Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 1. Дом с привидениями » Сезон 1. Интерлюдия 5. Не пойму – что происходит?


Сезон 1. Интерлюдия 5. Не пойму – что происходит?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 2011 г., 2 февраля, 18:00-20:00.
Место действия: Шотландия, г. Нэрн, паб «Крошка Молли».
Действующие лица: Алистер Лоури, Роберт Штейн, Рэймонд Скиннер.

http://sg.uploads.ru/H50Lv.jpg

Внутри

http://s0.uploads.ru/dlOQM.jpg

0

2

Было ли то письмо, которое пришло на его электронную почту, и которое он переслушивал сейчас, сидя в пабе, реальным, Алистер до сих пор не понимал. И непонимание это, густо замешанное на недоумении и недоверчивости, разделялось на несколько частей и рассыпалось на ещё большее количество вопросов «почему?», «как?», «неужели?» и прочих. Почему подобное предложение пришло именно ему? Действительно ли в том доме водятся привидения, и почему он прежде про это не слышал – за столько-то времени проживания в Нэрне?
Справится ли он с ролью, зная, что за ним наблюдают и, что ещё хуже,  снимают его? Даже не видя множества устремленных на него глаз, Лис всегда чувствовал эти взгляды и начинал нервничать. Даже теперь, только лишь думая об этом будущем внимании к своей персоне, мистер Лоури ощутил себя неуютно, поежился, передёрнув плечами. И, поставив воспроизведение звука на повторное, начал прослушивать аудиофайл, в который был переведен вордовский формат файла, заново.
Со стороны это даже не выглядело слишком странным. Ну сидит человек в темных очках в углу паба, заткнув уши «пробками» наушников. Что в этом особенного? Разве что цвет кожи, да пальцы, беспокойно барабанившие по столешнице в опасной близости от стоящего на краю стола стакана с густым темным элем.

+2

3

Почесывая неприлично отросшую бороду, Бобби ввалился в обозначенный паб. Он чувствовал себя практически киллером из второсортного боевичка – у него было место, время, фотография и полная свобода действий. Сценаристская фантазия резво разогналась, как жеребец по прериям. Представлять себя с береттой наперевес было явно комфортнее, чем жить в опостылевшей реальности, в которой необходимо было «консультировать» какого-то то ли недо-, то ли пере- актера. Вообще, что надо было делать, Бобби так и не понял, наверное, потому что не слушал. Толстосумы сэкономили на очередной штатной единице и его сценарная задница оказалась крайней в этой откровенно менеджерской задаче. Наивные люди, он же все испортит. В голове бродила мысль устроить очередную профессиональную стачку, но закупать реквизит и штопать актерские носки за дополнительные три фунта в час он был явно не готов.
Штейн считал это возмутительной дискриминацией. Это что, значит, если человек не видит, то нужно ему подсовывать лягушку вместо принцессы? Обычно всеми переговорами занимались симпатичные девушки. Да он сам устроился на работу именно потому, что ему недвусмысленно подмигивала прекрасная нимфа! А тут фу-у... И даже Роберт не заинтересован, потому как переговоры нужно было вести со слепым, да еще темнокожим, а главное, мужиком.
Собственно, вот он сидит, абстрагировавшись от мира. Бобби скорчил недовольную рожу, мысленно риторически вопросив боженьку, за что ему все это, бросил на стул сумку и поплелся к барной стойке. Он уже был навеселе и в принципе, содержание алкоголя в его организме было «formerly enough», как говорится. Но не пить в пабе – себя не уважать. С видом знатока интересуясь градусностью местного портера, Бобби наскреб по карманом мелочевки, и стал счастливым обладателем стакана с подстаканником.
Подсмотрев в бумажонку имя намечающегося собеседника, Штейн подумал, что Лоури это почти как лори, большеглазый лемурчик. Бобби прыснул, взял стакан и поплелся вступать в первый контакт. Нужно как-то сдержать себя, чтобы не начать размахивать у него перед носом руками – обычно так привлекают внимание людей в наушниках. Он решил стукнуть стаканом по столу.
Приветствую вас, мистер Лоури. Меня зовут Роберт Штейн, я гениальный сценарист в оковах капитализма. Сегодня и исключительно для вас – проводник в прекрасный мир кино, – протараторил Бобби хрипло, стряхивая с себя куртку и восседая на стуле напротив Лоури. – Увы, я страдаю географическим и кинематографическим кретинизмом, поэтому профит от нашей встречи стремится к отрицательным величинам. На вашем месте я бы запросил встречи с линейным менеджером, поставив четкое условие о женском бархатном грудном голосе. А у нас есть такие, на вид тоже недурны. Или вообще отказался, работа на этот вертеп разврата идет, как год за пять. Например, мне двадцать лет, а по голосу и не скажешь, верно?
Штейн лающе засмеялся, потом закашлялся и на радостях выпил половину стакана портера.
[AVA]http://s9.uploads.ru/6Qj3J.jpg[/AVA]

Отредактировано Роберт Штейн (06-02-2018 10:33:03)

+2

4

В который раз переслушивая кусок аудиотекста, Лис ощутил, что рядом кто-то есть. Не кто-то уже привычный, вроде медбрата Ника МакКеона, бармена или уже знакомых посетителей паба. Нет, кто-то другой, вовсе незнакомый. И уже несколько нетрезвый, судя по тому аромату спиртного, что распространялся вокруг. Другим людям это могло даже не стать заметным: как-никак, паб, тут любителей кефира и чая днём с огнём не сыщешь; чего уже употребившему удивляться? Всем, но не Лису. Он очень не любил пьяных, просто потому, что их действий предугадать не мог. То, что именно этому нетрезвому джентльмену пришло в голову устроиться рядом, несколько нервировало.
Перестав постукивать пальцами по столешнице и вообще вытащив наушники, мистер Лоури обернулся на уже звучавший голос незнакомца, чтобы сказать, что он тут вообще-то ждёт встречи, и чтобы джентльмен поискал себе другое место, как вдруг...
Приветствую вас, мистер Лоури. Меня зовут Роберт Штейн, я гениальный сценарист...
Сердце Алистера подпрыгнуло в груди, зачастило от волнения столь сильного, что мистер Лоури пропустил довольно большую часть того, о чем вещал гениальный сценарист Роберт Штейн. Уловил только вопрос про возраст, хотя и не понял, к чему это было сказано? Так что прочел за лучшее просто дипломатично кашлянуть и так же индифферентно сказать:
Я рад встрече, мистер Штерн, и благодарен за то, что Вы согласились встретиться и помочь.

+2

5

Ну да, он натурально сбежал из-под надзора, (как будто в первый раз!) из-под бдительного ока… да если б только Хелен и миссис Уилсон. Кажется, все врачи и сестры, как следует по любимому работодателю и пациенту соскучившись, взялись за ним присматривать с утроенным усердием. Вот от него точно запросто загнуться можно, чисто из шотландского чувства противоречия хотя бы, если изредка не вырываться, чтоб оторваться.
Потому, собственно, Восьмой и паб выбрал не «домашний», а «Крошку Молли» через пару кварталов – проехать подальше, но посидеть спокойно, а не как на иголках. В «The Owlhead» его быстренько… даже не отыщут, а просто заметят, и Кент настучат в течение десяти минут… ну или просто ответят честно, если их домому… смотрительница догадается у первого же встречного спросить – где, мол, наш драгоценный и любимый пациент номер раз, а подать его сюда. И она ведь догадается, как только яд накопившийся понадобится сбросить. Нет уж, пусть покусает потом, по крайней мере, будет за что, а пока мистер Скиннер заслужил немножко отдыха после нервотрёпок кастинга…
Заказанный десерт не несли что-то, и Рэй отвлёкся от медитативного созерцания серебристых снежинок, кружившихся в лучах света изумительно в такт песне Кэйли. Она, значит, завтра в день дежурит, а сегодня – вот… ведь только вчера приехала с сессии, видимо, не удержалась, так и не отдохнула нисколько. Но как всё же поёт эта малышка, а?.. И до чего технологии голографии дошли, снежинки вращаются в плоскости, восхитительно живые – все время подмывает подставить ладонь, кажется, что ощутишь ею паутинно-морозное прикосновение, а потом холодную влагу, когда хрустально-кружевная звезда растает на тёплой коже.
Совсем недавно казалось, что такое – чистая фантастика, – Скиннер с внезапной лёгкой грустью улыбнулся, качнул в руке бокал с вином, раздумчиво взятый за ножку. – Будущее спешит осуществить грёзы о нём, – густое вино от вращения оставляло потеки на внутренних стенках, а глоток оказался терпким почти до горечи.
Я гениальный сценарист в оковах капитализма, – донеслось из-за соседнего столика, и Восьмой чуть не поперхнулся, пожалуй, даже от восхищения. – Сегодня и исключительно для вас – проводник в прекрасный мир кино.
Ну офигеть! – аж растерянно Рэй кивнул девчоночке-официантке, поставившей ему на столик сырную нарезку. – Умеет же мистер Штейн себя подать! Впору брать уроки…
Алистер тоже внезапно раскашлялся, подумать только. Но молодец, молодец, лицо сохранил, пусть в тёмных очках это и легче сделать объективно, однако и тон его не подвёл, нейтральный такой, любезный…
Не вмешиваться?.. Да щас! Бобби тот еще поганец, затопчет Лоури, и плевать ему на тактичность и толерантность, насамоутверждается за счёт слепого, скотина английская, без всякого зазрения – к гадалке не ходи, как Алекс говорит.
Да мистер Лоури и сам весьма неплох, как сюжетник, – снова задумчиво прокручивая бокал в пальцах, заметил Рэй, как бы ни к кому не обращаясь, так, в пространство, и вроде бы голоса-то не повышая, но не услышать его было невозможно – спасибо офицерской выучке. – Я бы сказал, что некоторые его рассказы просто грех не экранизировать как раз в первом сезоне.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (15-01-2021 04:18:26)

+2

6

Да мистер Лоури и сам весьма неплох, как сюжетник...
Новый приступ кашля Лиса едва не заглушил продолжение фразы:
Я бы сказал, что некоторые его рассказы просто грех не экранизировать как раз в первом сезоне.
Воу-воу-воу! – Лоури повернул голову чётко на голос. – Кого я слышу! Масса Рэй!..
С мистером Скиннером так легко было прикинуться рабом с плантаций... нет, конечно, вставать перед ним на колени здесь и сейчас было бы крайне опасно, а вот встать и поклониться...
БЗДЫНЬ!!!
Этот звук на удивление мелодично просигналил окончание жизни стакана с густым темным элем. Ну прям как «Открыть кингстоны концевых групп ЦГБ!»
Или закрыть. Всё равно один короткий «бздынь»...
– Прошу прощения, – Лис поклонился налево, – прошу меня  извинить, – поклонился направо. – Масса Рэй, вы свидетель: я не виноват! – Лоури всё же совершил задуманное и поклонился Рэю, точно зная: или «гениальный Штейн» уберёт лицо оттуда, где оно недавно звучало, или лёгкой оплеухи от руки в шутовском поклоне не избежать.
Так, определённо, персонажу, которого я буду играть... а меня же зовут сниматься, верно, масса Рэй? Так вот, моему персонажу определённо нужен будет визор... ну такая штука, заменяющая зрение. Ведь, как я понимаю, мне можно будет сыграть зрячего?..
Да, разговаривать к Алистеру подошёл другой, ловко отшатнувшийся от его руки, но общаться Лис предпочитал со Скиннером.
«Гениального» ещё нужно запомнить, как, в случае чего, поименовать, а Рэя уже можно назвать другом. И, раз он здесь, значит, имеет непосредственное отношение к фильму!

+1

7

Вредно, вредно шастать по заснеженным улицам Нэрна без особоважных причин одиноким инвалидам, правильно мисс Кент говорит! Вон, как раскашлялись, даже осев в тёплом пабе... Лоури, бедняжка, кажется, и вовсе подавился... или захлебнулся? Ну, не иначе как восторгом перед гениальным сценаристом, рабом капитала.
Так, стоп, а я-то тогда кто? Капитал, коли в некотором роде рантье, и стало быть, угнетаю своими трудноисчислимыми финансами «гения телесценариев», или тоже пролетарий умственного труда, раз вкалываю, как папа Карло, на том же фронте работ, что и мистер Штейн? – несколько прифигел Восьмой, машинально покачивая бокал, взятый за ножку. – Тоже, того... как раб на галерах.
Самоопределиться как-то не удавалось, а когда Лис повернулся на реплику и сам подал голос, дело и вовсе забуксовало, ибо мысля ушла в сторону... но не совсем.
Йоу-йоу-йоу, – в тон, но так же негромко откликнулся Скиннер, практически не меняя позы, лишь кисть левой руки равномерно колебалась, заставляя вино облизывать стеклянный сосуд изнутри. – О, милый-милый дядя Том моей хижины, ты бы ещё сахибом меня назвал.
Оно, конечно, не так много на свете темнокожих шотландцев, но точно не Восьмому с его русскими, итальянскими и японскими женами дедов и прадедов рассуждать о чистоте крови. С расизмом у него как-то не сложилось, зато с любовью к родине все в норме – в том плане, что своих надо защищать, а свои – это все по северную сторону Твида.
…особенно тех, кто нечаянно вот так бьёт стаканы – совершенно точно ненароком, хотя БЗДЫНЬ вышел славный, качественный такой, аж все обернулись. Но тут же и отвернулись – шотландцы, сэр, – примерно это говорил насмешливый взгляд Рэймонда, поднятый на мистера Штейна, – не принято лезть в чужие дела… пока англичане наших не бьют.
Я свидетель – ты не виноват, – так же спокойно подтвердил Скиннер, длинным неспешным глотком допил вино и отставил бокал.
Послевкусие посмаковать – как раз тот промежуток времени, которого хватило на «снять коляску с тормоза, чуть сдать назад, развернуться и вырулить к столику Штейна и Лоури, не дробя колесами осколки». Захотелось портера, но… не сегодня. Смешивать не стоит, да и будет ещё время – после детокса один такой фантаст чист, как младенец, и может себе позволить всё, как… как человек, который не сидел полгода на опиатах, да-да. Сегодня вот – винный день, в «Крошке Молли» и впрямь очень недурное испанское каберне. Говорили и про херес, но его – завтра. Если повезет.
Сниматься? – Рэй несколько озадаченно снял кончиком языка микрокапельки вина с верхней губы. – Ну-у… наверное. А есть такое желание? – любопытство несколько запоздало, но лучше поздно, чем никогда. – И насчет зрения и визора… штука, он, конечно, хорошая, – Восьмой не спорил, не возражал, не отказывал, он честно думал вслух, пристыковываясь к столику и компании, – но, понимаешь, в сеттинге нынешнего времени, а уж тем более тысяча девятьсот сорок седьмого он появиться не может. Если только утвердят ещё сезоны – там, конечно, можно будет. Так что... Кстати, в оба можно придумать отличных незрячих персонажей. Думаю, мистер Штейн не будет против.
А если будет – не получит денег от спонсоров, – в нежной улыбке коллеги Бобби мог бы прочесть именно это.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (19-01-2021 03:42:59)

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 1. Дом с привидениями » Сезон 1. Интерлюдия 5. Не пойму – что происходит?