Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Сад


Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Сад

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/627872.jpg

+1

2

Шотландия, г. Нэрн, пансион «Зелёный дол». Комната Мэрана Флеминга

В дверях предусмотрительно отсутствовали порожки, поэтому Мэран с легкостью скользнул наружу и сразу окунулся в по-осеннему теплый и на редкость солнечный день, дополненный разнообразными и довольно сильными запахами растений. В обилии желтых и рыжих тонов проглядывала зелень. Тропинка извивалась так, что уже в паре метров не было видно, куда она заведет дальше.
Откровенно говоря, он ожидал чего-то иного... Больше свободного пространства, наверное. Но и так было неплохо. В особенности то, что до листьев можно было без проблем дотянуться рукой. Что, собственно, он тот час же и сделал, уже не заботясь о том, что Кэйли посчитает его странным.
Лист был зеленым, широким, шершавым и очень теплым. Под нежными прикосновениями пальцев почти ощутимо струились соки, текла сама жизнь. Прожилки и венки были очень рельефными, вздувались и бугрились, лаская кожу Мэрана. Он отнял руку, словно от рукопожатия со старым другом, и обернулся к девушке.
Вы не знаете, случаем, как называются те цветы?
Не какие-то конкретно, просто цветы. Тут их было много, и, собственно, парню было все равно, с каких она начнет. Да и если не знает ни одного названия – тоже все равно. Достаточно было просто гулять, вот так, и говорить о совершенно несущественных и приятных вещах.

+4

3

<------ Шотландия, г. Нэрн, пансион «Зелёный дол». Комната Мэрана Флеминга

Девушка с улыбкой наблюдала за мужчиной, следуя рядом с ним. В жесте, который был направлен на листок, было что-то невообразимо милое и трогательное. А вот вопрос застал Кэйли врасплох:
Какие же цветы вас интересуют? – опешила Уорд, оглядываясь по сторонам. В саду было много различных растений, а сама ирландка знала только самые распространенные. – Вон те, что с лепестками цвета солнца, или те, что сияют ярче пламени?
Ее понесло. Вот так вот просто, взяло и понесло по своей стихии. Стихии историй и легенд.
Или те, что цвета ночного неба, когда в мир приходит синева? – это случилось само собой, но сама певица быстро одернула себя, – Не знаю. Мне не довелось выучить названия. Но что я никогда не спутаю, так это вереск с клевером. Хотя ни разу так и не увидела цветущие поля. Только в детстве. А вы видели когда-нибудь цветущий вереск?
В этом вопросе было столько надежды, столько желания узнать, каковы были впечатления, если видел. И сама Кэйли даже не поняла, когда это вдруг ей стало так легко общаться с Мэраном. Но если бы и заметила, то непременно обрадовалась подобному.
Дорога вела вглубь, она то расширялась, то сужалась, а сбоку периодически можно было заметить прорехи, словно это были тайные тропки. И Кэйли точно могла ответить, что это все правда.

+3

4

Мэран даже растерялся слегка – из уст девушки вылетело сразу несколько вопросов. Впрочем, он понял, что не стоит воспринимать их слишком уж серьезно.
Мне достаточно того, как вы их называете, – задумавшись, он процитировал: – «Цветы с лепестками цвета солнца», «цветы, что сияют ярче пламени». Куда романтичнее и куда правдивее, чем какой-нибудь гладиолус.
Парень улыбнулся и повернул к девушке свое лицо, продолжая неспешно двигаться вперед и щуря правый глаз от лучей заходящего солнца.
«Тот еще красавец с рябой перекошенной рожей», – пронеслось в голове едва слышно.
Цветущий вереск? Видел однажды в детстве, – улыбка осенним листом слетела с его губ. – Когда прогуливался с дедом.
Скорость коляски увеличилась с немного нервным подергиванием. Правда, парень тотчас же постарался вернуть себе благодушное настроение. К чему грустить в таком красивом месте и в такой очаровательной компании? Даже если грусть о деде и была светлой и по-своему доброй.

Отредактировано Мэран Тайг Флеминг (20-02-2017 21:08:24)

+3

5

Простите, я увлеклась, – чуть покраснела девушка, повернувшись к Мэрану и увидев, что тот сам смотрит на нее.
Солнце потихоньку, совсем еле-еле начало клониться к горизонту, окрашивая сад в теплые тона. Надо же, мужчине тоже довелось увидеть только в детстве. Кэйли чуть прикрыла глаза, пытаясь вернуть воспоминания, и не заметила, как перед ними на самом деле появились стебли этого растения. Казалось, они возникли ниоткуда. Светло-фиолетовые цветы на фоне ярких других. Но прежде, чем увидеть небольшую полянку, Кэйли с Мэраном могли почувствовать слабый медовый аромат.
Ирландка сразу поняла, что случилось, поэтому залилась краской и повернула голову от самого мужчины, пытаясь успокоить свое сердце. Как же не вовремя этот всплеск способностей. Она научилась их контролировать, но, порой, случались и такие промашки.
«Заметит, или нет?» – мысли прыгали, как сумасшедшие.
Нужно как-то отвлечь, чтобы не раскрыть при этом себя:
Такая прекрасная погода, не правда ли? – выпалила первое, пришедшее на ум.
«Ой, дурочка! Ну кто так отвлекает!» – еще чуть-чуть и ирландка бы сделала глупость.
Кэйли улыбалась изо всех сил, пытаясь поймать взгляд, когда коляска начала подергиваться:
«Неужели заметил?»
Хотя, честно говоря, я совсем не знаю, что еще сказать… может, вам было бы интересно что-то еще узнать?
Еще бы она знала! Она тут почти носом столкнула нового постояльца со своими способностями. И к чему это могло привести, даже не догадывалась.

Отредактировано Кэйли Уорд (20-02-2017 20:13:18)

+4

6

Мэран был стопроцентно уверен, что буквально только что в воздухе появился новый, заметный аромат. Ощущение было таким, словно кто-то разлил прямо на нагретую солнцем землю банку с медом. И за поворотом тропинки вдруг обнаружилась небольшая вересковая полянка. Красивые светло-фиолетовые цветы выгодно выделялись на пестром фоне.
Кэйли вдруг смутилась, начала рассказывать что-то о погоде, но ее голос сейчас скорее напоминал фоновый шум.
Вереск? В октябре? Да еще и цветущий так, словно совсем недавно распустился? Неужели здесь всю осень сохранялась эта прекрасная, солнечная погода?
Если внезапное появление аромата еще можно было списать на изменившееся направление ветра (что не совсем реалистично, все таки закуток был защищен зданиями и высокими растениями), то с самим фактом существования тут цветов что-то не сходилось. Да и девушка вроде говорила о цветущем вереске, который она видела только в детстве, и тут на тебе, вот же он, прямо у нее под носом. И с закрытыми глазами мимо не пройдешь.
Хотя, честно говоря, я совсем не знаю, что еще сказать… может, вам было бы интересно что-то еще узнать? – произнесла девушка, улыбаясь так неправдоподобно, что парень испугался за сохранность ее щек.
Мэран остановил коляску и повернул ее в сторону полянки. Протянул руку и сорвал несколько соцветий, поднес их к лицу. Сомнений не осталось – это был именно вереск, а не схожее с ним декоративное растение. Хотя...
Мысли, которые приходили ему в голову, были слишком нелепы, поэтому он, почти не задумываясь, отмел их в сторону.
Мне кажется, я переутомился, – заявил он вдруг, едва заметным движением руки ссыпая цветки в нагрудный карман рубашки. Затем медленно, стараясь не задеть коляской свою спутницу, развернулся в сторону, откуда они пришли.
Спина начала ощутимо побаливать, но он знал, что не успокоится, пока не погуглит заинтересовавший его вопрос.
Кстати, вы не подскажете пароль от местного вай-фай? В буклете было указано, что здесь есть интернет...

+5

7

Полянка оказалась довольно крупной, отчего Кэйли мысленно уже паниковала, как могла. Но убрать ее прямо перед постояльцем не было никакой возможности. Иначе он подумает, что сошел с ума. Или признает опасной ее саму. Нет, так не пойдет. Девушка зачарованно смотрела, как мужчина срывал цветок и убирал к себе.
«Нет, не надо…» – хотелось кричать Уорд, но она лишь стояла. Не среагировала она, и когда Мэран начал разворачивать коляску с такими грустными словами.
Да… – прошептала Кэйли, – простите… что я вас принудила к прогулке…
А что еще ей сказать? Что ей безумно жаль из-за несдержанных чувств? Что намагичила поле вереска и теперь мужчине придется наблюдать еще как сама иллюзия развалится на части. Он ведь не найдет у себя цветка, когда вернется в комнату.
Вам… помочь?
Кэйли сейчас ощущала, как смешался сам постоялец. Как не понял, что произошло, ведь вереск отцвел в конце лета. А сейчас середина осени. Как же так она оплошала! Стоило Мэрану отвернуться, а Кэйли уже убрала поля. Все, хватит. И ответила:
Пароль от сети будет в вашей комнате. Записан на приколотом листке у самого компьютера.
Переводим тему? Отлично! Меньше вопросов, меньше проблем.
Ну что ж, возвращаемся? – сама девушка готова была провалиться от стыда, но продолжала говорить по доброму, правда, будто извиняясь за свой поступок. В то же время она вскинула голову вверх и вбок, словно желая удостовериться в присутствии солнца, сама же проверяла, точно ли развеяла наваждение. Вот только вереск еще не весь успел исчезнуть, вися полупрозрачной дымкой трав.

Отредактировано Кэйли Уорд (21-02-2017 04:09:39)

+3

8

Почти прямая дорога, выложенная плиткой, вывела Макса и его спутницу в сад при пансионе. По её бокам пока ещё зеленели кустарники, но чуть поодаль уже начинали облетать желтизной листьев старые дубы и тополя. Внезапно летний солнечный свет застилал округу, рождая блики от фонарей и скамеек. Откуда-то справа тянуло водной прохладой – судя по перезвону капель, там находился фонтан.
Сопровождающая его девушка шла чуть позади – Макс Дансмор скорее чувствовал её присутствие, чем слышал её шаги. Нежное серебро её голоса, рассказывающего про местные достопримечательности, ласкали его слух. Периодически он задавал вопросы – скорее, для поддержания разговора.
У вас тут такой замечательный сад! Сколько труда, сколько времени... Ой!
И было отчего прервать разговор – на тропу перед ними выскочил крупный золотистый кролик. Он посмотрел на мужчину, стрижа ушами, затем развернулся и сделал прыжок дальше по дорожке. Макс осторожно направил свою коляску за этим чудесным существом – шёрстка зверя казалось мягкой и тёплой, и словно была наполнена солнечными лучами. Горец уже было прикоснулся к нему, ощутил жар летнего полдня, исходящий от кроля – но тот, чихнув, прыгнул в сторону – раз, другой – и скрылся за поворотом плиточной дороги.
Стой! Куда ты! Кролик! – глаза шотландца расширились: такое чудо, и куда-то исчезло! – и, активно помогая себе рукой, он направил свою коляску по следам прыткого обитателя сада, – Кро-олик!!
Один поворот, второй – но зверька никак не было видно. Мужчина был уже на грани отчаяния, как вдруг тропа вывела его к ещё одной компании, гулявшей по пансионному саду.
За спинами рыжего парня на инвалидной коляске и девушки в синем свитере располагалась полянка с пожухшими цветами и улыбчивой статуей Гермеса (почему-то с большим шприцем в руке вместо кадуцея), а под ногами девушки сидел...
Кролик!!! – Макс мгновенно расцвёл в радостной, практически детской улыбке.
[AVA]http://s0.uploads.ru/skipu.jpg[/AVA]

Отредактировано Макс Дансмор (24-02-2017 00:46:35)

+4

9

http://s6.uploads.ru/80ajp.jpg

Из внутреннего двора, в котором зелень тоже отнюдь не ограничивалась знаменитым нэрнским газоном, подстриженным под коротковорсовой ковер, вела в настоящий сад тщательно вымощенная, и не менее тщательно выметенная широкая дорожка, специально устроенная так, чтобы на ней без малейших проблем можно было проехать на коляске. Впрочем, в «Зеленом доле» все было устроено именно по этому принципу — чтоб удобно проехать на кресле, пройти с ходунками, костылями или тростью. Именно об этом Донна полушутя и доверительно рассказывала мистеру Дансмору, идя в шаге позади от него.
– ...Мистер Скиннер так и сказал строителям, когда купил эти здания и их стали переделывать из отелей и жилых домов в пансион: ступеньки – зло! Уж ему ли не знать этого, если он и сам колясочник. Так что у нас тут везде пандусы, в каждом отделении по паре лифтов... – сиделка замешкалась, с улыбкой отцепила от шали любопытный сучок близрастущего куста, и подтвердила, делая дополнительный, догоняющий шаг: – Да, мистер МакДональд настоящий мастер ландшафтного дизайна, хотя и не учился этому специально. Но ведь растения тоже отвечают на заботу, с ними главное – уход, как и за людьми.
Правильно устроенный сад прекрасен до самой зимы, а поскольку дядя Малькольм, при всем своеобразии нрава, дело свое, действительно, знал туго, и, когда не напивался, работящ был, прямо скажем, не по-ирландски (чего удивляться, вырос-то тут же, в Нэрне), то большому саду, зелено-меховой опушкой окружавшему корпуса пансиона, ничто не могло помешать оставаться прекрасным в первых числах октября. Конечно, роз уже практически не осталось, даже флоксам и гладиолусам стало прохладно, но...
...Что? – миссис Уилсон заметила, что ее подопечный не только ойкнул и отвлекся, но шустро так рванул вперед... да еще и нагнулся, грозя выпасть с сиденья, останавливаясь и протягивая единственную руку к чему-то... внизу?.. Да ведь на аккуратных плитках не было ничего, даже опавшего листа, прилетевшего с молодых дубков.
И... какой-такой кролик?..
Нет, вообще, кролики иногда забегали в сад, вызывая долгое и сердитое бурчание садовника по совместительству, но конкретно сейчас дорожка, по которой вновь усевшийся поглубже новенький припустил со всей прытью, была девственно чиста.
Это он себя под кроликом имеет в виду, может быть? – в гпуди похолодело, но Донна до последнего надеялась на хорошее. – Ишь, как петляет, и не угонишься...
Хотя она, конечно, угналась, почти летя за ним, вправду как фея – волосы и шаль отдувало от бега. Однако стоило Максу приостановиться, маленькие, но сильные кисти миссис Уилсон легли на ручки его коляски, притормаживая ее совсем. И только тогда женщина поздоровалась со встреченными перед лужайкой:
Доброго вечера, Кэйли! – спокойный доброжелательный тон – ничего же не случилось, а что тревога в глазах мелькнула, так это просто игра света и облаков, показалось. Взгляд тоже стал спокойным и доброжелательным, когда Донна перевела его на рыжего незнакомца: – Доброго вечера, мистер... Флеминг?..
[NIC]Донна Уилсон[/NIC]
[STA]Женщина в шали[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/pUTIC.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (24-02-2017 04:29:32)

+3

10

Мэран дернулся, выпадая из своего унылого сосредоточения. Неожиданное появление незнакомцев, крики о каких-то кроликах совершенно сбили его с толку. Тем более что, обернувшись, вместо вереска он заметил сиреневое размывчатое пятно, слово в туман добавили чернил.
«Видимо, от стресса у меня начала ехать крыша», – досадливо нахмурился рыжий. Затем спохватился, наконец, что нужно ответить на приветствие, пусть он и не знает, кто перед ним.
Вечер добрый, – демократично выдал он, наконец, сразу двум - серьезной хрупкой блондинке и еще одному колясочнику, собрату по несчастью. Незнакомец в коляске, между тем, смотрел не на него, а куда-то под ноги Кэйли. Мэр покосился туда же, но не увидел ничего, кроме пары симпатичных туфель, которые были так же похожи на кролика, как сиреневый туман – на поляну цветущего вереска.
«Тебе бы к мозгоправу, пацан, – противно прогундосил в голове голос отца. – Отсиживает зад, а отек на мозгах, что, собственно, не удивительно».
Основанием ладони правой руки Мэран надавил на область между бровью и виском. Жест, продиктованный скорее растерянностью, чем головной болью, но сознание пыталось хоть как-то отреагировать на происходящий вокруг сумбур.
Пока неудачно.

+4

11

«Нужно вечером зайти и поблагодарить мисс Кент за помощь», – подумала Серена, забирая со стола бутылочку с водой и поправляя волосы.
Серена всегда плохо переносила длительные поездки или перелеты, но из Америки в Шотландию пешком не дойдёшь. После того, как Майлз помогли и с визой, и с документами, и даже с билетами на самолет, отказаться она не могла. После перелета и долгой поездки, Серена чувствовала себя измотанной и уставшей, но она точно знала, что устала не сама по себе, а от самолета и машины.
Итак, Серена Майлз, тебе пора немного прогуляться на свежем воздухе, – сказала сама себе психолог, и направилась в сад.
Всего через несколько минут он встретил её свежим воздухом, легкой прохладой и богатыми ароматами разнообразных растений и цветов. Извилистая, но тщательно выметенная дорожка вела куда-то вглубь, к незнакомым голосам. Серена пошла на них, по пути пытаясь открыть слишком плотно закупоренную бутылку. Сил у нее на это не хватило, поэтому Майлз просто пожала плечами и решила, что не так уж она сильно и хочет пить.
Самого доброго на свете вечера, – вежливо улыбнулась она, выглядывая из-за кустов и глядя на таких же любителей свежего воздуха и прогулок, как и она сама.

+4

12

Кэйли уже смирилась с тем, что полностью испортила всю прогулку своим случайным всплеском способностей, как вдруг, откуда ни возьмись, прямо к ней пропрыгал самый настоящий зайка. Или кролик… Кэйли не разобралась. Но то, что зверек был необычным, тут же поняла – настолько казался ярким, светящимся и солнечным. Уорд во все глаза смотрела, как животинка скачет к ее ногам, но, кажется, Мэран даже не заметил ничего такого. Ирландка перевела взгляд на мужчину, потом опять на кролика. Нет, не заметил… но не могла же это снова быть она? Не может быть, чтобы это снова расшалились ее способности! И тут, пока Кэйли таращилась на зверька, раздался мужской возглас, говорящий, что не только она видит кролика. Девушка быстро подняла голову, рассматривая новых персонажей этого странного вечера.
Новый постоялец. И снова с искалеченным телом. Сердце Уорд наполнилось тихой грустью от того, что она не способна менять прошлое, что не в состоянии предотвратить те беды, что происходили с теми, кто находился в пансионе. Кэйли улыбнулась незнакомцу, немного смущенно, потому что пушистик очень сильно отвлекал ее, начав тереться о ноги. Хотя вот что забавно – мужчину интересовал исключительно зверек. И Кэйли собиралась уже спросить, а не его ли это чудо, как увидела летящую, словно волшебную эльфийка, миссис Уилсон.
Добрый, – расцвела Уорд.
А дальше людей стало только прибавляться – словно небесный ангел материализовалась девушка со светлыми волосами. Причем без какой-либо видимой травмы. Новый работник? Кэйли стало очень уж любопытно. Но кое-что пока беспокоило юную ирландку сильнее всего остального. Это был Мэран. Уж очень он плохо сейчас выглядел. Уорд специально незаметными шажками встала как можно ближе к нему, чтобы довольно тихо спросить:
Скажите, как вы себя чувствуете? – заботливо спросила, чуть наклонив голову, – и что я могу для вас сделать?
Она очень не хотела, чтобы Мэран чувствовал себя неловко из-за ее вопросов, поэтому старалась подгадать как раз тот момент, когда на них внимание будет наименее направлено. На кролика она старалась пока не обращать внимания, потому что было непонятно, сколько человек видят сейчас животное. И очень хотелось бы разобраться, чтобы не усугубить и без того странную ситуацию, благо вереск полностью пропал.

+4

13

Мэран заставил себя оторвать руку от лица, прищурил глаза и посмотрел прямо на Кэйли. Потом скосил взгляд на парочку новоприбывших.
Затем на еще одну, чрезмерно, прямо скажем, позитивную блондинку (правда, ее он видел совсем краем периферического зрения – головой вертеть сейчас совершенно не хотелось). Еще раз глянул на место, где был еще недавно вереск, а теперь даже тумана почти не осталось. Ну и контрольный, конечно же, девушке под ноги – может, хоть кролик был реальным? Но нет, это совершенно точно был невидимый кролик, доступный по вип-карте только самым элитным членам клуба одаренных колясочников.
«Все чудесатее и чудесатее, – подумал он вдруг, – жаль в нору я бы за ним полезть не смог бы... если бы вообще видел, конечно».
Мэр несколько раз сморгнул, с силой сжав губы, почти превратив их в тонкую упрямую линию. Затем, естественно, полез в пустой карман.
«Цветы? Какие цветы?»
Теперь левая рука поднялась вверх – но не к лицу, к шее. Парень потер кожу, нажимая пальцами на, кажется, воспаленные мышцы у позвоночника. Те отозвались резкой вспышкой боли, а затем перешли в режим приятного нытья.
Мэран резко выдохнул и снова обратил лицо к участливо взирающей на него Кэйли.
Знаете, такие странные сны мне еще не снились, – честно признался он, а рука тем временем продолжала свои механические движения – нажатие, круговое поглаживание, скольжение, нажатие. – Я, наверное, просто очень устал.
«А еще точнее – совершенно определенно оставил мозги в другом чемодане», – снова мерзко хихикнул голос отца прямо в черепушке.
Я бы пригласил вас поспать, но вы наверняка поймете меня как-то не так. – То, что вылетало изо рта рыжего, было и ему самому не совсем понятно.

Отредактировано Мэран Тайг Флеминг (03-03-2017 00:31:02)

+5

14

Золотистому зверьку явно нравилось место, куда он попал. Он уверенно тёрся о ноги девушки, прыгал от между колясками местных постояльцев и радостно втягивал воздух с ароматом верескового мёда. Пока умилённый Макс разглядывал животное, на полянку пришли ещё люди. Кролик посмотрел на это, подумал, и уверенно запрыгал к парню в коляске, у которого внезапно – судя по его движениям – разболелась голова.
Макс проводил животное глазами, всё так же освещая пространство своей улыбкой. Но стоило проявить приличия и поприветствовать людей, а уж кроля он заберёт как-нибудь. Вот был бы у него кусочек морквы...
Здравствуйте, девушки! И парни, да. Мне бы сейчас... – мысли никак не хотели укладываться в ровные предложения, и ветеран войны с грузовиками выпалил, – У вас есть капуста или морква? Вот там золотистый кролик! – и он указал на чужую коляску, уверенный, что золотистый зверёк – видим для всех, да и овощи с собой носит каждый.
А меня зовут Максим! – колясочник взглянул на своего собрата по несчастью, и подъехал ближе, – Могу ли я Вам чем-то помочь?
В голосе мужчины была и тревога за другого человека, и солнечный свет – от уходящего дня и кроля. Нехорошо, когда всем хорошо, а кому-то плохо...
Может быть, к нему кролик и подбежал, чтобы облегчить муки боли?
[AVA]http://s0.uploads.ru/skipu.jpg[/AVA]

+3

15

...и в ответ все-все поздоровались: мистер Флеминг, она правильно запомнила фамилию – рыжий новичок – коротко и сдержанно; миленькая блондинистая мисс с чудесной улыбкой – вот уж кто странным образом относился к тому тип девушек, что называется «английской розой», хотя мисс Майлз и была родом из Америки, (миссис Уилсон узнала ее, случайно увидев открытым файл ее резюме с фотографией на экране монитора, когда заходила в кабинет начальницы пансиона), – вежливо и доброжелательно, как положено профессиональному психологу; лапушка Кэйли просто обрадовалась и просияла улыбкой; и наконец, сильно припоздав, бодро поприветствовал всех ее подопечный. Вот его-то состояние, по чести сказать, более всего беспокоило Донну, потому что бодрость – это, конечно, хорошо, ненаигранная бодрость – того лучше, однако случай с мистером Дансмором, по всей видимости, был исключением из этой аксиомы, уж больно странными оказались причины его радости, если судить по его предыдущим и дальнейшим репликам о каком-то кролике, капусте и морковке.
Миссис Уилсон, впрочем, тревожилась не только за него, в конце концов, человек прибыл откуда? – из психиатрической лечебницы же, да еще и не пройдя полностью курс терапии, который предстояло завершить уже здесь, в пансионе. Пожалуй, куда худшим обстоятельством было то, что и мистер Флеминг... его ведь зовут Мэран, кажется? – говорил что-то о странных снах от усталости, да и у самой Донны что-то творилось со зрением еще несколько секунд назад – при беглом взгляде на садовую лужайку ей почудилось, будто над ней висит размытое лиловое облако, быстро блекнущее и теряющее очертания. Ей пришлось отвлечься на прочих, Донне, а при следующем взгляде на этот... феномен, полянка уже выглядела совершенно нормально, такой как всегда — подстриженная аккуратно травка, позолоченная вечерним солнцем, ресчерченная тенями деревьев и кустов, и никакого поверх нее сиреневого тумана... и никакого медово-горьковатого запаха вереска, между прочим.
Ну разве не странно?.. 
А хуже всего то, что странности эти внушали неуверенность и беспокойство в пациентов. Макс, конечно, пока был в весьма жизнерадостном, можно даже сказать, эйфорическом настроении, которое, впрочем, в любой момент могло смениться упадком духа или приступом агрессии, не дай Бог, (и не дай Бог их спровоцировать чем-то!) а вот Мэран... его потерянный и подавленный вид миссис Уилсон определённо не понравился, стараний Кэйли явно было недостаточно, и Донна, как и дóлжно хорошей патронажной медсестре с многолетним опытом, умеющей обеспечивать и контроль за психологическим состоянием подопечных, не растерялась, ответила, поравнявшись с мистером Дансмором и положив ему руку на здоровое... целое плечо:
Капусты или моркови здесь ни у кого нет, я полагаю. Но, быть может, мы найдем их в столовой? – Донна мельком, но выразительно взглянула в глаза юной своей коллеги и предложила, обращаясь уже ко всем: – Вообще, леди и джентльмены, не пора ли нам всем подкрепиться? Думаю, наши новые жильцы и сотрудники не прочь поесть с дороги? Мисс Майлз? Мистер Дансмор? Мистер Флеминг? – она переводила теплый взгляд на каждого из новеньких.

[NIC]Донна Уилсон[/NIC]
[STA]Женщина в шали[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/pUTIC.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (07-03-2017 21:25:06)

+3

16

2.10.10., l.t.: 17:04 - ???
Миссия №1002-13:
Предшествующее местоположение: Приют Странника;
Предшествующая цепочка событий: "встреча с Бестией 02.10.10";
Способ передисклокации: своим ходом;
Время в пути: 2 часа 02 минуты;
Причины задержки: посещение предшествующих пунктов остановки;
Точка посадки: 57,58 с.ш., 3,87 з.д.;
Задачи: проверка данной точки на предмет источника аномальных явлений;
Планируемое время пребывания: не определено;
Вероятность задержки: 100%;
Другие участники: Лия Анна Кхиле, уроженка Ориона, гидролог, специалист по карстовым озерам, на исследовательской миссии.

Буко довольно быстро переместилась на север, когда работа по расстановке антенн была завершена. В её голове крутились наиболее логичные, немного сокровенные и, как боялась она, формально – но только формально – не одобряемые отцом мысли. Войны нет? Есть холодная война. Если её создали для противодействия рептоидам и для сбора их технологий, то в «мирное» время она должна оставаться на фронте, служить его нуждам. Как? Во-первых, её координатор должен дать ей инструкции. Но Алан занят и не всегда выдает что-то важное. Во-вторых, она сама должна быть той еще оппортунисткой. Но желательно не попадаться. И в-третьих, она может наращивать военную силу, как, в общем-то, все и делают во время войны.
И она наращивала. Аборигены сумели создать прекрасную инфраструктуру, которая противоречила всем здравым понятиям: производство с огромными отходами. И более того, они умудрялись постоянно бросать еще рабочие или слегка поврежденные устройства, созданные из довольно хороших материалов. Эти материалы было легко извлечь и переработать в более современные аналоги, в то время как остальные, сложные в производстве и довольно эффективно окисляемые вещества, можно было сначала пропустить через биореакторы, а затем и окончательно расщепить.
Но самое главное – ни людям, ни СПИЗ нет никакого дела до того, что происходит на свалках. И до того, по каким именно кривым проходит маршрут Нэро. Размером не больше беспилотника в движении, маленький стелс-кораблик предпочитал двигаться очень низко над землей, чуть выше линий электропередач, и, во избежание звуковых ударов по окружащему пространству, держал скорость чуть ниже звукового барьера. Буко довольно часто меняла курс, огибала крупные города и промышленные объекты, а также предпочитала укромные долины и реки открытым полям и холмам.
Преодолев Ла-Манш, девочка проверила несколько подозрительных мест, полученных по спектральной карте со станции. Она искала средства к тому самому «наращиванию военной силы» – в данном случае в виде старинных артефактов. В истории этой планеты была как минимум одна странная аберрация – Атлантида. Получив данные о том, что артефакты оттуда могут иметь как уже знакомое лирианское происхождение, так и, вполне вероятно, рептоидное, юная исследовательница жаждала их заполучить, чтобы показать папе или просто съесть.
Несколько уэлльских мест оказались людскими пустышками, еще в одном она нашла любопытный набор предметов, относящихся к какому-то римскому легионеру, если верить Сети. Эти находки она оставила, чтобы показать при случае папочке. И, возможно, даже получить похвалу. Или же подкинуть туда, где они никак не должны быть, и посмеяться над реакцией туземцев. Так или иначе, путь лежал на север.
По пути, оценив все возможности, Нэро сочла наиболее целесообразным заглянуть в Нэрн, предполагая, что в нем самом или в бухте рядом может быть источник еще одного необычного вклада в спектральную картину. Можно было бы и не задерживаться там. Методичное перебирание точек вполне укладывалось в, казалось бы, такой непоседливый характер Буко – её сознание всегда могло подключиться к Сети, поискать там что-то интересное и поизучать, пока основные системы выполняют обычные моторные функции.
Однако с приличной прицельной дальности было ясно, что источник излучения находится под достаточно крупным домом на ничуть не менее крупном и открытом земельном участке, сделать подкоп под который бесшумно было довольно трудным. Взвесив все «за» и «против», Буко приняло довольно резонное решение, как ей казалось. Сначала она слетала до ближайшей свалки и хорошенько забила трюм всевозможной электроникой – выходящие из-за спины лапы довольно легко надевались на брошенные стиральные машины, телевизоры, музыкальные центры и даже легковые автомобили, с пугающей скоростью проталкивая крупные предметы внутрь. Сорок семь случайно проглоченных крыс и одна кошка тут же перекочевали в биореактор. Наполненная под завязку девочка какое-то время пыталась проверить, не была ли она случайно замечена, но причин так считать, несмотря на всю масштабность выгребенного материала, не открылось. Сорвавшись с места, она с заметным трудом переместилась на заветный участок.
Теперь все было наоборот: её механическая часть выполняла довольно рутинную работу по перевариванию всего, что голодный кораблик успел проглотить, и формированию из полезной части новых отсеков и пространственных карманов, в то время как сознательная, личностная часть занималась совершенно нескучной творческой работой – пыталась выйти на контакт с местными, чтобы проникнуть внутрь и получить ответы.

Быстрый «косметический ремонт» – и новая личина была готова. Аккуратная, рыжая девочка с чуть вьющимися волосами и такими чертами лица, что первое умиление могло легко смениться странным, очень криповым ощущением, когда ты ловил намертво зафиксированный, голодный взгляд и улыбку необыкновенно широкого рта. Буко играла от того, от чего умела играть. На теле болталась весьма неуклюже нежная, воздушная блузочка, так, что казалось, будто бы она напялена на голое тело. Подобный немного провокационный стиль дополнялся культурной, незаметной под блузой, но очень плотной маечкой. Плечи и руки, начиная с локтей, были слегка ниже нормальной человеческой температуры – это было хорошим способом вызвать сострадание и предложить скорее пройти в дом. Клетчатая длинная юбка, почти до пола, повторявшая крой и рисунок недавнего пальто, но в других цветах. И сапожки... хотя... озорная улыбка возникла на лице девочки, и та отправила любимую деталь гардероба на хранение, а на задание вышла босиком. Во-первых, так было объективно приятнее – её исходная форма легко адаптировала чувствительность под любой антропоморфный организм. А во-вторых, так она выглядела еще жалобнее. Быстро накинув на себя грим умеренной осенней грязи, Буко просияла – вот теперь она, под личиной бедной заблудившейся шотландской девочки, постарается выведать тайну этого места.

Фоточка

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/fa/7b/8d/fa7b8d20a5493ebbe63deedb75b5ec7d.jpg

Биореактор переварил добычу за время полета, и легкий аромат детского шампуня вкупе с естественными, мимикрирующими пот запахами должны были надежно защитить её от разоблачения собаками, если такие вдруг встретятся. Однако открылся другой нюанс. Полную звукоизоляцию внутренних палуб обеспечить не удалось. Это было одной из тех причин, по которым было крайне некомфортно обжираться в компании с пассажирами или папочкой – когда все мастерские работали на полную катушку, никакая перестановка не помогала, и из чрева девочки регулярно доносилось тихое шипение, лязганье, скрежет, совершенно приглушенное, словно она проглотила колонку от телевизора, где шел какой-то странный боевик на действующем металлургическом заводе.
Буко лишь беспомощно пожала плечами. Она сегодня и впрямь проглотила несколько десятков колонок – и уже была совсем не против забить вновь освободившееся место чем-нибудь еще. Так что окружающим придется с этим мириться – или пусть считают это собственным сумасшествием. Хихикнув в кулак, Нэро усилием воли сделала жалобное лицо, несколько секунд придумывала легенду и проявилась в гуще сада. Затем тихо-тихо двинулась в сторону людей, прячась за кустами, глядя на них и слушая разговор, и как будто бы намеренно выдала свое присутствие, громко вступив босой ножкой в лужицу. «Плесь!».
Малышка была уверена, что копну рыжих волос среди наполовину потерявших листву растений эти люди уж точно не смогут не заметить. А она до поры до времени будет строить из себя робкую скромницу, пока...
...пока они не позвонят в полицию. Вот это было ровно тем, чего Буко всерьез опасалась. Полиция не страшила её сама по себе, но такая стратегия могла бы быстро выпроводить её из дома. Скользя испуганным взглядом по присутствующим людям, девочка раздумывала, к кому стоит проявить симпатию для того, чтобы он взял над ней временное опекунство, погрел у огня, покормил и в целом сделал что-то умнее сдачи стражам закона.
Запасной план был под рукой. Все просто: она заблудилась, её нашел патрульный и попытался изнасиловать. Она и убежала. Её курточка и сапожки остались у этого «не очень хорошего человека». Девочка так увлеклась этой легендой, что пробила базу, проследила за маршрутами полиции и выбрала себе жертву для легенды. Так она и стояла, испуганно глядя на людей и гаденько улыбаясь в глубине души, думая о том, что подставить человека – это плохо, но... каково это? Она же так никогда не делала! Интересно попробовать! В конце концов, это просто аборигены. Их можно даже кушать, хотя если на станции узнают – будут ругать. И снизят вот этот самый «уровень доверия».
Буко не знала, что именно предполагает снижение «уровня доверия». Был вот «уровень доступа», но это другое, и с ним все хорошо – его определяет папочкой. Он ведь не снизит уровень доступа? Нет. Но «уровень доверия», считала Буко, это что-то другое. И что ничего хорошего это не значит. Вряд ли папа совсем уж перестанет ей доверять. Он же папа! Не перестанет. Но вот «уровень» – это всегда страшно. Если уровень энергетических запасов близок к нулю – нужно кипишить или что-нибудь срочно съесть. Иначе придется отправить какой-нибудь отсек на переработку. Это получается, съесть саму себя! Фу! А тут еще рядом «доверие», самое сокровенное - какие возможны взаимоотношения без него? Определенно ничего хорошего такими нейтральными словами называть бы не стали. Вот возьмем локальный язык этой местности. Самые страшные слова вообще звучат безобидно. «Responsibility». «Casualities». «Goverment». «Utilization». «Depletion». «Formatting». «Disarmament». «Cancer». «Supernova». «Nuclear synthese». «Genocide». Ну, есть, конечно, исключения: «oblivion» – это как вопль злобного ГОРНа, которому прищемили хвост (ой, зря!), или «terror» – это как охрипший ворон каркнул, жуть, в общем. Еще «diet» – это даже звучит почти как «died», но немного растянуто – видимо, чтобы успеть посмаковать процесс неотвратимой погибели. Брр. А сколько страданий описывают люди в Сети в сравнении с этим словом. Гораздо меньше, чем со словом «pain» – напротив, некоторые аборигены видят в нем удовольствие, а «diet» – это страдание по самой своей сути. Нет, тут точно – лучше героически погибнуть в бою во славу папочки и всего лирианского народа, чем иметь дело с этим ужасным словом...
В общем, какие-то такие мысли и можно было, наверное, прочитать в блестящих, чуть влажных глазах девочки, которая, казалось, пробралась сквозь весь сад и оказалась слишком близко к людям, которым пока что не совсем доверяла, но очень хотела довериться.

Отредактировано Буко Нэро (09-03-2017 01:55:03)

+6

17

Серена вышла из-за кустов, и улыбка на её лице сменилась легким недоумением, словно бы она не ожидала увидеть здесь так много людей. Правда, само по себе недоумение вызвали не присутствующее здесь пациенты и коллега, а проблески сиреневого тумана над лужайкой. Если хорошенько подумать, то против сиреневого цвета Серена ничего не имела, он её нравился, у неё даже было такое платье. Туман, как природное явление, Майлз любила. Но, к совмещению первого и второго не была готова.
«Так, подруга дорогая, это все от усталости. Ты выдержала долгий перелёт, ты молодец, всё хорошо, а сиреневого тумана в природе не существует, – постаралась убедить саму себя Майлз. Вроде, получалось. – Нужно хорошо выспаться.»
Доктор кивнула своим мыслям и выдохнула. Загадочный туман рассеялся сам собой.
С небес на землю её вернул мужской голос. Кто-то интересовался, если ли у неё с собой овощи.   
Ох, к сожалению, я не ношу с собой капусту и морковь, – Серена развела руками и покачала головой, – только бутылку воды, которую я не могу открыть. – На этих словах Майлз улыбнулась и бегло осмотрела присутствующих: почти всех она знала из познавательного рассказа мисс Кент, но вот на имена у Серены всегда была плохая память, хотя, на фамилии это не распространялось. Хрупкая Уорд была очень мила, рыжеволосый Флеминг погружен в свои невеселые мысли, Максим представился сам и пребывал в хорошем расположении духа, спрашивая у окружающих о морковке для кролика (галлюцинации?), а вот Уилсон произвела впечатление спокойной и собранной медсестры, с хорошо развитым чувством такта. – Да, признаться – я бы с огромным удовольствием перекусила, всё никак не запомню расположение… всего, что тут есть.
Доктор Майлз улыбнулась и отошла в сторону, позволяя Уилсон пройти вперед. Пока что, о пациентах она почти ничего не знала. На второй взгляд Макс показался слишком веселым, а Флеминг – уж очень подавленным. Возможно, стоило мягко поинтересоваться, что навевает на него грустные мысли и, судя по всему, головную боль (уж не мигрень ли, часом?), но сейчас рядом с ним (ах, имена, имена, имена!) Долорес (или Долли? Донна?) а значит – лучше не вмешиваться. Пока что. 
Самым краем глаза Серена заметила, как в листве мелькнул рыжий всполох. Возможно, даже раздался какой-то звук, но Майлз его не расслышала – в последнее время слуховой аппарат чуток барахлил. Конечно, ничего серьезного, голоса она слышала прекрасно, но вот, тихие звуки – гораздо хуже.

+6

18

Да, Мэран точно ничего такого не видел. Как не видели госпожа Уилсон и белокурый ангел, чьей фамилии Кэйли не запомнила. А вот Уорд и темноволосый мужчина видели. И это было очень странно. Тогда девушка решилась. Она, чуть покосившись на кролика, попыталась заставить его отпрыгнуть за коляску мистера Флеминга. Какой же она испытала шок, когда манипуляция удалась! Зверек, смешно дернув ушками да поведя носиком, бросился за колеса, прячась от взора темноволосого. Уорд надеялась, что ее лицо с широко раскрытыми глазами и приоткрытым ртом, быстро придет в норму. Она что есть силы захлопнула губки, глазки перевела на Мэрана и начала общаться с ним:
Подозреваю, – улыбнулась девушка, – после таких уточнений я точно не могу подумать как-то не так. А это место…
Она загадочно обвела взглядом всех присутствующих, пытаясь унять бешеный стук сердца:
...скрывает много интересных вещей, – потом подмигнула мужчине со странным именем «Максим», – но предложение перекусить действительно замечательное.
Сейчас ирландка на самом деле разрывалась. Ей очень хотелось исправить ситуацию, миссис Уилсон предложила отправиться в столовую, черноволосый мужчина явно видел того кролика, а Мэран… Мэран тонко, а вернее почти прямо, намекнул на то, как сильно устал. И вот что юной сиделке делать?
Как вы смотрите на эту идею? – сказала Кэйли, а затем с извиняющимся видом присела на корточки, чтобы завязать шнурок кроссовка. Во всяком случае так видели все вокруг. А вот Макс… Он точно углядел, как Уорд подзывает кролика и аккуратно берет его на руки. При этом она сама не отводила взгляда от лица мужчины. Затем, она поднялась, приложив палец к губам, твердо говоря – не здесь, пожалуйста. Будет кролик, но не здесь. Сам ушастик спокойно уселся на левой руке перед папкой и талией. Еще и лапки свесил задние, цепляясь передними за кисть.
Простите, – улыбнулась она остальным, – ну так что? Куда направим стопы, чтобы всем было хорошо? Отдыхать или лакомиться? Поверьте, здесь чудесно готовят!
И если Мэран согласится, она с радостью последует вместе со всеми. Если же нет, то Кэйли готова лично сопроводить ее нового знакомого до комнаты отдыха. А вот белокурый ангелок даже медлить не стала, твердо обозначив свое направление. За всей этой суматохой ирландка не заметила ни всполохов в кустах, ни чего бы то ни было еще. Странностей и так было ну очень много.

Отредактировано Кэйли Уорд (17-03-2017 02:57:43)

+6

19

Даже когда все зовут тебя дружно спрыгнуть со скалы, а ты отказываешься, сказавшись больным – это разумно, но неприлично. А если зовут отобедать – отказываться неприлично дважды. Меньше всего хотелось сейчас Мэрану привлекать к себе лишнее внимание или производить впечатление нуждающегося в сочувствии страдальца, посему он выдавил из себя улыбку, постаравшись придать ей максимальной правдоподобности, и кивнул.
Да, думаю, отправиться в столовую – идея неплохая. Особенно, если мне дадут таблетку от головной боли и стакан горячего молока с медом. – Он с надеждой взглянул на Кэйли, интуитивно испытывая к ней больше симпатии, чем к остальным присутствующим. На мгновение где-то на периферии зрения мелькнуло движение в районе кустов, однако парень тут же выкинул это из головы. Еще один глюк сегодня ему выдержать было бы сложновато, наверное. – Это ведь возможно?
Немного неловко было признаваться, но молоко он просто обожал. Дед часто поил его холодным молоком – в жаркие летние деньки, теплым – в холодные вечера, горячим с медом – когда внук болел. А еще была взбитая яичная смесь, коктейль с мороженым и клубникой... В общем, прелесть молока способен недооценивать лишь хладнокровный маньяк-потрошитель, не иначе.
Хотя положительный ответ еще не прозвучал, рыжий ощутил, как предвкушение слегка улучшает ему настроение.
А еще, думаю, там должна обнаружиться морковка. Есть такой шанс. – При этих словах он посмотрел на второго колясочника, стараясь выглядеть как можно более дружелюбным.

+4

20

Ярко-солнечный кролик уже отпрыгивал второй круг около второго колясочника, как вдруг – чу! – навострив уши, спрятался за коляску, а потом и вовсе помчался к девушке с папкой. Макс уже было хотел местную сиделку предупредить, что кролик чего-то боится – не зря же он дал дёру! – но девушка уже приняла зверька в объятия, отгородив папкой, рождавшей отблик кроличьего света куда-то в кусты.
В столовую? К морковке? – парень прислушался к своему желудку, тотчас же давшему знать, что не только кролик тут голоден. – Дельная мысль! Да и вечер уже скоро, холо... – Шотландец ненароком повернул голову, прослеживая облески солнца, и ошалел. Да так, что благостная улыбка покинула его уста, а фраза так и не дождалась своего окончания.
Там, в кустах отцвётших роз и старых деревьев, причудливо извивашихся в своей вечной тяге к Солнцу, стояла девочка. Совсем молодая, почти что в одной майке, она зябко сжимала руки, пока её голова была объята пламенем. Нет, это не было огненно-рыжим цветом волос: бушующее пламя то и дело выбрасывало в воздух протуберанец, а своеобразный нимб над головой пронизывали разряды молний.
Как бы этот пожар на сад не перекинулся... И как ей может быть вообще холодно так?!! – пронеслось в голове инвалида, наконец понявшего причину страха маленького зверька. Он протянул руку в сторону ребёнка, указывая на притаившееся в кустах дитя.
Пламя! Она горит! – выплеснув первичную энергию, Макс Дансмор решил, что надо бы и аргументировать как-то свой страх и опасения за целостность сада и самой девочки, на которую, кажется, как-то и не обратили внимания. – Девочка, там! Голова, молнии!
Голос горца был взволнован, сам же он сбивался и не так уж и понятно формировал мысли, несмотря на все свои старания в области вербального общения.
Волосы как огонь из Солнца! Пла... Кхе! Кхе-ее... – он поперхнулся, закашлялся, но таки смог сорганизовать язык и мысли в одно направление, заодно припомнив умное слово, услышанное когда-то давно: – Плазма! Волосы из плазмы. А одежда сгорела... – взволнованным, но всё же не сбивчивым тоном, закончил мужчина.

[AVA]http://s0.uploads.ru/skipu.jpg[/AVA]

+4

21

Душевным состоянием новенький подопечный по-прежнему несколько тревожил миссис Уилсон, ибо, как она с огорчением наблюдала, продолжал следить взглядом за чем-то невидимым. Это действительно вызывало беспокойство… в одной, практичной части шотландской души женщины, другая же, та, что умела вслушиваться в таинственную, древнюю… вечную песню земли, на которой Донна выросла, тихо и вкрадчиво, без слов, до слов, одной только неуловимой мелодией напоминала, что этот сад – тоже часть здешних холмов, озер, недалеких гор, где возможно всякое и всякое водится и сейчас, как всегда. Конечно, он только что из лечебницы, всё так, но… как сказал один из корифеев психологии: «сумасшествие — это не просто душевное расстройство. Сумасшествие – это и прорыв». Так что, кто знает… вдруг этот жизнерадостный парень действительно видит то, что просто не показывается другим?.. Ведь taibhsearachd* в Шотландии никто не отменял, при всем нынешнем развитии психиатрии, а странноватую сиреневую дымку над лужком патронажная сестра только что наблюдала сама.
Что же… возможно, менее романтичная, чем в саду, окружающая обстановка столовой и сугубо житейские заботы голодного желудка настроят и его на более реалистичный лад, – сделала свой хитрый ход практичность миссис Уилсон, и поэтичная сентиментальность не нашла, что возразить… должно быть, тоже проголодавшись. Тем более, что все прочие собеседники снаружи охотно согласились поужинать: сперва хрупкая американочка, потом, после недолгих пререканий, которые и на пререкания-то не тянули, скорее на договор об общих намерениях – и завязавшая шнурок Кэйли, и новенький парень-рыжик, а в конце – и этот шумный «однорукий бандит» – внутренне Донна улыбнулась родившемуся прозвищу… но новый его возглас вновь вздыбил тревогу, а жест единственной руки, указывающей на кусты, заставил и женщину невольно взглянуть в ту сторону.
Господи, кто отпустил ребенка гулять в таком виде! – практичность теперь уже попросту возмутилась, потому что босая девочка в одной маечке, в весьма нетеплый осенний вечер – это сущее безобразие. А сентиментальность экспрессивно добавила практически в унисон: «Куда смотрят родители!». То, что самой миссис Уилсон Господь не дал детей, не мешало ей быть потенциально отличной матерью, которая ни за что бы такого не допустила, и не могла не осудить такого головотяпства… и равнодушно смотреть на озябшее дитя, конечно, тоже не смогла бы. – Донна уже летела к девочке, на ходу снимая с себя шаль, чтобы, приблизившись, тут же накинуть ее на худенькие и голые (господи, голые!) плечи.
Вот так, милая, – сказала женщина ласково, запахивая крест-накрест, наплотно, края ажурно-вязаного белого платка из лучшего козьего пуха, укутывая девчушку в согревающий  кокон, пытаясь одним движением одним поднять ее на руки, чтоб не стояла на холодной земле… и с недоумением взглянула в хитрющие детские глаза, когда это не получилось – ножки никак не отрывались от размокшей почвы и стриженной травы – Донне вдруг показалось, что она пытается приподнять… шкаф или даже целый дом.

_____________________________________________________
*Ясновидение; способность видеть картины (часто предвещающие смерть). (гэльск.)

[NIC]Донна Уилсон[/NIC]
[STA]Женщина в шали[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/pUTIC.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (21-05-2017 23:35:46)

+3

22

Висевший над садом сиреневый туман Буко не стала пробивать через Сеть. Ей было совершенно невдомек, что данное явление может быть сколько-нибудь необычным, и она просто не придала ему никакого значения. То, о чем говорили люди, было связано с их собственными, пока еще чересчур далекими проблемами. «Пишущая машинка» внутри все исправно запротоколировала, но подвергать осмыслению реплики Буко не стала: это было довольно натуральной реакцией на все происходящее. Однако пропустить предложение о еде она никак не могла:
Простите, – с обаятельной улыбкой обратилась одна из присутствующих девушек к остальным. В большинстве слоев спектрального восприятия эта девушка выглядела совершенно естественно для аборигена, и Буко бы списала отличия в остальных на флуктуации в пределах допустимой для землян нормы, если бы данные с базы не говорили прямо об обратном: это не аборигенка, со всеми вытекающими последствиями. В силу субъективной иерархии космических рас, Нэро мгновенно подняла эту персону над остальными в своем восприятии, тем более что чистые и открытые черты лица формировали какое-то доверительное ощущение внутри. И, конечно, некоторую родственность создавало произнесенное вслух предложение подкрепиться, – ну так что? Куда направим стопы, чтобы всем было хорошо? Отдыхать или лакомиться? Поверьте, здесь чудесно готовят!
Место внутри расчищалось и создавалось достаточно быстро, чтобы внимание быстро переключилось на возможность ознакомиться с местными кулинарными изысками. Принципиальным отличиям, в местных понятиях, являлось то, что приготовляемая аборигенами еда несла в себе частицы их Ци, уникальной для каждой особи и специфической для каждого народа, тем более – для целой расы землян. Буко имела возможность перегнать каждый проглатываемый кусочек через огромную и весьма точную химическую лабораторию, но такие попытки ни на шаг не приближали её к пониманию того, почему еда на вкус все-таки разная и чем именно в своем сознании она этот вкус различает при казалось бы идентичных частотных и количественных сигналах с рецепторов? Временами ей хотелось задать этот вопрос папочке, но она все-таки немного стеснялась, а ответ был не таким уж и важным – объективно – хотя жутко интересным. В общем и целом, вся суть сводилась к тому, что она не сможет воспроизвести «домашнюю еду земных аборигенов» даже при помощи всех изысков бортовой хим.лаборатории, и это заставляло весьма неровно реагировать на каждое угощение.
Остальные четверо в целом были как раз этими самыми аборигенами, и между собой Буко не пыталась их ранжировать: каждый из них был интересен для взаимодействия и для детального изучения. При всем при том, она не совсем была уверена насчет того, как подступиться к (чтение аудиозаписи, распознавание, исключение) «Мистеру Флемингу» (перепроверка в базе данных пансиона: полное совпадение), тем более что коммуникабельность людей, страдающих от боли (особенно от головной) заметно снижается. Другой же мужчина (перепроверка...) «Мистер Дансмор»...
Когда их взгляд встретились, «незнакомец» (здесь так принято называть?) повел себя странно. Настолько странно, что Буко не стала вешать никаких ярлыков на его поведение, но на всякий случай проверила свое состояние, почти что на уровне рефлексов вскинув руки и ощупав голову. Судя по общему потоку через корпус, от неё не валило столько жара, чтобы людские органы чувств могли различать его иначе, кроме как тактильно, да и разброс температур от 37,3°С до 39,6°С вдоль поверхности тела не должен был прямо сразу их напрячь. Возможно, местные доктора могли бы решить, что у девочки жар, но...
Буко встрепенулась, спешно проиграла в голове сценарий вызова скорой, подумала над возможными цепочками реакций и заключила, что при попадании в больницу она обязательно в скором будущем встретится с полицией, а полиции она панически боится. С другой стороны, часть местного состава – психологи, и они могут принять это к сведению и следовать согласно общечеловеческой морали, наперекор заведенным в обществе устоям. Это как раз тот сценарий, который был сейчас наиболее желателен.
Нэро, тем не менее, следовала всем канонам и с искренним недоумением неотрывно смотрела в лицо Дансмору, борясь с искушением и страхом заглянуть в его историю болезни. Он ткнул пальцем в небо и в каком-то отдаленном смысле попал, и девочке приятно было обманываться, теша себя надеждой, что этот абориген проявляет латентные способности к ясновидению, характерные для его вида. Что это именно так, а не иначе, что это не просто «удачное» совпадение безумия и слов.
А дальше случилось нечто непредвиденное. (Поиск по базе) Донна Уилсон подлетела к ней – это было ожидаемо, – надела на неё какую-то пористую тряпку (проверка... исправлено: шаль). Это казалось хорошей идеей для женщины, но абсолютно точно не учитывало интересов самого корабля интенсивно сбрасывать лишнее тепло в окружающую среду. Впрочем, мелочи. Все это было вполне себе в пределах допустимого. Дальше последовало то, что Буко, скорее всего, могла бы и предвидеть, если бы внезапная реакция Дансмора не выбила её из колеи.

Донна попыталась взять её на руки.

Если бы Буко была к этому готова, она могла бы частично компенсировать свой непомерный по меркам людей вес при помощи локального изменения силовых полей, компенсировав дикую тяжесть своего тела. Хотя в таком случае факт огромной инерции устранить было бы сложно, и госпожа Уилсон чувствовала бы себя как... (плохое сравнение) скорее просто как женщина в супермаркете с огромной и очень, очень тяжелой тележкой.
Однако вышло так, что этот добрый человек принял себе на позвоночник примерно еще полтора своих веса, совершенно не предполагая заранее подобной возможности. К счастью, для женщины это не кончилось ничем плохим, но теперь они встретились взглядами с ней, а в списке возможных реакций плыли нули, нули, нули... Нэро просто смотрела ей в глаза взглядом очень хитрого, пойманного с поличным и весьма-таки испуганного вора яблок, но постепенно эмоции ослабли, а система внутри быстро-быстро конфигурировала и пересобирала текущую ситуацию со всеми вытекающими сценариями.
Допустим, её ноги были в грязи и прилипли, пока она стояла. Уилсон сама будет искать оправдания чему-то паранормальному с таким энтузиазмом, что Буко ей позавидует, и придумает десять и сто объяснений, почему то, что она только что напрямую ощутила, не могло быть. И даже несколько коротких лязгающих звуков изнутри она забудет как можно скорее. Мир людей устроен так, что они как смерти боятся выхода за пределы некоторого информационного пузыря. Иначе бы они не были такими проблемными для контактов...
Смотрите, единорог! – выдала абсолютно случайно выбранную фразу девочка и ткнула пальцем куда-то за спину Донны. И тут же бросилась вперед к группе, всем своим видом показывая: я сама пойду куда надо, только не надо брать меня снова на руки. Амортизация в ногах работала хорошо, и никаких подозрительных звуков пятки Буко не издали, когда она выбралась с грунта на твердую дорожку, – ой, уже убежал!
В её репликах было не столько естественное озорство, сколько совершенно противоестественный испуг ребенка, который пытается выйти из локальной стрессовой ситуации шуточным образом, потому что взрослые подыгрывают детским шуткам, но при этом самому ему совсем не до шуток. Просто это работает – и все тут.
Буко знала, что Серена Майлз поймет это с полувзгляда, и именно поэтому невербально обращалась именно к ней, одновременно и прося о помощи, и выпуская короткие «шутливые» колючки, за которыми умеют прятаться напуганные дети, выросшие среди «взрослых, которые всегда носят улыбающиеся маски». Она не сомневалась, что белокурая девушка решит, что это в её компетенции – помочь этому ребенку – и что Майлз, как человек, проявит к ней сочувствие. Это было отчасти немного жестоко – столь нагло перепасовывать внимание и пытаться манипулировать коллективом, получая от них то, в чем сама Буко не нуждалась... но эта мысль внезапно очень остро врезалась куда-то на уровне сердца: а так уж ли она не нуждалась в некотором тепле, пусть даже от этих недоразвитых телесно и духовно существ? Люди любят и ценят любовь животных, общая эмпатия характерна для всех форм жизни. В голове отчетливо прокручивались свежие воспоминания, прикосновения Донны, то, как она надевает эту шаль, которая теперь мешает конвекции у плеч. И все, что могла вынести Буко из пересмотра этих воспоминаний, сводилось к болезненно простому выводу: ей хочется вернуться на несколько мгновений назад и испытать эту заботу и эти прикосновения снова. И, хотя её поступок был целиком верным с точки зрения спасения и с точки зрения мимикрии, сама она хотела не этого. Совсем не этого... Ей хотелось протянуть ладошку к Серене, чтобы та приняла её и улыбнулась, почувствовать прикосновения пальцев Макса к голове, как это делал папочка, устроиться на коленях у Мэрана и подоставать его вопросами о том, как живется людям на самом деле – согласно записям, он что-то знал об этом. Ей хотелось немножко сблизиться с остальными, рассказать «всю правду» Кэйли и предложить ей отправиться к звездам (хотя за это ей очень и очень влетит на станции), а также, само собой, вернуть шаль Донне Уилсон и еще раз почувствовать её объятия.
И осознание этого вызвало в голове все такие же нули, все такое же непонимание, которое уже случалось за сегодня. Сбой пробил всю систему: как стоит пересмотреть свой протокол действий, если основная цель почему-то отошла на второй план, а вместо этого в голову лезет нечто откровенно странное? Она ведь живая в самом своем ядре, и во многих надстройках над ним, и ей не чужда эмпатия, не чужда и чувствительность к Ци, но неужели эти люди и их эмоции могут так сильно подействовать на её состояние? Возможно, дело было в отставании в уровне психоэмоционального развития от таких древних и развитых существ, как лирианцы, и даже от ДАЛов. И это отставание делало её в какой-то мере на одном уровне с этими земными существами, сближая их ментальные вибрации и усиливая взаимопонимание. Они просто с большей легкостью синхронизировались, а сама Буко – как созданная служить интересам нации – постоянно подстраивалась, чтобы лучше дополнять капитана, и это было зашито так глубоко в её сущность, что сейчас выстреливало. Или нет? Самоанализ на уровне высшей нервной деятельности не имел четких протоколов диагностики, а опыт психологов показывал, что это неэффективно: профессионально исследовать своё собственное мышление.
В общем, Нэро была обескуражена и одновременно воодушевлена. У неё не было готовых решений, она понимала, что поток событий захватит её – и дала ему себя захватить.

Отредактировано Буко Нэро (02-04-2017 21:00:26)

+6

23

Ви высунул кожаную кнопку носа наружу, понюхал воздух, пошевелил длинными усами.
«Все чисто!» – и нос тут же исчез в глубине норы, зато появился пушистый хвост, следом зад. Вот уже лис целиком выбрался наружу и вытянул красивенький горшочек с ценнейшим порошком внутри. Как долго он выбирал мухоморы: крупные, аккуратные, пахучие – для своего порошка. А перетертые крысиные косточки каких усилий стоили! Теперь это дело нужно было поставить в неприметное место, обязательно освещенное солнцем, желательно заходящим.
Ви высунул морду из разлапистого куста, огляделся по сторонам – не следит ли кто? И мелкими перебежками, по кустам да по теням, добрался до лавочки. Вот он, маленький лисий тайник. Здесь уже лежало несколько камушков, пара маленьких монет и украденный телефон. Горшочек хорошо так поместился рядом. И не видно, и солнце попадает. Вечером можно будет забрать, а уже утром подсыпать в еду.
Ви, довольный и предвкушающий новую пакость, облизнулся, пошкрябал задней лапой за ухом и нырнул в кусты. Там, на кухне, его ждал кусочек мяска, обсыпанный приправами – еще вчера присмотрел лакомство, да не лезло уже после булочек.
По-пластунски лис крался в сторону кухни. Собрал пузом все мелкие ветки и мусор, замел хвостом следы, чтоб всякие двуногие не отследили и не сторожили потом вход в нору.

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Общая кухня

+5

24

Мелкое рыжее создание в неподобающем погоде наряде выскочило из кустов, заорав что-то про единорогов. И в этот момент Мэран понял, что это все.
Нервный срыв.
Галлюцинации, набор персонажей как из пародийного комик-шоу вокруг, волосы из плазмы, кролики и единороги.
Поздравляю, Мэран, ты приплыл.
Рыжий серьезно покивал сам себе, сцепил пальцы замком и чинно уложил их на колени. Что-то вроде индивидуального жеста «взял себя в руки», только пока не шибко удачно.
И тебе бы молока. Горячего. Можно с морковкою, раз такое дело, – нахмурившись, строго заговорил он с девочкой. Потом понял, что с такою рожей и без сурового тона можно спугнуть любого ребенка. Посему хмуриться перестал и добавил уже сосредоточенной блондинке, имя которой он не знал или не мог вспомнить:
А у вас кофта в дырках. Сквозных. Ее не продует? – конечно же, он имел ввиду, что продуть может девочку, а не кофту, кофта как-нибудь уж сама разберется. Или платок, как оно там правильно называется... шаль? Неожиданно мысль о том, что «кофта разберется сама» вернулась к нему в голову.
Ишь, самостоятельная какая, разберется она. – Он фыркнул.
Мисс Уорд, хотел бы вас попросить добавить мне в мед и молоко виски. Если это вообще возможно. Можно без меда. И желательно даже без молока.
Он развернул коляску, готовясь двигаться в сторону... в сторону... А хрен его знает, где здесь столовая!
Мэран вдруг ощутил себя почти как кофта. Только не насквозь дырявым, а насквозь тупым. И менее самостоятельным.
Вот он, чудесный день в новом доме.
Замечательный, восхитительный день...

+5

25

Что бы ни происходило вокруг – как бы ни прижимался золотистый кролик к местной сиделке, и не горели чистейшим первородным огнём шевелюра у маленькой девочки, так вот необычно разгуливающей холодной шотландской осенью в одной только лёгкой блузочке – но Макс не верил в массовую шизофрению. Нет, психи существуют, и за свою жизнь шотландец видел их немало: бьющиеся в вечно истерическом смехе, пускающие слюни или даже ходящие по психиатрической клинике и утверждающие всем и каждому, что-де являются королём Ричардом или главврачом этой самой клиники, но все они являются одиночками, и их взгляд на вещи доступен только им одним. Поддакивание санитаров, персонала и гостей подобных заведений – это лишь потакание прихотям пациентов («Хорошо, Ваше Величество, поели – а теперь пойдёмте в Ваш тронный зал, мультики смотреть» или «Доктор Джофф, Вы осмотр уже провели, давайте-ка мы теперь пойдём с Вами в кабинет, там Вас бумаги ждут, договора всякие... Да, скучно, но надо, доктор, надо. Мультики Вы потом посмотрите, после документов...»).
  Но массовых помешательств не бывает. И когда огненно-рыжую маленькую худенькую девочку не может поднять работница заведения для инвалидов-колясочников, девушка, привыкшая обращаться с мужчинами, которые если упали со своего транспортного средства – то это надолго, их надо поднять, а это не так уж и легко; когда собравшиеся на садовой полянке не видят в упор золотистого кролика, но при этом нет-нет да и посмотрят тревожно и непонимающе на лужайку неподалёку, словно бы увидали там что-то невообразимое... когда рыжий парень на механическом коне-кресле трёт виски, словно бы стараясь привести разбегающиеся мысли в голове в порядок и унять боль, прося напиток, что позволяет скорректировать рассудок и принять невозможное – это всё отнюдь не является признаком сумасшествия и психических расстройств. Во всём этом – чёткий план, пусть и неясно чей, но всё же неспроста это происходит. И, коли уж заметил ты это несоответствие между реальностью и происходящим, то надо направить людей, увести отсюда.
  Вот и девочка уже увидела какого-то единорога, что нетипично для данной местности, ибо, как известно, единороги водятся сугубо лишь в южной Англии, ну иногда ещё и во Франции попадаются, где пьют исключительной чистоты родниковую воду и пузырящееся шампанское.
  Значит, дело худо. И надо что-то срочно делать, направить людей, пока всё не стало совсем плохо. Куда? Да хотя бы в эту самую столовую, где молоко, мёд, морковка... «Зачем морковка с молоком? Дикое же сочетание! Но лучше уж так, чем массово видеть галлюциногенных единорогов, кутаясь в шаль!» – подумалось Максу. А потому скинул он с себя свой внезапно нахлынувший страх при виде причёски девочки, собрал всю волю в кулак – и поднял этот кулак вверх, как поднимали его правители и вожди перед своими народами, отправляясь в далёкие походы.
  – В столовую, братия и сёстры! – и был голос Дансмора крепок, и нет-нет да и проглядывала в глазах сталь, что куётся испокон веков лучшими горскими кузнецами, – Ибо ждёт там нас покой и разговоры, достойные древних философов; ждёт там нас еда и питиё, что наполнит наше нутро веселием и дарует сытость! Крепкие стены защитят от головной боли, – небольшой кивок в сторону рыжего парня, представившегося Флемингом, – и согреют в холодную погоду. Вперёд, за мной, мои друзья!
  Максим круто развернулся на своей коляске и уверенно поехал в сторону главного входа в пансион.
  Но не так далеко было суждено ему проехать спокойно. Нет, не камень попал под колесо, и не разверзлись небеса во вселенском дожде - то разрезал тишину осеннего сада женский крик ужаса, донёсшийся откуда-то из недр здания. Дансмор развернулся к людям позади, но не было страха в его глазах.
Не медлим! Нашим собратьям внутри требуется помощь. Не дадим в обиду женщин и детей, что мирно живут тут! Вперёд, во имя спасения! – сказал, и ускорился в направлении въезда в здание, усиленно наращивая скорость коляски с помощью своей единственной руки.
[AVA]http://s0.uploads.ru/skipu.jpg[/AVA]

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Низ, столовая

+4

26

Это что такое?! – Донна изумленно моргнула. Она же легко поднимала таких немаленьких и нехуденьких мужчин, как мистер Дансмор или мистер Флеминг, потому что умела делать это правильно. Она и сейчас все делала правильно – присев, перенесла свой вес, спружинила коленями, и... не смогла поднять хрупкую девчоночку, которую, кажется, ветерком снесет, дунь он посильнее. Хотя, конечно, мужчин она на руки не брала, только перемещала – с коляски на кровать, с кровати – в коляску, но все равно, все равно же! Сколько раз она брала на руки детей и покрупнее! Да вот буквально сегодня... – миссис Уилсон не довспоминала утренний случай с Дениз, которая капризничала и отказывалась идти завтракать, так что пришлось ее по-матерински на ручки брать – это тринадцатитетку-то! – и нести в детский коллектив, на ходу ласково вкладывая полезное в не очень умную головку бедняжки с синдромом Дауна. А осеклась мысль медсестры потому, что она сперва увидела взгляд рыжей малышки, о-о-очень странный взгляд испуганного крольчонка, которого лиса застала под кустом, и услышала ее не менее странный возглас.
Донна не обернулась инстинктивно, удержала себя, но с огорчением поняла, что бедная девочка попала в бóльшую беду, чем казалось раньше. Да ребенок, должно быть, в шоке! Впрочем, и сама миссис Уилсон, пожалуй, была далека от воплощения лучших образцов душевного равновесия… да, как становилось очевидным, и не только она. Даже мужчины в их маленькой прогулочной компании немного… занервничали. Однако мистер Флеминг, сам того не зная, нечаянно подтолкнул Донну и взять себя в руки, переборов растерянность, и к идее: в два летящих-галадриэльских шага догнав девочку и осторожно взяв горячую ладошку в руку, чтобы, не дай бог, не убежала куда прямо так, босой и в маечке, старшая сиделка осторожно же потянула рыженькую очаровашку за собой – идем, детка.
О, мистер Флеминг… Мэран, да?.. – разумеется, это возможно. Вам ведь уже исполнилось восемнадцать? – обернувшись к не менее рыжему (даже более рыжему, если честно) молодому мужчине, спросила она, в общем-то, не сомневаясь в ответе. – Кэйли может купить виски для Вас прямо в баре на территории, если захотите. Но, я полагаю, для начала нам действительно лучше пойти в дом, холодает, и боюсь, что продует не только малышку, – миссис Уилсон озабоченно посмотрела сверху на макушку девочки в медно-золотистых кудряшках.
…и услышала резанувший по нервам визг. Ее следующее действие было чисто инстинктивным – она притянула ребенка к себе, обнимая за тощие плечики, почти не слыша, как вдруг воодушевился другой новенький, за которым ей, вообще-то, и полагалось присматривать со всей пристальностью. Однако то, что он  разразился весьма и весьма пламенным призывом, слава богу, не к оружию, а всего лишь в столовую, но на помощь женщинам и детям, во имя спасения... удивительно, что не дела революции с идеалами свободы, сиделку впечатлило. При всей тревожности момента, Донна не могла не залюбоваться вдохновенным темнокудрым оратором – просто реинкарнация карбонария, какая-то, сущий гарибальдиец! – миссис Уилсон любила не только родную историю.
Да-да, мистер Дансмор прав, идемте же в столовую! – пробормотала она, разборчиво, тем не менее, по-прежнему обнимая девочку за укутанные действительно сплошь дырчатой шалью плечики и чуть-чуть подталкивая в нужном направлении.
И тут из окна прямо на плитку дорожки с грохотом выпала кастрюля с чем-то… с кем-то… с кем-то очень живым и осьминогоподобным, сучившим лиловыми щупальцами.
Нет, Донна не завизжала, она только коротко всхлипнула и постаралась закрыть собой ребенка.           

[NIC]Донна Уилсон[/NIC]
[STA]Женщина в шали[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/pUTIC.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (22-05-2017 01:50:55)

+4

27

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Общая кухня

Первая секунда – полет нормальный. Кастрюля на месте, крышка тоже, щупалки раскинуты в разные стороны.
Вторая секунда – шикарнейший «бдам-с» от столкновения дна с дорожкой. Аж крышка подпрыгнула и прищемила второй раз одну и ту же щупалку, хорошо, что на лиловом синяков не видно.
Ви завертелся на месте, пытаясь понять свое расположение. С этими лупалками и обзором в 360 совершенно непонятно, где перед, где зад, где вообще что-нибудь! Попробуй тут найди нору, как же. Так двуногие даже тут топчутся!
Чудище шустро подобрало свои щупалки, поправило крышку и рвануло вперед со всех конечностей. От чего только это «вперед» оказалось колючим кустищем? Разворот на месте – и опять вперед, шустро перебирая щупалками как раз на двуногих. Они ведь додумаются пропустить? На всякий случай хорошенько обрычал и показал ровные ряды зубищ, на ходу уже, правда.
Разогнавшаяся кастрюлька – это круто!
Это ветер прям в пасть.
Это быстро-быстро переставляющиеся щупалки.
Это куча новых ощущений и новых «бдзынь» о всякость.
Особо громкий и бо-бо «бдзынь» вышел, когда Ви со всего маху вмазался в стену ограждения. Кажется, даже каменная крошка посыпалась, да и колдобинка вон какая, а как ручку смяло-то!
Искать ту самую калиточку, через которую можно выйти, как цивилизованный осьминог, Ви не стал. Он ведь не цивилизованный, а самый настоящий варварюга в пятом поколении (это если считать только лисьи поколения)! Ви сиганул прямо по стене и на волю!
Шотландия. г. Нэрн. Дом миссис Скиннер

+6

28

Однажды Мэрану в руки попалась заметка о журналистском расследовании, темой которого были преступления в довольно известной американской психиатрической клинике. Там, насколько он помнил, пациентов накачивали наркотиками и продолжали удерживать в стенах заведения силой, чтобы сдоить с несчастных родственников как можно больше денег на содержание болезных. Ну и самих болезных усмирить, довести до состояния овоща, чтоб неприятностей лишних не доставляли.
Рыжий усиленно попытался вспомнить, успел ли он, как злополучная Алиса, выпить здесь чего-нибудь или съесть.
Кажется, не успел.
Видимо, здесь наркотические вещества добавлялись иным путем, например, воздушным. В голове возникла довольно живая картинка – мелких гном в цветастом наряде и остроконечном колпаке стоит у системы вентиляции и швыряет в нее горшнями феечную пыльцу… или героин, чего уж.
Впрочем, это видение появилось не совсем сразу. Когда черноволосый незнакомец толкнул пламенную речь, Мэран всего лишь подумал, что малый неплохо вжился в роль отчаянного горного шотландца. Когда  изнутри заведения раздался истошный визг – он вполне даже представил там случайную встречу незнакомого сотрудника приюта и того самого, объявленного в превью, единорога. Но когда на дорожку вылетела кастрюля со щупальцами, и начала, истошно звеня и ударяясь обо все на своем пути, носиться туда-сюда, он понял, что для полноты картины здесь не хватает только Терминатора с Эскалибуром и крылышками цветочной фейки.
Непременно в балетной пачке и пуантах на мускулистых волосатых ногах (откуда у киборга волосы на ногах?..).
Непременно чтоб балетная пачка была нежно-розового цвета, как воздушное безе.
И чтобы из кустов выпрыгнул хор потерянных мальчиков Питера Пэна, в костюмах гоблинов из экранизации Властелина Колец, и спел на латыни что-то эдакое, напоминающее вагнеровский «Полет валькирий».
Вот тогда бы картина была полной. Вот тогда все встало бы на свои места.
Мэран наклонился вперед, сорвал какой-то странный цветок с клумбы и воткнул его себе в волосы.
Джентльмен должен соответствовать окружению.
Кастрюля между тем ловко шмыгнула куда-то через забор.
Возвращайся, – отчего-то взгрустнув, Мэран проникновенно помахал существу рукой.

+4

29

...Спасибо? – неуверенно произнесла девочка. Буко совсем не поняла, как ей стоит ответить на фразу Мэрана, и отреагировала через осмысление ситуации в целом: рекомендуя ей угощение, он гарантирует его получение, а значит, угощает, а значит, нужно поблагодарить. Возможно, это было не совсем правильно в рамках миссии, и настоящая девочка в её ситуации так не поступила бы, но Нэро не была настоящей девочкой. Зато она была хорошей девочкой. А хорошие девочки всегда вежливы.
Передающий механизм между соседними отделами внутри запустился, позволяя скрежечущему звуку измельчителя очень глухо вырваться наружу. В самом деле, наедаться так, возможно, было не лучшей идеей, но не в характере Буко было жалеть о том, что она что-то съела. Робко и немного запуганно улыбаясь, она внимательно выслушала пламенную речь Макса – как и положено хорошей девочке, чуть-чуть подпрыгнув в конце и несколько раз хлопнув в ладоши. «Сэр, вы так вдохновляющи!» – выражала она всем своим видом. Правда, не очень искренне - сложно делать это искренне, уже переварив информацию из его истории болезни.
Однако случившееся после этого заставило девочку сначала с любопытством вытянуться вперёд и чуть вниз, встретиться лицом с выступающими частями пытающейся её закрыть Донны, мысленно оценить её порыв и подвести себя к одной резонной мысли. Она может быть сколько угодно хорошей девочкой, но поведение окружающих людей уже должно было перевести недоумение и забаву настоящей девочки в непонимание и испуг. Буко заколебалась, и всё же убедила себя: она не настоящая девочка, она хорошая девочка. Она не попятится и не убежит. Она будет Алисой в Стране Чудес.
Кастрюля скрылась из виду. Маленькая рыжая актриса обошла стоящую перед ней женщину и прижалась сбоку, ненавязчиво так потянула за руку в сторону здания.
Так вот почему тётушка Энн покупает замороженные морепродукты! – тихо сделала вывод малышка – разумеется, в рамках своего амплуа. Сама Нэро уже пыталась по сохранённому в памяти видео найти какие-то объяснения, так как случившееся несколько выбивалось из полученной информации об этом мире. И пока что открытый поиск в местной информационной сети не давал никаких результатов, кроме того, что это мог быть чей-то розыгрыш. Моллюски, конечно, могут продолжать шевелиться. Но бегать так упорядоченно, быстро, да ещё и прыгая через забор? Вроде бы нет.
Скрежет внутри прекратился вместе с исчезнувшим неизвестным, гидравлика внутри работала исправно и очень тихо. Можно было выдохнуть спокойно и немного замедлить процессы, чтобы следующий шумный шаг наступил уже на кухне, где обычно достаточно шумно.

+3

30

И только Кэйли собиралась с улыбкой ответить, что с удовольствием предоставит возможность насладиться напитком, как Мэран заявил про виски. Да, кажется, парню действительно было слишком много впечатлений. Да и самой Кэйли тоже:
Знаете, я могу предложить вам под вечер неплохое времяпрепровождение в пабе, недалеко отсюда, – говорила это Уорд шепотом, – приходите, если хотите.
Она не стала уточнять, что вечером она там работает, а не отдыхает. А вот миссис Уилсон тоже заметила про паб.
Как-нибудь обязательно, – уже громко сказала Кэйли, кивнула с озорной улыбкой. Она смотрела на девочку, выскочившую из кустов, пыталась успокоить себя после щупалец с кастрюлькой, после такого мужественного поступка Мэрана с участием цветов. Девушка даже забыла, что собиралась ликвидировать иллюзорного кролика. Вместо этого она всеми руками вцепилась ему в шерстку, принявшись поглаживать и почесывать. Тот явно не возражал и начал даже бить лапками от удовольствия. Прямо по талии Кэйли. Она на секунду зажмурилась, а потом широко распахнула глаза. Все! Хватит всего этого, хватит сумасшествия. Нужно разложить все по полочкам и разобрать.
В столовую! – девушка весело тряхнула косой, обведя всех взглядом. – И, да, меня зовут Кэйли Уорд, можно просто Кэйли, и я полностью на стороне спокойного перекуса в приятной компании.
Она сделала над собой титаническое усилие, и как только темноволосый пациент отвернулся, произнеся эпичную речь, развеяла кролика. Девушка обязательно подумает о его природе, но попозже, когда страсти улягутся. А сейчас предстояло восстановить душевное равновесие пациентам. Иначе милый сердцу, приятный, рассчитанный на лечение и покой пансион грозил превратиться в самый настоящий дурдом. Девочка, о которой принялась заботиться коллега, тоже вызывало странные опасения, но за всеми мыслями они потерялись и никак не желали акцентировать на себе внимания. «Разберемся, – дала себе мысленный подзатыльник ирландка, – обязательно разберемся!»
Так что вперед, воздух, конечно, прекрасен, но, боюсь, деревья уже не успевают за нашим дыханием, – Кэйли уверенно начала двигаться в сторону пансиона, направляясь прямиком в столовую. Она была уверена, что все просто действительно ожидали того, кто же сделает первый шаг. А то получалось, как всегда – вроде надо идти, а вроде и стоим неплохо. В итоге и не поели, и не поспали и вообще ничего не сделали. Так что Уорд уже не сомневалась в своих действиях. Она лишь покрутилась, продолжив идти, но уже спиной вперед – чтобы ее видели:
Не отставайте! – весело помахала рукой, – кто последний, тот моет посуду!
Конечно это не так, конечно в пансионе есть, кому убираться, но надо же дать мотивацию. Кэйли не боялась за постояльцев – дорожки прямые, довольно широкие, к тому же здесь присутствуют два работника, которые проследят, если что. Девушка не уходила далеко, даже больше – была совсем рядышком, что-то мурлыча себе под нос. Те, кто прислушивались, могли уловить легкий мотив и нечто вроде:
Мир обойти, дорог так много,
Преград не счесть, но есть ведь цель.
Свобода, ветер и восходы
Укажут путь в прекрасный день.

-----> Столовая

Отредактировано Кэйли Уорд (15-06-2017 10:47:06)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Сад