Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Маскарад душ » Галера отважных


Галера отважных

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время действия: начиная с 3 октября 1940 года и в течении одной недели
Место действия: военная база Королевских ВВС "Lionsgate", где-то на востоке Британии.
Действующие лица: Арман Бенуа, доктор Штейнвальд и остальные по желанию.

Летный ряд

http://sa.uploads.ru/gj2e7.jpg

0

2

Командиру экипажа было всего лишь 43 года, но возвращался он, потеряв над Германией, как минимум, десять лет. Осунушееся, потемневшее лицо несло на себе отпечаток дикой усталости и горя, которое в равной степени не испытывал ни один человек из его команды. Встечный ветер, примешиваясь к реву двигателей, выл и стенал в щелях разбитого кокпита, словно вторя тяжелым мыслям капитана Иеронима Картрайта.
- Оставь его в покое, Чарли, он мертв, - Картрайт вернулся на свое место, застегивая на ходу брюки.
Брэдли Чарльстон слышал тяжелые шаги капитана и звон, когда он задевал сапогом рассыпаные по полу .303 калиберные гильзы.
- Не заважай йому, - Генрик Ковалевски все еще рылся в мешанине проводов и разбитых приборов, и его занятие ясно говорило только о том, что связи до сих пор нет, - Чарли все правильно робить. Матка боска, нехай прийме душу его, грешника Кокера.
Брэдли никак не поблагодарил поляка за поддержку, как до этого не обратил внимания на слова Эйра. Он сидел, среди обломков кокпита, удерживая тело Кокера на коленях, и молился, перевязав их правые руки длинными четками белого розария.
- Что там с радио, господин католик? - Картрайт постучал в переборку между их отсеками. - Давай быстрее, если не хочешь, чтобы нас приняли за фрицев свои же.
- Видчепись! - поляк ударил в ответ, судя по звуку, каблуком сапога. - Не заважай працювати!
- Эй, кто глотнет?
Сверху показалсь почти что черная физиономия Рампаджеша. Несмотря на то, что Джеймс Джозеф Рампаджеш был сикхом, это не мешало ему быть пилотом бомбардировщика, а пост пилота - никак не противоречил припрятанной у сидения бутылке шотландского. В кабине Рампаджеша ассортимент всегда обновлялся и каждый новый вылет порождал у парней своего рода интригу - что на этот раз заготовил правоверный индус.
- Вы не устаете удивлять меня, герцог Веллингтон! - Джерард О'Флегерти с обезьяньей ловкостью выбрался из своего пулеметного гнезда над Рампаджешем, и спустя несколько секунд уже был внизу с бутылкой скотча в руках.
- Знов принес пляшку на роботу, сэр герцог? - отозвался Ковалевски, почуяв дух откупоренного виски. - Видколи це ты стал ирландцем? Без образ, Маяк.
О'Флегерти хорошенько приложился к бутылке и сверкнул в полутьме самолета своими феноменально белыми зубами, отразив ими подсветку приборной панели.
- Эйр? Глотнешь, папаша?
- Давай.
- Лишить мени - чим я маю контакты протирать? Здесь все погорело!
- Вы можете там заглохнуть? - гаркнул откуда-то из темноты фюзеляжа Чарли, ненадолго прервав молитву. - Чертовы безбожники, если вам это не интересно, не мешайте мне спасти хоть чью-то душу!
- Как думаете, Кокер сейчас попивает бурбон в раю или загорает в аду? - Джерард уселся прямо под стену кабины и вытер свою бородатую, типично разбойничью, физиономию шапкой.
- Эй, нельзя так говорить. Кокер был твоим другом.
- И что? Что бы ты понимал в нашей религии, реинкарнация?
- Побольше твоего, алкаш.
- Перестаньте грешити, совсем клепку растеряли, дурни?

Иероним все это время сидел молча, закрыв лицо ладонями. В голове глухо стучало после всего пережитого и алкоголя, рев двигателей и вой в разбитом фюзеляже сводили его с ума.
- Генри, хватит отвлекаться. - Эйр снова ударил в переборку. - Когда связь будет?
Радист ругнулся по-польски, ответив, что уже почти закончил.
- Слушай, Ковалевски, - Картрайт усмехнулся, потирая лоб рукой, - ты где находишься? Я сколько раз просил тебя разговаривать по-человечески.
Поляк был упрямым парнем и обругал командира второй раз и опять по-польски.
- Ты гляди, - О'Нил снова отпил из бутылки, - не сдается пся крев, или как там у вас правильно.
- Тому що поляк, а не француз.
Маяк засмеялся первым, вслед за ним одновременно - Эйр и Генри. Рампаджеш к ним не присоединился, так как смеяться рядом с убитым товарищем ему не очень хотелось.
- Чтоб я сдох, этот паразит хоть и щебечет так, что хрен его маму поймешь, но он свой мужик! - О'Флегерти утер выступившие слезы и громко выдохнул. - Ладно, пойду отлить.
Чарли выбрался из носовой башни, когда Ковалевски торжественным тоном сообщил о починке радио. К этому времени горизонт уже озарился бледным заревом нового дня, а впереди, далеко внизу раскинулась английская земля.
- Добро пожаловать домой, джентльмены, - Эйр нацепил наушники, настроил связь, - "Папа Лев", говорит "Вояка", мы возвращаемся. Прием?
***
Из самолета Картрайт вышел последним. Вытащить из тесной башни тело Кокера оказалось весьма непростой задачей. Осторожно поддерживая то, что осталось от их друга, Иероним и О'Флегерти передали его на руки принимающих снаружи Генри и Рампаджеша.
- Господи Боже... - подоспевшие с носилками санитары старались не смотреть на бывшего бортстрелка "Веллингтона", а быстро уложили тело и накрыли его полотном.
Иероним задержался внутри, какое-то время разглядывая разбитый фюзеляж, залитый кровью и ошметками тела. В его душе что-то шевельнулось, что-то человеческое, противящееся этой омерзительной картине смерти, но этот порыв был настолько слабым и ничтожным, что подобное открытие ужаснуло Картрайта.
- Мы ждем известий от эскадрильи Мэллоуна, - такими словами встретил его на трапе майор Теренс Виккерс - тезка самолета, доставившего сегодня свой экипаж в неполном составе, - вернулись почти все, кроме них.
- Мы последние, - Эйр даже не смотрел на него, достал мятую пачку "Пэлл Мэлл", отметив при этом, как дрожат у него руки.
Виккерс тоже обратил на это внимание, выражение его вечно невозмутимого лица стало несколько человечнее.
- Мне жаль насчет Кокера, Эйр... И насчет остальных тоже.
- Это война, сэр, - Эйр не хотел продолжать этот разговор, не хотел и далее стоять на расстоянии вытянутой руки вместе с Виккерсом, потому что боялся - если майор не уйдет сам, настолько близкое расстояние спровоцирует его, - мне нужно отойти.
Если он меня сейчас задержит - ударю, - подумал Картрайт, только со второго раза прикурив себе, непослушными пальцами удерживая пляшущую зажигалку, - ударю, несмотря ни на что.
Виккерс его не задержал. Иероним отошел от самолета подальше, к ангару, куда буксиры закатывали приземлившийся раньше бомбардировщик. Нашел себе тихое место и присел на сложенные ящики с пулеметными лентами для экипажей.
Задрав разбитый нос, его "Виккерс Веллингтон" стоял на взлетке, в окружении суетящихся техников, крепящих к его шасси буксировочные троссы. Земенить обшивку и починить фюзеляж ничего не стоит, можно перебрать сгоревший двигатель, можно собрать рухнувший в поле самолет. Любая машина восстановима, чего не скажешь о человеческой потере.
- Хорошо горит, паскуда! - ликовал Кокер, подбив заходящего на второй вираж "Юнкерса". Немецкая машина, оглушительно воя, понеслась, словно падающая звезда, куда-то вниз, в пелену черных ночных облаков. - Ну-ка, джентльмены, кто может похвастаться тем же? Или папа Кокер, как всегда, открыл счет?
- Черт возьми, - Эйр затянулся, снова перечитывая одно-единственное слово "Ярость", выведенное белой краской самим Кокером, - а ведь действительно круто горел.
- Что ты делаешь? - Картрайт вошел в ангар, встретивший его вечной и приятной посреди лета прохладой.
Кокер стоял на лестнице, прислоненной к фюзеляжу самолета, с малярной кистью в руках.
- Привет, босс. Иди-ка сюда, что скажешь?
Эйр обошел правое крыло.
- Неплохо. Только к чему это все?
- Наша первая победа, Эйр! - Кокер бросил кисточку в ведерко с растворителем и передал его капитану. - Мы сбили пять истребителей, почти что три боевых пары! Я считаю, что небольшая отметка нашему "корыту" не помешает, ну разве нет?

Картрайт выпустил дым и затушил сигарету о сапог. А потом утер слезы.

Отредактировано Арман Бенуа (02-12-2014 02:20:08)

+2


Вы здесь » Приют странника » Маскарад душ » Галера отважных