Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Былое » Увидеть Париж - и умереть... Парижу


Увидеть Париж - и умереть... Парижу

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия: август 2010г, вечер и ночь
Место действия: Франция, Париж, сначала сад Тюильри
Действующие лица: Ник МакКеон, Стефан Леклерк
Рейтинг: NC-17 (на всякий случай, кто его знает, куда выведет)
Сюжет: В Париже встречи и знакомства могут иногда стать совершенно случайными и совершенно непредсказуемыми. Особенно когда встречаются два таких непредсказуемых человека, которые в принципе никогда не могли бы пересечься... если бы не Париж.

0

2

одет

http://s2.uploads.ru/t/v84pn.jpg

«Париж летом прекрасен!» – самозабвенно стрекотала матушка, когда они обсуждали маршруты для путешествия на ближайший отпуск Ника. «Париж прекрасен в любое время года!» – убеждал рекламный буклет в самолёте, в который парень воткнулся от нечего делать, до этого уже успев заобщать соседа до попыток притвориться спящим. …слабонервные какие-то в Эдинбурге, право слово, а особенно те, что на материк летят. Ну да это мелочи. Итак, МакКеону предстояло самому выяснить, каков же Париж на самом деле и зависит ли впечатление, которое он производит, от времени года посещения. Для чистоты эксперимента никакого тура заранее заказано не было, а дитя шотландских гор собирался изучать его «дикарём».
   …нууу, что и говорить, впечатление было! За два прошедших дня медбрат, правда, не уверился в оттенке этого самого впечатления, но заметил его. Вообще, было ощущение того, что попал в другой мир, а не всего лишь пересёк Ла-Манш, и дело даже не в чужом языке (шатко-валко прохожие понимали английский и даже что-то на нём отвечали, не говоря уж про обслуживающий персонал, который на нём шпарил со скоростью пулемётной очереди), а в атмосфере, которая всё это окружала. Какое-то вечное весеннее настроение витало над узкими улочками центра, держало настроение на запредельно высоком уровне и вообще провоцировало на подвиги!
   Но Ник первые сутки честно держал себя в руках. Пока заселялся в простенький отель, пока изучал его окрестности по электронным картам и на местности, пока составлял план действий. А то, что в лифте, воспользовавшись тем, что туда набилась куча народа, потрогал лифтёра за классный попец, столкнулся с соседкой перед лестничным спуском и уронил в её шикарное декольте ключ от своего номера и надрался первым же вечером в баре при отеле – это всё мелочи, это за знаменитые его выходки не считается!
   Начало вторых суток встретило лёгким похмельем только в полдень. Пока молодой человек выкарабкался из кровати и привёл себя в чувства холодным душем, пока сообразил, что неплохо бы поесть, и пока в холле отеля поворковал-пофлиртовал с той самой соседкой, судя по акценту и формам – славянкой, пробило уже три пополудни. Только тогда МакКеон и выбрался на прогулку. Да, по некоторым соображениям занимать этот день культурной программой он посчитал лишним, а вот пройтись, чтобы проветрить мозги, самое оно.
   Таким образом обход достопримечательностей города и привёл хакера-самоучку в сад Тюильри. Уж какие ему дифирамбы пели все путеводители, так можно было решить, что это прям не парк, а творение инопланетян эпохи палеолита. То есть очень необычно и очень ценно для всей культуры… вот только очередной турист этим как-то не прочувствовался. Он, уроженец шотландских гор и маленьких городишек, считал, что заковывать природу в камень и безжалостно грызть её металлом, придавая ей причудливые неестественные формы, глупое просто занятие. Такое же, как рассмотреть знаменитую, воспеваемую не первый век красоту француженок среди этих бледных тощих заморышей и уроженок явно не Европейских земель, снующих мимо. Тьфу, в общем, посмотреть не на что.
   И занять себя тоже особо нечем в этом торжестве геометрии над здравым смыслом. Ну, разве что… Развлечь себя самому, а заодно и окружающих!
   Мысль толкнулась в голову совершенно неожиданно, зато очень вовремя. И не успел Ник её толком осмыслить, как уже застал себя возле компашки девушек. Тем, явно понимающим английский, но совершенно не понимающим, что происходит, был вручен телефон вместе с просьбой и умильной лыбой: «Сфотайте, пожалста!», – а сам парень уже оказался на постаменте ближайшей статуи, причём античные, мягко сказать, невыдающиеся формы той женской фигуры оказались в руках медбрата. Девчонки пару секунд хлопали глазами, глядя на это, а потом прыснули со смеху и наделали столько фотографий МакКеона с каменной мадемуазель в объятьях, что хватило бы на нормальную фотосессию. Всё сопровождалось шутками разной степени пошлости и комментариями, кое-где даже интеллектуальными, с обеих сторон, пока одна из фотографов не крикнула: «Жандарм! Беги!».
   Шотландца сдуло с постамента, милая брюнетка успела сунуть ему в руку телефон, а потом вместе с остальными ломанулась наперерез сражу правопорядка, дабы грудью закрыть от него незнакомого, но такого весёлого парня. А тот ещё долго чесал по аллейкам, заливаясь смехом, пока не посчитал, что достаточно запутал следы. Посмотрел получившиеся снимки, повалялся при этом на лавочке, минут через десять заскучал – и решил повторить эксперимент. Авось опять порнесёт! И не придётся близко знакомиться с местной правоохранительной системой.
   Вот и скульптура на горизонте примечательная: полулежащий бородатый атлет, которого, правда, природа явно обделила кое-чем…
   «Впрочем, ему-то куда больше?» – хмыкнул своим мыслям молодой человек, повернулся вокруг своей оси и уткнулся взглядом в новую жертву своего хулиганского настроения: молодого и приятного внешне мужчину. Подробностей его облика разобрать времени не было, поскольку требовался эффект неожиданности, потому Ник подскочил к неизвестному, всунул ему в руку свой телефон и протарабанил как можно быстрее:
   – Слушай, будь другом, сфотографируй меня, пожалуйста! Жать вот сюда, – короткая инструкция и голливудская улыбка была подарена для того, что не показаться совсем уж грубым, а уже в следующее мгновение чудаковатый медбрат вскарабкался на новый постамент, лёг в ту же позу, что и белокаменное изваяние, только ногами в другую сторону… и с пакостливым выражением на лице устроил ладонь у скульптурного шедевра на том самом месте, размеры которого живого мужчину, скорее всего, довели бы до комплексов.
   – Ну, фоткай, – почти пропел сын Нагорья, предвкушая то, как же на его выходку отреагирует другой мужик.

+2

3

Прощай. Но вернись, я буду ждать.
Ты ждешь меня всю жизнь, Чиз. – Тычок носом в плечо, укутанное алой шелковой ризой кардинальского сана – и герцог вышел за порог палаццо, расположенного в Венеции. Его ждала долгая и даже долгожданная дорога домой, где он сможет дышать полной грудью и править снова. Каникулы в солнечной Италии в объятиях Чезаре окончены, предстоит тяжелая работа по возвращению родового имущества в свои руки, возрождению славы имени герцогов ла Круа. Риволи опять носится по Франции, высунув язык на плечо и налаживает каналы сбыта афганской смеси. Как удачно, что в Европу прибывает все больше беженцев и их почти не проверяют. За этими мыслями он и не заметил, как задремал в самолете.
Орли встретил герцога неприветливыми порывами ветра.
Париж, вечно ты на меня обижаешься, но расцветаешь через мгновения нашей встречи, не так ли?
Из аэропорта, окрашенного в розоватые тона восходящего солнца, Леклерк выехал в первый округ Парижа, к мэрии. Суровый немец за спиной только добавлял внушительности мужчине, двигавшемуся по зданию дворца, словно у себя дома, чем весьма удивлял окружающих. От этого чиновника зависело, вернет ли он себе Азе-лё-Ридо или нет.
Мы не можем! Это памятник истории!
Который Вы превратили в бордель?
Это государственная собственность!
Это моя собственность, подарена королем моему прапрадеду.
Великая революция отменила эти указы.
И на радостях плебс растащил все, вплоть до серебряных конфетниц прабабки.
Это перешло в ведение государства.
Вы не поняли? Государство – это я. А Вы жалкий мелкий винтик в моей машине. И Вы скрипите.
Вы угрожаете мне, мсье?
О, нет. Всего лишь рассказываю Вам, почему мне не нравятся сломанные вещи. С вещами тех вещей бывает страшное. Расколется любимая кукла. – Бархатный голос мог усыплять, если бы герцог не сверкал серыми глазами, как ледяными искрами, и не сыпал откровенными угрозами.
Я... я придумаю что-нибудь, мсье герцог.
Приятно говорить с умными людьми. Макс, отпусти девчонку. – Последняя фраза была брошена в телефон небрежно. Через пару минут в кабинет влетела встрепанная девочка-подросток в слезах, вереща «папа», «папа». – Ах, да... В жандармерию и антитеррористический комитет звонить бесполезно, Вам не поверят, а у Вас престарелые родители. Долгих пыток они не выдержат. Я жду результатов в течении недели.
Стефан не ставил невыполнимых задач пешкам никогда. Поднявшись, тот, кому хватило наглости и смелости, а может и дурости, притащить заложника в мэрию, вышел из здания.
Почему люди так потеют, когда боятся?
Отослав Макса чуть подальше, он решил прогуляться по аллеям Тьюильри и проветриться. В том, что его требование будет выполнено, блондин даже не сомневался. Стальной кулак в бархатной перчатке вернулся домой. Свернув на одну из аллей, ему подумалось. что неплохо было бы заехать в Галери Нуар к Жаклин или в Во Ле Викон, но его планы посещения высшего общества нарушил неизвестный, сунув ему в руки фотоаппарат и варварски запрыгнув на статую, всячески лапая мрамор.
Забавно. – Был бы здесь кто знакомый блондину, уже бы несся на выход от вкрадчивых ноток в голосе. – Фото, говорите? – Щелчок затвора прозвучал оглушительно. Фотоапппарат был убран в карман, а мужчина пальцем поманил варвара со статуи. – Юноша, Вас в детстве не учили не лазать по произведениям искусства? Между прочим, Посейдона вырезал сам Бернини. Эта статуя стоит больше чем весь Ваш дом.

Отредактировано Стефан Леклерк (13-06-2017 10:29:50)

+2

4

Молодой человек мысленно был готов к любому продолжению своей забавы, потому не ждал чего-то особенного. А просто предвкушал. Тем более что случайный объект его буйной фантазии оказался чем-то явно не обыденным. Теперь-то, с занятой высоты, МакКеон рассмотрел его дорогую одежду, что в скромной простоте буквально кричала о ценнике с n-ным количеством нулей, стильную причёску и тот взгляд, которым сканируют окружающее, чтобы оценить с точностью до последнего евро. Хотя красивое лицо это нисколько не портило, наоборот же, добавляло определённого шарма.
   «Нууу, вот французы уже ничего», – заключил парень, когда закончил обшаривать незнакомца взглядом. Так и быть, благодаря этому субъекту Париж получит от залётного шотландца высший балл. И да, лёгкий французский акцент он в чужих словах уловил.
   А потом закатил глаза. Вот от такого молодого он лекций не ожидал… хотя, разумеется, лучше послушать их от него, чем от жандарма. С этим никто спорить не будет… Только молча исполнять чужую волю тоже. Пока взгляд проследил перемещения родного телефона, язык уже начал свою работу:
   – Месье, – собеседнику была подарена одна из очаровательных улыбок Ника, – я этому произведению искусства ничего не сделаю. Он не в моём вкусе, – изобразив скептицизм, уселся на постаменте, подтянув колени к груди, и ещё раз изучил мраморную фигуру. – А тем более каменный, – тихо усмехнулся и легко спрыгнул на землю. То, что импровизированная фотосессия закончилась, едва начавшись, он уже понял. В принципе, морально даже был готов попрощаться с телефоном. Уж это добро он себе всегда в состоянии приобрести, даже за границей. А все телефонные номера первой необходимости наизусть помнит. Потому, ежели его милая выходка кончится конфискацией имущества, никто не расстроится. За свои поступки надо отвечать. …но это не значит, что нельзя решить дело миром.
   – И уверяю, что Посейдон против не был, – выражение лица медбрата на этих словах стало крайне скабрёзным. – Ему же тоскливо там одному все эти годы, под дождями да палящим солнцем… в полном одиночестве, без любви и ласки, – ворковал он, мужественно подавляя смех, пока текуче подкрадывалася к собеседнику. Встал рядом и склонил голову к плечу с самым заинтересованным видом:
   – Кстати, мне безумно интересно узнать подробности и про самого Бернини, и про его работы. А то «дикарём» здесь, не хотел, чтобы экскурсовод за меня решал, куда идти. Выручишь, друг? – шотландец стал просто само обаяние.
   Кстати, ему на самом деле было интересно услышать что-то новенькое, не всё ж во Франции в барах зависать или ходить с электронными путеводителями. С живым человеком приятнее пообщаться. Особенно с таким… А там, глядишь, и телефон из заложников выпустят… Сплошная польза, проще говоря.

+1

5

Стефан насмешливо наблюдал, как рыжеватый варвар спускается с творения Бернини. Вот уж действительно, варвар.
Этой статуе больше лет, чем Вашему прадеду, мсье. И за попытку вскарабкаться на нее Вам дадут больше, чем она весит. – Некоторая нотка занудства в его голосе присутствовала. Поправив шелковый манжет, мужчина вскинул голову и слегка приподнял бровь.
Серьезно? Добровольным гидом?
Друг? Забавные понятия о дружбе у северян. Ну что ж, почему бы и не просветить Шотландию? – о, он не сомневался в национальности нового знакомца, – в лице отдельного ее представителя. Пожалуй, начнем с импрессионистов, мсье...
Да, рыжик, на этом месте должно бы представиться.
С руки блондина легко соскользнула перчатка, явив миру холеную кисть с мраморной кожей. На указательном пальце сиял серебряный перстень с бурым александритом, выдававший нарочитым грубоватым исполнением старинную работe. Прямо на камне был вырезан герб дома д'Артуа, но в ночной темноте этого не видно.
Стефан Леклерк. Отличная выставка Моне сейчас в галерее Арт Нуар у Жаклин Дюплесси. – Отчего-то картинка хулиганистого нахала на выставке вызывала когнитивный диссонанс.
Его бы с Брайаном познакомить, с ирландцем из команды Макса. Вот уж с кем найдут общий язык. – Не зря же Брайана приняли в команду после того, как он, простой рабочий, устроил на заводе «Рено» такую забастовку, что у Макса пятки вспотели.
Предлагаю отправиться туда, однако... – критически оценивающий взгляд на парня был весьма красноречив, – …там дресс-код.
Да, это могло обидеть и оттолкнуть. Но Джеки могла поднять шум, если бы Князь посмел притащить в ее вотчину рыжего клошара. А шуметь она умела долго и много, профессионально вынося мозги. Такой вольности себе Стефан позволить не мог. Но и в галерею ехать не очень хотелось, поскольку это автоматически означало встречу с сумасшедшим Маркусом из химиков и обсуждение особенностей политического строя Австро-Венгерской империи.
Либо же можем поехать до Булонского леса и прогуляться по его аллеям. – Честно говоря, этого хотелось куда больше. Заодно и успокоиться можно было.

Отредактировано Стефан Леклерк (17-06-2017 13:52:47)

0

6

Ник с такой-то неугомонной своей натурой много нотаций слышал за прожитые годы и был готов к тому, что здесь их ему тоже прочитают в немалом количестве, однако не ожидал занудства от молодого человека, что стоял сейчас напротив. Тот хоть и был упакован по всшему разряду, почти в футлярчик, как игрушечный Кен в магазине кукол, но все равно подсознательно вызывал у шотландца надежду, что немецкой, провоцирующей зубовный скрежет педантичности не проявит. Потому парень искренне закатил глаза:
   - Что за вещизм? Никогда не понимал тех, кто трясется над всякой неодушевленной чепухой. Разве она людей счастливыми делает? Нет и еще раз нет. Человека сделает счастливым только человек, а предметы искусства ему в этом только помогают, - после этой отповеди медбрат позволил хитринке мелькнуть в глазах: - Уж, думаю, такой шикарный мужчина, как ты, должен был давно в этом убедиться, -  выдавать то, что было на уме, он  никогда не стеснялся, тем более по всем, уже сделанным намекам, понял, что собеседник не ханжа и кое-какие вольности по отношению к нему себе позволить можно без боязни получить в зубы. - А еще рассчитываю, что никто из присутствующих здесь, - молодой хакер ткнул пальцем под ноги им двоим, - не станет сообщать властям о произошедшем? - и сделался само очарование. Нет, он понимал прекрасно, чем все может закончиться, когда затевал себе развлечение, но все же был бы куда больше рад, если бы ответственности можно было избежать.
   Предложенную руку МакКеон с энтузиазмом пожал и потряс и, возможно,  сжал чужие пальцы чуть сильнее, чем требовалось, так что ободок кольца на них ощутимо надавил, но хозяину, наверняка, такое давно привычно. А сам парень просто был очень рад новому знакомству. Ну и ухоженность чужой ладони тоже, разумеется, заметил. Хотя от настолько холеного человека сложно ожидать иного, это же не водитель или не столяр... Медбрат, правда, тоже по состоянию кожи не был похож на завсегдатая спортзала, но тут уже профессия накладывает свой отпечаток: когда целыми днями после процедур моешь руки, а еще возишься с различными гелями, мазями и прочими медицинскими препаратами, прописанными пациентам для наружного применения, мозоли просто не успевают появиться.
   - Ник МакКеон, - улыбался он, представляясь. - А что,  у меня прям на лбу написано, что я горец? - изобразил для наглядности рукой строку вдоль бровей и сам посмеялся шутке. - Хотя что греха таить, даже приятно. Обычно на материке англичан, ирландцев и шотландцев друг от друга не отличают.
   Когда новый знакомый заговорил про выставку и критическим взглядом прошелся по всей фигуре молодого человека, тот повторил осмотр самого себя вместе с ним и поморщился. Правда, не от вида себя, прекрасного в любом воплощении, а от перспектив:
   - Не, друг, давай без крайних мер! После ночи, проведенной в баре, мне меньше всего хочется шататься по галерее и изображать интерес к картинам. Гораздо привлекательнее побыть на улице... Вот хотя бы в этом самом лесу, - поддержал парень последнюю идею и подхватил Стефана под локоть, чтобы развернуть в сторону выхода из парка. Продолжение словесного потока не заставило себя ждать: - Далеко туда? Не запомнил что-то по путеводителю, да и не особо пока вникал в его описания. Думал сегодня ограничиться центром, но раз уж такая оказия... Тебя не затруднит просветить такого темного, но любопытного меня?
   Внимание такого красивого человека вызывало у выпендрежника Ника желание перетянуть его на себя еще больше, потому обаянием своим раздолбайским он сейчас вполне мог задавить нового знакомого.

Отредактировано Ник МакКеон (20-06-2017 12:49:03)

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Былое » Увидеть Париж - и умереть... Парижу