Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Что за люди – марионетки...


Что за люди – марионетки...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия: 9 августа 2011 г, после 19 часов.
Место действия: область Хайленд, г. Нэрн, Шотландия.
Участники: Ноэль Кодэр и Кэйли Уорд.
Баньши поёт в фолк-группе грустные песни.
Говорят, что нет ничего чудесней,
говорят, это лучше
любых концертов и оперетт.
Просто вот услышать — и умереть.

Убранство паба

http://s0.uploads.ru/dlOQM.jpg

Само здание

http://sg.uploads.ru/H50Lv.jpg

0

2

«– Скоро я смогу преподавать географию», – усмехнулся дуэнде, неторопливо шагая по улицам Нэрна. Свой шаттл он, как обычно, оставил на темной стороне Луны.
«– Какой забавный городишка. Прилепился к берегу залива, да так там и уснул».
Он уже успел обойти несколько местных баров, но никого подходящего не заметил.
«– Похоже, я выбрал не то место».
Внезапно.
Раньше, чем увидеть вывеску, раньше, чем услышать музыку, он почувствовал ее.
«– Что? Не может этого быть. Дуэнде? Самка?»
Сегодня Ноэль был без маскировки, но четко фиксировали его только редкие здесь камеры наблюдения, да и то недолго. Немногочисленные прохожие видели высокого человека неопределенной внешности, при попытке вглядеться в которого начинала сильно болеть голова.
Он остановился перед входом в бар. Скоро начнет темнеть, на улицах уже зажигались фонари и редкая иллюминация. На дуэнде был длинный кожаный плащ, естественно, черный, как и костюм, который был под ним. Он перестал скрываться от людских глаз и вошел в бар. На небольшой сцене пела хрупкая девушка с длинными каштановыми волосами, та самая, которую он почувствовал с улицы.
«– Не из моего клана. Какой интересный цвет глаз. Сетх далеко, а она не полукровка. Тогда как?»
Дуэнде раздражал слишком яркий свет. Выудив информацию из памяти бармена, он выключил верхний свет, оставив освещенными только сцену и барную стойку. Бармен дернулся, но даже не подумал потянуться к выключателю.
«– Какая же она слабенькая. Люди своим воспитанием могут испортить даже такое генетически совершенное существо. Но поет хорошо».
Возможно, впервые в жизни он почувствовал некое подобие благодарности к своему наставнику-садисту, за то, что он сделал его таким, каков он есть.
Телепат улыбнулся в поднятый воротник кожаного плаща, снял и повесил его на вешалку, затем присел за пустующий столик поближе к сцене. Тут же подбежал официант. Ноэль взял протянутое меню, сразу же согласился на дежурное блюдо, не вдаваясь в подробности его состава.
Все его внимание было приковано к девушке. Он прощупывал ее сознание очень осторожно. Но телепата такой силы сложно не заметить, если обладаешь зачаточным даром.
«– Привет, Кошечка», – мягко произнес Ноэль в голове девушки.
«– Сделай-ка перерывчик. Иди ко мне, Кэйли».
Последняя фраза была приказом, не подчиниться которому было невозможно.

+3

3

Вечер дымной поволокой накрыл комнату. Свет обжигающе ярок, и не понять, слезятся глаза от накуренного или же это песня так въедается в душу. Рассказ, тайна, печаль веков сокрылись в тени. В этом баре поет Кэйли, навевая другим легкую меланхолию, расслабленность и нежность. Люди сами не понимают, что же движет ими, почему говор прекратился, и почему на сердце стало так светло и грустно. Голос мягкими шажками подходит сзади, окутывает мелодией и вползает словами в душу. Эта история о печальной судьбе, которая все равно оставляет надежду, дает успокоение. Волосы Кэйли распущены, руки сжимают микрофон на высокой стойке. Вечернее платье с типично кельтскими узорами струится волной по ногам.
Не потерять бы нам друг друга, дороги след уж вдаль ведет…
Как же хорошо отдаваться любимому делу, делясь своими сказками с каждым, кто пришел послушать баллады о дальних странах, древних правителях и волшебных феях. И вот, кажется, вы слышите вечный спор Оберона с Титанией, в легких нотках песни явно различаете смех Пака, который устроил очередную каверзу. Вдруг голос набирает силу, мелодия становится быстрой, задорной, и перед вами предстают зеленые поля Ирландии. Юные девушки пастушки стерегут овец, пастушок играет на дудочке… Сны ли это, грезы? Кто разберет? Кэйли поет для всех и каждого, делясь частичкой своей души. Голова наклоняется, а губы выдают очередную сказку. Кажется, что мелодия наполняет вас, а меж тем ни один из музыкальных инструментов не звучит. Это всего лишь голос. Сначала девушка даже не заметила нового посетителя, полностью отдавшись волшебной атмосфере в своей душе. Даже когда почти померк весь свет, ей казалось, что так и надо, так неимоверно правильно. Но вскоре что-то пошло не так. Это могли почувствовать и посетители, ибо сама песня сменилась тревожной. Глаза Уорд лихорадочно пытались отыскать того, кто посмел ворочаться в ее душе. Откуда такие ощущения, она сказать не могла, но явно чувствовала неладное. По толпе пробежался шепоток, а сама песня начала сходить на нет.
«Что происходит?» – растерянно заозиралась бард. Она прекрасно услышала странный голос в голове. И он ей не принадлежал. Но как такое возможно? Неужели она начала действительно сходить с ума?.. Но не успела она додумать, как приказ настиг разум. – «Нет, – ошарашено попыталась отпрянуть она, но само собой не смогла. Ноги сами уже подчинились, делая шаги со сцены. Робкие, растерянные, – кто вы?»
Душа птичкой металась внутри тела, которое не слушалось. Кэйли уже увидела того, кто ее звал, того, к кому она приближалась, в то время как легкая паника начала подниматься в сознании. В баре же все стало приходить в норму. Пивные кружки прекрасно заменили выступление ирландки. Но что ей теперь делать? Как такое возможно, что ее так потянуло подойти к незнакомому посетителю? Она точно не встречалась с ним раньше. Именно на подобном размышлении Кэйли оказалась стоящей рядом с мужчиной, не уверенная, а точно ли его голос слышала.

Отредактировано Кэйли Уорд (13-02-2017 17:33:03)

+3

4

– Присаживайся. Меня зовут Но̀эль, – его телепатический голос ничем не отличался от реального – вкрадчивый, глубокий, но очень четкий.
Черный Волк откинулся на спинку дивана и принял благодушно-ироничный вид. Но даже в полумраке было видно как тяжел его пронзительный взгляд. Никто больше не смотрел в их сторону, словно бы их не существовало.
– Проходил мимо, услышал, как ты поешь, заслушался…
– Шучу. Я не буду пока говорить в твоей голове, потому что тебе это непривычно. Не бойся, тебе не надо меня бояться. Я знаю, кто ты. Кто ты на самом деле. Я могу ответить на некоторые твои вопросы, которые тебе страшно было задать, да и некому. Но не на все вопросы смогу ответить.

Жест доброй воли? Скорее, блажь. Может быть, даже любопытство.
«– Насколько мне может быть полезен ее генетический материал? Не могу же я отбыть из Нэрна с пустыми руками».
Он улыбнулся уголками губ:
- Любишь сказки? Внутри твоего сознания я мог бы лично познакомить тебя со всеми твоими воображаемыми друзьями. Я мог бы и сам рассказать тебе пару сказок про стародавние времена.
«– Я вижу в ней свет, но это не свет ДАЛов».
«– Служение добру и избавлению от страданий живых существ. Очень в духе людей. Но для них, в отличие от Светозарных, это пустые слова».
«– Возможно, направленная мутация. Но это точно оборотень. В этом я не могу ошибиться».

Люди вокруг галдели, звенели кружками, громко смеялись, но телепат отгородил столик стеной непроницаемой тишины. Комфорт может быть очень комфортным, если умеешь его обеспечить.
Подошел бармен, с отстраненным видом поставил на стол две «Голубые лагуны» и удалился.

+2

5

Кэйли стояла, смотрела на этого незнакомца и никак не могла понять, что же здесь не так? Голос. Это точно был тот же голос, что и в голове! Девушка прямо впилась изумленными глазами в лицо постояльца. Уверен в себе, точно знает, чего хочет. И точно знает больше, чем сама ирландка. Кэйли опустилась на стул, прямо напротив молодого человека.
Очень приятно, – тихо сказала девушка. Не от того, что боялась, будто их услышат. Просто слишком взволнованна была. Сейчас перед ней творилась самая настоящая магия, причем чертовски похожая на ее собственную, но гораздо, гораздо сильнее. На словах о ее песнях, ирландка недоверчиво улыбнулась. Конечно, услышал он ее прямо на улице… Хорошо, хоть сразу признался. А еще признался, что умеет читать мысли. Кисти Кэйли впились в стол, а сама она поднялась вперед:
Но как? Пожалуйста, скажите, кто вы! – сердце бешено колотилось. Но стоило ему заговорить о ней самой, как она недоверчиво глянула. – Кто я? Как это?
Она не понимала, считая себя человеком, хотя закрадывались милые мечты, что все может оказаться куда интереснее. Вдруг в ней проснулись ее корни, корни свободного народца? Но этот мужчина совсем не походил на ирландца. Тогда откуда он может знать? А еще в ней проснулось немного иронии:
А почему вы решили, что у меня есть вопросы? – губы растянулись в шальной улыбке.
В конце концов, кто такой этот сэр, что так уверенно ведет себя. А ведь он даже не поинтересовался, как зовут ее. Хотя голос в голове уже назвал ее по имени. Тогда… что ему нужно? Девушка верила в добро, но это не значит, что она была наивна, словно маленькая девочка, помани конфеткой – и она пойдет на край света. Нет, этот мир гораздо сложнее. Да и сам парень не похож был на того, кто вот так благородно кинется открывать правду.
Знаете, – так же тихо сказала Кэйли, твердо посмотрев мужчине в глаза, – вы не похожи на того, кто делает что-то по доброте душевной, а ваши речи…
Она помотала головой, но продолжила:
…ваши речи подходят для тех заведений, где девушки танцуют в усладу мужчин. Мне кажется, – голос стал тверже, – вы немного ошиблись в своем выборе.
Она и сама могла рассказать истории, а речь мужчины, сколько бы ни был он привлекательным, походила на какую-то заискивающую и соблазняющую змею. Лучше таким под гипноз не попадаться. Бармена и тишину ирландка пока не заметила – слишком волновалась сначала, и слишком начала разочаровываться в надеждах.

Отредактировано Кэйли Уорд (13-02-2017 23:33:30)

+3

6

Вопросы? Конечно же, у тебя есть вопросы. Иллюзии, сны, а еще этот хвост, который появляется, когда ты теряешь контроль.
«– Что, если она межклассовая полукровка? Но, чтобы это понять, мне нужна ее кровь и мое оборудование».
Ноэль не стал уверять девушку, что не причинит ей никакого вреда, но разве ж это вред, по сравнению с тем, но что он способен.
Нет, не по доброте, мне действительно кое-что нужно, но об этом позже.
Ему стало смешно от одной мысли, чтобы заставить Кэйли танцевать.
«– Это, очевидно, развлечение для истинных ирландцев».
Он щелкнул пальцами и на столе появилось пять миниатюрных девушек, ростом сантиметров десяти, как две капли воды похожих на Кейли, только с прозрачными трепещущими, наподобие стрекозиных, крыльями. Они не только танцевали, но и пели. Дуэнде некоторое время покачивал в такт пальцем.
Танцевать вот так? Нет, это мне не нужно.
Он снова щелкнул пальцами и феи исчезли.
Для начала я расскажу тебе сказку. Давным давно, несколько тысяч лет назад, в одной далекой галактике во времена космических войн одна могущественная раса захватила планету Сетх. Планета не была необитаемой, но находилась на низком уровне технологического развития. Противопоставить захватчикам местным жителям было нечего. И тогда начались генетические эксперименты. Целью их было из никчемных гуманоидов, практически не отличавшихся от людей, сделать расу воинов – дуэнде, наделенных интеллектом, силой и злобой, да так, чтобы не посрамить своих создателей. И, надо сказать, в задаче своей рептоиды преуспели. Пятая колонна сыграла свою роль. Но все войны рано или поздно заканчиваются, и дуэнде, или как их стали называть позднее, орионцы-оборотни, стали больше не нужны. В силу своей малочисленности они снова были захвачены, но уже низшей расой, технологии их были ассимилированы, высшие дуэнде подверглись почти полному истреблению, а Сетх был включен в состав Орионской Федеративной Империи.
Ноэль пододвинул Кэйли коктейль и пригубил свой.
Я не знаю, кем были твои биологические родители, но родина твоя – планета Сетх. Как ты оказалась на Земле и почему, я также не знаю, не мой уровень доступа. Но если твои родители видели то, что вижу я, то могли сознательно отдать тебя, ибо на Сетхе тебя ожидала мучительная смерть. Так что тебе, можно сказать, повезло.
Ноэль умолк и ждал реакции.

+3

7

Кэйли сидела совершенно ошарашенная, когда Ноэль начал говорить о том, что она может. Хотя, стоило признать, если парень покопался в ее голове, то не удивительно, что он мог знать подобное. Хотя вот про хвост для нее и самой стало открытием:
Что растет?! – от шока девушка начала осматривать себя, но пока каких-то там хвостов не обнаружила и… густо покраснела. Стоило признать, что она как-то не обращала внимания на подобное изменение, просто… вот не смотрела она на себя в моменты своей магии. А проверит она потом, позже, когда останется наедине с собой. Уж слишком ей показался интимным подобный процесс.
«Ужас какой, – лихорадочно думала ирландка, – неужели вправду растет! Как же я, должно быть, выглядела…»
Захотелось спрятаться под стол и прикрыться волосами ото всех. Но тут ее внимание привлекло довольно невероятное действо, которое только добавила краски на лицо:
«Ой, но как…» – видеть много крошечных силуэтов себя было странно. Вот только, помимо смущения, в глазах все больше разгорался восторг. Она склонилась низко-низко, чтобы рассмотреть каждую детальку магии.
Невероятно! – с восхищением сказала Кэйли, не отрывая взгляда, пока иллюзия не пропала. Певица даже немного обиженно вскинула голову, глядя на мужчину, который начал говорить, – эй!...
Но вскоре ей стало не до волшебства. Конечно, сказку он рассказывал тут. Таким способом обычно сообщалась правда, поверить в которую было почти невозможно. Но то, как он говорил… сначала Уорд подмывало начать тихонько петь имперский марш, но потом ей и вправду показалось, что она видит ту ужасную войну, эксперименты и усовершенствования. Она вцепилась руками в бокал с коктейлем, который мужчина ей придвинул. А вскоре почти добил. Новость была слишком невероятной и… совсем не такой, о которой она мечтала. Девушка опустила голову, пытаясь осмыслить все, что сказал этот Ноэль, которому что-то от нее нужно.
Значит… – после некоторой паузы ответила она, не поднимая взгляда от бокала с коктейлем, – если я с планеты Сетх, то должна быть наделена недюжинным интеллектом, злобой и силой?
Горький смешок. Да уж, прямо кладезь познаний в себе открыла… странно это все. Она не чувствовала особой любви к расе, которой, как сказал парень, принадлежала. А ведь по идее должна? Или нет? Да и злости не ощущала. И даже не могла найти ее внутри, хотя сейчас и попыталась. Она даже не могла разозлиться на этого странного господина, который вот так с бухты-барахты вывалил столько информации, причем прекрасно до этого сказал, что она ему понадобилась. Но для чего? Правда, Кэйли в итоге задала совсем другой вопрос:
И что теперь? – на этот раз она вернулась взглядом к лицу Ноэля. Как его называть? Странным зеленым человечком? Нужно было бы привести мысли в порядок – уж слишком ошарашил инопланетянин ее своими словами.

Отредактировано Кэйли Уорд (14-02-2017 18:30:04)

+3

8

Ну, не то чтобы растет… скорее, это спонтанная иллюзия, – телепат улыбнулся, уловив смущение девушки. Его фокус с аутентичными феями тоже имел успех. Дуэнде всегда пользовался своим даром, словно дышал.
…если я с планеты Сетх, то должна быть наделена недюжинным интеллектом, злобой и силой?
Но это не так. В нашей расе самки сильнее, поэтому на Сетх матриархат. Если в тебе до сих пор ничего подобного не проявилось, то уже не проявится. Дуэнде наделены силой с рождения, а потом они только учатся ее применять и контролировать. Но чтобы понять, что с тобой не так, мне нужно оборудование. Оно недалеко.
«– Выживает сильнейший, умнейший, хитрейший, слабый, а хуже того, светлый – обречен».
Он снова откинулся на спинку, с голубым коктейлем в руках, вполне довольный произведенным эффектом, Ноэль прикрыл глаза, словно что-то ища в своих воспоминаниях.
То, что хочешь забыть больше всего, нужно помнить крепче всего, помнить откуда ты родом: из тьмы, боли и крови, из унижения, лжи и предательства. И никогда не забывать об этом.
В его памяти всплыл огромный зал со свечами, зеркалами, уходящими в темноту сводами, пыточными приспособлениями, криками, стонами, весь залитый кровью, пропахший ей до последнего камня – зал инициации. И он показал его Кэйли.
Вот откуда я родом. Кто я?
Ноэль поставил бокал на столик, положил ладони на стол и взглянул на девушку в упор. Глаза его стали волчьими, а за его спиной, вполне различимый от полумрака, возник огромный антропоморфный черный зверь, напоминающий волка.
Зеленым человечком меня, пожалуй, называть не стоит, – он усмехнулся. – Что теперь? Да, в общем-то, ничего. Либо ты дашь мне то, что мне нужно, добровольно, либо я возьму это силой. Ну, можешь спеть мне пару песен, ты, и правда, неплохо поешь.
Продержавшись ровно столько, чтобы ее можно было рассмотреть, иллюзия исчезла, а Ноэль отпил еще голубой жидкости.
«– На СПИЗ коктейли делают лучше».
Мне дорога на Сетх закрыта, я уже успел натворить дел. Но моя раса вымирает, и я, как ученый-биотехнолог, должен что-то сделать с этим, любыми возможными способами.
«– Хочешь ты помочь мне, или нет, не важно».

Отредактировано Ноэль Кодэр (14-02-2017 22:55:06)

+2

9

Кэйли вглядывалась в лицо пришельца, задумываясь о том, как дальше относится ко всей информации. И могла бы еще долго копаться в себе, размышлять, но жестокая картинка, будто сама собой накрыла девушку с головой. Ирландка широко распахнула глаза, в то время как сама смотрела на своды, свечи и кровь. Неужели… она должна была жить в таком мире? Неужели сам Ноэль вырос в нем? От этого неверия, что подобная жестокость реально существует постоянно, от криков агонии, Уорд стало плохо. Она поджала ноги и, казалось, стала еще меньше, чем была. И хоть показ картинки прекратился, а перед взором еще стояло ужасное, злое видение.
«Вот откуда ты родом?» – повторила мысленно слова Кэйли. В этот момент ей стало неимоверно больно от того, что она не могла ничего сделать, проснулось желание показать - мир бывает совсем другим, что все это настолько неправильно. Нет, это была не жалость, скорее сожаление, что этот странный инопланетянин был вынужден видеть это и терпеть. То, что с ним происходило что-то страшное, девушка не сомневалась – уж слишком яркая картинка была. Она сидела и смотрела на Ноэля, а по щекам уже побежали тонкие дорожки слез. Сердце сдавило и стало тяжело дышать. Уорд бы многое отдала, чтобы изменить такое прошлое. Но это было невозможно, да и не нужно этому мужчине. Взгляд впивается в силуэт волка и вертикальные зрачки парня.
«Нет, не стоит раскрывать так сильно эмоции», – вовремя спохватилась девушка, осознавая, что ее читают, как открытую книгу. Но так легко сказать, и так трудно сделать. Девушка-то и в обычной жизни всегда была распахнута миру, который неимоверно любила. Она вспомнила слова Мив, когда та в шутку произнесла, мол, Кэйли подбросили им фэйри. Как же она оказалась права… вот только это были отнюдь не волшебные создания. Иначе как еще объяснить, что Ноэль сейчас так говорил ей и показывал. Чтобы хоть как-то совладать с эмоциями, Кэйли поднесла коктейль к губам. От него пахло спиртом. Не тем добрым хмелем, который ощущаешь в эле, а именно спиртом. Ирландка чуть пригубила, поставив обратно, и постаралась улыбнуться, хотя все равно это, должно быть, выглядело жалко:
Значит, мне не скрыть своих мыслей от тебя совсем? – почему-то подобное ее не напугало, лишь вызвало легкий дискомфорт, – и почему ты решил сразу, что я не соглашусь?
Она спросила это вкрадчиво, без какого-либо ехидства. Вот так просто поинтересовалась.
Что ты утаиваешь, а? И что ты хочешь сделать, чтобы… – все-таки не получилось сказать ровно, голос предательски дрогнул, – предотвратить вымирание?
Кэйли предпочитала говорить открыто. Все равно Ноэль прекрасно видит ее насквозь, и, как сам сказал, может заставить ее что-то сделать.

Отредактировано Кэйли Уорд (15-02-2017 02:30:48)

+3

10

«– Пришелец – ха. Забавно слышать от «пришельца»!»
За что Ноэль не любил ДАЛов и некоторых самок, так это за эмпатию. Сам он ей не обладал, что вообще было почти не свойственно виду, ибо усложняло выживание.
Мыслей не скрыть, но эмоций напрямую я не чувствую. И все не так плохо, как может показаться землянину.
Дуэнде нисколько не удивляли мировоззрения Кэйли, ведь в его сознании почти постоянно присутствовали двое ДАЛов-телепатов, так что на Свет он «насмотрелся» до отрыжки. Хуже того, они оказывали на него влияние, к счастью, обратимое. Так же, как ему никогда не удастся утащить их во тьму, им никогда не вытащить его на свет.
Вокруг продолжали галдеть, не обращая ни малейшего внимания на странную парочку.
Я просто предупредил, что все равно выйдет по-моему. Для начала мне понадобится твоя кровь. Чтобы предотвратить вымирание, я хочу создать себе подобных из годного материала. Я не лгу без необходимости.
Он достал из внутреннего кармана устройство, внешне напоминающее смартфон, несколько раз коснулся экрана и прямо из неоткуда на столе появился металлический предмет.
Положи руку на стол, ладонью вверх.
В памяти ассоциативно возник образ ария. Он пару раз брал его кровь. Эта улыбка... Уже через пару дней арий не сомневался в дуэнде, ни на йоту, как говорят где-то на Земле.
«– Близкое соседство с ГОРНами некоторым меняет психику в лучшую сторону. Уже хорош просто тот, кто не собирается употребить тебя в пищу».
Не думай, девочка, что я знаю только тьму и боль. Я многое знаю.
Вторая, декоративная, трубочка из бокала поднялась в воздух, сплющилась и свернулась в петлю Мебиуса.
Все намного сложнее и проще.
Ноэль не часто задумывался о том, почему в мире способностей и высоких технологий продолжались войны. Он всегда воспринимал это как должное. В него не было вложено желание избавления от низменных страстей. Он и не считал их низменными. В мире, в котором он жил, человеческая заповедь – «не убий» практически не котировалась.
«– Почему Земля. Почему люди? Взять тех же орионцев…»
Анализ твоей крови я смогу провести, не вставая с этого дивана. Не нравится коктейль? Тебе могут принести другое.

+2

11

Что ж, ответ Ноэля про эмоции давал девушке преимущество, хотя, признаться самой себе, довольно слабое. Кэйли вздохнула:
Я не думала, что все просто плохо, – она чуть улыбнулась, впрочем, не забыв скрыть некоторые собственные особенности, – ты довольно уверен в себе, и, видя твои возможности, я понимаю, почему. И так же прекрасно понимаю, что отказывать у меня нет ни причин, ни сил.
Да, это существо было сильнее, она прочувствовала, когда Ноэль приказом заставил подчиниться. И вот, что интересно, вместо того, чтобы так же приказом получить все, что ему нужно, он, словно уговаривает ее, что-то объясняет, будто наслаждаясь этим. Ну да, наслаждается подаренной Кэйли свободой. Только он дурак, думая, что может свободу отнять. Свобода не в действиях, свобода в душе. И Кэйли свободна всегда, даже когда кладет руку на стол рядом с пугающим предметом, глядя этому существу в глаза.
«Тебе это нужно? – задает она риторический вопрос, – ну так бери». – Вот так вот, просто и без выкрутасов – нет в них смысла. Ладонь смотрит в потолок, а девушка не может отвести взгляд от того, что собрался делать мужчина. Ей страшно? Да. Она не знает, что с ней сделают? Да. Но в душе, Кэйли понимает, что убить навряд ли он захочет. Ведь иначе бы не признавался, что она его расы. Да еще и открыто говоря, что там матриархат. Хотя в то же время, в глубине души сидел червячок настоящей паники.
Я не говорила о том, что все только ужасно и плохо. В таком бы аду никто не выжил, оставаясь вменяемым, – чуть наклонила голову, глядя в глаза, – но глупость, считать, что боль и пытки делают чело... существо полноценным и непобедимым. Обычно они наоборот, лишь ломают что-то там, где могла появится настоящая сила. Так что да, все намного сложнее.
Она легонько вздохнула от волнения, и чтобы его скрыть, ответила на последний вопрос:
Не нравится, – при этом она не скривилась, носом не повела, немного опустила голову, смущенно улыбаясь. Хотя признаться, что предпочла бы вместо коктейля пинту доброго эля, не смогла. Как-то слишком нагло и смущающе для нее это было.

+3

12

Орионцы, военные, те, кому было известно, кто он на самом деле, меж собой часто говорили, что у дуэнде нет души, потому что их создали ГОРНы. На этом основании орионцы полагали, что они лучше.
«– Какая маленькая, но гордая птичка. Я слышу, как бьется твое сердце».
Ноэль некоторое время молча смотрел на Кэйли, потягивая свой коктейль, пока на стол не опустилась кружка с элем, заменив собой бокал Голубой лагуны.
Пространство вокруг начало затягивать черной пеленой, пока они не оказались в маленькой комнате с невидимым источником света. Теперь они сидели за металлическим столом, а поверх костюма Ноэля был наброшен белый халат.
Думаешь, это все неправда? Иллюзия? Да, но твое знание об этом ничего не меняет. В чем твоя свобода? Микроскопическое повреждение тканей мозга – и ты всю оставшуюся жизнь сможешь свободно пускать слюни вместе со своими любимыми пациентами пансиона.
И где же будет тогда твоя душа? Я убил многих, некоторых разорвал на части, но так ничего и не нашел, – он улыбнулся. – Я ощущал, как гаснет их разум. А потом…
Ноэль почувствовал, как расширяются его зрачки.
Вы так цепляетесь за эти глупости – душа, свобода, потому что вам страшно. Страшно думать о том, что всех вас ждет одна и та же тьма. Рано или поздно.
«– Одна и та же… тьма».
Между тем металлический предмет преобразился, став металлической многоножкой. Она пошевелилась и поползла к руке.

Выглядит так

http://sf.uploads.ru/t/kFTA1.jpg
http://s9.uploads.ru/t/QDNMX.jpg
Скутигера

В то же мгновение руку намертво притянули к столу два кожаных ремешка.
Ты сколько угодно можешь говорить себе, что это не правда, но мир дан тебе в ощущениях. А все твои ощущения говорят, что это правда. Ощущение времени тоже субъективно. Я могу остановить время.
Что делает страшное страшным? В случае дуэнде это внушение.
Что я хочу? Сейчас я хочу подарить тебе маленькую вечность. Маленькую вечность в которой оно приближается...
Он говорил и время останавливалось.
…потом бесконечно долго ползет по руке…
Насекомое доползло почти до сгиба локтя, потом выпустило телескопический щуп с острием на конце.
…проникает под кожу… вечность.
Жало медленно вошло сначала под кожу, а потом в вену. По щупу начала подниматься кровь - буровато-коричневая под полупрозрачным стенками.
Время перестало квантоваться и двинулось в обычном режиме.
Когда ты забудешь про свет? Никогда? Что значит твое «никогда» перед лицом вечности ужаса?
Многоножка полностью сменила цвет на бурый металлик, и подняла голову.
Ноэль исказил восприятие Кейли таким образом, что теперь она находилась с насекомым лицом к лицу, так сказать. Черные сферические глазки взирали на нее с равнодушным спокойствием. А потом оно заговорило голосом Ноэля.
Наличие или отсутствие души. Предопределенность или свобода выбора. Все это вопросы для земной теологии. На деле важна лишь сила.
Многоножка качнула головой.
«– В один присест сильный слабого съест!»
Видение черных глазок и жвал перед лицом исчезло и Ноэль снова заговорил.
У тебя очень красивые глаза, Кэйли. – Пауза. – Я не эмпат. Но страх я чувствую, как зверь, я его обоняю. Ты хоть и не испускаешь феромоны, которые могли бы повлиять на мое здравомыслие, но я могу почуять, какой у тебя день цикла.
В это же самое время в действительности происходило следующее – Ноэль взял прибор, поднес его к руке Кэйли под прямым углом, чуть прижал его кончик к коже. Миниатюрная присоска обеспечила герметичность и стерильность погружения иглы. Шприц мигнул светодиодом, набрав три кубических сантиметра крови. Ноэль положил шприц на стол, откуда он снова исчез, телепортированный на шаттл для анализа.

Отредактировано Ноэль Кодэр (19-02-2017 23:05:11)

+3

13

Кружка эля… ага, Кэйли даже почти не удивилась, хотя попыталась спрятать свое сконфуженное лицо. Вот зачем он это делает? Показывает насколько силен, и что видит ее, словно раскрытую книгу. Ну и пусть тогда смотрит! Вот только, смотреть предстояло самой ирландке. Тьма окутывала их, окружала кольцом, пока не остались лишь Ноэль и сама Уорд. Да и сам мужчина походил на ученого-садиста. Кэйли сглотнула.
«Чтобы остаться собой. Вот в чем свобода!» – повторяла про себя Кэйли, смотря уже на самого инопланетянина, который твердил о тщетности бытия. Что ж, мир действительно гораздо сложнее, чем кажется.
Ты убивал ту свободу, – пробормотала девушка, – и душа тут не при чем. Ты убивал существ и убивал ту свободу. Как и свою…
Да, это существо было таким же несвободным, рассуждая, как он своими руками уничтожал жизнь. Только она могла показать тот вольный ветер. Что могла Кэйли? Оставаться собой и не сходить с пути. Она не могла сказать, свободна ли она, или сама находится в оковах суждений. Но ничто не стоит возводить в абсолют. Ноэль видит силу только в причинении боли, но ведь и нежность может стать орудием, даже любовью можно задушить, а вот боль способна иногда и лечить. Недаром же многие больные проходят через сложнейшие операции. Нельзя возводить силу в абсолют. Порой, слабые существа становятся гораздо свободнее сильных, сильные же начинают бояться. Своей мощи, того, что найдется кто-то гораздо сильнее его.
Кэйли смотрела, как прибор становился довольно жуткой многоножкой. Что ж, очередной стереотип, или попытка запугать? Да, это могло бы быть мерзко, страшно, если бы мужчина до этого не сказал, что это игра ее разума. Значит, и она сама могла поиграть? Девушка попыталась превратить многоножку в пушистого котенка, который своими коготками лишь заигрался. Получилось ли? Слова Ноэля продолжали звучать, а многоножка ползла по руке.
Ты можешь все, – шептала ирландка, не отводя взгляда и не пытаясь скрывать то, что ее это пугало. Но панике нельзя давать волю, паника наоборот, слишком сильно исказит и без того исковерканную реальность. Не надо обладать магическими способностями, чтобы заставить человека поверить во что-то. Но это тоже будет обман. Неправда, которая завладела сознанием. И именно тогда человек становится рабом. Рабом тех иллюзий. Кэйли же... Кэйли же и сама могла такое, не так сильно, не так открыто, но могла.
Ты... – вздрогнула все-таки девушка, когда острый шип вонзился в руку, словно впитывая все ее время, – ты сам в неволе своих фантазий.
Хватит паниковать, при чем тут вообще свет или тьма? Эти понятия слишком однотипны. Без света не будет и тьмы, а тьма лишь показывает, что такое свет.
Кэйли закусила губу от боли, не отрываясь смотря на ту многоножку, которая приняла лицо Ноэля. Ирландка наклонилась, уверенно твердя:
Нет света, и нет тьмы. Есть только ты сам, и то, что ты дашь этому миру! И только от тебя зависит, принесешь ты боль со страданиями, или же тепло, покой и умиротворение. А сила… это лишь оружие в умелых руках. Скажи, сколько нужно потратить силы, чтобы не свернуть шею своему врагу? Гораздо ведь больше, чем сомкнуть руки. И скажи тогда, кто сильнее – тот, кто убил, или тот, кто сдержал свой порыв?
Пожалуй, именно страх подгонял девушку говорить так много, хотя, возможно, ее слова смешались в потоке чувств. Хочет пугать? Пусть пугает, она примет это. Убьет? Значит, так тому и быть, ей лишь стало нестерпимо жаль, что это сильное существо растрачивает свои возможности на запугивание. Пытается доказать, что тот мир, который он знал – истинный. Вот только это далеко не правда. Кэйли знала другой. Но… нельзя ничего возводить в абсолют.

Отредактировано Кэйли Уорд (21-02-2017 00:56:32)

+3

14

– Я остаюсь собой, и действую согласно своей сути и никак иначе. И, к сожалению, могу не все.
«– Например, творить ex nihilo могут только Древнейшие».
– Врагу всегда следует сворачивать шею, чтобы он не свернул ее тебе. И это не порыв, а практичность.
Дуэнде был весьма практичен. Это только со стороны могло показаться, что он тратит свою силу – он ей дышал, как воздухом. Ноэль ожидал результатов анализа, поглядывая на экран. И они не заставили себя долго ждать.
«– Вот ведь…».
Он глазам своим не верил – несовместимость 87%. Его это ничуть не разочаровало, даже наоборот. Он удовлетворенно улыбнулся:
«– Она же блаженная. Так это на Земле, кажется, говорят?».
Телепат перевел взгляд с экрана на девушку:
– Ты результат эксперимента, и неважно, где и кем он был проведен. Твой генотип несовместим ни с моим, ни с одним из моей богатой коллекции. Если только где-то есть еще такие же результаты неудачных экспериментов. И на тот случай, я введу тебе маркер, с помощью которого смогу найти тебя и твое потомство, если таковое будет. Надеюсь, тебе понятно, с какой целью.
«– Пусть лучше моя раса вымрет, нежели деградирует. ГОРНы определенно знали, что делали. Как только мы стали им не нужны, запустились механизмы уничтожения, как внешние, так и внутренние».
– Дуэнде живут на порядок дольше людей, но к тебе это не относится. Но даже твоей жизни хватит, чтобы познать всю любовь человеческую, когда они поймут, что ты не такая, как все.
Инъектор вернулся обратно на стол, уже в своем стандартном виде. Ноэль переключил его в другой режим, снова на секунду прижал к руке, которая так и осталась зафиксированной, ввел маркер, после чего телекинетические фиксаторы исчезли. Тем временем и темнота начала рассеиваться, а окружающая обстановка снова стала привычной для Кэйли.
– На данном этапе я действительно не свободен быть тем, кто я есть, поэтому я оставлю тебе жизнь. Информация, которой я с тобой поделился, никак тебе не пригодится, чтобы нести свет и любовь, так что я ее удалю.
Тень накрыла сознание Кейли и она забыла все, что произошло с того момента, как она покинула сцену, после чего прозвучал последний приказ:
«– Возвращайся и продолжай петь».
Ноэль исчез, оставив на столе недопитый бокал Голубой лагуны и пару бумажек. На этот раз у него даже были наличные.
«Страны стоит выбирать с более теплым климатом, а то на севере одна бледная моль. Может быть, Мексика?»

Отредактировано Ноэль Кодэр (21-02-2017 13:53:58)

+3


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Что за люди – марионетки...