Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Добрый вечер, мой пленник и гость


Добрый вечер, мой пленник и гость

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

Время действия: 2010 г., 8 октября, 18:30-20:00.
Место действия: Приют странника, Дом Возрождения, палата интенсивной терапии.
Действующие лица: Люсия Виана, Кетцалькоатль, Лерой Аспис.

Это здесь

http://se.uploads.ru/69FGi.jpg

0

2

Тьма. Вокруг ничего не было. Только тьма и незатихающая боль.
Стоп. Раз боль есть, значит, все же что-то существует.
Попытка открыть глаза успехом не увенчалась. Она чувствовала, как её раздели, умыли, сбрили часть волос, обрабатывая рану и воткнули в руки иглы. Что там было, Люсия понятия не имела, но боль стала стихать, а сознание начало проваливаться в драму. Не в сон, в ту зыбкую границу между сном и явью, где в далёком золотом детстве ещё можно увидеть Нетландию и Питера. Чьи-то голоса отчаянно мешали, говоря с парамедиками, доставившими сюда девушку. Кто-то громко возражал полиции, грозя вызвать охрану, если офицеры не уберутся сей же час. Пациенты были священны для этого места, даже вся мощь НАТО не могла бы взять эту цитадель. Откуда эта мысль? Странно.
Глаза открылись, и она увидела больничную палату, медсестру, ахнувшую и куда-то унесшуюся. С трудом пошевелив пальцами, девушка проверяла чувствительность тела и повернула голову. У её кровати, облокотившись на тумбочку, спал молодой блондин. Интересно, кто он? Наморщившись, она хотела спросить его, кто он такой, что он тут забыл, но из горла вырвался только сип, а потом пришло осознание, что девушка и сама не помнит, кто она такая. Ничего, кроме имени, несущего свет.
Люсия.
Голову стиснуло тисками боли, девушка хрипло застонала. В этот момент в палату вошёл высокий врач, выражение его лица было непередаваемо.
Ну что ты так на меня пялишься? Я что, дева Мария во плоти? 
А вслух вышло только:
Пить... Больно... голова... – и то сиплым голосом. Ослабевшие связки были неспособны на большее. Медсестра вколола обезболивающее и голову отпустило, спустя какое-то время. Люсия вновь посмотрела на спящего парнишку и тихо спросила:
Кто это такой?

+2

3

Молодой врач удрученно взглянул на пациентку, что-то быстро записывая в карточку. На вопрос Люсии он словно и не собирался отвечать, пока измеряли давление и меняли капельницы.
Двести миллилитров магнезии внутривенно, – произнес он, заглянув в глаза гонщице. – Куда спешат? Неужто на тот свет не успеют?
Заключил врач. Парнишка, спящий рядом, пошевелился и поднял светловолосую голову, внимательно глядя на Люсию. Потерев заспанные серо-голубые глаза, он подмигнул ей, словно старый знакомый.
А-а-а, проснулась, принцесса? Наконец-то. А я уж думал, что пора арфу заказывать, – молвил он, закинув ногу на ногу и вальяжно облокотившись о тумбочку. – Головка-то как? Трещит? Ничего... мозги на месте, значит, поправишься.
Парень явно вел себя так, будто они были знакомы сотню лет. Но вот только как бы не попыталась Люсия вспомнить его – только голова бы взорвалась от перенапряжения, наверное. Врачи и медсестры, казалось, даже не замечали его присутствия, хотя по всем правилам должны были бы выкинуть блондина за дверь.

Отредактировано Кетцалькоатль (11-01-2017 16:45:21)

+4

4

Мысленно Люсия выдала тираду, в которой описала и это смазливое наглое чудовище в её палате, и врача, и медсестру. Причём групповуха была самым невинным развлечением троицы. Послушно подставив лапу под капельницу, она приняла подкисленную воду от сестры и снова откинулась на подушки.
Док, выставьте его пожалуйста, я спать хочу, – голова ещё ныла, но уже не так.
Да что это ещё за хрен с горы нарисовался... Уй, блин! Больно же. Вот же... Действительно, нарисовался, фиг сотрешь.
Кого, моя дорогая?
И тут Люсии стало страшно. Её прошиб ледяной пот... Нет. Нельзя говорить, если этого блонди не видят остальные. В белый дом с мягкими стенками не хочется.
Так, спокойно. Дышим, живём.
Никого, док. Шутка, – она повернулась в сторону нагло ухмыляющегося парня и глазами высказала все, что о нем думает. Вообще, это странно. Это что, её личная головная боль? Приставучий неупокоенный дух? Вот только Каспера ей не хватает после аварии до полного счастья. Когда медики вышли, она облизала губы и фыркнула:
Слышь, Каспер. В твоих способностях я убедилась. Надеюсь, что тащить сюда военный оркестр вместо будильника ты не станешь. А пока вон лопай яблоки, – это наверняка консильери принёс, больше некому, – или привидения питаются чем-то другим?

+4

5

Парень весело сверкнул глазами, все так же наблюдая за её реакцией. Казалось, что он просто светится изнутри.
Она и в самом деле решила, что может изгнать меня, словно обычного посетителя? – словно читалось в его взоре. – Смешная...
Вы-ы-ыставьте его, я спать хочу... – передразнил ее блондин, кривляясь и корча физиономии. – Смотри, дважды не повторяю...
С этими словами он звонко и смачно шлепнул медсестру по заднице и состроил врачу страшную мину. Медсестра вздрогнула и удивленно воззрилась на доктора, затем на Люсию, а после принялась озираться по сторонам, чем вызвала полное недоумение на лице врача. Блондин же звонко хохотал, обнажая все тридцать два зуба. Просмеявшись, он отер со щек несуществующие слёзы и уже с полным серьёзом обратился к Люсии, проводив взглядом медиков:
А кто тебе сказал, что я привидение? – вопросил парень, рывком приблизившись к ложу девушки и нависнув над ней. Она чувствовала на своей коже его прохладное дыхание и исходящий от него легкий запах хвои и дуба. Так пахнут многие парфюмерные композиции известных брендов. – Я, может, от чистого сердца... помочь хочу. А она меня яблоками пичкает.
Парень театрально закатил глаза и отпрянул от нее, на ходу схватив яблоко и звонко им захрустев.

+4

6

Девушка закатила глаза на его выходку. Этот блондин послан фатумом свести её с последнего ума, который остался, не иначе. Внезапно даже покраснела, когда он навис над ней. Так же пах... Кто-то очень близкий и знакомый, кто-то, кто очень дорог, за кого она готова была отдать жизнь.
Но ещё там был лёгкий аромат книжной пыли и лекарств. Много лекарств. Кто же я? И кто он?
Ты не привидение, ты абсолютно наглое эгоистичное создание, которому на второй минуте хочется подкорректировать мордашку. И вообще. Помоги, мне надоело лежать и я хочу в туалет.
Люсия сняла капельницу. Эмм, а вот это странно. Когда вытаскиваешь систему, кровь должна хотя бы сочиться. Сощурив глаза, она машинально сжала дельфинчика на шее и села, преодолевая адское головокружение. Палата качалась вместе с насмешником, чьи волосы были цвета выбеленной соломы.
Так, тихо-тихо. Только не здесь...
Мгновенно позеленев, девушка вылетела из постели и бросилась в туалет, заперевшись там. Шум воды и недвусмысленные звуки говорили о вполне нормальной реакции на сотрясение мозга.
Вышла она уже посвежевшей, хотя и с красными глазами.
Так, навязчивая галлюцинация, если не представиться, буду звать тебя Глюком. Тебе пойдёт.
Безо всякого стеснения девушка сняла рубашку, под которой оказалась ещё и без белья, отвернулась спиной и начала надевать трусики из пакета, где лежали её вещи. А кого стесняться? Собственного глюка?

+4

7

Он будто читал ее мысли. Ибо, стоило Люсии только подумать, как блондин перестал жевать яблоко и вновь взглянул на пациентку. Его надменное лицо просветлело и блондин кивнул. Девушка явно поняла, что перед ней не призрак, а стало быть, ее сознание хотя бы немного прояснилось. Кетцалькоатль даже представить не мог, кого он напоминал Люсии, но и не вдавался в подобные размышления.
Да, ты права, всё именно так и обстоит. - Блондин ловко зашвырнул в урну огрызок от яблока и развалился на соседней, благо пустовавшей кровати. Он внимательно следил за каждым телодвижением девушки и ухмылялся. Никакого намёка на тактичность. Он даже не потрудился опустить взгляд, дабы не смутить, возможно, Люсию. – Я мерзавец, подонок, эгоист, самовлюблённый придурок! Однако, ты не задавалась вопросом, а какого-такого хрена я, как полный кретин, торчу в твоей палате, любуясь на твою физиономию? Вот уж что не мешало бы подправить – так это её.
С этими словами, парень достал из кармана маленькое зеркальце, полюбовался на своё отражение несколько секунд и бросил его на кровать Люсии. Пока она была в туалете, насмешник ни на йоту не сдвинулся с насиженного места. Он так и лежал в кровати, пялясь куда-то в угол. Услышав заявление Люсии по поводу своего имени, Кэц нахмурился. И правда. Как его звали раньше, до того самого момента, когда ацтеки прозвали его Кетцалькоатлем? Да, впрочем, какая разница? Назваться можно хоть Гансом, хоть Фридрихом, да хоть Наполеоном, его сути это не изменит.
А фигурка-то у дамочки оказалась на диво ладной. Пусть и покрытая местами гематомами - но аппетитная. У божества аж челюсть отвисла, да слюни потекли.
Да называй, как пожелаешь, – на одном выдохе произнес Кэц. – Только одевайся помедленнее, я записываю...

Отредактировано Кетцалькоатль (11-01-2017 21:19:54)

+4

8

Пресвятая Мария Миланская! Дрочи на порнуху из Интернета, я-то причём, если у твоего белобрысого Величества недотрах приключился?
Застегнув бюстгальтер, она зашипела. Резинка терла синяки на спине, несильно, но неприятно, постоянно. Вечером надо натереть заживляющим составом... Чулки были надеты довольно быстро, а вот с джинсами вышла заминка. Пялясь в пакет, она прозевала отпавшей челюстью с минуту. Потом прошла к кровати и вывалила свитер вперемешку с парой «Глоков», магазинами, бронежилетом и ножами на колени блондина.
Это что за херня? Это не моё! – где-то на подсознательном уровне упрямый червячок узнавал вороненную сталь, которая так и просилась в руку. – Твои штучки, шутник, блин, недоделанный?! На кой хрен ты вообще приперся на мою голову?
В переводе с телохранительского это значило «Простите, сэр. Вы не могли бы мне помочь с данным оружием. Вы же не оставила даму в беде, раз уж столь внезапно появились?».
Едва не подпрыгивая, в одном бельё, Люсия очень удерживалась, дабы не прописать ему в щи. Останавливали пара фактов: он невидим для остальных, бить собственный глюк как-то некомильфо. И второй: она не сомневалась, что перед тем, как её кулак полетит править эту ухмылку бесячую, её уже скрутят и положат. Разевать пасть на хищника? Ну... Есть же стратегии.
И все же сталь манила к себе. Осторожно взяв пистолет, она словно ощутила уверенность. Завершенный паззл. Кусочек, которого не хватало. Приняв нарочито модельную позу, девушка фыркнула:
Ну? Что скажешь?

+4

9

Зачем разменивать себя на то, что всем подряд доступно? Куда приятнее срывать цветок, что в замке неприступном... – осклабился Пернатый змей, поднимаясь наконец-то со своего ложа, стряхнув вываленные на него вещи на кровать. Несколько томительных секунд, показавшихся им целой вечностью, Кэц изучал оружие с неподдельным интересом.
Любопыытно... – протянул он наконец. – Ну, конечно. Это моих рук дело. И я же тебя сюда и упёк.
Блондин покачал головой и весь его былой задор в момент испарился.
Если б я знал... – фыркнул Кец. Он хмуро взирал на Люсию, будто пытаясь что-то вспомнить или понять. – Я бы, вообще, предпочел бы Майами, а не эту провонявшую смертью больницу.
Выражение на «чистом телохранительском» было встречено ехидной полуулыбкой. Божество вряд ли бы стал связываться с огнестрелом. У него были другие методы, другие потребности, другие причины... чтобы убивать. Но «танцы» полуголой Люсии ему явно понравились. Если судить по хищному взгляду, коим он пожирал её тело.
Прекрасна... ты просто прекрасна. Но, увы... – Блондин развел руками. – Как бы не жаждал я испить нектара, время не ждет. Да, моя королева, время властно и над богами. Нам нужно что-то сделать. Не просто так же я, Кетцалькоатль, явился к обычной смертной девчонке.

+3

10

Девушка и так уже натягивала джинсы, широкий пояс которых её плзабавил. Пока она не нашла отверстия для пистолетов. Хм... Оба ствола легли как родные, что странно. Броник, свитер.
Эээээ, а ножи куда? Ага, нашла, – в сапогах оказались крепления.
Стой. Как ты сказал? Кетцалькоатль? Пернатый змей майя? Тот, кого представляли... – тут она осеклась, села на кровать и уставилась на парня, продолжив уже дрогнувшим голосом: – ...голубоглазым блондином с рыжей бородой. Змей со звёзд.
Откуда вот она это знала или помнила? Кто ей рассказал? Девушку вновь окутал запах хвои, моря и лекарств.
Книги... Он любил книги. Очень. И наверное, много болел. Кто же он? И кто же я?
И зачем же ты спустился на Землю, спустя тысячи лет, да ещё к раненой смертной, твоё пернатое величество?
Душа спокойно восприняла тот факт, что он бог. Объясняло некоторые странности. А вот подсознание на хи-хи то и дело прошибало. Сидит, с богом говорит. Это называется – шизофрения.
И куда ты собрался меня тащить? Как мы вообще выйдем из больнички? Если мне не отказала память, которая, как оказалось, та ещё шлюшка, это интенсивная терапия. Тут охрана кругом, – она обвела рукой палату и посмотрела на бога, иронично приподняв бровь. Кое-как продрав волосы, девушка закрепила хвост на голове и фыркнула.

Отредактировано Люсия Виана (12-01-2017 07:45:56)

+4

11

Видимо, белобрысому надоело разглядывать прелести своей невольной жертвы, и он окинул ее совсем иным взглядом. Холодным, словно январский снег, и надменным. Ему-то что было собирать? Всё своё, как говорится, ношу с собой. Однако практичность одежды Люсии он не смог не оценить. Удобная, что не говори. Но хотя она прекрасно сидела на Люсии – для нарциссичного эеца всё же была простовата.
Угу. Он самый, – согласно возвестил блондин, гордо вздернув подбородок и не без удовольствия следя, какое действие его слова окажут на кареглазую: – Похож? Ну, коли голубоглазый блондин тебе не по нраву, могу стать для вас, моя дорогая, брюнетом, шатеном, да хоть рыжим.
Кец ухмыльнулся, наблюдая за смятением на лице молодой женщины. Она была чертовски мила в этот момент, когда ломала свой ещё не окрепший мозг раздумьями.
Я бы не советовал сейчас пытаться вспомнить, откуда ты обо мне слышала, Люсия, – произнес Кетцалькоатль, подходя к окну, закрытому алюминиевыми жалюзи. – Зачем?
Он медленно, будто во сне, повернулся к девушке и улыбнулся. Улыбка получилась жесткой и даже коварной.
Я бы мог сказать, что воспылал к тебе страстью... – предвкушая ее протест, блондин не дал Люсии и рта раскрыть. – Но не буду врать. Не любовь к смертным, и не греховные жажды привели меня к тебе. Ты помогаешь мне, а я – тебе. Ферштейн?
Парень резко выбросил руку вперед и сорвал жалюзи с окна. Они упали на пол с жалобным шелестом.
Мы пойдем по следам твоей шлюхи-памяти. Рано или поздно, но все тайны будут раскрыты... – Распахнув раму, змей выглянул в окно и повернулся к Люсии. – Как? Мы полетим. Естественно – на мне. Я же Кетцалькоатль. Только уговор, нагадишь мне на спину – сброшу вниз. А то знаю я вашу сестру, визгливые трусихи.

+4

12

Девушка слушала это хамло, слегка приподняв бровь. Надо же, а говорят, что боги – это информационные сущности за гранью добра и зла. Лично она склонна была считать, что древние боги это обычные инопланетяне, просто хорошо отпиарились.
Первое. Ты заканчиваешь мне врать. Второе. Протянешь ко мне руки, выбью зубы, – ну не рассказывать же ему про собственную девственность, правда? – Третье. Ты заканчиваешь скалить зубы по поводу женщин. Я летала на МиГ-24. С драконом справлюсь как-нибудь.
Вот хрен пойми, откуда она это знала, но знала. Даже помнила про дублированный пульт управления вертолетом и как орала на штурмана, что сейчас он заденет шаг-газ – и ку-ку. Навернётся птичка с неба. Про АПБ оба как-то не подумали.
Резкая вспышка памяти вызвала головную боль. Люсия побледнела, но встала на ноги и подошла к блондинчику, передразнивая его:
Только на условиях равноправного партнерства я полечу с тобой. Ферштейн? Ты, конечно, можешь найти любую девку. Но тебе зачем-то нужна именно я.
Скрестив руки, она иронично взглянула на окошко.
Ну, колдуй, Гарри Поттер. Хотя нет, этот больше на Тёмного Лорда тянет. Такая же наглая сволочь с манией величия.
Как я относилась к военным структурам? Ты знаешь, я уверена. Почему я помню вертолёт, чёрт побери? – это она успела спросить, пока он готовился к полету.

+4

13

Кем бы Кэц не был, он был здесь. Прямо перед ней. Откуда Люсии было знать, что существо это и само не ведало, откуда они появились на грешной земле. Многое просто стерлось из его памяти за почти тысячу лет жизни. Он сменил множество личин, но скверного характера своего так и не смог сменить. Или просто не захотел. Услышав фразу девчонки, Кэц чуть не расхохотался.
Протяну к тебе руки? О... да чтобы мне жертву в виде сметаны приносили! – фыркнул блондин, покривившись. Ему надоело то, что в нем видят маньяка-насильника, хотя в этом парень явно не нуждался. – Скалить зубы на женщин? Любопытно, а если я стану женщиной – это будет считаться? И когда это, позволь спросить, я тебе солгал?
Кетцалькоатль злобно сверкнул очами и цвет глаз его из серо-голубого стал янтарным с золотыми прожилками.
Я не МиГ и не дракон. В твоем МиГе есть все условия для полета, а тут тебе будет, ой, как несладко. Парашюта у меня тоже нет.
Пока девушка напрягала собственную память да ловила галюны, внешность блондинчика становилась всё более аморфной. Он вытягивался вдоль и поперек, с хрустом изменяя собственное тело. Миловидное модельное лицо вытянулось в устрашающую маску. Из широко открытой пасти, вооруженной острейшими клыками, вырывались громкие шипение и свист. Кец сворачивал вокруг девушки свои кольца, словно удав, желающий пообедать. Но иначе он бы просто не поместился в тесной палате. Наконец он взъерошил перья и просвистел.
Держисссь за шшшшшипы. И не вздумай дергатьсссся, пока не всссссспомнишшшшь – не болтай! Вссссспоминай, как сссследует. Ссссадись и не сссссы.

+4

14

Этот придурок достал её капитально. Внутри вскипало искреннее, жгучее такое желание оставить след в истории. След собственного берца на этой роже. На крайний случай, задница (да, симпатичная, и что?) тоже подойдёт. Мания величия не лечится, и Люсия уже открыла рот, дабы возвестить блондинчику об этом, как он начал меняться. Воздух зарябило. Она мужественно зажмурилась, а когда открыла глаза, вокруг неё свивал кольца натурально Пернатый Змей. Едва удержавшись от восторженного визга, девушка потрогала перья, теплую, но словно стальную чешую и протянула руку, задумчиво поглаживая морду змея.
Красивый, зараза. Величественный. Вот не зря ему ацтеки поклонялись, а? Интересно, как быстро он летает?
- И как ты себе это представляешь? Я же шипы тебе отломаю, – ну откуда ей знать, насколько там они крепкие?
Девушка попыталась сесть верхом на это чудо природы и, разумеется, скатилась обратно в кольца. Законы физики неумолимы даже для богов.
Погоди ты шипеть. Салазар Слизерин, мать твою, – нервно хихикнув, она сняла свитер, бросив его на спину змея и отрезала рукава, связывая их и накидывая на шипы. Со своеобразной уздечкой стало проще.
Я понятия не имею, куда ты меня тащить собрался, но чувствую, что по дороге мне лучше держать рот закрытым, если тебя не интересуют подробности моего завтрака, да? – все же не удержалась и почесала, как кота, по перьям.
Ну и? Но, лошадка? Вези меня в свою страну оленью? Покатай меня, большая черепашка?

Отредактировано Люсия Виана (13-01-2017 17:49:53)

+4

15

Бесить людей и нелюдей, пожалуй, было одним из талантов блондинистого «божества». Будучи существом избалованным и не в меру эгоцентричным, он не на секунду не оставлял попыток быть в самом центре внимания. Он точно знал себе цену, и то, что эта особа посмела считать себя превыше его пернатого Величества, задевало Кетцалькоатля за живое, хотя виду он не подавал. Слишком мелкая рыбёшка, чтобы зацикливать на этом внимание.
Что не говори, а вид его в обличии змея и действительно был великолепен. Сверкающая, словно отполированная чешуя плавно меняла оттенок от светло-золотистого на брюхе до темно-бронзового на спине. Перья, идущие по хребту, отливали радужными тонами, а острые лезвия шипов вдоль всей спины Пернатого змея – серебром. Поэтому он благосклонно принимал вторжение в личное пространство в виде поглаживания собственной морды.
А ты не бойся, не выломаешь. Это же не украшение. И если я говорю – держись, значит, выполняй.
Ах, как же смехотворно выглядела Люсия, пытаясь вскарабкаться на его спину. Разумеется, Кец и не собирался ей помогать. Пускай сама додумывается, как это сделать, иначе для чего Люсии дан такой дар, как интеллект? Наконец девушка придумала. Расстаться с теплым свитером, конечно, была рисковая идея. О чем стоило ей намекнуть.
О, как я обожаю, когда сссссоссски колом сссстоят, – саркастически прошипел крылатый, издавая звук, похожий на свистящий смешок. – Просссстыней ты воссспользоваться не додумаласссь? Иссспортила вещщщь зазря!
Более распинаться он не стал и легко выскользнул в открытое окно, резко взмывая вверх под углом градусов в сорок пять.

+4

16

Иииииии! Твою мать! Чертова змеюка летучая!
На этом мысли девушки поспешили покинуть голову, оставив одну – держаться крепче, заткнуться и постараться не свалиться с этого чуда с крыльями. Несся он так, что напоминал ракету «Сатана» из арсенала русских военных.
Эй, где тут кнопка переключения скорости? Сбавь темп, твоё Величество. На пожар, что ли, летим? – куртка хоть и не продувалась, но надо признать, змей был прав относительно простыни.
Ой, ладно. Вот ещё, правоту его признавать. А внизу красиво как...
Доломитовые Альпы белели скалами, вились ленты горных рек, ползли чёрные ужами шоссе и зеленели пятна лугов. Змеюка заложила очередной вираж, вызвав поток красноречия от девушки на спине.
Хрень с крылышками, мать его.
Слушай, Величество! Мне мои кости как память дороги, давай осторожнее. У меня крылья природой не предусмотрены.
И тут голову снова сковала дикая боль. Пришлось стиснуть завязку на шипах, чтобы не заорать. Она вспомнила имя.
Рамон. Нет, не так. «Дон Рамон» было привычнее? Кто он мне... Почему от имени веет опасностью? Почему при воспоминании так поёт и ноет в груди? Кто этот человек? Где он? Откуда я его знаю?
Ра-мон. Рамон. Красивое имя. Но от него пахнет застарелой болью в сердце, несбывшимися надеждами и сумасшествием.
Рамон. Кто ты такой? Почему ты так важен, что я помню только твоё имя?

+4

17

Мать мою? – переспросил крылатый, извиваясь и набирая скорость. Наверху было гораздо холоднее, поэтому им стоило бы поторопиться. Хотя и скорость тоже тепла не прибавляла. – Дорогая, мы двуполые, у нассс не бывает ни матерей, ни отцов, как у вассс. Я равно могу как оплодотворить, так и быть оплодотворенным.
Он искренне недоумевал по этому поводу. Ведь Кец раскрыл Люсии все карты. Глупые эти людишки всё же. Ой, глупыеее...
Может, тебе ещщщщщё ссстюарда и кофе в поссстель? – огрызнулась хрень с крылышками, зло шипя и взъерошивая гребневые перья. Он и сам страдал от холода, хотя и в меньшем эквиваленте. – Заметил я, как дорога тебе твоя память. Ты мне ссскажи лучшшше, куда это ты так несссласссь? Сссловно ссскипидаром тебе зад ссмазали и пинка нассадили, для сскороссти.
Внизу разворачивалась и в самом деле красивая панорама. Горы словно тонули в серебристых снегах и закатное солнце окрашивало их багровыми красками, будто выплескивало на них зарево пожарищ. Города казались сделанными из конструктора и лишь оживленное движение на автострадах указывало на то, что в городе кипит жизнь. И эта жизнь – реальна. Где-то там, внизу, в огромном мире ее ждал Рамон. Хотя ждал ли?
Вот, недаром мы удрали из больнички, не находишшшь? – ехидно произнес змей. – «Дон Рамон»... звучит как «Кардамон», я проголодассслся. Не желает ли моя прекрасссная ссспутница сссспуссститьссся ссс небессс на землю?

+4

18

[AVA]http://ajvideo.ru/wp-content/uploads/2011/10/Hayek03.jpg[/AVA]
[STA]В объятиях небесной рептилии[/STA]

Раздражал ли он ее? О, безмерно. Однако, девушка сочла за лучшее смолчать на его выпады, только иронично приподняв бровь. Сейчас было важнее вспомнить, кто такой дон Рамон, и почему он ей так важен? Предложение о перекусе было весьма неожиданным.
Хм, да, точно не мешало бы поесть.
Не помешает почувствовать под ногами твердую землю. Бездна начинает настораживать, честно говоря. – Она все же решилась спросить: – Надеюсь, что ты не питаешься человечиной. Иначе меня ждет чертовски красивая смерть в зубах Пернатого Змея.
Фыркнув, девушка уткнулась в перья и с минуту тряслась. Со стороны было даже не понятно – она плачет или хохочет. Настоящая нервная истерика после пережитого, вполне себе нормальная реакция для человеческой психики. Сузив глаза, она наблюдала, как змей снижается. В животе противно екало каждый раз, когда он планировал.
Кто ты такой, Рамон? Кто ты такой? – ногти поглаживали перья, а язык сам задавал эти вопросы. – Говоришь, я куда-то неслась. Куда? К нему? Зачем? Он был в опасности?
Запах дыма. Стойкий, противный запах дыма и гари, настолько едкий, что девушка даже закашлялась. Где-то неподалеку туристы жарили сосиски, а она помнила запах пожара. Огонь всепожирающий и ее отчаяние.
Не могу понять... Дым, огонь, пожар. Рамон. И я, куда-то спешащая. Как это связать?
Когда змей приземлился, стало понятно, что язвить ей не хочется и не можется. Она спрыгнула, чертыхнувшись на боль в ноге и села подле бога, облокачиваясь на него и прикрываясь глаза. Легкое тепло успокаивало. Кто там сказал, что рептилии хладнокровные? Вы не трогали змей, специалисты хреновы. Связать частички мозаики не получалось никак. Девушка злилась на саму себя, на свою дырявую голову. Только змей рядом и успокаивал. Больше того, она впадала в легкое оцепенение дремы, уютно посапывая. Не выспалась, ага.
Люсия!
Она аж подскочила, закрутив головой, но никого, кто мог произнести это имя, кроме змея, тут не было.

+4

19

Он знал о том, что девушка готова убить его. Видел это в ее поведении и читал в мыслях. Но, как и положено порядочному Змею-искусителю, только улыбался про себя и продолжал вести Люсию за собой. Если бы Кетцалькоатль захотел обладать этой человеческой самкой, она вряд ли бы сумела противиться ему, но, как бы странно это ни было, ему совершенно не хотелось доводить дело до копуляции. Для него было куда важнее утолить голод, и наконец-то разобраться, кто она такая и почему именно она. Каким-то образом их жизни были переплетены. Иначе стал бы он, ацтекское божество, возиться с какой-то смертной девкой?
Они приземлились неподалеку от открытого кафе. В лесопарке было безлюдно и тихо, несмотря на то, что время было еще не позднее, и город дышал легкими сотен прохожих. Вечерняя иллюминация еще толком нигде не зажглась, и мир вокруг них был погружен во вполне себе эротичный полумрак. Приземление их стало весьма плавным и новой головной боли у девушки вызвать было не должно. Правда, от дискомфорта это Люсию тоже не спасало. Виражи есть виражи, без них, увы, в полете никак не обойтись.
Я ем всё, что только пожелаю, – процедил Кэц, спуская Люсию со спины и принимая облик все того же блондина. – И человеков в том числе. Но тебя я есть не собираюсь. По крайней мере, пока.
С этими словами он легонько взял ее под руку и, не спеша, повел в сторону, откуда он чувствовал запах еды и свежесваренного кофе.
А хочешь я превращусь в тебя? – вдруг спросил Кэц с самодовольной улыбкой. – Скажем, что близняшки. Раз уж я так тебя бешу.

+4

20

[AVA]http://ajvideo.ru/wp-content/uploads/2011/10/Hayek03.jpg[/AVA]
[STA]В объятиях небесной рептилии[/STA]

Впервые за время их знакомства Люсия улыбнулась открыто и даже с ноткой веселости. Превратиться в нее, надо же. Как бы она себе ни нравилась, но двух Люсий кафе не переживет, а на блондинчика будут капать слюной даже официанты, не говоря о посетителях.
У тебя деньги-то есть, галантный кавалер? Я как-то случайно кошелек дома оставила, – разведя руками, она скептически посмотрела на подранный свитер.
Нет, ну а что? Он бог, он может.
Не надо в меня превращаться, лучше меня в порядок приведи. А то ввалишься в кафе с полуобморочной девушкой в рваном свитере, еще повесят обвинение в сексуальном домогательстве или еще чего похуже. – Поморщившись, она сняла куртку, натягивая драную безрукавку, в которую в результате превратился свитер и фыркнула негромко.
А ведь красивый, зараза. Что в змеином образе, что так. Чистый ариец, как их представляли нацисты времен Второй Мировой. И такой же язвительный. Не он дедушку Йозефа учил, мне интересно? С Кетцалькоатля станется.
Ладно, идем, и да в борьбе обретем мы... – намеренно оставив поговорку незаконченной, девушка пошла следом, осматривая окрестности.
Симпатичное местечко для туристов, тихое. Тут хорошо отдыхать от шума мегаполисов, но Люсии тут не хватало движения. Мышцы застоялись, что ли? Странное ощущение полета еще не покидало нервную систему. Конечности говорили, мол, ты иди, а мы тут еще полежим и потрясемся. Она понимала, что не свалиться со спины Бога – это везение в степени «офигеть, так не бывает».
Расскажи немного о себе, а? Может, это глупо прозвучит, но я практически ничего о тебе не знаю. Только обрывки легенд о великом Пернатом Змее, хранившим цивилизацию ацтеков и даровавшем им знания. Больше ничего и неизвестно. Археологи мало что могут расшифровать о тех временах.

Отредактировано Люсия Виана (19-01-2017 11:15:25)

+3

21

Официанты и так бы капали слюной, в частности, официантки, и в скором времени Люсии предстояло в этом убедиться воочию. Будучи в обличии, наиболее привлекательном для обоих полов, Кетцалькоатль приковывал к себе взгляды, чем, несомненно, был очень доволен. Люсии предстояло быть в центре внимания, вместе со всеми ее синяками и шишками. Оглядев ее отнюдь не презентабельный вид, Кэц поцокал языком и поморщился. Он привык, чтобы у него было только всё самое лучшее, а в данный момент девушка под эти критерии не попадала. Благо, что неподалеку находилось несколько бутиков.
Кетцалькоатль всегда был при деньгах. У него было огромное состояние, скопленное, практически, за десять веков жизни. И, привыкший жить на широкую ногу, он вполне мог потратить пару тысяч долларов на то, чтобы удовлетворить свое тщеславие и покрасоваться с прелестной дамой, а не с оборванкой из трущоб.
Раздраженно фыркнув, Кэц осмотрелся и указал Люсии на один из бутиков:
Тут ты права, не поспоришь, – произнес он, потрепав ее и так разорванный свитер. – Денег у меня хватит не на одну голодранку, не переживай. Но даже в рядовое кафе в таком виде тебя не пустят. Поэтому, принцесса, давай-ка тебя переоденем. А потом уже будем думать, кто такой Рамон, и каким боком я имею к этому отношение.
Место, и в самом деле, было чудесным. Огромный лесопарк выходил к широкому проспекту, мощенному строгой брусчаткой, вдоль которого тянулись вереницы магазинов и кафешек. Такой мини-оазис среди городской суеты. Пока они шли до выбранного бутика, у Змея было немного времени, чтобы получше узнать спутницу.
Какая ты любопытная... – фыркнул он. – Ну что ж. Думаю, ты имеешь право знать. Моё имя стерлось под бременем времен. Поэтому Кэц или Коатль стали моими именами. Мне уже тысяча лет, а может, и больше, кто ж их считает? Прародителей своих я даже и не знал. Ацтеки возвели меня в статус бога – так я и играл эту роль. Или ты думаешь, что на небесах действительно живут творцы земли?
Парень рассмеялся и втолкнул девушку в бутик. Опережая недовольство продавщицы и охранника, он извлек из внутреннего кармана толстое портмоне и обратился к продавщице, мило улыбаясь:
Леди, прошу вас, помогите моей очаровательной сестре. Она попала под машину. Ах, не волнуйтесь, с ней уже все в порядке... – Блондин обаятельно улыбался и просто излучал флюиды «джентльмена». Удовлетворенно взглянув на продавщицу, что с улыбкой на устах направилась к Люсии, Кэц устроился на диване, положив ногу на ногу.

+4

22

[AVA]http://ajvideo.ru/wp-content/uploads/2011/10/Hayek03.jpg[/AVA]
[STA]В объятиях небесной рептилии[/STA]

Переодеться в ее положении – это было предложением, от которого, что называется, нельзя отказаться. Консультанты увлекли «несчастную пострадавшую» за собой, стайкой вереща и восторгаясь фигурой девушки. Через пять минут Люсия была готова убивать, через десять она явно попыталась сбежать к чертям, но была перехвачена ловкой блондиночкой и водворена за кулиску, переодеваться.
Через четверть часа ее принялись причесывать и красить. Нда... самые изощренные пытки глав наркокартелей вообще ничто по сравнению с этим адом. Люсия прикрыла глаза и отдалась молча на волю судьбы, потому что противиться было бесполезно. Она даже подозревала, что выражение вселенской скорби на ее лице изрядно развлекало Кэца.
Братец, «спасибо» тебе. Ты так добр, – в карих глазах плясало обещание скорого убийства, а голос звучал приторно-нежно. Наконец пытка закончилась.
Теперь один вопрос, милые курицы. Куда я дену оружие?!
Скосив глаза на стойку с сумочками, она многозначительно улыбнулась, и понятливая блондиночка притащила клатч.
Почти все... Надо же немного отомстить.
Капризно надув губки, девушка промурлыкала «брату»:
Образ не совсем полный, тебе не кажется?
Встав с кресла, она прошла по залу бутика довольно уверенно, и даже не качнулась на каблуках. Ее внимание привлекла витрина с недорогой ювелиркой. Вот серьги к распущенным волосам и капля в уютную ложбинку груди будет в самый раз. Серебро с алмазной крошкой ярко оттенило строгий бежевый костюм. Аккуратный макияж не был навязчив. Эх, приятно, когда над тобой колдуют умельцы. Нечасто она такое себе позволяла. Откуда она такое знала о себе? Хм, странно. Впрочем, все после обеда. После горячего, сытного и обильного обеда. Она не хотела есть, она хотела ЖРАТЬ.
Благодарю, девушки, Вы чудесны. – Подмигнув блондину, она вышла на крыльцо и облокотилась на колонну, дожидаясь, пока он расплатится. Когда хлопнула дверь, ухмыльнулась и прищурилась на бога: – Не слишком опрометчиво было представляться братом и сестрой? Испанка и ариец. Не совсем похожи, красавчик.

+4

23

Пока девицу приводили в порядок, Кэц лениво изучавший магазинчик, успел разжиться парой телефонных номеров (на которые он звонить просто не собирался. Да и не было у парнишки нужды заводить мобильный. Кого нужно – сам отыщет, а Его Величество тревожить... не пойти ли вам, куда Макар телят не гонял?).
Естественно, в легенду про «сестру» никто не поверил – слишком уж разными они выглядели. Люди скорее приняли из рук вон выходящую версию, что блондин – подонок, сынок некого богатея, сбил ни в чем не повинную девушку и, чтобы она не заявила – решил от нее откупиться. По крайней мере это звучало правдоподобнее. Но какая им вообще была разница если в кассу опустится кругленькая сумма?
Да сколько же можно возиться? Они, что, ей полную рихтовку задумали сделать? – успел подумать Кэц, прежде, чем Люсия появилась в пределах его видимости.
Пользуйся моей добротой, радость моя... Не идти же тебе на важное совещание в чем мама родила? Угораздило же тебя попасть под колеса именно сегодня, – отбился он, тщательно следя за выражением лица Люсии.
Эта стерва явно что-то замышляла. И тотчас же Кэц понял, что. Он чуть не разразился хохотом над ее попыткой «злой мсти».
Недурной выбор, Люсия, – заключил «братец», поднимаясь с дивана и подходя к кассе.
Угу, хорошо, что ты еще бриллиантами не увешалась, словно Рождественская ёлка, –  подумал он хмуро.
Покупка вышла на гораздо меньшую сумму, чем он предполагал, что весьма обрадовало Кетцалькоатля. Благотворительность не входила в его планы. Но в его планы входило многое другое, а Люсия была частью этого «многого». Выйдя из бутика, он скомкал чек и швырнул его в урну.
Что первое на ум пришло – то и ляпнул, – произнес он, взяв ее под руку и уводя к открытому кафе.
Отодвинув стул, он, как и подобает галантному кавалеру, предложил даме присесть, только затем сел сам и раскрыл меню.
Выбирай. Я буду мясо. Много мяса... – изрек Кэц, жестом подзывая официантку.

Отредактировано Кетцалькоатль (19-01-2017 21:44:24)

+4

24

[AVA]http://ajvideo.ru/wp-content/uploads/2011/10/Hayek03.jpg[/AVA]
[STA]В объятиях небесной рептилии[/STA]
[SGN]Оставь мне мое сумасшествие, мне так уютно с Ним[/SGN]

Милое кафе, милые официанты, капающие слюной на красивую яркую пару. Люсия состроила морду кирпичом, словно то, что происходило вокруг, не касалось ее вовсе. Фраза о мясе заставила ее улыбнуться, ей и самой хотелось есть, можно запеченного слона, целиком. Улыбаясь шальным мыслям, она отложила меню:
Бифштекс с кровью и тушеные овощи без масла. Пару бокалов белого сухого вина, желательно испанского.
Стукнув ногтями по столу, брюнетка прикрыла глаза. Интересно, он будет сильно психовать, если его порасспрашивать об ацтеках? Ну, любопытство кошку погубило, поговаривают люди.
И что же получается, все это время ты спал? – Голос звучал негромко, со стороны и вовсе они могли показаться молодой флиртующей парочкой. – Прости, никак не могу уложить в голове. Понимаю, но подсознание протестует. Я никогда не считала, что ацтеки возвели в статус бога действительно бога. Искренне придерживалась теории о приходе арийских народов. Сам посуди, рисунки совпадают, форма пирамид, да и внешность описывается как рыжий, голубоглазый и бородатый воин, защищающий племя. Глупо, да?
Неожиданно смутившись, она замолчала и уткнулась в тарелку. Щеки пылали краской стыда.
Наговорила тут всякого, дурочка. А если он рассердится? Уф, и с каких пор меня это волнует? Что с тобой, девочка? Его обаяние, что ли, так действует?
Тряхнув головой, как мокрая кошка, она подняла глаза на, безусловно, красивого обормота, успевшего очаровать половину кафе. Красавец, юн, при деньгах.
Ндааа, мир погряз в потреблядстве давно и прочно. А его душа? А есть ли она вообще за столько прошедших лет? И если существуют языческие боги ацтеков, то кто еще? Вампиры, оборотни, инопланетяне?
А откуда ты? Ты знаешь, где твой дом? Родина должна быть у каждого живого создания.
Люсия, что ты несешь? Что это за сопливый романтический бред?

Отредактировано Люсия Виана (23-01-2017 11:47:27)

+3

25

Теплый вечер и уют уличного кафе располагали к откровенной беседе, хотя таких бесед Кетцалькоатль тщательно избегал. И не потому, что ему нечего было сказать, а потому, что рассказывать всю тысячу лет каждому встречному и поперечному – долго и нудно. Изучив меню, блондин взглянул на расторопную официанточку с самой очаровательной улыбкой и произнес, глядя той в глаза, от чего девушка стушевалась и ее щеки вспыхнули румянцем.
Мне то же, что и моей спутнице. Только вина не нужно, лучше принесите пива. Непременно немецкого, – проводив взглядом официантку, он всё внимание перевел на Люсию.
Отчего же? Нет. Я не спал, – улыбнулся он спутнице. – Я много путешествовал. Джунгли и дикие страны – моя страсть. Видишь ли, необузданная, дикая природа мне милее душных и пыльных городов.
Кэц откинулся на спинку стула, изучающе глядя на Люсию и поджав губы. После чего, резко подавшись вперед, с ехидной ухмылкой уставился в карие глаза девушки.
Ты видела мой истинный облик. Я не человек. Страх толкает людей на странные поступки. Единожды, заслонив собой солнце, я напугал их до безумия. Так я стал богом. Их пирамиды построены не так, как египетские, и назначение у них было другое. Пирамиды ацтеков и майя – храмы. Египетские – гробницы.
Тем временем принесли их заказ и Кэц умолк, приложившись к бутылке с пивом. Заметил ли Кетцалькоатль ее волнение? Заметил, да. Но виду не показал. Девчонке и так досталось, так пусть насладится заслуженным покоем. Если Змей проявлял к ней заботу, значит, душа у него таки была. Но чем обернется эта забота? И не собирался ли он использовать Люсию?
Откуда я? – переспросил Кэц, отрезая большой кусок мяса и отправив его в рот. – Из лесу, вестимо. Меня еще в коконе выкрали, и взрастил меня – ГОРН. Но и его я уже не помню.
Фыркнув, Кэц принялся за еду, ругаясь мысленно на любопытство Люсии.

+4

26

Девушка с трудом переваривала информацию.
Не человек. Но и, если так строго судить, она тоже. Нельзя считать человеком того, у кого не осталось памяти и моральных качеств с принципами. А может, она была убийцей, или, хуже того, палачом? Кто знает.
Я не считаю тебя кем-то ужасным. Пусть трепещут те, кому ведома лишь твоя маска ужаса. Я видела другого Змея, – пожав плечами, она принялась за еду.
Боялась ли она его? Безусловно, где-то на подсознательном уровне присутствовала толика иррационального животного ужаса, но не более того. Люсия не позволяла ему выбраться наверх.
Он родился в лесу. Бедный, не знал толком ни отца, ни матери.
Внезапно захотелось пожалеть этого мальчишку...
Кхм, ладно, могущественное тысячелетнее создание, из которого перло и лезло все это щеголеватое. Попытка скрыть недолюбленность? Бедный. – Хотелось прижать к груди, успокоить, сказать, что они, конечно, в заднице без знания причин, по которым их судьбы переплелись, но все же тут наверняка лучше, чем там, когда он был одиноким ребенком. – Всеми брошенный на произвол судьбы и сам выбравший свой путь. Неудивительно, что он никогда не любил людей. А за что? За то, что его боялись? Ненавидели за силу? Восхваляли, тая ненависть и зависть? За это вот?
Она бы тоже ненавидела во всю свою мощь, будучи на его месте. Нет, нельзя сказать, чтобы она понимала его, но мотивы становились яснее и четче. Это внушало надежду на хрупкое перемирие.
Джунгли. Там влажно, а по утрам тебя будит запах цветов и легкой прелости от земли. Нет, – вскинула руки, словно в защитном жесте, – я не знаю, почему я так сказала. Может, там я отдыхала с Рамоном. Не знаю.

+3

27

И в самом то деле, она могла оказаться кем угодно. Возможно, потеря памяти для Люсии была благословением свыше? Ведь никогда не знаешь, какие сюрпризы ожидают тебя за гранью разума. Сейчас все могло сложиться не во благо девушки. Куда-то мчащаяся вооруженная до зубов красотка? Это звучит подозрительно... Но с другой стороны, ему это было безразлично. Она нравилась пернатому. Он чувствовал некое родство с этой девушкой. Откуда оно? Кто она такая? Почему его к ней так неумолимо притянуло?
Нет. Он не думал, что она есть Альпа. Кэц пронес эти чувства через века, год за годом теряясь в поисках своего возлюбленного Текпатля. Змей почувствовал бы эту тонкую нить, что связала их тогда. Тут же было нечто иное, что требовало тщательного изучения.
Каждый из нас ужасен, – изрек блондин, пожав плечами. – Не так, так иначе. Кстати... а может, ты – киллер?
Внезапное предположение, но не безосновательное. Мало ли...
Сам же Кетцалькоатль не считал себя обездоленным. Он и не нуждался в родных. Уж слишком самодостаточным он был. Кэц имел все, и даже больше. Деньги. Власть... Он был пресыщен всем этим. Лишь одного ему не хватало – темноглазого и смуглого танцора, который смог пленить мятежную душу.
Но и Люсия вызывала в Кэце странные чувства. Почему ему так хотелось коснуться ее смоляных волос? Прижать к груди и нести какую-то чепуху, дабы она не строила из себя принцессу?
В джунглях тебе не нужно притворяться, – вздохнул юноша. Запив мясо пивом, он отставил бутылку и улыбнулся ей. – Там ты либо живешь, либо нет. Закон прост. Люсия...
Его голос стал мягче и опьянял не хуже выпитого девушкой вина.
Не подумай, я не какой-то там соблазнитель невинных дев. Мне просто нужно и самому разобраться, какого дьявола меня с тобой связывает? И причем тут какой-то Рамон? А узнать это мы сможем, лишь действуя сообща...

+4

28

Дон Рамон, – девушка поправила его чисто автоматически и замолкла в шоке от самой себя.
Голова снова заболела, да так, что казалось, будто все черти ада играли ею в футбол. Картинки, нечеткие расплывчатые образы. Мужская рука, мечущая в нее книгу. Дельфинчик.
Пальцами она тоже на чистом автоматизме ухватилась за кулон, словно он был спасательным кругом в водовороте воспоминаний.
Бабочки... Я помню много бабочек за окном. Это мотыльки. И запах лекарства. Дон Рамон... Сладкий запах. Опиаты.
Качнув головой, она усмехнулась Кэцу. Какая-то еще не до конца надломившаяся надежда в глазах девушка умоляла о помощи.
Либо ты прав и я приходила добить, либо... Я его охраняла. Женщина-охранник. Смешно. Могли бы нанять морских котиков, – оставив бокал, она внимательно выслушала излияния блондина и кивнула.
Ты не думай, пожалуйста. Думать будем вместе... я вот очень хочу понять, что за рыба у меня на шее? Как она связана с таинственным Рамоном? А гнала я по трассе. Либо выполнив задание, либо с ним случилась беда. Давай проверим полицейские сводки за неделю? Попроси газету у официантки. Там обычно печатают о происшествиях, тем более в таком тихом уголке, как этот.

+4

29

Для Кетцалькоатля слово «Дон» было пустым звуком. Единственным «доном» для него был он сам, и никак иначе. До мозга костей самовлюбленный, до нервной дрожи эгоистичный, до звона в яйцах импульсивный − Кэц не воспринимал главенства над собой ни с какой стороны. Так же, как не признавал запретов и чуждых ему законов. Статус рок-звезды подходил ему как нельзя лучше. Ведь именно рок-звездам прощаются многие прегрешения. Перед ним открывались многие двери, ему были доступны дальние горизонты, им, как и в далеком прошлом, грезили толпы поклонников. Но сердца своего Змей не открывал никому.
По крайней мере, до сегодняшнего дня.
Он увидел в глазах Люсии эту безмолвную мольбу о помощи, и его прохладная рука мягко легла на руку девушки. В этом прикосновении не было нежности. Просто так было заведено у людей, передающих через прикосновения многие чувства, в том числе и поддержку.
Бабочки? Мотыльки? Опиаты? − нахмурившись, блондин ткнул ножом в мясо. − В некоторых поверьях мотыльки являются символом смерти. Может, твой дон Рамон умер от рака в больнице, а ты, расстроенная его кончиной, просто превысила скорость? Но снова вопрос... А при чем тут Я?
Взгляд парнишки принял задумчивое выражение. Бедняжка совсем запуталась, но даже он не мог ей помочь, однако просьбу спутницы выполнил. Расторопная официантка, подозванная Коатлем, принесла затребованную газету и пару бутылок пива. Протянув газету Люсии, он доел свой ужин и развалился на стуле, наслаждаясь приятным ощущением расслабленности и покоя, попивая пиво и наблюдая за девушкой сквозь полуопущенные ресницы.

+4

30

[AVA]http://ajvideo.ru/wp-content/uploads/2011/10/Hayek03.jpg[/AVA]
[STA]В объятиях небесной рептилии[/STA]
[SGN]Оставь мне мое сумасшествие, мне так уютно с Ним[/SGN]

Люсия вздрогнула от прикосновения и мгновение помедлила, прежде чем пальцы невольно дернулись. Но мгновения хватило, чтобы расслабиться и почувствовать поддержку от ее спутника.
Невольный спутник в заключении собственной памяти. Кто ты и кто я?
Мыльный пузырь лопнул, когда на столик легли газеты. Мгновенное очарование момента испарилось, уступая место деловитости девушки, листавшей газету. Собственно, ее и листать не надо было. Заголовок и огромное фото на всю передовицу.
Смотри. «Терракт в Монте-Верди». − Люсия схватилась за листки и начала жадно читать вслух: − Полиция отказывается комментировать нападение террористов на магазин антиквариата. По словам шерифа, это было обычное разбойное нападение. Однако в населенном пункте много несогласных с этим мнением. Очевидцы говорят о взрывах. В происшествии пострадал владелец магазина и его внучка. Их состояние тяжелое, но стабильное, продолжается борьба за их жизни. Из помещения пропали два постояльца «Приюта странника» Рамон Трилья (владелец розовых плантаций. Подробнее стр. 3) и Рэймонд Скиннер (писатель-фантаст. Подробнее стр. 2).
Редакция приводит фото пропавших. Если Вы их видели, просим сообщить в полицию.

Газета легла на стол, Люсия невидяще смотрела на фото Рамона, где он улыбался насмешливо в камеру, что-то держа в руках. Пальцы прошлись по вощеной бумаге, словно погладив его лицо. Нет, она почти ничего больше не вспомнила, кроме тембра его голоса, разве что. Тяжело вздохнув, девушка отложила газету и подняла глаза на блондина:
Это дает ответ на вопросы о личности Рамона, скорее всего, я его охраняла. Но куда я ехала? За ним? И как с этим всем связан ты?

+4


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Добрый вечер, мой пленник и гость