Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Былое » Романс королей воздуха


Романс королей воздуха

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия: 2010 г., 30 сентября, после 16.00. 
Место действия: Дом Возрождения, кабинет физиотерапии (Доктор Джой Фрэнсис Ли)
Действующие лица: Джой Фрэнсис Ли, Рэймонд Скиннер.

+

http://s9.uploads.ru/ceEyi.jpg

http://i032.radikal.ru/1109/06/95fb9b3158f3.jpg
http://s50.radikal.ru/i127/1109/b1/9366b3b95f67.jpg

0

2

Его глаза холодны, они глядят сквозь стекло.
И будто мера длины, по пальцам время стекло.
Слабеют все голоса, и в мышцах плещется боль,
Когда в ночных небесах летит Воздушный король.

Ох уж эти якобы равнодушие и бесстрастие самурайское, ох уж эта надменная холодность вообще-то тёплых от природы карих глаз! Интересно, способны ли они кого-то обмануть? – поворачивая свой сидячий транспорт в коридор, Рэй-Буси скользнул взглядом по пейзажу за окном холла – за стеклом сгущались сумерки.
Тук-тук, тук-тук, – вроде бы нервное движение, но пальцевые подушечки отбивали на подлокотнике точный секундный ритм. Даже если лётчик навсегда сбит, его ощущение времени не исчезает, как и чувство направления, не так ли? И умение соотносить одно и другое… однажды ставший штурманом, штурманом и умрёт, талант не пропьёшь, не просадишь опиатами... а спина-то болела, а до следующего укола оставалось ещё несколько часов, но в самой глубине души Рэймонд надеялся, что сегодня ему помогут пережить вечер и ночь другие уколы. Надо только добраться до нужного кабинета.
Вот такие у меня теперь полёты, – жестковато усмехнулся Восьмой, прибавляя скорости. Мотор инвалидного кресла заурчал громче. – Король воздуха, твою мать, свергнутый… сверзившийся, так точнее, принц ночных небес.
Традиционную медицину (основанную на самых передовых достижениях современной науки) Рэймонд Эдвард Скиннер безусловно уважал, ибо отдавал себе наиполнейший отчёт в том, что она банально спасла ему жизнь. Если бы не квалифицированный врач (каким бы он мерзавцем потом ни оказался), и не препараты (пусть и в сильно ограниченном количестве), которых не было в обиходе ещё полтора века назад, бывший штурман сейчас усыхал бы, потихоньку догнивая, в каменистом грунте за окраиной афганского кишлака, а не ехал по коридору клинического корпуса, посматривая на дверные таблички справа и слева в поисках нужной.
Медицину традиционную более чем полностью (то есть не потерявшую связь с тем, что шло из тьмы тысячелетий, но наукой пока не особенно объяснялось) Восьмой уважал не меньше, потому что она, хоть и не смогла исцелить полностью, всё-таки могла улучшить качество жизни. Достаточно было вспомнить китайские травки и массаж безжалостного старины Гэна и иголки доктора Йоширо... хотя, если честно, оба воспоминания вызывали у Рэя ознобное содрогание.
Иронистка всё-таки жизнь, – подумал шотландец, снова поворачивая голову, чтобы прочесть имя на эмалированной прямоугольной пластинке на двери по левую руку. – Как, если не иронией, назвать то, что при моей вновь образовавшейся фобии – боязни острых предметов – именно кошмарного совершенно вида иглы Йоширо избавили меня от боли, чего не могла сделать вся высоконаучная медицина? Жаль, что только на время, но это уж, как говорится, сам дурак. Я верю Кену, когда он говорит, что попади я к нему вовремя – он бы поставил меня на ноги… ага, вот оно! – сухие смугловатые пальцы нажали на кнопку тормоза, когда зоркие глаза бывшего штурмана прочли написанное каллиграфической вязью, чёрным по белой эмали в бронзовой рамочке – «Джой Фрэнсис Ли, врач-физиотерапевт».
Тормозной путь окончился в аккурат у нужной двери, и секунду покусывающий нижнюю губу Рэй размышлял: фамилия Ли – она английская или китайская? Если английская, причем тут акупунктура – жители Соединённого Королевства в иглах и биоактивных точках обычно высокомерно-имперски не разбирались, а если китайская, причём тут «Джой Френсис»? Явно не самое китайское имя.
Ладно… такие вопросы разрешаются не размышлениями, а опытным путём, – решил пациент, и стукнул костяшками пальцев в дверное полотно. – Сейчас всё увидим.
Он чуть поморщился – от боли, и оттого, что ещё какое-то воспоминание о… об иглах, кроме шприцевых и жутких иглищах Кена, скрежещущих по позвонкам, неприятно щекотало память, не желая оформиться во что-то внятное, хоть в какой-то образ.
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/411467.jpg[/AVA]

Отредактировано Рэймонд Скиннер (28-08-2016 02:45:58)

+2

3

Где королевство его, не помнит даже он сам.
Он не от мира сего, он верит песням и снам.
Он рубит корни у скал, он пляшет в топях болот.
Он тот, кто жил и устал. Он убывающий год.

В вечерней прохладе распахнутого окна лениво таял дым «Captain Black», а лирианец столь же неторопливо стряхивал сгоревший табак в скромную пепельницу, ожидая то ли появления звезд, теперь непозволительно далеких, то ли отвоеванного у доктора Моргана пациента. Впрочем, некоторые препирательства с орионцем спустя двое суток казались Библиотекарю сущим ребячеством: покачав головой, он хмыкнул, вспоминая, как слишком поддался раздражению, чрезмерно вцепившись в возможность заполучить себе Скиннера прямо здесь и сейчас. И куда только подевалось хваленое терпение старшей расы? Не исключено, что в подобном поведении виновато само окружение, весь ворох эмоций и мыслей Приюта и деревни, не говоря уже о планете в целом. Связной – это не просто должность или призвание, это состояние души и стиль жизни. Порой Кано ощущал себя бабочкой в коллекции, пришпиленной приказом к этой точке вселенной, словно иглой, когда уязвимое тельце продолжало биться в агонии, но сил шелохнуть крыльями, хрупкими, прекрасными в своей переливающейся синеве, уже не хватало.
Глубоко затянувшись, Муриёхи-но-Таношиса задержал дыхание, смакуя вкус кофейных зерен и черного шоколада, а после медленно выдохнул, прослеживая затуманенным тяжелыми думами взглядом, как ароматный пар рассеивался, распадаясь на молекулы и атомы, будто воспевая бренность сущего. Вполне вероятно, что физиотерапевт требовал свой эксперимент назад не только из-за любопытства, а для того еще, чтобы отвлечься от потаенной хандры, хотя бы временно; и уж точно не для того, чтобы поглумиться над тем, у кого границ еще больше, такое недопустимо по меньшей мере врачебной этикой... просто у Восьмого были крылья и мужчина явно умел ими пользоваться. Экая ирония, застрявший Связной и сбитый летчик, параллели аж на зубах вязнут.
Услышав возмущенное урчание мотора инвалидного кресла в начале коридора, Джой утопил в пепельнице бычок, тряхнул рыжими волосами, сбрасывая ностальгические путы тоскливых мыслей, и закрыл окно. Содержимое пепельницы отправилось в мусорную корзину, а сама емкость, обрисованная плавными линиями, переполненными минималистических замашек, вновь заняла место на подоконнике. Кинув задумчивый взгляд на шкафчик, Фрэнсис прикинул: может, стоило бы зажечь ароматическую свечу, однако отринул эту идею, решив не смешивать запах крепкого табака, кофейного зерна и горького шоколада, осевших на одежде, с посторонними раздражителями.
Лаконичный стук в дверь обозначил начало шахматной партии длиною в две недели, и, упруго прошагав в своих неприлично белых кедах, ярко контрастирующих с черными джинсами и бежевым свитером тонкой вязки под стандартным небрежно расстегнутым халатом, доктор распахнул дверь и спокойно улыбнулся вечернему посетителю.
Здравствуйте, мистер Скиннер.
Вышагнув в коридор, рыжий парень азиатской наружности придержал дверное полотно, чтобы пациенту удобнее было транспортироваться в помещение.
Заруливайте.

+3

4

Его проклятие – день, его спасение – ночь.
Дорожный плащ его – тень, он до бесед не охоч.
В том уголке, где темней, в несоблюдении доль,
В нагроможденьи камней живет воздушный король.

Час Свиньи вступал в свои права, принося успокоение усталым и потрудившимся, за ближним окном всё так же лаково чернела ночь, бликуя стёклами и слабо светясь дальними парковыми фонарями. Вообще-то бывшему штурману нечасто приходилось знакомиться с новым для себя врачом не с утра. Ну да, ну да – кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро... а кто по вечерам – тот ищет праздника… или пациент, которому назначено. Собственно, это был второй раз в жизни, потому что с докторами Каде и Йоширо судьба тоже свела в тёмное время суток, скажем так. Но для борделя оно как-то более извинительно, а?.. – разгибая пальцы из кулака, Скиннер фыркнул про себя: вряд ли сравнение с «Вертепом», заведением весьма-а специфического свойства, польстило бы швейцарскому медцентру, фешенебельному донельзя и почти чопорному.       
А дверь, между прочим, открылась почти сразу, Рэй даже не успел снова стукнуть в неё – костяшками или подушечками. Без скрипа, без шороха даже, просто отошла внутрь. И, стоило поднять взгляд на того, кто её отворил, захотелось фыркнуть уже вслух, уж конечно, не без причин. Во-первых, фамилия «Ли» уже безо всяких сомнений определилась, как китайская. Невозможно быть англичанином, американцем, австралийцем, новозеландцем и тыды с такой мордой лица, маячившей где-то неприлично высоко. Во-вторых – и тут удержаться и не фыркнуть оказалось выше сил шотландца – этот китаец был рыжим. Да что за оказия! – так иногда восклицала на родном языке русская бабушка Восьмого, которому сейчас очень хотелось не только повторить этот возглас, но и, хлопнув себя по коленям, расхохотаться – даже не нервно. – Что за оказия, наваждение, карма, чёрт возьми! Сплошные рыжие на жизненной дороге, – тренированное чувство ритма уловило нечаянный стихотворный размер, уголок губ предательски дрогнул и пополз вверх, но вместо столь экспанcивно-азартного жеста Скиннер приласкал пальцами джойстик:
Да-да, заруливаю. Добрый вечер, доктор… Ли.
То, что его самого назвали по фамилии, Рэя удивило лишь на миг вздёрнутой брови – ах, ну да, назначено же, значит, записано, значит, прочитано, можно понятливо кивнуть и снова разглядывать, то искоса, заезжая внутрь, в кабинет, то прямо, практически в упор, устроившись в уголке потемнее и поставив коляску на тормоз. Посмотреть было на что – бывший штурман, почему-то совершенно перестав нервничать, удовлетворённо щурился, чуть набок наклонив голову. Китаец, ну да. Рыжий, длинный, тощий, лохматый, восхитительно неформальный, несмотря на белый халат, и до неприличия молодой.
Господи боже, да он и Эда-то не намного старше! – от белых кроссовок Восьмому почему-то особенно захорошело. – Хотя… Хадзи и Кен тоже выглядели моложе своих тридцати, когда мы познакомились, да и сейчас, а ведь я им ровесник. Азиаты вечно так... Так, стоп, он, что, по-русски со мной поздоровался? – правая широкая бровь уроженца Хайленда снова выгнулась изумлённо. – А я по-русски ему ответил...
Кажется, вечер перестаёт быть томным, – пробормотал он вслух и слегка откинулся на спинку своего колёсного кресла, тем самым ещё сильнее отодвигаясь в тень.
Пожалуй, теперь стоило помолчать, осмотреться, дать доктору сказать положенные по протоколам первой беседы благоглупости, и губы шотландца отвердели, сжавшись. Но занятно-занятно, начало прямо интриговало. Во всяком случае, всё явно складывалось не так, как представлялось ещё в коридоре. И пахло тут хорошо, уютно – табаком и кофе, совсем не больничный запах.
       
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/411467.jpg[/AVA]

Отредактировано Рэймонд Скиннер (18-03-2021 04:50:57)

+2

5

Его походка быстра, его движения просты.
Он укрощает ветра, он ловит их за хвосты.
Считает он в темноте осколки лунных монет,
И дарит их пустоте – последней тысяче лет.

Пациент зарулил, но, вместо того, чтобы как положено вежливому обитателю швейцарской богадельни расположиться царственно напротив докторского простого деревянного стола на металлических ножках, заныкался в угол помещения с боку от стола, между небольшим столиком и книжным шкафом. Если Скиннер предположил, что такая дислокация поможет держать дистанцию, то он явно ошибся, поскольку Джой снял с полки солевую лампу на круглой подставке и, установив на угловой столик, рядом с которым, на свою беду,  устроился Рэймонд, включил оную в розетку. Выкатив низкий пуфик напротив своего гостя, медик щелкнул выключателем верхнего света, погружая комнату в полутьму с небольшим островком рассеянного уютного света. Плюхнувшись на пуфик, Ли улыбнулся приветливо.
Прошу прощения, мистер Скиннер, что пригласил вас в столь позднее время, но, увы, нам с вами выделили всего две недели начиная с завтрашнего дня, так что я бы не хотел тратить время на... – рыжий постучал подушечкой левого указательного пальца по уголку губ в задумчивом поиске подходящего слова, – ...прелюдии. Полагаю, у вас есть вопросы? Что ж... В вашем досье было указано владение несколькими языками, так что я позволил себе выбрать наиболее благозвучный по субъективному мнению. Если это вызывает дискомфорт – не стесняйтесь сообщать. Впрочем, последнее касается любого момента нашего с вами... общения.
Френсис намеренно избегал ряда характерных используемых медиками терминов, словно Скиннер не лечиться приехал, а на чашку чая заглянул.
С вашего позволения, также предлагаю обойтись без всяких лишних формальностей, поскольку ряд процедур требуют тактильного контакта, для чего, в свою очередь, необходимо определенное доверие. Рэймонд, можете звать меня Джой, или доктор Ли – и на «ты».
Китаец протянул руку для пожатия, словно предлагая таким образом скрепить неписанный контракт на честном слове. Выканье лирианцу не импонировало в принципе, поскольку создавало впечатление не уважительной формулировки, а лицемерной попытки социального животного – человека – держать дистанцию. Подавшийся чуть вперед медик, в красноватом отблеске  лечебного светильника, напоминал нынче мифического демона, готового вот-вот выудить из-за пазухи длинный свиток договора на продажу души.
Однако стоило лишь моргнуть, чтобы наваждение рассеялось.

+4

6

И не спасет от него мерцанье тусклое свеч.
Он завершенье всего, и он соткет твою речь
Из трепетанья ресниц и сопряжения воль.
И душу лапками птиц возьмет Воздушный король.

Чего только не вспомнится вдруг, если начнёшь невзначай вспоминать. Особенно – если невзначай, как мысль привела. Или даже не мысль если… а вот именно ощущение момента – такое же, как в прошлом,  ну или чем-то похожее. К примеру, бог знает, какая ассоциация ни раньше, ни позже, а как раз сейчас напомнила заныкавшемуся в пришкафный угол Рэймонду, что первым-то с черепашкой его сравнил Масудзо-cан, примерно месяца через три после начала занятий в додзё. «Чёрный воин, – сказал тогда сухонький пожилой японец, присев на скамью среди пионов и с безмятежной улыбкой погладив кончиками пальцев уродливую каменную голову парковой скульптуры в маленьком саду, – сильный и терпеливый. Как ты, – добавил он неожиданное, искоса взглянув на худенького кареглазого мальчишку, почтительно стоявшему возле. – Черепаха, взбирающаяся на холм, в конце концов, достигнет вершины, а панцирь, в конце концов, не худшая броня».
Эта изумительно яркая картинка, вдруг вставшая перед глазами, не заслоняла, тем не менее, настоящего, не мешала чуть отстранённо наблюдать, как физиотерапевт возится с целебным светильником. А ещё не мешало размышлять в том смысле, что, вот же, залюбуешься простотой и изяществом этих движений, выверенных тысячелетиями и поколениями китайцев. То есть, когда старина Гэн, мир его праху, вот так зажигал курительные палочки или солевую лампу (любил он это дело!) – это выглядело… естественно и одновременно ритуально, да и в исполнении почти юного доктора Ли то же действие смотрелось столь же традиционно.
Интересно, – щурясь на золотистое сияние во вкрадчиво обступавшем их полумраке, лениво прикинул бывший лётчик и несостоявшийся космонавт, – а буду ли я, человек тоже вроде как приобщённый к восточным практикам не только на уровне «хатха-йога для здоровья и суши в праздник», всерьёз прияпоненный со своих девяти, смотреться так же правильно и эстетично, если начну возжигать благовония, ставить банки или втыкать иглы в живых людей?..
Всё нормально, доктор, – сказал вслух Восьмой, по-прежнему не выдвигаясь из тени, – даже лучше, что мы встречаемся сейчас, а не утром, которое, как вы, наверное, знаете из анамнеза, у меня добрым бывает редко. Я-то к вечеру только в норму прихожу, извиняться совершенно не за что.
Не, ну правда же – должно это быть отмечено в истории болезни, как наследство пережитой депрессии. Хотя… по правде сказать, сроду был совой, до сих пор помнился собственный неожиданно мощный рёв от маминой фразы перед сказкой на ночь – «кому-то надо спать». Да и сама матушка что говорит? «Я в семь вечера только на пик активности выхожу»… вот то-то, поди отопрись от наследственности.   
И насчёт русского языка, – приопустив ресницы, улыбнулся Скиннер мягко, совсем как сэнсей Тайрано в розовой пионовой пене того давнего солнечного дня, – не волнуйтесь, я душевно рад в нём попрактиковаться.
Ах, ну да, конечно, личное досье… в нём же наверняка есть отчёт того бедолаги-бородача, которого мы с Хадзи в позапрошлом году мучили отчествами, – видно ли было в той тени, что улыбка пациента-рецидивиста стала ещё мечтательнее? – Точнее – отчеством «Талгатович», одним, зато казахским. Ну и перед той приснопамятной беседой с ним, ночкой буйной в кладовке с лимонами песни мы вопили наверняка не только по-гэльски… не столько по-гэльски. Но откуда великий и могучий знаете вы, а, доктор? – тёмные глаза блеснули – то ли любопытством, то ли просто блик от лампы отразился в зрачках. – Да ещё настолько хорошо, как я могу судить (а я могу), что говорите не просто чисто, без малейшего акцента, не только правильно, но и свободно?..
Меня всё устраивает, – ещё раз заверил шотландец со всей доброжелательностью, – правда, к обращению на «ты» я привыкаю долго, потому могу сбиваться, заранее прошу прощения… Джой.
Имя оказалось неожиданно приятным на вкус, органичным и… обещающим, что ли, бог знает, почему, бог знает, что – будто глоток тоника, а пожатие руки – крепким, но бережным. Теперь, когда этот тощеватый длинный парень сидел, можно было и порассматривать его вдоволь, то есть насколько позволяло скудное, хоть и уютное освещение. Жестковатые прядки у лица с тонкими чертами отливали теплой медью, и это было… хорошо, задорило и успокаивало одновременно – вот что рыжие английские ведьмы с людями делают, – Рэймонд подарил полумраку помещения ещё одну вдумчивую улыбку и спросил негромко: 
Так для чего у нас две недели без прелюдий, но с тактильным контактом?..

Отредактировано Рэймонд Скиннер (25-04-2021 00:25:41)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Былое » Романс королей воздуха