Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Золотая клетка » Комната охраны


Комната охраны

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Небольшая комната служит постом охранника и местом наблюдения за комнатами корпуса. Изображение с видеокамер, установленных в каждой из палат, выводятся на монитор компьютера. Все съёмки записываются и передаются в главную аппаратную.
https://www.freelancejob.ru/upload/141/85931287519633.jpg

0

2

Комната третья

Распахнув дверь, Штейнвальд влетел на пост. Охранника нигде не было видно, но за дверцей уборной слышались шорохи, так что вопроса, куда делся дежурный, не возникало. Вот и славно, не нужно будет лишних объяснений, - не без удовольствия подумал Максимилиан, но совсем без них обойтись было нельзя.
- Чезаре, это я, - крикнул директор, подбегая к столу. – У меня умер сотовый, я позвоню отсюда?
И не дожидаясь ответа, Макс схватил телефонную трубку, и затыкал в кнопки набирая домашний номер. Пережидая гудки, он несколько раз нервно притопнул. В принципе, фрау Штейнвальд была легка на ногу для своих лет, но Макс понимал, что семидесятилетней даме всё-таки требуется время, чтобы дойти до аппарата из кухни.
- Алло? Мам, это я, - доктор заговорил торопливо и напористо, - У меня просьба: я сейчас подошлю человечка, а ты передай ему какую-нибудь сухую одежду для меня, джинсы там, рубашку…
В голосе матери, говорившей только «так», послышалось уже не только беспокойство, но и нарастающая тревога, потому Максимилиан прикрыл глаза, машинально погладил бок, и заговорил ещё более ровно, хотя и с прежней уверенностью:
- Ничего страшного, мам, просто сработала противопожарная система в Скальном. Нет-нет, какой там пожар? Никакого пожара, правда! Он и начаться толком не успел – всё сразу залило. Особенно меня. Промок до нитки, надо бы переодеться в сухое, не бегать же мне тут до конца рабочего дня в полотенце. Ты собери, мам, и… можно с Хеймо прислать, он дома? Нет? Ну ладно, я кого-то пришлю сейчас. И не волнуйся, не накручивай себя, не придумывай всяких ужасов, всё нормально! - крикнул заботливый сын, брякая трубку на рычаг и разворачиваясь в марше.                                 
Опять победно и патетично развевались полы его халата, на этот раз, правда, купального, ну и что? – директор распахнул дверь в коридор и тут же узрел нужное – согбённую спину молоденького белобрысого уборщика, подтирающего одну из последних луж. Стоя в дверном проёме и придерживая за ручку дверь, Штейнвальд громко постучал костяшками с обратной её стороны, по крепкому дубу, привлекая внимание паренька. Тот немедля развернулся и уставился на доктора щенячьими глазами.
- Жанно, дружок, у меня для тебя ответственное и важное поручение. – Макс говорил сугубо деловито, делая вид, что не заметил, как зарделись щёки паренька, - Сможешь сбегать ко мне домой и забрать для меня одежду у фрау Хенелоры? Она соберёт.
Парень часто закивал, сглотнул и проблеял что-то утвердительное. Его робость была притчей во языцех, равно как и исполнительность.
- Вот и умница. Давай тогда, бегом. – Макс обворожительно улыбнулся пареньку, уже загипнотизированно бросившему на ведро тряпку. – Одна нога здесь, другая там.               
Парень сорвался аж с низкого старта, только дым из задницы не повалил… а доктор закрыл за собой дверь, возвращаясь в комнату.
Так, одно дело сделано. – Максимилиан обернулся на выходящего из туалета охранника.
- Привет, Чезаре, - директор бегло улыбнулся дежурному. – Ты можешь мне помочь? Да не стой ты навытяжку, не надо. Лучше свяжись с центральной аппаратной, мне нужно узнать, что происходит по всему Приюту прямо сейчас. 
Чезаре робостью не отличался, но расторопен был по-итальянски, тут же защёлкал тумблерами, затараторил в микрофон, и усевшийся – наконец-то! – в кресло директор некоторое, совсем малое время спустя уже сосредоточенно вглядывался в кадры происходящего в режиме реального времени, но ничего тревожного, как будто, не наблюдалось. Левая ладонь Штейнвальда опять согрела пластик телефонной трубки, а пальцы правой руки запрыгали вновь, набирая номер:
- Элеттра, детка, что у нас там? Народ для разврата собрался? Какова повестка ближайшая? – он выслушал краткий, но ёмкий отчёт, и коротко ответил. – Сейчас буду.
В этот самый момент в дверь заскреблись, красный как рак Жанно, которого впустил охранник, проскользнул на пост со свёртком в руках, не поднимая глаз в светлом пухе ресниц, сунул одежду доктору, и выскочил в коридор, будто ошпаренный. 
М-да… страшен же я, однако, - разворачивая брюки и свежую рубашку, ухмыльнулся доктор. Носки выпали из свёртка. Кряхтя, он пять минут всё это напяливал, обул те же шлёпанцы, и выскочив из комнаты дежурного, вновь зашагал по коридорам к выходу из Скального бункера, а потом и в Дом Озарений.

Кабинет директора

+3

3

В белой-белой комнате лежал белый-белый человек с черными-черными волосами. Вид у него при этом был бледный-бледный. Именно эту душещипательную, но, в общем-то, монохромную картину транслировали скрытые камеры наблюдения, установленные в причудливых изгибах и складках стен комнаты для успокоения Скального бункера, именно ее видели те, кто наблюдал за поведением пациента в карантине.
Ну разумеется, за Уотсоном наблюдали, и очень пристально. Каждый вздох, каждое дрожание век отслеживалось, поэтому, когда доставленный из дома Эллен Фокс пациент не просто проснулся, но даже сел, изумленно озирая причудливые обводы комнаты, спешно превращенной в изолятор, врач, сидевший на месте охранника, который мялся за спинкой кресла, по-кроличьи косясь, и, если честно, думая тоже по-кроличьи – как бы отсюдова улепетнуть подобру-поздорову, отметил это событие не только удовлетворённым возгласом «О, наш спящий пробудился!», но и записью в протокол, лежащий перед ним на столе.
Дежуривший сегодня в ночь Юрген Винтер хоть и был не больно-то образованным деревенским парнем, но для того, чтобы понимать услышанные в только что состоявшемся телефонном разговоре выражения «острая вирусная инфекция», «воздушно-капельным путем» и «опасность пандемии», не надо академиев заканчивать, да и медиком быть не обязательно, достаточно иногда смотреть американское кино. Однако Юрген понимал, что свалить, скорей всего, до конца смены не удастся, и потому злобно так маялся позади делающего отметки в документе Феликса Милевского, и не понимал его радостного оживления. И чего этот пухлый, одышливый, с ежиком рыжеватых волос придурок с лицом серьезного, пухлогубого, очкастого вундеркинда так радуется, будто преждевременно аванс получил?
Правильно мне тетка говорила – бесплатный сыр только в мышеловке. Если так платят, нечисто тут… надо было ее  послушать и устроиться тогда спасателем в Бибионе, грел бы пузо на пляжу… А сейчас чего? Позаражаемся ведь тут все… − тоскливо думал Винтер, расхаживая взад-вперед по тесному помещению караулки, и его засунутые в карманы руки сжимались в кулаки: − Передохнем же как мухи!          
Мысли же счастливца Феликса и близко не лежали к эдакому пессимистичному сценарию, даже притом, что знал он о возможной опасности не в пример больше перетрусившего Винтера. А может, именно поэтому. Да, опасно, но пока паниковать рано, все, вроде бы, под контролем. Это непросвещенные обыватели при словах «инфекция» и «вирус» бледнеют и впадают в ступор, а пан Милевский с юности знал, что хотя чаще всего размножение вирусов в клетках приводит к гибели последних, и, паразитируя в более высших живых организмах, вирусы вызывают различные заболевания, которые могут закончиться гибелью организма, роль вирусов в живой природе этим не исчерпывается. Вирусы являются важным фактором эволюции мира живых организмов, благодаря тому, что зловредные гибельные вирусы способны изменять строение генома пораженного организма. Попадая в клетку, вирус высвобождает свою генетическую информацию, которая включается в генетический код хозяина, тем самым изменяя его. Потрясающая способность… и сейчас человечеству… вернее, во-о-он тому кудрявому парню выпал потрясающий шанс – обменяться частями генома с теми, кто прибыл с другого конца Вселенной! Надо ли уточнять, что у Феликса сердце пело, а душа азартно чесалась в предвкушении обобщить в будущем и подвести научную базу под результаты наблюдаемой клинической картины?
На мониторе между тем началось кино гораздо более интересное, чем прежде. Парень уже не лежал пластом, а сидел на лежанке, оглядывался и, видимо, пытался сообразить, где он и что он.
Неудивительно, ведь один из органов-мишеней – нервная система, так что… слава Богу, глотать самостоятельно может, но возможна и амнезия, и потеря ориентации, − отметил про себя Милевский, но заносить этого в дневник наблюдений не торопился. Эту версию следовало сперва проверить. Тем более, никакого труда это не составляло. Феликс нажал показанную ему юргеном кнопку на пульте, отчего в Комнате для успокоения кое-что изменилось…

Отредактировано НПС (06-12-2011 17:24:27)

0


Вы здесь » Приют странника » Золотая клетка » Комната охраны