Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Верх, комната для бесед


Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Верх, комната для бесед

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/933429.jpg

0

2

3 окт, 10:00

Закопайся, милая Хелен, в истории болезней, проверь информацию по новичкам, которые прибудут с часу на час, а потом внезапно получи по шее сначала слетевшей системой на компе и несколькими часами восстановления всех документов, которые запрашивать заново в электронном виде было бы в три-четыре раза дольше, потом – дозвонившимся с какого-то перепугу Лазаревым, которому вот кровь из носу был нужен Рэй, а тот уже дней пять как соизволил свалить в Швейцарию; потом ночью Люцифер явился, разодранный, словно в аду общался с мантикорами, а с утра заверте..., и под вечер второго числа, в качестве коды, вырубилось электричество, заставив мисс Кент, кажется, поседеть раньше времени из-за тихого, не особо контролируемого бешенства.
Отоспаться в ночь на третье особо не удалось – Кэт наотрез отказалась уходить спать отдельно, и во сне, видимо, увидев кошмар, умудрилась лягнуться не слабее какой лошади, обеспечив матери веселый остаток ночи, больше похожий на какое-то экстремальное телешоу, которое вполне могло бы называться «Как сойти с ума за несколько дней». На встречу с новичком – Шоном Мак-как-то-там-его – идти все же было нужно, и легкую красноту в глазах скрыли бы только хорошие, непроницаемые черные очки, сидеть в которых в помещении ей было попросту неудобно.
Сзади донесся характерный чуть сбоящий в легкое пришептывание звук моторчика, и Хелен, подавив в себе дикое желание уточнить, зачем для обычного общения дуэнья, улыбнулась – кажется, даже не во все свои ядовитые клыки, которые на второй веселый выходной торчали уже не метафизически.
– Эннис, лань ты моя трепетная, а ты тут в качестве проводника или моральной поддержки? – не поворачиваясь, уточнила Кент, понимая, что еще немного – и шутка, мол, ступенька перед выходом на балкон нужна, чтобы психолог, работающий с пациентом, мог выброситься, а пациент – нет, станет очень актуальна уже не для психолога, а для нее. И ковры на полу такие, что тело завернуть можно спокойно, и об угол стены убиться тоже можно… – Ты же знаешь, что я людей не ем, только христианских младенцев каждую тринадцатую пятницу, когда на небе затмение и кровавый дождь.
Чашка с черным кофе (точнее, средних габаритов супница) дымилась на столе, приковывая к себе взгляд едва ли не больше, чем лежавшая там же папка – основная информация о пациентах хранилась все же в бумажном варианте, и пометки для себя Хелен вносила собственноручно. Спать? До «спать» был еще почти весь день и половина ночи, потому что в понедельник ее наконец-то никто не будет дергать до блаженного полудня, а значит, надо было пережить воскресенье. То есть сегодня.
То есть никого не загрызть насмерть, не дозваниваться до Рэя с вопросом, а может ли она уволиться к чертям собачьим, не рычать на тех, кто задает адекватные вообще-то вопросы и быть милой, очень милой англичанкой в этом шотландском дурдоме.
– А если ты посмотришь за окно, то увидишь, что как минимум кровавого дождя там нет, значит, есть я сегодня буду только то, что найду в столовой. Увы, сегодня счастье в виде откупа мороженым никому не достанется, – она коротко коснулась пальцами узкого чокера на шее, почти привычно пробегая по бархатной ленточке, все-таки возвращенной туда, где ей было самое место.
Напоминание для себя самой – «Не подходи, убьет».
Ошейник шипами внутрь.[AVA]https://sun9-18.userapi.com/C3JaTBlna9rvAP61-_3itOZXy4AEVfZXup1Rig/NASCX3YKRtA.jpg[/AVA][STA]моя смешная страна, где нет страшнее греха, чем нарушенье границы[/STA]

Отредактировано Хелен Кент (07-09-2020 19:49:30)

+2

3

Помнится – а память, в отличие от речи, не подводила – когда в эту комнату, еще не отремонтированную до теперешнего вида, позвали «мистера Колдера», оный мистер, только что привезенный в Дол, нервничал так, что не попадал по джойстику пальцами. Во всяком случае, не попадал сразу, поэтому по пути изрядно навилялся по коридору и пару раз въехал в его стену подножкой. Оно и понятно – мало того, что чужое место, казенный дом, так еще и про мисс Кент старожилы тако-о-ого понарассказывали! Мымра, мол, рыжая, ведьма, galla*, владельца пансиона и то ни в грош не ставит, страшная, страшная женщина, и, что всего хуже – англичанка. Сообщалось это с большими, подвыпученными то есть глазами, как бы по большому секрету, полушёпотом и с постоянной оглядкой – не слышит ли кто из персонала. Это сейчас смешно, а тогда очень даже не по себе было.
Когда миссис Уилсон, плотнее запахнувшись в свою кружевную шаль, встала в дверях холла и сказала негромко, что доктор Кент хотела бы увидеть мистера МакДугалла, ждет его в комнате для бесед, чтобы познакомиться с ним, Логан Хогг с интересом повернул голову (то есть всё, что у него вообще, в принципе, поворачивалось, что было равнозначно «повернулся всем телом») в сторону новенького и ободряюще ему подмигнул, а Лесли Маклин, будто не было позавчерашнего отлупа, показал звучный такой фейспалм и скорчил самую сочувственную рожу.
О, парень, тебе капец, допрыгался. Кобра тебя живым не выпустит, влип ты.
Лицо Энги на мгновение исказилось от напряжения, он неловко взмахнул рукой с неряшливо отогнувшимися пальцами и гортанно, в нос, пропел:
Не-е ба-а-лт-т-та-ай! – на трудной «т» язык немножко залип, но ничего, дальше снова была гласная. – Йа-а с-с-ст… – у-у, свистеть эту «с» Колдера долго учили логопеды, научили даже, но когда она шла вместе с «т»… – то-о-обой п-по-о-йду. – Это уже, естественно, адресовано было Шону, именно на него Эннис же и смотрел.
Пойдет он, – презрительно хрюкнул Лесли, – «побегу» еще скажи, ага, Форрест.
Энги сопнул в ответ, не потому, что обиделся – было бы на что, а потому что разворачивался вместе с коляской к двери, где миссис Уилсон еще стояла, но уже боком, пропуская их. Тепло камина погладило по щеке, шее, тыльной стороне кисти секундно, и вот он уже в коридоре – первый, а женщина в кружевной шали… уходит?.. Значит, доверяет ему проводить новичка до нужного места. 
Доехать до лифта легко, а вот попасть по кнопкам, сперва снаружи, а потом внутри… но он же привык, что с первого раза не получается почти ничего почти никогда, и неважно, с какого раза все-таки сделаешь то, что нужно. В коридоре вверху, по случаю выходного, наверное, почти никого не встретилось, а дверь в комнату для бесед – вот здорово! – была приоткрыта, ее толкни ладонью – и въезжай.
Мисс Кент еще не сняла очки, такой ее редко можно увидеть, а они ей, между прочим, идут… очень. Как и бархатная ленточка на шее – словно у дамы с картины восемнадцатого века. Красиво… шея сразу кажется такой хрупкой и изящной! Вот бы ей и платье такое, как на картинах – с фижмами и корсажем, этой «английской розе»… бледноватой сегодня, без чудесного еле заметного румянца.
На «Трепетную лань» Энги тем более не обиделся – это был комплимент его интеллигентности и воспитанности, Рэймонд тоже иногда так называл и улыбался тепло.
Йа-а-а-а, – пропел Колдер, тормозя у дивана, и послушно глянул в окно, где не только кровавого, но и просто дождя не было – на удивление, – за-а кмпа-а-ни-и…ю, – последний звук он выдохнул отдельно и застенчиво хмыкнул. Очень хотелось сказать, что он, трепетная лань, зато привел дикобраза, нужно устроить водное перемирие, и… – и «разговорная» доска никак не хотела доставаться из-за спины.

+2

4

Общение в принципе доставляло Шону меньше удовольствия, чем сложностей – Эннис стал приятным и единственным исключением, но опять же, кто знает, сколько он продержится? – а общение с «сильными» мира сего, по крайней мере по их собственному очень важному мнению, и подавно.
То есть Шон, конечно, осознавал необходимость «знакомства», но искренне считал, что если у вас две ноги, а у него – ни одной, то гораздо логичнее было бы вам к нему придти. Но, видимо, желание – пусть и подсознательное, унизить и указать, кто здесь кто, неизбывно в головах тех, кто считает, что за счёт присутствия конечностей, они автоматически обретают содержимое черепной коробки и некий «статус». У птиц, кстати, тоже есть две ноги. И их можно научить элементарным фразам. Делает ли это птиц заведующими пансионами?
Эннис ещё, прям даже интересно, как он такой весь из себя ранимый до своих лет-то дожил, чудо, не иначе. Если его устраивает, что он «трепетная лань», впрочем, поспорить с этим, на самом деле, сложно. Но лань миленькая, это да.
Он – мой переводчик. Опыт показывает, что не каждому дано осознать мои глубокомысленные сентенции, а Эннис у нас просто умница, может перевести мои слова простым смертным. И, да, доброго дня, уважаемая Миз…так, как ее там, Хант? Нет, ну какая она охотница, разве что рыбу будет в своем кофейнике ловить, как будто классическая кофейная чашка уже не в моде, ох уж эти англичане, спасибо хоть не чай с молоком, от одного зрелища мутить начинает, так, Кент? Что там отец говорил, не лезь на рожон? Да как так-то?!…Кент. С какой целью вы решили нарушить мое стандартное расписание среднестатистического инвалида? Мне пришлось прервать свои рыдания о несбыточном! На самом деле, условия достаточно сильно расходятся с ценой этого чудного места, я хотел бы уточнить, с какой частотой эти неуместные вмешательства будут происходить.
Все ещё основная работающая мышца в организме Макдугалла – это язык. Хочется верить, что ещё у него работает сердце, но он предпочитает отрицать отсутствие оного. Что внутри него, что внутри коляски – движок, сколько-то там сил хромых пони. И одного осла.

Отредактировано Шон МакДугалл (22-08-2020 15:43:42)

+3

5

Брошенный из-под ресниц тоскливый взгляд на порожек у балкона, пожалуй, никто и не заметил, как и мысленное, очень тихое, проклятие, посланное в одного мистера Скиннера. Разумеется, она же тут главное пугало, которое очень так неплохо справляется с этой обязанностью, «рыжая мымра», которой новичков обычно пугают в первое время так, чтобы те в принципе шарахались подальше. Нет, часть этой репутации была вполне заслужена – в конце концов, позволить себе полуматерно орать на хозяина «Дола» мало кто мог позволить, но все же…
– За компанию так за компанию, – «да не съем я его, черт побери!», – рада видеть, что ты сошелся с… мистером МакДугаллом. Потом задержись ненадолго, буквально на пару минут, хорошо?
А сколько недовольства в голосе новичка, гос-с-споди, как будто потревожили царственную персону, честное слово… Хелен отхлебнула кофе, согревая ладони на горячем керамическом боку «кружки», и, отлично понимая, что лучше бы вместо этого выпила пару-тройку таблеток кофеина, усилием воли загнала обратно мерзкое ощущение дрожи в кончиках пальцев, и, чуть наклонив голову, с интересом всмотрелась в пока еще не примелькавшееся лицо. По фотографии, оставленной в личном деле при заявке на проживание, его вполне можно было опознать…
«Как и меня, если я сейчас задеру себе давление до инфаркта», — мелькнуло в голове. – «Зато в гробу отосплюсь».
– Приветствую, мистер МакДугалл, – и получилось даже вполне себе спокойно, даже несмотря на то, что на фразе про переводчика захотелось уточнить, а точно ли ему не назначали препаратов, которые могут вызвать галлюцинации и неадекватное восприятие реальности. – Будете кофе? Как раз можно будет обсудить, какие именно условия, на ваш взгляд, расходятся слишком сильно… и про вмешательство – тоже. Эннис, солнце, предложение кофе и к тебе тоже относится, если хочешь.
А что, кофеварка стоит в уголке, белая, не сильно заметная на фоне стен, кофе там неплохой – по крайней мере, съедобнее, чем все то растворимое, которое она употребляла регулярно раньше, сахар тоже где-то там обитается, как и сухие сливки, трубочки вон тоже есть… но трубочки – уже второй пункт, если согласятся.
Потому что третьи сутки не имевшая возможности нормально выспаться Хелен Кент либо становилась на диво невменяемой и очень язвительной скотиной, либо начинала общаться вежливо и культурно, от чего люди знающие расползались по сторонам быстрее, чем от ядовитых комментариев. Хотя ей самой значки вот, приколотые к блузке (и «Рыжая мымра!» с ее собственным карикатурным портретом, и «Катись, пока не поздно» с не менее карикатурным Рэем), напоминали – нефиг. Поругаться можно с кем-нибудь еще, Скиннера вон дождаться, который не впадал в священный ступор при попытке на него огрызнуться, а сам с удовольствием, кажется, откусывался; в конце концов, можно было сесть перед зеркалом и пообщаться с умным человеком.
Еще один глоток кофе, в который сахара было всыпано столько, что можно было бы тазик варенья сварить, наверное, горячим клубком прокатился вниз, отгоняя медленно наползавшую в относительном спокойствии этой комнаты дремоту. Глубокий вдох, ощутимое натяжение бархотки на шее – как очередной сигнал самой себе, мол, Хелен, хватит, тебе ли обращать внимание на то, что новичок, не привыкший, не вросший в «Дол» так, как врастали постоянные жители, пытается ершиться и показывать колючки.
Другие тоже пробовали. Потом привыкали… менее ершистыми, конечно, не становились, но постепенно привыкали друг к другу, переставая так яростно отстаивать свою территорию личной неприкосновенности, на которую, по сути, никто особо-то и не зарился.[AVA]https://sun9-18.userapi.com/C3JaTBlna9rvAP61-_3itOZXy4AEVfZXup1Rig/NASCX3YKRtA.jpg[/AVA][STA]моя смешная страна, где нет страшнее греха, чем нарушенье границы[/STA]

+4

6

Бедная мисс Кент, у неё – не картинной в фижмах – глаза красные, между прочим, это даже за один короткий и не сильно прямой взгляд удалось уловить. Была бы это другая женщина – ещё сомневался бы: от бессонницы, или плакала. Но это же Железная Дева, значит, просто опять рядом с кем-то ночь не спала. – Эннис чуть нахмурился: вроде не слышал, чтоб кому плохо было, в их корпусе точно нет, может, в детском или у стариков?..
Шея все-таки напряглась не впустую, а удачно – чтобы несколько секунд голова не моталась и можно было посмотреть в лицо начальнице, вот как раз когда она повернулась от окна, вернее, от пола под окном – мусор там, что ли, или лужа?..
Если не очень-то можешь говорить – сложно не научиться смотреть выразительно, так что по чайным глазам Энниса, теплым и чуть насмешливым, вполне можно было прочесть ответ на сарказм женщины касательно ее людоедской славы – я, мол, не вас боюсь, мисс, я за друга опасаюсь, и не того, что вы его обидите, а вообше… опасаюсь. Чертополохи – они, конечно, колючие, но только из самозащиты, чтоб не ломали, не трогали и даже не подходили. И дикобразы иглами пуляются из самозащиты, знаете же, да?
Одного недолгого взгляда, кажется, хватило, чтобы это передать?.. Или нет? Тогда все же придется продублировать послание…             
Пока продолжалась борьба со своенравной (тоже шотландской!) говорильной доской, которая сегодня очевидно решила объявить если не независимость, то свой законный выходной и не особо-то мирно – потому что то и дело пребольно тычась углами – почивать за спиной молодого Колдера, Шон закатился в комнату для бесед. Торжественно так закатился, прямо даже величаво, Энги вот так не сумел бы. И, не-а, дело совершенно не в том, что мистер МакДугалл в коляске шевелиться не мог, поёрзать там, или наклониться – этого и парочка шейников Дола не могла, но у них такого величественного вида ни разу не получалось. Так умел, пожалуй, только тот бородатый парень, похожий на Роуэна Пчелобатю. Ну тот, который тоже недавно приехал, прямо из инвернесской больницы. Он, когда в коляску влезал изредка, а не лежал в своей комнате под капельницей, тоже сидел, как особа королевской крови, смотрел на всех, как орел на муравьев, и никого не удостаивал разговором.
Но Шон же заткнуться не мог органически… он серые массы своими глубокомысленными сентенциями очень даже удостаивал! Эннис фыркнул смешливо, так забавен был этот пафос, и фырканье стало смешком при слове «переводчик», сдавленным таким, но отчетливым смешком. Это он-то, Колдер, переводчик! Да господи ты боже мой! – если бы Энги лучше владел руками, он бы ими всплеснул, заценив иронию момента, подтекста, выбора ему функции в сопровождении Его Попугайской милости, и где там ещё ирония содержалась в слоновьей дозе. Ну или звонко впечатал бы ладонь в собственный лоб… или не в собственный.
А потом Эннис сдавленно хихикнул еще раз, потому что мисс Кент шевельнулась и из-за ее знаменитой макси-чашки (которую Скиннер смешно и не совсем понятно называл badejka) стали видны те самые значки, выманившие когда-то несколько монет у многих. Интересно, Шон их заметит? А не у каждого главврача пансиона вместо бейджика значок «Рыжая мымра» с ее же узнаваемым портретом, да?
Йа-а бу-у-уду, – старательно сложив губы «хоботком» прогудел юный Колдер, ещё блестя глазищами, – кох-х-хфе, – вот короткое слово, но никогда легко не давалось.
И мисс Хелен же понимает, что его придется поить, как и Шона?.. Ах, трубочки! Это, конечно, меняет дело. В конце концов, он шотландец, или кто, от угощения отказываться? Да это и невежливо.

Отредактировано Эннис Колдер (23-08-2020 17:23:52)

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Верх, комната для бесед