Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » ...и держать себя чинно, благоговейно и в молитвенном настроении...


...и держать себя чинно, благоговейно и в молитвенном настроении...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 2010 г., 6 октября, после 16 часов.
Место действия: часовня на окраине Монте-Верди.
Действующие лица: Кристоф Грис, Рагнар Торнбьёрнсен, Исгер Дален, Кай Экланн, Тидрек Хольм.

Часовня

http://uploads.ru/i/O/8/e/O8ern.jpg

0

2

Вообще здешняя красота порой Арна возмущала, потому как была она слишком пышной и вызывающей. Ну вот что это такое? – даже здесь, в заброшенном, вроде как, тенистом и туманном уголке, в маленьком распадке, почти сплошь замощенном каменной плиткой с небольшим зданьицем, лепившимся к скале, аккуратно подстриженные кусты оказались настолько пышными, а цветы на них настолько яркими даже в рассеянном свете облачного дня, что у скальда аж в глазах зарябило и дух занялся – так это издалека. А уж когда шеренга рослых светловолосых «отдыхающих-тренирующихся» в Приюте невольным-привычным строем протопала мимо этих самых кустов, возмущенное восхищение Исгера усилилось настолько, что он почти безотчётно протянул руку к огромному, махровому – шапкой – цветку, пытаясь оторвать его от одревесневевшего почти толстого стебля, разумеется, (закон подлости даже в церковной округе никто не отменял), наткнулся на скрытый темно-зеленой листвой острый шип подушечкой большого пальца, зашипел еле слышно, сунул палец в рот совершенно детским движением, остановившись столбом, самой своей остановкой гибко выплыл из продолжившего движение строя, и шагнув в сторону, за бордюр из поставленных на ребро камешков, присел быстро, подхватывая садовые ножницы с земли, чтобы срезать-таки, с удовлетворенным, а вернее – злорадным щелканьем обидевший стебель, и поднести к носу удивительной красоты розетку шелковистых даже на вид лепестков.
Запах… от вдохнутого запаха веки Иса сами блаженно опустились, смыкаясь. Такой цветок был достоин самой Фрейи…

+4

3

Для чего создаются все эти маленькие часовенки на окраинах? Для уединённого созерцания тишины, подтягивания струн собственной души и терпеливого прислушивания к дыханию Вселенной. Атмосфера ли здесь создаёт нужный настрой или же напротив настрой – атмосферу, Грис никогда не задумывался, а если бы задумался, вряд ли смог разобраться.
Ещё издали глядя на неровный строй атлетически сложенных людей, он подумал, что как раз сегодня может в этом разобраться. Это даже совсем не досадно, что они очутились здесь именно в это время. До неприличия красивые люди, редко такие бывают с чистой душой, искренним сердцем в наш век. Поэтому вдвойне удивительной ему показалась сцена у розового куста. Что-то странное проскальзывало в облике этих людей и вместе с тем смутно знакомое. Кристофу хотелось понаблюдать за ними, пусть даже столь очевидно, не скрываясь. Он остановился на дорожке в паре шагов от покоренного цветком мужчины, чуть наклонив голову, и легко провёл пальцами по лепесткам ближайшего цветка. Этот атлет смотрелся органичной частью среды, наверное, такое было у Гриса представление об идеальном сыне этой страны или местности.
- Зачем же нужно было губить столь прекрасное творение?.. – задумчиво изрёк священник и тут же едва заметно смутился. Он не хотел поначалу разговаривать, думал пройти мимо, слишком уж много было в последнее время этих новых знакомств, а в Монте-Верди он надеялся остаться преимущественно наедине с самим собой и своими мыслями. Но какая-то поэтичность словно через кончики пальцев просочилась в него из цветущего растения.

+3

4

Кай уже привык к тому, что природа на Земле расточительная - все через край, если сравнивать с Хагалазом, к примеру, выжженные же земли, в основном, образовались тут по естественным причинам. Космических войн на Земле никогда не бывало, а люди, несмотря на свою врожденную агрессивность, как показывала их история, еще не успели все испортить.
Айс шел чуть позади Иса, чтобы не мешать. Ему не хотелось ничего тут трогать, с запахами и так был перебор. При первом же взгляде на появившегося из-за растительности мужчину он понял, что это служитель культа.
«Местный дом Бога был невелик, а служитель хил».
Нельзя сказать, что Кай особенно верил или надеялся на Богов, но зачастую было удобнее думать, что они есть. Так он и поступал.
«Верую, ибо абсурдно», - кажется, так говорили на Земле.
Он наблюдал за Исом молча.
«- Скальд... певец бытия», - с непроницаемым лицом Кай взирал на священника, встав у Исгера за спиной.
В любом случае, люди интересовали ария гораздо больше, чем местная флора.

+3

5

- Разве же губить?
Густой голос ария вклинился в смесь молчания и звуков от движения естественно, словно там ему и нужно было быть с самого начала - среди своих. Звучал Рагни едва ли в четверть от восьмой полной своей силы, а стоял - достаточно далеко. Реплика предназначена была "для своих", а не для незнакомого рыжеусого землянина, выражавшего недовольство.
Впрочем, присевший на поребрик невдалеке от Кая и Иса арий более никак на появление нового действующего лица не отреагировал. Может быть, он возмущён тем, что испортили его собственность?
На всякий случай Рагнар решил уточнить:
- Может, это твой куст?
Вежливый вопрос "не обидели ли мы тебя, оборвав цветок" можно было при желании толковать и как "не ты ли тот, кого мы все тут так бессмысленно ждём?"

+4

6

Один только запах роскошного… слишком роскошного цветка будто околдовывал – Исгер почти из транса сладкого вышел… вернее, вывелся чужим незнакомым голосом. Потому взгляд нордика на этого нарушителя (да-да, это он нарушитель, а вовсе не скальд!) молитвенно-благодарного по отношению к творцам и этого мира настроения стал недоумевающим и по-детски обиженным.
– Но здесь же много цветов... – укоризненно ответил он незнакомцу, не выпуская розу из рук, и кивнул на пышный куст. – Некоторые, вон, завяли уже, подгнили. Не лучше ли срезать цветок, пока он свеж и радует, а не вызывает уныние и жалость?
Вот так, нечаянно вроде бы, Арн высказал арийскую доктрину о судьбе и главном в ней. Сам он понял это сразу, едва закончил говорить, и негромкие слова дроттина из-за спины ясно сказали Аннару, что сравнение командир тоже понял. А вот уразумеет ли образное сравнение этот местный в долгополой чёрной одежде, (су-та-на – Дален знал, как называется форма местных жрецов) – йотун знает. Они ж вообще малахольные, подставлять вторую щёку призывают, если по морде бьют – так, может, их богам увядшие цветы милее юных и ярких? Святотатствовать Тради ни в коем разе не хотел… к чужим божествам следовало относиться с почтением, все же дружина сейчас в их вотчину заселилась. И ну как куст тоже небожителям принадлежит, вместе с храмовым чертогом? Элг правильно делал, что уточнить это хотел.
Но цветок Арн все равно не отдаст, не-а.

Отредактировано Исгер Дален (09-12-2013 23:16:14)

+2

7

Вопросы и рассуждения белокурых незнакомцев едва не сбили умиротворённый настрой Кристофа. Казалось, это всё звучало насмешкой, но с такой детской непосредственностью он ещё не сталкивался, которая вдобавок исходила от людей, казалось бы, далёких от таких рассуждений. Но он же в конце концов священник и поверить в невозможное было не так уж сложно.
- Разве не может он радовать, оставаясь частью пейзажа, его неотъемлемой деталью? Ведь в конечном итоге стремление присвоить себе его красоту всё равно обернётся увяданием, -  Кристоф обвёл медленно взглядом мужчин, как бы адресовывая вопрос всем – и философу, который явно был предводителем этого дружеского союза или производственного объединения или чего-то ещё, о чём падре знать не мог, и тому, кто интересовался собственником куста, и даже тому, кто молча наблюдал.
Грис рассуждал по-прежнему про цветы, максимум природу и отношение к ней, не примешивая сюда высокие материи. Наверное, мешала некоторая нетипичность этой ситуации: мало кому доводилось обсуждать благоухающие розы такой благочинной компанией. Да и сосредоточен он был на происходящем, как никогда включён в реальность безо всяких этих замашек просветлённых служителей культа.
Даже близость духовного сооружения на него не влияла вопреки обыкновению. Впрочем, было бы глупо, если бы здания вмешивались в нашу жизнь. Люди ведь не воспламеняются желанием расставлять всё на свои места и перебирать бумаги, проходя мимо какой-нибудь конторы. Тут уж Грис мог начать собой гордиться: мирское не имеет влияния на него. Но это настолько притянутый за уши повод для гордости, что щепетильность богослова даже не давала ему над этим хорошенько задуматься. Оно и к лучшему: лишние размышления всегда уносили его в заоблачные дали путанных и никому не нужных размышлений, которые в этот самый момент могли случайно и вырваться, повлиять на диалог.

+2

8

Жрец местного бога был забавным, Исгеру стало весело, когда он понял: особенно забавным этот облаченный в черное служитель божества кажется оттого, что старается выглядеть величавым и мудро-снисходительным. Понятно, что все жрецы стремятся такими казаться, но… для того и вид надо иметь внушительный, и стать, а этот... – серые глаза нордика поневоле зажглись насмешкой: даже ему, привычному к физической красоте собратьев, на контрасте с худым нескладным падре она открылась будто внове. 
А у меня в руках он, цветок, не часть пейзажа? – без обиняков поинтересовался Арн, оглядываясь на остальных дружинников и искренне недоумевая – этот долгополый их дружину в природу, в мир не включает, что ли?
Это как – хмурые с утра, будто не проснулись еще, горы, затянутое облачной тусклой дымкой небо, прохладный, сыроватый ветер, трава, что под ним стелется покорно, кусточки-цветочки, таракашки-птички, кошка вон белая да пушистая у храмового чертога – природа, а те, кто на двух ногах – отдельно, в нее не входят?
Ну и… бестолочи. – Тради только мысленно хмыкнул, задумчиво взглянув на розу, провернул ее уже безопасный, лишенный шипов стебель, снова поднял взгляд на священнослужителя, и спросил со всей нордической, такой непосредственной и потому не обидной прямотой:
Разве не закончилась бы жизнь цветка увяданием, если б я его не сорвал? А как же эти? – он тронул не срезанную вовремя вялую розу, и пожухлые, морщинистые, выцветшие и подгнивающие лепестки посыпались из-под пальцев, сперва кучкой, а потом по одному шлепаясь на землю и бордюр. – Их никто не присваивал, но они умерли. Чье стремление убило их? И к чему стремление?

Отредактировано Исгер Дален (04-09-2014 21:46:39)

0

9

"Скука. Скука-скука-скука. Ску-у-у-у-ука. О Лодур, какая же скука..." - таковы были мысли Тидрека о происходящем. Ему недоставало адреналина, жизнь на этой планете была такой чертовски спокойной. Настолько спокойной, что самым волнительным событием за день был поход в место поклонения мертвому мужику, прибитому к кресту. Хольм уже перестал изумляться этому. На самом деле, он успел даже подхватить эти заразные междометия, которыми кидаются земляне, являются они верующими или нет, вроде "О Господи!" или "Да боже ж ты мой!". Правда, как должен реагировать на них упомянутый парень на кресте, если он уже мертв... он ведь даже не может, как здесь говорят, переворачиваться в гробу! Или может?.. Тидрек оставил богословские вопросы, потому что один он в них непременно запутается. Распутать его мог бы местный жрец. Главное - не задавать слишком глупых и агрессивных вопросов. Покачав головой самому себе, Хольм пришел к выводу, что с вопросом "Чем этот мертвец заслужил столько внимания?" он не то что не уйдет далеко, но еще и оскорбит невиновного человека в лучших чувствах. Ему было вполне понятно, почему он славил Лофта и Вотана - значит, и у землян были свои причины.
- Скука, - зло прошептал Тидрек себе под нос, и заметил, что дроттин, Кай и Исгер отстали, чтобы поговорить с одетым в черное парнем, и посему тоже потихоньку отстал от строя, чтобы банально погреть уши.

+2

10

Ему дышалось здесь.
          Отец Доминик твердым шагом шел по тропинке. Ему надо было проверить часовню и, конечно же, его главных питомцев – розы. Пышные, разросшиеся кусты с крупными алыми бутонами были, как ни нагло и самолюбиво это звучит, его заслугой. Он загубил не один саженец, исколол себе все пальцы, исцарапал руки и истрепал все нервы прежде чем вышло то, что вышло. Он заботился о цветах, когда выдавалось свободное время, но его было все меньше и меньше. Уже октябрь, и он беспокоился о цветах, потому что уже давно до них не доходили руки. Нет, здесь еще достаточно тепло в это время, но преподобный никак не мог перестать вести себя как беспокойная молодая мамаша, кутающая ребенка десятью слоями одежды, стоит лишь подуть легкому ветерку.
          Он поднимался все выше, потирая подмерзавшие в ожидании работы руки. Все, что могло бы понадобиться, он оставлял рядом с часовней, справедливо полагая, что инструменты праведного труда не могут быть приняты Всевышним за оскорбление. Бога на самом деле вообще трудно обидеть: как можно серьезно воспринимать оскорбления какой-нибудь жалкой букашки? Он улыбнулся, закатывая рукава черной рубашки с колораткой. Ему нравилось возиться с розами: глядя на них, он всегда вспоминал «Черный обелиск» Ремарка. Возможно, он даже ждал однажды, что застукает какого-нибудь влюбленного над своими цветами. Улыбка преподобного переросла в беззвучный смех.
          Однако застал над своими гостями он отнюдь не влюбленного. И далеко не одного. Остановившись, Доминик быстро перевел взгляд с одного человека на другого, и на следующего… Он, честно говоря, не сразу нашел, что сказать.
          – Ну… Рад, что мои труды наконец-то были оценены по достоинству, – проговорил он, бросив взгляд на явно его розу в руках одного из светловолосых детин. – Однако знаете, обратись вы ко мне напрямую, сын мой, я бы сам срезал вам розу.
          Он просто не любил, когда так бестактно обращались с плодами его долгого и тяжелого труда. И сейчас где-то глубоко в душе отца Доминика теплилось желание сунуть охотников за чужими розами лицом прямо в куст, на свидание к шипам.

+2

11

Ответа как-то все не было, жрец местного бога медлил с ним, а Исгер терпеливо ждал. Он вообще умел ждать, если было нужно. Ну а чего, понимал же, что вопрос сложный, человеку поразмыслить надобно; самому же Далену частенько требовалось время «на подумать», вот и считал он, что это всем необходимо. Он не радовался тому, что вопрос задал с подковыркой, и победе в споре не так уж был бы рад – для него это стало просто очередным упражнением в риторике – он просто ждал ответа, не без интереса причем. 
Роза в пальцах проворачивалась по часовой стрелке, потом обратно – неторопливо… Арн все делал неторопливо, когда понимал, что торопиться некуда. Потом он еще раз с наслаждением вдохнул сладкий, вкрадчивый, но не приторный аромат, почти коснувшись носом бархатистых лепестков, так же неспешно оглянулся, увидел, что прямо за спиной остановился не кто-нибудь, а Кай, и это, пожалуй, хорошо, ибо вот уж кому Ис доверил бы эту самую спину прикрывать, так точно Экланну, он же как скала. Неподалеку встал, как вкопанный, еще и Тидрек, этому явно нечем заняться, предстоящий осмотр храма его не интересует, и именно это Арн прочел не только на лице манназца, но и по губам. Терпеливостью тот уж точно не славился, и приходилось ждать от него какой-то каверзы – и рун бросать не надо, чтоб понять.
Однако… еще одна фигура в черном скрасила и прекратила паузу, этот жрец решительно отличался от своего собрата – и шел по-другому, и смотрел, и говорил. Сила от него исходила, вот что, это Тради сразу ощутил, почти кожей – как упругий прилив, заставивший разом подобраться, сощурить глаза, вглядеться пристально. А еще… этот жрец был странным образом свой.
Я бы спросил, – не сходя с места, лишь разворачиваясь к пришедшему, невозмутимо ответил на несправедливый упрек Дален, и, стыдясь того, что приходится проговаривать очевидное, добавил. – Но вас же не было.   

Отредактировано Исгер Дален (03-12-2014 18:09:03)

+2

12

Вот, теперь их было двое против нордиков и это самое "против" уже было не только расположением в пространстве - сидящий на поребрике Бриньюльф чуял уже, что этим двоим по-свойски проще договориться промеж себя, чем с пришлецами, то есть ариями. Это немного будоражило его, заставляя задумываться, кажется ли они, арии, каким-нибудь орионцам такими же одинаково непоследовательными? Мысль была не очень правильной, но гнать её дроттин не спешил, предаваясь лирической неге и запоминая запах цветка.
С пришедшими он не был согласен - все эти цветы были для того только, чтоб радовать богов или героев - некому будет смотреть, нечему будет цвести, - это Рагнар знал наверняка, точно. Богами, конечно, арии не были, но если бы кто попробовал сказать ему, Рагнару, что он не герой...
Пришедший вторым, впрочем, был больше похож на орудие судьбы и служителя бога - он был к месту здесь, оттого Рагнар встал всё же неторопливо, обтряхнул от земли зад, чтоб не оскорбить обидчивого служителя ещё больше, прищурился, уловив движение Тидрека. Тидреку было скучно. Для Нема следовало найти интересное дело, иначе заржавеет и рассыплется в труху.
Но не здесь...
В отличии от Исгера, он, Рагни, скорее симпатизировал пришедшему, разглядывал с настоящим любопытством, но рук не распускал, придерживал их, хоть некоторая агрессия ему и импонировала - живой он был, мешком по голове не стукнутый.
Может, и не так плох этот бог...
- Твои цветы очень хороши, но мы не пришли за ними, а этот - вира Исгейру за пролитую кровь. Куст взял её, мой друхти взял виру - для твоих кустов нет в том обиды, разве что ты считаешь нас недостойными равенства?
Конечно, за право виру взять можно было хозяина и спросить, но на то она и вира, чтоб и без старших в делах разбираться...
Рагнару казалось, что он всё уже пояснил, вдобавок к Исовым словам. Даже больше, чем следовало бы промеж своих. Для нордика разговор о цветах на этом был совершенно завершен.

- Мы ждали хозяина этого всего - он должен был показать нам святилище местного бога, правда ли, что ты - он?

Отредактировано Рагнар Торнбьёрнсен (07-12-2014 17:42:20)

+3


Вы здесь » Приют странника » Будущее » ...и держать себя чинно, благоговейно и в молитвенном настроении...