Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Беззаботности » Галерея детского отделения


Галерея детского отделения

Сообщений 31 страница 60 из 67

1

http://s6.uploads.ru/MHEB9.jpg

0

31

Дом Гостеприимства. Коридоры

Что?!
От услышанного девушкой Себастьян споткнулся. Хватаясь рукой за первую подходящую опору – чтобы не свалиться – он уронил халат спутницы. Когда же мальчишка повернулся к Александре, на его лице была смесь удивления, недоверия и брезгливого возмущения.
До того, как попасть в школу, а оттуда – в «Приют Странника», Даймон находился под любящей, но весьма строгой опекой родственников. Они считали, что ребенку не стоит знать что-то такое, что может подвергнуть испытанию хрупкую и весьма неуравновешенную детскую психику. А в школе детей стремились «напичкать» как можно большим количеством знаний. Так что сведения об окружающем мире до Себастьяна доходили в обрывочном виде. Он знал, такие люди в мире бывают, но, во-первых, прежде не задумывался о том, чтобы причислить к ним своего преподавателя физкультуры; а во-вторых – просто не знал этого названия. И то, что он узнал теперь, ввело мальчишку в шок и легкую панику.
Я туда не вернусь. Ни за что. – В голосе прорезались нервные нотки. – Пусть отец орет, а я больше в эту школу не пойду.
Он судорожно вздохнул, чуть ли не всхлипнув, и снова закашлялся. Настроение было испорчено тем, какую картинку представило Даймону разыгравшееся воображение.

0

32

Коридоры

Да, похоже, надо было дважды подумать, прежде, чем сообщать неуравновешенному – «Или впечатлительному? Или истеричному? Надо будет больше наблюдать за носителями таких поведенческих ярлыков, чтобы точно установить внешние проявления. Тем более возможностей для наблюдения здесь более чем достаточно», – ребенку такие шокирующие подробности. А заодно – запомнить, что такие подробности, как и многое, показываемое по телевизору, чтобы сильнее зацепить зрителя, шокирующие.
Не волнуйся, через год-другой ты, скорей всего, станешь «слишком старым», чтобы интересовать его, – когда Шаэ не могла воспроизвести подсмотренное заранее стандартное человеческое поведение, ее умение успокаивать было весьма впечатляющим. Просто mad skillz. – К тому же, я могу ошибаться, но описанное тобой поведение напоминает робкое ухаживание или же просто проявление сексуального интереса.
Алекс подобрала свой халат с пола. Это ничего, что он промок, но белое и мокрое после падения на пол становится довольно грязным, так что надевать на себя эту одежду она теперь точно не собиралась, уж лучше занести туда, где принято складировать грязную больничную одежду, и там и оставить.
Идем, – сириусянка взяла Себастьяна за руку и слегка потянула, надеясь, что тот сам пойдет, – От того, что ты тут стоишь, изменится только твой шанс окончательно простыть. А если учитель будет к тебе приставать, ты всегда можешь сообщить об этом администрации, родителям или полиции. Если же ты учишься в дорогой частной школе, то уволят его очень быстро. Никто не хочет терять деньги и клиентов.

0

33

После того, как ему «открыли глаза» на поведение физкультурника, в голову мальчишки  тут же закралось подозрение по поводу похожести поведения  у всех взрослых. Он просто пришел в ужас от того, что такие знаки внимания могут означать сексуальные ухаживания. Ведь и мама и отец – хотя и очень редко – гладили его по волосам, держали за руку. Но не могли же они тоже…
Себастьян шмыгнул носом. И с испугом посмотрел на взявшую его за руку, девушку. Однако почему-то не стал вырываться. Только недовольно поморщился, когда его потянули дальше. И все же пошел следом. Ему уже хотелось поскорее оказаться в своей комнате и избавиться от мокрой одежды.
Проходя мимо одного из обитателей галереи – невысокого мальчика с необычными волосами, Даймон обернулся. А затем прибавил шагу, стараясь не отставать от Александры и сделать так, чтобы она не тащила его за руку, как малыша. Только теперь он постарался вытащить свою руку из ладони девушки. Но все равно не стал делать этого резко.
Я не маленький, сам могу идти. – Негромкое недовольное бурчание. И тут же смена темы. – А я этого мальчика видел сегодня. Он еще с двумя взрослыми был. И у них собака есть. Маленькая такая – не больше твоей кошки. И такая же белая.

0

34

Ничего не имею против, – Александре тоже было удобней не ташить мальчишку за собой, чем тащить, так что мешать удерживать его или еще что-то в этом роде они не стала. Тем более его номер комнаты Алекс все равно не знала. А вести человека туда, не знаю куда – это довольно странно.
Шаэ мельком взглянула на указанного Себастьяном человека. Из-за низкого роста тот казался не старше двенадцати лет, но при этом его окраска была неестественной для человека. Или редкая генетическая мутация, или, что более вероятно, краска. Довольно необычно для такого возраста и пола. Большинство землян запрещают своим детям красить волосы или лицо до достижения того или иного возраста, что, в общем-то, правильно, учитывая вредное воздействие применяемых для этого веществ. К тому же использование подобных средств для изменения внешности в человеческой культуре было более характерно для женщин. Сейчас традиции в этой области соблюдались меньше, но все равно многие осуждали. В агрессивной подростковой среде, возможно, это могло стать причиной отчуждения и даже травли.
Вообще говоря, маленькие собаки кажутся мне намного более бесполезными, чем большие, но брать с собой в больницу их, должно быть, куда удобней. Гости иногда берут с собой сюда животных или еще какие-то нестандартные личные вещи, – Шаэ не считала животных «вещами», просто опять случилась небольшая путаница в словах. – Я не могу вспомнить его, так что, думаю, он здесь недавно.

0

35

Ну да, мелкие собаки до ужаса суетные и бестолковые. Чем мельче собака, тем от нее больше суеты и шума, – поделился своими соображениями и наблюдениями мальчишка, согласно кивнув в ответ на замечание спутницы. Он  шел рядом, только чуть опережая девушку.
Да, этот мальчишка почти вместе со мной приехал – сегодня утром. – И тут же осекся. Теперь девушка могла догадаться, что там, в коридорах, он не просто остановился, но не знал – куда идти, потому что заблудился. Хотя вот тут – в детском отделении – Даймон шел чуть более уверенно. Возможно, сказывалось то, что детское отделение было ярким, красочным, его интерьер был специально рассчитан на то, что у некоторых детей не все хорошо с памятью.
Увидев приближающегося к ним мальчика с неправильными чертами лица, большой головой и странным – отсутствующим выражением глаз, Себастьян передернул плечами. Ему вовсе не хотелось встречаться с психами.
Дратуй. – Маленький даун дружелюбно улыбнулся Александре и протянул ей кубик. На черноволосого спутника девушки он словно бы и не обращал внимания. Будто того и не существовало больше.
Себастьян скривился и демонстративно шмыгнул носом, как будто намекая, что не стоит сейчас задерживаться в галерее, по которой проходил легкий, хотя и теплый, ветерок, проникающий в помещение сквозь затянутые сеткой от комаров горизонтальные верхние окна.

0

36

Я думаю, они просто боятся, что если они не будут все время пронзительно лаять, то их не заметят и наступят, – Шаэ говорила почти серьезно. Такое поведение маленьких собак на ее взгляд действительно было защитой, но немного другого рода. Хотя сама звонкость их голоса происходила от размера, в сочетании со всеми остальными типичными параметрами она смотрелась весьма гармонично, создавая на редкость отвратительный образ. Люди говорят, что хозяева и питомцы похожи... надо держаться подальше от владельцев маленьких собак. Так, на всякий случай.
На самом деле Сандра не придавала такого уж большого внимания той остановке, чтобы много думать о связи ее и того, что Себастьян приехал сегодня. Кому-то достаточно пройти 1-2 раза по маршруту, чтобы запомнить. Вероятно, этот подросток не из таких. Но важно ли это? Испытывать такой аспект памяти в условиях больницы не очень просто, а как проводник он Сандре не был нужен.
Здравствуй, – задерживаться, может, и не стоило, но говорить на ходу или не отвечать и расстраивать тем самым больного ребенка не стоило. Правда, кубик брать Алекс не стала слегка оттолкнув его ладонью. – Нет, прости, я занята. Но Файн с удовольствием поиграет с тобой. Правда, Файн? – сириусянка сняла с плеча «кошку» и протянула ее ребенку. Никакой агрессии робот проявить не мог, этого не было в программе, так же как и ребенок не мог повредить металлический «организм». Все безопасно. Теперь Шаэ надеялась, что все внимание ребенка-дауна теперь переключится на кошку. Таким ведь, кажется, сложно не отвлекаться. Вот пусть и отвлечется.

0

37

Маленький даун посмотрел на кошку сначала с опаской, словно впервые видел такого веря, потом робко взял на руки. Мягкая пушистая шерсть зверя привела ребенка в полнейший восторг. Он прижал кошку к себе, а затем ревниво окинул взглядом галерею – не отберет ли кто у него новую «игрушку».
- Он сейчас твою кошку ощиплет и раздерет на мелкие клочки. Или будет стучать по ней кубиками. – Себастьян тихонько насмешливо фыркнул. В другой раз он бы, наверное, начал бы психовать и из-за того, что маленький даун вообще подошел близко, и что внимание спутницы было переключено с него самого на кого-то другого. Но, как это не удивительно, девушка действовала на Себастьяна успокаивающе. Да и невольное «купание» сказывалось – хотелось не закатывать истерики, а  поскорее добраться до комнаты.
Еще один поворот, и Даймон углядел уже знакомую дверь. Рванулся к ней и остановился. Уходя, он просто захлопнул дверь, и теперь, не имея ключа к ней, не мог попасть обратно. Мальчишка растерянно оглянулся на спутницу.
- Меня вот тут поселили. Только… - Он не договорил, выразительно подергав дверь комнаты. Дверь никак не желала поддаваться.

0

38

Ничего, она выносливая и сегодня у нее не запланирована мученическая смерть. Я читала ее ежедневник, – на всякий случай синтетические звери были сделаны прочнее обычных. Уж лучше небольшой шанс, что кто-то заметит неестественную прочность шкуры, чем торчащие из-под меха и кожи металлические детали. Выкрутиться, конечно, всегда можно, тем более Шаэ подумывала о том, чтобы начать выпуск сильно упрощенных и более адаптированных к человеческому уровню развития моделей на продажу, дабы оправдываться если что было легче. Но Себастьяну всего этого знать не стоит.
Между тем они наконец-то добрались до места назначения. Все бы хорошо, но дверь упорно не желала открываться. Почему-то у подростка не было ключей. Ему их не выдали? Вряд ли, но если да – надо бует разобраться, почему персонал такой забывчивый.
Посмотрим, что можно сделать, – с этими словами Александра принялась обыскивать карманы. Она искала там вовсе не ключи от всех дверей «Приюта» – такого бы ни один карман не выдержал – а карточку, которая выполняла в себе эту функцию... ну, почти. До внутренностей комнат Архитектора с ее помощью не доберешься, да и не очень-то и хотелось. Зато открыть дверь палаты можно. В подтверждение этого электронный замок, запиравший комнату, пикнул и открылся. Правда, помимо нужного ключа были обнаружены карты скидок и дебетовая карта.

+1

39

- Чего? Смотрела в ежедневнике? – Себастьян насмешливо фыркнул, мотнув головой. – Ладно тебе. Ты такое вон тем мелким заливай. А мне уже четырнадцать, я в сказки не верю.

Мальчишка с интересом наблюдал, как девушка открывает дверь комнаты небольшой пластинкой, чуть не суясь носом под руку. Несмотря на свою показную, точнее – озвученную «взрослость», Даймон испытывал сейчас любопытство, как и любой мальчишка.

- Классно. А ею все двери можно открыть? А такие всем дают или только врачам?

Когда раздался тихий щелчок и дверь приоткрылась, мальчишке прилось пропустить спутницу вперед не только потому, что так диктовали правила приличия, но и просто потому, что девушка стояла ближе.

Комната Себастьяна Даймона

Отредактировано Себастьян Даймон (04-12-2010 17:52:22)

0

40

- А в 14 лет люди еще не знают такого понятия, как "шутка"? - поинтересовалась Сандра, убирая карточку в карман. Она не считала себя великим юмористом, но дневники, а, следовательно, и ежедневники, как ей казалось, были весьма подходящей темой для шуток на Земле. Вывод этот был сделан на основе огромного количества шуточных дневников в интернете.
- Я не совсем врач, но уровень доступа у карточек разный, так что ты не сможешь с помощью своего ключа пробраться, скажем, в раздевалку для девочек, - Шаэ не знала точно, действительно ли это должно интересовать землян мужского пола 14 лет от роду, но что-то такое определенно слышала.
В общем-то заходить в комнату к пациенту было не обязательно, Александра вполне могла оставить Себастьяна на попечение медперсонала, просто сообщив, что мальчик упал в бассейн и его теперь надо осмотреть, но ее 1,5 часа добра еще не прошли, так что можно было и задержаться.

Детское отделение. Комната Себастьяна Даймона.

+1

41

28 сентября 23.55.

Странно, не слышно никаких звуков, где же все, тут обязательно должен кто-то быть, персонал там, например, или охранники.
Выглянув из комнаты, Джордж оглянулась по сторонам и с независимым видом пошла по коридору, спрятав руки в кармашки джинсовых штанов. Хотела еще засвистеть, но подумала - это уж слишком.
Где же тут стенд какой-нибудь со схемами помещений и хотя бы какие-нибудь данные о том, где я нахожусь? Бред какой-то, не могли меня родители отправить в дурдом, да и на дурдом это вроде как не похоже, хотя кто его знает. Внутри-то я никогда не была. Да появится здесь кто-нибудь или нет? Уже прошла довольно большое расстояние, но кроме дверей, ничего не видно. Не станешь же открывать каждую дверь и спрашивать - "ой, простите, а где это я нахожусь". Попыталась даже принюхаться, ведь должно же откуда-то пахнуть лекарствами или еще чем-то таким, да на худой конец пищей?..
И опять ничего. Воздух почти стерильный.
По моим ощущениям время близится к полуночи. Ну просто как в ужастиках, теперь еще не хватало, чтоб замигало освещение и из-за угла выскочило что-нибудь четырехрукое и зубастое.
Как мне не хватает моих друзей, хотя какие они друзья после вчерашнего?
А вчерашнего ли?
Кто его знает, сколько я проспала после ...после смерти моего Тома.

Слезы сами навернулись на глаза, но она, шмыгнув носом, зло, кулаком, вытерла их.
Я не нюня-девчонка!

саспенс

Отредактировано Джордж Картер (25-07-2013 17:34:33)

+1

42

Коридор был действительно пуст и тих, как только может быть пусто и тихо в здании, где живут вместе старики и дети. Полночь – глухое время, и если в другом крыле, вмещающем отделение геронтологии, ещё можно было услышать сейчас какие-то звуки, ведь у пожилых людей частенько случаются проблемы со сном, он у стариков и старушек короток и тонок, то здесь, в отделении детском, единственное, что донеслось бы до слуха случайного прохожего, загляни он в любую из выходящих в галерею дверей – сладкое сопение спящих малышей и спокойное похрапывание подростков. И вроде бы что может сделать атмосферу более благостной, уютной, мирной? Ведь сказала же одна мудрая женщина, мать большой дружной семьи, что счастье – это когда все дома и все спят.
Однако...
Сейчас в галерее вовсе не чувствовалось никакого умиротворения, никакой благости. Тишина – да, тревожная, настороженная тишина переполняла коридор, с одной стороны состоявший из сплошных окон до пола, в которые сейчас заглядывала чернолаковая тьма… и не только тьма. Никакой ветер не мог проникнуть в галерею, никаким сквознякам неоткуда было пробраться в слишком гулко отдающийся эхом шагов Джорджины коридор, но словно тугая волна холода прокатилась по всей его длине, когда в одном из зеркаливших окон белесое отражение идущей девочки вдруг перестало повторять ее движения, и, двоясь, приблизилось к стеклянной преграде и без труда просочилось сквозь нее, как сгусток белого дыма, имеющий форму седого, узколицего отрока в белоснежной пижамке и со странно светлыми узкими глазами.

Отредактировано НПЦ (26-07-2013 12:38:06)

0

43

Девочка вздрогнула и хотела завизжать...
А потом прикрыла рот ладошками.
Этого просто не может быть, это глюк или я сплю, и мне это все снится.
Ущипнула себя за руку и тихонько зашипела от боли. Сердце в груди отбивало чечетку. Джо сделала один шаг назад, затем еще шаг, в панике завертела головой, куда бежать и что это в конце концов. Казалось, что тишина стала еще более глубокой и любой звук, даже дыхание самой Джо, казалось громовыми раскатами. Она собрала все свое мужество и тихо сказала:
- Ты кто? - как ворона прокаркала. Девочка кашлянула и попыталась еще раз.
- Ты кто такой или что такое?
Она сейчас пожалела что с ней не было ее любимого перочинного ножа, он остался лежать где то в ее комнате дома, с ним бы она чувствовала себя смелее. Вспомнила своих друзей и пожалела, что не придется завтра им рассказывать, как встретила привидение, и они не будут толкать друг друга и говорить с придыханием:
- Джо, ты врешь, не было такого. Может, это кто-то из ребят над тобой подшутил.
А, может, и правда, это чьи-то глупые шуточки и где-то стоит проектор и транслирует сюда картинку. Что-то такое было в каком-то фильме.
Джо осмелела и подошла к Этому.

+1

44

Подрагивая на неощутимом почти ледяном ветре, который ощущался не физически, не в каком-то одном месте, не некоторыми участками кожи, а, так сказать, всем существом сразу, привидение холодно наблюдало за девочкой. Ему явно нравилось то, что он видел. В узких, странно-светлых глазах с черными провалами расширенных зрачков мелькнуло жестокое удовольствие, когда Джордж закрыла рот ладонями. Полупрозрачный юноша надменно улыбнулся, не разжимая тонких губ, и, разумеется, ни слова не промолвил. Нет, ну странно было бы, если бы Ле, (а это был именно он), не насладился сполна видом испуганного детеныша человека молча, а начал что-то такое пошло вещать. Зачем? Разговаривающий, пусть даже с подвыванием, зловещим хохотом и стонами призрак гораздо менее пугающ и загадочен, чем призрак молчаливый и таинственно улыбающийся. К тому же, если бы Лерой заговорил, это выглядело бы так, словно он подчинился требованию этой малолетней нахалки. Еще чего не хватало! И, уж конечно, он не позволил этой стриженой голенастой пигалице приблизиться к себе – начнет еще руками тыкать! – ему-то, разумеется, от этого ни горячо, ни холодно, но… эффект не тот. Прекрасное должно быть недостижимо, – и Аспис абсолютно беззвучно отплыл от подходящей девчонки, сохраняя полутораметровую примерно дистанцию и снова высокомерно улыбнулся. А потом, без малейшего движения лицевых мускулов, его глазные яблоки резко выпрыгнули из глазниц почти на все это, разделяющее их расстояние, закачались на красных пружинках у самого лица девочки, причудливо переплетаясь ими, как тонюсенькие змейки с идеально круглыми фарфоровыми головами циклопов, и расплетаясь несколько секунд… чтобы мгновенно втянуться на место.

+1

45

2 октября 2010 г., утро

Комната Эйлиаса Мирко

Натти тоже от души смеялся, несясь по коридору. Это же лучше всего на свете – смеяться и играть, когда сердце сладко замирает просто – до того становится интересно и здорово, и знаешь, что скоро-скоро может быть еще лучше, и тогда просто взлетишь, кажется, и точно забудешь про то, что надо спать, есть... ничего не хочется, только играть-играть-играть!..
Догна-а-ал! – еще издалека радостно огласил Нат, когда Эйли (вот так нечаянно сократилось имя нового знакомца) резко остановился, и даже руки поднял – сдаюсь, мол.
И... по узкой мальчишеской спине хлынула ледяная волна, под ложечкой будто дырку проткнули, большие серые глаза остановились и стали глазищами на пол-лица – не успеть же затормозить, коляска наедет, и... Неловкие пальчики судорожно ткнули в джойстик, детское инвалидное кресло вильнуло и на полной скорости въехало в стену между окнами коридора-галереи. Нат здорово стукнулся (прям слышно было это «бум-м!..»), но… ох!.. – мальчишка со всхлипом перевёл дух, – …толчок же по ногам был, а почему не больно-то? – серые блюдца уставились на обтянутые джинсиками худые коленки, сантиметрах в десяти всего от стены. А-а-а, это он подножкой стукнулся, причем боком, даже пальцы на ногах не ушиб.
И друга не ушиб.
Пристальный сперва взгляд приподнявшего плечи и засунувшего ладошки под себя младшего Гринберга смягчился, голова с подсвеченными солнцем золотистыми локонами склонилась немного набок – Натаниэль снова рассматривал Эйлиаса.         
Ну и что – маленький! Играть-то с ним весело, а это главное! – решил мальчишка и вытащил левую руку из-под тощенького полупопия, чтобы снова начать орудовать джойстиком.
А в столовой ты уже был? Ты новенький, да? – удивительно, что вопросы не сыпались из-под сдавшей назад, развернувшейся, а потом вновь покатившей мимо окон коляски в виде ярких мячиков – зелёных, красных, синих, ярко-желтых. – А откуда ты приехал? А тебя когда заберут домой? Меня вот к Рождеству, а тебя?

0

46

Расхохотался малыш, стоило выезжающей из комнаты коляске его объехать, а сидящему в нем мальчику дернуть его за рубашку.
- Догна-а-а-а-ал!
Светловолосый мальчишка испуганно распахнул голубые глазенки, как только его новоиспеченный друг с грохотом врезался в стену. Кажется, сам Мирко так и подскочил на полу от громкого звука, ничего хорошего не обещающего. Малыш среагировал почти что сразу и, приоткрыв розоватые губки, подбежал к мальчику как можно скорее.
Эй, ты не ударился? – раздался тонкий, взволнованный голосок ребенка.
Добрый мальчик Эйлиас старался. Он, посапывал, пыхтел и очень-очень очень старался, и, как мог, наверное, все-таки помог парнишке управиться с инвалидной коляской, чем был очень доволен. Вытерев ладони о рубашку на груди, он сказал, добродушно улыбаясь:
Ты поаккуратнее с этой штуковиной! На ней наверняка можно в космос улететь!
Маленькая неприятность сразу забылась и уже через минуту, смеясь, Эйлиас шагал рядом с коляской и посматривал на мальчика, убирая ручонки за спину, просто из-за того, что не знал, куда же их деть.
Я здесь совсем немного, еще нигде-нигде не был! И... – тут мальчик вдруг замолчал и слегка надул губы, задумчиво поднимая глаза к потолку. – Я не знаю, заберут ли меня...

Отредактировано Эйлиас Мирко (27-09-2016 20:00:14)

+1

47

Да неее… – довольно протянул Натти, вертя головой попеременно направо и налево, чтобы ничего не пропустить – ни пологого полета подсвеченного, желтого, вспыхивающего на солнце, как фонарик, кленового листа мимо окон, ни взгляда вприпрыжку бегущего рядом с коляской нового друга. – Не улетишь на ней, у меня же антигравитационного двигателя нету. – Что такое гравитация, младший Гринберг давно знал, он же был умным мальчиком, и что такое антигравитация – знал тоже, читал же, запоминал. – А так бы здорово, да? Фьюх – и ты где-нибудь на другой планете.
Взмахнув рукой, Натаниэль тихонько захихикал, потом умолк, но мечтательная улыбка на лице так и осталась – он еще представлял (или ловил откуда-то из эфира обрывочно) какие-то ему самому непонятные, но очень яркие и манящие картинки – цветущие деревья, похожие на розовые облака сахарной ваты в седой, словно белый мех, высокой траве, цветы, ужасно похожие на ящериц, покрытых побегами с листьями…
…но вся эта неземная красота вмиг померкла и оборвалась в знобящий холод, когда Эйли сказал последнюю фразу. Натти посмотрел на приятеля почти с ужасом:
Как это «не знаю»? А могут, что ли, не забрать?..
Он так растерялся, что даже не сразу вспомнил, что здесь есть и не «домашние» дети, он слышал, как об этом говорили сёстры на посту. Нельзя сказать, что Нат впервые столкнулся с этим в Приюте, но…
У тебя нет мамы и папы? – с неожиданной мягкостью спросил мальчик. Невольно он даже затормозил коляску, как приостановилcя бы, наверняка, если бы они оба шли. – Да?

+1

48

Звуки собственных шагов казались невыносимо громкими, они будто застывали во времени, разносились на миллионы-миллионы звуковых частиц, которые так долго проживали свои секунды в пространстве, с силой давили на уши и не давали отвлекаться на что-то другое. Голос его нового друга и неприятный, им же заданный вопрос были будто бы настолько далеки, что Эйлиас не сразу задумался о важности отвечать на него. Просто он сам никогда не старался думать об этом и уж тем более не осмеливался спрашивать. Ему было стыдно, что при осознании того, что у него нет родителей, сам он не ощущает горечи, грусти, одиночества без материнский любви и отцовского наставления. В этом вопросе ему было сложно понять людей, Мирко пытался почувствовать то, что он должен был почувствовать при заданном вопросе, но ничего не выходило. И кажется, его друг переживал сейчас и волновался больше, чем он сам.
Нет, у меня их нет… – спокойным голосом ответил ребенок, растерянно поджимая губы, и боязливо при этом взглянув на товарища. Мальчик боялся почему-то, что его новый друг осудит его за подобный равнодушный тон.
Ааа... – Мирко сжал тонкие пальчики, пытаясь как можно скорее перевести тему разговора. – Я очень голодный! Прям бы слона съел!

+1

49

Натаниэль закусил губу и медленно порозовел, не замечая, как немного расслабившаяся правая рука опять неловко складывается в кулачок и заводится за спину. Ему вдруг стало так стыдно, что перехватило дыхание и онемело лицо, стыдно даже не за то, что он спросил про родителей, и не за то, что вообще заговорил об этом, а за то попросту, что у него-то самого есть и мама, и папа, и Морис, и бабушки, и дедушки – вон сколько всех, любящих. За то, что на Рождество его все-таки заберут домой, все равно же заберут, а не оставят тут, в больнице. И как ни пытался Нат в краткие мгновения паузы представить, как это – жить без всего этого, без родных и не дома – так и не смог. Ну, то есть, как… смог, конечно, он же не в первый раз подолгу лечился, но как можно жить вообще без того, чтобы ночью выходить с папой во двор и смотреть на звезды со сладким замиранием сердца, или без того, как мама надевает на него тёплые носки и, смеясь нежно, называет мохноногим олененком, как брат помогает клеить модель самолёта – нет, не получалось вообразить. Но получилось почувствовать – это очень, очень плохо. Поэтому беловолосого мальчика стало так жалко!.. Именно этот стыд вкупе с жалостью побудили маленького Гринберга подхватить столь же поспешно новую, а вернее, старую тему разговора:
Тогда пойдём скорее! А то всё вкусное съедят!..
Палец снова нажал на кнопку – и коляска покатила по галерее. Неловкость таяла – у детей чувства сменяются быстро, как текучие-легкие летние облака, поэтому дни в детстве кажутся длинными-предлинными, вмещая намного больше эмоций и событий ослепительной яркости. Нат вот опять думал, куда же могла деться фея, и поглядывал по сторонам – и в те двери, которые были по недосмотру не закрыты, и в окна… вот там-то он и увидел кошку – белую-пребелую, пушистую… и с тремя глазами! Мальчишка даже мигнул от неожиданности, и коляска встала, как вкопанная – но кошка по-прежнему шла по дорожке параллельно окнам – не спеша и горделиво подняв вверх белый пушистый султан хвоста.
Смотри-и-и… – полушепотом протянул Натти, невежливо показывая на чудо пальцем, потому что кошка повернула плосковатую мордочку, взглянув, кажется, прямо на него, и третий глаз, чуть повыше остальных, на лбу, был отчетливо виден. – Кака-а-ая…

Отредактировано Натаниэль Гринберг (19-10-2016 17:01:41)

+1

50

Эйлиас, увидев на своем пути настолько восхитительное животное, замер. Мальчишка любил практически каждого из живых существ, особенно настолько пушистых, мягких и необычных, как эта белоснежная кошка.
Ребенок радостно заулыбался и посмотрел на своего настолько же восхищенного друга, Эйлиас, может, был немного смелее, и поэтому двинулся вперед, уж очень не терпелось ему дотронуться до этой гладенькой шерстки.
Кис-кииис... – тонким голосом позвал мальчик с замиранием сердца, практически на цыпочках подходя ближе.
Бедняга, кажется, аж затаил дыхание, когда до существа оставался всего-то один шажок. Наконец-то тонкие пальцы касаются кошки... та была совершенно не против, ее тельце слабо завибрировало, когда она приветливо замурчала, прикрывая свои три глаза и позволяя мальчику себя погладить.
Шерстка и впрямь оказалась мягкой и пушистой, а сама кошка – настолько уютной, что Эйлиас, не сдержавшись, поднял ее на руки и обнял, прижимаясь к ней щечкой, только после подходя вместе с ней к другу.
Она будет с нами дружить, – негромко произнёс ребенок, усадив животное на колени Нату.
Кошка замурлыкала и принялась довольно утаптывть того лапками.
Как ее назовем?

+1

51

А кошка-то, кошка! – Нат замер, не сводя глаз с хвостатого чуда, и совсем замер, когда увидел, что оно не просто шло вдоль коридора по уличной плитке, а... ух ты-ы! – зверек на ходу развернулся на дорожке и... легко вспрыгнул на подоконник. Как большой клок белого пуха взлетел и приземлился, будто и не веся ничего. Вертикальные фрамуги галерейных окон в наклонной стене коридора доходили практически до пола, некоторые из них эти солнечным утром были приоткрыты для проветривания, так что вполне могли послужить дверьми... тем более, для кошки. Мягкие лапки беззвучно коснулись темного пола, особенно темного по сравнению со снежно-белой шерсткой. И три глаза, теперь Натаниэль еще лучше видел: у нее и правда было три глаза! Но так же не бывает?.. – мальчик не то что не шевелился, не дышал даже, разглядывая и действительно боясь, боясь спугнуть сказку.
А вот Эйли не боялся – его маленькие ноги почти так же бесшумно понесли беловолосого мальчишку мимо стола, мимо массивного кожаного дивана, на который так здорово было забираться, представляя, что это пассажирское сиденье звездолета, или пещера, или еще что... что придумается, к цветочному горшку с торчащим пучком узких темно-зеленых листьев, возле которого и стояла кошка, чуть поводя пышным хвостом. Маленький Гринберг охнул про себя, когда его новый друг ухватил ее поперек туловища, поднимая. Но кошка не отпрыгнула, не убежала, не зашипела, не вырвалась, а – Нат прямо поверить в это не мог, неловкими руками обнимая ее – оказалась у него на коленях. И совсем она не такая пушинка, как казалось, тяжеленькая, значит, настоящая, лапками топчет...
И мы с ней дружить будем, да? – Натаниэль фыркнул – пушистый-препушистый кончик хвоста мазнул его по носу. – Она согласна! – он потрогал пальцами шелковистое кошачье ушко, заглянул в невероятный, но настоящий же третий глаз и удивился: – Ты думаешь, у нее нет имени? Она же, наверное, чья-то? А вдруг она тоже голодная? А что едят трехглазые кошки? Обыкновенных мышей или тоже трехглазых? Ой, вы оба такие беленькие!

Отредактировано Натаниэль Гринберг (20-01-2017 21:47:53)

+1

52

02.10.2010.

==> Начало нового периода игры. Пришел из дома.

Некоторое время назад Адам начал капризничать и вести себя так, как ведут себя все его сородичи, отказывался заниматься и шумел, скаля крупные желтые клыки всякий раз, когда что-то ему не нравилось. Шимпанзе будто забыл все, чему его учили столько времени и теперь деградировал. Превращался из создания с мозгом трех- а то и пятилетнего ребенка снова в дикое животное. Было ли причиной столь резкого изменения поведения появление на территории чужого человека, коим был доктор Адольф Киркегард? Изменения погоды? Или Адам почувствовал каким-то шестым, свойственным лишь животным, чувством ощутил грозящую ему опасность и постарался таким образом спрятаться т нее, обхитрить своего хозяина и воспитателя? Ни один из вариантов причин поведения шимпанзе не был сколь-нибудь логичен и, вместе с тем, имел право на существование. Затем подопечный заболел, видимо, подхватив какой-то вирус в оранжерее или на прогулке. К тому же из Приюта по каким-то так же непонятным причинам забрали одного из потенциальных доноров – Матвея Снега. Эта новость была весьма нерадостной, а вкупе с тем, что происходило с Адамом, ставило под угрозу весь эксперимент. Для его продолжения теперь придется воспитывать нового шимпанзе. А на это уйдет не один год. Подходящего для донорства умственно отсталого  ребенка, пожалуй, найти будет проще.
Все это было крайне неприятно, потому мысли доктора Радека, вошедшего в галерею детского отделения, были далеки от маленьких пациентов. Но это было непростительной оплошностью, поэтому доктор Радек заставил себя думать о нынешней работе, а не о потенциальном и проваливающемся эксперименте. Впрочем, об этом стоило доложить начальству. От мысли о том, что вновь придется общаться с куратором, по спине Радека скользнул неприятный холодок.

0

53

Мурчавшая маленьким трактором белоснежная кошка разгуливала по натовым коленям, топтала их мягкими лапками, хотя места там для разгуливания и не было вовсе – мелкие, семенящие шажок-другой да разворот. Иногда она соступала на сиденье коляски, а иногда ставила передние лапки на подлокотник и смешно пятилась, но каждый раз кончиком пушистого хвоста умудрялась мазнуть мальчишку по носу, от чего тот фыркал или весело хихикал. Такого же почти беленького мальчика она легонько и так же на ходу бодала лбом, чуть приминая то одно большое ухо свое, то другое, поднимая подбородок и вытягивая шею. Это была такая игра для троих, и все три глаза чудесного зверика довольно щурились.
Но все кончилось вдруг – необыкновенная киска на очередном шаге словно промахнулась мимо колен мальчика в коляске, мягко спрыгивая на пол и вздевая чуть изогнутым султаном хвост, пышный, как страусиное перо, но гораздо пушистее. Вроде бы неспешно, даже степенно обходя детское кресло на колесах, с вкрадчивым мурлыканьем она вдруг взялась с места, мигом оказавшись у открытой фрамуги и запрыгивая на подоконник.
Стой! – звонко крикнул маленький Гринберг, успевший развернуть коляску и увидеть этот по-кошачьи элегантный акробатический номер. – Куда ты, ко-о-оша! – но та только мелькнула мелым мазком, спрыгивая на дорожку, идущую вдоль корпуса. – Вот, – вздохнул Натан, снова разворачиваясь вместе с креслом и обращаясь к Эйли. – Мы с тобой ее напугали? Доктор Пауль говорил, что маленькие зверюшки и птички боятся, когда на них смотрят. Но кошка же не птичка… и не такая уж маленькая звер… зверь даже. Или мы ее неправильно гладили? – Тут храбрый еврейский мальчик (еще и крайне любознательный) заметил как раз того самого доктора, про которого только что говорил и радостно заулыбался, неловко, рвано взмахнув поднятой ладошкой. – Доктор, доктор, а мы сейчас видели трёхглазую кошку!
Это же почти так же здорово и необыкновенно, как фея, которую, он теперь знал, зовут Мирка, Мира, Миратильда – вот какое серьезное имя, он раньше такого никогда не слышал и не читал даже.

Отредактировано Натаниэль Гринберг (14-05-2017 02:29:31)

0

54

Эйлиас задумчивым взглядом проводил белоснежное животное. Мальчик прекрасно помнил, что кошки были совершенно независимыми от человека и других живых существ. Они сами себе хозяева, гуляли там, где хотели, приходили к кому хотели, и наверняка у этой кошки были другие дела, помимо того, как играться с детьми. Кто знает, какие заботы были в ее пушистой голове.
Наверное, она вспомнила, что чего-то не сделала, – тихо отозвался Мирко и добродушно улыбнулся, опустив взгляд на своего растерянного друга. – Или захотела кушать. Она точно к нам еще зайдет!
Малыш был практически в этом уверен, он чувствовал всем своим нутром, что животное ими заинтересовалось. Скорее всего, она просто приняла их за котят и, может, даже отправилась на поиски добычи для этих детей, кто же их еще покормит!
Ладошками поправив свою белоснежную шевелюру, ребенок поднял взгляд на взрослого человека. Эйлиас сразу же притих и бледной тенью остался стоять подле Натаниэля, наблюдая за мальчиком и доктором, больше, конечно, думая о кошке, уж очень интересно ему было – куда отправилось это животное. Конечно же, он бы предложил Нату отправится на ее поиски, но почему-то думал, что доктор запретит им это или просто не одобрит.

+1

55

От воспоминаний о кураторе отвлек детский голосок – звонкий и знакомый, и тут же глазам предстала не менее знакомая тоненькая фигурка в инвалидной коляске. Натаниэль Гринберг – чудесный светлый и очень добрый мальчик, верящий в сказки и довольно неплохо их сочиняющий; на память пришел недавний случай, когда они, собственно, и познакомились. Тогда Натаниэль уверял, что подружился с феей, и даже называл ее имя. «Доктор Пауль» после еще раз проверял медицинскую карту мальчика – никаких отклонений в умственном развитии так и не нашел, а, убедившись в этом, понял, что у ребенка просто очень развита фантазия. Вот и теперь…
Второй мальчик был неизвестен. Уж такого точно бы приметил и запомнил. Новенький? Что же, если так, нужно будет узнать про него, присмотреться.
Здравствуй, Натти. – Шагнул навстречу, кивнул с легкой улыбкой. – Мы с тобой так и не погуляли, как я в прошлый раз обещал. Извини, у меня очень срочные дела тогда появились.  – Ребенку не нужно рассказывать о полном положении дел, но стоит объяснить, что причина вовсе не в нем, не в ребенке. К тому же, уточнение о срочности дел покажет, что именно такая ситуация, а не то, что любые дела важнее, чем обещание, данное ребенку. Иначе в детях может развиться ощущение собственной ущербности и ненужности. Так же, как и когда не обращают внимания на что-то, сказанное детьми. Поэтому, понимая, что Натаниэль все же сочиняет, а не врет для того, чтобы на него обратили внимание, решил немного подыграть мальчику.
Трехглазую кошку? А глаза у нее были одного цвета или разного, ты не заметил?
Отметив про себя это «мы видели», обернулся и ко второму мальчику, предполагая, что это – неплохой повод завести знакомство.
Здравствуй. Меня зовут доктор Радек. Или доктор Пауль – как тебе будет удобнее. – Зная, что некоторые детишки с возрастной дислалией испытывают затруднения с произношением, давал им возможность выбора более легкого для них произношения. – А тебя как?

Отредактировано Пауль Радек (17-05-2017 18:37:44)

+1

56

Новое начало игры:
Комната Себастьяна Даймона<===

Вот уже несколько дней Себастьян обитал в этом чертовом месте! Мальчишка бесился от этого факта до того момента, пока не устал от равнодушия взрослых, которые ничего не понимали и не хотели ему помочь, тем более – не намеревались отпускать его обратно домой. Хорошо ещё – не запирали в комнате. Да и все же еда была не так плоха, как ему показалось в первый день. То ли рацион сменили, то ли поняли, что с малолетним истериком лучше не связываться. Так что Себастьян ходил в столовую, раздражаясь лишь по причине того, что вокруг были мелкие дети, и не все разумные и спокойные, так что даже ни с кем не пообщаться. А также выбирался на прогулки. От общения с типом, представившегося доктором Радеком, Даймон категорически отказался. И сожалел он лишь о том, что больше не встречал ту стриженую девчонку с кошкой.
Вот и теперь Себастьян намеревался прогуляться в парке и направлялся к выходу из Дома Беззаботности...
Идиотское название...
Увидев впереди небольшую группу, слегка притормозил, досадуя за задержку. Одного из мелких мальчишек – того, что сидел в инвалидной коляске – он пару раз видел в столовой, да и взрослый был знаком – тот самый «доктор Радек».

Отредактировано Себастьян Даймон (19-05-2017 04:31:51)

0

57

Ну и ничего, – маленький Гринберг был не только храбрым, но и добрым мальчиком, – я же понимаю же, доктор! Взрослым всегда некогда, потому что у них рабо-о-ота, – поднимая взгляд на подошедшего Пауля, сказал он со знанием дела.
И не удержался, вздохнул – уж слишком часто приходилось с этим понимающе соглашаться, когда хотелось побыть с мамой, папой или Морисом. Только Полли некогда не бывало, вот поэтому-то она и знала все самые главные секреты Натаниэля, большие и маленькие, самые удивительные его открытия и самые занимающие его вопросы. Он и по ней скучал здесь… очень скучал. Здешние няни, тоже, конечно, добрые, некоторые даже красивее Полли, но ведь они для всех, у них много ребятишек, о которых надо заботиться, и всех надо умыть, одеть, накормить, со всеми поиграть… в общем, и им некогда.
Однако можно ли долго печалиться в такой чудесный день, когда он еще в самом начале, весь впереди, и в нем ждут, конечно же, удивительные приключения? Да ведь они уже начались – с танца пылинок в косо падающих на пол полосах янтарного солнечного света, с нового веселого друга, с волшебной (ну а какой же ещё?) белоснежной кошки… Да, вот уж теперь доктор должен будет поверить, что он ничего и не выдумывает! – Натти опять лучезарно и немножко торжествующе заулыбался, эдак будто бы застенчиво спрятав кулачок рабочей руки в колени, где пушистый зверик только что сидел, блеснул глазищами на Эйли – ну ты же тоже это видел, да? – и затараторил, даже чуть задыхаясь от торопливости:
Одинакового! Я заметил, заметил, они все одинаковые, зеленые, как крыжовник! Ну, как у обычной кошки, и два обычных, где у всех, и третий, вот тут! – кулачок разжался уже в движении, и не очень прицельно, довольно рваным движением Нат ткнул себя пальцем в лоб между бровями. – Только он когда закрывается, его совсем не видно! – мальчишка осекся и снова посмотрел на Эйлиаса, уже не азартно, а почти умоляюще. – Скажи, что я не вру, так ведь и было!
Он и на доктора посмотрел растерянно и по парнишке постарше мазнул внезапно смущенным взглядом, добавил гораздо тише, опираясь на вредную правую руку, с трудом заставляя пальцы расправиться на сиденье и выставляя вверх худенькое плечо:
Я, правда, не обманываю.
И Миры, как назло, рядом не было…

Отредактировано Натаниэль Гринберг (27-05-2017 03:22:35)

+1

58

Эйлиас не знал взрослого человека, который к ним подошел, но зато, как мог догадаться… нет, узнать откуда-то мальчишка, мужчину очень хорошо знал Натаниэль, поэтому мальчику оставалось лишь наблюдать за их разговором, в легком интересе наклоняя светловолосую голову вбок, в то время, когда голубые глаза будто считывали всю информацию об этом докторе с одного лишь его внешнего вида.
Мы, правда, видели такую кошку, – Эйлиас решил все же поддержать нового и пока единственного друга, хоть и немного, в силу характера, побаивался незнакомцев. – У нее было три глаза, все верно. Мы ничего не выдумываем, она, должно быть, не убежала далеко, можно ее догнать и вы сами увидите ее три глаза.
Мальчонка произнес все достаточно неспешно, тонким голоском, будто бы общался со старым-старым другом. В завершении своей речи Эйлиас даже улыбнулся уголками губ: мол, уважаемый незнакомец, двое против одного, попробуйте теперь нам не поверьте, если еще и где-то пушистое, весомое такое, доказательство расхаживает!

+1

59

Маленький Натаниель забеспокоился. Ему очень-очень хотелось, чтобы ему поверили, он даже обратился за помощью к беловолосому своему приятелю. Вспомнилось, как и прежде, когда он рассказывал про фею, было такое же желание – чтобы верили. Однако, это было непохоже на самоубеждение, когда ребенок старается уверить в том, что было или что он видел, не только других, но и себя самого.
Отчего он с таким пылом защищает свои выдумки? С чем это связано? Ругали ли мальчика прежде за то, что он врал, даже если это была не откровенная ложь, а обыкновенная детская фантазия?
Малыш с белыми волосами, на это доктор внимание обратил, на вопрос взрослого об имени не ответил, да и вообще не проявил желания  знакомиться, однако фантазию мальчика в коляске подтвердил, да еще с такой твердой уверенностью, что какая-то кошка наверняка была. Разумеется, обычная кошка с зелеными глазами,  но дети, играя, наделили ее третьим глазом – волей своей фантазии. Это было куда понятнее и логичнее, следовательно, поверить в это возможно.
Да, зеленые глаза у кошки – это красиво, – одновременно кивнуть ребятишкам и улыбнуться. – Конечно, догнать ее можно попробовать, только вот узнаете ли вы ее еще раз? Если она будет сидеть или лежать с закрытыми глазами – это непросто. Да и, если ее догонять, кошка может испугаться и совсем убежать и где-нибудь спрятаться или залезть на дерево. Не лучше ли сделать так, чтобы она сама захотела почаще приходить к вам? – Вот так: то ли совет, то ли вопрос – как думают сами дети? И, одновременно, предложение подумать: как лучше поступить для достижения положительного результата.
Заметив еще одного подошедшего мальчика, постарше и так же, как и Натаниэль – знакомого, почувствовал нечто вроде легкого беспокойства – припомнилось его весьма неспокойное поведение в кабинете психолога несколько дней назад. Если он снова станет кричать и плакать – не скажется ли это негативно на других детях? Следовательно, стоит быть наготове, но вот подавать вид, что обеспокоен…
Здравствуй, Себастьян. – И пока более ни слова, ни вопроса: как себя чувствует, или почему не приходит? Не нужно провоцировать.

+1

60

Ага, здрасьте.
Себастьян нахмурился, ему очень не хотелось встречаться именно с этим взрослым: наверняка начнет спрашивать – почему Себастьян больше к нему не приходит, да как Себастьян себя чувствует… А Себастьяну вот совсем не хочется встречаться ни с этим «доктором Радеком», и с тем типом, который сидел тогда в его кабинете. Оба они – чокнутые зануды. Вот не повезло мелким.
Мальчишка посмотрел на колясочника и пацана с головой, похожей на одуванчик, и вознамерился пройти мимо, раз на него обращают так мало внимания. Задержали его слова о кошке. О той, наверняка, которая была у девчонки Александры. Конечно, то, что болтали мелкие, про третий глаз, полная чушь – не бывает таких кошек. Но все равно, она же это.
Белая она была, – вмешался Себастьян в разговор. – Ее еще тот мелкий придурок, который все время слюни пускает, тискал. Или девчонка какая-то… Мне ее хозяйка сказала, что кошка у нее терпеливая и не боится. А ее хозяйка…
Он замялся: вспоминать о том, как именно он познакомился со стриженой Александрой, не хотелось. Тем более – при мелких.

+1


Вы здесь » Приют странника » Дом Беззаботности » Галерея детского отделения