Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Встреча Севера с Югом возможна... иногда


Встреча Севера с Югом возможна... иногда

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 2010 г., 3 октября, 16:00-18:00.
Место действия: Шотландия, г. Нэрн, дом миссис Скиннер.
Действующие лица: Алистер Лоури, Тангель Нордленангьён.

0

2

Изменение в шорохе шин, предвещающее остановку автомобиля, Алистер прежде даже не услышал, а почувствовал. И успел ухватиться за верхнюю ручку салона такси, порадовавшись, что сел на переднее сидение рядом с водителем, а не позади. Поскольку у задних сидений нет ремней безопасности и при резком торможении запросто можно ткнуться лбом в подголовник переднего сидения. В самом начале пути таксист, видимо, занятый больше какими-то своими мыслями и забывший про особенность пассажира, как заправский гид советовал «полюбоваться окружающими красотами». На третьем подобном предложении Алистер просто снял очки и повернул лицо в ту сторону, где слышался доброжелательный и очень энергичный, но такой назойливый голос. И просто замер. После тихого «Anseo ifreann!» * , он молча усмехнулся и вернул очки на место. Больше водитель не проронил ни слова, однако гнал так, словно хотел поскорее избавиться от неприятного пассажира. Тери это покоробило, однако он промолчал, не желая начинать скандал, и только уселся поглубже в кресло да поправил на плече ремень безопасности. И вот теперь такси встало, словно лошадь, наткнувшаяся на препятствие. То есть – резко и сразу.
Brabús, a dhuine uasail,** – буркнул водитель, глуша мотор. Затем, судя по звукам, вышел из машины.
Салон чуть тряхнуло – таксист открыл капот и вытащил чемодан Лиса, а затем захлопнул капот так, что машина чуть не подпрыгнула. Мистер Лоури выбрался из такси и остановился, прислушиваясь к звукам. Тишина. Не напрягающая или пугающая, а вполне себе умиротворяющая. Где-то вопили дети, наверняка, гонялись друг за другом, или устраивали какую-то шалость; громко и энергично переругивались неподалеку две женщины; грызлись меж собой собаки, по счастью, в отдалении. В общем и целом, совершенно мирная слуховая картинка. И портил эту идиллию лишь тревожный стук сердца Ала, да недовольное сопение водителя, который, видимо, не решался оставить такого нелегкого клиента. А мистер Лоури чувствовал, как его понемногу начинает охватывать сначала беспокойство, а потом уже и тихая – не дай боже привлечь к себе внимание – паника. Ему же вроде говорили, что его встретят. И – где встречающий? И что ему самому теперь одному делать, и куда идти?
Эй, мистер, мне тут с Вами размазываться некогда, у меня еще три заказа, – недовольно проворчал таксист. – А в проводники и сиделки я не нанимался…
Да-да, конечно… – торопливо отозвался Тери. Ох, как не хотелось попадать в конфликтную ситуацию, да еще в первый же день приезда, в незнакомом месте! И все же попал. Ну, конечно же – как всегда. Он протянул руку, стараясь нащупать высокую раскладную ручку чемодана. Коснулся пальцами потертого пластика и крепко, словно в спасательный круг, вцепился, подтягивая чемодан ближе.
О, а вот, кажется, и за Вами, – услышал он облегченный вздох таксиста и его же возглас, обращенный к кому-то, кого Алистер пока даже не слышал. – Хэй, приятель… – по звуку дыхания и еле слышному шороху ткани о кожу, Тери предположил, что таксист машет кому-то рукой.

__________________________________
*Вот черт возьми! (гэльск.)
**Прибыли, парень. (гльск.)

+2

3

Тангель с удовольствием прогулялся по городу на второй день после приезда. Изучал места, читал объявления, смотрел, какие мастерские есть, с удовольствием махал рукой тем, кто махал ему. По просьбе детей принял живое участие в спасении бумажного змея, застрявшего на дереве, взобравшись на старую яблоню. В ответ узнал массу сумбурной, эмоциональной, но местами очень даже полезной информации, покатал самого младшего и самого смелого, который и обратился с просьбой о спасении имущества, на плечах, и понял, что жизнь налаживается. Общение с такими жизнерадостными детьми, которые все еще запускают змея, воруют яблоки – самые вкусные в саду мистера Тирелла – и по ночам ходят смотреть то призраков, то инопланетян на поля за город, придает бодрости, свежей и чистой, словно сам вернулся в детство, провел день с новыми друзьями и завтра будет еще и еще день.
С аппетитом пообедал в одном из кабачков, поговорив с хозяином о вывеске и необходимости подновить ее и подготовить к зиме. Хозяин обещал подумать, а это означало, что он, Тангель, возможно, нашел первую работу здесь.
Может, сходить на море, пощупать воду и, чем черт не шутит, искупаться? Идея была интересной, и норвежец свернул к дому, что бы прихватить свитер и полотенце.
Возле дома миссис Скиннер стояло такси, высадившее пассажира, а таксист настоятельно махал ему рукой.
Ваш новый жилец, – произнес водитель, обращаясь к Нордленангьёну. На этом мужчина счел свои обязательства по отношению к пассажиру выполненными, прыгнул в такси и резко скрылся за поворотом.
Такое стремительное развитие событий несколько озадачило Тангеля, вырвав его из приятной задумчивости. К ним? Миссис Скиннер не говорила, что хочет сдать еще комнату... Но, может, мистер ее друг, приехавший в гости? Ситуацию несколько осложняла белая трость в руках гостя, говорившая, что он слепой. Для норвежца проблема была в том, чтобы, с одной стороны, отнестись с заботой и вниманием к такому человеку, а с другой – не оскорбить излишней навязчивостью с предложениями помощи.
Добрый вечер, – дружелюбно поздоровался он, следя за акцентом, – меня зовут Тангель, я тут снимаю комнату. Вы, получается, знакомый миссис Скиннер? Вы позволите помочь вам подняться в дом?
Тангель, человек не гордый в вопросе помощи ближнему своему, чемодан был готов подхватить в одну руку, вежливо взять другой под руку гостя, если он выскажет желание, и проводить.

+1

4

Звук торопливых шагов, захлопнувшейся дверцы автомобиля и взвизг шин были столь быстрыми, что Тери даже покачнулся, пытаясь отстраниться, и одновременно не попасть под машину. Хорошо еще такси простояло за спиной дольше пары минут, что позволило пусть на недолгое время, но осознать и запомнить. И, что было уже закономерным из исходящих данных, не попасть под колеса. Однако это же заставило Лиса еще крепче вцепиться в ручку чемодана – не упасть бы от такого резкого движения.
Тот, кого окликал уехавший уже таксист, подошел, и Тери услышал довольно-таки приятный голос, хотя в нем и слышался какой-то странный оттенок.
«Акцент. Только вот какой? Шотландцы-то чуть иначе говорят. И не американец, это точно. Немец? Наверное».
Меня зовут Тангель, я тут снимаю комнату. Вы, получается, знакомый миссис Скиннер?...
«Тангель… Да, скорее всего – немец. Так, стоп…» – Тери почувствовал некоторую растерянность. Слова о снятии комнаты можно списать на неважный разговорный язык, но… – «Разве заведующую пансионом зовут Скиннер? Нет, вроде. Точно нет – не Скиннер, Кент».
Растерянность медленно, но верно начинала перерастать в легкую форму паники. Опять с ним что-то приключилось! И что же делать теперь, в чужом-то городе? Да и если это не пансион, то, значит, в пансионе его ждут, и комната оплачена...
«И теперь меня посчитают необязательным типом, неспособным выполнить простейшие действия и прибыть вовремя. И ведь неважно, что в этом виноват таксист – не прибыл-то вовремя я. К тому же, этот Тангель дал информацию, что уже вечер. Интересно, сколько именно? Не девять бы, уже хорошо».
Часы вместе с дисплеем обитали сейчас где-то в глубине чемодана, оставалось только узнавать время у этого Тангеля. Заодно, наверное, можно спросить, как добраться до этого самого пансиона.
«И, кажется, попросить проводить, иначе буду плутать тут до Второго Пришествия. Ну, вот – снова доставляю неудобство людям».
Меня зовут Алистер. – Тери наконец отцепил руку от ручки чемодана, снял перчатку и протянул руку в сторону, откуда слышался голос, стараясь не задеть человека по частям тела, не предназначенными для этого; по глазам, к примеру, или животу. Прикосновение голой, не спрятанной в легкую кожу перчатки – один из способов познакомиться и узнать человека чуть ближе, чем словами. К этому способу Тери привыкал где-то неделю после того, как начал морально приходить в себя после того, как очнулся. – Я приехал в пансион «Зеленый Дол». Знаете такой? Да вот, кажется, таксист адрес перепутал. Или я, когда указывал, куда ехать, – в голосе послышался отголосок вины.

+1

5

Здравствуйте, Алистер, –  Тангель вежливо пожал протянутую руку. Широкая ладонь, длинные пальцы, мозоли от гитарных струн и инструментов для работы по дереву, ухоженные ногти. Табаком от норвежца не пахло, он не курил и одеколонами не пользовался. Мыло, дезодоранты и никаких лишних запахов.
«Зеленый Дол»... – Мужчина попытался вспомнить, видел ли он где-то эту вывеску и понял, что не уверен. Пансион. Ник говорил, что работает в клинике, в принципе, новый знакомый может знать, но проблема была в другом – из объяснений сам Нордленангьён понял бы четверть, где и куда поворачивать. Черт, надо мужику помочь добраться до пансионата, нельзя бросать людей в чужом городе на улице. Не важно, слепые они или нет. И таксист, опенок ложный, что б ему, даже не уточнил, куда привез пассажира.
Сомневаюсь, что «Зеленый Дол» похож на Юнион-стрит, – отмел он предположения в вине нового знакомого, – даже для меня это звучит по разному, а я приехал из Норвегии.
И для него валлийский звучал порой понятнее английского. А порой совершенно непонятно было, что ему говорят, да и ему ли вообще? Потомок викингов полагал, что ближайшие пару недель он будет выглядеть самым внимательным собеседником, трепетно вслушивающимся в речь собеседника. Просто, чтобы понимать все, что говорят.
Я сам только вчера вечером приехал, – признался он, – так что почти ни черта тут не знаю. Но вас не оставлю, - решительно пообещал Тангель. Правда, миссис Скиннер была в гостях, поэтому самый простой вариант спросить у нее, как добраться, отпадал.
- Я вас провожу, а по дороге буду приставать к прохожим с вопросами, как пройти в «Зеленый Дол», – весело сказал он. И, понимая, что собеседник его не видит, а только слышит, добавил, – я тут вроде в отпуске, хожу, знакомлюсь с городом, поэтому мне только на пользу проводить  вас. Я могу взять ваш чемодан.
Предлагать руку он постеснялся, испытывая смущение и по поводу предложения, и по поводу того, что не может его произнести так, чтобы оно, по его, Тангеля, мнению, не прозвучало оскорбительно. В прогулке под руку с человеком любого пола и возраста, если это было необходимо, он ничего стыдного не видел. Проблема была в другом – он опасался, что Алистер может справедливо обидеться на то, что Тангель считает его несамостоятельным. Но если новый знакомый потерял зрение недавно, возможно, он бы не отказался от помощи, но, по тем же причинам, стесняется попросить. Дилемма. Норвежец решил, что посмотрит, как идет слепой, а там, если что, предложит помощь, свалив все на неровную брусчатку, которой на дорожках хватало, и на которой спотыкались все.

+1

6

Рука у этого Тангеля была хорошая – крепкая, сильная, и очень… – Алистер мысленно подбирал определение, а затем так же мысленно кивнул, соглашаясь с найденным – интересная. Такие нередко бывают у людей, кто имеет дело со струнными инструментами. Но явно не арфа – арфисты перебирают струны пальцами правой руки, а тут никаких бороздок от струн на подушечках, хотя сами подушечки пальцев твердые. 
Норвежец… Что же, не совсем уж я и ошибся, – в судьбе Тери был один норвежец, приехавши учиться в университет прямо из Норвегии, но английский его был столь ужасен, что поначалу этого парня не понимал почти никто. А у этого Тангеля был лишь небольшой акцент. Да и вообще он, кажется. Был вполне приятным человеком, который к тому же предложил помощь тому, кого видел в первый, да и, пожалуй, в последний раз в жизни. Ведь даже в небольшом городке, каким был Нэрн, судя тем данным, которые были у мистера Лоури, не обязательно сталкиваться с одними и теми же людьми, особенно когда эти люди живут не в тех же местах, где и вы. Лишь одно смущало и немного огорчало Тери: известие, что Тангель и сам только недавно приехал. Значит, плутать придется обоим. Однако слова о том, что самому Тангелю это тоже полезно, примирило Лиса с мыслью о том, что он, вероятно, вновь навязывается чужому человеку, которому, наверняка, есть чем заняться и без того, чтобы провожать до неизвестного места едва знакомого человека. Смущение осталось лишь по причине того, что Тангель предложил взять чемодан Тери. Конечно, чемодан был не так уж и тяжел, да, к тому же, на колесиках и с ручкой, но сам факт… Впрочем, Алистер прекрасно понимал, что в незнакомой местности без посторонней помощи он окажется в весьма затруднительном положении.
Буду весьма признателен за помощь, Тангель.
Алистер отпустил ручку чемодана и надел снова перчатку. Неторопливо провел тростью понизу перед собой, определяя, где начинается и заканчивается бордюр тротуара – стоять на шоссе было неразумно; а раз он стоял на том же уровне, что и уехавшая машина, значит, на шоссе. Затем, нащупав-таки границу тротуара, поднялся на него и сделал шаг в сторону, чтобы дать место и человеку, столь любезно предложившему свою помощь, для того, чтобы тот мог поднять на тротуар и чемодан Ала.

+2

7

Ага, – кивнул Тангель, беря чемодан и ступая на тротуар. Наконец, он подобрал более-менее обтекаемую фразу, - тут брусчатка много где, городок старый, если неудобно идти, вы говорите. Медленнее пойдем или я могу вам предложить руку на самых неровных участках.
Он посмотрел, как Алистер начинает идти. Неуверенно. Значит, зрение потерял все же недавно... Для себя норвежец давно решил, что самое страшное – потеря способности двигаться. Отнявшиеся руки или ноги. Но – это ему, привыкшему, так или иначе, работать руками. Играть ли на гитаре, работать с кожей или деревом. А если человек художник, дизайнер, врач?
Он было подумал спросить про трость, удобно ли с ней новому знакомому – вес, длина, ручка? Отец, уча работать, много раз говорил, как важно, что бы трость подходила человеку, не доставляя дискмофрта. Да и гребни тоже на заказ делались не просто по шаблону. Густые волосы или тонкие, путаются или нет... Но, возможно, этот вопрос покажется неприемлемым? Хотя какое уж тут «напоминание», слепота это не то, что случается приступами.
Вам удобно с этой тростью? – все-таки спросил Тангель, которого несколько угнетало молчание. Тем более, что собеседник не мог видеть его лица, да и ему было сложно понимать эмоции на лице, где глаза были закрыты очками, – я с деревом работать умею, отец столяр, ну и нас научил. Не тяжелая, ручка удобная?
Не о погоде же говорить, тем более, если человек зрение потерял недавно? Ни туч, ни солнца не видно. Только что кожей ощущать перемены. Вот это, пожалуй, уже за издевательство сойдет.

+1

8

Алистера никогда не смущало то, что спутник – знакомый или нет, на долгий путь или на короткую прогулку – будет молчать. Сам Тери начинал разговор, особенно с незнакомцами, крайне редко; ведь неизвестно – будет ли интересно другому человеку то, что Лис может или захочет рассказать, или нет. Так что мистер Лоури предпочитал, пока спутник первым сделает шаг для того, чтобы стать собеседником. Так было прежде. А теперь и вовсе Ал старался молчать, хотя бы для того, чтобы слушать окружающие звуки и ориентироваться по ним.
Вопрос Тангеля вызвал у Тери столь сильное недоумение, что он даже споткнулся на короткий миг. Постоял, выравнивая одновременно будущий ритм шага, дыхание и сознание – невольная заминка вновь вызвала кратковременный прилив испуга: а вдруг он упадет? Это в последнее время было одним из самых ощутимых и становящихся привычными страхов: иногда Тери казалось, что даже когда он стоит, земля сама собой начинает уходить из-под ног. Тогда он старался опереться не только на палку, но и прислониться к чему-то вертикальному и устойчивому боком или спиной. Но вот сейчас прислоняться было не к чему, так что пришлось «выравниваться» самому. Не просить же внезапного помощника, чтобы тот придержал Лиса. Взаимодействия с собой и ощущением окружающего длилось, наверное, каких-то полминуты, но пауза после заданного вопроса неловко повисла в воздухе, и Ал поторопился ответить.
– Я как-то прежде не задумывался об этом. Это стандартная трость, у всех такие… Он не сказал «у всех слепых», но и так было ясно – что именно Тери имел ввиду. Полные губы тронула улыбка, и Ал повернул голову в ту сторону, откуда слышался голос норвежца: – Знаете, Тангель, если я в скором времени начну спотыкаться на улице, то знайте – это Вы будете виноваты. Потому что поступили сейчас, как дети в анекдоте про русского попа, когда они задали ему вопрос – кладет ли он бороду под одеяло, когда спит, или поверх. В результате бедняга промучался всю ночь, пытаясь отловить сей факт.
Неподалеку раздался громкий собачий лай, кошачье шипение, и вот уже на обоих мужчин «летел» огромный черный кот со вздыбленной шерстью, а за ним – две или три яростно лающие дворняги, размеры которых тоже были далеки от размеров «карманных собачек». Их лай смешивался с кошачьим воем и заполнял чуть ли не всю улицу. Алистер замер, пытаясь определить причину и конкретное направление потенциальной опасности.

+2

9

Я слышал историю про сороконожку, – рассмеялся Тангель, – ну, если возникнет такая проблема, сделаю вам трость, с которой будет удобно и спать, и ходить.
Значит, беда случилась действительно недавно, раз Алистер еще не освоился с тростью и не может сказать, удобно ему или нет. Обычно люди, пользующиеся ими, знали, какая ручка – набалдашник или крюк – им лучше, выше или ниже, какой фактуры, какой наконечник, вес. И если уж так случится, что новый знакомый всерьез задумается об удобстве, почему бы и не сделать ему подарок? Тем более, что для Тангеля это будет не сложно, а человека, может и приободрит.
Мокрец! – эмоционально помянул норвежец одновременно и представителя гнуса, и траву, кои оба обитали на его родине. Но безвинная трава была не причем, скорее уж, летящий кот и за ним дворняги больше ассоциировались с гнусом. Алистер их не увидит, они его собьют...
Вежливо отводить парня в сторону времени не было. А значит, выход оставался простой, но странный. Усложняло ситуацию то, что они были одного роста, но иные варианты что-то быстро в голову не приходили. Мужик отпустил чемодан, который в случае чего можно и тряпкой протереть, скомандовал:
Спокойно! – и с силой обнял Алистера за талию, прижимая к себе, приподнимая и отходя, давая дорогу Дикой Охоте. Кот промчался мимо, не реагируя на людей, а следом пронеслись собаки, задев по ногам мужчин, но не сбивая с ног. Тангель поставил Алистера обратно на землю, испытывая некое смущение от столь радикальных обнимашек.
Иначе бы снесли, – пояснил он, – три здоровые собаки и кошак им под стать.
Представить себе ощущения Алистера он даже не мог. Сперва странные кошачье-собачьи звуки, потом тебя обнимают, хватают, приподнимают и перемещают. Недалеко, пара шагов, но все же...

+1

10

Звук приближался столь стремительно, что Алистер растерялся. Он прекрасно понимал, что нужно отойти, чтобы невидимые собаки не сбили с ног, но лай, казалось, исходил сразу отовсюду, поэтому было неясно, в какую именно сторону отступать. Потому Лис запаниковал. Внешне это проявилось в том, что, и без того безэмоциональное лицо теперь почти застыло, будто восковая маска, а дыхание сбилось. Что делать?! Тери очень не любил просить людей о помощи, полагая, что им и без него есть чем заняться. К тому же, просить о дополнительной помощи человека, который и так помогает – верх бестактности.  Значит, остается либо сделать шаг в сторону, надеясь, что сторона выбрана правильно, либо все же переломить себя и попросить….
Спокойно! – раздался голос нового знакомого, и тут же Ал ощутил, как возносится в воздух.
Он дернул рукой, слегка взмахивая тростью, едва не вскрикнул, но горло сжалось, и из груди вырвался только лишь какой-то сиплый полувскрик-полувздох. Голова закружилась от неожиданности и ощущения пусть и кратковременного, но полета. Это было не похоже на падение и, тем более, на то ощущение «полета», которое бывало после приема некоторых «снадобий для вдохновения», а проще говоря – наркотиков. Длилось это какие-то доли минуты, но это не помешало Лису перепугаться до полусмерти – на тот же самый миг, покуда он «летел». Когда же его ноги вновь оказались на твердой земле – он невольно покачнулся и протянул руку, чтобы ухватиться за плечо норвежца. Движение вышло быстрое и рваное – Тери не был уверен в том, что правильно запомнил телосложение своего невольного спасителя – ведь контакт был очень кратким. Одновременно постарался покрепче упереть трость о землю. Точнее, конечно, об асфальт.
Спасибо. – Голос осип разом, сорвался. Тери кашлянул, прочищая горло. И повторил уже более ровно. – Спасибо. Вы меня спасли, а не просто помогли… Я теперь Ваш должник, Тангель.

Отредактировано Алистер Лоури (03-08-2017 19:00:32)

+2


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Встреча Севера с Югом возможна... иногда