Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн, паб «Крошка Молли»


Шотландия, г. Нэрн, паб «Крошка Молли»

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sg.uploads.ru/H50Lv.jpg

Чердак

http://s5.uploads.ru/sZIP5.jpg

Внутри

http://s0.uploads.ru/dlOQM.jpg

0

2

пансион "Зелёный дол" ==>

одет

http://s9.uploads.ru/t/wo5lS.jpg

С главной площади города как раз раздался бой башенных часов, возвещая, что уже стукнуло девять часов вечера, когда Ник встал на пороге паба и осмотрелся.
   О даа, культура пития настолько древняя на этих островах, что давно считается частью местных традиций как нечто само собой разумеющееся. И пабы здесь появились, наверное, чуть позже, чем церкви - а может и раньше, кто знает, это тоже не исключено. И настолько всё в этой стране пропитано любовью к горячительному на сон грядущий, что противиться заветам предков ну натуральный грех! А МакКеон при всей своей неугомонности святотатцем себя никогда не считал, так что появление его в этих стенах после рабочего дня – вопрос времени, причём, счёт вёлся буквально на минуты.
   В зале было полно знакомых лиц: с кем-то молодой человек пересекался в пансионе, с кем-то соседствовал на улице, с кем-то ходил в одни и те же магазины – и со всеми, разумеется, пил. В общем, огорчать хороших приятелей невниманием – дурной тон, потому-то он сначала прошёлся между столиков, чтобы пожать с десяток рук, похлопать выпивох то по плечу, то по спине, перекинуться несколькими словами и услышать пару-другую новых сплетен. Только после этого ритуального круга он отпросился у всей этой толпы отлучиться до стойки и повод для того имел самый неоспоримый, ведь надо же и ему взять себе что-то по настроению. С тем, пообещав всем выслушать всё, что они имели ему рассказать, а ещё побожившись вернуться за столик к Джиму, соседу по отелю, молодой горец наконец дошёл до бармена.
   – Здаров, Артур! Как у вас тут сегодня обстановочка? – осветил он широкой улыбкой невозмутимого коротышку в цветастой рубахе. Надо было полагать, что эта деталь гардероба создаёт клиентам настроение. Ну, кому как, а МакКеону и без дополнительных ухищрений всегда хорошо становилось в непосредственной близости от бутылок. Хотя, может, и в самом деле работает для кого-то, кто знает.
   Артур пробурчал, что «Крошка Молли» стабильнее швейцарского франка, потому всё тут как всегда. И поинтересовался, мол, касается ли «как всегда» и того, что сегодня пьёт дорогой работник местного пансиона. На что тот задумчиво и крайне потешно подвигал бровями, изображая активную умственную деятельность, отчего прыснула со смеху почтенная леди за столиком неподалёку, и возвестил, что он сегодня хочет разнообразия, потому предпочтёт стопку водки стакану виски. Бармен, ни капли не впечатлённый таким спектаклем, закатил глаза, давая понять, как относится к показушничеству, но без комментариев полез за нужной бутылкой. А медбрат развернулся лицом к посетителям и с удобством устроил локти на стойке, привалившись к ней спиной, ибо смотреть на кислую рожу Артура у него не было никакого желания. Гораздо интереснее понаблюдать за теми, кто уже успел расположиться, а вдвойне интереснее - за теми, кто только прибывает в это уютное заведение.

Отредактировано Ник МакКеон (02-06-2017 16:37:23)

+3

3

В Нэрне Тангель осваивался по принципу – иду, куда глаза глядят, сворачиваю, где левой пятке приспичило. Принцип был хорош тем, что позволял изучать городок безо всякой системы. Можно позволить себе потратить минут двадцать, разглядывая хитрую скамейку в саду и поджидая хозяина, потом поболтать с оным, выдвигая мысль, что такая скамейка без столика или без пары, конечно, красива, но если бы это был ансамбль...
Найти отличный рыболовный магазин, хозяин которого обещал позвонить и взять на рыбалку. Всевозможные лавки и пабы. Чем-то напоминало дом. Только никто не пытался придушить заботой и расспросами.
Паб. Паб – это отлично. Люди, мерный шум, потенциальные знакомства, возможные неприятности. Невозможно отказаться. Тем более, норвежец не терял надежды найти в меню какое-нибудь заковыристое местное блюдо или пойло, которое он еще не пробовал.
Изобразив на лице дружелюбие, мужчина вошел в бар. И тут же мысленно восхитился цветастой рубашкой хозяина, вступавшей в безумный диссонанс с его выражением лица. Такие простые детали и мелочи, которые можно подмечать, потому, что у тебя есть время. Не надо бежать на репетицию, на запись, вытаскивать из полиции друга, ходить с мрачными мыслями, что рано или поздно один из кретинов, в том числе и он сам, допрыгается и выезд на гастроли обломится. А сейчас можно просто побыть никем. Который никуда не спешит.
Тангель дошел до стойки, поздоровался с хозяином, подавился шуткой про потомка кельтов и королей и заинтересованно посмотрел на владельца бара, героического имени и рубахи:
А что у вас есть... необычное?
Водка? - едко предложил хозяин.
Миссис Скиннер умеет варить русские супы, в пабе наливают водку... А до России так далеко!
Норвежец покивал, пусть будет водка. Неразбавленная. Получив свой стопарь, Нордленангьён заинтересованно посмотрел на парня по соседству, который с интересом разглядывал людей.
То же самое пьете?

+3

4

Как-то парень засмотрелся на дочку местного врача, со своим женихом продефилировавшую от входа к дальнему столику, что аж ничего больше не замечал. Ну и как можно оторвать взгляда от длинных стройных ножек и аппетитной попки, обтянутой узкой красной юбкой? Энни всегда одевалась раскованно, как бы ни бурчал её отец о правилах приличия и достоинстве, а когда обручилась с нэрнским владельцем похоронного бюро, так вообще раскрепостилась, заявив родителям, что теперь её внешний вид – забота её жениха, а тот не запрещает ей раздеваться – то есть, одеваться, простите, – в откровенные вещи. Вот Ник и получал эстетический оргазм, уж будем говорить откровенно, каждый раз, как видел эту деваху. Потому неудивительно, что на стопку с беленькой и вдруг образовавшегося рядом незнакомца внимания попросту не хватило.
   Хрипловатый голос над плечом заставил МакКеона удивлённо моргнуть, теряя связь с удивительным видением на высоких шпильках, и вернуться мыслями к барной стойке. Только после этого он поднял взгляд на новое для этого заведения лицо и наконец осознал озвученный вопрос.
   – Пью? – переспросил, медленно загружая в сознании иную программу, не ту, что заставляла облизываться на чужую женщину. Скосил глаза на стопку в руках брюнета, затем на свою, сиротливо дожидающуюся толики внимания к себе, и всё же расплылся в улыбке. – А, ну да, конечно! Сегодня вполне подходящий вечер для водки. Ну, чин-чин! – он подхватил свою порцию, чокнулся стеклянными боками с рюмкой соседа и одним глотком справился с экзотическими для этих островов пятьюдесятью граммами. Когда горло отпустил спазм от высоких градусов, он продолжил, как ни в чём ни бывало: – Правда же, подходящий?
   Вот теперь-то медбрат обратил взор на нового своего собутыльника. Ну что сказать, определённо он этот экземпляр ранее не наблюдал не только в «Молли», но и вообще в городе. А если бы он ему хоть раз на глаза попался, то это сложно было бы не запомнить. Парень обвёл мужчину взглядом с головы до ног, причём не таясь, оценил общий неформальный вид и явно не англо-саксонскую внешность, и растянул губы в приветливой улыбке. Всё необычное и нестандартное он всегда любил и уважал, потому-то незнакомец с первой минуты уже заработал несколько очков уважения шотландца. Да и то, что он незнакомец, пора уже исправлять!
   – Ник, – представился МакКеон и протянул собеседнику ладонь для рукопожатия. – Чё, недавно у нас? Я тебя раньше не видел, хотя регулярно таскаюсь по всему городу, – запросто завёл он разговор. – Да и не заметить тебя невозможно, друг, – рассмеялся и похлопал мужчину по плечу.
   – Слушай, Артур, – развернулся медбрат к бармену и добился от него снулого взгляда дохлой рыбы, долженствующего изображать внимание. – А повтори нам ещё по одной, и закуси какой-нибудь дай. Хоть тостов сырных, – тут он оглянулся к брюнету: – Пойдёт? За знакомство надо же, а? – и собеседнику досталась ещё одна широкая улыбка.

+2

5

Отличный вечер, – покивал Тангель, чокаясь стопками с новым знакомым. Нормальным таким, веселым парнем. С такими жизнерадостными оптимистами, конечно, порой сложно, когда фонтан их жизнелюбия журчит слишком громко, но это можно пережить. Зато знакомиться и общаться куда легче и проще.
Тангель, – норвежец пожал протянутую руку. – Недавно приехал, – снова кивнул он. Почему бы и не поболтать, тем более, что он сам сюда примерно за этим и пришел? – открыл атлас, ткнул пальцем не глядя и приехал. Из Норвегии.
Фраза про «не заметить» его повеселила. Да, грозу верхних полок сложно не заметить в маленьком городке. А за знакомство выпить надо. С чувством, с толком, под хорошую беседу. Ник ему понравился. Веселый парень и явно хорошо знает и Нэрн и его обитателей. То, что надо. Человек, с которым будет не скучно.
Обязательно, – кивнул мужчина Нику.
И мяса, – обратился Тангель к хозяину. Не превращать же хорошую беседу в пьянку? Оно, конечно, можно, но не сразу. Вечер только начался, спешить некуда.

+1

6

Ну, ты его слышал, – широко улыбнулся парень чуду в цветастой рубахе и кивнул на нового знакомого головой, чтобы точно не осталось сомнений, какой «его» имелся в виду. – И дай еще бутылку виски, а то чего кишки полоскать чужим пойлом.
  Надавав указаний, он развернулся к новому знакомому, чтобы теперь уж все внимание сосредоточить на нем.
   – Ну ты даешь, – аж присвистнул МакКеон и дружески хлопнул мужчину по плечу. – Уважаю дух приключений! Блин, когда мне наскучат маленькие городки Шотландии, я теперь буду знать, что делать! – посмеялся он и пару минут пофантазировал вслух на тему того, куда могла бы его занести его неугомонная судьбинушка и собственная натура. В географии медбрат разбирался отлично, потому и Норвегию, и даже мелкие экзотические страны Азии представлял хорошо.
   Обсуждение с Тангелем преимуществ тех или иных климатических зон кончилось тем, что бармен водрузил на столешницу перед ними тарелки со стейками и сырными гренками, два стакана и бутылку, дождавшись благодарностей же, явно потерял к шумной парочке интерес. А Ник сгреб несколько тарелок и стакан, оставив остальное скандинаву, и направился к ближайшему свободному столу:
   – В ногах правды нем, идем садиться! – вещал он по пути, но долго на одной мысли не задерживался: – Жилье нашел уже? А то я тебе отличные места посоветую, – начал он и увлекся описанием всех известных ему отелей и пансионов, включая их достоинства и недостатки, вроде запретов таскать к себе компании посреди ночи или особенно аппетитные формы хозяйки жилья. В это время все необходимое уже было расставлено на столе, и парень плюхнулся на один из стульев.
   – А чем планируешь заниматься? Или просто пожить, понаслаждаться? – да, молчание и один конкретный горец были знакомы, но явно не желали друг друга знать после высоких градусов. – А может, здоровье подправить надо? Так я тебе нарекламирую реабилитационный пансион, в котором тружусь, – тут он подмигнул со смехом.

Отредактировано Ник МакКеон (20-06-2017 10:26:37)

+2

7

Тангель с удовольствием поддержал разговор о разных странах, признав, что использовал карту Европы. Пока он не был готов оказаться в Монголии или Северной Корее, в последнюю-то еще попасть надо. А потом и выжить...
Отличный способ, – покивал норвежец, – еще можно открывать атлас страны, по которой хочешь поездить, на странице с алфавитным указателем, выбираешь название, которое понравилось и едешь туда. Порой странно выходит, Чертоустье – красивая деревенька в скалах, а Фейский Дол – просто пафосный ленивый город с производством.
И с не меньшим удовольствием пошел за Ником, решив пока положиться на него. Местный, значит, в курсе всех необычных традиций и негласных правил, которые не хотелось бы нарушить. Хотя, может Нэрн в этом плане обычный хороший городок.
Я у профессора МакГонагалл живу, – рассмеялся он, выслушав парня, – в смысле – миссис Скиннер, бывшая учительница. Строгая дама в лучшем понимании этих слов, правда, похожа чем-то на МакГонагалл. 
Про маленького Ктулхенка он решил пока не рассказывать, во избежание. Зверушка-то была очень даже материальной, но это рассказ не для первой стопки и даже не пятой.
Пожить в свое удовольствие и поработать руками, – признался Нордленангьён, – отец в свое время научил плотничьему делу и работе с кожей, этим и буду заниматься. Ну и разбираться с творческим кризисом. Нагнало под старость – кто я, зачем я. Поэтому я собрал рюкзак, открыл карту, а дальше ты знаешь.
Ник? В пансионе? Ну, или он своей болтовней просто добивает больных, или на работе сдержан, вежлив и тих. А после работы дает волю своей натуре.
Здесь пансион есть? – странно, ни разу о нем он не слышал, хотя коллеги по музыкальному цеху лечили все и везде, а Нэрн он бы вспомнил, память он себе не отшибал, – знаешь, Ник, я опасаюсь высокой концентрации врачей, от которых нельзя удрать через забор. Поэтому здоровье пока предлагаю поправлять старым добрым методом.
Мужчина многозначительно поболтал стаканом с виски.

+2

8

Разговор с Тангелем клеился легко и ровно, будто бы два этих обормо... простите, искателя приключений знакомы много лет и завалились в бар на традиционные субботние посиделки, а не познакомились только что. Чувство ничем не передаваемое, возникающее до обидного редко, из чего следует, что такого человека надо пообщать со смаком и толком, чтобы насладиться в полной мере! Похоже, занятие на ближайшую ночь, невзирая на предстоящее суточное дежурство, Ник только что нашёл. Ну и ладно, в первый раз, что ли, гулять вместо того, чтобы отоспаться перед работой?
   Рассказ об общей знакомой заставил молодого человека искренне рассмеяться. Да, ему приходилось видеть многоуважаемую матушку главного учредителя пансиона «Зелёный дол», и, сказать честно, какая-то такая смутная ассоциация в воображении МакКеона родилась, только облечь её во внятный образ он тогда не смог. А норвежец смог, да как метко! Прям лучше и не сказать. Этой мыслью парень и поделился с соседом по столику, то посмеиваясь, то восхищаясь его наблюдательностью.
   После слова про простую, но суровую мужскую работу руками медбрат чуть было не пропустил мимо ушей: через проход от них у двух собутыльников вдруг вспыхнул старый-добрый спор футбольных болельщиков, по причине выпитого – на повышенных тонах. Вообще железнодорожника Хью и владельца местного продуктового, Робина, редко можно было увидеть в компании друг друга как раз по причине разных точек зрения на множество вещей. Но, чувствуется, сегодня им просто не с кем было выпить по отдельности друг от друга, вот и пришлось скооперироваться. Придя к такому выводу, Ник снова повернулся к собеседнику, по профессиональной привычке успев услышать и соседей, и Тангеля, и новый тост мимо его ушей не прошёл.
   Парень с довольной миной отсалютировал стаканом мудрому новому знакомому, опрокинул содержимое в себя и взялся за бутылку, чтобы снова наполнить тару на этом столе. Страсти за соседним накалялись, но от правого дела не отвлекали.
   – Есть пансион, – вещал горец с улыбкой, пока откручивал крышку у виски, – и скажу я честно, дай бог тебе и всем твоим знакомым туда не попадать! – раз уж норвежец не в курсе про сие заведение, значит, у него всё в порядке, сделал вывод Ник, и порадовался заодно сему факту. – Потому что он для людей с ограниченными возможностями. Так себе повод для отдыха, ага? – добродушно усмехнулся МакКеон и наконец прицелился горлышком бутылки к стакану нового приятеля. Он, кстати, собирался ещё что-то сказать, однако грохот и смазанное движение перед носом ему помешали. Как и налить. Потому что вместо посуды и стола перед ним вдруг оказался яростно размахивающий конечностями и матерящийся Робин.
   Ник чудом увернулся от стремительно двигающейся руки, которая норовила выбить у него из пальцев бутылку, и вскочил со стула. Как раз вовремя, потому что следом за Робином на ни в чём не провинившийся стол вихрем налетел Хью, схватил своего собутыльника за грудки и принялся яростно трясти, ревя при этом, как разбуженный медведь-шатун. Вся посуда со звоном разлетелась по полу, а закуска оказалась погребена под осколками. Стол под двумя взрослыми мужиками отчаянно заскрипел и зашатался. В баре мгновенно стало тихо: внимание всех присутствующих, как мушки винтовок, скрестилось на четверых действующих лицах. Медбрат, случайно вошедший в их число, потратил не более пары секунд, чтобы сообразить, в чём дело, после чего замахнулся хорошенько ногой и мощным пинком отправил непрошенных седоков со своего несчастного стола на пол. Бутылка при этом крепко сжималась в руке, чтоб ни в коем случае не расплескать содержимое!
   – А ну пшли вон! – гаркнул парень. Возмущению его не было предела: сидели, культурно общались, никого не трогали, да вообще прекрасно проводили время – и здрасьте. Теперь и налить некуда, и закусить нечем. Ладно бы парень сегодня ещё искал себе подобных приключений, так ведь нет, наоборот, был настроен крайне миролюбиво! И всё равно не вышло. От досады он ещё и наподдал клубку из тел, матерящемуся и махающемуся возле его ног.
   И, кажется, ни одному из драчунов это не понравилось.

Отредактировано Ник МакКеон (10-07-2017 17:27:28)

+2

9

Интересно, кем Ник работает? Административный или лечебный персонал? Даже если административный, все равно работа в таком месте – это правильно и, наверно, к экзистенциальным кризисам вроде «зачем я живу?», «что я делаю?» и «кому оно надо?» не приводит. И вообще, хорошая работа, которая дает необходимую степень ощущения себя нужным.
Тангель собрался было признаться, что некоторых своих знакомых он бы в пансионат сдал, как лиц с категорически ограниченным кругозором, как на столе появилось мясо. Мясо было сырое, даже живое, что в глобальном смысле сильной проблемой не являлось, но мясо, увы, было человечьим. Сознательно прямым каннибалом норвежец себя не считал, предпочитая не думать, ела ли рыба-камбала, которую он любил, утопленников, до которых была охотница, или нет? А потому расстроился. Сидишь, значит, выпиваешь, общаешься за жизнь, а тут... Самое главное, причина конфликта была ему несколько не ясна, и сообразить, был ли этот жест – кидание человека на чужой стол – случайным или намеренным, прицельным и должным вызвать какие-то чувства у них? Поэтому норвежец вскочил и с некоторой растерянностью посмотрел на Ника, решив поддерживать его и делать то же, что и новый товарищ. Начинать знакомство с городом с драки казалось, конечно, нежелательным, но так напоминало новые подростковые компании, где без драк и доказательств мужества не обходилось! А кроме того, против нормальной драки Тангель никогда не был, тем более сейчас, когда карьера музыканта то ли отложена, то ли закончена.
Ситуация очень быстро прояснилась: тут была индивидуальная драка, которая грозила стать общественной. Пендели Ника он целиком и полностью одобрял и поддерживал. А потому встал рядом, подготовившись к драке. И стал объектом внимания второго оппонента.
Ты че встал, дубина? – рявкнул Хью, поднимаясь и делая рывок к норвежцу. Тот отвечать не стал, а резко ударил кулаком в солнечное сплетение. Хью охнул, сгибаясь, и вцепился руками в руки Тангеля.

+2

10

Нет-нет-нет-нет! Такого уговора не было! Какое махалово, какая драка? МакКеону же утром на дежурство!
   Примерно такие мысли забегали в голове парня, когда клубок тел, которому он от души наподдал, не поскупившись, аж два раза, распался на составляющие, причём, однозначно разъярённые части. Вечно молчаливый и потому особо грозный на вид Робин неотвратимо, как по рельсам, двинулся на Ника, а его соперник, увидел медбрат краем глаза, ломанулся к скандинавскому гостю Нэрна, вызвав желание метнуться следом и выкрикнуть что-то вроде «не смей, как же наше гостеприимство?!». И если бы драчун был один, возможно, неугомонный служитель красного креста так и сделал, но кулак, со свистом направившийся к его собственной голове, здорово отвлёк от альтруистских порывов и заставил резко отклониться назад во избежание состыковки. Следом за первой попыткой последовала вторая, и молодой человек вынужденно поднырнул Робину под руку, уходя за спину. Второй очаг движения в этом зале издавал возмущённые вскрики и отборную ругань Хью, остальные же посетители пребывали в неподвижности, либо боясь попасть под горячую руку, либо уже делая ставки. Только Артур из-за своей стойки возмущённо квакал что-то о порче имущества и подпрыгивал в направлении почившего стола, но катастрофически не успевал на основную сцену. А сам МакКеон был скован в свободе манёвров бутылкой виски, которую так и сжимал за горлышко. Ну правильно, это ж виски! Неужели бросить его? Вымыть пол благородным напитком? И на чужой стол поставить, дабы освободить руки для активного ими размахивания, не вариант: сопрут же! И скажут, что ничего не было. В пылу драки, мол, мало ли что могло случиться…
   Единственный приемлемый выход из ситуации, получается, до безобразного прост: сбежать. С бутылкой и Тангелем, раз ужин и закуска самоотверженно пали смертью храбрых. Первый сообщник есть, а второго надо вызволять. Ну вот и определились!
   Ещё находясь у Робина за спиной, хакер пнул его сзади в колено, но не стал дожидаться новой порции ругани и смачного грохота немаленького тела на пол, а рванул к новому знакомому. Разогнался и всем телом врезался в здоровяка-железнодорожника сбоку, чтобы своим ускорением смести его в сторону. Горлышко бутылки при этих кульбитах заботливо затыкалось пальцем, дабы не расплескать ни в коем случае содержимое!
   Так получилось, что переданная инерция послала Хью точно на владельца паба, таки умудрившегося выкарабкаться в зал к дерущимся в священном желании их разнять. Артур даже рта раскрыть не успел, как матюгающийся снаряд отбросил его обратно, обрушил на пол да ещё и придавил собою же. Где-то за дальними столиками раздались радостные вопли болельщиков: шоу явно удовлетворило всем их запросам, рождённым скукой. Ник не стал даже оглядываться – подскочил к несчастному своему собутыльнику, подхватил под локоть и гаркнул:
   – Валим отсюда!
   А чтобы не оставить сомнений, бросился на выход сам, подавая пример.
   Порог столь доброго заведения непоседливый сын Нагорья преодолел уже с хохотом, и тот лишь нарастал пропорционально расстоянию до стремительно удаляющейся «Крошки Молли». Улочки городка уже погрузились в сумрак, кое-где его слегка разгоняли фонари, но без особого энтузиазма. Проще говоря, затеряться двум субъектам между маленьких домиков и пышных садиков было проще простого, даже если за ними и отправилась погоня. Да или нет, медбрат ответить не мог, потому что от неожиданности произошедшего, азарта драки и побега, адреналин подскочил, заставив бешено стучать кровь в висках, а настроение – скакнуть вверх в необозримые дали. Парень давился смехом, чтобы не сильно шуметь, и за всей этой какофонией вполне мог бы не услышать пушечный залп, не говоря о топоте чужих ног. Полагаться на слух было нельзя, потому он всё подгонял и подгонял нового знакомого, и не успокаивался до тех пор, пока не завалился в небольшой подлесок, подступающий к реке. Тот вывел на маленький обрыв с видом на реку, скрытый от домов густой зеленью.
   – Ааа, не могу больше! – возвестил Ник и плюхнулся прямо на землю. Виски всё так же бережно покоился в его руке. Дыхание давно и безбожно сбилось, лёгкие жгло от нехватки воздуха, ноги гудели после неожиданного и совсем не техничного забега, но радости было хоть отбавляй. – Ё-маё, мы сделали это! – абсолютно счастливым голосом через судорожные попытки вдохнуть возвестил он. – Сбежали из паба, не заплатив и спасшись от побоев! – новый приступ смеха заставил закашляться. – Друг, похоже, приключения находят нас с тобой сами!

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн, паб «Крошка Молли»