Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Врачебная тайна


Врачебная тайна

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 2010 год. 4 декабря. После часа ночи.
Место действия: Приют. Дом Успокоения, сестринский пост.
Действующие лица: Рэймонд Эдвард Скиннер, Мураки Катзутака,  Джейн Эмбер.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (13-11-2016 20:27:02)

0

2

Предыстория

Да-да, – право слово, понуро едучи прочь от приютской супероранжереи, богатой на сюрпризы, как оказалось, Рэй не знал – вздыхать ему, или иронично-горько ухмыляться. – Да-да, называется, спокойно поработал ночью, обрёл желанный покой в царстве Флоры, под сенью дерев, ага. Тем, кто ложится спать, спокойного сна, споко-о-ойная ночь, чего уж тут.
Бывшего штурмана тянуло оглянуться, тянуло протереть глаза – надежда, что всё пережитое было всего лишь экзотическим кошмариком (как называла это насмещница Клэр, молодая экономка сицилийского Белого-Дома-У-Моря), всё не помирала и ещё цеплялась... ну, может, даже за воротник. Как кактусовая колючка, примерно. Но трогать руками глаза бывший штурман не решался, то есть одёргивал себя в этом желании и пресекал движение ещё до его начала, а всё почему? Здравый смысл... Доктор пару минут назад до того пристально всматривался в протянутую руку Восьмого, что тот и сам в неё пялился с минуту после того, как Мураки-сан озвучил свой вердикт. Непререкаемый, опять же, из-за логичности – хотя ничего особо страшного не наблюдалось, так рубцы небольшие, как от ожога крапивой, (правда, очень большой крапивой) с побелевшим следом, похожим на шов и припухшими розовыми краями, но чёрт его знает, действительно, вдруг эта... хтонь, как метко донельзя назвал её Рамон, и впрямь ядовита. Или вдруг она пищеварительный сок своими стрекалами впрыскивает? Фантастические версии, конечно, но само существование лианы, которая напала на людей, пыталась не пущать и тащить – не фантастика разве?     
Еще фантасту очень хотелось выматериться от обиды: дона, между прочим, спокойно и без затей отпустили спать в родную кровать без втыка... э-э... во всех смыслах без втыка. А он, на минуточку, прооперирован даже на несколько дней позже, и тоже не блещет самочувствием – Рэй время от времени осведомлялся. Ему, раз он мафиозо, значит, не стресс вот это вот всё?! Или героические спасения девиц из хищных щупальцев – это стресс исключительно со знаком плюс? Нет, понятно, что его никакая дрянь ползучая за руки, за ноги не хватала... (а лодыжки зудели все сильнее, Восьмой еле сдерживался, чтоб не шипеть сквозь зубы) ...ну так не успела просто! Да будь бы у шотландца такое встроенное вооружение, кто б его тронул!..
Эх, ну почему я не дон? – впервые пожалел Скиннер, ежась в накинутой на свитер ветровке. Укол, конечно, пустяки, но... Противнее всего, что и не откажешься, потому что, насколько он знал, антигистамины – это вещества, которые принимаются в случае или для предотвращения аллергических реакций, так же как и гормоны... «кортико-» что-то там. Сам он аллергиком, как будто, не был, но вот матушка и бабушка... шут его знает, как организм может на эту травушку-муравушку кудрявенькую да ползученькую отреагировать. Лучше уж уколоться и забыть... а потом и забыться сном, если живым отпустят леди и джентльмен с приставкой «доктор медицины».

Отредактировано Рэймонд Скиннер (19-03-2017 00:25:13)

+2

3

Отказываться от предложения было неудобно. Да и к тому же, Джейн не сказала бы так точно, что это было предложение, скорее нечто среднее между ним и констатацией факта, потому что доктор Катзутака был явно уверен в своем решении и девушка не стала даже пытаться на него повлиять, то есть отказываться не стала. К тому же, с другой стороны это было вполне разумное решение, ведь в том состоянии, на грани которого доктор Эмбер сейчас находилась, нести вахту было бы весьма проблематично. Ей требовался отдых, хотя бы немного спокойствия и пару часов сна, глядишь, отпустит, а там уже все случившееся сознание может немного затереть, ведь оно нередко вытесняет ненужные воспоминания в целях защиты. Вдруг сейчас повезет и случится именно так. Вытеснение одних мыслей другими, этому Джейн успела научиться у того специалиста, с которым у нее было некоторое количество "свиданий", надо сказать, что весьма небесполезных, психика успешно начала стабилизироваться. До сегодняшних событий. Неужели все придется повторить? Или все же прошлой практики хватит для того, чтобы на сей раз справиться самостоятельно? Должна, просто обязана научиться справляться сама, пока еще не слишком поздно было вернуться к своей специфике и не загубить в себе хорошего, подающего надежды специалиста-нейрохирурга. Однажды она уже позволила себе совершить глупость и едва не перечеркнула для себя все будущее. Дура! Не о том думала! Впрочем, к чему теперь об этом думать? Нужно было идти дальше, прошлое оставалось в прошлом, и недавно прошедшие события тоже должны были остаться там, но пока еще в памяти они были слишком свежи.
Джейн шла позади всех, отставая буквально на пару шагов и держась вполне уверенно. На какое-то время ей даже показалось, что накатывающая волна вдруг начала отступать и, как говорится, кризис миновал. Оказалось, что причина лежала на поверхности, внимание девушки просто переключилось, сосредоточившись на пациенте, доктор Эмбер всю дорогу до сестринского поста наблюдала за Рэймондом, на случай если последствия контакта с опасным растением вдруг как-то проявятся. К большому счастью, пока ничего не происходило, тем не менее, это спасало молодого доктора, еще на некоторое время отсрочив ее эмоциональный всплеск.

Сестринский пост

http://uploads.ru/i/X/d/s/Xds24.jpg

Уже на месте Джейн быстро разъяснила, где хранятся лекарства, буквально по полочкам указав, где какие препараты, уделив особое внимание требующимся сейчас, и передала доктору Мураки ключи от шкафчика.
– Разберетесь сами? Шприцы находятся в нижнем плоском ящике, все остальное необходимое на видном месте. Я вас оставлю на несколько минут, – она кивнула в сторону двери, ведущей в комнату отдыха. Для того, чтобы позаботиться об одном пациенте, достаточно и одного доктора, а Джейн вдруг ощутила острую необходимость умыться, переодеться и выпить стакан холодной воды. Странно, но все это оказалось таким же необходимым, как глоток воздуха, когда вдруг выныриваешь из глубины на поверхность.

+4

4

Единственное напоминание о погроме в оранжерее – перебитый пулей ус лианы – еле слышно перекатывался по дну цветочного горшка, пока Мураки, заняв место в середине процессии, направлялся к сестринскому посту. С каждым шагом, отдаляющим их от места грандиозного побоища, случившийся курьез все больше и больше казался чьей-то неудачной шуткой, в которой не имело никакого смысла искать хоть толику разумного. Доктор и не искал. Гадания на кофейной гуще, да еще в столь поздний час, не входило в список его привычек, а в этом странном случае было неоправданным вдвойне. Картину дополнят и прояснят записи с камер наблюдения и анализ химического состава неизвестного науке растения, а пока есть вещи, о которых следует позаботиться в первую очередь.
Крепко удерживая ношу в полусогнутой руке, он неотрывно глядел Рэймонду в спину. Оставалось лишь порадоваться, что мгновенной реакции на незнакомый раздражитель не последовало, но, памятуя о том, что любое проявление аллергии может стать генерализованным за короткое время, Катзутака не терял бдительности, как и всегда. Оба его пациента обладали удивительным талантом влипать в неприятности, и кто-нибудь другой, более суеверный, счел бы это злым роком. Мураки же считал это крайне досадным стечением обстоятельств, явных и скрытых, иногда, как бы ни парадоксально звучало, – невозможных, на первый взгляд, в условиях такого места, как Приют.
Но первый взгляд, как известно, очень часто бывает обманчивым. Отвлекшись на секунду, японец мимолетно обернулся. Доктор Эмбер, чья легкая и ритмичная поступь раздавалась у него за спиной, как и ожидалось, не стала отталкивать руку, протянутую для помощи, решив тем самым несколько проблем разом. Мураки поймал себя на отстраненной мысли, что для практикующего врача она выглядит довольно юной, но хваткой, похоже, не обделена. Припомнив суровость, с которой девушка отчитывала Рамона и Рэймонда, хирург беззвучно ухмыльнулся. Делать какие-либо выводы о профессионализме своей молодой коллеги он не торопился, но Джейн определенно давала фору иным интернам, с которыми доводилось встречаться за годы работы в токийской больнице, и которые порой творили такое, что выпотрошить их прямо в операционной было бы гораздо разумнее, чем пытаться научить хоть чему-нибудь.
Персонала у медицинского поста не наблюдалось, но это было очень кстати. Выслушав ценные и очень обстоятельные указания, Мураки забрал протянутые ему ключи и ответил коротким кивком:
Благодарю вас. Можете на меня положиться, – проводив коллегу взглядом и дождавшись, пока она скроется за дверью, он первым делом выудил из одного из ящиков пакет для медицинских отходов, завернул в него чудом уцелевший горшок, и оставил сверток около внушительного контейнера с дезраствором. Примерно с минуту он молчал, тщательно намыливая руки и оттирая их под струей воды от налипшей земли, а затем, потянувшись к ящику, в котором хранилась коробка с перчатками, на выдохе произнес:
Не хочу, чтобы вы думали, что я собираюсь вас отчитывать, мистер Скиннер, – достав пару шприцов и отложив их на столик для манипуляций, доктор быстро, благодаря зрительной памяти и подробным объяснениям Джейн, отыскал в шкафчике две необходимые ампулы, – Это не мой метод и не моя прерогатива. Мы находимся не в тюрьме строгого режима, а вы – взрослый человек и вольны поступать, как вам вздумается. Поэтому я задам всего один вопрос, – набрав лекарства в шприцы и поместив их в лоток, он развернулся к Скиннеру лицом, на котором застыло мертвенное спокойствие: – Вы осознаете, что любое самое незначительное отклонение от плана послеоперационной реабилитации может обойтись вам очень дорого, даже если исключить такие необычные явления, как, например, ожившее растение в зимнем саду?

+4

5

Удивительно, но даже такое сугубо служебное помещение, как сестринский пост, кабинет дежурного врача и комната отдыха для медперсонала, в приютском Доме Успокоения умудрились сделать уютными. Причём их украшал не тот жиденький самодельный уют, который в казёнщину по мере сил и щедрости привносят сами сотрудники: нечаянными чайниками, собственными кружками для кофе со смешными надписями и картинками, из дома принесенными салфетками, кем-то забытыми мягкими игрушками – то есть мелочами, которые, по чести, не столько разгоняют тягостную атмосферу медучреждения, сколько подчёркивают её. Нет, этот сестринский пост изначально задумывался именно таким – уютным, и располагал всем, начиная от фактического отсутствия углов и заглаженно-волнистого рельефа стен самой приятной расцветки. Даже у Восьмого с его фобией их матово-белый цвет не вызывал никаких неприятных ощущений, благодаря редким, нанесённым на разном уровне поперечным полосам бледно-салатового – совсем узким вверху, вдоль потолочного бордюра, а чем ниже, тем они шире. Всё это вместе, не буквально, а ассоциативно, по ощущениям, чем-то напоминало рисунок березовой коры, только гораздо светлее и ещё более умиротворяюще. Полосы на простыне, которой была застелена кушетка, были точно того же тона, и как ни удивительно, даже в точности такого же цвета в искусственном освещении перистые листья растения на окне играли на эту гармонию не домашнего, но элегантного уюта.
Похоже на мамин любимый циперус... но не оно, – прикидывал Скиннер, выруливая в небольшом помещении поста и останавливая коляску между той самой кушеткой и тоже небольшим, но удобным письменным столом под светлое дерево. Стул для посетителей вообще походил на завиток луба, просто экостиль какой-то кругом, чесслово. – На пальму тоже, кстати, похоже, дохленькую, правда. Однако не везде же растения тут настолько живые и... – Рэй опять невольно потёр задетое о подлокотник запястье, дико зазудевшее. – ...активные, да. Я надеюсь, этот кустик нашей кровушкой подкормиться не надумает?.. 
Пока Джейн давала инструкции сенсею (что, если вдуматься, было забавно само по себе), относительно чего-тут-где, пленённый доблестными докторами пациент, помаргивая и привыкая к яркому свету, поглядывал на часы, беленькие и большие, с отчётливыми цифрами и стрелками. Два часа ночи, между прочим, не диво, что глаза ломило чисто от недосыпа. Потому ещё Рэймонд не только кивнул девушке вежливо, но и понимающе улыбнулся – да, мол, да, все устали, изнервничались донельзя со всеми этими внезапными оживляжами и переполохами, всем бы сейчас умыться-отдохнуть и выпить... можно даже не водички, но Вам, Джейн, первой.
В общем, хорошо, что янтарная доктор ушла, потому что... чёрт возьми, несмотря на весь экостиль, атмосфера в помещении сгущалась, и по ощущениям Восьмого тоже становилась нездоровой... зловещей какой-то.  Почему, он, с тихим шипением стаскивая ветровку и развешивая её на том самом лубяном стуле, догадывался. Угу-угу, стул лубяной, а доктор ледяной – и пойдут сейчас клочки по закоулочкам, сделают зайке-Круглому заслуженный втык по всей форме.
После прелюдии в виде «Не хотелось бы, чтоб Вы думали, будто...» Скиннер, разумеется, никак иначе думать уже не мог, но – странное дело – почему-то стало легче, он даже дух перевёл. И успел как раз вывернуться из свитера, то есть вытащить из него голову, к тому времени, как Мураки-сан закончил заряжать шприцы, развернулся и снова заговорил. Рэю же, чтобы заговорить, дослушав его, понадобилось некоторое усилие и ещё несколько прерывистых вдохов: одновременно дико хотелось чего-нибудь пнуть, да вот хоть стол, от всей, что называется, дури, и провалиться сквозь пол. По существу возразить доктору было нечего, а детали... наверное, детали шотландца никак не извиняли.
Я понимаю... – и что это прозвучало жалко, как детское оправдание – тоже. – Простите. – Слова извинения всегда с трудом шли с его уст, но сейчас – шли, ведь чувство вины – всегда оборотная сторона благодарности. Человек только от операционного стола сколько часов не отходил, да и потом... носится с ним, как с писаной торбой... – Простите. – Восьмой, досадуя на себя, поморщился, он не двигался, будто забыв начисто про руки, связанные недоснятым свитером – он не успел ещё стянуть рукава. – Я просто не мог оставаться в своей комнате, правда. Она сейчас слишком похожа на больничную палату. Я устал, доктор. – В его тоне не было ни грана недовольства капризничающего пациента, фраза звучала тихо, очень просто, даже кротко. – Хотелось переночевать где-то... почти на воле, несмотря на то, что мы, конечно, не в тюрьме.
Запястья опять зазудели непереносимо, от проехавшихся-то по ним манжетам из чистой шерсти – не сквозь рубашку же колоться, а до того свитер снять окончательно надо.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (18-03-2017 14:30:40)

+2

6

Столь желаемое одиночество, наконец, было достигнуто. За плотно закрытой дверью комнаты отдыха сестринского поста. Не совсем то, чего Джейн хотелось, осознание того, что ее отделяет от людей лишь дверь, не позволяло расслабиться окончательно. Но с другой стороны, это и успокаивало. Подсознательно она не готова была остаться один на один со своим нестабильным состоянием, поэтому двое мужчин в соседнем помещении были своего рода спасительной соломинкой, которая не давала ей все-таки погрузиться окончательно в омут собственного сознания. Оказавшись по ту сторону двери, Эмбер прижалась к ней спиной, закрывая глаза и делая несколько глубоких вдохов и выдохов, все это время пальцы крепко держались за ручку. Осознав последний факт, девушка беззвучно усмехнулась, расслабила пальцы и все же заставила себя шагнуть вперед. Память о произошедшем уже притупилась немного, но пережитый стресс так или иначе уже запустил механизм, стоило хоть немного расслабиться, Джейн ощутила, как на нее накатила дикая усталость, и при этом ее била мелкая дрожь, словно при лихорадке. Нет, нельзя было расслабляться окончательно, освежающий душ и стакан холодной воды должны были помочь немного взбодриться и привести в порядок и себя, и собственные мысли. Хотя, на счет воды молодая доктор уже сомневалась: не стоило ли добавить в нее чего-нибудь успокоительного, а то и вовсе заменить чем-нибудь покрепче? Последний вариант хоть и был по ее мнению, весьма сомнительным, но в данной ситуации казался самым действенным. Казался бы, если бы девушка осталась наедине с собой, но ей еще нужно было вернуться обратно к оставленным спутникам. Значит, вода.
Мужчинам явно было что обсудить друг с другом, без присутствия посторонних, пусть даже этот посторонний тоже доктор, есть вещи, которые должны оставаться между пациентом и лечащим врачом. Посему, Эмбер решила, что у нее есть достаточно времени. Пунктом номер один стал душ, куда девушка и отправилась прямым ходом, захватив сразу с собой сменную частую одежду. Контрастный душ все же немного привел в чувства, горячая вода согрела и уняла дрожь, холодная помогла взять себя в руки, освежить мысли. На некоторое время этого должно было хватить, все это было только отсрочкой неизбежного погружения в себя.
«Стоило все-таки пойти отдохнуть», – мысленно сказала сама себе девушка, коротко вздохнув и выключая воду. Отеревшись жестковатым полотенцем, Джейн надела чистую одежду, промокнула намокшие нижние пряди волос и покинула душевую. В комнате отдыха все-таки решилась посмотреть на себя в зеркало и увиденное не слишком-то впечатляло, хотя все было не так страшно, как могло быть.
Что ж, могло бы быть хуже. – она слабо улыбнулась сама себе, провела ладонью по лицу и направилась к столу с чайником и графином с водой. В маленьком казенном холодильнике, на счастье, оказался лед, который тут же отправился в стакан с водой. Следом за льдом последовало определенное число капель успокоительного. Лишним уж оно точно не будет. Уснуть Эмбер так или иначе в ближайшее время не сумеет, но по крайней мере, во время разговора она будет вести себя более-менее адекватно. А разговора было не избежать.

+3

7

Причина, по которой Рэймонд решил провести эту ночь вне стен своей комнаты, звучала настолько просто и правдиво, что могла бы обезоружить многих. Многих, но не Мураки, который никогда не забывал о том, что человеческий фактор играет решающую, а подчас и роковую роль, сводя на нет все усилия и долгие часы, проведенные у операционного стола. И в сегодняшнем конкретном случае доктор не усмотрел бы ничего, кроме беспечности пациента и возмутительного попустительства персонала, нечаянно или намеренно не доглядевшего за ним, если бы не одно «но»: человеческим фактором дело не обошлось. К нему присоединился еще один, вовсе не человеческий, выходящий за рамки разумного, и стоило признать, что троим из пяти участников баталии с растением просто несказанно повезло отделаться малой кровью. По крайней мере, Мураки хотелось надеяться на это. Он пристально и неотрывно наблюдал за тем, как Скиннер стягивает с себя свитер – уже не ради внушения, но в попытке определить, не распространились ли аллергические высыпания дальше по телу. Бесследно удар по и без того ослабленному иммунитету точно не пройдет, и то, что процесс не прогрессирует, можно будет считать большой удачей.
Стоит осведомиться о состоянии тех двоих. Основной удар они приняли на себя, реакция куда более выраженная и, если она имеет какие-то нетипичные свойства, то они проявятся быстрее, чем у Скиннера.
Последовательные размышления и осознание того, что все закончилось не так плохо, как могло бы, помогло понемногу унять внутреннее недовольство и треволнения. Подход к проблемам и неприятностям у Мураки всегда был довольно прагматичный – он рассматривал их как задачи, требующие решения, а последнее в сегодняшнем случае было более чем простым. Да и продолжать выговаривать Рэймонду не имело смысла – весь его вид свидетельствовал о том, что слова доктора уже возымели донельзя положительный эффект, который самого Катзутаку вполне удовлетворил.Теперь необходимо было сосредоточиться на том, что по-настоящему важно.
И неплохо бы выяснить, откуда и с чьей легкой руки этот монстр в горшке попал в сад. Знал ли этот кто-то о необычайной разумности растения?
Я ни в чем вас не обвиняю, мистер Скиннер. Лишь хотел бы убедиться, что наши желания совпадают, – взгляд чуть оттаял, отчего Мураки наконец-то утратил сходство с каменным изваянием. – И речь сейчас даже не о далеко идущих планах. Вот я, например, очень хочу, чтобы это Рождество вы провели в кругу родных и близких. Признаюсь, иногда мне даже кажется, что вне Приюта вам будет гораздо безопаснее – не знаю, с чем это связано, но у меня стойкое ощущение, что находясь здесь, вы и Рамон прямо-таки притягиваете к себе разного рода... инциденты, – иронично качнув головой, доктор вновь потянулся к дверце одного из шкафчиков - на сей раз за салфетками и пластырем. – И я понимаю, что тут нет вашей вины. Но все же настаиваю на том, чтобы  вы более сознательно подходили к выполнению моих рекомендаций. Их нарушение, даже самое невинное, может сильно отсрочить ваше выздоровление, – удостоверившись, что все необходимое для инъекции готово, Мураки поставил лоток на ближайший к Рэю манипуляционный столик, и встал напротив Восьмого, дожидаясь, пока его свитер и рубашка окажутся на стуле рядом. – Поверьте, ваше здоровье на этом этапе зависит от вас даже в большей степени, чем от меня или других врачей, которые занимаются вашей реабилитацией. И я могу себе представить, насколько это утомительно, но одна ночь не стоит того, чтобы провести в палате еще пару недель сверх запланированного. Вы согласны со мной?

+3

8

Да Вы-то не обвиняете... – бормотнул Восьмой, быстро умолкая, впрочем, так что «я сам это сделать могу» вслух не прозвучало. Но меру, степень и глубину вины бывший штурман, тем не менее, осознавать не перестал.
Ну да, перед тем, как начать выворачиваться из свитера, Рэй, конечно, заметил, что взгляд светло-серых, таких неяпонских глаз... точнее, одного живого глаза Мураки потеплел... насколько вообще, в принципе, может потеплеть взгляд у человека-айсберга. Типа, прощение за прошлое даровано... за уже совершённый пациентский грешок, но как-то очень ясно стало, что эта ночёвка в оранжерее точно была последней, и не только для Скиннера. Досадно. Получается, он не только себе сюда на ночь вход закрыл, и возможность подышать вольным воздухом вне сонных палат отнял у всех, пусть и ненароком. Вот это уже не грешок, а грех, пусть и невольный. Ах, как досадно!..
К тому времени, как доктор закончил методично, как всегда, излагать причины своих действий, (что не мешало ему ещё и по шкафам пошариться повторно и не без вещественных результатов-трофеев), бывший штурман успел снять не только очередной-неизменный свитер, но и пижамную рубашку расстегнуть и спустить с плеч. И поморщился, покосившись на лоток со шприцами – ну что за притча, а? Что бы ни происходило непосредственно перед тем, какие бы чудеса из серии «очевидное, но невероятное» или «видел, точно видел, но сам поверить не могу», любая встреча с Мураки-саном традиционно заканчивается иглоукалыванием.
Дурная какая-то традиция. Что мы, китайцы, что ли? Да и господин хирург в мастера акупунктуры вроде не переквалифицировался пока, и у доктора Ли хлеб отбирать не намерен, я надеюсь... – вздохнул украдкой Восьмой, переводя взгляд на врача, а вслух смиренно соглашаясь:
Само собой, я с Вами согласен, Мураки-сенсей. Попасть домой на Рождество – это у меня сейчас, практически, ближайшая жизненная цель... так что, – теперь вздох был явственным, покаянным и совершенно искренним, – потерплю уж, постараюсь поменьше приключаться и поактивнее реабилитироваться.
Если смогу, – добавил он мысленно, но это, при желании, доктор мог бы прочитать во взгляде, потому что Рэймонд был более чем согласен со своим врачом: на лечение здесь никакого здоровья не напасёшься, в этот приезд Приют действительно стал для него просто сплошным парком беспрестанно сменявших друг друга опасных аттракционов, в нетерпении друг на друга налезающих, убийственным Диснейлендом каким-то, право слово.
И не только для него, кстати. – Шотландец хмыкнул не без озабоченности:
Ну, за Рамона можно не особенно беспокоиться, он не просто предупреждён, но алертен и вооружён... сами же видели, а вот Джейн... Вам не кажется, что она слишком долго не выходит, доктор?
В карих глазах, и правда, тлела тревога.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (19-03-2017 00:45:23)

+2

9

Я полагаюсь на вашу сознательность, – теперь и из голоса исчезли жесткие лекторские нотки, в доверие, которое доктор вложил в эту фразу, вполне можно было поверить.
Тем не менее,  облик его, все еще хранящий мрачноватость, недвусмысленно свидетельствовал о том, что на сознательность своего подопечного он слишком больших надежд не возлагал. Не потому, что сомневался в ней, но потому, что одна она не была способна уберечь бывшего штурмана от риска повредить себе что-нибудь ненароком. Слишком уж много сторонних факторов – особенно сегодня – сыграли в этом не последнюю роль. И, что уж греха таить, неизвестность и невозможность отслеживать и контролировать все эти форс-мажоры в стенах клиники порядком выбивали Мураки из колеи. Глядя на Восьмого, он уже почти жалел, что это – не тот пациент, чьи передвижения можно ограничить одной лишь палатой на период реабилитации, иначе бы непременно прибег к столь радикальной, но действенной мере. Не имея такой возможности, оставалось только максимально использовать те рычаги воздействия, что были доступны. В частности, ждала своего часа еще одна порция назиданий – для персонала, не доглядевшего за Скиннером, о чем последнему Мураки предпочел не говорить. Вряд ли это принесет что-то, кроме ненужных волнений и споров о том, кто виноват в случившемся в большей степени, а оспаривать свои решения в таких вопросах доктор не считал нужным. Превентивные меры никогда не бывают во вред, даже если и гарантия того, что они помогут, довольно-таки призрачная.
И ваш настрой, мистер Скиннер, я поддерживаю. Поэтому поспособствую тому, чтобы даже приключения... непредвиденные ситуации, в которые вы, сами того не желая, попадаете, не стали серьезной помехой на этом нелегком пути к цели, – он бросил мимолетный косой взгляд на оставленный неподалеку горшок с красноречивым напоминанием об одном из таких обстоятельств и задумчиво повел бровью. – Даже если иногда их возникновение сложно объяснить, не прибегая к суевериям и историям о разнообразных паранормальных явлениях, – шприц с антигистаминным перекочевал в руку доктора. Два небольших хирургических пластыря, добытых в шкафчике, как и спиртовые салфетки, Катзутака вскрыл заранее, и сейчас как раз воспользовался одной из них, чтобы несколькими кропотливыми мазками обработать место инъекции. Как изменилось лицо Скиннера при появлении в непосредственной близости лотка с инструментарием, он не мог не заметить, но истолковал это по-своему:
К сожалению, теперь придется добавить в ваш лист назначений еще пару пунктов. Но это временная мера, – игла легко вошла в мышцу и хирург надавил на поршень, поверх очков глядя на то, как уменьшается содержимое пластикового тубуса, – Проявления аллергии локальные, пока нет причин бить тревогу, – прижав салфетку и приклеив ее пластырем, он повторил ту же процедуру уже с глюкокортикоидом, на сей раз выбрав для укола другое плечо. – Но придется обеспечить вам более пристальное наблюдение в ближайшие два-три дня, – отправив весь израсходованный материал в контейнер, он чисто механически оглянулся на дверь, за которой скрылась доктор Эмбер, не выказывая, в отличие от Рэймонда, ни малейших признаков беспокойства, да и не испытывая ничего подобного. Его самого гораздо больше заботило состояние недавно прооперированного и пострадавшего не только морально, но и физически пациента, а Джейн... ну что же, ужасные вещи порой случаются с каждым. И далеко не всегда обходится малой кровью.
Но все же слова Скиннера всколыхнули равнодушное спокойствие в душе и в разуме хирурга, заставив призадуматься. Как бы хорошо ни держалась его молодая коллега, сложно было предугадать, когда и с какой интенсивностью проявит себя столь сильное потрясение. Становиться участником и свидетелем еще одного переполоха, который обязательно поднимут сбежавшиеся на шум медсестры? Сомнительное удовольствие.
В вашем друге и его алертности я и не сомневался. Меня немного угнетает то, что ему пришлось использовать оружие в мирное время и в таком месте, но, если не ошибаюсь, это и спасло ваши жизни и оставшуюся часть зимнего сада от окончательного разрушения. А насчет Джейн не беспокойтесь и отправляйтесь отдыхать. Я за ней присмотрю, – он прищурился, обводя сестринский пост глазами и припоминая, в каком из шкафчиков видел в числе прочих маленький стеклянный флакон с успокоительным. Найдя его и мензурку, Мураки напоследок обернулся к Рею, полукивнув ему:
Я зайду к вам утром. Доброй ночи.
Дверь в комнату отдыха он приоткрыл тихо и осторожно, чтобы не побеспокоить случайную сменщицу, если та все же решила прилечь. Но в то, что ей удастся заснуть, верилось слабо. И не зря. Запах капель и стакан с водой и льдом, стоящий перед Джейн на столе стали лишним тому подтверждением.
Простите, если потревожил вас. Я хотел бы выразить свою благодарность за то, что позволили мне остаться, – ключи от шкафчика, тихо звякнув, легли на стол. Мураки мягко и вкрадчиво улыбнулся. – Рискую выглядеть навязчивым в ваших глазах, но мне подумалось, что несколько капель успокоительного будут сейчас очень кстати. Вижу, что зря об этом беспокоился, но... – накапав в мензурку около двадцати капель, он подал ее Джейн, – подействует быстрее и эффективнее, если принимать, не разбавляя водой, и подержать несколько секунд под языком. Это позволит вам заснуть и забыть обо всем ненадолго. А утром вчерашний кошмар предстанет совсем в ином свете,  и мы отыщем ему объяснение, которое все расставит по своим местам.

Отредактировано Мураки Катзутака (29-03-2017 23:18:17)

+2

10

Дверь в комнату отдыха была не заперта, а вот причин этому в данной ситуации, могло быть две: либо девушка попросту об этом не подумала, либо же подсознательно ждала того, что кто-то войдет. А может, и вообще и то, и другое. Сути дела это все равно не меняло, потому как ручка повернулась, дверь, едва слышно скрипнув, открылась, и одиночество Джейн было нарушено. Впрочем, может быть, к счастью. Но девушку заставил обернуться не звук открывшейся двери, а ровный мужской голос. Однако, вопреки тому, что вторжение все же было внезапным, Эмбер даже не вздрогнула: судя по всему, сегодняшнее происшествие перешибало напрочь все остальное, казавшееся сущими мелочами. Да, в общем и целом, молодая доктор не выглядела прямо уж таки перепуганной, а последствия нервного потрясения выражалось отчетливо только в дрожащих руках, которые даже стакан с трудом могли удержать. Даже смешно, могло бы быть, если бы все оказалось дурным сном, Джейн посмеялась бы над тем, какие глупые фантазии выдает во сне ее же собственное сознание.
Ничего страшного, – отозвалась девушка с полуулыбкой, разворачиваясь к визитеру лицом. – Меня сейчас не так уж просто потревожить, - она перевела взгляд на стол, куда тихо звякнув, легли ключи и предусмотрительно убрала их оттуда, но не в свой карман, а на небольшой крючок для одежды. Сейчас она все равно никуда не намеревалась уходить, так что и держать ключи при себе не было необходимости. Сон в ближайшее время все равно не светил, да и вряд ли во всем Приюте много желающих украсть ключи с сестринского поста и залезть в шкафчик с лекарствами.
Вернувшись обратно, Джейн с изумлением посмотрела на мужчину, не сразу сообразив, о чем тот говорит, но заметив протянутую мензурку, уставшим сознанием смекнула что к чему и приняла.
Благодарю. Но пожалуй, чего мне в ближайшее время не хотелось бы, так это заснуть. Кто знает, что мне подкинет сознание во сне после таких-то приключений, – она негромко усмехнулась, провела кончиком дрожащего пальца по краю мензурки и проделала все то, что ей только что посоветовали. Причем, даже не поморщившись, успокоительное легко само проскочило в горло, оставляя во рту горьковатый привкус.
Бесспорно, завтра утром все это будет восприниматься уже не так остро и ярко, но знаете ли, не каждый день жизнь бывает похожей на сценарий фильма ужасов, а растения-монстры не в каждом горшке живут. – Девушка поставила мензурку на стол и махнула рукой. - Впрочем, это можно и пережить, самое главное, что никто слишком серьезно не пострадал. Раны на теле – они заживут, а морально... остается только надеяться, что те, кому досталось больше всего, сочтут все случившееся галлюцинацией.
Постаравшись отмахнуть все-таки от себя ненужные мысли, Джейн устало улыбнулась и все же щелкнула кнопкой на чайнике.
Хотите кофе? Или может, чай? – до того, пока закипит вода, время все равно еще было, а ноги отказывались нормально функционировать, причем не столько от усталости, сколько от накатившей физической слабости. Поэтому девушка опустилась диван, откинувшись на спинку и жестом пригласила своего «гостя» тоже присесть.

Отредактировано Доктор Штейнвальд (16-04-2017 16:21:08)

+2

11

Проследив, как опустошенная мензурка с тихим стуком опустилась на поверхность стола, Мураки одобрительно кивнул и устремил чуткий взгляд в лицо девушки. Возражать он не видел смысла – сон, который всегда считался лучшим лекарством, в положении Джейн не помог бы ей так, как чужое присутствие и  возможность поговорить с кем-то. Не было нужды озвучивать столь очевидную вещь, чтобы понять ее. Ни подрагивающие руки девушки, ни усмешка, которая отчего-то показалась нервной, не трогали Мураки так, как тронули бы любого другого человека, умеющего сопереживать ближнему, но свое назначение для него эти жесты все же выполняли - выдавали сдерживаемое внутреннее напряжение и страх, многообразие ликов которого коллекционировалось хирургом так же фанатично, как и куклы.
Это верно. Ночные кошмары порой бывают гораздо мучительнее реальности.
Главным образом потому, что имеют свойство повторяться.
И даже мысль о том, что это всего лишь сон – слабое утешение, не так ли? – он улыбнулся, и улыбка его была полна ненавязчивого сочувствия, как и подобало заботливому собеседнику, роль которого доктор с готовностью примерил на себя. Только неживой глаз, скрытый неровной челкой, по-прежнему оставался единственным правдивым зеркалом его души. – Но соглашусь с вами – лианы-людоеды, к счастью для всех нас, встречаются не так часто. На самом деле я убежден, что не встречаются вовсе, а в этом ужасном происшествии растение виновно лишь косвенно, – списать инцидент в зимнем саду на какую-то странную массовую галлюцинацию Мураки тоже не торопился. Эта мысль, возможно, могла бы стать единственной спасительной соломинкой для очевидцев погрома, она же приходила в голову первым делом, и потому в качестве обоснованной теории выглядела очень уж сомнительно. – Я собираюсь завтра днем навестить тех двоих, кто принял на себя основной удар, если, конечно, он был таковым. Может быть, выяснить, что они сами помнят о прошедшей ночи, если их состояние позволит им общаться. Контакт с ядовитым растением способен вызвать не только аллергические ожоги, но и серьезное отравление. Остается лишь надеяться, что все не так плохо. Я удивлен, что нечто подобное каким-то образом оказалось в зоне отдыха, даже если отбросить его способность к передвижению и агрессию, – взглянув на Джейн, устало опустившуюся на диван, он встретил ее предложение благодарным кивком. – Спасибо, от чая не откажусь. Но прежде, не сочтите за дерзость и разрешите позаботиться о вас. Отдохните немного, вам это сейчас нужнее всего, – отыскать необходимое в небольшой комнате отдыха для персонала – две чашки, чай и кофе – не составило большого труда и не отняло много времени. Разместив все рядом с чайником, в котором понемногу закипала вода, он обернулся к своей собеседнице и мягко и вкрадчиво заговорил:
Галлюцинация или нет, вам не стоит тревожиться по этому поводу. В мире есть много вещей, доктор Эмбер, о которых нам известно удручающе мало. О некоторых – совсем ничего. Сталкиваясь с ними, мы пытаемся найти объяснения, вписывающиеся в привычную нам картину мира. И иногда они сильно расходятся с реальным положением дел и выглядят куда более устрашающими, чем есть на самом деле. Особенно ночью, когда человеческая психика крайне уязвима для любого, даже самого безобидного влияния извне. Для того, чтобы понять, было ли это массовое помрачнение сознания или же нет, нам достаточно будет всего лишь посмотреть записи с камер наблюдения. Когда мы исключим или подтвердим этот вариант, разобраться во всем станет гораздо проще, – кнопка чайника щелкнула повторно, отключаясь. Взявшись за его ручку, японец вопросительно приподнял бровь. – Позволите порекомендовать вам чай? Кофе не стоит употреблять после приема успокоительных, впрочем, уверен, вы это знаете.

Отредактировано Мураки Катзутака (14-05-2017 20:12:37)

+1


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Врачебная тайна