Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Вэй Тао


Вэй Тао

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1.  Имя\Псевдоним:
Вэй Тао (Вэй - “дракон”, Тао - “большая волна”)

2.  Пол:
Пол - всю жизнь мужской, хотя по пьяни, чего только, бывает, не причудится.

3.  Возраст:
64 зимы

4.  Раса:
человек, как есть человек

5.  Внешность:
Пора «второй молодости», как называют старость китайцы, наложила свой отпечаток на внешность некогда симпатичного и даже красивого по азиатским меркам мужчины. Нет, для своего возраста он и сейчас мужчина - хоть куда: щеголяет прямой спиной, живым, до сих пор полным искреннего любопытства взглядом темных глаз и все понимающей улыбкой, не сходящей с губ, чуть покореженных морщинами. Куда деться? Годы берут свое, с каждым новым днем рождения прибавляется складок на лице, старческих пигментных пятен на уже истончившейся, желтоватой коже и седины в аккуратно подстриженных волосах, все еще не сдающихся – последний рубеж обороны тела, лишь наполовину покрытый белыми седыми росчерками. Брови вразлет до сих пор почти черны, но даже они в сочетании с хитрым прищуром выдают возраст Тао – за молодящегося пятидесятилетку он уже не сойдет, да и не пытается себя выдать за такового. К тому же, Вэй с приходом старости открыл для себя новые горизонты – молодые и средних лет люди слушают тебя, раскрыв рот, ловят каждое твое слово только потому, что ты выглядишь, как умудренный опытом уважаемый член общества. А старым извращенцам это лишь на руку – можно сквозь вечно витающий вокруг трубки табачный дым и полуприкрытые веки спокойненько разглядывать в деталях фигуру стоящего перед тобой покупателя. В связи с постоянным курением в кожу и волосы, равно как и в одежду, давно впитался запах табака.
Среднего роста (173 см) вполне достаточно, чтобы не слыть коротышкой даже при коренастой, плотной фигуре. Регулярные занятия ушу и тайдзи все еще держат стареющее тело в тонусе, а позвоночник и суставы – в порядке, но нет-нет, а вздохнешь, глядя перед сном или утром в зеркало – животик, что ни говори, появился, пусть и солидный, без лишнего жира и кошмарных складок. Мужчина обычно философски выдает цитату мудрецов, подходящую к этому случаю, машет рукой и идет делать зарядку или же ложится спать. Нет смысла сокрушаться по поводу ушедшей юности, если уже старость чаевничает вовсю в твоем доме.
Всегда аккуратно, чисто и опрятно одетый Вэй никогда не позволит себе длинных ногтей или не выбритого лица – борода и щетина жутко его раздражают. Очень любит старые вещи, донашивает их фактически до дыр, или пока дражайший внук не скажет уже, что ему стыдно за деда. Тогда, охая и ахая, ворча по поводу расточительства молодежи и «вот в наше время…» (больше для порядка и развлечения, чем заради самого ворчания), старый аптекарь все же снимает не менее старый, чем он сам, пиджак, и отдает его в утиль. Любит комфортные, натуральные ткани и многослойность в одежде – поверх рубашки – свитер, поверх свитера – пиджак и так далее. А вот что касается обуви, то дома или в аптеке не вылазит из своих любимых мягких черных туфель из плотной ткани, расшитых покойной женой – даже у старого извращенца должно быть что-то, что дорого сердцу и душе.
Курит, почти не переставая. Самые разные сорта табака и не только табака в его коллекции постоянно подвергаются дегустации. Может быть, поэтому даже отличная вентиляция и вытяжка в аптеке не справляются с легкой дымкой в помещении. Слабость? Она самая. Но кто посмеет ему запретить радоваться жизни всеми доступными способами?
Голос уже по-старчески надломлен, хотя силы своей все еще не потерял – говорит четко, без шамканья и дефектов речи. Смеется всегда откровенно, пусть и негромко. Если что-то особенно сильно насмешило, будет смеяться аж до слез.

6.  Характер, темперамент, тип мышления:
Необходимость всегда можно превратить в удовольствие. Пожалуй, это квинтэссенция всего, что есть в старике Вэй. Он никогда, даже в молодости, не убивался по поводу мелочей, не терял надежды и не закатывал истерики из-за того, что ему не подвластно. А уж когда пора готовиться к зиме жизни, начинаешь радоваться вообще каждой мелочи. Тао не любит нытиков, может и на выход показать таким личностям. Но, если человек понравился ему по каким-то одному ему ведомым причинам, ценный совет или доброе слово найдутся даже для тех, кто начал жаловаться. Ему нравится общаться, он без труда находит темы для разговора, а уж слушатель из него просто замечательный. Люди любят, когда их слушают. Они, порой, могут выболтать такого вам!.. Сами по себе, даже подталкивать не стоит – надо просто участливо кивать, понимающе смотреть и слушать, слушать, слушать… И слышать.
Любая мелочь жизни, как уже было сказано выше – от теплых солнечных лучей, прорезающих легкий туман в аптеке, до отполированной многими и многими прикосновениями поверхности прилавка – все приносит Вэю радость. Старик считает, что вся беда тех, кто жалуется на злую судьбу и ноет по пустякам и не только, в том, что они не умеют радоваться. Не идет торговля и нет посетителей? Ну так наслаждайся тишиной и покоем! Упал и поранился? Зато получил массу новых впечатлений и жизненный урок – нечего ворон считать, когда идешь по неровной поверхности. Тебя предали и вонзили нож в спину? Что ж, впредь будешь осторожен вдвойне, выбирая себе друзей, а шрамы просто обожают молоденькие девушки! Им столько можно наплести небылиц про то, как отбивался от целой шайки бандитов в одиночку! Нет, конечно, ты проиграл, ты же не супермен! Но зато ты же выжил! Девицы просто млеют, дааа…
В общем-то, Вэй Тао – этакий неунывающий дедок-весельчак, вечно пытающийся закадрить кого-то помоложе, и не расстраивающийся, если его обзывают извращенцем и убегают. Сам процесс флирта кажется ему куда важнее того, что могло бы произойти. Да и годы уже не те, ему остается лишь доставлять удовольствие, а свое получать чисто эмоционально.
Близких людей у него мало, пара друзей, при чем, значительно моложе его, да любимый внук, живущий здесь с самого рождения и с лет с восьми уже помогавший в аптеке. Внука Вэй любит и обожает, часто смущает колкими шуточками и подначками, но всерьез никогда не обижает. Семейные споры и неурядицы – ерунда. Они лишь укрепляют семью, по мнению самого Тао.
В своем деле – дока. Справочники по фармакологии ему уже давно не нужны, память все еще не подводит его, хотя иногда Тао любит прикинуться, что забыл что-то важное или не помнит, куда положил ту или иную вещь. Любимый внучек часто носится по лавке и дому (расположен этажом выше) в поисках вещи, лежащей у деда в кармане, пока этот самый старикан тихо ржет в трубку, наблюдая за беготней младшего родича.
Упрям, хотя переубедить его вполне возможно, приведя четкие, веские и разумные доводы своей точки зрения. Он выслушает, поворчит, но может и согласиться с вами.
Очень любит острую китайскую еду, всегда готовит сам, чему и внука обучил. Не мыслит жизни без традиционной попойки раз в месяц, предпочитая закрываться на этот день наверху, предоставляя внуку заниматься аптекой. Владеет английским (как основной по месту жительства) и китайским (родной язык) языками в совершенстве, на немецком, кошмарном и ломанном, изъясняется крайне коряво. Особенно плохо понимает устную немецкую речь – куда проще воспринимает письменный текст на этом языке.
Фобия лишь одна – лестницы. Причем, если подняться по ним он может легко, особенно если у лестницы есть перила, испытывая лишь легкое волнение, то спуск дается куда тяжелее. Каждый раз спускаясь в аптеку совершает личный подвиг. Держится за перила, по одной ступеньке, шепча под нос молитвы и стараясь не думать о следующей ступеньке. Почему он так почти до паники боится спуска по лестницам с самого детства, он не помнит. Периодически снятся неясные сны на тему, но проснувшись, Вэй не помнит и их. В такие дни он малоразговорчив с утра, хотя природные говорливость и жизнелюбие все равно берут свое – обычно после обеда или очередной трубочки все возвращается на круги своя.

7.  Место жительства:
Деревня Монте-Верди   

8.  Особенности персонажа:
- с самого детства занимается ушу и тайдзи, для китайца – это все равно, что ежедневная зарядка. Может дать отпор разбушевавшемуся посетителю-человеку, но до такого доходило лишь однажды, да и то, тот придурок был пьян. Предпочитает решать подобные казусы иначе, не доводя до размахивания конечностями;
- обладает отменной памятью, пусть и не абсолютной, но может легко вспомнить любой отрезок своей жизни, и даже зачесть вслух отрывок из однажды прочитанного произведения. Единственное, что он вам не зачтет – это фразы на латыни. Это прям проклятье какое-то, а не язык;
- раз в месяц 11-го числа запирается у себя в комнате над лавкой и напивается, вспоминая жену. Нет, это не уныние и сопли-слезы, нет. Он наоборот, улыбается, слушает старые пластинки, рассматривает семейные фото и… улыбается. Да, иногда проступают слезы, но они радостные – он искренне считает, что ни у кого не было такой женщины, как его Мэй;
- удивительно, но травка, которую он порой курит, смешивая ее с табаком, никак не влияет на его разум – ни тумана, ни веселья. Ему просто нравится запах и вкус таких «добавок»;
- слабость к молоденьким представителям обоих полов;
- как было сказано выше – боится лестниц с детства, особенно спуска по ним;
- последние три года прикормил кота в аптеке – тот не живет там, а просто приходит поваляться на подоконнике, поесть, поспать и... снова уйти. Черно-белый здоровый котище с мордой «пополам» (черная и белая стороны) и короткой гладкой шерстью ведет себя абсолютно по-свойски – ходит, где захочет, разглядывает всех и вся. За все время, что приходит в лавку, не издал ни единого звука, лишь смотрит своими ярко-желтыми глазами, внимательно наблюдая за посетителями и шипит лишь тогда, когда что-то ему не понравилось в покупателе. Этакий индикатор кредита доверия.

9.  Профессия, род деятельности и пр:    
Фармацевт, провизор и владелец аптеки "Hei Long" в одном лице.

10. Биография:
Дата рождения: 11 января 1946 года
Место рождения: Гонконг, Китай
Первая треть жизни Вэя Тао ничем особым не была примечательна. Он родился в семье простого лавочника, торговца специями и травами в десятом колене. Лавка была настолько старой, что помнила, вероятно, еще правление династии Цин. Впрочем, это не мешало большому потоку покупателей, отчего старшему сыну в многодетной семье Вэй приходилось работать в лавке с семи лет. Тао не жаловался – ему нравилась лавка, он обожал болтать с посетителями и уговаривать их сделать покупку, он очень любил свою семью. Он чувствовал, что вносит вклад в устройство их маленького мирка, что все идет своим чередом – он вырастет, женится, примет дела отца и будет обеспечивать всю семью своим трудом. Так он думал ровно до того момента, когда нечистый на руку конкурент просто не устроил поджог в их лавке. Самому Тао только-только исполнилось двенадцать, и видеть, как твой мир рушится на глазах, было тяжело, обидно чисто по-детски и горько. Но отец, погибший в том пожаре вместе с двумя сестрами Тао и его матерью, сказал ему однажды: «Если тебе плюют в спину, значит, ты впереди! Если упал от подножки – встань, отряхнись и иди!».
Юного Тао, как и положено, определили в приют вместе с двумя выжившими младшими братьями и сестрой. Он прекрасно понимал, что если их усыновят – что в послевоенном Китае вряд ли возможно – с родными он расстанется уже навсегда. Грусть по поводу утраты близких была недолгой – слишком много перспектив открывала школа, пусть и приютская, и закон о всеобщем образовании, только-только вступивший в силу. Сестре и братьям он подарил по кулону, сделанному на уроках домашнего труда, сказал напутственные слова и пошел в рабочую школу.
Тао четырнадцать, он полон надежд и только-только учится нормально читать – отец обучил лишь самым основам, ровно тому, что знал сам, чтобы читать специфические надписи на пакетиках с лечебными травами и специями. Теперь же ошеломляющий поток знаний, новых, полных сюрпризов, обрушился на Тао, жадного до них, давая новые поводы для надежд и мечтаний. До девятнадцати лет он учился в вечерней школе на окраине Гонконга, попутно работая – в то время это было не просто нормальным явлением, так жили все молодые люди КНР. Именно в школе отменную память и сообразительность заметила учитель химии. И именно она была инициатором судьбоносного разговора с Тао, побудившего его пойти в медучилище на фармацевта. Поступил он легко, а вот сама учеба давалась тяжело – особенно чертова латынь. Иностранные слова с ужасными, непроизносимыми для китайца звуками никак не запоминались. Лишь упорство и упрямство позволило осилить и эту науку.
Двадцать один год, диплом, выпуск. И юная жена, свадьбу с которой они сыграли на последнем курсе училища. И небывалое, завидное по тем временам везение – дядя жены оставляет ей в наследство свою аптеку. Правда, для этого придется переехать очень далеко, на другой конец континента, в Швейцарию, но что значит расстояние, если рядом любимый человек?
Первые семь лет в этой деревушке были очень тяжелыми. Лавка досталась им с женой в просто кошмарном состоянии. Молодая жена пришла в ужас от старого, просто неимоверно старого оборудования аптеки, немытых окон и пыли на всех возможных поверхностях. Сам Тао тоже в восторг не пришел, но, поразмыслив, понял, что это лучше, чем ничего. Им не придется платить аренду за помещение – оно принадлежит им с женой – а лишь налоги. И в деревне аптек – раз-два и закончились. А это уже кое-что, да значит. Жене он лишь улыбнулся, подмигнул и взялся за тряпку, подавая ей пример. Приведя помещение в порядок, они обнаружили, что старинный вид аптеки и всех этих колб да склянок может даже привлечь покупателей. Жена успокоилась, они открылись ровно через три недели после прибытия. Налаживание связей с поставщиками в столь удаленном населенном пункте – сложная задачка. Но и эту проблему Вэй решил года за три. Еще года четыре ушло на увеличение оборотов и заработок репутации. Тяжело? Да. Но любящий и любимый человек рядом, дочь и важная, нужная другим профессия для человека с таким складом характера, как у Тао - это все, что нужно для счастья.
В общем-то, почти вся последующая жизнь Тао шла ровно, без особых взлетов и падений. Ну да, не обошлось без «дополнительного заработка», коим пришлось заняться в конце 80-х, но тут уж ничего не поделаешь. Тем более, что это давало свои плоды не только в материальном плане. Поддержка сильных мира сего значит многое, просто надо быть очень хитрым и очень осторожным, дабы не потерять себя в угоду другим.
В 1993 году на свет родился внук. Отца дочь так и не назвала, но уже доверявшему Судьбе Тао это было не важно. Если дочь так любит мальчика и счастливо улыбается, баюкая сына, а жена не нарадуется на внука – пусть. Лишь бы человек вырос хороший. Жена радовалась пополнению семейства ровно три года. Летом 1996-го она умерла. Во сне, со счастливой улыбкой на губах. Повздыхав, Тао снова принялся за работу – он знал, что любимая (хоть и далеко не единственная) женщина не хотела бы его печали и слез. Тем более, что вскоре и дочь преподнесла не слишком приятный «сюрприз» - подсела на наркотики и просто сбежала со своим дружком в Женеву, оставив пятилетнего сына на попечение деда. На это событие Тао лишь хмуро свел брови, выкинул записку разочаровавшей его дочери в мусорку и занялся аптекой и воспитанием внука.
С Приютом налажены тесные экономические и межличностные связи - некоторые препараты поставляет туда именно Вэй. Пару раз был свидетелем того, свидетелем чего быть не должен был быть, но умение держать язык за зубами в том, что важно ограждает Тао от неприятностей до сих пор.

11. Сексуальные предпочтения персонажа:   
Мальчик, девочка… какая разница? Если по молодости еще можно себя обманывать, то годам этак к сорока приходит осознание, что если тебе что-то или кто-то нравится, то упускать это из-за глупых, придуманных даже не тобой предрассудков – глупо. Би, универсал, свитч. Хотя тут лет десять уже как есть некоторые физиологические затруднения, но ведь удовольствие – это не только тело, так?

12. Связь:   
имеется у администратора

13. Планируемая интенсивность посещения форума:
2-3 раза в неделю на посты. Почти не флужу – редко такое настроение есть))

+3

2

Милости просим, господин Вэй Тао. Успешного сотрудничества, мы Вам рады.

0


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Вэй Тао