Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 21. Красавцы и чудовища


Сезон 4. Серия 21. Красавцы и чудовища

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время действия: 2446 г., 16 февраля-δ, 23:00-00:00 - 14 февраля-ε, 00:00-02:00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), каюта навигатора, медотсек пятой палубы.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Родерик Джейн (Терри Адамс), Майкл Морган (Сардус Турсей, Доктор Уберзло), Леонард МакКей (Питер Гудчайлд).

http://s3.uploads.ru/V0sOa.jpg

0

2

И мы горды, и враг наш горд,
Рука, забудь о лени.
Посмотрим, кто у чьих ботфорт,
Посмотрим, кто у чьих ботфорт,
В конце-концов согнет свои колени.

http://sg.uploads.ru/YCOsB.jpg

…В слабом ночном освещении в средней части личной каюты лейтенант-коммандера Дини переливался стеклянный кувшин на круглом столе. Спасаясь от выгрызающей спину боли, Неро кое-как приподнялся на локте, и наткнулся глазами на яркий лиловый блик в одной из хрустальных граней. Эффект получился неописуемый. Глаза словно обожгло, и на секунду показалось – не только окружающий мир, но и все внутри Дини стало лиловым. Навигатор не мог отвести взгляд от этой искры, взорвавшейся белым, белым… Слепящий сноп белого света вызвал неукротимый, безрассудный страх. Захотелось в голос заорать, куда-нибудь спрятаться, сделаться невидимым, исчезнуть. «Привязь не выдержит, вырвется Жадный»… как настырно причитала пророчица «Младшей Эдды». Стоило чуть ослабнуть цепям разума, и рвался из внутренней бездны зверь слепой паники. Личный Фенрир, предрекающий неизбежный Рагнарёк – Гибель богов. Волк, пожирающий всё вокруг себя. Сон разума исправно порождал чудовищ. Этим неизменно заканчивалось любое обращение к подсознанию. Поэтому дома, то есть в пансионе, на гражданке, пришлось отказаться от медитаций, которые могли бы снимать болевые приступы. Лучше корчиться от боли, чем колотиться башкой о стены от беспросветного ужаса.
Просто преломление света, это просто преломление света, – Неро еле отодрал взгляд от светло-фиолетового огонька. Сделал несколько коротких вдохов, чтоб успокоить расходившиеся нервы. Помогло плохо. Некая сила тянула снова посмотреть туда, в запретном направлении, найти глазами сиреневую искру. И снова видеть, как она вытягивается в шарящий по каюте луч, пронизывая молочно-белый туман, волокна которого не плывут по воздуху, расходясь в нем, а наоборот, будто в пущенной обратно съемке, плывут к центру помещения, свиваются в плотное веретенообразное нечто. В нем что-то судорожно шевелится, пытаясь выбраться наружу, толкается, как ребенок в утробе, и через пару нестерпимо долгих секунд кокон лопается вдоль, тончайшим белым полотнищем опадая к ногам девушки.
Она переступает через него, легко, не в пример прежним движениям грациозно, кружится и порхает хрупкой бабочкой-белянкой в десятке шагов впереди. Никакой музыки нет, но ее вдохновенный медленный танец, несомненно, отвечает отчетливому ритму – видимо, красавица подчиняется мелодии, слышной лишь ей самой. Длинные, вьющиеся волосы развеваются сверкающим золотым плащом. Свободный короткий хитон в мягких складках не прячет ни одного пленительного изгиба ее точеного тела.
Он знает, кто она. И ее тут быть не может. 
Мягкий, но тяжкий толчок, от которого, кажется, содрогнулся весь «Страж», пришел не снизу, не сверху, а словно бы отовсюду сразу, свет мигнул, на секунду погружая каюту в полнейшую тьму, и зажегся снова. Часы на стенной панели показывали четыре нуля, но последний тут же сменился на единицу, на двойку, тройку… Дождавшись девятки, штурман крепко зажмурился, зачем-то вслепую сгреб все, лежащее на низком ночном столике у кровати, и сбросил на пол. Коммуникатор, карандаши с шумом посыпались вниз. Налитый почти до краев стакан упал, глухо звякнув, выплеснувшаяся из него вода разлилась стеклянно, черным пятном быстро впитываясь в асфальтово-серое половое покрытие. Браслет упал не на пол, а на выступ кровати, просто беззастенчиво предлагаясь. Не надеть его не хватило духу. Пряжка щелкнула, теперь теоретически можно было спать… но минуты через три мягкий мурлыкающий голос предупредил о приходе неожиданного визитера. Сил подняться с подушки еще не было, но пока ИИ жилых палуб запрашивала разрешение открыть, пока некстати заявившийся гость входил, лекарство начало действовать, и Неро мог, по крайней мере, быть уверенным, что не напугает человека, заорав от боли посреди разговора. 
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-01-2018 15:27:10)

+3

3

На «Страже» доктор Терри Адамс был новичком. Профессионал своего дела, психиатрии и ксенобиологии, он впервые в жизни видел всех офицеров, служащих на этом корабле. Подобное, естественно, было недопустимо даже банально в оказании первой помощи, как психологической, так и физической. Особенности у каждого индивидуальны, не только относительно расы, но и относительно каждого конкретного представителя. Поэтому доктор Адамс заставлял себя вызубрить все истории болезней. Больше сотни файлов, но иногда случается так, что времени на открыть и посмотреть просто нет. Такие риски были совершенно неоправданны.
Глаза уже готовы были высказать Терри все, что о нем думают, по-своему, конечно, но от того не менее красочно. Мужчина зажмурился, стараясь дать им хоть минутный отдых, и продолжил свое занятие. Так он сидел уже который час, и, помимо глаз, болела так же и спина. Пометки предыдущего врача, на место которого он и пришел, как и пометки СМО, его убивали, потому как приходилось, помимо медицинского файла очередного офицера, открывать еще и сопутствующие отчеты, чтобы разобраться в каждой чертовой истории. Информации перелопатить ему предстояло еще очень много, но тут ему на глаза попался файл Неро Дини.
По своей натуре доктор Адамс любил сложные случаи, ему было интересно с ними работать, подбирать подход и завоевывать доверие, становиться прежде всего другом, а уже потом полезным лечащим врачом. Наверное, поэтому он и покинул Землю, потому как любому живому существу болтаться в вакууме пусть даже на новейшем звездолете, не было комфортно. И это если не заикаться о рисках, которые осознавал каждый член экипажа.
Кофеин уже не помогал, впрочем, Адамс настолько скучал по земному, нереплицированному кофе, что пил его скорее через силу, нежели с удовольствием. Ближе к полуночи Терри стал просто откровенно засыпать. Помимо стационарного компьютера перед ним лежали еще три падда, на которых доктор Адамс пытался делать свои пометки каких-то мыслей относительно Дини. Случай был весьма интересный: фарш вместо ДНК. При его мозгах и таланте, которыми Неро обладал, было не удивительно, что тот умел держать себя в руках. Увлеченные люди отвлекаются в работе, на чем-то сосредоточиться, но не зацикливаться, всегда было лучшей терапией. Но в остальное время еще большой вопрос, что испытывал этот человек. Такое Терри встречал лишь однажды и то издалека, и теперь любопытство брало над ним верх ...собственно, как и сон. Зажатый в зубах на манер карандаша стилус совершенно не мешал доктору Адамсу откровенно спать, подперев голову рукой. Толчок, настигший их звездолет, Терри не заметил, но его локоть соскочил с края стола, а лоб повстречался со столом.
Наказание за сон на рабочем месте пришло быстрее, чем я думал, – потирая ушибленное место, прошипел Адамс.
Тем не менее, он отложил свое занятие, его смена закончилась достаточно давно, чтобы больше не отказывать себе в свидании с подушкой. Проходя мимо одной из кают, он скорее почувствовал неладное, нежели услышал. Звукоизоляция, конечно, была хорошая, но не идеальная, а звон разбившегося стекла Терри мог узнать где угодно. Запросил разрешение на вход доктор, заметив только, кому принадлежала эта каюта. Беспокоить кого-либо ночью не входило в его привычки, однако сейчас он решил сделать исключение.
Я прошу извинить меня за столь поздний визит, но...
Взгляд Адамса упал на разбросанные по полу вещи, явно скинутые с прикроватной тумбочки, и разбитый стакан, стоило ему только подойти чуть ближе к хозяину каюты. Именно о нем Терри читал до того, как заснуть, и записи свидетельствовали, что штурман весьма флегматичного склада человек.
У Вас все в порядке? – похлопав себя по карманам, Адамс обнаружил у себя стандартный трикодер, на счастье, по привычке сунутый и забытый. – При Вашем последнем медосмотре медсестра забыла внести кое-какие данные, – талантливо соврал Терри. – Слезно просила прикрыть ее перед начальством. Поможем даме? А еще я умею убираться, – он кивнул в сторону некоторого беспорядка, искренне надеясь, что его не спросят имя этой «безответственной медсестры».
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

Отредактировано Родерик Джейн (22-01-2018 21:29:33)

+2

4

Недолго спрятать в ножны сталь,
Недолго спрятать в ножны сталь,
Но гордый нрав, ей-ей, не спрячешь в ножны.

Это непростительно, однако только теперь, когда боль немного притупилась и перестала искажать всякое восприятие, Неро обратил внимание на то, что стакан-то разбился при падении. Этот факт не просто удивил навигатора, но изумил. Во-первых, он, живя в пансионе, настолько привык к небьющейся, а потому безопасной для него посуде, что о существовании в мире какой-то другой он, оказывается, вообще забыл. Во-вторых, то, что предмет из самого обычного, ненадежного стекла, острого на изломе, в осколках, находился все это время у него в каюте, стало для Дини полной неожиданностью, причем неприятной. Да вдобавок, в-третьих, емкость каждодевного пользования разлетелась вдребезги, даже упав на ковер, а значит, была какой-то особо хрупкой.
У Неро ощутимо похолодело под ложечкой от запоздалого испуга: сколько же раз он мог пораниться ненароком, и тогда!.. – синие глаза совсем почернели от расширившихся зрачков, штурман с трудом сглотнул – во рту вмиг пересохло. Появление такой посуды для питья именно в его жилом помещении, мало того, в спальне – то ли чья-то вопиющая небрежность, то ли…
Но ведь это паранойя, подозревать, что кто-то хотел... – навигатор все-таки проглотил ком в горле, и наконец перевел взгляд с осколков, блестящих в темном пятне сырости на ковре, на доктора Адамса.
Его появление здесь, как ни странно, удивило куда меньше, ведь штурман преднамеренно не запирал дверь на случай, если ему понадобится помощь, не боясь, что его потревожат без повода – люди на корабле почти лишены уединенности, и каждый член команды весьма щепетильно относился к вторжению в свои, а значит, и чужие, «апартаменты». И то сказать, постоянный самоконтроль – дело утомительное, а в своей конуре можно, наконец, побыть собой настоящим. Личина уравновешенности почти приросла к его лицу, тот, кто наблюдал бы за Дини попристальнее, заметил бы, что в эти дни он как будто веселее обычного, но это было чистой видимостью – в действительности у него внутри все напряглось и заледенело. За весельем он обычно прятал глубокую меланхолию, но ему очень не хотелось бы обнаруживать эту сосредоточенную печаль, к которой в последние дни примешивались непонимание и смятение. И нестерпимый стыд, который только сейчас начал припекать скулы онемением и, наверное, пятнами румянца: сброшенные в непонятной ярости вещи – это так ...жалко, истерично, не по-мужски. Стыд в свой черед поднял мутную волну агрессии, и Неро, моргнув, с усилием удержался от реплики «Ну так и убирайтесь, раз умеете», на вдохе напомнив себе, что доктор, вообще-то, ни в чем не виноват, а начинать с нее личное знакомство – крайне, крайне невежливо и недостойно.
Все нормально, доктор, – голос на первых словах хрипловат, но ведь со сна же, типа. – Извинения приняты.
Боже, что он там в карманах ищет, леденец для утешения?.. О, нет, не леденец, – приподнимавшийся Неро мысленно чертыхнулся, увидев хорошо знакомый прибор. – Вовремя мы это, да.
Помочь даме – святое, – садясь окончательно, нейтрально сказал он, и, заправляя концы одеяла за спину, не удержался от толики ехидства: – И месяца не прошло, а она уже свою оплошность заметила, всего-то через четыре недели и… почти три дня. Как не выручить такую ответственную умницу?
Вы отлично выкрутились, господин психиатр, я в восхищении. – Под ресницами насмешливого блеска не видно, тем более, в ночном освещении каюты. – А теперь мы сохраним мое и ваше достоинство, доктор, и это будет неплохим заделом первой встречи.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-01-2018 21:28:41)

0

5

Интонация штурмана подсказывала Терри, что соврал он много хуже, чем думал. Раз уж ему подыграли, он решил оставить этот проступок без покаяния. В конце концов, он разбирал истории болезней офицеров, а не сравнивал даты проведения медосмотров, это ему даже в голову не пришло из расчетов того, что проверки проводились при любом намеке на опасность. Принесенная с поверхности очередной планеты пыль даже вполне могла сойти за нее.
Надо же, как нечасто СМО проводит рейды по души своих подопечных, – хмыкнул Адамс, включая свой приборчик. – Космос. Исследовательский корабль. Серьезно? А я уж сгоряча констатировал ему паранойю.
Трикодер был настроен несколько иначе, чем те, что использовали медики общей практики, акцент на несколько иные параметры был сделан. Но, пока доктор изображал бурную деятельность, он также наблюдал за навигатором. Ему тоже не нравилась та перспектива, что рядом была столь хрупкая вещь, о которой тот даже не подозревал. У Терри сразу возник вопрос, сколько еще здесь можно найти подобных вещей. Конечно, он был уверен в желании Дини оставаться целым и невредимым, это подтверждала и старательно скрываемая реакция.
Отлично, – отметил про себя врач. – Хотя бы с суицидальными наклонностями не разгребаться. Уже хорошие новости.
По своему опыту Терри часто сталкивался с такими, на первый взгляд, стоиками, которые оказывались на деле загнаны в депрессию, а затем совершали суицид. Не сказать, чтобы Адамс не любил таких пациентов, но терпеть не мог устраивать за ними слежку, особенно ненавязчивую. В этой гениальной голове же такие мысли могли бы появляться, как следствие массы других проблем, но не являлись основой. Это радовало.
Хотя, должен признаться, души скорее по моей части.
Лейтенант сохранил данные на трикодере и опустился на одно колено, чтобы собрать осколки стекла. Оставлять их здесь он не горел желанием. Наверное, стоило бы вызвать уборщиков, в конце концов, мелкие осколки могли оставаться, только себе, в некотором роде, он доверял уже несколько больше. Где гарантия того, что кто-то не оставит нечто подобное здесь снова? Паранойя мощным пинком была загнана обратно в дальний угол сознания, где ей было самое место. Верить в лучшее необходимо, в людей так же, но вот перестраховаться все равно следовало.
И, раз я уже, в любом случае, не даю Вам спать, предлагаю проверить помещение на наличие подобных вещей. Мне самому, честно, будет спокойнее спаться, зная, что колющих и режущих, а так же бьющихся предметов рядом с Вами больше нет. Впрочем, думаю, и Вам это добавит уверенности.
Терри ойкнул, когда очередной мелкий осколок впился ему ладонь, но особого внимания на это не обратил. Ему ведь бояться своего организма не приходилось, от маленькой царапины с ним ничего не случится, в ближайшее время уж точно. В утилизатор отправились не только осколки, но и мокрое полотенце, которым доктор Адамс протер место крушения стакана.
Есть предположения, кто «по доброте душевной» оставил стекло в Вашей комнате? – лейтенант постучал пальцем по кувшину на столе, чтобы удостовериться, что тот из небьющегося материала. – Да, я читал Ваш медицинский файл. Поэтому, думаю, такой вопрос напрашивается сам собой...
Если выбирать между наглостью и жизнью человека, то выбор был очевиден. Пусть даже придется нарушить правила, будь они продиктованы человеком или Богом, но жизнь ценнее. К тому же, чем они быстрее расставят все точки над «i», тем одной проблемой меньше, а, значит, на один шаг ближе к душевному равновесию и спокойствию. Стрессов в жизни офицеров Звездного Флота хватает, не говоря уже об индивидуальных аспектах, поэтому позаботиться о благополучном исходе этого дела, в которое уже влез, Адамс был обязан.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+2

6

Если бы Неро не сидел, а тихо-мирно лежал в удобной позе и заботливо подогреваемой постели, боль бы уже успокоилась, наверное, и трикодер, которым доктор Адамс энергично водил вокруг навигаторской головы, а потом и торса, явил бы более… добропорядочные и мирные показатели. Но ведь состояние-то, как-никак, сейчас пост-стрессовое? Вот на него много чего свалить и можно: пульс там слишком частый, дыхание неглубокое и не всегда ровное, чересчур медленно сужающиеся зрачки, легкий озноб и некоторую рассредоточенность… стресс, собака, все стресс. Тем более, что действительно из-за него спина еще не унялась… ну точно же из-за него, из-за чего еще?
Не шелохнувшись во время привычных для обоих – пациента и медика – бесконтактных манипуляций, Дини все-таки опустил ресницы, закусил на мгновение край нижней губы: трикодер мог уловить фоновое излучение браслета. Не страшно, конечно, мало ли какие странности бывают у вроде бы обычных украшений – вон, вулканцы вообще используют кулончики своих нареченных для их поиска, как вполне себе навигационные маячки. А браслет… да мало ли что в нем, может, запись звуков корианской природы для успокоения нервов и генеалогическое древо всех родичей за полтыщи лет до и после колонизации планеты, с портретами и профайлами на каждого размером в три талмуда? Вполне себе вариант «на соврать», потому что и под пыткой он об истинном предназначении «фенечки» не признается – проверено опытом, пытка-то уже давно идет.
Может, и есть паранойя, – невозмутимо и безропотно согласился навигатор, расслабляя плечи и пожимая ими – Адамс, кажется, закончил с обязательной программой. – Вопрос только у кого, – колыхнулся внутренний смех, не касаясь глаз. – Сами знаете, нет здоровых, есть недообследованные, – комизм ситуации нарастал, видимый только ему, Неро стало совсем смешно, и взгляд блеснул бы, будь он поднят. – Я еще его и дразню, получается, Матерь Божья! – подумал штурман, а вслух заверил со всей фирменной, прохладно-небрежной убедительностью, оттренированной не на одном капитане: – Так те рейды Боунс проводит по души тех, кто в рейды ходит, а я что, я с борта ни ногой, в безопасности сижу...
Осекся, конечно, едва договорил фразу, сообразив, что данные утратили актуальность, и, естественно, посмотрел снова на осколки. Повел уже шеей, опасливо и озадаченно – его безопасность, и без того довольно эфемерная, очевидно и окончательно переместилась в область надежд несбыточных. Все то время, пока лейтенант медицинской службы убирал с пола в непосредственной близости от Дини битое стекло, штурман молчал и по дурной своей привычке пытался думать. Нет, совсем не о душе, которая, оказывается, могла сто раз уже унестись, в лучшем случае, в чистилище, а о том, кто и почему хотел убить… не только его, но и многих еще. Разумных ответов было мало, а вернее – всего один: тот, кто хотел бы заполучить корабль с сильно прореженным экипажем. Однако захватывать судно, уничтожив офицерский состав, то есть основных специалистов по кораблевождению и поддержанию живучести, здесь, в неизвестном космосе – это форменное, безусловное самоубийство.
Самоубийство через бойню. – Неро поднял отяжелевший взгляд на ойкнувшего Адамса, сказал честно, и замедленно-тихо от сосредоточенности, взвешивая буквально каждое слово:
Нет, доктор, я не имею ни малейшего представления о том, кто мог это сделать. – Пауза длилась все то время, пока Терри вставал, протирал пол, выбрасывал осколки и полотенце, не потому, конечно, что навигатор, явно не закончив, нагнетал напряжение, даже не потому, что он колебался – говорить ли, что надумал, он просто еще раз проверял и перепроверял выводы. – И думаю, Вы заинтересуетесь уже мной, посчитав параноиком, если я скажу, зачем это сделать могли. Потому что, даже если мой медицинский файл читали немногие, о последствиях даже маленькой ранки для меня знают практически все. Да, – глаза Неро погасли, но договорил штурман так же прямо: – Это не секрет. Я ни от кого не скрываю, это вопрос общей информированности и безопасности.
Он умолк, разом устав. Стресс отходил – адреналин совсем схлынул, а боль обняла шипастым поясом так крепко, что и не вздохнуть, кажется. Но надо, надо, даже силой, и ответить надо. Он должен, а значит, может:
Да, полагаю, будет правильно проверить, нет ли здесь еще таких… сюрпризов. Я доверяю Вам в этом.
В конце концов, одна голова – хорошо, две – лучше…
…а три – мутант, – уже под шорох входной двери додумал штурман, с опозданием понимая, что компьютер жилой зоны не озвучил чье-то появление.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (26-01-2018 21:48:24)

+2

7

Если его расчеты были верны, а они всегда были верны, препарат уже должен был начать действовать, обеспечив объекту его интереса глубокий сон и яркие сновидения. Яркие настолько, что реальный факт пребывания доктора в качестве ночного гостя, даже если б и был замечен, оказался бы слишком блеклым и, как ни иронично, гораздо менее реалистичным. Далее в своих расчетах доктор полагался на помощь самого штурмана, а именно – на его неизменную привычку не запирать дверь каюты. И здесь расчет оказался верен. А вот дальше... войдя доктор Турсей опешил – все и вся было не по плану! Штурман не спал совершенно, более того, он был не один и самое главное – стакан. На его прикроватной тумбочке не было стакана! А вот мокрое пятно на полу было. А еще были едва заметные глазу «блестки» осколков, видимо, застрявшие в ворсе.
«Черт!.. Черт! Черт! Черт!».
Он торопился, тогда пару дней назад, когда родилась идея и вскоре неожиданно представилась возможность её осуществить, подменив стакан во время инспекции этой части корабля на предмет качества работы системы вентиляции. Его, «все равно болтающегося без дела штатского медика» отрядили на совершенно тупую и рутинную, но считавшуюся здесь священной, как и все тупое и рутинное, зато «по уставу» работу. В этом бюрократическом аду невозможно было даже лишним стаканом обзавестись, не написав по этому поводу подробный отчет. «На корабле нормированное распределение ресурсов, в том числе и бытовых принадлежностей. А куда вы дели выданный ранее стакан? Он ведь из небьющегося пластика, не мог же он разбиться». Пришлось доктору использовать личные ресурсы – тончайшее богемское стекло, не просто дорогой антиквариат, а безумная редкость в наши дни. Однако, когда Сардус тщательнейшим образом наносил специальный состав на внутреннюю поверхность этой безумной редкости, он думал совсем не о её стоимости, а о том, как удачно, что форма и вес у нее очень схожи с таковыми у её пластикового собрата. Если не присматриваться, то разница была не заметна. А как часто люди занимаются пристальным изучением своей «нормированной» посуды? Доктор Турсей рассчитывал, что не часто. И на этот раз его расчет оказался верен. Подмену не обнаружили, но то, что штурман решит подебоширить, устроив битье небьющейся посуды, Сардус предположить не мог. Случайное падение стакана доктор из расчетов исключил – Дини был достаточно ловким и достаточно осмотрительным, чтобы крепко держать предметы в руках.
Однако, из этого вопиющего нарушения логической цепочки надо было как-то выходить.
Доброй ночи, господа! Прошу прощения за вторжение. Доктор Адамс, я вас искал. Увидел, как вы в каюту зашли. Решил, вдруг кому-то стало плохо.
Взгляд Сардуса привлекло рубиново-красное пятнышко, все явственней проступающее на руке доктора Адамса.
Что с вами, вы порезались?

[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

+2

8

Адамс усмехнулся на упоминание «недообследованных»; им это всегда повторял один профессор, преподававший психоанализ. Конечно, при желании у каждого можно найти какое-либо расстройство психики, ведь ничто в нашей жизни не проходит бесследно. Но эта фраза вызвала скорее добрые воспоминания о его студенчестве, тогда все только наладилось в его жизни.
Крайне относительная безопасность, я бы сказал, – скривился Терри, продолжая проверять предметы в комнате на хрупкость, не дожидаясь разрешения.
Хотелось еще оставить немного времени на отдых для штурмана, раз ситуация обернулась таким образом. Но чем больше вещей капеллан проверял, тем больше все выглядело так, что только стакан был из тонкого стекла. Какой процент удачи составил бы тот факт, что это стекло разлетится в руках хозяина каюты? Не в руках случайно заглянувшего гостя или вот так банально разбившись на полу. Значит, подмена была совершена не так давно? И что это было? Эксперимент? Покушение на жизнь штурмана и команды в целом? – Терри почувствовал головокружение, но устоял на ногах, списывая это на недостаток сна.
Если о такой Вашей особенности знают все, то с доверием Вы явно торопитесь, – молодой человек улыбнулся.
Слышать о доверии было приятно, конечно, вот только со стороны Дини подобное чувство сейчас к кому-либо стало бы слишком опрометчивым. Хотя Адамс и не сказал бы, что шарахаться ото всех на корабле было бы верным решением. Впрочем, от таких мыслей отвлек еще один ночной гость мистера Дини.
Не каюта, а проходной двор. Надо все же ему посоветовать запирать дверь, – подумал доктор Адамс; ему сейчас не хватало розария, становилось все труднее сосредоточиться, а гладкие бусины в связке всегда помогали ему в этом.
Искали меня? Зачем?
Осознание того, что смена давно закончилась, еще присутствовало, хотя он и не смог бы сказать насколько давно это событие свершилось. Пять минут назад он вышел из своего кабинета или три часа назад. Терри покосился на часы, которые показывали без двадцати трех минут час ночи, но эта мысль надолго не задержалась, когда последовал следующий вопрос.
Да, пустяки, – отмахнулся Терри, вспомнив о царапине. – Порезался, когда убирал осколки от стакана.
Сама по себе ранка была маленькой, но тот осколок впился достаточно глубоко, чтобы кровь не остановилась так быстро. Он не хотел лишний раз привлекать к этому внимание, поэтому смахнул свежие капли рукавом своей форменки.
Мистер Дини, я настоятельно советую Вам запирать дверь своей каюты... – все же озвучил свои мысли капеллан, отмечая, что утром все же надо прислать кого-нибудь, чтобы прибрали здесь уже более тщательным образом. Узнать, зачем его искал доктор Турсей... и затем все же устроить длительное свидание с подушкой.
Составив такой мысленный план действий, Адамс искренне верил, что плывущая слегка перед глазами комната являлась следствием недосыпа.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+3

9

Не так уж много и было-то в каюте коммандер-лейтенанта Дини, (как и во всех других, впрочем) незакрепленных предметов, к тому же, часть из них штурман, не дожидаясь помощи доктора, с энтузиазмом взявшегося за дело, успел проверить сам. Вазочку из ниши в изголовье, например, попросту взяв ее пальцами за горлышко и осторожно кокнув о край прикроватной тумбочки. Однако сей на вид хрупкий предмет декора ответил только мелодичным звоном на такое посягательство против своей псевдостеклянной целостности, ну и еще дурацким видом самого Неро, наверное, в котором – вот ведь где позор-то особый! – его и застал этот мутный штатский, не пойми точно для чего приданный к медслужбе крейсера-разведчика.
Мистер Дини уже вдохнул, чтоб вслед за приветствием эдак деликатно усомниться в правдивости повода, по какому появился здесь этот сноб… (в самом деле: обычно этот самый Сардус на всех смотрел... ну если не как на дерьмо, то как на навоз, не достойный пачкать его ботинок, а тут вдруг такой приступ обеспокоенного человеколюбия; как-то сомнительно, что он прискакал бы столь резво, разбей стакан кто другой), но… на выдохе благоразумно произнес только первую часть заготовленного:
Здравствуйте, доктор Турсей. Спасибо, что заглянули. Нынешней ночью много кому не спится, к сожалению.
Потом, вернув вазу на прежнее место, он еще более благоразумно заткнулся вовсе – он же не дурак переводить танцы внимания и заботы на себя?.. Он, как будто бы, вообще не дурак, хочется верить.
Жаль, что нельзя все время отмалчиваться, это невежливо. В тот момент, когда навигатор собирался вслух согласиться с целесообразностью рекомендации доктора Адамса насчет большей изолированности и неприкосновенности его жилого помещения в свете загадочных и главное – не особо приятных последних событий, и даже незамедлительно последовать его совету по поводу запирания дверей, те как раз и разъехались снова с многообещающим шорохом. Увидев, кого еще, вообще-то в ночь глухую, впустили двери личной, вообще-то, каюты, Неро едва удержал на лице привычное всем выражение невозмутимости. Все-таки, вопреки слухам и даже уверенности некоторых, в его жилах не текло ни капли купоросно-зеленой вулканской крови… даже в гомеопатических дозах, ритуала Колинар он не проходил …ну разве что практиковал его самопально, по собственному разумению и умению накинув узду на эмоции. Однако достижений в этом хватило на то, чтобы:
а) не хлопнуться назад, где сидел, затылком на подушку, закрыв лицо ладонями и нервно расхохотавшись; 
б) не вытаращить глаза, выразив удивление всего лишь приподнятой бровью;
в) не чертыхнуться от души, и даже сделать выражение лица лишь слегка кислым – в общем-то, вполне естественная реакция даже для сдержанного человека, к которому внезапно набилось незваных гостей.
Мадонна… капитан прав – на этом корабле слишком много медиков, – Дини медленно выдохнул через нос, обеими руками прямо через одеяло поправляя валик под коленями. – Как бы понятно, что с таким экипажем-слом-да-вывих, какой на нашем злополучном «Страже» подобрался, иначе быть не может, но, черт возьми!.. Когда в одной спальне появляется и задерживается аж три сотрудника медслужбы, невольно возникает вопрос…
Нет, не тот вопрос, который Дини таки озвучил, подняв голову и поздоровавшись со сногсшибательной зеленоглазой блондинкой:
Доброй ночи, Айрис. Ваша смена закончилась, я понимаю, – (о, сколько в этом «я понимаю» сквозило не смирения, а иронии!). – Вы искали доктора Турсея, увидели, как он зашел в каюту, по чистейшей случайности, мою, и решили, что кому-то… – (в «кому-то» доза иронии удвоилась, практически преобразуясь в язвительность), – ...стало плохо. Не так ли?
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (30-01-2018 21:32:41)

+2

10

Нет, Неро Дини, меня вызвал доктор Турсей при помощи нейрокоммуникатора в его церебральном чипе, сопряженного с моей операционной системой, – ответила блондинка лишенным эмоций голосом. – Он сообщил, что нужно немедленно прийти и ликвидировать опасные последствия нанесенного вам материального ущерба.
«Женщина» опустилась на колено рядом с уже совсем бледным пятном на ковровом покрытии, поднесла к нему ладонь. Из-под её руки начало струиться легкое свечение, и через несколько секунд в воздух поднялась блестящая стеклянная пыль. Достав из кармана своей униформы небольшой пластиковый пакет, Айрис собрала этим пакетом застывшее на месте «стеклянное облако» и запечатала края.
Осколков больше нет. Последствия устранены.
Она перевела взгляд на Адамса и пристально всматривалась в него несколько секунд, осуществляя сканирование.
Доктор Адамс, некоторые ваши витальные показатели имеют существенные отклонения от нормы. Рекомендую вам немедленно проследовать в медотсек...
А всё эти чертовы Staphylococcus Stellaris Vulgaris! – перебил её Сардус. – Знаете, какой крайне контагиозный штамм я обнаружил в вентиляции во время проверки?! И ведь говорил же я: «Проведите усиленную санитарную обработку помещений после устранения неполадок». Так нет же, никто меня не слушал. «Вы драматизируете, доктор Турсей!». Вот, пожалуйста, полюбуйтесь! Уверен, вы когда копошились в осколках на полу и поранились, ухнули в себя жуткую дозу этих мелких пакостников – они прекрасно себя чувствуют в синтетическом ковровом покрытии. Айрис права, давайте-ка немедленно все в медотсек. И вы тоже, мистер Дини. Кто знает, скольким количеством микробов вы тут надышались, нализались и ещё в себя приняли бог весть какими способами. А Айрис пока займется тщательной дезинфекцией вашей каюты. Не хватало ещё, чтобы у вас иммунка ослабла на этом фоне, тогда... 
Сардус замолчал, делая вид, что осекся, на самом же деле, давая штурману возможность самому проявить фантазию и развить предложенную мысль. Мысль крайне тревожную, должно быть, учитывая его, штурмана, особенности. Тревожную настолько, чтобы помочь ему преодолеть всеобщую страстную нелюбовь экипажа к взаимодействию с медслужбой и, тем более, посещение её чертогов с дружескими визитами. За сей факт винить их, впрочем, было сложно даже Сардусу, ибо убогость и полнейшее отсутствие воображения в организации медицинской помощи на борту заставляли иногда скрежетать зубами и его самого.
Айрис вы можете полностью довериться в этом вопросе, штурман. Она не просто высококвалифицированный персонал. Она высокотехнологичный андроид с множеством встроенных специальных датчиков, лично мною проверенных и откалиброванных. Это не ваши штатные дезинсекторы, они бы еще со счетчиком Гейгера и антибактериальными салфетками бегали на задания, – не удержался Турсей. – И да, своих гостей я приглашаю в приличное заведение, так что прошу в мой медотсек. И к врачебной тайне, кстати, я отношусь крайне ревностно, вы оба можете не опасаться, что факт посещения вами моей гостеприимной обители будет упомянут в ваших медкартах. Ежели, конечно, вы сами того не захотите, друзья мои.
Он смиренно слегка склонил голову, затем вновь выпрямился, выжидающе глядя на своих собеседников.
[NIC]Сардус Турcей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

Отредактировано Майкл Морган (04-02-2018 13:18:27)

+3

11

Как же много говорил доктор Турсей, у Терри уже голова лопалась от того, что был слишком большой объем информации, на которой он никак не мог сосредоточиться. Но мысль о том, что этот тип слишком быстро перебил андроида на полуслове, задержалась и насторожила. Хотя что его действительно настораживало, это сильная головная боль и чувство дежа-вю.
Борьба за территорию, доктор Турсей? – фыркнул Адамс, потирая лоб ладонью (он же еще приложился о стол, когда заснул на рабочем месте). – Мне, похоже, стоит взять у Вас пару уроков военной тактики, раз Вам достался целый медотсек, а мне кладовка вместо кабинета.
Адамс не мог сказать точно, почему такая некоторая несправедливость его не задевала, скорее, вызывала усмешку. Конечно, при таком раскладе можно было подумать, что его здесь вообще считают ненужной рабочей единицей, как мальчика на скамейке запасных. Только Терри прекрасно знал, что его работа хоть и не видна сразу, но помощь людям он приносит. Жаль, правда, такие выдающиеся умы, как тот же МакКей, скорей, считают подобное не самым актуальным.
Капеллан нахмурился от этой мысли: неужели он все же был обижен на СМО? Ну, критиковал тот его, конечно, зря. Но предложение посетить медотсек показалась не такой дурной идеей, учитывая, что голова разболелась невыносимо. Единственное, вытаскивать штурмана из кровати среди ночи казалось кощунством. И так слишком много событий с пресловутым стаканом, Адамс не горел желанием вырывать того из более или менее комфортной среды. Медотсеки никто ведь не любит, если сидит там на правах пациентов.
Смутный образ очередной лаборатории и тот же тон голоса доктора Турсея, что необходимо оставаться здесь (Терри никак не мог понять, какое «здесь» тот имел в виду), Адамс решил обдумать позже.
И я буду очень благодарен за обезболивающее, доктор Турсей. Голова болит от недостатка сна. Только не залечите до смерти, – постарался улыбнуться Терри. – Почему-то мне кажется, что Вам только дай волю, разберете до молекул и соберете заново, хотя не факт, что в том же порядке, – это подразумевалось лишь шуткой, но прозвучало более уверенно, чем намеревался произнести Адамс.
«Как-то все это мне не очень нравится, доктор Турсей, напрашивается слишком много вопросов...»
После того, как капеллан попал на «Страж», ему не удалось толком познакомиться с экипажем, не говоря уже о внештатных консультантах. Практически все время Терри тратил на изучение медкарт и попытки наладить контакт с доктором МакКеем. Последнее провалилось с треском, так что думать о гражданских времени не было. Казалось, что с доктором Турсеем он говорил сейчас чуть ни в первый раз.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+2

12

А, ну да, конечно, – язвительность Неро устало растворилась, столкнувшись с безэмоциональной рациональностью Айрис, – церебральный чип, разумеется, надежнее случайности, – навигатор все же коротко усмехнулся. – И, материальный ущерб мне, действительно, нанесен колоссальный, аж на стоимость стакана.   
Вот уж он не знал, что доля шутки в этой шутке была куда меньше, чем ему казалось. А знал бы – смолчал бы, пожалуй, про стоимость, из деликатности. Теперь же, умолкнув и сонно помигивая, он просто наблюдал за искусственно созданной женщиной возле своей кровати. Не то, что, собственно, делала изящно присевшая на колено блондинка, а количество стеклянной пыли, «вытянутой» ей из ковра, казалось противоестественным фокусом – будто тут целый поднос со стаканами вдребезги грохнули.
Или эта милашка еще и оставшиеся в ковролине осколки излучением раздробила, потому и пыль такая мелкодисперсная? – чуть нахмурившись, догадался Дини. В любом случае, он вздохнул с облегчением, когда та оказалась без остатка собрана и загерметизирована в пакете. Как оказалось, рано – речь зашла о бактериях, штаммах и прочих малосимпатичных вещах, которые вернули во взгляд навигатора озабоченность: чем грозили «мелкие пакостники» лично ему, доктор Турсей мог и не распространяться – ни умением строить логические взаимосвязи, ни воображением, будь оно неладно, природа Неро не обделила. К тому же, слишком хорошо помнилось, что бывает при малейшей небрежности по отношению к собственному, столь искусно заминированному организму. Бормотание штатского и слова лейтенанта медицинской службы слились в неясный гул, побледневший штурман на несколько секунд замер, уставившись в стену невидящим взглядом, точнее – как раз видящим то, что давно миновало.

…Стук. Назойливый стук и скрежет, отвратительный скрип острого металла о скользкую, сверхпрочную белую облицовку. Пытаясь отвернуться от этого звука, Неро просыпается, не успев зажать зубами вырвавшийся стон. Сидящая рядом Жанна наклоняется, гладит его по волосам:
– Бедный мой! Совсем чуть-чуть подремал?
– Что за ремонтные работы?
– Это Валдис долбит стену. Нашел пинцет – и давай. Не можем отговорить.
– Пинцет? Где он его взял?
– Нашел, а может, стащил у врача, который приходил тебя осмотреть.
– А, помню, – позвоночник Дини, измятый стальными пальцами инга-нейрохирурга, до сих пор пульсирует болью, – Приходил, да. Вчера. Или… – из-за негаснущего яркого освещения иногда пропадает чувство времени, – Сейчас вообще – день, ночь?..
– Вечереет…
Негромкий ответ Дюран заглушает стук и гнусный скрип проехавшегося по гладкой поверхности лезвия.
– Дьявол тебя задери, Валдис! – рявкает выведенный из себя Марек. – Прекрати же!
– Мы будем отсюда выбираться, – снова ровно и невнятно бубнит Янсонс, как обычно сидящий на корточках в левом переднем углу камеры. – Мы будем отсюда выбираться.
Неро подавляет вздох. Жанна давно объяснила, почему Валдис говорит одно и то же – контузия повредила связисту речевой центр. Получить контузию в пронизанной огнём рубке «Ётуна» было проще простого. Несколько секунд спустя после того, как заряд плазмы вошел в спину штурману, другой такой же взорвался справа от головы Валдиса. Неро уже не видел, как.
– Кажется, пытки нанесли непоправимый удар по его психике. – Жанна еще понижает тон, – Боюсь, она уже не восстановится.
Вновь серия дробных ударов и скрежет.
– Перестань, гребаный псих! – плачущим голосом вскрикивает Ольгадо. – Никаких же нервов не хватает!
– Не злись на него, – Ли говорит тихо, – Он не виноват.
– Будет виноват, когда нас всех тоже с ума сведет! – кричит Ван Ломмель, – Прямо как ножом по стеклу, гад! Взбеситься же можно! Ей-богу, я его сейчас убью!
Йен собирается соскочить с нар, но китаец останавливает его. Спускается сверху сам, легко садится на пол возле Янсонса, кладет руку ему на плечо, говоря спокойно и ласково:
– Валдис, отдохни. Не надо больше долбить. Смотри, ты Неро разбудил.
– Будем отсюда выбираться.
– Обязательно будем. Только не надо стучать. И знаешь, что? – давай, ты отдохнешь, а я поработаю? Только ты мне инструмент отдай. Отдашь?
Связист отшатывается, мотает белобрысой головой и опять остервенело ударяет зажатым в кулаке пинцетом по белоснежной керамике.
– Дай мне, Вадик. Ты ведь уже устал, а у меня сил много, – рука Ли вкрадчиво сдвигается с плеча на локоть контуженного, на кисть, – Дай я подолблю, – китаец старается осторожно забрать пинцет, – Дай его мне…
Хрипло и бессмысленно голося, Янсонс с судорожной резкостью отдёргивает к себе драгоценное орудие. Вскакивает на ноги, бросается в противоположный угол, прижимается спиной к стене. Тараща побелевшие глаза, он замахивается на подбежавших Ван Ломмеля и Ольгадо длинным никелированным остриём, торчащим из кулака. Но тут же ослабев от прилива испуганной ярости, роняет звякнувший инструмент, вновь сползает на корточки, всхлипывая и тихо скуля. Долговязый астроинженер, в момент растерявший злость, принимается растерянно утешать Валдиса. Джон Вон слизывает капли крови, выступающие на распоротой ладони.
– Поранился? Покажи! – мягко приказывает Жанна, усаживая младшего навигатора на лежак.
– Пустое, – Ли улыбается, – Царапина просто. Заживет. Не беспокойся.
– Я с вами поседею! Как я могу не беспокоиться, когда парень-то у меня не перевязан! – вздыхает Дюран, отрывая лоскут от подола своей белой туники.
– Ему теперь тоже боевым ранением гордиться можно, – говорит Марек.
Связист плачет в уголке, негромко и горько…

Неро сморгнул видение, на пару мгновений дольше необходимого не поднимая век, загоняя его обратно в ту тьму, где оно таилось, а себя, наоборот, возвращая в реальность «здесь и сейчас». 
Да ладно, доктор, – бормотнул он, услышав последнюю фразу Адамса. – Вроде бы мистер Турсей не похож на транспортер. Особенно на неисправный.
Будто для того, чтобы увериться в своем же утверждении, Дини перевел взгляд на штатского спеца, снова увидел его надменную рожу, на которой плоховато держалось выражение смирения и деликатности, и слова «А может, я просто тихо посплю у себя перед вахтой, а, господа врачи?» умерли на штурманских губах. Их убили гордость, осторожность и ответственность перед другими.
В первые же минуты суток угодить в лазарет – это даже для меня рекорд, – отгибая одеяло до колен, проворчал он все-таки, не удержался. – Айрис, подкатите коляску, будьте добры. Но, мистер Турсей, Вы обещали, Боунс… доктор МакКей пусть об этом моем …визите не узнает. Не хочу напарываться еще и на его профилактические танцы.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (08-02-2018 02:40:08)

+1

13

Борьба за территорию, доктор Турсей?
При этих словах Адамса у Сардуса внезапно дернулся глаз. Неожиданно даже для него самого, всегда прекрасно контролирующего видимые проявления своих эмоций. А вот реплика про молекулы вызвала лёгкую, ироничную улыбку.
«Дерзкий мальчишка. Всегда был таким».
Не волнуйтесь, Терри, я снабжу вас всем необходимым, а вы уж сами выберете, чем из моего арсенала воспользоваться.
Пока доктора обменивались любезностями, Айрис, в чьих настройках функция «имитация человеческих поведенческих паттернов» находилась в режиме «активно», тоже решила поддержать беседу в меру своих андроидных возможностей и разумения. В ответ на просьбу штурмана, подкатывая к нему коляску, она произнесла:
Надеюсь, ваша собственность была застрахована. И ущерб можно будет возместить, хотя бы частично.
Благодарю за доверие, мистер Дини, – отозвался Турсей, вновь едва успев вмешаться в разговор своей не в меру словоохотливой ассистентки. Он сузил глаза, впиваясь взглядом в штурмана, заметив, как тот на время выпал в прострацию. – Даю вам слово, конфиденциальность для врача, не связанного узами армейского регламента, так же свята, как тайна исповеди для священника.
Произнося последнюю фразу, он бросил тяжелый взгляд на капеллана. Однако, тут же встряхнулся и вновь превратился в радушного хозяина-зазывалу:
Что ж, прошу за мной, господа!
[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

+2

14

Собственное имя из уст Сардуса заставило нахмуриться: будто с ним играли, но вот только правила объяснить забыли. Это не сильно радовало, да и появление штатского врача невесть откуда с выдуманным предлогом настораживало. Когда тот в очередной раз заткнул свою помощницу, подобное стало совсем подозрительным. Толстый намек на его сан вообще заставил Адамса дернуться, как от удара. Насколько он помнил, консультанту не был открыт доступ к личным делам офицеров, а такая информация содержится только в его, Терри, файле. Взломал? Или узнал как-то иначе? Над капелланом будто смеялись, но не со злости, а скорее снисходительно. Правда, от этого легче не становилось, впрочем, как и понятнее. Над ним подтрунивали за имя, за сан священника? Или ему показалось?
Адреналин в крови в данной ситуации хоть и был естественной реакцией организма на потенциальную опасность, но сейчас сыграл скорее злую шутку. Комната сделала кульбит, заставляя Терренса пошатнуться. Не упал он только потому, что удачно стоял рядом со столом и схватился за столешницу, помогая сохранить себе равновесие и положение в пространстве. Еще не хватало грохнуться сейчас в обморок. Адамс представил, как помощница-андроид тащит его на руках в лазарет Турсея, и его передернуло, вернув более или менее в реальность. Такого пережить он точно не хочет.
К тому времени Дини уже согласился отдать себя на растерзание Сардусу, такое капеллану было не по душе, но что он мог сейчас возразить? «Нет, штурману надо поспать, вон из его каюты»? Да, фразочка была бы той еще из его уст. Впрочем, не лишена была рационального звена, только формулировка подкачала. Поэтому пришлось последовать за всей процессией до святая святых штатного консультанта.
Айрис осталась в каюте, выполнять очередное поручение своего хозяина, сам же доктор Турсей шел впереди, возглавляя шествие до своего лазарета. Этот момент был скорее на руку Терри; насколько мог тихо, он обратился к мистеру Дини:
Вы уверены? – он, конечно, хотел, чтобы Сардус их не слышал, но что-то подсказывало – это были лишь мечты. – Чем Вы руководствовались, когда соглашались посетить обитель штатного консультанта?
Смутное беспокойство за штурмана не давало Адамсу скатиться по стене и распластаться посередь коридора. Он должен был сохранять хоть немного трезвости, хотя усилий для этого приходилось затрачивать все больше.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

Отредактировано Родерик Джейн (15-02-2018 10:59:19)

+4

15

Гель-пакеты – отличная штука все-таки. Из-за искусственной нейронной системы, кроме того, что вычисляют оптимальный расход топлива и производят варп-расчеты они многократно быстрее и эффективнее, чем оптические цепи, они еще могут создавать «чувствительные» голограммы по всему кораблю. Никто шибко не удивлялся, что Рози – компьютер-хозяйка жилых отсеков, сущность женского рода, (неважно, что искусственный интеллект), являлась жильцам в разных видах. Почему бы ей, даме, не менять облики? Ведь закрепиться в одном, постоянном – равносильно тому, чтоб ограничиться единственным нарядом на всю жизнь. Какая же дама такого захочет?
В процессе подготовки к полету «Стража» внешность голограммы-интерфейса ИИ-кастелянши в своей каюте Неро оставил на хозяйкино собственное усмотрение, и Рози деликатно проявлялась у навигатора символом домашнего уюта – светильником-ночником в форме подушки. Он и сейчас источал матовый, нефритово-зеленый свет в нише у изголовья кровати, бросал мутноватые салатовые блики на постель. Неро старался не смотреть на них, ну так, на всякий случай; световые эффекты, бывало, вызывали так-себе-эффекты в его помятой психике, а сейчас штурман уж точно не собирался перепросматривать всю свою жизнь. Одного, пусть и неполного, выпадения из реальности только что хватило.
Надо бы как-то остановить воспоминания из другого, предыдущего существования, очень жгучие, очень болезненные… И полные, невероятно полные. Когда же они померкнут?.. – Дини тряхнул головой, под фоновое звучание двух мужских голосов поднял глаза на женщину, повторил вслед за Турсеем эхом:
Не волнуйтесь, ущерб причинен имуществу Звездного флота, а не моему личному, к тому же теперь вопросы страховых выплат попросту не с кем решать.
Шутка? Да кабы. Чистейшая правда, оттого в ней и доля юмора сейчас проявилась, черного, как сам космос. Навигатор вздохнул неслышно, освобождаясь от теплого одеяла. Иногда привычка спать нагим переставала быть полезной. Впрочем, чего стесняться врачей? – от этого его тоже давно отучили, а Айрис… да что она, катетера не видела?..
Мне одеться… ну или хотя бы простыню, – попросил Неро тихо, не добавляя, однако, что последнее предпочтительнее: на одевание, а потом раздевание уже во владениях ксенобиологов придется потратить не один браслетный «камушек» – спина снова заболела, стоило начать шевелиться.
И продолжить, черт возьми, за него в коляску никто не перелезет. Пытаясь отдышаться после внережимного мини-геройства, чуток позеленевший навигатор не отказался от помощи высокотехнологичной женщины, устанавливающей его ноги на подножку и подбирающей края импровизированной простынной тоги. Сколь ни рассеян он в это время был, но заметил, как пошатнулся и тоже позеленел Адамс.
Он открыто попросил обезболивающего… однако. Значит, у него все еще болит голова? Настолько болит?.. И меня спина замучила. Нет, я теперь знаю, почему, но дока-то чего так плющит? Совпадение?.. Может быть, конечно, чисто статистически, учитывая, какой у нас «здоровый и цветущий» экипаж. – Неро кивнул вопросительно взглянувшей на него Айрис и развернул коляску, выводя ее из спальни, а потом и в отъезжающую дверь в коридор, следуя за Сардусом, воззвавшим к болящим прям-таки с интонацией Жанны д`Арк.
«Кто любит меня, за мной!», – иронично бормотнул, не оборачиваясь, Дини в ответ на тихий вопрос догнавшего его психиатра. – Не уверен, что я страстный обожатель нашего гениального консультанта, но уверен, что ехать надо.
Потому что Вы еле на ногах стоите, мистер Адамс. Да ведь не скажешь же так? И не скажешь, что я хочу использовать нашего консультанта по прямому назначению – проконсультироваться, кое-что проверить... вернее, перепроверить. Не то чтобы я не доверял Боунсу, но… что бы я сделал на гражданке, если б сомневался в диагнозе? Правильно, сходил бы к другому врачу. Аппаратура аппаратурой, данные данными, но медицина до сих пор отчасти искусство …интерпретации этих данных.
В конце концов, доктор обещал приличное заведение, – ответил Неро, чуть притормаживая у турболифта. – Как можно отказаться?
Во время спуска на две палубы ниже он успел только подоткнуть выбившийся с колясочного сиденья край простыни. И уже нарядным поехал по коридорам с синей индикационной полосой.
http://sa.uploads.ru/iCTuR.jpg
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (16-02-2018 04:55:32)

+4

16

Вот что такое технологии: ни одной царапинки, ни единого осколочка не оставит андроид, каждую мелкую пылинку счистит.
«Зараза», – про себя ругнулся Сардус. Он шел впереди, потому никто не видел мгновения досады на его лице. – «Перепрограммирую», – с любовью, насколько вообще был способен, подумал он.
Конечно же, не перепрограммирует. Он ее делал не для какого-то единичного случая.
«Не для тебя эта роза цвела! Не для тебя!» – повернулся он к группе лабораторных человеков команды корабля.
А они, тем временем, уже подошли. Прямо у дверей Сардус притормозил, и с ласковой улыбкой поглядел на своих обаятельных сопровождающих.
Ах, эти интриги. Терри, вместе с одетой только в простыню минифермой... то есть Неро, так изящно скрывающим наготу легкой повязкой.
«И генетическую рулетку под кожей».
Так и хотелось его просто взять и, аккуратненько так, шибануть. Ма-а-а-аленькую такую дырочку. Или царапинку. Жаль, что Неро так активно хочет не получать никаких травм.
Сардус взглянул со слегка грустным выражением лица на страдальца. Рядом был Терри. Такой самостоятельный, взрослый. Обособленный и ощетинившийся по отношению к нему.
«Интересно, сколько мне потребуется итераций, чтобы он уверовал?»
Заходите, располагайтесь.
Андроид принялась помогать. А Сардус вошел последним.
Как я и сказал, всё, что вам может быть нужно.
[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

+3

17

После ответа Неро, ему оставалось только поджать губы и просто проследовать за ними до отведённого консультанту медотсека. Все слишком не укладывалось: полночный визит Сардуса, стекло в каюте штурмана, его собственное состояние, будто чем-то накачали. К этому всему ещё примешивалась уже привычная головная боль, начинающая просто сводить с ума, и неясные образы, которые все никак не хотели складываться в полноценную картину. Цепляясь за эти смутные обрывки, напрягая и без того воспалённый мозг, Терри не обратил внимания, как они добрались до места назначения. Вновь дежа-вю, прозвучавшее в голове голосом доктора Турсея.

– ...все, что может быть нужно, – Сардус улыбался, довольный, как кот, обожравшийся сметаны.
Светлые помещения лабораторий, набитые самой современной техникой, завораживали. Хорошо знакомое юношеское восхищение столь важными открытиями, научными изысканиями, среди которых возвышался один конкретный человек. Из смутных чувств всколыхнулось что-то крайне теплое, но то, что никогда не озвучивалось. Однако свет быстро померк, сменившись на руины, лужу крови и тело рядом.
– Брат!..

Терренс не помнил то, что с ним было до определенного момента. Он очнулся в больнице, родители сказали, что он просто угодил в аварию, амнезия тогда представлялась обычным делом. Хотя Терри всегда казалось странным, почему о прошлом ему никто не хочет толком ничего говорить. А всплывшее, столь яркое секундное воспоминание казалось ошеломительным, заставляющим взглянуть на все иначе. Впрочем, это воспоминание так же отозвалось дикой головной болью, будто в черепной коробке серое вещество решило запустить фейерверк и забыло ознакомиться с техникой безопасности. Так что Адамс только успел удивлённо оглянуться на хозяина сей обители, прежде чем его сознание решило, что с него на сегодня хватит потрясений и боли. Намереваясь проследить за безопасностью штурмана, не заметил, как самому потребовалась помощь. Не так Терри думал окончить сегодняшний день: в его планы никак не входило потерять сознание во владениях консультанта.

[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+4

18

У меня приказ внутри моей кожи…
У меня есть рот, которым поет кто-то другой…

Ощущение, которое в этом вылизанном коридоре пятой палубы испытывал Неро, правильнее всего было назвать ментальной тошнотой. Ну или моральной – ещё точнее. Никакие доводы разума и долга вроде «но надо же» и «ради спокойствия своего и чужого» это отвратное чувство снять не могли – навигатор мрачнел с каждым оборотом колес вдоль индиговой из-за ночного света полосы у пола. Попадать в свой-то медотсек каждый раз было откровенно страшно. Период сотворения личных примет Ддини вроде бы давно и благополучно пережил, но в такие вот минуты его всякий раз откатывало в тотальную неуверенность, и в суетливой панике почему-то каждый раз неизменно казалось, что стоит попасть в его стены – и всё, уже из них не выберешься никогда. Ещё и расхлябанный подшипник постукивал – ни дать, ни взять метроном.
Неро поёжился зябко, но в простыню же не закутаешься особо, да и приехали они уже, помощница Турсея мило улыбнулась, чисто женским, материнским даже движением поправила на его плече край имповзированной тоги. На мгновение штурману даже показалось, что она его ещё и по голове погладит – хороший, мол, мальчик, не нужно бояться. Естественно, после этого мысль «а может всё-таки удрать отсюда, я вообще-то не обязан, это же не Боунс» оказалась совершенно неосуществимой.
Да и нечего же бояться?.. – Неро молча кивнул в ответ на приглашающий жест андроида и въехал в разошедшиеся двери первым. – Это же будет всего лишь консультация. Сардус кто, вообще, на этом судне? Консультант. Вот пусть и… надо же узнать, почему так невыносимо стала болеть спина.
Кабинет доктора, видимый сквозь прозрачную часть дверных створок, тоже был серо-синим. Его они миновали, вопреки надежде Дини, снова повинуясь жесту Айрис.

http://s8.uploads.ru/t9ch6.jpg

Айрис. Ирис. Ирис бывает синим. Поэтому она Айрис?.. – Дини послушно вкатился в палату, на ходу выпутываясь из свего архаичного белого одеяния. Биокровать куда выше его родимой кровати, самому ни за что не взобраться, и помощь Айрис была уже не просто желательна – необходима. Обнять женщину-синта за шею в то время, как она обнимает Неро за талию – в этом ни грамма эротизма, одна сплошная эргономика.
Да, доктор, я не буду стесняться в просьбах, – тихо отозвался навигатор, приземляя пятую точку на упругую лежанку с подогревом.
По правде говоря, конкретно ему сейчас до безобразия понадобилось лечь, а дальше – хоть трава не расти. Айрис, ворочавшая его с неженской силой, помогла ему расположиться (или разложиться?) на койке. И ровно в ту секунду, как искусственная женщина шагнула в сторону, Неро увидел, как доктор Адамс в дверном поеме бледнеет до зелени, и, шагнув вперёд, начинает заваливаться.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (13-09-2018 05:36:59)

+3

19

[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
Пока они шли, Сардус в основном молчал.
Да, доктор, я не буду стесняться в просьбах, – тихо и, кажется, просяще, вымолвил навигатор, но на Неро Турсей сейчас временно прекратил обращать внимание вообще.
Мистер Адамс шел последние шаги как-то странно. В кабинете его будто бы повело. А затем, словно он оказался в гравитационной аномалии. Ну или лично для Терри включили отдельную гравитацию. Хотя Сардус помнил – он такого не делал.
С момента, как они пересекли дверной проем отсека, с психиатром будто начало что-то происходить. Замедление реакций, скованность, подчиняемость переросли в вялость, дезориентацию...
В последние секунды Сардус уже почти нагнал Терри и заглянул в лицо. Но поймать взгляда не удавалось – капеллан, судя по всему, вообще уже был далеко не здесь. Так близко его лица он уже давно не видел.
Брат! – пронеслось в голове почти на автомате. И руки сами машинально обхватили падающее назад, в обмороке, тело. Получилось даже слишком заботливо.
«Нет, ну он не брат, это не он. Другая вселенная. Другая».
Хотя пояснять холодный разум мог сколько угодно, а даже на ощупь было так предательски знакомо, точь-в-точь как...
Поборов свои воспоминания, Турсей по привычке попробовал взять Терри на руки, легким движе...
Мистер Адамс явно был куда старше, и, соответственно, – «вот лось!» – пронеслось в голове. Сардус не то чтобы особо много таскал на себе взрослых людей, но ожидания, на уровне мышечной памяти, явно сейчас были неадекватными. Это очень раздражает, когда привычное вдруг совершенно не такое.
Но он его донес до медицинского стола. Будто бы и не было вовсе непривычного веса.
Неро, –  встревоженным голосом, допуская фамильярность впервые. – У него такое бывает? Молится в экстазе или что-то еще? – не отвлекаясь от осмотра брата капеллана, Сардус задал штурману вопрос. И не смог не добавить колкость о Терри.
Это была бессознательная защитная реакция. Все же господин Турсей не привык настолько серьезными для себя вещами заниматься при свидетелях. И так переживать за кого-либо на людях. А особенно дискомфортно было на глазах своей лабораторной мышки... Хотя, в тот же миг, как ему показалось, что лицо Терри дернулось, все лишние мысли пропали. Внимательный и ледяной разум принялся обрабатывать данные сканеров, ответ Неро.

+3

20

– ...все, что может быть нужно, – Сардус улыбался, довольный, как кот, обожравшийся сметаны.
– Ты надулся от гордости реально, как индюк, – свой собственный смех Терри слышит будто из толщи воды, он может смотреть только со стороны, будто личный кинотеатр с его собственной жизнью.
Что это именно его жизнь, воспоминание, Адамс не сомневался. Это все было на самом деле, он теперь помнил даже запах, стоящий в лабораториях, где работал его старший брат. Сам же он напросился к нему в качестве практиканта, первый курс медицинского позволял подобное, когда есть подобные связи. И он хотел взглянуть на мир науки изнутри.
- Еще раз помянешь индюка, получишь неуд и вылетишь отсюда, как эта самая птица!
За лабораториями располагались результаты исследований, бракованный материал, и в ходе экскурсии они не могли обойти это место стороной. Разнообразные твари, которых мог выдумать, наверное, только больной рассудок, были заточены в своих клетках за прочным стеклом. Терренс помнил тот холодок, скатившийся вдоль по спине, но не от страха, от чего-то более жуткого.
– И что вы с ними делаете?
– До этого тебе еще как минимум надо окончить университет, получить диплом, а потом попасть на службу Федерации. А до этого еще далеко!
Но декорации сменились быстро, и сигналы тревоги перемежались с ором сбежавших тварей. Неудавшиеся эксперименты вырвались на волю, по регламенту лаборатория должна была быть уничтожена.

http://s9.uploads.ru/Z1Lzi.jpg

Голова уже не болела, наступило некоторое онемение, но выплывать из сна было тяжело. Будто из липкой субстанции, которая заполняет собой все вокруг, титаническими усилиями Терри пытался выбраться в реальность. Той стены, что ранее закрывала часть его жизни, будто никогда и не было, он с легкостью мог вспомнить все моменты из детства, все о семье. И в мозгах от этого была несусветная каша, не говоря уже о том, что он видел брата своими собственными глазами...
Господи, я в обморок грохнулся? Что за нелепость?..
Впрочем, открыв глаза и увидев перед собой все того же Сардуса, Терри понял, что ясности в ситуацию это не внесло, а только добавило вопросов. Но вот озвучивать их Адамс не спешил.
Простите меня, – голос звучал, на удивление, глухо. – Наверное, все же глупо было засиживаться за работой до ночи.
На месте пациента Терри совершенно быть не хотел, но попытка подняться отозвалась головокружением. Комната сделала кульбит, так что глаза капеллану пришлось закрыть, чтобы сохранить равновесие.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+4

21

Вот уж оригинально начался день рождения, ничего не скажешь, – вздохнул Дини, поймав взглядом дату на одном из мониторов. – Ну только мне могло так повезти… 
Если бы спросили, что Неро на этом обожаемом корабле всё-таки от всего сердца не любит, он бы ответил честно – биокровати в медотсеке. То есть, для всех прочих человеческих и околочеловеческих существ вообще они были оптимально эргономичны, мало того, максимально удобны, но конкретно для него каждый раз становились сущим кошмаром. Высоко, жёстко, узко – ни влезть самому, ни развернуться толком, да ещё все время в напряжении от сугубо телесного ощущения «сейчас свалюсь». Просто какой-то тренажер для испытания терпения и преодоления инстинктивных страхов.
Если бы душка-Айрис не помогла улечься, он бы сто раз с этой проклятой койки и навернулся бы, с его-то лишь наполовину послушным телом, его измененной относительно нормы центровкой и непредсказуемыми судорогами ног. А если бы эта изящная, но могучая искусственная женщина не стояла сейчас рядом, подстраховывая уже лежащего навигатора, заботливо укрытого пока той самой простынкой, (ну, чтоб далеко от него не отходить), он бы, вцепившись в бортики кровати, как это обычно и бывало в медотсеке, и дышал-то через раз, боясь лишний раз пошевелиться.
А если бы так, он точно пропустил бы зрелище, которое, впрочем, увидеть бы он и не хотел – как доктор Адамс, этот славный парень, все-таки валится без сознания… прямо в объятия Турсея, тоже, между прочим, доктора, и вот это его… жизненное предназначение наконец-то стало видно именно сейчас – такая тревога за внезапного пациента у него на лице написана, такая забота, такая, если не побояться и употребить-таки правильное слово, любовь, пока он нёс Терри на руках и бережно укладывал на койку рядом со штурманом… кто бы мог подумать!.. Надменный Глухой Индюк тоже умеет быть человечным?..
Молиться?.. – непонимающе переспросил Дини, невольно приподнимая голову слегка, чем немедля воспользовалась андроид, чтобы поправить подушку-валик.
Ещё большее удивление теперь слышалось и в голосе корианца. Ах, ну да… Терренс же не только психиатр и не просто Терренс, а с забавной в его случае приставкой «отец».
Представления не имею, доктор, – совершенно честно ответил штурман, со скрытым, но жадным интересом наблюдая, как лицо консультанта снова становится холодно-ироничной маской сноба. – Мы же не знакомы настолько близко, чтобы… Собственно, я только полчаса назад и увидел мистера Адамса лично, до этого как-то не приводилось.
Оный мистер как раз начал проявлять признаки жизни, зашевелился, забормотал извинения… Чёрт возьми, как же Неро его понимал! Врагу такого не пожелаешь.
Ничего, док… у меня сегодня вообще день рождения, а я тоже тут, с Вами, – бегло улыбнулся Дини.
Так себе, конечно, утешение, но другого у навигатора не было… да и не успел он ещё что-то изобресть, капеллан опять отключился, кажется. Неро с беспокойством взглянул на штатского, типа, кудесника и мага от медицины: всё совсем фигово, да?   
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

+3

22

[nic]Сардус Турсей[/nic]
Ответ штурмана не был полезен ни на йоту. А вот первые данные сканирования были пугающе знакомы.
Сардус очень резво взял мобильный томограф и приступил к осмотру. У него подрагивали руки, временами он даже ругался тихо, почти шепотом. Это все слишком напоминало ситуацию, в которой он уже принимал участие. Только вселенная в этот раз была другая.
Впрочем, мысли о том, что это другая вселенная, не помогали. Скорее даже мешали. Слишком это выглядело издевкой. Будто бы даже смена вселенной никак не поможет. И ведь смена вселенной отнюдь не была совершена с целью найти Терри, но живого. Это совершенная случайность. Радостная, как ему казалось, но сейчас – это все напоминало извращенный садизм.
Представления не имею, доктор. Мы же не знакомы настолько близко, чтобы… Собственно, я только полчаса назад и увидел мистера Адамса лично, до этого как-то не приводилось, – ответил штурман, отвлекая Сардуса хоть чуть-чуть.
Глаза того злобно сузились, губы скривились в ехидной усмешке. Да, это определенно походило на колкую иронию судьбы. В рамках отдельно взятых вселенных.
Достань всё, что сможешь, – резко сказал Турсей андроиду.
Уточните запрос, – отозвалась машина, буквально напрашиваясь, по мнению доктора, на глубокий кодинг без ТЗ.
Угадай! – весело произнес он, откладывая инструмент и передавая данные о сканировании ей. – Ищи совпадения с новой реальностью! – прямо сказал Турсей, прекрасно понимая – хоть он и кипел – что фраза настолько общая, что совершенно не вызывает мысли, будто ее смысл буквален. Но цель достигнута, андроид начала выполнять перекрестный поиск. Хотя остатки здравого смысла диктовали Сардусу, что и тут будет совершенно глупо искать принципиально новые данные или различающиеся. Но поискать нужно, чтобы не совершить одну и ту же ошибку дважды.
Тем временем, Терри стал шевелиться, даже порываться поменять свое положение. Молниеносно схватив гипоспрей со стола рядом, Турсей вернулся к не-брату.
Простите меня. Наверное, все же глупо было засиживаться за работой до ночи, – едва вымолвил отмазку тот, пытаясь совершить идиотизм. И нарвался.
Врать будешь идиотам в других медотсеках. Лежи и не рыпайся. Ты отсюда не уйдешь. Только через мой труп.
И, в доказательство своих слов, доктор машинально прижал руку к груди упрямого своего пациента, мягко, но совершенно жестко лишая любой возможности подняться, фиксируя лежа. Под своей рукой Сардус неожиданно для себя ощутил сердцебиение.
Это заставило его даже зависнуть. Глазами он сверлил собственную руку, будто бы какая-то отдельно взятая вселенная только что разрушилась и заново собралась. А шаблоны рвались штабелями.
Пришлось одернуть руку. Слишком болезненное и... приятное? желанное? – ощущение.
Пожалуйста, не пытайся встать. Иначе парализую, – сказал доктор очень сдавленным голосом, пытаясь тщетно замаскировать весь объем нахлынувших чувств.
Примите мои искренние поздравления, Неро Дини! – почти сразу ответила Айрис с улыбкой тем временем. Андроид подготовила отчет и, видя беседу непринужденной, вежливо скинула его сообщением на экраны вокруг койки, где лежал Терри. Сардус запустил голограмму травмы головы капеллана.
Глядя на нее, он подумал о том, что давно не глючили системы. И сейчас – самое время. Их с Терри оставят в покое.

+2

23

Когда его прижали к койке властным жестом, Терри несколько опешил, взглянув сначала на руку, затем на самого Сардуса. Тот быстро отшатнулся, как ошпаренный, будто вспомнил о неуместности такой заботы. Так выходило, что его смерть была фикцией? Он все это время был жив и не вышел на контакт? Или что это вообще было? Чему вообще мог сейчас доверять: своим вдруг вернувшимся воспоминаниям, или вот так спокойно стоящему перед ним брату? Почему-то сердце кольнула обида, иррационально, но Сардус ведь мог явиться раньше и помочь ему вернуть утраченную жизнь... или не мог? Хотелось схватиться за голову, в которой мысли метались вспугнутым роем.
Это просто переутомление, ничего серьезного, – упрямо сел на койке Адамс. – Я позже отосплюсь и все придет в норму, обещаю, доктор.
Последнее слово капеллан скорее фыркнул, не хотелось рефлексировать при свидетелях, ведь здесь наклевывалось семейное дело, а выносить сор из избы никогда не было в привычках Терри.
Если быть совсем честным, капеллан замечал, что в последнее время голова стала болеть чаще, появились головокружения, хотя в обмороки ещё не падал. И прекрасно понимал причинно-следственные связи, что приводило его к не самым лучшим выводам о своем состоянии. Только знал – обратись он сейчас за помощью, его выкинут на первой же Звёздной базе, повезет, если там будет хотя бы хирург, а если нет,  придется ждать мимо пролетающего кого-нибудь и возвращаться в родные пенаты. Со всеми варпами, не факт, что доберется до ближайшего хорошо оборудованного медицинского центра в отпущенный ему срок. Нерентабельно. Поэтому он молча запасался обезболивающими и списывал все на простое перенапряжение, верить не хотелось. Впрочем, не хотелось верить и в то, что Сардус выполнит свою угрозу относительно гипо. Ведь самочувствие улучшилось, хотя головная боль и вернулась. Следовательно, Терренс вознамерился вернуться к своей обычной жизни. По крайней мере, он так обычно действовал с медиками флота. Сейчас же подобного рвения не оценили и воспользовались самым простым способом утихомирить особо прытких пациентов. Вновь провалиться в забытье было полезно, не настолько желанно, насколько могло показаться, но нарываться Терри умел.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+3

24

Кажется, ещё ни разу до этого Неро не ощущал так явственно, насколько андроиды неоценимы в качестве младшего медицинского персонала. То, что Айрис, умница и прелесть, так и стояла рядом с койкой навигатора, заботливо, нежно, но надёжно его придерживая, не мешало ей, по лаконичным и малопонятным переговорам с доктором судя, делать еще какую-то важную работу не руками. Да и пусть себе, – неосознанно навигатор позволил себе слегка расслабиться, разжать пальцы правой руки, до побеления сжимавшие бортик биокровати, вплетая их в собственные тёмно-русые пряди на затылке. Так лежать было немного удобнее, чуть меньше болела спина. Он это чувствовал, как говорится, всем существом – Айрис подхватит его вовремя, если что, не даст упасть, как бы ни была занята поиском каких-то там совпадений (или что она там по приказу Турсея «доставала» из глубин своей неохватной человеческим умом памяти?).
Это были чисто физические ощущения, первоочередно, конечно, важные для самочувствия, но… не главные всё-таки – к телесным неудобствам мистер Дини почти привык, жизнь сделала его стоиком, а ненасытным наблюдателем он, по всей видимости, родился. Вот сейчас фокус его тренированного внимания был полностью, хоть и ненавязчиво, сосредоточен на том, что происходило на соседней койке.
Мадонна! – Неро ошарашенно мигнул. – Вот это реакция у штатского врача… или он всё же генетик больше? Ну, не суть, ни того, ни другого, по идее, не учат хвататься за гипошприц с той же скоростью, что джаффу-космодесантника за фазер. Или учат?..
А под «идиотами», которым наврать можно, он это МакКея имеет в виду? Ну раз «в других медотсеках»… Ох, док, зря Вы это, Боунсу тоже хрен наврёшь, я пробовал. А Вы, значит, своим трупом даже пациентам дорогу отсюда готовы перегородить? О, сколько нам открытий чудных… готовит ночью медотсек. – Штурман хлопнул ресницами, перевёл дыхание и все-таки удержал лицо, не сморщился, молоденькому психиатру сочувствуя – сколько раз ему самому вот именно таким прижимающим движением запрещали подниматься с лежанки, какой бы она ни была? Да не то что не сосчитать, не припомнить даже! Вот, значит, как это выглядит со стороны?.. 
А? – подвисший в задумчивости Неро снова моргнул в ответ на неуместно жизнерадостную реплику андроида. – С чем это? – не понял он, про личный праздник тут же и забыв. – А-а, с этим… спасибо, Айрис.
Ну исполнилось ему тридцать четыре, делов-то… ну, скорей всего, это его последний день рождения, и чего теперь…
«Ничего серьезного, просто переутомление» – о, ну, конечно! А мистер Дини что обычно говорит даже себе? Да ровно то же самое. И как раз именно потому, что это очень знакомо... это наверняка неправда. Объяснимая, понятная, но ложь... вернее, попытка выдать желаемое за действительное. Неуклюжая, надо сказать, по-детски, и  выглядит это жалко, – отметил Неро, и на это нынешней ночью посмотревший со стороны.
Он снова лег прямо, убрав ладонь из-под головы, которую перекатил по полушке, чтобы посмотреть на соседа по койке. Мягко посмотреть и сочувственно.   
Терри, – тихое обращение по имени случилось нечаянным и очень естественным образом, хотя и самого штурмана безмерно удивило. Однако не «отцом Терренсом» же его окликать, ну. – Терри, не дергайся, а то получишь в клюв.
Вот так вот навигатор и брякнул, тоном доброго совета. И фразочка из детства-отрочества, из каких-то полузабытых семейных игр с младшим братом всплыла вдруг, да так кстати!
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (17-09-2018 04:35:50)

+5

25

[nic]Сардус Турсей[/nic]
Терри, не дергайся, а то получишь в клюв.
Я позже отосплюсь, и все придет в норму, обещаю, доктор.
В морге? Хрен тебе по всей твоей наглой морде, – сказал Сардус уже ласково, сразу за Неро. А пока реплика вызывала бурную реакцию, это позволило Сардусу с прытью ассасина всадить ему паралитик, и подхватить тут же, чтобы тело уложилось в койку, как надо.
Сказано – сделано. Вещество действовало адекватно. Доктор поставил сигнализацию, на случай, если что-то пойдет не так. А сам подошел к недоступному взору Неро монитору, и начал кодировать нанороботов-исследователей. На фоне ситуации с Терри он понял, что нет больше времени на игры. Во всяком случае, игры без подстраховки.
Наноботы с темпоральным сдвигом – изящная технология, которую не найдет не один доктор никакого медотсека. Просто они не стали бы искать такую странную вещь. Ракеты, технологии большего масштаба – да, но наноботы, не оставляющие следов? Такое надо заподозрить, имея основания. Их можно обнаружить, только если бы Сардус изобрел тахионную лихорадку.
Мысль порадовала. Сардус заулыбался, переводя добрый взгляд на Неро.
Извините, я позволил себе лишнего, – сказал он по поводу прошлого обращения к Неро. Прямой и добрый взгляд ничуть не мешал ему заливать в гипоспрей наноботы из репликатора.
Следующее же действие – и он вернул шифрование на репликатор, стёр записи о своих действиях. Экран сменился, Сардус смотрел на управление особенностями корабля. Пора было дать гель-пакетам новый виток.
Голограмма содержимого головы Терри появилась в комнате. Сардус уже запустил последовательность глюка, инициируя управление этим мракобесием андроиду. Добрый доктор вновь отвлекся на Неро, подошел к его койке. Сделал сканирование медицинским трикодером, хмыкнул. Вернулся туда, где был уже подготовлен гипоспрей. Взял его, и подошел к Неро.
Не нравится мне ваша спастическая активность, – сказал он, вкалывая гипоспрей. – Сейчас еще один будет.
Да, надо же было хоть что-то от спазмов ему дать. Сардус взглянул на андроида. Та кивнула, инициализируя терапевтическую процедуру по снятию мышечного напряжения.
Вы, я думаю, теперь понимаете, какое это счастье, когда врачу помогают.
Система выдала первый «звоночек» сценария поломки. Репликатор инициализировал приготовлеие блюда. Сам. Глюк был таким хитрым, что помещение заполнил запах имбирного печенья. Дальше к нему добавился очень «подходящий» запах жаркого. Постепенно. Но это был фон, для зрелища повеселее!
Голограмма травмы Терри дрогнула, рассыпаясь в помещении на части. Фрагменты сосудов вырвались из черепной коробки, как тентакли-злодеи. Копии и фрагменты клеток стали носиться по комнате. Голопроектор палубы взбунтовался, решительно пытаясь отвоевать фотонным формам жизни больше и больше места! Еще немного – и сам по себе Терри станет основой для эволюции новой, фотонной формы жизни, основанной не на голороманах, но на медицинских сканированиях одного конкретного датчика.

https://slipups.ru/wp-content/uploads/2015/04/%D0%93%D0%BB%D0%B8%D1%8F-1024x423.jpg

Большой фрагмент глии, заползал на стойку койки штурмана, хищно подрагивая олигодендроцитами. ГАМКергические интернейроны коры головного мозга, впивались в любые неровности койки.
Андроид схватила Неро, поднимая над этим бардаком.
Сардус пальнул по агрессору лазерным скальпелем. Взбесившаяся голограмма не унималась, модифицируясь во что-то пугающее. Теперь становилось ясно, почему именно эти – ГАМКергические – интернейроны зовутся «клетки-канделябры». Как раз такой канделябр сейчас вполне хищно пытался сопротивляться. Турсей подпрыгивал как мог, уворачиваясь то от одного, то от другого типа клеток. Где-то рядом пролегал сосуд.
Интересно, а будет логичная реакция? – спросил он сам себя, и вспорол сосуд, нарушая ГЭБ. Макрофаги из сосуда, вместе с красными пошли войной на нейроны поодаль от Терри.
Айрис, спасай мистера Дини, а я возьмусь за Терри, – скомандовал он, пока андроид с боем и навигатором, пробивалась в другую, не задетую (как предполагалось) часть медотсека. Отступая к телу капеллана, Турсей понял, что «Терри» – это слишком уж личностное обращение для чужого слуха. Но от этого хорошо спасали макрофаги в комнате. Один чуть не шарахнул консультанта по уху.

Отредактировано Майкл Морган (16-09-2018 11:05:14)

+5

26

Очевидно, в последние дни старший навигатор «Стража» переутомился сильнее всех допустимых норм, его когнитивные способности упали настолько, что даже в простом разговоре на троих катастрофически, непростительно запаздывал с реакциями. И совершенно не имело значения, ничуть не извиняло этого факта то, что обстановка сейчас была необычной, для него лично – нервирующей. Не бой же, в конце концов, вокруг кипел. Да вот, а если бы бой – тогда что, тогда как? Если штурман корабля косморазведки, черт возьми, не лоханки какой транспортной, так отчаянно тупит? А он, ей-ей, опять так и не понял аж за пять секунд размышлений – за что перед ним извиняется доктор Турсей и что эдакого лишнего тот себе позволил. И когда.
За то, что про «хрен во всю морду» сказанул, что ли? Так делов-то… это ж перед падре виниться надо, нет? А тот грех отпустит, наверняка… когда очнется, конечно. – Корианец прерывисто перевёл дыхание – его опять впечатлила прям-таки тигриная прыть Индюка.
Нет, ну точно джаф… ниндзя какой-то… с гипошприцем, – Дини сглотнул. Он всё же, насколько мог это сделать, не поднимая головы, невольно продолжал следить взглядом за перемещениями штатного консультанта. Насторожённым, пожалуй, взглядом, слишком цепким. Привычка… которая сейчас практически не помогала справиться с нарастающей, более чем закономерной нервозностью – чай, он сейчас всё же на больничной койке врача ждал, а не на пляжном лежаке прохлаждался. Между прочим, в буквальном смысле – под простынкой было зябко, мёрзли ноги. Неро хотел об этом сказать, вовремя вспомнив о своём обещании в просьбах тут не стесняться, перевёл взгляд на Айрис, краешком глаза заметив расцветающую во всей красе голограмму мозговых структур, вдохнул, чтобы пожаловаться и попросить всё-таки одеяло, и потому прокараулил почти беззвучное возникновение Турсея с другой стороны кровати. С трикодером, естественно, ну куда ж без него.
Мадонна, что новенького он ему может показать-то, а? Ну ведь чуть ли не каждый день норовят им возле ни в чём неповинного штурмана помахать… – в ответ на неопределенное, а потому вызвавшее новую волну тревоги хмыканье Неро тоскливо вздохнул снова. Ну вот зачем согласился на приглашение Индюка, идиот? Надо было отбрыкиваться, как всегда.
Айрис, мне холодно, можно… – начал он мягко и негромко, поймав запрограмированно-ласковый взгляд андроида, и всё же успел удивиться тому, что она не отошла, а напротив, придержала его и за второе плечо, прижимая к упруго-твердому узкому матрасу. – Да, доктор, мне она тоже совсем не нравится, активность эта, – откликнулся он на замечание Сардуса, и изумлённо зашипел, попытавшись схватиться за шею, но проклятая живая кукла с застывшей улыбкой держала крепко. – Док, Вы что де… Вы же убили меня!..
Сардус еще что-то трещал про «ещё один», про «счастье» и «помощь врачу» – Дини его едва слышал и слов не понимал. Шею жгло, он попытался выгнуться, вырваться из удерживающих, нечеловечески сильных рук, кажется, даже захрипел невнятно что-то вроде «Пустите!»…

…Здесь всегда стерильно чисто, ни пятнышка, ни соринки, ни пылинки – отвратительная чистота и холод мертвецкой. Ровно в девять из люка в полу появляется ужин: миски из белого лака на стальном столике, основание которого – тоже трёхдюймовая стальная плита. «Никогда не ешь в доме врага»?.. Ван Ломмель и Ольгадо дней десять назад объявили голодовку – и что же? Их немедля перевели в одиночки, где кормили насильно так энергично и убедительно, что повторяться ни у кого желания не возникает.
Инги проявляют тошнотворную заботу о пленных. Раненому приготовлено отдельное блюдо. Как обычно, идеальная пища для лежачего больного: подогрета, сбалансирована по составу, легко усваивается. Сев к Неро, Жанна помешивает варево, пробует губами – не горячо ли?
– Готов, мой самурай? Нужно немного поесть.
– Не хочется. Потом, ладно?
– Хоть две ложечки. Тебе силы нужны.
Дини не отвечает, просто отворачивает лицо, не задавая вслух тоскливый вопрос «зачем?». Девушка удручённо вздыхает, сама грызёт взятый со стола кусочек сыра, а миску Неро ставит пока на пол; ещё не остыло, она попозже накормит упрямца. Легонько скрипят нары – забрать свою порцию еды с лежанки напротив как-то неуверенно спускается младший штурман.
– Господи, Ли! – ужасается Рики Ольгадо, – Что у тебя с лицом?!
– Больно почему-то…
Вон притрагивается к огромным бубонам, вспухшим у него по бокам рта, растерянно моргает, трясёт головой, словно что-то мешает ему смотреть. Делает шаг вперёд, но спотыкается, не может устоять на ногах, падает:
– Я не вижу… Вижу как-то странно… Что-то не так…
Помогающая ему встать Дюран громко ахает, когда младший навигатор поднимает лицо, берет голову Ли Джона в ладони, поворачивает её к свету.
Глаза. Глаза китайца по-прежнему черны, но изменилось само их строение: теперь они похожи на мячики для гольфа, ибо состоят из множества граней-линз. Стоя перед Ли на коленях, Жанна ощупывает страшные, воспалённые волдыри на его лице, парами симметрично расположенные на верхней и нижней челюсти. Обдав белую одежду девушки буроватой, остро пахнущей жидкостью, одно из верхних новообразований лопается у неё под пальцами, обнажая суставчатый заострённый крючок. Почти синхронно прорывается волдырь с другой стороны.
– Чего это с ним? – вскрикивает Йен, роняя миску. – Что за чертовщина у него выросла?
– Это жвалы, – от боли снова опрокинувшись на постель, Неро не может говорить громко и его слова сухи, будто мёртвые листья, – Жвалы и фасеточные глаза, как у насекомых.
Ли немеет в ужасе. Жанна порывисто притягивает его к себе вечным жестом матери, прижимающей к груди голову больного ребёнка…

…и затих, обмяк, будто из тела вынули все кости разом – то ли доза миорелаксанта была слоновья, то ли апатия навалилась такая, что пальцем не шевельнуть. Неро не чувствовал больше паники, тоски, ужаса… вообще ничего, кроме лёгкого недоумения – вот так глупо и просто всё закончилось? Боунс и Хелен танцевали вокруг него с бубнами, не говоря уж о врачах не корабельных, придумывая безопасный способ введения лекарств, а какой-то штатский хмырь просто взял гипошприц, и…
Запахло едой – это что, первые признаки мутации, изменение восприятия? Перед глазами косяком насыщенно-алых тарелок-фрисби пронесся десяток совершенно настоящих на вид, но огромных эритроцитов – только сейчас навигатор заметил, что за бедлам вокруг творится. Вот теперь-то бой действительно кипел, бредовый какой-то, как в абсурдистском голоспектакле, не вызывая никаких чувств. Неро только сопнул коротко, когда Айрис брала его на руки. В эмоциональном вакууме снова мелькнула тень, на сей раз отвращения: крупный мужчина на руках у женщины, отнюдь не великанши – это дикость, нонсенс, извращение. Но теперь уже все равно, ничего уже не имеет значения; навигатор послушно уткнулся носом в обтянутое шелковистой тканью женское плечо, провисая неловко, задохнулся от боли, ледяной пилой полоснувшей по позвоночнику, и на время перестал быть.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (17-09-2018 05:08:43)

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 21. Красавцы и чудовища