Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Кабинет групповой терапии


Кабинет групповой терапии

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 2011 г., 23 января, после 16 часов.
Место действия: Дом Озарений, кабинет групповой терапии.
Действующие лица: Адольф Киркегард, Рэймонд Скиннер, Кеннет Фелп, Танлик, Финрод, Натаниэль Гринберг...

Правила

1. Длина поста может быть менее 10 строк, но не менее 5.
2. Последовательность постов идет своим чередом, но ведущий может менять очередность, либо очередность меняется, если кто-то хочет высказаться вотпрямщас.
3. Группа может увеличиваться в числе во время отыгрыша, по договоренности с доктором Киркегардом или доктором Штейнвальдом.

http://se.uploads.ru/kza9n.jpg

+1

2

Итак.
Адольф поднялся со своего ничем не выделяющегося стула, чуть поклонился, и начал:
Мы собрались здесь, чтобы помочь друг другу, открыть что-то новое в себе и других. Я не чуждое здесь звено, я с вами. Вы можете задавать мне любые вопросы, на которые я, по возможности, буду отвечать честно. Я здесь не только член группы, но наблюдатель, ведь на мне лежит ответственность за все здесь происходящее. Будьте спонтанными, откровенными, однако, не путайте откровенность с хамством, прошу вас.
Почему именно групповая терапия? Да потому что это микросоциум, но здесь не надо прятаться, все сказанное останется в этих стенах. Думаю, каждому из вас не вполне достаточно переваривать кашу из своих проблем в одиночестве, или там, где вас не слышат или не хотят слышать другие, занятые лишь собой и своим эгоизмом.
Человеку может помочь только человек, давайте воспримем это как девиз нашего общения. Никто не идеален, человек слаб, иначе зачем мы здесь?

Между членами группы происходит многообразное скрытое взаимодействие, образуется некий микрокосм. И чем более спонтанно выражает себя каждый член группы, тем более вероятным становится проявление его проблемы, а с этим уже можно работать.
Пожалуй, начнем с меня. Меня зовут Адольф Киркегард, можно просто – Док. Я буду по возможности направлять вас в ваших поисках, и не стану мешать, я всего лишь вовлеченный заинтересованный наблюдатель, не авторитет и не учитель.

Киркегард немного лукавил, говоря все это. Ведь ничто не могло изменить того факта, что он тут врач, а они – его пациенты. Но все же он пытался сделать стену, их разделявшую, тоньше и прозрачнее.
Я не сильно ошибусь, если скажу, что у всех, здесь присутствующих, имеются проблемы, внутренние или внешние, иначе мы бы здесь не собрались. Я прав?
Доктор улыбнулся своей самой открытой и располагающей улыбкой, и снова занял свое место в круге.

+3

3

Сегодняшний путь Восьмого по коридору Дома Озарений тоже сопровождался ровным таким, греющим светом скромного сатори под анекдотным девизом «А жизнь-то – налаживается!». Собственно, если не придираться по мелочам и на мелочах не зацикливаться, так оно и было: первая операция из серии предстоящих по долгосрочному плану доктора Мураки (правда, самая, так сказать, клинически-традиционная) прошла успешно, с осложнениями удалось справиться, физиотерапия (а главное, физиотерапевт, – при мысли о нём глаза Рэймонда потеплели) приносили свои, ощутимые результаты в виде радостей и, пусть скромных, но успехов в реабилитации, и вообще, бывший штурман чувствовал себя сейчас настолько хорошо, что уже с месяц где-то играл в волейбол в команде приютских «Джедаев». 
В общем... даже без особой натяжки можно было сказать, что подкативший в назначенную комнату шотландец столь же непринуждённо въехал в разряд людей, вполне довольных своим существованием. Во всяком случае, он сам считал его сейчас вполне даже сносным. Но, конечно, не беспроблемным... так что с направлением на групповую терапию, тем более, к доктору Киркегарду, Скиннер спорить не стал. И отказываться не стал, что ж он, дуб, что ли, отказываться от возможности сделать нормальную жизнь хорошей?
Не, не дуб, точно не дуб... – сказал себе фантаст, вдвигаясь поглубже на сиденье коляски, поставленной на место одного из стульев в кругу, разворачивая плечи и бросая полуслучайный взгляд на приятно пестренький ламинат, который как-то правильно уравновешивал пустоту не слишком большого помещения, так уж получилось – забитого инвалидными креслами, а не только стульями. Кажется, это обстоятельство зримо отвечало на сентенцию выступившего с напутственно-приветственным словом психиатра относительно проблем здесь собравшихся. Рэй поймал взгляд Фелпа, чуть улыбнулся собрату, и произнёс негромко:
Да, доктор, мы все тут люди... с проблемами. Хорошо бы их решить, конечно. Ну, или хоть уяснить для начала.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (25-01-2015 17:14:35)

+2

4

Честно говоря, когда Кеннету предложили поучаствовать в групповой терапии, он принял предложение не сразу. Конечно, раньше, ещё до прибытия Фелпа в «Приют Странника», ему приходилось побывать на паре подобных собраний, но особого результата они не дали, да и сама мысль о необходимости высказывать свои проблемы в кругу большого количества людей не приводила архитектора в восторг. Однако нельзя было не признать, что в «Приюте» находили подход и удачно разрешали даже то, что в обычной больнице назвали бы безвыходным случаем. Потому Кеннет все же решил - почему бы не попытаться? В конце концов, вряд ли с него за это убудет. Поэтому в назначенное время, в назначенном месте Фелп занял свое место в общем круге и осмотрел присутствующих, тех, чьи истории и проблемы им так же предстоит попытаться решить, тем самым стараясь абстрагироваться от небольшого волнения.
Внезапно Кеннет заметил в толпе знакомое лицо, что немного удивило архитектора. До этого момента он и не знал, что Рэймонд тоже будет принимать участие в этой терапии. Однако от присутствия хорошего знакомого на душе явно стало теплее. Фелп кивнул, соглашаясь со словами Скиннера.
- Как говорится, признание проблемы – половина успеха в её решении, верно?
В ответ на улыбку в свой адрес, Кеннет тоже попытался улыбнуться, но у архитектора скорее получилась ухмылка, быстро пропавшая с лица. Да, мужчина пока ощущал себя здесь не совсем в своей тарелке, но он надеялся, что это быстро пройдет. По крайней мере, он приложит к этому усилия.

+3

5

На что только не пойдешь ради семейного счастья? Например, на реабилитационный курс в Приюте. Танлик не возлагал на него больших надежд, но был готов попробовать. Эта планета была связана с кардинальными переменами в жизни ДАЛа, так что маленький, тусклый и хрупкий луч надежды где-то маячил в далеком конце черного тоннеля сознания.

Сейчас он сидел в кресле под легендой северо-корейского разведчика в отставке. Правда на корейца он бы только лицом мог сойти, а вот ростом - вряд ли. Целью было преодолеть кризис из-за переживаний прошлого, тяжести грехов и ночных кошмаров.

- Насколько мне известно, проблем нет только у трупа. Вот только не у каждого они так тяжелы, что превращают в труп заживо и не дают дышать... а как быть в ситуации, когда этих закоренелых проблем столько, что они выглядят как неотъемлемая часть жизни вовсе неизвестно. - Скрывать свой привычный характер Танлик (а ныне по легенде Пэ Сейхо) не видел, так что начал с прямоты, скептицизма, приправленных недовольством, раздражением и ноткой безнадежного отчаяния.

+1

6

Киркегард стоял в контровом свете и знал, что естественная тень скрывает его лицо.
- Прежде чем продолжить, хочу еще раз напомнить всем, что все сказанное в этих стенах, в них и останется, и из этой комнаты каждый вынесет только опыт. Полная конфиденциальность, наше общение не записывается. Еще одно…
Он сел на стул, чтобы не выделяться позой.
- И еще одно, как ваш терапевт, я должен сказать, что знаком с одним из пациентов, с Реймондом Скиннером. Этого требуют правила. А единственное здесь правило - это искренность и правдивость.
Совесть:
- Ты действительно веришь в то, что можешь быть откровенным со своими пациентами?
Адольф:
- В некоторой степени. Если рассматривать ситуацию со стороны здравого смысла, у меня вообще нет проблем. Так что, думаю, я справлюсь.
- Многие здесь могут думать – «я не хочу присоединяться к этому обществу «придурков», и это абсолютно нормальная реакция. Вы можете не верить мне на слово и проверить сами, что взаимодействие с другими - это главный лечебный фактор.
Адольф посмотрел в свои распечатки и…
«Пэ Сейхо. Что? Надо было почитать это раньше. Вот ведь имя, и как я должен к нему обращаться? Чертовы азиаты со своим сяу-мяу языком. Надо было хоть потренироваться перед зеркалом. А теперь выдохни и продолжай».
- Мне показалось, что Пэ хочет что-то нам рассказать. Что ты чувствуешь, сидя здесь, в нашей компании? Непросто рассказывать о своих чувствах, но есть возможность попробовать.

+2

7

Силуэт доктора черно и плоско вырисовывался на фоне окна во всю стену. Рэймонд не видел лица Киркегарда, не видел его вставного пронзительно-синего глаза, но знал, что он там, на костистом и некрасивом лице, есть. И не забывал, кем для него всегда был этот тощий дядька, и кем он, судя по всему, останется навсегда – аватарой Одина, мудрецом и воином, приводящим к победе над собственной, скиннеровской-личной, кусачей, грызущей изнутри тьмой. В который раз Восьмой спросил себя: интересно, а за что именно доктор отдал глаз, что он узнал, испив из источника Мимира? И стоило ли оно того?.. Впрочем, если судить по тому, сколько раз и насколько качественно Адольф помогал хотя бы бывшему штурману, (а Рэй не думал, что он один такой везунчик), жертва, определённо, напрасной не была. Именно это Скиннер и постарался выразить, подняв потеплевший взгляд и чуть улыбнувшись Киркегарду, подтверждая тем самым для остальных – да, знакомы, да, это знакомство небесполезно.
Поёрзав на сиденье, Восьмой втёрся спиной в колясочную спинку, сложил руки на груди и спросил себя – а он-то как, считает себя нормальным среди придурков? Неудовольствия максимально правдивый ответ на этот вопрос, как ни странно, не вызвал, только искры лукавые в тёмных глазах зажглись, да улыбка превратилась в усмешку. Пряча её, шотландец покашлял в кулак. Скорее, он считал себя нормальным придурком среди нормальных придурков – вот это было абсолютно адекватной оценкой существующего положения. Вообще-то, говоря совсем честно, Рэй чем дольше жил, тем больше приходил к выводу: в старой-старой шутке психиатров про то, что нет людей здоровых, есть только недообследованные – шутки не так уж много. Та самая доля. Долька даже. Так что… все, кто сидел в кружок на стульях, совершенно нормальны наличием у них внутренних проблем, ибо голова предмет тёмный, а душа – потёмки, всякая, и своя – тоже. Может быть, они отличаются от прочих тем, что проблемы эти у здесь собранных особо злые и откормленные, а потому цепи, с которых фенриры рвутся, менее надежны, но и только. Если это признать, действительно легче жить.
И что, любопытно узнать, действительно думает об этом Пэ? – не особо скрываясь, Скиннер разглядывал молодого азиата, гадая, сколько тому лет и кто он – китаец или кореец?

+1


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Кабинет групповой терапии