого-то. Миг всего. После, точно очнулась от глупостей и пустого, вернулась к созерцанию гостя перед собой. В общем-то, положение не слишком удобное, спереди громада ГОРНа, позади подпирает стол со снедью. Не разбежишься.

_________________________________________
* Нет, мсье...
** Братец.

+3

16

- Ах, как вы жестоки, миледи, - патетически растроенно протянул, закатывая глаза, - Горе мне, горе. И почто меня девушки не любят.
И эта туда же. - Хотел слизнуть длинным языком с носа оборзевшую мелочь, пытающуюся наслать на него толпу злобных мороков. Да не успел, малявка уже упорхнула.
- Вот и гномик с крыльями меня не любит, пугает, - пожаловался, демонстративно почесываясь, будто и впрямь насланные кошмарики его впечатлили и покусали.
- Так и меняют ориентацию, уйду от Вас к «прааативным». Они-то оценят меня по достоинству, окружат любовью и лаской. А Вам – фрррр, - показал длинный язык.
И тут же откусил большущий шмат пирога, оставив на тарелке явственный отпечаток зубов.
- А какие еще развлечения предусмотрены? – облизнулся, избавляя морду от крошек – Жмурки, прятки, фанты, «бутылочка»?
И не думал отходить, и отпускать рыжую девушку из плена, наслаждаясь ее эмоциями и, чего уж там умалчивать, пряными нотками недовольства от мелкой «пакости», оказавшейся куда большим объектом, чем летучий глюк. Анализаторы ГОРНа вовсю обрабатывали этот феномен, классифицировали и оценивали.

+4

17

"Вспышка слева! Вспышка справа!". Нет, куда как меньше, но ярко, несомненно, вспыхнуло на ее плече и исчезло. Чудо-малявочка была и нету. Странный вечер переставал быть томным. Одно дело - с незнакомым и странным среди других... странных, другое - один на один. Но страха как такового не было. Было что-то неловкое. Да и братец не то препятствие, которое можно устранить кошачьим фырком и нужными словами. Лина спокойно смотрела на нависшую громаду снизу вверх. Было очевидно, что нависающий был вполне доволен таким положением дел и тел, чего уж там. Его жалобное выступление о всеобщей нелюбви было оценено по достоинству. Тарелка перестала быть препятствием, заняв свое место среди прочих, выделяясь только покалеченой кромкой. Интересно, кусочки фарфора - это вкусно?

- Бедный. - вполне искренне, но без сюсюкающей именно жалости. Констатация. - Зачем крайности? Ведь я согласна выделить мсье уголок, вполне добровольно...

Взгляд стал серьезным. Отводить глаз с ящера девушка и не собиралась, мало ли.
- А развлечения...- мысль мелькнула быстро и тут же укоренилась. - После полуночи... - девушка проверила наличие восходящей луны над крышами. - ...я могла бы показать мсье кое-то интересное. Душу Монте-Верди...- последнее шепотом, как заговорщица.

Можно подумать, что местные прокляли бы ее и предали анафеме, если бы она и вправду показать собиралась то, что собиралась. Лина была уверена, что то самое, интересное, кроме нее и не видел никто никогда, да ладно, и не искал. Так что Лина вполне считала себя вправе побыть экскурсоводом по тайному Монте-Верди. В конце концов, почему нет?

Отредактировано Лина Эпин (22-02-2014 17:09:46)

+2

18

- Аххх, вы – ангел! – расплылся в довольной улыбке, мягко обнимая девушку, скорее даже сдавливая во всех плоскостях, с пылом кожаного чемодана в набиравшем высоту лайнере.
- Счастье снизошло и на мою непутевую голову в этот праздник, какому бы божеству помолиться-поблагодарить?
Малявка, классифицированная блестящим математическим умом, как осколок лирианца, и получившая кодовое наименование «лампочковый сперматозоид», испарилась в неизвестном направлении, так что прелестная девушка принадлежала на эти мгновения только ему.
- С вами? Хоть на край света. Почту за честь.
После полуночи? За Душой? Ежели меня летучие глюки не испугали, так и застрять в чудесах я не прочь!
Только пирожка мне еще передайте. Да, да, того, и кусочек можно побольше!

Данная рыжая дамочка не вызывала у рептоида никаких гастрономических интересов, так что с этим феноменом надлежало разобраться поподробнее.
- Вы замужем? – продолжил кокетничать дальше.

+2

19

"Ангел" внимательно посмотрел на того, кто представлял сейчас самый неудобный вариант окружения и расхохотался. Эпин кивала и продолжала смеяться, а последний вопрос добил ее окончательно. Она уже почти рыдая подхватила (как сумела) очередную тарелку с пирогом, что были готовы гостям и, пытаясь половчее подать, грандиозно и грациозно вывернула содержимое ее на одежки настойчивого мсье. Кусок практически прилип к плащу, застряв ровнехонько меж двоих, празднующих Самайн.

Дальше стало еще хуже. Щедро сдобренный яблоками и сахаром кусок пирога медленно и торжественно начал сползать по плащу Гостя, попадая как раз между, собственно, Гостем и рыжей ведьмой. Лина честно попыталась попятится назад, выбираясь из плена рук-лап и вообще всего ГОРНа целиком. Не тут-то было. Существовал, конечно, вариант перевернуть стол, но тогда пришлось бы приземляться и вовсе на все приготовленные угощения, но Лина все же планировала спасти вечер. Так что этот вариант тоже отпадал.

Уже почти без сил от смеха, ощущая липко-прохладное нутро пирога через тонкую ткань блузки Эпин уткнулась лбом в ГОРНа и всхлипнула:
- Нет, я не замужем... - после этой выдавленной фразы, девушка снова погрузилась в омут неудержного смеха.
Это была катастрофа.

+3

20

- О, значит, у меня есть шанс? – весело хмыкнул, страдальчески провожая взглядом кусок пирога в вырез блузки девушки, - Тогда срочно приступаю к стратегическим и тактическим операциям, по завоеванию интереса, восхищения, благодарности, любви и, чего там еще ведет к джаст мэрриед и лимузину с привязанными к бамперу банками.
Длинный язык ГОРНа бодро слизнул весь огромный кусман пирога, вместе с тонкой тканью блузки, почти не оставляя кислоты на обнаженном теле девушки, так, чуть-чуть, как раздражение после солярия. Челюсти смачно перетерли всю органику, пока глазки разглядывали натуральную, не в пример многим имплантированным местным обитательницам, небольшую, но красивую, грудь собеседницы.
- Ведь все ж с себя отдашь, за такую-то красоту, последнюю рубашку, ммм, плащ, - трагически протянул, срывая с плеч темную ткань, восстанавливая маскировку смазливого красавца, мечту всех аборигенов и аборигенок, как он позволял себе считать. Теплая шерсть окутала плечи девушки, прикрывая все «неполадки» в ее костюме.
- А теперь бы чайку, и ватрушечек, - зябко повел плечами в легком белом пиджаке.

+2

21

Лина с легким "Ах!" пережила потерю блузки. Любоваться собой она не слишком-то позволила, моментально стянув косынку с головы, брызнув во все стороны ярко-рыжими прядями волос. Косынка прикрыла непозволительное на то время, как мсье решил побыть галантным. Неловко прихватив пальцами края плаща, двушка взденула подбородок, смех улетучился, даже в глазах не искорки не видно:
-Нет, у Вас нет шансов. - спокойно и ровно. - Первое, Вы расстроили девушку уничтожив ее наряд, второе, Вы вели себя неподобающе, третье... хотя и первых двух довольно.
Звучало как приговор. Девушка явно не слишком вдохновилась новым обликом ГОРНа.  Гостеприимная Эпин не могла оставить ..хм..гостя без желаемой ему пищи. Посему она протянула в уже руки очередную тарелку со сладким, аккуратно и ровно так, чтоб тарелка стала барьером.
Тонкие ноздри трепетали от неловкости и почти обиды. Мадам всегда была права, не позволяй людям многого и тогда они не сядут тебе на шею.
- Стыдно, мсье...- покачала Лина головой, накрывая плащ гостя плащем собственных кудрей. - Очень стыдно. - поджала губы. - Если Вы извините мне минутное отсутствие, то я немедленно верну Вам Ваш плащ.

+2

22

ГОРН задрал голову и весело рассмеялся, радуя узор звезд своим здоровым оптимизмом. После глянул на надувшуюся девушку, и вталкиваемую ей ему в живот, на манер барьера меж их телами, тарелку поджаристых ватрушек.
- Алмазная моя донна, - сладко протянул, - видел я дев и без одежды, и без кожи, и даже без мяса, мышц и кишок. Поверьте, я лишь спасал провизию, никакой нагрузки, как у вас говорят, сексуал харазмента. И, нет, - в голосе появились истинно принцевские капризно-приказные ноты, - не позволю, покинуть меня. Вы мне обещали культурную программу.
Следом сокрушенно вздохнул,
- Вот и понимай этих женщин – сами тарелки на себя выворачивают, сами сиропом обтекают, а стоит прийти на помощь, как сразу – плохой. Да я вам подарю блузку лучшее прежней, и к глазам больше подходящую, и к волосам. Фррр.
Обиделся, и ссыпал в пасть разом все пирожки с блюда. Непонятно, как они помещались-то в аккуратный ротик маскировки, но исчезали без заминки одна за другой.

Отредактировано Атраморс (03-03-2014 13:02:04)

+1

23

Эпин даже рот приоткрыла от таких речей. Моргнула, все еще сомневаясь, послышалось ей или в самом деле гость сказал то, что сказал? Когда убедилась в непогрешимости своего слуха, вспыхнула ремянцем.

- Ну знаете ли... l'enfant terrible*... - пригвоздила первым, что пришло на ум. - не уверена, нужно ли Вам то, что я предложила, поскольку Вы, я вижу, предпочитаете физическую составляющую какой-либо другой... - вдохнула поглубже. - ... но извольте.

Лина была возмущена до предела. До самого что ни на есть. Разумеется, мир не так уж полон добрыми воспитанными людьми, но чтобы такое... Таких типов Эпин еще не встречала. Не было жаль дурацкой (хоть и дорогой) блузки, было жаль разрушенного флера этого вечера. Ах, как жаль...

Девушка развернулась, точно гренадер на учениях, взметнулась юбка и плащ, выражая крайнюю степень досады. Сделав пару шагов по направлению к главной дороге, Лина обернулась:
- Ну? Вы так и станете стоять или все же попытаетесь быть une personne de bonnes manières** и не позволите полураздетой девушке бродить в потемках одной?

На самом деле рыжая ведьма почти хотела, чтобы этот напыщенный тип отказался топать за нею в неосвещенную часть Монте-Верди. Но именно что почти. Ей не менее хотелось и показать ему то, что обещала, и чтобы именно то, что она покажет, позволило этому странному господину показать свою другую сторону, несомненно, лучшую. Ну, а что? Сегодня вечер чудес. Даже Чудовища становятся хороши, это ли не чудо?

_________________________________
* ужасный ребенок
** воспитанным человеком

Отредактировано Лина Эпин (03-03-2014 13:20:26)

+1

24

- Сокровище мое, готов следовать за вами, хотя вы и так жестоки, что угрожаете лишить меня сладкого, - многозначительно хмыкнул, и поскользил вслед за очаровательной проводницей в темноту.
Ох уж эти барышни, так смущаться и злиться из-за совершенно безобидных вещей, он же не сьесть ее предложил, а всячески развлекал комплиментами, веселил, заставлял ощущать себя живой, желанной, привлекательной. Ан нет, девушка изображала из себя высоконравственную недотрогу.
- Физическая составляющая неотъемлема, вы же физический объект, – резонно протянул.
Даже догнал попутчицу, галантно подхватил ее под локоток.
Тьма принимала их во влажные, стирающие все объятия. Деревушка жила своей жизнью, скрытой от глаз, но не менее насыщенной. Ночные хищники вышли на охоту – ухая, шурша, потрескивая. Все в темноте казалось громче, острее, интенсивнее и таинственнее. Столько уже нехороших служб людям сыграла эта пора – страшные сказки, ужастики, байки, кошмары. Все, что деятельный мозг достраивал в пустоте не улавливаемой информации. ГОРН, как раз, все улавливал и квалифицировал, потому ни страха, ни волнения не ощущал. Для него это было приятное время для прогулки, для охоты, для перекуса. Покрепче сжал руку девушки, возбуждаясь ароматами темноты и ее реакциями.

+1

25

Пышное кружево манжета защекотало тыльную сторону кисти, Максимилиан хмыкнул и, слегка путаясь в полах чёрного бархатного плаща с пелериною, с некоторым усилием всё-таки запихнул в карман узких бархатных же панталон выключенный только что мобильный телефон. Не вязался он с нарядом вельможи осьмнадцатого века? Да вот ни фига, теперь, спрятанный, отлично вязался. – Директор снова ухмыльнулся по-мальчишески озорно, поправил в очередной раз упрямо съезжающую на нос треуголку – тоже чёрную, как ночь Самайна – заставив колыхнуться белоснежные, короткие и пушистые перья пышного плюмажа, и зашагал по мощёной дорожке, слушая топот собственных каблуков. Что поделать, щёголи той эпохи обожали каблуки… и пряжки на туфлях, вот именно такие – серебряные, чтоб аж сияли в лунном свете. И чулки, бог ты мой, с напяливанием этих шёлковых белых чулок он провозился уймищу времени, злобным шёпотом исклял всех давно истлевших в земле законодателей моды трёхвековой давности, но… оглядев себя, в конце концов, в зеркале в прихожей, не мог не признать, что выглядит на редкость импозантно. Даже осанка откуда-то нужная появилась, и Штейнвальд внезапно вспомнил, что он, как-никак, имеет, пусть и полуутерянную, приставку «фон» в фамилии. Не хватало только трости для полной картины, но уж... оставим сию деталь сериальным докторам медицины, – новый директорский фырк ознаменовался лёгким облачком пара – холодало, видать. Штейнвальд сложил губы трубочкой и в такт собственным быстрым по обыкновению шагам просвистел короткую музыкальную фразу, чуть не расхохотавшись в голос – «Мальбрук в поход собрался» – вот что пришло на память.
Что ж… мотивчик почти тех времён, можно сказать, попсовый. Очень, между прочим, к случаю, – насвистывая дальше, решил шагающий к озеру Максимилиан. – Поход – не поход, война – не война, но что-то милитаристское в мероприятии явно будет присутствовать, у этих белокурых ребят без воинской нотки ничего не обходится, даже народные празднества и гулянья. Ну вот и поглядим, как пройдёт процесс интеграции и культурного обмена-слияния, зря, что ли, разрешение давал? – поправив не менее пышное жабо, директор зашагал быстрее.

+1

26

Вот это вот крепкое удержание-поддержание за локоток несколько напрягло. Не до визга и попыток вырваться, но до желания дойти быстрее и покончить с задуманным. Библиотекарша пылала. Румяно горели щеки и шея. Почти всему этому виной было ее развоплощенное состояние. Когда горячка спора прошла, Эпин таки осознала, как выглядит. Встретить знакомых сейчас? Нуу.. С одной стороны ей будет не так пугающе трепетно рядом с этим... типом, с другой стороны - позорище. Хотя, если еще плотнее запахнуть плащ, она, наверное, перестанет быть похожа на плохую версию леди Годивы.

Тем временем дорожка под торопливыми ногами Лины и ее спутника стала более каменистой. Только в одном месте береговой линии озера берег чуть приподнимался над общей плоскостью, создавая нечто вроде утеса. Эдакий недоутес. Высота его не была катастрофичной или захватывающей дух, но все же стоять над водой, наблюдать эту воду под своими ногами, а не вровень с ними, это высота.
- Тут... - девушка ткнула пальцем, при этом стараясь не выпасть из своего плащевого убежища, того и гляди, свалится с плеч непривычный наряд, вот спутник похохочет. Черная вода пруда казалась именно черной, густой и непрозрачной. Тихий шелест о прибрежные камешки выдавал в ней все-таки воду, а не что-то другое. Ветер дул все с той же воды, пробираясь под одежду холодными пальцами, будто был недоволен визитом. Лина улыбнулась, знакомые привычные вещи и обстоятельства успокаивали.

Все так же неловко она пробралась ладошкой в карман юбки и нащупала там плеер, узенькую пластмасску с лапшой наушников.
- На... - протянула вредному спутнику; последний шанс поверить в чудеса. Она бы сразу включила и нашла нужную песню, но одной рукой... Фуф, определенно все было не так, не так и будет.

+2

27

Природа - чистая, обманчиво ласковая, предельно откровенная, будоражащая, спонтанная. ГОРН как высокоорганизованный, но все же хищник, благосклонно внюхивался в пространство, на пределах чувств охватывая зону, куда большую, чем могла прочувствовать аборигенка. Он видел все, если понятие "видел" применить к совокупности всего его сенсорного аппарата. Засыпающих птиц, мелкую живность, пробуждающихся хищников, ночных мотыльков, брачно квакающих лягушек, сворачивающихся венчиков цветов, развешивающих свои паутины пауков, легкий побег ветерка по склоненным травинкам.
Повеяло водяным запахом, запахом стоячей воды, сфагнумов, водных растений, одуряюще отдающих последний аромат кувшинок.
Вода под ногами манила первобытным обещанием. Если бы она была такой же теплой, как на родине предков рептилий. Но нет, сенсоры извещали, что температура ее по крайней мере - некомфортна. Дрожь тела рядом подсказала шальную и издевательскую мыслишку: а не столкнуть ли спутницу вниз, в стоячее зеркало субстанции, из которой она сама состоит почти на 90 процентов. И он даже, лелея, решил приберечь эту идею на ближайшее время.
- Да, моя драгоценная? - протянул руку и осторожно подхватил коробочку плеера, - и что?
Нажал когтем наугад на клавишу.

+2

28

Не сводя узких глаз со светящихся бус обрамляющих аллею фонарей, Тлан поправил засунутый за оби национальный меч с белой рукояткой в скромной оплетке. Дзори позволяли ступать по парковой дорожке практически беззвучно. Задумка Нягу и сразу была оценена им по достоинству, и теперь, почти воплощенной уже, казалась еще более удачной – Хранитель вновь порадовался, что комичное, как оказалось, они оба понимают сходно. Право, к этому празднику она, задумка, подходила безупречно, да что там, ради нее такой праздник стоило бы даже придумать, если бы его не существовало. И ради того, чтобы эта игра ума и юмора так резко, но естественно сблизила двух... формально прирожденных врагов, вынужденных жить и работать бок о бок, рука об руку. 
Пару дней назад, узнав о предстоящем общеприютском и общегородском мероприятии, Га-рин Тиат вернулся домой не только утомленным, но и озабоченным. Осенний местный праздник для него пока оборачивался отнюдь не радостью, а множеством служебных и личных забот.
Какой же маскарадный костюм подобрать? – скреблась мысль в беловолосой голове. Тогда ставивший чайник на плиту жрец не счел нужным ставить телепатический щит.
Хаори, – донесся до сознания Ти почти равнодушный вроде бы беззвучный голос оборотня, полировавшего ногти, сидя на кухонном диванчике.
Тхе! – тот же самый странный, довольный звук и сейчас, на ходу, вместе с облачком прозрачного пара вырвался из горла мотнувшего головой Хранителя – то ли смешок, то ли кашель, то ли кряканье, огласивший тогда холостяцкую кухоньку.
Самураем? – улыбнулся он тогда, не поворачиваясь, но давая улыбке окрасить вопросительную мысль эмоцией.
Вместо ответа ухмыльнувшийся дуэнде послал мыслеобраз – картинку, похожую на компьтерные обои «Рабочего стола»: на лилово-вечернем фоне беловолосая высокая фигура в многослойном, но строго-изящном, красиво развевающемся черно-белом одеянии, в сандалиях и белых носках, характерно разбивающим пальцы на ногах на две части, отдельно, в левом углу, более крупно – бледное лицо с длинной прорезью рта и раскосыми глазами, прищуренными до полной закрытости, рука, сжимающая цуку…и надпись справа, вдоль поля изображения – латинскими буквами, но в столбики а-ля иероглифы: «Bleach. Ichimaru Gin. Captain of Division 3».     
Тлан замер, догоревшая спичка обожгла пальцы, потом узкие глаза обернувшегося далийца блеснули восхищением и почти влюбленностью – идея была остроумна, хороша до совершенства.   
А ты – Лестатом... – забыв, что они не переходили на «ты», мысленно бормотнул Ти, глядя в такие же почти светлые радужки Нягу. – Синигами и вампир. Для Хэллоуина – идеально.
Сейчас, когда хлопоты по поиску и заказу наряда в интернет-магазинах косплея остались позади, далийское чувство юмора не просто ликовало – оно билось в экстазе (насколько это сочетание существительного и глагола вообще применимо к чему угодно далийскому), пока Тлан накидывал на черное кимоно белоснежное хаори и завязывал сложный узел, увенчанный пушистым белым помпоном. В этом Хранитель видел непередаваемую иронию – выбрать для костюмированного праздника наряд того, кем на самом деле являешься. Персонаж здешнего вида искусств – историй в рисунках, а потом и рисованного кино – не только был на удивление похож на самого Тиата внешне, (или напротив – Ти оказался практически копией вымышленного персонажа), но и выполняемые обоими функции, фактически, оказались одинаковыми. Надевать чужой костюм, тем самым предельно обнажая собственную суть – в этом была такая забавная игра смыслов, что уголки тонких губ ДАЛа снова приподнялись, делая его улыбку совсем лисьей, а его самого делая еще более похожим на Ичимару Гина.
Струя тревоги, как ледяное щупальце, как метнувшийся луч прожектора, излучающего тьму, мельком обежавшее аллею, заставила его напрячься, но по лицу Хранителя этого не читалось.

Отредактировано Тлан Тиат (04-12-2014 15:31:47)

+3

29

Девушка фыркнула тихонечко. Отняла коробочку плеера и ловко прокрутила треки, выискивая нужный. Просияла, когда отыскала. Жестом показала, что нужно надеть наушники, обычные "пищалки".

- А теперь становись тут... - показала куда и как, лицом к воде, на самый-самый краешек берега-обрыва. Интересно, когда она решила перейти на "Ты"? А ведь даже не заметила.

Дождавшись, когда упрямый собеседник выполнит условия чуда, она ткнула пальчиком в строчку трека и добавила громкости. Густой и глубокий женский голос начал песню. Негромко сперва, под скрипку, виолончель и пианино. Мягко, красиво, нежно, грустно. Ветер, будто ждал начала колдовства. Замер. Ветер замер. Без шуток. Тишина вокруг, ни колебания воздуха, ничего... кроме музыки. Снова плавно, но набирая обороты. Постепенно, словно певица боялась спугнуть притихший ветер. С каждым словом что-то менялось. Ветер менял направление, искажая поблескивающую рябь черной воды, играл точно на струнах. Раз аккорд, другой. Рыжая закрыла глаза, улыбаясь. Она не слышала музыку сейчас, но она проделывала этот фокус такое количество раз, что музыка играла уже внутри нее, выпевая слова, строчки, звуки, складывая их в нечто осознано прекрасное и жутковатое.

[audio]http://www10.zippyshare.com/v/6495886/file.html[/audio]

Музыка упала до почти тишины и вдруг... Взрыв звука. Ветер закончил сопровождать именно голос исполнительницы. Ветер вспомнил, что он ветер и его снова заставили стать не сильнее какого-то там бриза. И ведь снова у рыжей девчонки получилось! Огромные невидимые крылья ветра Монте-Верди распахнулись во всю их невероятную ширь и ударили навстречу двоим, стоящим на краю. Сладкая жуть провалилась внутрь, замирая возле сердца. Ветер бесновался, не найдя, как еще наказать за проказу. Но Лина была этому рада. Ритуал, который был прекрасно знаком и ветру, и библиотекарше, шел по привычному плану. Одежды двоих, стоящих у воды, полоскались как флаги победителей. Рыжие кудри отбросило от лица, назад. Эпин казалось, что она летит.

Снова музыка на убыль. Стихая, уходя на нет она ознаменовала и успокоение ветра Монте - Верди. Он снова решил, что хватит, что когда- нибудь после девчонка не осмелится такое провернуть, попробовать еще раз. Или напротив, ждал этой игры? Уже сейчас, сразу после нее? Лина улыбнулась шире, вздохнула почти счастливо. Все получилось, она попыталась показать истинную душу своего дома, своего Монте-Верди. Получилось? Увидел? Почувствовал?

Библиотекарша очень осторожно покосилась на спутника, что стоял рядом.

Отредактировано Лина Эпин (04-12-2014 16:14:07)

+2

30

ГОРН ознакомился с образцом творчества аборигенов, лившимся в уши из примитивного звуко-передающего устройства. Такой тип фольклора его не особо интересовал. Чуть приподняв бровь, он уставился на девушку ожидая обещанного представления. Но…
Ветер завывал, бился, ярился, вызванный шаманскими действиями. Принц досадливо запахнулся в плащ.
И что?
Собственно, его раса умела управляться с природными явлениями посредством техники, ряд других рас, пошедших путем не технического, а ментального развития, могли властвовать над природой направленными потоками мозговых волн. К сожалению, со всей спецификой расы Земли принц не успел еще ознакомиться, потому и не мог предположить, что для них подобное является чем-то сродни чуду.
Для него же это было явлением обыденности, и вопрос, который он решал сейчас. был таков – сия демонстрация, проведенная земной самочкой, является заигрыванием с ним, или вариантом отказа? По зрелым размышлениям получалось, что скорее второе. Как ни прискорбно это осознавать.
К моменту, когда ветер стих, мыслительный аппарат принца как раз выдал ему это неутешительное признание. Если бы только библиотекарша могла видеть сквозь иллюзорную маскировку, то она бы насладилась сполна величественным зрелищем, как хвост ГОРНа сначала раздраженно взвился, намереваясь как следует хлестнуть ее по ногам, но потом, в последний момент, замер в сантиметре от ее поясницы, и аккуратно так, кончиком, правда, с хорошей силой ускорения, подтолкнул ее, точно сваливая с обрыва в воду озера.
Службу скорой помощи в лице ДАЛа, несущегося на всех парах, он уже ощутил, потому не опасался, что аборигенка утопнет. Собственно, что она может не уметь плавать, или вода для нее может оказаться холодной, он также даже не рассматривал. Сама привела, сама пусть расхлебывает.
Обиженно, но лихо забросив полу плаща на плечо, он отправился прочь с обрыва в лес, к теплому навигационному призыву подземного бункера, где его ждало и горячее озеро с минералами, и ужин, и приятная компания Серых. Местной экзотики на сегодня ему уже хватило.
И пусть ДАЛ рассказывает аборигенке, как ей повезло, и что принц сегодня был на редкость мил и милосерден.

+2


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Самайн или Раньше времени.