Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 4. К чему вспоминать нам о ямах в пути!


Сезон 4. Интерлюдия 4. К чему вспоминать нам о ямах в пути!

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Время действия: 2014 г., 4 февраля, 08:00-09:00.
Место действия: Канада, карьер города Питт Медоус, недалеко от Ванкувера, актерваген Эдвина МакБэйна.
Действующие лица: Эдвин МакБэйн, Кристиан МакКензи, Ингеборга Буткуте, Питер Уингфилд.

http://sh.uploads.ru/160La.jpg

Внутри

http://s5.uploads.ru/p7PZ6.jpg
http://s9.uploads.ru/n7Y6e.jpg
http://sg.uploads.ru/mMrVF.jpg
http://sa.uploads.ru/AW2GY.jpg
http://s8.uploads.ru/5ETh1.jpg

0

2

[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

А ведь он почти забыл, как болит спина. Но разве ж добрый боженька позволил бы ему забыть об этом насовсем? Да щас! Стоило пару раз переночевать «на натуре», повертеться несколько активнее, чем всегда, на холодном ветру – и вот, нате, получите, мистер МакБэйн, все прелести своего положения, из-за которого, собственно, его «вагончик» и делали на заказ, спасибо Пэтти. Вот ей действительно спасибо, ее упрекнуть не в чем, она действительно старалась, и не зря: актерваген был максимально удобен для человека с ТБСМ, лежанка в нем тоже, что надо, и даже медестра с уколом после долгого съемочного дня оказалась тут как тут; в процессе-то, в рабочем запале, он и не чувствовал ничего почти. Вот она, магия искусства, о которой все актеры так любят рассказывать просто потому, что это правда, основанная хотя бы на чистой биохимии: адреналин+эндорфины=лучшее обезболивающее в мире, внутреннего, так сказать, производства. Но про ночь после лучше было не вспоминать… ну да она прошла, как-то все-таки уползла в прошлое черной, сочащейся ядом с шипов, сытой змеей.
М-да, вот тебе и… Символ исцеления, лечения, медицины, между прочим, – хмыкнул про себя Эдвин, смигивая привидевшийся образ. И зашипел, осторожно садясь на кровати, не хуже той самой змеи. – Ох, черт!.. А жить-то как день? Так это еще съёмки толком не начались, что ж дальше-то будет? – неловко подняв плечи, он оперся ладонями на постель позади себя, опустив подбородок на грудь, прикрыл глаза, и… почувствовал, что пальцы правой руки нащупали под нижним углом подушки островатый краешек тонкого картона. То ли маленькая открытка, то ли визитка… – так, кончиками пальцев, шотландец ее и вытащил пред синие свои очи. – Опа! Это кто ж так поторопился с валентинкой-то? – он без любопытства отогнул верхнюю часть красного сердечка с золотыми вензелями, гадая больше о том, как и когда в закрытый трейлер оно вообще попало, нежели о том, кто ж ему тут… о, ну конечно, признается в любви, не в силах ждать еще аж десять дней.
Понятия Эдвин не имел, кто такая Лорейн из подписи, и узнавать об этом не имел ни малейщего желания. Ничьим Валентином он быть не собирался, ни в прошлом году, ни в этом, ни в следующем. Да что за черт, задолбали! Конечно, прилюдные жалобы на сумасшедшую (во всех, к сожалению, смыслах) фанатскую любовь – зачастую не что иное, как актерское кокетничанье, но не всегда, не всегда. Не в этот раз, например: МакБэйна после второго, а особенно после третьего сезона «Леса» просто одолевали два вида назойливых человеческих особей – представители строительных фирм, восхотевших облагодетельствовать его построенным специально под него в любом месте земного шара «умным домом», который будет исполнять желания инвалида не то что по мановению руки, но чуть ли не по взмаху ресниц, и самоотверженных поклонниц, жаждущих обеспечить… ну примерно то же самое, с гарантией и до гробовой доски, (его, естественно), никак иначе.
Смешно, но «упрямому и надменному» уроженцу Хайленда не хотелось ни того, ни другого. Его вполне устраивало одно конкретное место на глобусе – у Северного моря, в заливе Мори Ферт, на нэрнской Парк-стрит, в корпусах «Зеленого дола», и хрен с ним, с реноме богача, купающегося в миллионных гонорарах; а окольцовываться еще раз – да бог добрый сохрани. Одного брака хватило, а уж его последствий... нет, спасибо.                       
В очередной раз вспомнив, что он, собсна, с Меган и не в разводе еще (сло-о-ожно у католиков с разводами, хоть веру предков меняй!), актер совсем помрачнел, сердито сунул картонное сердечко назад под подушку и обеими руками помассировал поясницу, пока не затянутую в корсет. И одеться надо потеплее, прежде чем выползать опять в эту упорно заметаемую снегом экзотику экологически уникальную: ни дать, ни взять – след титанической сковородки, на заре времен оттиснутый в ровном плато. Для инопланетного пейзажа, конечно, самое оно, однако…   
Не хотелось бы никого обижать, но мастерицу шприца отлаять придется, со всей имиджево-снобистской спесью – почтальоном с любовными записочками ее никто не нанимал. И кстати, где ее носит?.. – щурясь на яркий свет морозного утра в окне, Эдвин потянулся за телефоном на крохотном прикроватном столике, но отдернул руку, услышав шаги у двери. Кто-то стряхивал снег с обуви… явно не женской.
Ясно, включаем обормота, – сообразил шотландский угрюмец, и перешел в другой режим мгновенно, улыбкой во все тридцать два встретив ввалившегося в струйках морозного пара из дверей земляка, судя по фамилии, в каком-то колене – приставку «Мак», в конце концов, так просто не носят.
Оу. Вот это сюрприз, – насмешливо прокомментировал Эдвин сии природные спецэффекты. – Только не говори, что Лорейн – это твое второе имя. Или третье.

Отредактировано Эдвин МакБэйн (12-01-2018 21:59:40)

+3

3

Имевший большой успех со своей ролью харизматичного преступника, Крис никак не ожидал, что его популярность так резко взлетит. Ему нравилось принимать участие в сериале, где каждый новый сезон меняет свое содержание, оставляя тебе только характер героя. Каждый раз ты можешь быть кем-то новым, в то же время находясь в одной и той же шкуре. Это было необычно, но крайне увлекательно. В этот раз ему досталась главная роль, чего он ну никак не ожидал. Играть капитана звездолета – просто мечта любого. Ему даже стало казаться, что звезды стали ближе.
Съемки начались совсем недавно, и некоторые детали сюжета еще только находились в разработке, но это уже было что-то с чем-то. Будто он действительно сел в машину времени и очутился на несколько лет вперед, где все то, что здесь и сейчас им кажется лишь выдумкой, уже обыденная реальность. Конечно, это все лишь догадки, каким будущее может оказаться, и он знал, что взрывы в космосе невозможны, как и блики яркого света, что добавляют на экране. Но он все равно не переставал мечтать. Пускай эффекты, что добавляют для зрелищности, остаются таковыми, он не обращал на это внимания. Зрители верят в то, что видят. А чтобы они поверили, актеры тоже должны верить в то, что они делают. Кристиан даже хотел попробовать что-нибудь украсть, когда готовился к первому сезону. Благо разум взял верх, и он ограничился только попыткой это представить. Ходил по дорогим ювелирным магазинам, представляя, как бы мог его ограбить. Сейчас же он вдарился в изучение небесных тел, и вот на днях решил сходить в планетарий. Однако так вышло, что ему по ошибке продали лишний билет, и теперь надо было найти кого-то, кто бы мог составить ему компанию. За последнее время он неплохо общался с Эдвином, так что решил позвать его с собой. Отличный парень, свято верящий, что у Криса в роду есть шотландцы, раз уж у него в фамилии есть «Мак». И это было вполне возможно, если учесть сколько всяких рас в нем понамешано.
Крис постучал в дверь актервагена и, обнаружив, что дверь не заперта, зашел. Эдвин ему приветливо улыбался.
Лорейн? Нет, я Кристиан Эрл МакКензи Третий. А что не так с Лорейн? – он искренне удивился такому неожиданному началу разговора. Все знали, что Крис не ровно дышал к мужчинам, но он никогда не искал себе спутника жизни на съемках. Сейчас вообще не лучшее время для отношений, когда он занят съемками, отдавая всего себя творческому процессу. Вместе со славой, конечно же, пришли и побочные эффекты в виде писем поклонников и даже поклонниц. Очень забавно читать то, как девушки пишут – мол, им все равно, что он гей, и они готовы любить его, даже невзирая на этот недостаток. В общем и целом, весело.
Слушай, я сегодня утром билеты взял в планетарий, и так вышло, что у меня их два. Составишь компанию на выходных? Хочу посмотреть программу касательно дальних планет и галактик, чтобы примерно представлять, среди чего мы, так сказать, летаем, – он выжидающе посмотрел на коллегу. Это было простое дружеское предложение. Крису казалось, что Эдвину будет интересна эта тема.

+3

4

Мне уже многое поздно
Мне уже многим не стать
И к удивительным звездам
Мне никогда не слетать...

М-да, шутка вышла так себе, прямо скажем, и даже неудачная ночь МакБэйна едва ли оправдывала. Видимо, чувство юмора пару часов назад – в аккурат на позднем зимнем рассвете – погрузилось в усталую липкую дрему глубже, чем он сам, да так в ней и залипло, как муха… ну точно не в меду, на мазут как-то больше похоже.     
С Лорейн все так, это я выделываюсь и капризничаю, счастья своего не понимаю, и вообще. – Эдвин, садясь поупористее, с левой ладонью, аж продавливающей матрас, пригасил улыбку и потер нос сбоку всей длиной указательного пальца, чтоб отвлечь лицевую мускулатуру и не зевнуть во всю пасть. – Жаль, что это не ты. То есть слава богу, – чрезвычайно логично и непротиворечиво добавил он. – Но Эрл – эт да, это, конечно, святое.
Да, обормот сегодня получался на славу, хоть снова на «Оскара» номинируйся. Эд умолк, но чисто из-за того, что челюстные мышцы опять напряглись в назревающем и подавленном зевке, а не потому, что начал нести полный бред. С ним-то разобраться легко, достаточно задать еще один вопрос, наверное, более разумный:
Тебе тоже пришла валентинка сегодня с утреца прямо под подушку, или это меня одного так обрадовали? – и только сейчас, вот ведь позорище, шотландец, весь из себя обычно джентльмен до кончиков ногтей, (если не сказать сноб), вспомнил об элементарной вежливости: – Садись, кстати, прости, что сразу не предложил. – На очередной попытке сесть прямо он кивнул на мини-диванчики у противоположной стены, взглянул на стоящего гостя снизу вверх с новой улыбкой, виноватой и беглой. – Разденешься? Можем вместе позавтракать.
Если будет чем, – осек он сам себя. – Как я собираюсь его угощать, не вылезая из кровати, интересно? По принципу «У меня тут самообслуживание, хочешь кофе – сам его свари и мне тоже в постель подай»? Отличный подход к гостеприимству, ничего не скажешь. Хотя вот Питер бы точно не постеснялся так сделать… что один Питер, что другой. Еще и сэндвичи бы собрали из всего, что нашли бы в холодильнике. Может, и Крису это предложить?..
В выходные? – между тем параллельно переспрашивал Эдвин вслух, аккуратно отгибая пухлое одеяло от груди и поводя плечами – с отоплением в вагончике, к счастью, все было более чем хорошо, в коротком тяжелом сне слишком просторная футболка даже припотела к лопаткам, и неприятно липла теперь. Сполоснуться бы, но в душе-пенале тут только стоять можно, а ему как?.. Придется терпеть еще три дня до пятницы, похоже. – Да если до выходных не окоченеем тут на хрен, я согласен куда угодно, а уж в планетарий – тем более. Он тоже святое, – вот это уже было смешно, и синие глаза заблестели. – Туда нам сам бог велел с некоторых пор, так что, если ты сам моей компании не испугаешься… пойдем, конечно. Всегда любил астрономию. И фантастику, да, – признался МакБэйн с легким смущением, совершенно его не играя, – а теперь вот… хоть так до звезд долететь возможность дали. – Он свободно сцепил руки в коленях, улыбнулся еще теплее, слегка щурясь в задумчивости. – Знаешь, я вот думаю, с таким потенциалом, какой у персонажей в четвертом сезоне есть, отдельный сериал можно было бы забабахать, и он бы культовым стал.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (07-02-2018 22:45:44)

+4

5

Крис удивился словам коллеги про капризы, но потом до него дошло и он улыбнулся. Похоже, фанаты уже успели достать бедного Эдвина. Крис никогда не понимал девушек, которые так старались навязать свое общество, уверяя любимых актеров, что именно они им нужны. Он не раз выслушивал что-то наподобие «Мне все равно, что ты гей, я буду любить тебя и таким». Это было даже смешно, но, по крайней мере, лучше это, чем когда мальчик разукрашенный под девочку нагло влезает к тебе в машину и пытается отдаться тебе на месте. Кристиан даже побаиваться стал.
Я не проверял, но теперь обязательно загляну, проверю. И может, даже тебе напишу, раз ты так хочешь, – он засмеялся, представляя себе лицо коллеги.
Не смейся над моим вторым именем, оно еще адекватное, хоть я бы не хотел, чтобы оно было основным. Никогда не хотел, чтобы меня звали, как чай, так что тс-с-с, – он приложил палец губам, мол, тайна страшная, хоть эта информация и была в открытом доступе в интернете.
Хорошо, я только за, – он снял ботинки и пальто, и совершенно спокойно отправился на кухню.
За три года все уже привыкли к тому, что Эдвин немного особенный и помогали по мелочи так, будто это совершенно естественно – прийти в гости и готовить завтрак. Кофеварка оказалась довольно простой в управлении, так что дело оставалось за омлетом. В холодильнике для этого все необходимое было. Возмущаться Эдвин не имел права, это тоже вошло в негласное правило. Никто не хотел оскорбить его или еще чего.
Ты не такой страшный, каким хочешь казаться, так что я рад, что ты составишь мне компанию, – с улыбкой ответил Крис, вернувшись с кухни. Омлет уже стоял в маленькой духовке. Помещение было небольшим, так что он отлично слышал все слова Эдвина.
Это было бы замечательно. Есть возможность, что это перейдет в серию фильмов, но это пока что только мечты режиссера. Но я думаю, так оно и будет, – МакКензи вернулся на кухню, забирая кофе из машинки и добавляя в него молока.

+3

6

За то время, в которое Кристиан успел саморазоблачиться, то есть раздеться, разуться и снять с себя подозрения в любви к красным сердечкам с позолотой и редким именам в стиле «вроде бы унисекс», а потом, уже на кухоньке, судя по звукам, еще и смешать яйца, молоко и муку в то, что вскорости грозило стать омлетом, Эдвин… не успел ничего. То есть, в принципе, теоретически-то, он мог бы сделать многое – вылезти из-под одеяла, к примеру, надеть проклятую свою сбрую, пересесть в коляску, но… но, но, но. Как бы это все провернуть, когда коляска задвинута в угол уборной, бандаж лежит на том самом диванчике, куда мистер МакКензи и не вздумал присесть, а одеяло… да, одеяло-то как раз под рукой, но бесполезно сверкать голыми бесполезными ногами смысла как-то немного. Потому единственным, что МакБэйн сумел, оказалось как раз прояснение вопроса имен, пока Крис держал путь (в пару шагов, ага) в священное место приготовления пищи:
Э, погоди, – слегка обалдело после всем понятного жеста «не болтай!» все-таки переспросил шотландец, возвращая на место отогнутый было одеяльный край, – ты точно знаешь, что «Эрл» –  это в честь чая, а не титула? Вот в том же Нэрне, знаешь ведь, замок Кавдор неподалеку, да помнишь ты его, конечно! Принадлежит он Кэмпбеллам, опять же ты ее помнишь, графиню вдовствующую, в ее же особняке снимались в первом сезоне. Так вот пасынок графини Ангелики, с которым она самозабвенно судится, – Эдвин качнул головой и ухмыльнулся в бороду – процессы и слухи о них веселили и будоражили весь Нэрншир уже лет эдак… много, – то по одному поводу, то по другому, как раз эрл. Седьмой Эрл Кавдор. Граф то есть, наследник титула при майорате. Так что, может, твои предки это имели в виду – титулованного старшего сына, будущего главу рода, знатного к тому же. А то чай – это как-то... хм.    
Договаривал шотландец уже под треск бьющейся скорлупы и мелкий-быстрый стук вилки о миску с яично-молочной смесью. После заключительного «хм» он задумался, не о чае, конечно, и не о проблемах всякого рода графьев, а о том, как все же вылезти из постели, да хоть умыться, черт возьми. А то действительно страшен… сейчас – больше, чем хочется казаться.
Однако, кофе можно пить и неумытым, и со сна опухшим малость, да ведь?.. Раз уж Крис вернулся с чашками.
Честно, думаю, Анастасиос наш свет – именно тот человек, который свои мечты сбывать умеет, как никто. Зря он, что ли, Ротшильд. – МакБэйн вздохнул и, взглянув снизу вверх, все-таки попросил приятеля, снова кивнув на диванчик: – Слушай, бандаж мне не подашь?
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (07-02-2018 22:46:30)

+3

7

Крис молча выслушал спич Эдвина о том, что значит его второе имя, и только когда тот закончил, от души рассмеялся. Коллега всерьез подумал, что МакКензи счел свое имя наименованием чая. Его серьезная мини-лекция о том, что Кристиан, безусловно, и так знал, была слишком забавна, хотя бы потому, что мужчина действительно говорил об это на полном серьезе.
Я же пошутил. Боже, ты такой милый, когда не понимаешь шуток. Ты реально думаешь, я не в курсе всего этого? Кажется, про «Эрл Грей» пошутил один из фанатов, я уже не помню. И мое второе имя прописано в Википедии, – он не хотел смущать коллегу, но его тирада была поистине увлекательной и до безумия забавной. Он явно не уловил иронии в словах МакКензи.
Полностью с тобой согласен, – Крис поставил кофе на прикроватную тумбочку, больше похожую на подоконник, только без окна. Сам он остался стоять, методично помешивая свой кофе.
Да, конечно, сейчас, – он торопливо поставил кружку на ту же тумбочку и направился к диванчику в поисках бандажа. Тот оказался довольно близко. Собственно, в этом небольшом жилище все находилось достаточно близко. МакКензи положил бандаж на край кровати и с сомнением посмотрел на коллегу.
Тебе помочь? – он не считал это чем-то унизительным, просто помощь другу в тяжелой ситуации. Поменяйся они местами, Эдвин сделал бы тоже самое и вряд ли считал бы это постыдным.

+4

8

Уже стоявший напротив с чашками в каждой руке Крис вдруг расхохотался, хорошо так, заразительно заржал, вежливо дослушав эдовы антропонимические соображения. МакБэйн эдакой реакции от коллеги и, в общем-то, приятеля точно не ожидал, потому сперва ошарашенно мигнул, а потом и вовсе захлопал ресницами. Они, конечно, были красивыми, но менее глупым от этого шотландец не выглядел. Особенно еще когда и пунцовыми пятнами по небритым скулам пошел – ни дать, ни взять, те самые валентинские сердечки, только что без позолоты.
О господи! – с трудом выдохнул Эдвин, спасительно отводя взгляд на чашку, нежно стукнувшуюся донцем о поверхность прикроватной подставки. – Я идиот, прости ради бога. Что-то у меня сегодня с юмором затык.
Собственно, понятно же с чего – думал вторым (а может, и первым, на самом-то деле) планом совершенно не о проблеме странных личных имен, которыми безответственные родители иной раз на всю жизнь огорчают отпрысков. Думал о своем, ох, и не девичьем же, черт возьми. Хотя, да, какой-то период времени корсеты были сугубо женской штучкой, ну, после того, как ими и мужчины несколько веков самозабвенно утягивались за-ради красоты и стройности. Не случай МакБэйна, правда, ему с осанкой повезло от природы, и фигуру блюсти не требовалось – спасибо родителям. Его бандаж служил, как бандаж именно. Четыре металлических ребра жесткости – это серьезно, но необходимо, чтоб спину поддерживать и от боли не загибаться в конце дня… ладно, чтоб совсем не загибаться – так точнее.
Вообще… можно, – признался Эдвин, улыбнувшись уже без смущения, просто тепло и благодарно, вздохнув и покосившись на жесткую «шкуру» с длинной, до самой шеи почти, спинкой и эластичными ремнями. – Я, конечно, и сам могу это сделать, да и делаю обычно, но… вдвоем удобнее, если по правде, спину сгибать не приходится, да и садится он лучше. – Шотландец снова взглянул в глаза Кристиану чуть лукаво и ободряюще: – Сумеешь? Ну давай попробуем.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (02-07-2018 14:50:17)

+3

9

Да у тебя не только сегодня затык с твоим юмором; ты знаешь – временами я сомневаюсь, что он у тебя вообще есть, твой юмор, – Кристиан, стараясь сохранить серьезным своё лицо, внимательно посмотрел на Эдвина, но уже через секунду не выдержал и снова прыснул со смеху.
Ладно, ладно, не принимай близко к сердцу, я опять пошутил. Ты так мило смущаешься, у тебя такой ошарашенный вид... и этот румянец на скулах. Стоило пошутить над тобой, чтобы лишний раз посмотреть на твоё смущение, – он широко улыбнулся, давая понять МакБэйну, что у него сегодня на редкость хорошее настроение. А Эдвин и правда так очаровательно смутился.
Бандаж уже лежал на кровати, и Кристиан притронулся к нему, проводя пальцами по металлу и эластику, и покосился на Эдвина, мысленно уже представляя его в этом корсете. В голову тут же пришла шальная мысль – а как бы он сам выглядел в нём?
И Кристиан поспешно прогнал неприятную мысль, обрадовавшись, что ему-то не суждено никогда узнать, каково это: носить всю свою жизнь такую конструкцию. Радость его была полна эгоизма, как радость здорового и сильного человека, но едва он понял это, как тихо ругнулся и поспешно отвернулся от Эдвина.
Вот теперь пришла его очередь краснеть и смущаться. Ему казалось, что Эдвин сможет при внимательном взгляде на него увидеть всё то, что только что так живо представилось Крису. И пытаясь спрятать свои не самые достойные мысли, МакКензи взял в руки бандаж.
Давай попробуем. Только ты знаешь, боюсь, без твоей помощи я не справлюсь с этой штуковиной... подсказывай мне, а я буду прилаживать её.

+4

10

Вот уж кажется, пора бы привыкнуть, за три-то с лишним года довольно близкого знакомства, ан нет! Каждый раз Эдвин покупался на этот чуть небрежный, но при этом серьезно-доверительный тон мистера МакКензи. Не он, конечно, один, далеко не, однако все равно же… Вот и сейчас он успел изумленно вытаращиться в преддверии обиды – «Чего-о-о?..», прежде чем сообразил, что Кристиан шутит. Ох, уж эта его неповторимая манера!..
Ну ладно, – решил Эд, опуская ресницы, пряча улыбку, мгновенно расслабляясь внутренне и тут же заводясь от всегда спасающей дружеской подначки, – ну, погоди, паразит такой, держись и получи, что называется, ассиметричный ответ!
Да что б ты понимал в настоящем английском юморе, – фыркнул он как можно высокомернее, моментально входя в привычное амплуа сноба. – …особенно в моем гениальном шотландском исполнении.
Сосредоточенно отгибая наконец одеяло до колен – уже окончательно, Эдвин спокойно и даже шаловливо соображал: два раза за две минуты прозвучавшее в вариациях слово «мило» в его скромный адрес – это совпадение, или?.. Вкупе с остальным-то, со странным любованием на его смущение и румянец, например? Нет, ему не было ни опасливо, ни неловко, несмотря на всем не только в съёмочной группе известную ориентацию Криса – забавно всего лишь, потому что… ну не мог он и вообразить, не то что поверить, будто может показаться для коллеги объектом сексуально интересующим. Но почему бы над такой невероятностью не попотешаться про себя?     
Хе-хе-хе, – странно, но талантливо неулыбчивый смешок МакБэйна напоминал еще и иронично-довольное кряхтение, – а без моей помощи тебе в любом случае не обойтись. Как ты без нее умудришься «прилаживать эту штуку» на меня же?
Однако синие глаза блестели искренним весельем, это стало видно, когда шотландец их поднял, поерзав и усевшись совсем упористо, так что теперь можно было и руки приподнять, разводя их в стороны. Коротко кивая на ненавистную «сбрую», Эдвин милостиво, а-ля последний король, разрешил:
Вот теперь прикладывай… то есть прилаживай. – Ему много дала работа на радио в свое время, так что интонация поменялась мгновенно и разительно – следующая фраза прозвучала очень доброжелательно и совершенно обыденно: – Прижимай только спинку к спине как можно плотнее, ладно? А остальное уж само… образуется как-то. Давай, залезай прямо на кровать, так удобнее будет обоим.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (18-07-2018 00:46:34)

+3

11

Эдвин спустил одеяло до колен и, немного повозившись, принял устойчиво сидячую позу. Кристиан окинул внимательным взглядом его торс, примечая про себя, что его друг в прекрасной форме. Несмотря на то, что в инвалидной коляске МакБэйн провёл уже десять лет, выглядело его тело так, словно он был здоров. Один бог знает, какими усилиями ему стоило поддерживать физическую форму, но ему могли бы позавидовать многие из тех мужчин, которых МакКензи знал лично, и которые к своим тридцати пяти годам уже поднакопили жирок на талии. Самому Крису, хотя и имелся у него стимул в здоровом образе жизни, приходилось бороться с собственной ленью и семь потов с себя сгонять в тренажерном зале, чтобы не стать похожим на них. МакБэйну же в этом вопросе явно приходилось трудней, чем ему, и Крис про себя поразился силе духа своего товарища.
Что-то сегодня ты настроен слишком воинственно и придираешься к каждому моему слову, – усмехнувшись, Крис взял в руки бандаж и последовал приглашению взобраться на кровать. Он надеялся, что за их словесной перепалкой Эдвин не заметит некоторой перемены в настроении самого Криса, вызванного дурными мыслями. Как и у многих людей, чьи физические возможности оказались ограниченными, у МакБэйна вполне могла развиться чуткость восприятия.
Крис устроился позади Эдвина, едва не касаясь коленями его спины.
Так вот, могу заметить тебе, высокомерное и ворчливое ты существо, что я – как шотландец – более прочих людей способен понять британский юмор в исполнении другого шотландца. Не хотел тебя огорчать, но... тебе пришло время узнать правду, Эд... а правда такова, что это у тебя полный швах с этим самым юмором. Черт возьми! Не возражай мне, я хочу оставить последнее слово за собой и положить тебя на обе лопатки. Просто признай этот факт, смирись и дай надеть на тебя эту «сбрую».
МакКензи принялся прилаживать бандаж, следуя указаниям самого Эдвина. Он старался как можно плотней прижимать к коже длинную спинку бандажа, и думал, что благодаря именно этому устройству у Эдвина такая горделивая осанка, что ей бы позавидовали и короли.
Вот смотрю на тебя и думаю, – проговорил Крис, поддерживая бандаж, пока Эдвин возился с ремнями. – Может, и мне достать что-то подобное? Тогда и у меня на зависть всем прочим будет прямая, как струна, спина и гордо поднятая голова. Понимаю, почему раньше мужчины жертвовали своим удобством и носили корсеты – военная выправка нравится очень многим людям, и мужчинам, и женщинам. Правда, надолго нас не хватило, теперь в моде удобство. А посмотришь, как иные сутулятся, и начинаешь жалеть, что то время прошло. Вот скажи мне, как другу: эту штуку носить удобно?
Тут Кристиана и кольнула мысль, что его вопрос может показаться бестактным, поскольку он невольно напоминал Эдвину о его давней трагедии.

Отредактировано Кристиан МакКензи (03-07-2018 11:40:19)

+4

12

Ну конечно, Эдвин ничего из виду не упускал, все же перед носом буквально, не слепой же, да и не тупой вроде, так что крисов внимательный взгляд на торс тоже незамеченным не прошел. Стыдиться его не приходилось, под тонким, жиденьким даже почти до прозрачности черным трикотажем «пижамной» футболки не спрячешь ни стать, ни приличную форму. Нет, МакБэйн не особо заморачивался ее поддержанием вот так специально – она была всего лишь следствием занятий ради доступной ему разновидности здоровья, бонусом в общей борьбе за достойную жизнь. Да у какого спинальника самым естественным образом не накачаны руки, плечи, корпус?.. Ну, у шейников не накачаны, да. Но все же Кристиан сейчас не на легендарного тёзку с фамилией Рив смотрел, а на другого ...героя повседневности, прости господи. Синие глаза которого всепонимающе и иронично спрашивали – снова оцениваешь? Ну-ну, давай… сколько раз уже за эти годы. 
Правильная интонация творит чудеса: мистер МакКензи проникся тем настроением, какое мистер МакБэйн и желал ему внушить последними фразами: «ничего особенного, мы ведем себя так, будто ты уже сотое утро подряд помогаешь мне облачаться в корсет», и бодренько забрался в кровать приятеля, заняв стратегически важную позицию у него за спиной. Отлично.
Ну а чего ты хотел от уроженца Хайленда? – косясь назад, насмешливо фыркнул Эд. – От потомка-то якобитов? Нам воинственность в колыбель кладется вместе с соской, мог бы еще в первом сезоне по местным понять. Хотя, да, Нэрн местечко курортное, нравы расслабленные...
Под дружеский трёп, пожалуй, попроще стало и самому расслабиться. МакБэйн, во всяком случае, постарался. Настолько, что под журчание речи добровольного помощника чуть не проморгал поистине знаменательный момент, от внезапности коего простительно было превращаться в соляной столп и даже забывать оскорбиться на горькую правду об отсутствущем якобы чувстве юмора.   
Чего-о-о?.. – на сей раз выдал-таки вслух Эдвин. Ну не мог уже не выдать, при всей сдержанности северянина. – Ты, как шотландец? – переспросил он офигело, не наигрывая это офигение ни на гран, но выражая его не только тоном уже, но мимикой, взглядом, да самим замиранием изумленным на полувздохе. – Ты признал свою принадлежность к нашему маленькому, но славному народу? Черт возьми, не прошло и трех лет! – теперь МакБэйн отмер, собственно, еще и потому, что пришла пора вдевать руки в эластичные ремни. – Я наконец расшевелил твои национальные корни? Жизнь удалась!
Он потрясенно тряхнул головой, прежде чем расправить завернувшуюся матерчатую лямку на плече. Кроме шуток – МакКензи действительно удивил сегодня: ведь все время их знакомства он то вяло отпихивался от предположений о неслучайности своей фамилии, то снисходительно пожимал плечами: ну хочешь так считать – ради бога, чем бы, мол, дитя великовозрастное ни тешилось, лишь бы не вешалось.
Ладно, считай, что этим ты на лопатки меня уложил, – в свою очередь проявил великодушие МакБэйн, в то время как его ладонь уже вела по первой ленте-липучке на левом боку. – Нравится доспех? – эта усмешка была жестче, даже – злее. – А завидовать нехорошо-о-о... – не насмешничать по инерции Эдвин не мог. –  Но все мы люди, все человеки, – лицемерный преувеличенно вздох сопроводил методичное, но привычное до неосознанности приглаживание второй липучки, – я вот тебе завидую, у тебя выбор есть: носить иль не носить. Как друг, отвечу честно – жутко неудобная вещь. Но ты завидуй, завидуй, мне приятно, повышает самооценку, искупает жертвы красоте...
Ой, не красоте, – снова, но уже про себя фыркнул шотландец, чувствуя, что в модусе «обормота»... или «сноба»?.. – его слегка понесло. – Да пропади бы она пропадом, вся эта королевская осанка… тем более, она и без сбруи у меня была, не пожалуюсь. 
Слушай, – осенило, не иначе как от прорвавшегося-таки смущения, исполнителя роли суперсерьёзного навигатора космокрейсера, – за это выпить надо, и даже не кофе. За возвращение в лоно, так сказать. Ты как на это смотришь? Можем нынче же вечером, можем совместить с планетарием.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (09-08-2018 20:21:53)

+3

13

На суровую канадскую (это они русской не видели!) зиму на съемочной площадке сетовали все кому не лень, начиная с режиссера, которому позволительно, ибо он со свойственной ему здоровой самоиронией часто называет себя южным, хоть и далеко не хилым растением, и заканчивая осветителем, которому подобное непростительно совсем, ибо слишком уж открыто и напоказ гордился он своими канадскими предками-лесорубами. Но Инге не жаловалась. Смена обстановки не могла ее не радовать, да и зиму она любила.
Конечно, съемочная площадка – место, так сказать, публичное, да и за ее пределами в снегу особо не поваляешься из-за немереного количества вольно пасущихся фанатов, которых, по ее ощущениям, тут было больше, чем летом комаров. Но она умела ценить то, что имела. Поэтому в глубине души словно маленькая девочка радовалась снегу, умопомрачительно красиво ложившемуся по ветвям, суровому пейзажу, снежинкам, тающим на ресницах. Но коллег она не осуждала, нет. Во-первых, многие из них действительно к подобному не привыкли, во-вторых, были среди них те, кому такой климат не то что не подходил, а был явно противопоказан. Как человек, которому пришлось соприкоснуться с миром медицины, Инге видела то, чего не видели другие. От нее не могло укрыться то, что по сравнению с первыми сезонами работы у медиков на съемочной площадке прибавилось в разы.
Спору нет, для киношников здесь делали все, что могли и даже больше, но от простуд и сопутствующих им осложнений это, увы, не спасало. Поэтому для тех, кто умел делать уколы, ставить капельницы или знал основы лечебного массажа, нашлось дело и помимо съемок. Но Инге это было только в радость, да и рука у нее была легкая. Поэтому на просьбы помочь она всегда отзывалась охотно. Правда, обычно это были просьбы медсестер, никогда не унывающей хохотушки и оптимистки Молли или серьезной и мечтательной Синди. На этот же раз она исходила от руководителя медицинской службы съемочной площадки. И высказана была в таких непонятных и туманных выражениях, словно помощь требовалась ему самому.
Топая по сугробам (настоящие леди срезают дорогу именно так) к фургончику знакомого еще по «Приюту» доктора Моргана, Инге решила, что поможет и ему. Помощь эта, похоже, действительно требовалась, слишком бледным и уставшим он выглядел. Однако голос доктора оставался по-прежнему спокойным и деловым:
Инге, прости, тебя не стоило дергать, но сейчас ты очень нужна. Пропала Синди.
Это слова заставили женщину, ахнув, присесть на стул и залпом выпить деликатно поданный ей стакан воды.
П-пропала? К-как?
Пока не знаем, – устало потер переносицу врач. – В полицию пока никто не звонил. Думаем справиться своими силами. Судя по записке, в пещеры ушла.
Одна?! О, Господи! Что я должна сделать?
Ничего особенного. Просто сделать укол мистеру МакБэйну. ТБСМ не будет ждать, пока потеряшка найдется.
Да, я, конечно... Но я не знаю ни лекарств, ни дозы...
Все здесь, – ответил врач, протягивая женщине аккуратный сверток. – Перед тем как уйти, она просила уколоть Эдвина и оставила записку, где лекарства искать. Инструкция по дозировке вложена, я проверил.
Но ведь ее найдут, правда?
Сейчас Инге жизненно необходимо было успокоиться.
Обязательно найдут, – уверенно ответил доктор.
«И сразу же уволят», – хотел добавить он, но воздержался.
Уколы надо делать с холодной головой. И немного успокоившаяся Инге отправилась к вагончику МакБэйна. Она относилась к тем не всем удобным и не всем приятным людям, которые чаще смотрят вверх, нежели под ноги, а уж следопытом была и вовсе никаким, потому заметить пару следов ведущих в вагончик, но не ведущих обратно было для нее делом непосильным.
Стучать в дверь Инге не стала. По негласному общему уговору не запертая изнутри дверь означала разрешение заходить без стука. Дверь не была заперта, значит, хозяину вагончика действительно требовалась помощь. Не известно, правда, как он отнесется к смене персонала. Но если лекарство введено хорошо, какая разница, чья рука держала шприц?
Добрый день! Я сегодня за Синди, вы не против? – просто и открыто улыбнулась она МакБэйну. И только тут заметила, что ее пациент сейчас не один. – Ой, простите, я не... Мне попозже зайти?
[AVA]http://sg.uploads.ru/fnusM.jpg[/AVA]

Отредактировано Ингеборга Буткуте (07-08-2018 18:21:13)

+5

14

Того-о-о, – Крис постарался тянуть последнюю букву так же долго, как Эдвин, пародируя его. Но не выдержал и заулыбался. – Я, как шотландец, только не думай, что в этом только твоя заслуга. Можешь, конечно, вообразить, что это ты оказался настолько настырным, что убедил меня в этой истине... но, скажу тебе по секрету – я и сам давно склонялся к тому, что ты прав. Во-первых, фамилия. Во-вторых, всё равно что-то общее во мне есть с этим маленьким, но невероятно гордым и славным народом. Ага, чьего яркого представителя я сейчас имею честь наблюдать перед собой.
От смеха Крису пришлось закусывать губы, и заодно делать усилия, чтобы голос не выдал его с головой. Он продолжал наблюдать, как его друг возится с корсетом, надевая на себя – движения его сделались привычными, почти не было лишних. Эту процедуру выполняли ежедневно так долго, что, пожалуй, Эдвин мог бы повторить её с закрытыми глазами. Вот на этой мысли Крис и подумал, что он не завидует Эдвину, но да, невероятно счастливый по сравнению с ним: может в любой момент заказать такую штуку, поносить, чтобы осанка казалась прямой, а выправка чёткой, а надоест – так и забросит подальше. И вообще забудет, где корсет лежит, если не захочет его больше носить.
А у Эдвина нет альтернативы. Крис вздохнул и протянул руку, желая помочь другу и поставить на место перекрученную лямку.
Завидую, уже завидую, – пообещал он. – Капитаны всегда должны завидовать своим штурманам-навигаторам, всегда и во всём. Потому что без умного штурмана любой капитан – это ноль. Без палочки. И за это тоже выпить надо, и я согласен выпить это без капли кофе. И точно нынче вечером, сразу после съемок.
При этих словах дверь их вагончика распахнулась, и в проёме показалась Инге. Она начала говорить, и тут же запнулась и смутилась, заметив Криса, стоящего на коленях позади Эдвина. Крис тут же слез с кровати и чуть смущенно улыбнулся в ответ.
Я помогал МакБэйну надеть эту штуку... корсет. А что с Синди? Заболела? – Крис задал первый пришедший ему в голову вопрос, только бы разрядить неловкую ситуацию.

+5

15

Вот то-то же! – горделиво и удовлетворенно-мурлыкающе возвестил Эд, удержавшись все-таки от того, чтоб воздеть палец назидательно. – Живи теперь с этим, настоящий МакКензи!
Осадочек остался, надо сказать, приятный, однако темы себя исчерпали. Ну, а что МакБэйн, дурак, что ли, спорить с тем, что он яркий представитель страны холмов и вереска, или с тем, что капитаны там всякие – тьфу, и в подметки навигаторам не годятся? Нет, конечно! Последнее самоощущение так и вообще входило в актерскую задачу – именно так считал его персонаж в четвертом сезоне. Автор романа, по которому его снимали, наверное, знал, о чём писал, сам же штурман. – Туго застёгнутый уже корсет поневоле вздохнуть тяжело и глубоко не позволил: Скиннер знал и его, Эдвина, лично и довольно близко, в конце концов, года два они жили практически бок о бок, а это, как бы, предполагает нечто большее, чем просто отношения владельца пансиона и его постояльца. Именно потому, наверное, Рэй с какого-то момента избегал смотреть ему в глаза при встрече, а месяца полтора назад пришел в его комнату, в ту самую, уютную, жемчужно-серую, откуда после разговора с Патрицией и Питером Уингфилдом для МакБэйна начался новый путь к славе, и с болью сказал, что экранизация – «штука такая…», и одна из серий, скорей всего, будет для Эда особенно тяжелой в моральном плане.
«– Если хочешь, я настою на том, чтобы ее убрали из сюжета, скажу, что она нарушает дух романа. Тем более, в нем этого эпизода нет», – фантаст не сел на кожаный пуф или кровать, кресло тоже проигнорировал, полуприсел на тумбочку, как на барный стул, и не смел поднять взгляд, мучительно краснея и машинально сворачивая в трубку переплетенные листы сценария.
– Но другой-то похожий есть, и даже сцена гибели навигатора есть, – легковесно отозвался тогда МакБэйн, как сейчас, сидевший в кровати, отбирая у несчастного литератора тетрадь формата А4. – Ладно, Рэй, не бери в голову, ну сыграет меня где-то братец-дублер, подумаешь. Все лавры-то все равно я огребу».
Он даже и не лукавил тогда, не играл… почти. На самом деле не въезжал еще, как будет… тошно. Что ж… за все надо платить, за слишком глубокое и полное погружение в образ – тоже. В конце концов, он профессионал и должен… то есть не должен, как раз, допускать абсолютного слияния себя и персонажа, – покосившись на скользкую, неприятную даже на вид обложку той самой темно-зеленой тетради, распластавшейся на прикроватной тумбочке справа, Эдвин бодро пробормотал:
Правильно, выпивку шотландцы надолго не откладывают. Но сейчас я без капли кофе окочурюсь, дружище. И омлет уже можно есть, я думаю, он остыл.
Однако благие намерения наконец позавтракать опять откладывались – дверь открылась (даже без волшебного скрипа) и реальность в клубах морозного пара явила… красавицу. В принципе, знакомую, но точно здесь и сейчас не ожидаемую.
Мисс Буткуте? – обалдело вытаращился на женщину МакБэйн. – Но почему Вы?..
Заткнулся он вовремя: вспомнил. Читал же, да и от очевидца самого настоящего слышал – эта всемирно известная актриса, похоронив мужа, закончила курсы медсестер и несколько лет проработала в той самой швейцарской клинике, где поставили на ноги Скиннера… и не поставят его, МакБэйна. Фортуна все-таки большая гадина – типа, вот тебе слава, и будь доволен.
И снова вздохнуть не получилось… но оно и к лучшему, зато голос звучал естественно и ровно:
Хотите кофе, Инге? – вот ведь совпадение, в той самой серии им сниматься вместе. – Или сперва уколемся, а потом уж кофе и завтрак? Вы завтракали? Крис, там хватит на троих?
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-08-2018 02:35:40)

+3

16

В вагончике было тепло, мирно, уютно и как-то по-домашнему спокойно, словно все тревоги внешнего мира разбивались о его стены. Идиллию портило только напоминание о Синди. Сам того не подозревая, МакКензи заставил Инге слегка нахмуриться. Инге, так близко познакомившаяся волей судьбы со смертью, была жизнелюбива. В то, что с хохотушкой Синди произошло что-то страшное, женщина верить не могла и не хотела.
Что за безответственность! Упорхнуть так надолго, когда в твоей помощи нуждается человек, который даже корсет без посторонней помощи застегнуть не может. Непорядок! Вернусь, поговорю с ней как медик с медиком!
И все же Инге нашла в себе силы разгладить маленькую морщинку на переносице и ободряюще улыбнуться МакКензи:
Вы хороший медбрат, Кристиан. Сейчас я сделаю укол, а потом, если я вам тут не надоем, можно будет и о Синди посплетничать.
МакБэйна она не не хотела волновать перед процедурой, пусть даже это всего лишь укол. И в конце концов, вдруг, пока они тут после укола выпьют кофе и поболтают о том, о сем, вся эта дурацкая ситуация с Синди каким-нибудь волшебным образом разрешится? Сердце Инге продолжало верить в чудеса.
Спасибо, Эдвин, я уже завтракала, но буду очень благодарна, если Кристиан сделает мне чашечку кофе.
И все-таки женская натура взяла свое. Инге просто жизненно необходимо было поделиться с кем-то мучившими ее сомнениями, пусть даже с гостеприимным хозяином вагончика и его товарищем. Мало ли, вдруг ей придется наведаться сюда еще раз по той же самой причине? А вдруг они все это потом неправильно поймут? И пока МакКензи колдовал над кофе, Инге, едва закончив обрабатывать место укола, выложила все, что ее беспокоило. В самых дурацких, самых беспомощных выражениях выложила:
Вы... извините, что я тут... просто Синди... я не знаю, заболела она или нет... ребята... Синди... она пропала... – предательски дрожащим голосом выговорила Инге.
[AVA]http://sg.uploads.ru/fnusM.jpg[/AVA]

Отредактировано Ингеборга Буткуте (15-12-2018 14:10:26)

+4

17

В каком смысле пропала? – Крис чуть не выронил кружку с кофе, которую нес для Инге. – Бросила все и сбежала, не выдержав реалий съемочной площадки и суровой зимы? Или все гораздо серьезнее?
Судя по выражению лица Инге, все было гораздо серьезнее, чем могло показаться на первый взгляд. Выслушав короткий рассказ девушки, МакКензи плюхнулся на кровать рядом с МакБэйном и глубоко задумался, медленно отпивая из кружки свой кофе. Про свою порцию омлета он и думать забыл, и тот грустно остывал на небольшом столике.
Исчезновение Синди действительно настораживало. Уйти куда-то по своей воле, да еще и в пещеры, о которых местные слагали настолько жуткие легенды, что после них снились дичайшие кошмары – это было совершенно не в ее духи. Члены съемочной группы, собственно, как и актерский состав, никогда не ходил туда в одиночку – минимум по три-четыре человека, или даже больше. Да, пещеры были безумно красивы – величественные ледяные своды, сталактиты и сталагмиты, переливающиеся различными цветами радуги с застывшими в них навечно насекомыми. Искрящийся ледяной пол, сквозь который просвечивал минерал, напоминающий своей расцветкой радугу – ну просто сказочные палаты. Однако, посетив пещеры один раз, Кристиан совершенно не горел желанием вернуться туда снова. В них становилось слишком не по себе, и чувство ледяного страха постепенно сковывало тело, замедляя движения и туманя разум. И чтобы Сидни, эпизодически шарахавшаяся от собственной тени, отправилась туда одна? Категорически невозможно. Значит, было что-то еще, какой-то другой фактор.
Как я понимаю, в полицию никто обращаться не собирается, – риторически уточнил Кристиан. – Значит, придется действовать своими силами.
В глазах актера, в буквальном смысле этого слова, запрыгали чертенята, а выражение лица приобрело медово-сладкое выражение. В свое время, при виде такого сочетания, жители городка, родом из которого был Кристиан, переходили на другую сторону улицы, в ужасе размышляя о том, что же натворит шаловливый пацан на этот раз. А домашние животные предпочитали и носа не высовывать из своих тайных убежищ.
Итак, – МакКензи довольно потер ладони друг об друга. – Думаю, что стоит съездить в деревню, пораспрашивать местных. Все равно съемки начинаются во второй половине дня.
Залпом выпив кофе  и проглотив омлет, Крис собрал всю грязную посуду и сложил в небольшую раковину.
Я потом вымою, – сказал он МакБэйну. – Когда вернусь. Или хочешь прокатиться со мной?
Телефон Кристофера разразился звуком входящего сообщения, ненадолго вырывая его из реального мира. Засунув смартфон в карман, Крис нахмурился.
Предупреждение о надвигающейся снежной буре, – мрачно сказал МакКензи. – Конкретно нас накроет ближе к вечеру. Так что нужно поторопиться.
О своем плане добыть в деревне какое-нибудь средство самообороны и обследовать дальние пещеры, до которых никто из них так и не добрался, Крис благоразумно умолчал. В конце концов, пора научится преодолевать собственные страхи. Мужик он, или кто?

Отредактировано Кристиан МакКензи (31-10-2018 20:39:12)

+4

18

Все-таки как красива эта женщина! – Эдвин поймал себя на том, что, в общем-то, с момента ее появленияя на несуществующем пороге актеравагена украдкой любовался ею. Она ведь намного старше их обоих, но выглядит порясающе, практически ровесницей, если не моложе. Снежная Королева и сердечная, шаловливая Герда в одном приятном, скуластом лице. В ней, он заметил это ещё до личного знакомства, по фильмам, (сложно было не заметить-то!) весьма странно уживается вроде бы несовместимое – скандинавская холодность и отстранённость, едва ли не до надменности, и весёлость, почти девчоночья очаровательная живость. Впрочем… МакБэйну ли, дурашливому снобу, удивляться тому, как так можно? Всё можно… если очень хочется, актёрам – тем более, с их-то изначально лабильной, да ещё и размятой во время обучения и работы психикой.
Однако, хорошая шутка: Кристиан – и медбрат, – Эдвин еле слышно фыркнул, но в то же время, выпуская из пальцев ручку так и не взятой с прикроватного столика кружки кофе, вдруг спросил себя: почему нет-то, собственно? Те же медбратья в «Зелёном доле» порой не менее симпатичны и артистичны, снимаются же вовсю вместе с ними, отнюдь не только в массовке, а руки у мистера МакКензи достаточно ловкие и нежные, чтобы… Да сложись иначе судьба, как знать, может, и он стал бы не актёром. Или стал бы актёром не сразу, как Питер или та же Ингеборге. То есть… так, стоп, они же вообще-то сперва актёрствовали более чем успешно, потом в медицину сходили (прогуляться, угу), а потом, вон, как раз в этом из общем детище многострад… многосерийном играть пришли, маститыми такими.
То, что мистер МакБэйн, весь из себя невозмутимый, как статуя Будды – и в позе примерно такой – несколько запутался и запоправлял себя в рассуждениях о том, кто в какую профессию впилился, выпилился и впилился опять, слава богу, (может, даже Амуру, раз день с красного картонного сердечка начался), отвлекло его от, собственно, раскладывания Инге снастей для укола. Ну не любил шотландец это дело, пусть даже он и не чувствовал почти, как тонкое стальное жальце впивается в кожу и мышцу, пусть даже без обезболивающего и никак… точнее – фигово совсем к концу съёмочного дня, он, чёрт возьми, проверил не однажды, больше охоты нет.
Кажется, кофе у мистера МакКензи ни разу не получался скверным, – улыбнулся он женщине, уже выпустившую вверх рассыпчатую струйку лекарства с кончика иглы и потянувшей из пачки стерильную спиртовую салфетку, – ну, на моей памяти, – уточнил он, краем глаза замечая, что свежеосознавший себя шотландцем приятель под самым благовидным предлогом и сугубо по делу смылся на кухню. Торопливо, или просто так показалось? Да ну, с чего бы… ему-то чего бояться? Хотя, да, такое зрелище сильно на любителя.
Обведу это место маркером, а потом, как только выберемся из этой глухомани, сделаю татуировку с надписью: «Сюда колола Ингеборге Буткуте», – совершенно серьёзно пообещал Эдвин, не ощущая прохладного прикосновения влажного клочка очень тонкой белой ткани к бедру, но героически не отводя взгляда от рук бывшей опытной медсестры, чтобы не обидеть её трусостью. Хотел было спросить, что к этой надписи добавить – сердце, пробитое стрелой, в честь близкого валентинова дня, розу с шипами, а может, любимый цветок Инге, или вообще снежинку? Но не успел – женщина уселась рядом и, держа неизрасходованный шприц в тонких пальцах, со слезами в голосе рассказала странное.
МакБэйн нахмурился, новость оказалась – как обухом по голове, вон, и Кристиан выглядел ошарашенным – ну не похоже было на Синди такое безрассудство. И, опять же – записка. То есть, про пациента и обязанности свои она подумала, а об опасности идти одной в пещеры – нет?
Бред какой-то, – вслух пробормотал Эдвин, успокаивающе погладив растроенную женщину по плечу, надеясь, что такая невежливость ему простится, и уже совершенно не обращая внимания на собственно инъекцию, зато взглянув на товарища, снова по-простецки усевшегося рядышком. На широченной кровати и не втроем можно было вполне комфортно поместиться. Качнул головой в досадливой задумчивости: – Ну, какая полиция… – поршенёк шприца дошёл до упора, место прокола женщина прижала салфеткой и слегка помассировала, Эд снова улыбнулся даме, бегло, но сердечно: – Спасибо, Инге, – назвать её «мисс Буткуте» почему-то уже не поворачивался язык. – Какие местные, – наконец-то взяв чашку, гордый скотт тоже сделал глоток ещё одного оживляющего элексира, пока выпала минутка перед вторым уколом, – всё же перемело к чертям собачьим, не доберешься ты до деревни, – это уже предназначалось Крису.
Однако тот, конечно, голоса разума не послушался. Ну точно, шотландец! Нет, и МакБэйн тоже, но конкретно сейчас олицетворяющий здравый смысл и практичность. Прям каледонский антизигий в лицах. Да-да.
Ему, что ли, старую-добрую релашку вкатить? – риторически вопросил он у Ингеборги, как раз снимающей колпачок с иглы второго шприца. – Чтоб успокоился, не прыгал, куда не надо, и других не соблазнял. А я уж переживу день и без миорелаксанта. Здравое же предложение, человеколюбивое, между прочим… – почти полная чашка глуховато стукнула донцем о столик.
Ты настолько вролился в капитана Сорвиголову, что решил и наяву погеройствовать? – Эд поднял глаза на стоящего у кухонной раковины Кристиана.
Продолжение резонерства прервалось блямканьем его мобильного, МакБэйн, тоже наконец-то толком взявшийся за кофе, чуть не поперхнулся им от следующей реплики этого неугомонного.
Что, опять?! Да чем мы здешних духов зимы прогневили, вчера снежная буря была и сегодня намечается…
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

+3

19

Хочешь, я вколю тебе второй укол? Тогда можно будет сделать еще одну татуировку – только уже с моим именем, и изображением Скуби-Ду рядом, – с совершенно невозмутимым лицом предложил Крис, отходя от раковины. – Будет чем похвастаться… вместо того, чтобы угрожать уколами несчастным друзьям. Просто мне любопытно. А учитывая, что полиции никто сообщать не собирается… Может, Синди нужна помощь. Кто знает, что с ней происходит в эту минуту?
Кристиан задумчиво перевел взгляд в окно. На улице уже начинали падать редкие снежинки, возможные предвестники надвигающейся бури. Вот и еще один день съемок к чертям собачьим. Съемки в павильонах на данный момент были закончены, а погодные условия не позволяли продолжать работать на лоне природы. Походу, у них образовался еще один незапланированный выходной… МакКензи даже еле сдержался, чтобы не подпрыгнуть от нетерпения, поняв, какие именно широкие возможности это перед ним раскрывает. Правда, выступающий на этот раз гласом разума Эдвин обломал всю малину на корню.
Но, как говорится – шотландцы так просто не сдаются! Правда, вроде это говорили совсем не о шотландцах. Но разве это имеет значение? Поставив перед собой цель, Крис должен был достичь ее любой ценой.
Я еще и не начинал… соблазнять… – уточнил МакКензи, свернув глазами. – А если бы начал… – Кристиан в пару шагов преодолел расстояние, отделяющее его от МакБэйна, и наклонился к нему, практически касаясь губами скулы. – То вряд ли кто-то смог бы устоять перед моим предложением и, заметь, тоже человеколюбивым. В прямом смысле этого слова.
Скользнув губами выше, он как бы ненароком зацепил мочку уха Эдвина и тут же выпрямился, отступая назад.
Пойду, еще кофе сварю, – игнорируя взгляды друга и Инге он, покачивая бедрами, удалился на кухню.
Уже наливая ароматный напиток себе в чашку, Кристиан задумчиво фыркнул – кажется, на этот раз он превзошел самого себя. Утянув из небольшого холодильника яблоко и искренне надеясь, что не получит за это по шее от МакБэйна, Крис вернулся обратно. Облокотившись о раковину, он захрустел сочным фруктом, раздумывая над тем, как бы половчее провернуть то, что задумал. В ажиотаже сгрызя яблоко вместе с огрызком и веточкой, МакКензи отпил кофе и довольно заулыбался – кажется, все было гораздо проще, чем он представлял.
И до деревни я доберусь. Выклянчу джип у нашего оператора – там зверь-машина, покруче вездехода будет, еще и цепи на колесах. Так что можете не переживать, до деревни точно доберусь, – Кристиан мило улыбнулся и опустил пушистые ресницы, размышляя над тем, чтобы такое предложить несчастному пареньку в обмен на его машину. Тот берег ее словно зеницу ока, чуть ли не каждую ночь выходя с ружьем в дозор – охранять своего железного друга… Хотя, один вариант все-таки был.
В общем, если желаете проветриться и слопать в местном кафе пару пирогов с малиной, милости прошу, – шутливо раскланялся Кристиан, натягивая куртку. – Выезд через пару часов…
«Если мой план выгорит», – добавил он уже про себя, выскакивая на улицу и, разумеется, не забыв перед этим украдкой полюбоваться Эдвином. Все-таки хорош, чертяка… Просто картинка.
Поежившись от ветра, бросившего ему в лицо сразу горсть колючих снежинок, МакКензи потопал в операторскую, включая на ходу капитана-обаяшку.

+4

20

Когда-то давно, много лет назад, свекровь Инге сказала замечательные слова, которые женщина запомнила на всю жизнь: «Знать мужчин – не значит знать их духовные, умственные или физические возможности. Это значит понимать, что вот этот конкретный мужчина способен в этот конкретный момент времени натворить».
С этой точки зрения Инге мужчин знала, и мужчины-актеры исключением не были. Хотя, как известно, сумма приобретенных знаний обратно пропорциональна крепости сна, так необходимого для восстановления сил. Похоже, крепкого сна у нее не будет долго; достаточно было внимательно посмотреть в глаза мистеру Маккензи, чтобы прочитать в разгоревшемся взгляде все его великие, а по мнению Инге – безумные планы. Зная упрямый характер Кристиана, можно было точно сказать: этот мистер Внедорожник собирается поиграть в рыцаря, спасающего из пещеры дракона принцессу в белом халате и с отключенным суд по всему мозгом. Идти туда в одиночку – чистое безумие.
Сама Инге до той поры пещеры не посещала. Недосуг было. Репетиции, съемки. А вот медицинскую помощь спелеологам-дилетантам, решившимся в эту пещеру залезть, ей оказывать приводилось, это требовалось практически всегда. Резкие скачки давления, носовые кровотечения, повышение уровня сахара в крови и даже панические атаки – это было то, с чем Инге пришлось столкнуться лично. Главврач наверняка знал больше. И кто его знает, что там произошло с Синди. Подумав о пропавшей медсестре, женщина невольно вздрогнула:
«Нет, этому мальчишке-рыцарю определенно нужен хороший оруженосец. Желательно разбирающийся в медицине».
Мистер МакКензи, дождитесь меня, я поеду с вами, – крикнула Инге вдогонку актеру. После чего с виноватой улыбкой повернулась к МакБэйну. – Так будет лучше, я думаю. А то вдруг он тоже... пропадет. И первая помощь будет, в случае чего...
Пока-то Инге еще слабо представляла себе, какой должна быть эта помощь. Ясно было лишь одно: если какая-то неведомая сила, прячущаяся в пещере, отключит его сознание, то ей с ее маленькой хрупкой фигуркой вытащить на себе такого здорового мужика будет тяжеловато, даже если она очень постарается. Значит, содержимое аптечки, которую она с собой возьмет, должно позволять вывести его оттуда на ногах.
Инге прикусила губу и задумалась. До этого товарищ Эдвина не пользовался ее помощью ни разу, поэтому о его медицинских проблемах она не знала ничего. Но не у мистера же МакБэйна об этом спрашивать. Неприлично как-то.
Значит, так... Кроме бинтов и прочих полезностей, она возьмет с собой препараты для понижения давления, для повышения давления, успокоительные, пару стимулирующих... Над остальным надо будет еще подумать.
Наверняка коллега по площадке теперь будет считать ее круглой дурой. Ну и пусть считает. Людям нельзя давать пропадать. О том, что в пещерах может что-то случиться с ней самой, Инге не думала вообще. Женщина верила в свою звезду и удачу. Тем более, что ни к диабетикам, ни к сердечникам, ни к астматикам она не относилась.
Я ведь не буду ему обузой в походе, правда? А помочь, если что, смогу.
Если там, конечно, не будет крыс. Этих тварей Инге боялась смертельно.
Инге была немного авантюристкой, но считала, что все авантюры должны быть хорошо подготовлены заранее. Особенно вот такие. Немного поразмыслив, женщина все же решилась преодолеть свое стеснение и спросить у мистера МакБэйна о медицинских тайнах товарища. Вдруг она что-нибудь не учтет. А там, в пещерах, такая ошибочка может и жизни стоить.
А он... принимает что-нибудь специальное? Вы не знаете? – слегка запинаясь, выговорила Инга.
[AVA]http://sg.uploads.ru/fnusM.jpg[/AVA]

Отредактировано Ингеборга Буткуте (25-01-2019 16:05:25)

+3

21

В том, что Питер нынче брел по морозу, утопая по колено в снегу, виноват был исключительно он сам; а гнала актера в образовавшийся обещанный местными метеорологами просвет в непогоде старушка-совесть, коей у Уингфилда оказалось больше, нежели у экранного хитролицего Митоса, впрочем, тоже оной не обделенного, но гораздо лучше маскирующего ее наличие, нежели реальное воплощение Действительно Старого Парня. Конечно, гораздо практичнее было позвонить по мобильному, чай, не темное средневековье, однако как достаточно опытный врач, Питер знал, что пациенты горазды врать (привет доктору Хаусу), а шотландцы еще и весьма упрямый народец. В последнем факте убедиться лично поводов за жизнь накопилось более, чем достаточно. Так что МакБэйн состроил бы самую честную морду лица, чтобы это отразилось на голосе, и втирал бы, что у него все в шоколаде да блестках, даже если бы помирать собрался. Вот лгать в лицо и контролировать не один, а все три признака (голос, мимику и движения), когда нездоровиться от слова совсем – гораздо сложнее. Ввиду вышеизложенного, Уингфилд и протаптывал заметенную тропинку до трейлера приятеля своими Ликорнами Близзард*, намереваясь посмотреть в честные шотландские упрямые глазищи и убедиться, что с Эдвином все в порядке.
Впрочем, дело не только в лекарских замашках, а и чувстве вины, ведь именно Питер запорол несколько дублей сцены сражения, в которой названному скотту пришлось изрядно напрячься. Настолько, что съемки сцен с ним, запланированных на следующий день, было принято решение отложить. Так что метель – это, вроде как, своеобразная индульгенция для валлийца, напрасная, как оказалось. Иначе он бы пришел на пару-тройку дней раньше, и передаваемые медработниками сведения – дескать, все нормально с мистером МакБэйном, мужчину не удовлетворяли. Что поделаешь, некий пятисотлетний парень наградил актера чрезмерным скептицизмом и щедро отсыпал подозрительности, оставалось лишь пожинать плоды и успеть вытирать харизму, чтоб не обляпаться.
Однако, походу, он внезапно оказался третьим... в смысле четвертым лишним, хотя вроде и третьим, поскольку выскользнувший и энергично ускакавший в сторону операторской МакКензи его даже не заметил за спешкой и снова начавшим неприятно падать снегом. Новость об обещанном взамен окончательному распогаживанию буране Питер (не)удачно пропустил, потому как умудрился забыть подзарядить телефон, пикнувший и скончавшийся стремительно по пути от электрического голодания. Тормознув у дверей, Уингфилд прислушался, раздумывая: может, все же не стоит лезть нынче к Эдвину, мало ли какие у него дела с бессменным капитаном, однако врачебная привычка пересилила вышколенную тактичность, и валлиец, опознав присутствие двух голосов, постучал в дверь костяшками пальцев, потом, поняв, что его попытка быть вежливым оказалась слишком тихой, и носком сапога. Чтоб уж наверняка.

______________
*зимние горные сапоги в стилистике берцов

Отредактировано Питер Уингфилд (06-01-2019 04:17:32)

+3

22

Лавры обазцового медбрата теперь тебе покоя не дают? – издевательски прищурился МакБэйн в ответ на уж точно негуманное предложение Криса «вколоть второе что-то».
Не преминул Эдвин и фыркнуть саркастично, только пальцами ощущая влажность спиртовой салфетки, прижатой к местам проколов на бедре. Боли, конечно, тоже не чувствовалось, но второй, последний из них, пятная салфетку красным, слегка кровил, обещая на завтра синяк. Пришлось, не дергая Ингу, собиравшую иглы, ампулы, шприцы в перчатку, а потом в аккуратный тючок из полотенца, самому промокнуть крохотную дырочку ещё раз и малость растереть, пока новоявленный шотландец упражнялся в практичности, так неумело, покуда, прикрывая ей отлично (и лично) знакомый МакБэйну удар лихости по мозгам.
Вопрос обращения в полицию, конечно, был интересным, но каким-то уж больно неоднозначным, скользким даже, мутным. С одной стороны, конечно, надо, таков алгоритм действий любого цивилизованного человека: случилось что-то из ряда вон – зовём полисмена, копа, шерифа... а с другой, действительно – «ну какая полиция?», если всё и вся в снегу по уши, а место съёмок с их киношным жилым табором, притулившимся к леску и горе, отрезано непогодой даже от дороги к городку.
Даже если с Синди что-то случилось, чем ей поможешь ты? Ты, что, спасатель, спелеолог, медик, местный житель хотя бы, знающий эти горные норы, как свои пять пальцев? – Эд, не глядя, сунул клочок чуть влажной уже ткани под подушку и ещё раз честно попытался в «великий шотландский здравый смысл», не особенно, впрочем, надеясь, что это поможет. Его самого такое обычно не останавливало, но вдруг примесь прохладной английской крови в Кристиане больше и вызовет правильную сейчас реакцию?
Да щаз! Тщетная надежда, конечно, каледонский антисизигий – штука такая, что, видимо, и одной молекулы довольно, чтобы… чтобы авантюризм перевешивал практичность в соотношении пяти к одному. В лучшем случае. МакБэйн вздохнул, наконец-то хлебнул из чашки от души – остынет же кофе совсем, со всеми этими пустяками вроде инъекций и организаций спасательных операций! – и, отнеся руку с чашкой подальше от лица… показательно подставил небритую скулу и ухо под губы Криса.
А что, собственно, тебе мешало начать? – мурлыкнул он томно до приторности, размышляя в то же время – вылить мистеру МакКензи кофе за шиворот, или всё-таки жалко его? Кофе, в смысле. – Я бы точно не устоял… я вообще стоять не могу.   
Нет, ну а что ему было делать – шарахаться от возможного поцелуя (и от Кристиана), как чёрт от ладана? И тем обижать хорошего человека, да и себя унижать не-толерантносью и испугом? Вот ещё! Эксцентричность и взбалмошность нейтрализуются всего лучше тем же самым – следующий глоток утреннего нектара из кружки сопровождала удовлетворённо-лукавая ухмылка Эдвина. Человеколюбие ничьё не пострадало, не ущемилось – и ладненько. Теперь допить своё воскрешающее средство, тихо радуясь про себя стихающей боли – и следующим пунктом будет подвиг номер один на сегодня: натягивание и застегивание брюк.
Вот этим-то МакБэйн и занялся, стараясь потише сопеть, пока Крис варил ещё кофе и закусывал яблоком – чьим-то нежеланным гостинцем, (вот спасибо ему, а то бы провалялось на столе или в холодильнике, пока не завяло!), а Ингеборга прибиралась – ловко и умело, как могут только женщины. Разумеется, предложенную помощь гордый скотт отверг с мягкой улыбкой: да-да, с катетером и резервуаром он тоже справится сам…   
Похоже, Кристиан дурацкой идеей тащиться в пещеры водушевился настолько, что носом бы себе путь в сугробах прорыл безо всяких внедожников... А ничего мысль, между прочим, с джипом-то, годная, машина у оператора и вправду – зверь, цепи, опять же... – краем уха слушая наполеоновские планы «капитана» (вот кому правильно подобрали роль!), МакБэйн застегивал тугие джинсы и рассматривал проблему… вернее, соблазн с иного ракурса – ведь если есть машина, если не буксовать в снегу собственными колесами, не морозить ноги и почки, можно же вправду съездить в люди. Надоело же сидеть одному в вагончике, как медведь в берлоге... – желание попасть и в пещеры шотландец пока тщательно прятал и от самого себя, задумчиво почесывая бороду. Стоит ему толком оформиться, уж Эдвин-то знал, и найдётся «тысяча причин почему» он просто не может этого не сделать, чтоб не потерять самоуважение.
Закис я, чёрт возьми, в положении больного и слабого, закис. Надо как-то из него выскакивать… – под крисово «выезд через два часа» с неудовольствием хмыкнул МакБэйн, под шумок справившийся даже с носками. – Ну ладно эти три дня… или четыре?.. – когда так глупо спину нарушил, но сейчас-то? Лучше же уже… И если Инге пойдёт – даже медик будет рядом…
Да-да, – подтвердил он женщине вслух, рассеянно, и не совсем о том, что она говорила. – Конечно, так будет правильно, – на следующем ее вопросе его взгляд совсем прояснился от остатков задумчивости и выразил… лёгкое негодование: – Ну что Вы, Инге, он же шотландец! Нам не нужно что-то принимать для того, чтобы быть идио... отважными. На собственных эндорфинах всё.
Не, точно за два часа собрусь, – мило улыбаясь леди, решил Эдвин, нашаривая взглядом коляску, в которую он уже вполне готов был загружаться, в принципе. – Тем более, если буря опять обещана – съемок будет чуть, и все в павильоне.
Да, открыто же, входите! – это уже предназначалось повторному стуку в дверь. Теперь-то кого несет, уж не Синди ли вернулась? Вот это был бы поворот.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-01-2019 06:08:47)

+3

23

Глубоко в дебри естественных наук Инге забираться не хотелось. Когда-то давно, в школьные годы, она уже заблудилась в них, и, с огромным трудом выбравшись оттуда достойно и без списывания, поняла, что больших успехов на этом поприще ей не добиться. Поняла – и отступилась, ограничившись необходимым учебным минимумом, после чего много лет счастливо прожила, искренне считая, что умения не путать эндорфины с феромонами ей хватит до конца дней. Но теперь доброй и жалостливой медсестре-актрисе придется, похоже, писать на щите девиз Подгорного короля из известного фильма: «Я никогда еще так не ошибался».
Не стоит, ох, не стоит презирать биохимию! Несмотря на все испытания, через которые ей пришлось пройти в жизни, Инге была везучей: ее никогда не окружали люди, источавшие запах страха. О том, что такой вообще существует, женщина знала только из книг и фильмов, то есть чисто теоретически. Практически же в гостеприимном вагончике мистера МакБэйна пахло чем-то другим, да не просто пахло – разило так, что хоть проветривай, и речь шла не о лекарствах. Здесь пахло подвигом, причем подвигом бессмысленным. И опасным. Хотя кто, где и когда видел подвиги безопасные – великая тайна человечества.
Этим сакральным знанием женщина не обладала, но, продолжая прибираться, искоса поглядывала в сторону МакБэйна, готовая в любой момент отложить все дела и помочь гордому скотту с катетером и резервуаром. По мнению Инге, это было гораздо легче, чем навести порядок в упрямой шотландской голове, думающей сейчас явно не о соблюдении лечебного режима, а о чем-то более высоком. Безумству храбрых поем мы песню, да.
Практичной умнице Инге сейчас хотелось не петь, а ругаться, причем ругаться на излучавшего обаяние мистера МакБэйна, а так вовремя и некстати ушедшему мистеру МакКензи так просто уши надрать на правах старшей по возрасту. Мальчишка явно в капитана заигрался. Ну, куда, скажите на милость, куда он собирался сманить хозяина вагончика, который, надо отдать ему должное, с джинсами справился? Справится ли он со всем остальным? Хотя бы с кратковременным отсутствием здравого смысла справится? МакКензи уже не было в комнате, а запах подвига выветриваться не хотел.
Порой женская интуиция оказывается сильнее любой мужской логики. И вот эта интуиция даже не говорила, а в голос кричала бедной Инге о том, что хозяин вагончика, похоже, идеей проникся, и, судя по рассеянному тону и репликам невпопад, явно ее обдумывает. Оторвавшись от уборки, Инге заглянула в глаза МакБэйну и прочитала в них все, даже то, что он еще сам про себя вряд ли понял.
Он тоже собирается в пещеры! Господи, ему-то куда?!
Нет, Инге не относилась к мистеру МакБэйну со снисходительной жалостью, вовсе нет. Его терпение и мужество всегда восхищали ее. Но, простите, надо же и меру знать! В пещеры! А если откажет коляска? Сможет ли Инге, например, тащить на себе горе-капитана и катить мистера МакБэйна? Вряд ли. А если коляска там не пройдет вообще? А если сама атмосфера пещер окажется несовместимой с лекарствами, которые мистер МакБэйн принимает? Это вообще суицид какой-то. Нельзя, нельзя этого допустить. И сказать это гордому коллеге нужно в какой-то мягкой, необидной форме, убедить его...
И выезд через два часа... Как же это все сложно!
Тем не менее шутка про собственные эндорфины заставила даже серьезно и решительно настроенную Инге прыснуть в кулачок. В это время раздался стук в дверь. Так быстро мистер МакКензи собраться явно не мог. Значит, кто бы ни стоял сейчас за этой дверью, он обязательно будет ее союзником и поможет отговорить ее гостеприимного коллегу от этой отнюдь не безопасной прогулки.
Заходите, не заперто! – почти весело крикнула Инге.
[AVA]http://sg.uploads.ru/fnusM.jpg[/AVA]

Отредактировано Ингеборга Буткуте (25-01-2019 16:06:47)

+4

24

Получив хоровое разрешение явить свой хитрый лик хозяину вагончика и его гостю, судя по голосу, женщине (может он и правда не вовремя?) Питер вздохнул и все же открыл дверь, проскальзывая в теплое узкое, но уютное пространство. Давать заднюю, когда уже спалился- дурной тон.
Ингеборга, Эдвин, – кивнул мужчина обоим и махнул кистью себе через плечо, обозначая направление, – а куда это столь энергично поскакал наш звездный капитан, да без штурмана и СБ?
Пошутив мимолетно, дескать, прокладывать маршрут и прикрывать зад МакКензи некому, раз он ушел без своих «офицеров», Уингфилд мягко улыбнулся, переводя взгляд с одного новоявленного собеседника на другого – не помешаю?
Какие отношения, помимо всеобще-дружеских, связывают актеров, Питер не знал, да и не интересовался, считая, что это дело каждого и если надо будет - человек сам все расскажет, а пытать в праздном любопытстве кого бы то ни было – это грех презренных сплетников всем мастей.
Я вообще-то по делу... – мужчина слегка потер смущенно кончик носа, на зрителей в лице Буткуте он не рассчитывал, но что есть, то есть. – Эдвин... прошу меня простить за вчерашний провал с треском. Не склеились у меня дубли. Надеюсь, моя неудача не слишком тебе навредила.

+3

25

Неизвестно кто перед дверью мешкал, хотя войти ему разрешили аж в два голоса. Ничего себе так получился дуэт из женского и мужского – Эдвин мог заценить, привык слышать и замечать такие вещи за время работы на радио.
Надо потом в какой-нибудь эпизод такое ...наимпровизировать, – пробормотал он, мимолетно, больше, собственно, глазами, улыбнувшись Инге. 
И снова, далёким и бессмысленным уже отголоском вспыхнула давняя досада – почему хотя бы эту работу ему не дали, когда было совсем край с трудоустройством?.. Он же мог отсидеть часы в студии, голос и навыки вокализации никуда не делись же, а бегать-прыгать в радиоспектаклях не надо...
Да-да, злопамятная сволочь МакБэйн, подтверждаю репутацию, – теперь шотландец не улыбнулся, а ухмыльнулся – тоже весьма бегло, удивлённо приподнимая брови и кивком указывая на дверь трейлера – где, мол, гость-то, дважды званный? Замерз, что ли, насмерть, застыл, заледенел в позе гордого страуса?
…в зимней-то Канаде, – ещё одна ухмылка стала малозаметной, но неудержимой всё же: слишком живое воображение опытного рисовальщика уже продемонстрировала картинку, подсказанную шаловливой сегодня с чего-то мыслью. Жаль, карандаша под рукой нет. – Хотя… есть же и в таком климате страусиные фермы и бегают живые туповатые опахала на мускулистых ножищах и с глазами оперных див среди снегов. Если уж ушлые местные (о чем они, естессна, ещё в первые дни не преминули рассказать потенциальным клиентам и просто свежим ушам) умудряются сделать бизнес даже на клюкве и моркови, могли и экзотику такую завести… африканскую. Еще одна картинка будущего комикса «про птичек» почти нарисовалась на фоне наконец-то открывшейся двери, и бровь Эдвина вновь выгнулась: батюшки, да неужто? Вот же лёгок на помине – и получаса не прошло, завтрак совсем остыть не успел – стоит свет-Питер-номер-раз на пороге, в клубах морозного пара, аки… аки… как там его персонажа в «Звёздных вратах» звали?..
М-да. Недостоин я звания фаната мистера Уингфилда, – можно сказать, про себя пробурчал МакБэйн. – Можно тогда и не вставать в качестве приветствия кумиру, да? А капитану нашему я предлагал успокоительного вкатить, даже поделился бы благородно ампулой… одной, – уточнил жадный скотт, кивая на разложенные на мини-столике у ложа мед.снасти. – Но оно ускакало, не успели. Позавтракать тоже не успели, кстати. Ты будешь? У нас омлет, – теперь он глазами показал на полную свою тарелку. – И, да, извинения приняты, с кем не бывает… но в наказание кофе себе сам свари.

Отредактировано Эдвин МакБэйн (29-01-2020 19:20:38)

+3

26

В глубине души Инге была согласна с Эдвином. Именно «ускакало», и именно «оно», а не «он». Тоже вот, называется, мужской поступок: бросить больного товарища, который действительно нуждается в уходе и помощи, да даже в простом переворачивании, в случае чего, и помчаться в одиночку организовывать спасательную операцию, не имея ни плана, ни подготовки...
Впрочем, о чем это она, сама ведь туда собирается. Но она, по крайней мере, медик. А Питер? А, Питер тоже… но вдруг он такой же авантюрист, как эти двое? Так вроде не скажешь, но если да, то этот кошмар надо как-то остановить, иначе тут вся съемочная группа по одному пропадет.
Однако вначале пришедшего надо угостить, поддержать короткую светскую беседу на тему, как можно более далекую от пещер и спасения пропавших, а потом оставить ребят вдвоем и спешить на помощь горе-капитану всея «Стража». Вот уж верно выбрали исполнителя на роль лидера безумного звездолета!..
Да, омлет у нас уже есть, а кофе я сейчас сделаю, – мило улыбнулась Инге.

+2

27

Танит местного разлива врата... в смысле дверку за собой прикрыл плотненько, куртку снял да на крючок повесил, на полочку поместил шарф, сложенный небрежно, и улыбнулся обоим – будто солнце лично в трейлер к МакБэйну в гости зашло.
Не вставай, – царственным движением ладони актер сопроводил слова, но потом не выдержал нарисовавшегося пафоса момента и  тихо бархатисто рассмеялся, проходя вглубь трейлера, на маленькую кухоньку, раз уж послали, – нет, спасибо, не голоден, а вот от кофе не откажусь, – качнув головой на предложение Ингеборги, он вдохновенно изрек: – о сиятельная дева, позвольте мне понести назначенную суровым, но справедливым владыкой кару и... самостоятельно сварить кофе, – добавил актер, мигом порушив весь образ покаяния. – На троих соображаем?
Невозмутимо поинтересовавшись последним вопросом, Питер покопался в настенном шкафчике, точно помня, что где-то там была обыкновенная старомодная турка: против кофемашин Уингфилд ничего не имел, просто использование этого возможно архаичного способа казалось более домашним, уютным и душевным. Засыпав молотые зерна и залив водой, мужчина включил электроплитку и поставил ранее сверкавшую бронзой, но потемневшую от времени и использования утварь на уже теплую поверхность. Теперь главное – не упустить момент, когда это богатство начнет убегать. И повторить еще дважды.
Чем же бравый МакКензи заслужил подобную щедрость? – поинтересовался Питер, не сводя внимательного взгляда с турки во избежание катастрофы локального масштаба с последующей уборкой более чем скромной кухоньки.

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/44277.jpg

+2

28

Скромное эдвиново «да он сам, он большой мальчик и знает, где кофе в этом трейлере» так и не прозвучало – мистер Уингфилд сам удержал янтарную леди от кухонных хлопот, и, что удивительно, велеречивость его, со всеми «сиятельными девами», «суровыми владыками» и «карами»… какими-то там не оказалась неуместной – вот что значит правильное интонирование и выверенная доля иронии. Сейчас-то особенно понятно, почему именно этого лукавца выбрали на роль Самого Старого Парня – вон как он от всей этой средневековой словесной позолоты перепорхнул к самому что ни на есть «соображаем на троих?». Умом просто непостижимо, как эдвинов папенька говаривал.
Я ещё от чашки не откажусь, – что всегда спасало гордых скоттов? Честность, правильно, а ещё – умение брать всё, что дают. МакБэйн сперва покосился на свою пустую уже ёмкость для кофе нескромных размеров, а потом подхватил её с полко-столика, сверху, растопыренными пальцами, приподнял, глядя словно бы изучающе в её темно-синий («под цвет глаз») глазурованный бок: как она, вместит ещё порцию?
А куда ж она денется, – сказала беглая, но довольная улыбка шотландца под стук фарфорового донца, вновь встретившегося с поверхностью прикроватного столика. Раз мисс Буткуте, со свойственной, говорят, прибалтийским жителям сдержанностью ограничилась ответом только на один вопрос, отдуваться и объяснять, что, куда, почему и по какой причине, по-видимому, придется кому? Верно, джентльмену.
Да уж ампулы транквилизатора мне бы точно не жалко было, ради всеобщего-то спокойствия, – фыркнул МакБэйн и машинально потёр место прокола на бедре. Оно, конечно, не болело, точнее, он не чувствовал, это было… фантомное какое-то движение, память тела. – Крис, понимаешь ли, сегодня наконец признал своё шотландское происхождение, и по этому случаю, похоже, решил продемонстрировать всю, ему природой данную, способность к подвигу. – Эдвин с самым серьёзным видом хмыкнул и поскрёб небритую щёку. – Он собрался в пещеры, медсестру искать. Помнишь Синди, милую такую, колола меня… вот хоть третьего дня, да, – Сериальный «навигатор» чуть поморщился, уколы – такая себе обыденность их совместных съёмок. – Да видел ты её, ну, шатенка курносенькая. Вот она пропала, говорят, в катакомбы эти пошла. Будто бы оставила записку, и…
Эдвин повёл плечом и за колено, а потом и за лодыжку подтянул собственную ногу, устраиваясь удобнее.

Отредактировано Эдвин МакБэйн (13-02-2020 14:22:05)

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 4. К чему вспоминать нам о ямах в пути!