Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Журавлёнок и молнии


Журавлёнок и молнии

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: 2010 г., 3 октября, после 16 часов.
Место действия: Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Кабинет невролога.
Действующие лица: Райан Линдси (НПС), Кайр Мёрдок, Мэйгрид МакКуорри, Хелен Кент.

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/556056.jpg

0

2

Этот уикенд вообще выдался погожим на удивление – вот и сейчас, ранним воскресным вечером солнце светило вовсю, золотя… да все подряд.
Да не рыжий я, не рыжий, – посмеиваясь, опять заверил сидящий на корточках медбрат, споро завязывая шнурок на кайровой кроссовке. – Ну, ты еще «пуся» скажи, негодник!
Вот ведь поросенок! Воспользовался тем, что присел перед ним, помогая обуваться, руки шаловливые протянул и потрепал за щеки, как кота. Ладно, пусть шалит, это же от неловкости отчасти. Привык, не привык, а все равно… то есть как раз не все равно никому, когда из самых интимных мест трубки вытаскивают. А что делать, надо же организму немного отдохнуть от катетера, сейчас как раз подходящее время – мочевой пузырь пустой, не наполнился еще, нечему пока подтекать… ну часа-то два точно. Да и к врачу не с этим же хозяйством идти.
Все, готов, красавец, орел! – заверил мистер Линдси, поднимаясь и еще раз придирчиво осматривая новенького от пушистой маковки до колясочной подножки. – Как есть принц. Корону я тебе потом найду, сейчас малость некогда. Вот встречу со щитом после осмотра – и… усе тебе буит, – с нарочито шотландским акцентом пообещал здоровучий персональный медфей, которому, однако, предстояло поухаживать еще за парочкой принцев и принцесс, покуда этот, белоголовый и болтливый, будет кувыркаться в кабинете невролога.
Пошли, – скомандовал якобы рыжий детина, открывая дверь небольшой комнаты с кирпичной стеной. – Рули давай, а я дорогу показывать буду, – хмыкнул он, входя в коридор. – Здесь недалеко. Хотя у нас, как ты понял, все близко тут.
Да о чем говорить вообще – по коридору до ближнего лифта в левом конце, в лифте на первый этаж, снова проехать чуток, и…
М-да. Воскресенье, вечер. Это ему, одинокому отцу, нормально – он малышку Карен в детском отделении устроил играть под присмотром нянь – и спокойно пашет, раз смена так выпала, а вот Тетушку Мэйгрид из паба вытянули – это да. Это жди бури и натиска во всенеэрнском масштабе, даже представлять неохота, как она будет рвать и метать при появлении виновников такого преступления и кощунства. Ох, и не поздоровится же обоим!
Удобнее устроив папку с документами пациента под мышкой. Райан посмотрел в белобрысую макушку, задумчиво поскреб свою модную, будто бы, недельную щетину свободной рукой и слегка ускорил шаг, так что через секунду обогнал коляску и заступил Кайру дорогу, вынуждая притормозить и обратить на себя внимание. Вид у него при этом был… дурашливо-озабоченный, пожалуй. Мистер Линдси, не будь дурак, давно понял, что за дурашливостью удобно прятать что угодно, и ею располовинить и разбавить до приемлемой дозы можно любую горечь и серьезность. 
Высочество, слушай сюда. Мисс МакКуорри у нас леди с характером, если что. Не то что я тебя предостерегаю, ты парень умный и храбрый, но с ней давай поаккуратнее. Тебе с ней еще пуд соли есть.
Ну все, как говорится, он сделал все, что мог, предупрежден – значит, вооружен, как раз и доехали. Кивнув на нужную дверь, медфей открыл ее, зашел, тут же посторонился, вынимая документы из-под мышки, шмякнул увесистую папку на стол и, оглянувшись по сторонам, почесал в короткостриженом затылке:
Похоже, мы с тобой раньше хозяйки тут объявились. Подождём или погуляем пока?    

[NIC]Райан Линдси[/NIC]
[STA]Характер общительный. Не женат.[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/XSJWo.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (25-03-2017 19:03:35)

+2

3

А что, не пуся, что ли? – Кайр смешливо фыркает. – Ну глянь, ну пу-у-у-у-ся жеж!
Этот медфей мистера Мёрдока просто восхищает. Насмешливый, и даже не всегда добродушно, но совершенно настоящий, куда более реальный для него сейчас, чем, пожалуй, все обитатели пансиона. За исключением Олененка-Энги. Вот тот совершенно живой, в этом никаких сомнений. Первый, с которым Лаки столкнулся, и первый, с которым снова… опять… этот странный, дикий провал во времени, в пространстве, в разуме? Он бежал от этого, бежал с другого континента, пытался оставить за спиной, – и прибежал к тому же самому, в первый же день, в первую же встречу…
Но Олененка Кайр совсем не винит. В его странном даре никто не виноват. Правда, кто-то считает, что это и не дар вовсе, а просто нарушение в функционировании мозга. Да что там, большая часть врачей полагают эйдетические расстройства именно расстройствами, и все пытаются вылечить. Только вот не выходит же нихрена ж! Лаки на то и Лаки, что после всех фармацевтических экспериментов над собой еще не обдолбан до состояния овоща, ведь прибить этот калейдоскоп в голове ему пытались отчаянно, старались от души, а в итоге познакомили с чудесатым состоянием деперсонализации, когда вместо утраты чужой личности внутри, натянувшей шкуру Кайра, как перчатку какую-нибудь, получалась утрата телом личности вообще. Оно – отдельно, Лаки – отдельно, чужая личность – отдельно, мир – вообще где-то за гранью, вот радости!
Стоп. Хватит пока. Здесь и сейчас – вот этот замечательный фей и его восхитительная рыжая – РЫЖАЯ! – щетина, которую Кайр тискает, прямо таки наслаждаясь колючестью в ладонях.
Ну уж извини, что тебе с моим высочеством повозиться пришлось! Я знаю, у меня все должно быть с собой, но где ж ты видел, чтобы с высочествами было просто? Я ж такой, знаешь, ни стыда, ни совести, ни запасных катетеров, ничего лишнего. И вообще, мне сказали, что тут есть все, так что не обеднеете, чай, от пары запчастей для высочеств всяких разных, я так думаю.
Он едет, куда велено, по дороге продолжая сыпать словами, что-то насчет того, что корону-то вообще-то могли бы и раньше запасти, до его приезда, ведь ну ясно ж было, кто едет, а получается безобразие сплошное, высочество – и без короны. А еще что-то о рыжести некоторых якобы не-рыжих, о том, что если все близко, то у него руки скоро станут как лапки у котенка, это что ж, близко – это значит, никуда ездить не надо? А как близко? Совсем? Или вообще? Может, тогда не ездить можно, а ползать? А если ползать, то тогда надо решить, что делать с короной, потому что она же свалится…
Кайр тормозит прямо перед неожиданно выросшим на пути медфеем и удивленно вскидывает глаза.
Высочество, слушай сюда. Мисс МакКуорри у нас леди с характером, если что. Не то что я тебя предостерегаю, ты парень умный и храбрый, но с ней давай поаккуратнее. Тебе с ней еще пуд соли есть.
На предупреждение Лаки только удивленно приподнимает брови.
Поаккуратнее? Это в каком же смысле, прости? Не спорить, а то от злости раздуется и лопнет? Или руками не трогать, потому что рассыпется? Слушаться, а то по заднице выдерет? Я, вообще-то, этого не особо-то и боюсь, мне, вона, почитай кажинный день, можно сказать, волшебных всяких палочек обещают, да только толку с вас, обещальщиков? Где вот, к примеру, твоя палочка обещанная?
Вкатившись в пустой кабинет, Кайр шкодливо прикусывает губу.
Раньше хозяйки? Вот и славно, хочу посмотреть, что здесь и как. А то прям как в пещеру к великану, ну то есть этому, который одноглазый, прямо вот только овец тут не хватает, пригонишь? Хотя, если она такая с характером, как ты говоришь, то от нее овцы-то, поди, сами разбегаются кто куда…
И кругом, кругом, по кабинету, заглядывая на стол, и под него, и пальцами по корешкам папок на стеллаже, и по кушетке ладонью, и еще один круг, и ткнуться прямо Райану чуть не в колени со своей высоческой тележкой, поднять взгляд снова и вздохнуть:
Скука, ничего интересного, ни овец, ни циклопов. Опять обманул?

+3

4

Вечерело. Это Мэй поняла по тому, что ведший ее под мышку и изредка пощипывавший за жирные бочки Фергюсон был в состоянии не лучше, чем ее собственное. Или все-таки даже хуже? По крайней мере, ее змейка в виде следов при ходьбе по липкой грязи была еще куда как ничего и даже претендовала на несуществующую премию за пьяную ходьбу. А вот светлоголовый амбал, хрюкающий что-то нечленораздельное и еще пять минут назад хотя бы отдаленно напоминающее подобие серенады для Мэгги (какая, черт побери, Мэгги? Что вообще происходит?) изображал ползучего гада с явно поломанными изрезанными боками, в припадке бешенства и агонии. При чем временами изображал не только следами, но и собственным телом, роняя при этом себя и проползая с таким гордым видом и сноровкой, что морские котики, небось, обзавидовались бы. А вот Мэй не завидовала. Мэй ползти не хотела. Как и пачкаться. Но... детина каждый раз вставал и снова лип к ней, от чего серый плащ напоминал больше камуфляж болотно-какашечных цветов.
Мисс МакКуорри! – завизжала в ужасе медсестра, до сих пор лениво курившая вечернюю сигаретку возле ворот. Больше не покурит – решила Мэйгрид, отобрав желанную наполовину использованную палку прям из губ девицы и, откидывая к чертям Фергюсона, смачно затянулась, пошатываясь на своих двоих.
«Так... у меня же свои были!» – вдруг вспоминается. Ничего, к персоналу Мэй сегодня добрая. Кинула с трудом найденную одну из двух полупустую пачку. Случайно недокинула при этом бычком и выронила раза два ключи с кошельком. Благо, девушка привыкшая, спокойно приняла как пачку, так и незаметно вложила обратно потери. И только грустно оглядела все еще ползающего в районе своих ног небритого певуна, который заприметил очередную «Мэгги» для своих песен.

Шагать по стеночке она уже тут привыкла. В конце концов, пусть радуются, что так Мэйгрид МакКуорри позволяла себе надираться только в выходные. И, между прочим, в честно заслуженные выходные! Воскресенье, в конце концов, и на улице не случился апокалипсис, чтобы честный невролог лишался последних удовольствий в попытках спасать человечество от... да хрен его знает, от кого. Она же доктор, от всего спасет, ей не трудно. Вот так вот зайдет, даст в морду, а если не поможет, то в печень. Или, на самый крайний случай задавит знанием латыни. Той самой долбанной латыни, которую ее заставляли учить. И как? Пригодилось ей знание наименований всех костей? Ну... раза два. Один раз на дне рождения Патриксона, сокурсника, на спор. А второй – для сдачи экзамена.
И вообще... какого черта она тут делает? Смеркается же. А после заката сегодня пиво со скидкой! А... ну да, этот чертов ублюдок вызвонил хозяина. Мол, пациент, все дела. Да в гробу она видела этих пациентов! Пять дней! Пять гребаных скучных дней, которые она провела, щупая бройлеров, констатируя уже и так открытые до нее изъяны и выписывая лекарства, которые ни хрена никому никогда пожизненно не помогут.
Наконец, сумев раза четыре заблудиться в коридоре, перепутать шесть дверей, за одной из которых санитар и медсестра предавались предстадии детозачатия, плюнув, она таки нашла свой кабинет.
Привет, Линдси, иди на хер, Линдси, – втолкнувшись, и, с минуту моргая и пялясь на гостей, выдала Мэй, не забыв икнуть и сползти по стеночке вниз.
Встала, правда, она моментально, но на четвереньки. И даже с чувством достоинства прошлась, оставляя позади себя грязные следы сапог до самого стола, скидывая на ходу плащ.
Цы...цы...цыпленок! Докатись-ка, достань матушке сигаретки. Во-он в том кармашке правом.
Сушняк. Благо у нее в запертой части стола под ключиком две фляги спрятано и одна бутылка эля. Вот только бы ключи найти... зар-раза!
И связочку... связа-а-а-ачку мне-е-е! – теряя способность говорить ровно в попытке подняться, уцепившись обеими руками за край стола, она удачно оказалась на ногах.
«Дойду иль не дойду, вот в чем вопрос!» – взгляд цеплялся за стул, стоящий буквально в метре и манивший полупопия. Вот только метр сейчас был как море тому, кто не умеет плавать.

Отредактировано Мэйгрид МакКуорри (29-03-2017 01:32:40)

+4

5

А я втихаря надеялся, что ты вознамеришься сбежать отсюда, раз такой случай представился, пока не поздно, – ухмыльнулся развернувшийся Линдси, опираясь поясницей на край стола и складывая могучие ручищи на груди. Сравнение кабинета второй, грозной, пансионной неврологини с пещерой неотесанного великана, а самой мисс Мэйгрид с циклопом его явно позабавило. – Я бы на твоем месте так и сделал, – еще одна хитрая ухмылка явственно означала, что, на самом-то деле, никаких одноглазых верзил, равно как и толстож… кхм, весьма тельных великанш здоровущий медфей, конечно, не боится. – Но не хочешь – как хочешь, значит, ждём приключений, Улисс.      
Солнце, перед тем как утонуть в сине-красных полосах облаков на западе, наяривало в полную силу. Несмотря на постоянные влажные уборки помещения, в полосах света из окон толпились сотни нелегальных, и задорно, вопреки тому, сияющих, золотистых пылинок, танцующих медленные вальсы, которые от круговых проездов Высочества норовили стать воскресной джигой, но быстро теряли запал – до следующего вихря от проехавшей коляски. Райан лениво щурился, как тот самый рыжий кот-пуся, и со сдержанным интересом наблюдал за внимательным изучением (в том числе и на ощупь) владений «нравной леди». 
Tha thu an còmhnaidh a’ faighneachd rudan…* – взглянув вниз, в запрокинутые синющие глаза, пробормотал Райан, пожалуй, даже не без восхищения. Эдакая детская непосредственность напоминала ему роднульку Карен и отчасти умиляла – как одаренность. А что вы думаете, умно трепаться – это тоже талант, а здесь, среди не шибко-то многословных стрезва, скорых на язвительную оценку горцев – талант редкий, да к тому же чудики и говоруны тут всегда из разряда отважных. Оно понятно, что новое место, новые впечатления, но все равно: как можно задать столько вопросов и намолоть столько чепухи за пару минут – уму непостижимо. Да еще при том, что при всей разнице, все врачебные кабинеты, в общем-то, устроены одинаково, и этот белобрысый поросенок их наверняка за жизнь видел-перевидел, чего в них, где и как, стопроцентно знает не хуже самих неврологов. Опять же, разве не талант – найти удивительное в известном?
Занятный парень, правда, занятный. Хоть смотреть приходилось вниз, но оно так привычно было, мистер Линдси и забыть забыл, что этот прынц на колесиках какой-то там не такой-особенный, в смысле с недостатками, он вообще вспоминал об этом, только когда подопечным требовалась его помощь в том, чего они не могли сделать сами, а так – обычные же люди, разные... не без прибабахов, ясное дело, да кто ж без них на свете живет?
Вот, кстати, о помощи…
Слушай-ка, орел мой бесстыдный, может, мне пока тебя на жердочку усадить? – Райан кивнул на кушетку. – Все равно же придется, меня клятвенно заверили, что циклопичная наша уже на подходе…
О, о. Стук открывшейся двери возвестил, что мысль о побеге окончательно утратила актуальность, что вторжение великанское началось… или, что, пожалуй, вернее, другой, почти джойсовский Улисс женского полу, судя по всему, в воскресной одиссее своей не забрел разве что только в роддом, а уж пабы-то Нэрна точно одарили его, то есть ее, всеми похоождениями вплоть до сирен с хриплыми пьяными песнями, и Сциллы с Харибдой в воротах самого уже пансиона. На ногах не стоит, а видок...  что тут сказать, только цитатой:
«Ибо сие, о возлюбленные мои, есть истинная Христина, тело и кровь, печенки и селезенки», – и это звучало не страннее «Привет-иди-на-хер», между прочим, по мнению Линдси, посланного далеко, но идущего навстречу леди, которая с целеустремленностью ледокола (и с его же медлительностью) правилась к стулу, не без акробатики вдобавок. 
Trobhad, a ciora bheag!** – уже ободряюще пробормотал медфей, по прямой служебной обязанности приходя на выручку, подхватывая мисс МакКуорри под нехрупкий такой локоток и практически на себе подволакивая к вожделенному для пухлого ее зада сиденью.
Nach math a rinn thu!*** – уж в удовольствии поворчать Линдси себе не отказал, привычно убеждаясь при этом, что Тетушка Мэй усажена надежно и со стула не сверзится, если ее не придерживать. – Высочество, давай без комментариев, я сейчас приду, покарауль циклопа, чтоб не рухнул и овец не передавил.
В шаге Райан еще оглянулся – не валится ли горе-врач? Нет, вроде сидит, как оплывшая квашня. Ладно… надо спасать положение, – с этой мыслью нежданно обзабоченный медбрат вышел из кабинета.   
_________________________________________________       
*Ты всё время о чём-то спрашиваешь… (гэльск)
**Ко мне, моя малышка! (гэльск)
***Молодец! Ну разве не здорово ты сделала! (гэльск)

[NIC]Райан Линдси[/NIC]
[STA]Характер общительный. Не женат.[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/XSJWo.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (15-04-2017 22:54:26)

+3

6

– Ну вообще-то это нормальное состояние для человека – коммуникация, тебе не говорили? Просто я нормальный человек, вот и общаюсь все время, это естественный процесс, отличающий хомо сапиенсов, даже тех, которые и не сапиенсы никакие, и не очень-то хомо иногда, что уж там, от других созданий божьих и биологических, которые не хомо изначально, а просто всякие там рептилии, пресмыкающиеся, беспозвоночные, хордовые, но неразумные и тыды… Хотя с тридцать третьей стороны, если так-то подумать, некоторые млекопитающие, не относящиеся к отряду приматов, куда сообразительнее оказываются по факту общения, я вот как-то с дельфинами разговаривал… что?
И снова взгляд совершенно ясно-синий, искрящийся, бессовестно-откровенный, да, Кайр Лаки Мёрдок отлично знает о том, какое впечатление производит его улыбка, и о том знает, что мистер Линдси уже на эту удочку попался. И не в том дело, что Райан повелся, опростоволосился или как там это называется. А в том, что обаяние у Лаки в сочетании с его непосредственностью и внешностью – убойное, и применяет он его точечно, точно и повышенными дозами, особенно в первые дни общения. Потом интенсивность можно снизить, и только для профилактики включать на всю катушку, время от времени, чтобы подзарядить, подогреть интерес и впечатление усугУбить. Потому что… потому что, как ни крути, а эти искры во все стороны, что сыплет Кайр, не от хорошей жизни они. Он так давно чувствует себя где-то глубоко внутри одиноким и никому не нужным, что постепенно привык тем больше фейерверком пылать, чем тоскливее в душу накатывает. И так втянулся, что уже и сам в это представление свято верит. Улыбайся, если тебе плохо, и улыбка на лице вытянет тебе и настроение внутри, это работает. Действительно работает, Лаки убеждался много раз. Но вот загвоздка, хорошее настроение, то, что снаружи, его надо кому-то демонстрировать. Не себе же самому в зеркало скалиться, правда? А значит, нужны люди, которые будут это видеть, которые будут удивляться, улыбаться и радоваться в ответ, которые запустят цепную реакцию, которая и тебя заденет бумерангом, вернувшись…
Ладно, что там? Циклопическая наша идет?
Кайр даже встрепенулся. Что ж это за тетя такая, о которой недорыжий медфей даже счел нужным его предупредить? За всю долгую историю общения Высочества с врачами он не мог припомнить, чтобы перед первым визитом – и такие вот предупреждения. Но, правда, это все в Штатах было, а здесь вам не там и не тут, это Шотландия, детка, и даже вот тебе никакая не Англия…
То есть… что? ЧТО?
Привет-иди-на-хер?
Цы-цы-цы-цыпа-ле-на-чек?

Оборвав внутренний монолог, Кайр с совершенно искренним изумлением уставился на явление печенки и селезенки, стекших по стеночке и влекомых ползком по направлению к стулу. Мисс МакКуорри? ЭТО?
Надо сказать, что мистер Мёрдок и сам был не дурак пошутить. Но пьяная вдребодан злая тетушка, вползающая в кабинет на карачках – это было за пределами его представления о прекрасном. Да и о врачебном тоже.
Диалог, который более напоминал монолог и состоял почти весь из слов, не то чтобы непонятных совсем, но знакомых весьма смутно, ибо гэльского Лаки не то что не помнил, а прямо-таки не знал, завершился эпичным фееводворением тетушки на стул и самовыдворением медфея из кабинета.
Замечание «давай без комментариев» Кайр благополучно пропустил мимо ушей, и как только за Линдси закрылась дверь, подкатил почти вплотную к медитативно замершей в хрупком, еле пойманном равновесии относительно поверхности планеты мисс, совершенно бесцеремонно уставился и спросил с редкостной прямотой и редкостной же язвительностью:
Тетенька, а вы что, пьяная, что ли?

+3

7

Кабинет заведующей <-
ведение согласовано
Нужно было пронестись по коридорам, припоминая, какой же придурок принял на работу непроверенного человека («Рэймонд, поймаю – убью!»), шугануть особо активного и при этом как-то подозрительно отводившего глаза Зверева («А этому чего у себя не сидится?!»), просчитать, до какой же стадии набралась МакКуорри, что Райан так спокойно охарактеризовал ее состояние как «в дрова»… нет, ей явно нужно было потребовать хотя бы день-два покоя.

Собственно, заметить мисс Кент бегущей куда-то можно было в двух случаях, и ни один из них нельзя было назвать хорошим, как и те, когда Хелен начинала выражаться исключительно четырехэтажным английским, иногда вплетая на диво прекрасно легшие в эту вязь гэльские и русские словечки. Вот и сейчас стук каблучков туфель (два сантиметра, широкие, устойчивые, пластиковые после шутки от Рэя о копытах, которую слышал весь «Зеленый Дол») раздавался очень четко и дробно, разбиваясь и резонируя на много-много отдельных копытец. Из трубки, которую ей уже минут пять как хотелось раздолбать о ближайшую стену, доносился мужской голос – мол, мы к вам явимся с проверкой через два дня, пожарная безопасность, люди, бла-бла-бла, соизвольте приготовить документы, бла-бла-бла, мистер Скиннер не отвечает на звонки, но дал ваш номер, бла-бла-бла… хоть самой разбегаться и о ту же стену биться до обморока, так ведь не поможет же!
Короткий гудок, ознаменовавший конец разговора, совпал с началом тирады, цензурной ровно на тот процент, какой занимали артикли и предлоги. Остальное же можно было бы пустить в эфир исключительно длинным и мерзким «Пиииип!», которое обычно означало наличие чересчур экспрессивной лексики, и те, кто знали, что означает подобное настроение госпожи матриарха (а за это «звание» хотелось прибить Рэймонда сковородкой!), спешили либо слиться со стеночкой, либо сбежать, если у них еще был шанс.
У Энниса «трепетной лани» Колдера такого шанса не было. Он, кажется, вообще старался сделать вид, что его тут нет, а то, что видят – это такая иллюзия. Очень правдоподобная, да-да, а Энги тут нет, он… погулять вышел. Выехал. Выбрался, в общем. Но от Хелен было не уйти – и он хотя бы попытался мимикрировать под обои, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Вроде бы на него сильно не рявкали, так, пару раз проехались с грацией асфальтоукладчика, а ведь осталось… впрочем, «мадам асфальтоукладчица» и не собиралась его особо трогать, так, пройти мимо, но взгляд бедного-несчастного котеночка, которым наградил ее Эннис, чем-то зацепил.
– Не бойся, не съем, – прервав монолог о том, где именно она видела все эти проверки пожарных-санэпид-наркологов-бурундучков-спасателей, Хелен замерла прямо рядом с Энги, каким-то очень привычным движением, как будто погладив кошку, растрепывая ему волосы. – Вот же мудозвоны недопроебанные… извини, солнце, нервы…
Судя по выражению лица «солнца», через пару минут его ждал либо сердечный приступ, либо коллапсирование в черную дыру (под цвет полоски вдоль обоев как раз бы подошло!), но вот мисс Кент убрала руку, глубоко вздохнула, и, кратко описав мирозданию, кто придумал все эти проверки, направилась дальше, оставив юношу приходить в себя. Мырг-мырг, как однажды выразился кто-то из русских, и не вяк-вяк. Нет, не вяк-вяк он был почти всегда, но вот все остальное эта фраза описывала просто идеально.
А руке, лежавшей на волосах, почему-то на секунду стало холодно, но это ощущение льда быстро исчезло. В конце концов, до визита чертовой проверки было всего два дня…

…МакКуорри и правда была в дрова. Настолько в дрова, что желание устроить безобразный, омерзительный и очень нехороший скандал с использованием гэльского от Рэя и русского от Лазарева становилось все сильнее с каждой секундой.
– Мистер Мёрдок, с вами все в порядке? – а потому что именно она отвечает за всех этих паровозиков колесных, особенно когда надо было бы по-хорошему попросить Райана пройти с ней и выволочь нафиг Мэйгрид куда подальше, раз уж мадам свои прямые обязанности оказалась выполнять не в состоянии. Прописано же было в рабочем контракте – в дни приема новичков и в пять дней после этого никаких, черт побери, пьянок! – Я перенесу время вашего визита к мисс МакКуорри, а пока что лучше с вами поработаю я…
И тут до нее дошло, что она-то новенького видела и в мордочку лица, и в медкарту (что было, пожалуй, куда интимнее, чем какое-нибудь свидание!), а вот он ее, скорее всего, видит первый раз. Ну или заметил краем глаза до этого, что не делало ситуацию краше.
– Хелен Кент, невролог, заведующая «Зеленым Долом». Мы можем поговорить с вами в комнате для бесед или в моем кабинете, как вам будет удобнее, – и, обернувшись после этого к Мэйгрид, успела придержать ту, пытавшуюся выпасть то ли под стол, то ли на стол. – Райан, пожалуйста, проводи мистера Мёрдока либо в «допросную», либо ко мне, хорошо? И если пойдете в «допросную», то захвати, пожалуйста, стаканы – я там уже добила последние, и понятия не имею, где в этот раз положили заначку.
[AVA]https://sun9-31.userapi.com/MFE3jE5LBnY55WUvxcKiPndte0SmiAHun_tdlA/4QzejwRMZxU.jpg[/AVA][STA]я верю – даже если
это все, что я могу[/STA]

+2

8

Да. Кайр всегда знал, что на женщин ему не везет. В том смысле, что ничего стабильного от женщин в его жизни не проистекает.
Как какая-то вселенская хрень с потерей документов, или как не найти его любимые штаны в химчистке, или проеб... о, мои извинения, леди! – просрать сложный проект, уронив письмо в спам, откуда его вытащили слишком поздно, или надраться до поросячьего визга в день первого приема нового пациента...
Лаки можно, конечно, назвать шовинистической свиньей, но прости его Великий Гэтсби...
Почему никогда не мужики?!
– Мисс Хелен Кент? Миссис Хелен Кент? Мистрисс Хелен Кент? С мистером Мёрдоком-то все в порядке, если это, конечно, порядок, то, как у вас тут все устроено. Да... Вот тебе, тетушка... нет, дядюшка... Да нет же! Бабушка! Вот тебе бабушка и Гурьев... черт...
Мистер Мёрдок, только что смотревший в глаза мисс-миссис-Кент, наклоняется, картинно растирая лоб.
– Гурьев... Мурьев... Муравьев... О!
Он вскидывает голову обратно и радостно сияет двухсотваттной улыбкой, от которой волосы кажется вспыхивают солнечными лучами. О – обаяние, на полную катушку. Приправленное раздраженным блеском глаз.
– Вот тебе, бабушка и Юрьев день! То есть, меня даже осмотреть не успели, а уже врача меняют? Да еще вы со мной в какой-то допросной собираетесь работать. Нет, не скажу, что прямо вот уж так испугался, даже не надейтесь. Да и потом вы тут все врете, вот честно слово! Я приехать не успел, как мне волшебную палочку пообещали, и фигвам... А потом пугали всякими циклопами в пещерах, но ни овец нихрена я не видел, да и с циклопом как-то не сложилось. Ты обманщик, понял?!
Это адресованное медфею высказывание тоже сопровождается сияющей сиятельной улыбкой. Высочество он или где?
– Кстати, о стаканах...

Кстати, да. Нервы-то ему все-таки дернули. Не сказать, чтоб прямо совсем уж. Но выходит по всему, что мистер Мёрдок на что-то там хорошее таки надеялся, отправляясь сюда. А случился замечательный такой puppie`s day – и с этой Мак... Да и, похоже, не лучше будет с этой Кент...
И потому Кайр улыбается еще сиятельнее, поворачиваясь к Линдси.
– Мне бы стаканчик-другой тоже не помешал. Только, пожалуйста, из Стикса не приноси. Ходить далеко – р-р-раз. Я опять все нафиг забуду, а мисс-миссис-Кент наверняка ж захочет знать, что я, собственно, помню, да? Это два. И вообще, я бы выпил чего-нибудь, здесь правилами разрешено? Аперитив, там, послеобеденный бренди? На твое усмотрение, в общем, ты же волшебник, да?
Вези меня, мой верный конь... Ой! Не, извини, сам доеду. Штурмани.

+1


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Журавлёнок и молнии