Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 32. Приход-расход калорий – для нас как «Отче наш»


Сезон 4. Серия 32. Приход-расход калорий – для нас как «Отче наш»

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время действия: 2446 г., 14 февраля-ζ, 20:00-22-00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), астрометрическая рубка, медотсек №2, инженерные палубы.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Сардус Турсей (Майкл Морган), Нэд Морриган (Мэран Тэйг Флеминг), Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи) Леонард МакКей (Питер Гудчайльд), Бамбино (НПС), Коста Анмах (Александр Хайд), Ядвига Цепеш (Элеонора Джекил).

http://sg.uploads.ru/STUJM.jpg

0

2

Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

Пусть из компьютерного чрева
Придет заветная стезя,
Где то, что «можно» – это слева,
А справа – что «ваще низзя».

http://s9.uploads.ru/jX6PD.png

Этого следовало ожидать. Собственно, удивительно, что этого не случалось так долго; крепкие же нервы у офицеров Звездного флота, однако. Но и они сдают, когда достигается некий предел. Фабио перестает метаться по астрометрической рубке, как запертый в клетке лев, порывисто садится за пульт и начинает молотить по кнопкам.
Что ты делаешь? – спрашивает штурман.
Вдруг проход опять откроется. Давай, не сиди, как Будда, работай. Ищи коридор, тоннель, что угодно. Нормальный навигационный компьютер отслеживает обратный сигнал от луча. Даже в искривленном пространстве.
Если оно вообще есть – отслеживает, – соглашается Дини, разворачивая коляску от картографической проекции ближайшей звездной сферы и выкатываясь из-за пультов справа и слева, – Если компьютер нормален. А наш... я не знаю, что с ним.
Надо вернуться обратно, к тому месту, – упрямо, с яростью, заявляет младший Барони.
Протянув руку, уже притормозивший рядом Неро почти ласково придерживает запястье Фабио.
Там ничего нет, – произносит он печально и мягко, – Там уже ничего нет, понимаешь? Это не стационарный проход был, а блуждающий. Он закрылся и сразу переместился неизвестно куда. Мы можем ждать его в этом месте тысячу лет, а он больше не появится. Нет там никакого межпространственного тоннеля, Фабио.
Тот в отчаянии откидывается на спинку кресла.
А делать-то что? – раздражённо вскрикивает он.
Неро молчит. Сам он, наоборот, вдруг странно успокаивается, не испытывая ни гнева, ни страха, ни отчаяния. Мозг работает четко, пожалуй, как никогда чётко. Возможно, именно потому, что эту идеально упорядоченную, кристальную ясность мыслей, памятную по кушетке на берегу озера Иннэлейт, по смирительной ванне «Приюта Странника», как и тогда, не мутят больше ни ярость, ни боязнь, ни напрасная надежда.
Это не тупая апатия безысходности, а нечто полностью противоположное – холодное спокойствие, пополам со столь же ледяным азартом. В состоянии почти нечеловеческой сосредоточенности Дини прекрасно понимает, что произошло, видит правду во всей её беспощадности. Теперь вызов брошен не ему одному, а всему кораблю. Прятаться от случившегося некуда. Бежать некуда. Можно только принять этот вызов и идти навстречу тому, что ждет впереди. С открытыми глазами.
Штурман видит, как коллега смотрит на него с легким испугом, и соображает, что последние фразы произносил вслух…
Полчаса прошли в молчании и тишине – до первой басистой реплики белокурого верзилы-техника насчет непринципиальности присутствия здесь старшего офицера, которому можно уйти с вахты пораньше.
Барони-старшему, Рикардо, природа засветила меж карих глаз не только правом первородства, но и редчайшими среди корианцев экстрасенсорными способностями – иногда он видел вокруг людей и инопланетников свечение их эмоций и физического самочувствия.   
Олаф, оставь меня в покое, – по слогам сказал Дини, и Рикардо с великим удивлением услышал, как штурман второй раз за полет повысил голос, – Я не ребенок, я сам знаю, что мне нужно. Позволь мне самому решать, что мне делать и чего не делать. Пожалуйста, выйди вообще из рубки. Кругом марш!
На лице развернувшегося по команде Скригестада было написано детское недоумение – он, кажется, решил, что ослышался или спятил. Штурман сжал зубы и нахмурился. Минут через пять вставший со своего стула Рикардо наклонился к Неро якобы по делу, и негромко спросил, как о чем-то неважном:
У тебя опять боли?
А ты опять видишь ауру?
Нет. Я догадался, потому что ты сорвался и наорал на Олафа.
Дини нахмурился еще сильнее, на виду поддергивая наручный генератор. «Бирюзы» в оправе оставалось меньше четверти.
Тебе нужен новый браслет, – заметил лейтенант.
Мне нужен новый позвоночник.
Слухи носились по бесконечным коридорам этого корабля на субсветовых скоростях, уж точно. Неро клятвенно пообещал себе обойти оба медотсека и со всей нежностью рассказать и Адамсу, и Боунсу, что он думает по поводу их приверженности соблюдению тайны пациентской исповеди. Он бы сделал это прямо сейчас – по громкой связи, если бы не земляки-близнецы. Еще полчаса они не молчали, потом не молчали уже втроем. Рикардо Барони, неустанно остривший, отлично видел, что на четвертой «пуговке» штурману полегчало.
А ты уверен, что действительно хочешь вывести меня из терпения? – ласково так спросил Неро у старшего близнеца после очередного словесного туше. – Подумай еще. Ты ведь можешь об этом очень пожалеть…
Хочу заглянуть за край горизонта, – пакостно-пафосно продекламировал лейтенант.
Ангельское терпение, нордический темперамент… – разглядывая отражение навигаторского пульта в блестящем потолке, тихо и быстро забубнил Дини на манер мантры, – «В ответ воин смеется и смеется…».
Увидев, что циферки 5 и 9 на табло хронометра сменились четырьмя аккуратными ноликами, повеселевший Неро с наслаждением рявкнул:
Уйди, макаронник! Чаша моего терпения переполнилась!! Ты меня достал!!!
Исчезать эти паразиты умели мгновенно – всего через минуту выехав во вновь раздвинувшуюся дверь, навигатор не застал ни одного из братьев, зато наткнулся на собственную, пока отложенную неприятную мысль о вскоре предстоящей неприятной процедуре, породившую у него в мозгу новую теорию: коридоры «Стража» – это пути циркуляции общего информационного потока. Завидев за проеханным поворотом доктора Турсея, Дини в ней еще и уверился – неприятности неслись к нему на всех парах.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-02-2019 17:49:26)

+6

3

Пост написан совместно

Через пару тихих фраз зашагавшего рядом по коридору медика штурман досадливо воскликнул:
Док... неужели ничего лучше катетера при нарушении тазовых функций не придумали? Космические корабли вовсю бороздят просторы Вселенной, а тут…
Хм... если не смогли вылечить само нарушение, то… – собеседник Дини развел руками, перехватив старомодную папку, которую держал под мышкой. – Можно что-то придумать типа водителей ритма в сердце, то есть все процессы по расписанию. Но очень сомнительно, насколько этот процесс будет по ощущениям комфортен. И это технически сложно. Катетер – куда проще и безопаснее. Хотя свои осложнения у этого метода тоже есть. В принципе, можно в ту степь подумать, – заявил он, будто бы начиная форсировать мыслительный процесс в этом направлении прямо сейчас.
Неро, поворачивая на коридорной развилке, молча посматривал на этого энтузиаста, прикидывая – стоит ли признаваться, что сам он примерно по тем же путям шел, и техническая мысля у них в одну сторону работает. Он тоже в размышлениях тихо сам с собою думал о процессах по расписанию или подаче сигнала как-то... в обход, что ли, минуя поврежденный участок спинного мозга. И о минимизации осложнений от проклятых трубок тоже думал, правда, не особо успешно.
Мой дорогой, а знаете, можно же ведь пойти по другому пути! – заявил «добрый доктор» таким тоном, будто эта идея только что пришла ему в голову.
Это по-какому? – с опасливым интересом спросил штурман, нутром чуя, что «другие пути» грозят завести его примерно туда же, куда обычно и заводят «благие намерения».
И ведь не обмануло предчувствие! Доктор Турсей тоже оживился, настолько, что на ходу прочел прямо-таки мини-лекцию:   
Когда начинают работать тазовые органы? Когда нужно выделять отходы жизнедеятельности. Но что, если их попросту нет? Есть подобные феномены у махровых йогов в Индии, есть близкий феномен у здоровых младенцев, рожденных от здоровых матерей. Можно навешать на человека трикодер для мониторинга всего и вся (счетчик калорий, измеритель АД, потоотделения и тыпы). И эта хрень будет рассчитывать спец-диету, четко под полную усвояемость. И есть придется какую-то таблетированную «еду», и пить воду строго дозированно. То есть та еще пытка в плане нормальной жизни, но это возможно.
Вот именно что пытка, потому что... – навигатор осекся, чтобы не сказать совсем уж лишнего.
…это настолько сосредоточенность на телесных «нельзя», что... ни о чем больше думать не сможешь..
Ох... черт, – Неро мотнул головой, отгоняя этот рапидный кошмар наяву. – Нет, уж лучше катетер, потому что это не жизнь вообще.
И физические нагрузки будут еще нужны регулярные, чтобы с потом выводить тот минимум шлаков, который все-таки будет образовываться, – добавил доктор.
А если болевой синдром есть? – глаза Дини потемнели до черноты, в них мелькнула злая насмешливость. – Гораздо рациональнее и проще повеситься. А если еще с почками проблемы – вообще ужас.
Как раз если с почками проблемы, то это более выигрышный вариант, потому что рассчитывается щадящий режим для них, – уточнил Сардус дотошно. – Но в целом, да, это путь для мазохистов.
На фиг-на фиг, – отмахнулся Неро, считая, что неприятный разговор подошел к концу. – Лучше уж с трубками, по старинке.
По старинке не получится, – вкрадчиво произнес доктор Турсей, наконец раскрывая свою папку. – Это идея Боунса, он ко мне обратился за помощью в составлении вашего нового рациона, я все перепроверил, утвердил, и вот теперь вручаю вам, – он протянул взятый сверху лист, и еще яснее стала такая сочу-у-у-увственная мина на его лице.
Ах, с какой радостью я бы вас послал на... хутор бабочек ловить... обоих... – невозможно было не прочесть этого во взгляде старшего навигатора, ей-богу.   
Я так вам сочувствую, – самым соболезнующим тоном пролепетал Сардус вслух. 
У вас язык не повернется, – но эту мысль спрятали опущенные ресницы.
Послушайте, мой дорогой… – захлопывая папку, доктор эдак по-шпионски оглянулся. – Но, между нами, да? – можно иногда забегать ко мне на обед. У меня андроид готовит, она все рассчитывает по калориям и элементному составу, а еще я чутка могу подшаманить с вашим метаболизмом, и... Боунс ничего не заметит, а вы хоть поедите как человек.

http://s3.uploads.ru/nkjDl.png

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-02-2019 17:48:52)

+4

4

Добрый доктор выждал МХАТовскую паузу, снова оглянулся по сторонам. И продолжил:
А вообще, я подумываю сделать из вашего «лечения», – и интонациями он явно дал понять, что лечением эти пытки не считает, – вначале хоть сколько-то нормальное функционирование, с ограничениями, конечно. А потом, может быть, сделаем все, как прежде. Не знаю, правда, как...
В лице читалась забота и какая-то смутная увлеченность. Заинтригованность.
...как конкретно. – закончил он, будто бы внутри что-то подзуживало его раскрыть что-то, замысел, правду... секрет?
Да, Турсею было интересно одинаково, что проколоть Неро, что вылечить, не травмируя. Сделав одно, он успеет сделать и другое. Но вначале человек пусть помучается. Они же все ему, Сардусу, говорили, что Боунс – врач, доктор, специалист.
«Вот и наслаждайтесь вашим гением», – мстительно подумал он.
Но, месть – мстёй, а дела надо делать.
Просто это сложно. – снова продолжил он, якобы помявшись. – Я вызвал перегрев ядра компьютера, где считал процедуру, чтобы сделать вас прямоходящим. Потребуется время, терпите.
И, вновь сунув папку под мышку, сделал несколько шагов в сторону, будто гуляя или размышляя. Взял задумчиво в кулак свой небритый подбородок. Хмыкнул.
Но это будет опасно. Действительно, текущие пыточные методы Боунса – все-таки наименее опасны. Вы очень рискнете, если согласитесь на мои.
И Сардус застыл, будто бы опомнившись.
Извините. Зря я сказал об этом. Еще и расчёты не закончил, даже не зная, насколько это безопасно. Забудьте, даже если получится, все равно это слишком опасный способ. Я себе не прощу, если вы пострадаете...
Ах, это милое лицо, которое он изобразил из себя. Опомнившегося ученого, который ляпнул не подумав, а потом, осознав, насколько сильно может повлиять... ужас! Сардус будто бы (лицом и мимикой – точно) испытывал трудности морального аспекта от своего предложения. Он, не поверите, будто бы переживал, что ляпнул лишнего и обнадежил Неро.
[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

+5

5

Лист с росписью диеты дрогнул в штурманских пальцах раз, потом ещё раз. Оперев локоть о колясочный поручень, Дини медленно вдохнул через нос, надеясь, что и этого настырный собеседник не заметит. По мере того, как руководитель медико-генетических программ, в действительности обусловивших миссию этого корабля, поминутно оглядываясь, будто завзятый шпион, подступал к изложению своих скро-о-омных и альтруи-и-истичных намерений, старший навигатор космокрейсера «Страж» мрачнел. То есть и до того его лицо радостью отнюдь не сияло, а уж от роняемых доктором заманчивых и интригующих полуфраз оно совсем каменело, становясь отрешённой маской, будто в контраст с теплеющим взглядом Турсея и заботой, проступающей на его обычно надменной физиономии с холодными глазами.
Обычно владеющий собой Неро не справлялся – кажется, врожденное умение «держать лицо» ему изменило. Он стыдился этого и стыдился того, что чувствует к этому человеку, желающему добра, острейшую неприязнь – просто до ненависти. Это было чёрной неблагодарностью, это было крайне нелогично и непорядочно, но чувство никак не желало укрощаться, выедая изнутри кислотой. Спасаясь то ли от него, то ли от себя, то ли от Сардуса, Дини на автомате, все так же держа в руке проклятый лист, зарулил в неглубокую нишу у лифта, чтобы не мешать проходящим по коридору людям, и развернул коляску – навигаторские навыки давно превратились в чистейшей воды рефлекс, он бы и при смерти\в полуобмороке такое сделал.
Старомодный бумажный лист всё-таки выпал из дрогувших пальцев, красиво планируя, приземлился на бархатистое покрытие коридорного пола шагах в пяти – видимо, отнесло сквозняком из вентиляции. Миниатюрная брюнетка-энсин из научной службы изумлённо покосилась на него, обходя с явной опаской. От одного из слов в череде рассыпанных доктором штурман вообще вздрогнул и резко побледнел чуть не до зелени, и нет, это было вовсе не повторённое на все лады «опасно», как можно было подумать.
Пожалуйста! – Неро вскинул потемневшие глаза, в них застыл страх… или тоска. – Нет, доктор, нет, меня уже делали прямоходящим. Я больше не хочу.
Нет, ну не до такой же степени влипать в корабельную ноосферу… и часа не прошло с того разговора с Фабио.

– Это робот? – Дини заглянул в падд земляка, в свободные минуты рассеянно изучавшего какое-то странное бронированное существо, явно не природой созданное. – Полуробот?
– Нет. – Барони, понявший что к чему, отвечал спокойно, – Он живое существо. Вернее, не он, а в нём. Это просто костюм. Биомеханический. Какая-то старая разработка.
– Знаю, носил. Целых четыре дня. Не совсем такой, поменьше, конечно. Но похожий.
Фабио посмотрел на напарника в недоумении:
– Ты?! Зачем он тебе?
– Он должен был дублировать часть моей нервной системы. Подключиться к ней снаружи, заставить тело работать, – Неро извиняющимся тоном добавил: – Меня тогда «ставили на ноги».
– Почему же не поставили?
– Побоялись – сдвинусь. Все четыре дня я выл от боли.
Лейтенант поёжился. Если терпеливый Дини сознался, что боли не вынес – жутко представить, чего с ним в это время было. Штурман виновато улыбнулся, опуская взгляд.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-02-2019 17:48:01)

+4

6

Сардус забылся делами и кое-что забыл. Да, Неро теперь просто так не полезет опять под процедуры. Его придется осторожно приманивать. Пора было быстро менять стратегию.
Сардус серьезно посмотрел на Неро, облегченно улыбнулся, выдыхая:
Ну, хорошо! – он даже просиял. – А то я бывает слишком увлекаюсь идеей, забывая о желаниях человека. Хорошо что вы полны здравомыслия и решимости. Соблюдать диету, – закончил он с явным облегчением.
Или просто наноботов прямщас? И пусть что хочет говорит, я с компьютера в любой момент инициирую любой этап трансформаций? – он прикинул мысль очень быстро. Оставил на случай если уж совсем лишился дара управленца.
Сардус уткнулся в переносной планшет с данными, увлеченно рассчитывая какую-то формулу. Он еще слушал, но уже явно что-то считал дальше.
В общем, внешний вид консультанта явно показывал, что тому полегчало совсем, он расслабился. Заулыбался.
Короче, с меня ужин и андроид, с вас – идти на поправку. А то знаем мы этих докторов из медотсеков.
Он опять поглядел в планшет, там что-то опять пикнуло, щелкнуло, треснуло...
Но это приглашение, а не требование, – бросил он, на секунду отрываясь от устройства. В нем издались целые серии новых звуков. Можно сказать, что на них доктор Сардус перешел к более интересной для себя ситуации, закончив предыдущую – диалог с Неро. Хотя он и не то чтобы уходил... Можно было бы сказать, что он так чего-то ждет, но Неро был вполне достаточно знаком с Турсеем, чтобы понять, что тот просто задумался, и ему пофигу, где он стоит, пока там не стреляют или не угрожает что-либо прочее непосредственно Сардусу или его имуществу.
[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

+5

7

В ответ на облегчённое бормотание доктора Турсея (перетак его и так!), который рассиялся на манер красна солнышка, помрачневший навигатор почти оскорблённо вскинул глаза. Поглощая синюю, особенно густого оттенка здесь, в коридорной нише, радужку, зрачки расширились – из глаз будто плеснуло застоявшейся там тьмой и гневом – «здравомыслие и решимость»? Это штатская сволочь издевается так? Или он действительно не понимает, что Неро сейчас попросту струсил? Испугался до дурноты, до ледяного кома в животе, до вставших торчком волосков на загривке. Нет, не того, что именем «Опасно» крестил раз за разом сам доктор, неизвестного, непроверенного, о нет, ровно наоборот: проверенного, пережитого минуту за минутой, того, что штурман испытал на себе, что помнил не умом, а всем истерзанным телом, как будто ту боль не отнесло временем вдаль на несколько лет, как будто она стихла только что… или даже не стихла ещё.
Аж потом прошибло от макушки до копчика. Дини медленно вдохнул, словно подавляя зевок, и с отвращением выплюнул два слова: 
Буду соблюдать.
И вдруг стало нестерпимо стыдно – ему же добра желают, люди ему помочь хотят. Стыдно, стыдно!.. – до онемевших скул. Кровь бросилась в лицо, и Неро отвёл глаза, благо был повод: чернявенькая энсин Морено всё-таки грациозно присела, чтобы поднять успокоенно распластавшийся на полу белый лист, не удержавшись, всё же заглянула в него, пробежавшись глазами по строчкам, и теперь не скрывала смущения, молча передавая распечатку старшему навигатору. Ну правильно, глупо было бы спрашивать «Это ваше?» – имя же в заголовке крупно проставлено.
Спасибо, Регина.
Беря бумагу из ее тонких пальцев с выкрашенными в трогательный молочно-розовый ноготками, Дини даже не хмурился уже, и на чёрные зернышки букв, и на девушку, чтобы кивнуть – можешь, мол, идти, взглянул с усталым равнодушием, хотя внутри еще пузырилось едкое.   
Этот надменный хмырь… – ненависть неумолимо становилась злобой, злоба – остывающим раздражением. Вот оно и пропитало следующую, в принципе, необязательную реплику:
Примите совет, доктор: не говорите о том, в чём не разбираетесь. Даже чтобы завоевать симпатию. – Неро коснулся сенсора, вновь выезжая в коридор, аккуратно сгибая вдвое, а потом ещё вдвое лист, сказал ещё холодно: – Пытки – это пытки. Их трудно принять за лечение.
А вот наоборот – очень даже можно, – это старший навигатор тоже знал, к сожалению; объективность иногда – вещь совсем ненужная, но поди от неё избавься. – Да та же физиотерапия – это адский ад...
Однако воспоминания отступали медленной волной жидкой лавы, жаркий румянец бледнел, дыхание выравнивалось, смягчался лихорадочный блеск глаз.
Я приду к Вам на ужин, обещаю, доктор Турсей.
Опять, видимо, предстоит бессонная ночь, – понял навигатор, нажимая на пряжку браслета. Тело было тесной клеткой, а боль – запертым в ней зверем. Диким зверем, который грыз, царапал, бил яростно место своей неволи…
Коляска объезжала застывшего с паддом штатного консультанта, Дини размышлял. Врачи так давно не обещали ему ничего хорошего, не обнадеживали. Никто, собственно, ничем, с того момента, как советник Линдеман вывез с Иинглы его и Валдиса. В конце концов, этот ...Индюк не зря же получил такую материальную базу для своих исследований, не зря же именно он поставлен заниматься истинной целью миссии «Стража». Он же чёртов гений, и он что-то придумал. Вдруг это реальный шанс, вдруг возможно, что частичный хотя бы контроль над телом вернется? Мадонна, да бог с ней, с ходьбой, но то, что даже в туалет не сходить нормально, самому, без унизительных процедур... это до сих пор невыносимо.   
И не только на ужин, – он сказал это так тихо, что занятый своими расчётами генетик наверняка не услышал. 
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-02-2019 17:47:29)

+3

8

[nic]Сардус Турсей[/nic]
Эта эмоционально-противоречивая бомба на колесиках устраивала концерт по заявкам от рандомайзера, со скоростью, приближающуюся к пульсару. Во всяком случае, эти его эмоциональные перепады казались для Турсея скорее последствием изменений в теле. Пусть незаметное влияние, но от модификаций его не могло не быть.
Или он был настолько лабильным всегда? Надо посмотреть отчеты советников и рекрутеров. Навигаторами обычно становится черт знает кто, но должен же быть предел для мальчиков-пилотов же? – с недоверием подумал доктор. Не хотелось верить, что в Звездный флот вообще отбирают по принципу «чем неустойчивее личность – тем лучше».
Сардус стал проверять отчеты советников о Неро. Он хотел найти самый старый, чтобы было ясно, отчего он такой лабильный.
Я приду к Вам на ужин, обещаю, доктор Турсей.
Турсей кивнул, отвлекаясь от падда. Потом посмотрел на штурмана и, слегка смягчаясь, сказал:
Буду рад, но вы совершенно не обязаны. Я все понимаю, – почти добро сказал консультант, возвращаясь к падду.
«Да куда ж ты, дорогой, с подводной лодки-то корабля-то денешься?»
Он направился к своему медотсеку, чтобы уже в тишине и покое выполнить перекрестный анализ. Посмотрел вслед уезжающему Дини. Нажал кнопку на падде – и корабль едва тряхнуло через семь секунд.
Сардус шел спокойно и уверенно, иногда поглядывая в падд, где показывались типичные медицинские данные с трикодера. Корабль тряхнуло точно по расписанию. Гравитационные колебания позволяли вызывать самую разнообразную и безопасную, в целом, тряску. Кстати, об этом: да устрой Турсей сильную тряску на корабле – Дини бы был в порезах весь. Важно просто снова поместить его туда, где будет много острых предметов... проверенный вариант на случай экстренных ситуаций номер два был готов. Турсей не любил иметь лишь один запасной план.
Становилось яснее, отчего Терри привязался к этому человеку. Его мутация была бы ожидаемой, но... может быть, даже наилучшей мерой. Понимание чувств капеллана никак не помогало Турсею разделить такую же привязанность, как у брата. Это был объект и только.
Компьютер. Спрогнозируй изменения в характере, объекта Т4.1.7.2, – назвал он номер Неро Дини в его личной базе. – На основе первичных отчетов по состоянию психики и оценке личности. Учти динамику за время службы и проанализируй влияние модификаций аллелей генов...
Выполняю.
В медотсеке стало тихо. Компьютер считал, мерцали данные. С монитора рядом шел общий мониторинг характерных динамик для экипажа в целом.
До масштабного эксперимента оставалось не так много времени. Нужно было их собрать группами, чтобы пронаблюдать максимально эффект, и как-то исключить Терри из этого вертепа. Может, его в стазисную камеру засунуть? – в голове сразу нарисовался предлог, но Боунс тогда превращался в страшную проблему. Хоть убивай. Но это бы означало, что придется выслушивать и таскать всю ту рутину, что тащит на себе врач корабля.
Анализ завершён, – компьютер выдал результаты. С интересом Сардус вчитывался, порой даже хихикая. Все шло как надо, хоть и немного неожиданно.

+5

9

«Бомба на колёсиках», безусловно, отдавала себе отчёт, что именно бомбой с некоторых пор и является – а поди тут не отдай, тупым навигатор не был, таких в его специальность попросту не берут. Однако эмоционально нестабильным он себя не считал ни разу, да и с чего бы? Не лаял, не кусался, на прохожих не бросался, своё дурное настроение, буде оно случалось пару раз в году, на окружающих практически не вымещал… если только эти неумные окружающие не тыкали в болевые точки, из которых самой чувствительной всегда была уязвлённая гордость. Тут, да, тут провоцировавший и сомневавшийся в его рассудке и храбрости рисковал огрести – в непротивленцы Неро не записывался. Однако, это закипал он медленно, а остывал или обуздывал себя мгновенно, вновь возвращаясь к тому, что называется душевным равновесием и рабочим режимом. Для человека, не просто утратившего здоровье, но рискующего умереть в муках едва ли не в каждый момент времени, пережившего плен, пытки, (о которых так и тянуло запросто потрепаться здешних медиков почему-то), долгое возвращение из полного отчаяния к самому себе, да ещё и измученного постоянной болью, он вёл себя поразительно адекватно. С этим и психиатры соглашались до сих пор, и психологи Звёздного флота.
Вот и сейчас гнев утих, за считанные секунды миновав стадии раздражения, потом досады и лёгкой досады, невысокий зубец внезапной надежды так же быстро сгладился – и к моменту толчка, опять тряхнувшего корабль, мистер Дини вернулся к так ценимому им самим эмоциональному фону – ровному, как линия пульса у покойника. Толчок, кстати, заставил вспомнить о проблеме – штурман машинально попытался затормозить, но таки въехал в коридорную стенку подножкой.
Надо к Мультитулу… хорош уже откладывать, – вздохнул про себя мистер Дини. – А то сенсор тормоза вообще откажет, что делать буду?
Мысль о том, что долгожданное свидание с кроватью придётся отложить ещё на полчасика, прилива восторга точно не вызвала, однако и досадовать было бесполезно – дело есть дело. Причём личное – не корабельное же оборудование сломалось, чтоб Нэда вызывать. По своей нужде самому и на поклон к умельцу придётся идти. – Неро сдал назад и покатил к лифту.

http://s8.uploads.ru/BiMGV.jpg

На инженерных палубах – и вообще-то, прежде, а на «Страже» тем более – он бывал нечасто, и сейчас, выезжая в очередной коридор, но уже на двенадцатой палубе – нижней из инженерных, едва ли не пожалел об этом. Здесь было… спокойно. Не безлюдно, о нет, но деловито-спокойно. Успокаивающая надежность отлаженного механизма, когда он работает, как часы, витала в воздухе столь же ощутимо, как запах нагретого металла. Правда, в одиночестве штурман по этому коридору ехал недолго – обернуться на лёгкие шаги за колясочной спинкой он не успел, раньше раздался голос: 
Как отдыхается, отпускник? Развлекаемся? Веселимся? Едим досыта? Спим без просыпа? Спорим, ты меня не ждал? – спросил насмешливо старший из близнецов Барони.
Не-а! – признался Неро, поднимая взгляд с приземлившейся на его плече руки на лицо зашагавшего рядом Рикардо. – Думал, тут от тебя скроюсь. Но сегодня, видимо, массовое паломничество навигаторов сюда. Ты тоже к Мультитулу?
Рики и ухом не повёл. Была у него такая мода – когда вопрос казался ему неуместным или глупым, он просто делал вид, что не слышал его.
Это из разряда «Не будешь задавать лишних вопросов – не услышишь лжи»? – понял штурман. – Ладно, но я первый в очереди на починку. И искать его по всей палубе будешь ты.
На ходу Барони нагнулся к земляку, приобнял и сказал на ухо очень нежно:
Правда, я не бью женщин, детей, стариков и инвалидов, но для тебя с удовольствием сделаю исключение!
О, а Морригану тоже есть чего опасаться? – живо заинтересовался Дини, шутливо отпихивая приятеля.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-02-2019 17:46:08)

+4

10

Система разрисовала этого навигатора похлеще, чем тривиального монстра из голоромана-ужастика. Казалось, что компьютер пессимистично настроен по отношению к эксперименту. Впрочем, это было нереально, все же господин ИИ не может так себя вести – его никто так не программировал.
Вот мы и приблизились к прогнозам и вероятностям. – По расчетам Сардуса, половина экипажа будет различным образом разодрана и порвана на запчасти в ближайшее время. Затем 25% – уже локальными катастрофами. В итоге, оставшиеся, по возможности, будут выкошены какой-нибудь нейтральной фигней.
Турсей не хотел задействовать открыто себя или андроида до окончания всех петель. Уже на последнем круге можно будет раскинуть ветвистую машину для убийств по всему кораблю. Или просто закачать по вентиляции гидрозин… а может быть, даже чего-то повеселее.
Экипаж этот вообще был странноват. Анализ показывал, что они неэффективны, насколько это вообще возможно для офицеров, хоть как-то прошедших в миссию корабля Звёздного флота. Бесшабашные, малоконтролируемые.
Сардус разозлился. Его брата расценили как расходный материал по внешним параметрам – ну да, не очень-то он походил на образцового офицера. Но то, что он так цеплялся за эту шваль...
Да, ирония судьбы. Самые «сливки» общества скинуты в одну корзину, и Терри, герой-спаситель, который ничего больше в жизни не любит, чем такие вот «сливки» снимать. Это не корабль, а эротическая мечта этого моралиста.
Проще всего было просто вывести Терри из строя, а пока тот будет в стазисе – перебить оставшийся экипаж...
Но тогда он поймет что это моих рук дело.
Впрочем...
– мысль пришла вполне очевидно. – Ведь они так или иначе должны были войти в конфликт друг с другом.
Сардус понимал, что ему достаточно едва-едва пнуть всех на корабле и это запустит цепную реакцию: экипаж начнет убивать друг друга, Терри, при всей его любви ко всем-всем людям, будет вынужден выбирать.
А Сардус его телепортирует, если тому будет угрожать опасность.
Он осекся. Слишком опасным казался план.
Хотя... я же могу попробовать. Петля пока устойчива.
Но он не знал, хватит ли ему духу еще раз пережить смерть брата. Даже в петле. Сможет ли начать последовательность, приводящую к временной и не совсем настоящей смерти Терри? Даже во имя его спасения?[NIC]Сардус Турсей[/NIC]

Отредактировано Майкл Морган (02-10-2018 20:40:56)

+4

11

Появление на инженерке сразу двух членов экипажа, обычно редко появляющихся в этой зоне, не прошло для Нэда незамеченным. Его люди, видимо, из уважения к штурману, даже коммуникатором пользоваться не стали, доложили лично, так, мол, и так, принимай гостей. И что оставалось делать? Безусловно, принять. Тем более, что всяко лучше перехватить их самому, чем позволить свободно расхаживать по своей вотчине. Не то чтобы он побаивался, что эта яркая парочка сможет навредить или где-то накосячить, но... лучше перебдеть, чем недобдеть, как говорится.
Чем обязан? – Нэд попытался изобразить приветливую улыбку, но даже сам понимал, что на его лице скорее всего отразилось напряженное беспокойство. Брови сами собой хмуро сошлись у переносицы, «делая лбу неприятно», как говаривал старый добрый Донни, инженер-механик из Третьего Сектора. – Что-то случилось? Поломка? Проблемы? Острая нэдонедостаточность? Скучашки?
Первым, что пришло ему в голову, была идея о том, что проблема крылась в коляске Дини. А что, выходило логично. У одного беда со средством передвижения, а второй его привез, так сказать, в ремонт. Ну или подстраховал. Чем не довод? Вроде складно. Где-то в безднах сознания затерялась, конечно, робкая мыслишка, что это просто дружеский визит напобухать или хотя бы напоболтать, но это вряд ли. Местом встречи для контактов подобного рода чаще всего была кают-компания. И кто виноват, что сам Нэд туда не особенно ходок? Аж никто! Третья мысль оказалась куда более соблазнительной, но еще более невероятной, чем предыдущая.
А что если, допустим, – просто допустим! – на самом деле Дини заявился сюда втайне, чтобы попросить его о чем-то эдаком? Восхитительно стыдном?
Непаливно подправить курс корабля, направив его на ближайшую планету с куртизанками? Нет, маловероятно. Слишком далеко, кто-нибудь спохватится намного раньше, чем они доберутся до места.
Создать для него робокуртизанку прямо здесь? Хотя нет, вроде бы штурману не позволяло здоровье... Тогда... Тогда... Выложить в каюте алкогольный фонтан с поручнями для неходящих? Подшаманить с дверным механизмом каюты капитана, чтобы он, например, для входа/выхода в свои апартаменты вынужден был петь веселенькие песенки фальцетом? В конце концов, всегда можно было бы подшутить над многоуважаемым доктором-уколистом, который...
Додумать гениальную мысль ему так и не дали. В мысли вторгся уверенный голос одного из гостей.
[NIC]Нэд Морриган[/NIC] [STA]Мультитул[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c830609/v830609137/150cc8/KKCa0J-hq9I.jpg[/AVA]
[SGN]

«А у него с собой было!..»

Внешний вид: униформа инженера Звёздного флота Федерации. Под ней – экзоскелет.
С собой: набор инструментов в экзоскелете.
http://s3.uploads.ru/3eMU5.jpg

«Мультитул»

Инженер. В экзоскелете вместо инвалидной коляски. Человек в роли многофункционального швейцарского ножа. В костюме-то можно знаете сколько ништяков напрятать? Герой какой-то невнятной локальной космической войны, помешанный на технике, любящий и понимающий её больше, чем живых существ. Сделать межпространственный телепортатор из консервной банки, гнутого гвоздя и такой-то матери? Вам к нему!
Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 14. День душевнобольных

[/SGN]

+5

12

Появление Дини и Барони на нижних палубах не осталось незамеченным не только свитскими стражевского «горного короля». 
Господа навигаторы, сколь радостно видеть вас в наших запылённых приделах! – воскликнул сочный баритон Говоруна, – Не покоробят ли вас изъявления моего нижайшего почтения? Позволено ли мне будет, выждав приличествующую случаю паузу, выразить свой величайший восторг?
Вырази, – без энтузиазма пробурчал Дини, – В двух словах.
Всеподданнейше приветствую! – гаркнул голос. Но замолкнуть смог только на полсекунды, ибо его обладатель от рождения страдал слов хроническим недержанием.
Ну понеслась! – приуныл Рикардо, – Говорун, ты ненормальный…
Ненормальный! – со смешком согласился баритон.
Если во всяком порядочном доме живал домовой, в бане – банник, в овине – овинник и далее везде, то в трюмах «Стража» обитал «трюмник», причём обитал очень громогласно. Штурман успел узнать, что заговаривать со здешним «духом» себе дороже, но…
Голос легенды Звёздного флота Валдиса Янсонса, его интонации, его характерные штучки и вечные приколы, по которым Неро так скучал, заставляли наплевать на здравый смысл, и вслушиваться в разливанную трескотню Говоруна. Такой вот способ почтить память… Дини никому на корабле не рассказывал, в честь кого компьютер трюмов имеет характеристику «пустомеля высочайшего класса», да никто больно и не спрашивал.
О, о, а вот и сам владыка «запылённых приделов»… приделался. С видом грозным и хмурым, как полагается монарху, которого оторвали за-ради пустяков от дел государств… всекорабельной, в общем, важности. Этот тоже голосом загромыхал – побочный эффект объёмов помещения: что ни скажешь, всё будет с гулким эхом.
Ага, соскучились – страсть, – Барони округлил плутовские карие глаза и, якобы прячась, зашел за спинку коляски земляка, выталкивая его вперёд. – Видишь, даже спустились в твой Аид, хотя шансы отсюда не вернуться… ничего себе так, на героизм… нууу… потянет с пивом.
Я тоже лично поприветствовать хочу, – Неро прищурился, стараясь не улыбаться. – Но из двух… – он преувеличенно опасливо оглянулся, и, не найдя естественного дубль-Барони, подтвердил с облегченным вздохом: – …да, двух сейчас здесь меркантильных корианцев, я самый меркантильный – я по делу прикатил. Совсем у меня, понимаешь ли, тормоза отказали, а психиатр коляску не принимает. Выручай, Нэд, а то совсем неудержимым стану.
Младший навигатор давно прислушивался. На пороге одного из трюмных помещений всё громче разговаривали двое – кудрявый трюмный Норьега и другой техник, стоявший спиной. Он размахивал руками, и в его бессвязных выкриках преобладали визгливо-истерические ноты:
Чуть не погубили всех! Куда офицерьё смотрит! Ходят, лампочки носами задевают! Мы для них быдло! А сами кто они такие, чтобы перед ними расшаркиваться?! Из-за них мы в этом… этом железном гробу! – парень бухнул кулаком в стенку. – Их всех убить мало!
Уймись, Мак! – Норьега, увидевший Дини, Барони и Морригана, старался успокоить МакДауэлла.
Тот перехватил опасливый взгляд Херардо, обернулся, и его глаза блеснули то ли полубезумной, злой радостью, то ли слезами. Он шагнул навстречу офицерам. Смущённый Норьега схватил приятеля за плечо и попытался силой втащить обратно:
Простите, он совсем бешеный сегодня. Перенервничал. Мы все перенервничали.
Не пресмыкайся! – рявкнул Эдгар, отбрасывая руку трюмного, – Посмотри на этих! Тоже мне, белая кость! Один полный псих, алкаш-одиночка, второй жулик, третий вообще… – палец МакДауэлла ткнул в Дини: – Нам вешают лапшу на уши, будто это чудовище – классный штурман! Но это же… это же смешно! – техник истерически расхохотался, – Просто курам на смех! Может, и был когда, а сейчас… Да ему в туалете самому не подтереться! Ведь почему из плена отпустили только его одного, никого больше? Да только потому, что ему инги мозги промыли!
Неро, конечно, обиды не показал, слушал этот бред с каменным лицом. Его дело, – выскользнувший из-за коляски Барони неторопливо приближался к оскалившемуся технику.
Думаешь, об этом не знало наше отечески заботливое правительство?! Милосердие они, видишь ли, решили проявить! – брызгал слюной побагровевший Эдгар, – А милосердие-то за наш счёт! Весь корабль у него в руках, кора-а-абль! Какой кретин додумался, будто бы он в состоянии хотя бы себя контролировать?! Если его из психушки выпустили, это ещё не значит, что он нормальный!
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-02-2019 17:45:19)

+4

13

[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
Итак, процесс анализа был выполнен, и пришла пора приступать к продолжению стимуляции и нагнетания. Нужно же было создать стресс, чтобы поддерживать должный накал страстей в дружном коллективе.
Сардус посмотрел на андроида с некоторой грустью: ему становилось скучно. Определенно, эти клиенты, вытащившие его с базы, сделали хорошее дело, сами того не понимая, однако все же отказаться от их предложения было точно неплохой идеей. Технология прекрасна и интересна, но не для таких вот гастролей выезжал Сардус, не для таких вот идиотических приступов экстремального туризма он строил себе станцию. Наконец, не для таких студенческих экспедиций – тоже.
Балаган и детский сад, царивший на корабле, поистине поражал своим масштабом. Поражал настолько, что временами хотелось использовать что-то запрещенное; выпустить на корабль какую-нибудь кровожадную тварь, к примеру. Ах да… он совсем забыл.
- Инициировать сценарий 3.7.1-альфа.
Компьютер послушно пикнул, запуская очаровательный приступ «кашля» зараженного корабля. Новые приколы с потряхиванием скоро начнутся. Порцию развлечений за счет голопроекторов пока Сардус решил попридежать, хотя протоколы безопасности голопалуб были отключены везде, кроме самих голопалуб.
Он не без интереса увидел, как голодек 2 был включен, и решил подсмотреть по потоку данных. Скабрезно хихикая, он даже подумывал испортить сексуальную разрядку кое-кому из экипажа, например, подменяя характер персонажей. Руки чесались сделать какую-нибудь пакость.

+5

14

[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA] [STA]Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь.[/STA] [SGN]Курс на первую звезду справа и дальше до самого утра![/SGN]

Джеймс отступил на шаг, прячась в тени и прислушиваясь к разговору Сардуса и Неро. Происходящее ему не понравилось, от слова «совсем». Очередные процедуры для его штурмана, странная диета, да, пусть она была идеей Леонарда, но Джиму почему-то показалось, что Турсей ее доработал и весьма садистски исказил – хотя, это было всего лишь предчувствие… К чему все это? Честно говоря, Гордон пока не знал. Будет ли это Неро во благо? Или же нет… Пожалуй, следует всесторонне изучить этот вопрос.
Раздумывая над тем, будет ли сильно рискованно обращаться к доктору МакКею с подобным вопросом, Джеймс пропустил часть диалога, услышав лишь приглашение на ужин и то, как Дини согласился. Скрипнув зубами, капитан еле сдержался, чтобы не вмешаться. В конце концов, это их личное дело. Хотя – Гордон был достаточно сильным, чтобы признать это – картина того, как штурман ужинает с доктором, заставляла его чувствовать некую… неудовлетворенность, что ли, и ревность…
Капитан раздраженно фыркнул. Вот какого черта? Что это еще за новости такие? С каких это пор он начал относиться к Неро именно так? Это было… странно.
Провожая взглядом Дини и Сардуса, Джеймс решил, что все риски получить кучу гипо в шею от постоянно злобно настроенного Леонарда – ничто по сравнению со здоровьем штурмана, капитан уныло побрел в медотсек. Задумавшись над тем, стоит ли запретить Дини ужин с Сардусом, воспользовавшись своими служебными полномочиями, Гордон грустно улыбнулся. Это было бы совсем неправильно. Хотя, может, стоит пригласить штурмана на ужин самому и даже расстараться, приготовив что-нибудь на камбузе «Стража», отодвинув в сторону их кока? Разумеется, предварительно проконсультировавшись с Боунсом по поводу диеты Дини. В версию диеты доктора Турсея, добытую всеми правдами и неправдами, капитан не особо верил. Червячок сомнения грыз его изнутри, говоря о том, что что-то в ней не так, хотя, будучи гением практически в любой из областей знаний, Джим пока не обнаружил ничего криминального. Все абсолютно логично и идеально. Это и было странным.
Проходя мимо голодека, Гордон, услышав тихий шум оборудования, резко остановился. Это было довольно странно – насколько он помнил, никто из команды не запрашивал разрешения на использование палубы. Заглянув внутрь, капитан резко отшатнулся и тут же заблокировал дверь капитанским кодом. Пожалуй, увиденное могло пошатнуть психику не только энсинов-новичков, но и любого из самых матерых членов экипажа. Так что меры безопасности явно не были лишними.
Содрогнувшись, Джеймс отогнал от себя воспоминания об увиденном, и быстрым шагом пошел к безопасникам. Следовало отследить протокол безопасности и понять, системный ли это сбой или чья-то умышленная диверсия. Впрочем, первая версия была придумана Гордоном всего лишь для собственного успокоения. Компьютер защищен достаточно хорошо для того, чтобы не отследить подобное и не сообщить старшему офицерскому составу. Значит – диверсия. Думать о том, что на корабле завелась «крыса», было больно.
С каждой секундой происходящее нравилось капитану все меньше и меньше.

+4

15

Привычно проигнорировав Говоруна, Нэд, прищурившись, слушал объяснения Дини.
Коляска без тормозов? Да у нас, простите, на секундочку, большая часть экипажа без тормозов! Но мозг инженера уже почти в автоматическом режиме стал прикидывать возможные варианты поломок и соответствующие способы диагностики, которые смогли бы при минимуме усилий сразу же...
В мысли вторгся знакомый, истерично-визглявый голос, долетавший откуда-то с периферии и с каждым следующим словом набиравший обороты в громкости.
Куда офицерьё смотрит! Ходят, лампочки носами задевают!
Серьезно, что ли? – Нэд сунул руки в широкие карманы комбинезона. Он мог бы остановить этих двоих, мог бы даже обратить внимание на судорожные извинения Норьеги, но не стал. На лице Морригана стала проявляться кривая жестокая ухмылка, которая никому не предвещала ничего хорошего. Был бы МакДауэлл чуть более внимателен, его бы уже, наверняка, в стенку вжало от этой гримасы начальства.
Барони, стоп, – расчетливо холодным голосом велел Нэд, останавливая явно набычившегося и готового к драке корианца. – Это все же мои люди.
Барони с некоторой неохотой притормозил, оглядываясь через плечо. Морриган понимал, что такие приказы ему явно не по вкусу, как, впрочем, и все сказанное здесь ранее, но выхода у него не оставалось. Все же субординация – штука весьма полезная, как и дисциплина.
МакДауэлл обернулся к корианцу и смотрел на него с вызовом. Губы его почти беззвучно шевелились, явно выдавая самые оскорбительные из известных ему фраз. Норьега же почти смертельно побледнел, не зная, что ему делать – то ли прикрыть коллеге рот рукой, то ли уже бежать с места будущих зловещих событий.
Мне прямо интересно даже стало, – снова неспешно заговорил Нэд, наконец-то медленно двинувшись вперед. Шаг его напоминал неспешную поступь прогуливающегося бездельника, но лишь на первый взгляд. Вот именно таким шагом, как правило, к людям и подкрадывается хтонический пиздец. И сейчас Морриган был лучшим его воплощением. – Кто из нас полный псих, алкаш-одиночка, кто жулик, а кто третий «вообще». Мне, например, все три пункта вполне себе по душе.
Он не... – начал было Норьега, но Нэд остановил его коротким взмахом руки.
Все с той же весьма характерной и несколько кривоватой улыбочкой, которая не затрагивала ледяных глаз, он подошел к МакДауэллу вплотную, и уперся взглядом в его лицо.
Что, запугать меня вздумали? – выплюнул Эдгар сквозь сжатые зубы. – Так я вас не боюсь, и без того пуганные! Мерзкие двуличные...
Отсек 8С, секция 15, – ледяным, бесстрастным тоном перебил его Морриган. – Сейчас.
На какой-то момент это сбило МакДауэлла с толку. Затем его лицо уродливо искривилось и покраснело, словно давленный помидор.
Пятнадцатая секция отсека восемь-Цэ считалась «Душилкой». Расположенная прямо под двигателем, она постоянно нуждалась если не в ремонте, то в диагностике и корректировании работы некоторых систем. Именно из-за расположения условия работы в ней были почти сверхчеловеческими. Усиленная гравитация, дополненная давлением и, собственно, излучением самого движка... Как правило, Нэд ходил туда сам. Во-первых, потому, что не в его правилах было скидывать на кого-то работу, которую даже он сам не хотел выполнять (и это еще при всей своей страстной любви к ремонту различных механизмов). Во-вторых, потому что считал это своей прямой обязанностью. В-третьих, потому что хоть немного, но его экзоскелет давал небольшое физическое преимущество. Вроде бы. Или Морриган просто недурно умел сам себя в этом убеждать.
Вы не имеете права... – прохрипел МакДауэлл.
Постановление 11-32В. «Старший инженер Звездного флота имеет право требовать от вверенного ему в подчинение персонала выполнения его прямых рабочих обязанностей». Должностные инструкции техников обслуживания трюмных помещений, пункт 6 раздел 11. «Отсек 8С, со всеми прилегающими к нему секциями относится к компетенции техников обслуживания трюмных помещений».
Я имею право отказаться! – с отчаянным вызовом выкрикнул Эдгар, но он уже чувствовал, что проигрывает эту битву, и голос его унизительно дал петуха.
Постановление 2D – «Член экипажа космического корабля Звездного флота не имеет права отказаться от выполнения своих прямых должностных обязанностей, если они не противоречат его должностным инструкциям и приказам вышестоящего начальства». Постановление 2D, пункт шестой, – совершенно безжалостно продолжил Нэд, не сводя с подчиненного взгляда и почти не моргая. – «При нарушении членом экипажа правил субординации или совершении других нарушений, зафиксированных официально, старший по званию офицер, в подчинении которого находится нарушитель, имеет право назначить наказание на свое усмотрение. В рамках установленных должностных инструкций и прямых обязанностей члена экипажа»... Красавчик, нарушение зафиксировано официально?
Хотя голос он не повышал, этого оказалось вполне достаточно, чтобы Говорилка тут же услужливо отозвалась своим сочным баритоном.
Так точно. По протоколу, с подтверждающими аудио и видео-записями. Свидетельства очевидцев, по статуту, можно добавить в течение суток, – пауза. Задумчивые интонации. – Советую бежать. Быстро и не оборачиваясь...
Вы точно хотите нас убить! Всех нас!...
Ну что ты, боец, – улыбка Нэда стала несколько шире. – Только тебя.
МакДауэлл захлебнулся своей фразой. Теперь он побагровел настолько, что, казалось, вот-вот лопнет. Норьега же, напротив, почти смертельно побледнел.
Видишь ли, при чрезвычайных положениях и иных ситуациях, обозначенных в статуте как «исключительные», старший по званию офицер имеет право наказать члена экипажа, подозревающегося в бунте, соответственно законам военного времени. То есть, не в клетку тебя посадить, а, к примеру... – Нэд сделал вид, что задумался. – Смыть в открытый космос без скафандра.
Вы не...
Красавчик, что там у нас подпадает под определение «действия, характеризуемые как призыв к бунту»?
Нарушение субординации с призывом к нарушению правил и статутов космического корабля, – с предельной серьезностью отозвалась говорилка. – Открытые призывы к убийству членов экипажа. Обострение критических и иных настроений на корабле, характеризуемых как «негативные».
Тут же включилась запись, отрывки фраз, озвученные голосом МакДауэлла:
«Их всех убить мало!», «мы в железном гробу», «не пресмыкайся».
Можно было бы включить в этот список и оскорбление офицерского состава и вышестоящего начальства, конечно, но это уже было вторичное нарушение субординации. И без того материалов оказалось вполне достаточно.
Норьега пошатнулся, отстраняясь от попавшего в опалу коллеги. Хотя он и понимал сейчас, что вряд ли Морриган говорит всерьез, однако сомневаться в его словах не приходилось. Слишком дотошно рыжий гад знал инструкции, и еще лучше - умел их применять.
Но я сегодня добрый, – вроде бы смягчился Нэд. – Поэтому на первый раз –Отсек 8С, секция 15. В следующий раз – сразу в открытый космос. Приступить к выполнению приказа.
Он развернулся к МакДауэллу боком, показывая, что разговор окончен, но еще не собираясь уходить. Нужно было доиграть этот спектакль до конца.
Хорошая битва – та, которая была выиграна с первого удара.
Наказание действительно было жестким, но оно позволяло надеяться, что другие такие же «повстанцы» здесь появятся не скоро. Не в его смену, не среди его людей.
Больной конченный ублюдок...
Минус суппорт, – все так же спокойно оборвал его Морриган.
Вычет одного из суппортов практически означал существенное увеличение нагрузки на рабочий внутренний скафандр техника.
Ты урод! Лучше сразу убей, чем...
Минус два суппорта. Красавчик, я тут вспомнил, что при прошлой ревизии мы отметили уменьшение запасов полнофункциональных суппортов. Как старший борт-инженер я ведь имею право ограничить их использование, если это не повлечет за собой несчастные случаи для членов экипажа?
Вопрос, конечно, был риторический. Но Говорилка все же отозвался:
Так точно. По моим расчетам, с учетом последних физических показателей техника Эдгара МакДауэлла, он сможет выдержать условия секции 15 всего с двумя суппортами из пяти, что не повлияет на состояние его здоровья и качество ремонта корабля.
МакДауэлл хлопал открытым ртом, как выброшенная на берег рыба.
Нэд снова повернулся к нему.
Ну, давай еще слово. Хочу иметь официальный повод довести показатель до двух суппортов, – он вскинул брови, словно прикидывая. – Открою тотализатор, будем делать ставки... как самые порядочные психи, чудовища и алкаши. Чтоб ты знал, как высоко я тебя ценю, я даже поставлю на то, что ты таки выживешь.
МакДауэлл сник. Он понимал, что определенно проиграл этот раунд. И хоть в его глазах плескалась ненависть к Морригану, всего сильнее оказывался именно страх. Причем не перед пресловутой «Душилкой», а перед этим безжалостным человеком, скрывающим свое истинное обличье жуткого чудовища под маской странного и неадекватного весельчака.

А после того, как МакДауэлл ушел переодеваться, Нэд повернулся к Норьеге.
Пойдешь с ним, для подстраховки.
Херардо кивнул. В глазах его мелькнула благодарность. Он определенно понимал, что все могло бы закончиться куда хуже. А еще наверняка подумал, что Морриган на самом деле заботиться о МакДауэлле, которого вдруг словно черти покусали.
Может, и так. А может, Нэд просто хотел лишний раз убедиться, что чертов псих со злости не накосячит и не добавит проблем всему техническому персоналу корабля.
Кто знает.
[NIC]Нэд Морриган[/NIC] [STA]Мультитул[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c830609/v830609137/150cc8/KKCa0J-hq9I.jpg[/AVA]
[SGN]

«А у него с собой было!..»

Внешний вид: униформа инженера Звёздного флота Федерации. Под ней – экзоскелет.
С собой: набор инструментов в экзоскелете.
http://s3.uploads.ru/3eMU5.jpg

«Мультитул»

Инженер. В экзоскелете вместо инвалидной коляски. Человек в роли многофункционального швейцарского ножа. В костюме-то можно знаете сколько ништяков напрятать? Герой какой-то невнятной локальной космической войны, помешанный на технике, любящий и понимающий её больше, чем живых существ. Сделать межпространственный телепортатор из консервной банки, гнутого гвоздя и такой-то матери? Вам к нему!
Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 14. День душевнобольных

[/SGN]

Отредактировано Мэран Тайг Флеминг (06-12-2018 14:52:39)

+4

16

Штурман продолжал каменеть молча, старший близнец сделал ещё шаг вперёд. Такое спускать нельзя. И тут нечего орать, психовать, тут надо…
Я не позволяю ни одному ублюдку осмеивать здоровье или сердечные дела моих друзей... – начал было Рикардо, но умолк – начальник инженерной службы был в своём праве на своей территории. А так, если бы не окрик Мультитула, темпераментный вообще-то Барони, подойдя вплотную к мерзавцу, без слов и не размахиваясь, просто дал бы ему в челюсть, абсолютно естественно. Все знали, что заслуженно, и за такое можно… нужно огрести. Если бы, допустим, МакДауэлл назвал Дини дураком, это было бы просто нелепостью. Настолько, что стало бы возможным просто посмеяться и ответить грубой дерзостью. Но Эдгар задел старую, мало того, открытую рану. И продолжал оскоблять уже самого Барони – пусть беззвучно, но так чётко артикулируя, что не понять было нельзя. Корианец рванулся снова, но теперь его остановил Неро – просто молча схватил за рукав, взглянул снизу никакими глазами и покачал головой: нет, не смей. Да после первых слов Морригана и ясно стало – неосторожная истерика повлечет для техника наказание худшее, чем банальное «по мордасам».
Для навигатора восприятие странно, но привычно расслоилось, он одновременно со сдержанным восхищением (которому тоже странным образом не мешала глухая, немая даже обида) наблюдал за мастерски накладываемым дисциплинарным взысканием, а с другой – видел то, что скрыла память и пелена давнего…

…Из тонких перламутровых облаков почти неощутимо сеется тихий теплый дождь. Мелкая водяная пыль покрывает предметы безукоризненным глянцем. Приглушённая симфония оттенков серого, нежнейших жемчужных отблесков чарует взгляд в большом, но странно укромном дворе. Все поверхности кажутся выкованными из матового благородного металла. Обширные плоскости стен и покатых крыш отливают тусклым серебром. Частые дождевые капли, спеша друг за другом, звонко падают в хрустальные плошки, расставленные под желобками мокро блестящей шиферной кровли. Любая из этих прерывистых струй имеет свой особый ритм и тон, а все вместе они звучат, как сверкающие вертикальные струны огромной естественной арфы. Она мурлыкает чистый, умиротворяющий напев, прохладно омывающий душу светлой печалью летнего дождя. Каждый из булыжников, которыми вымощена площадь, сегодня стал неярким выпуклым зеркальцем, ловившим упрямым каменным темечком тугие бусины дождя, рассыпавшиеся от удара на мелкие брызги.
Дини сам сейчас – всего лишь зеркало, безучастно отражающее мир. Он видит, только видит дождь, серебристо-серый мощёный двор, тонкие водяные струи. Валдиса, который смотрит на все удивленно, как годовалый малыш на прогулке, и лишь вздрагивает и ёжится зябко, когда капли попадают ему за шиворот. Неро слышит, только слышит глухой топоток капель о мостовую, шелестящий плеск воды, мелодичный звон гранёных плошек. Вряд ли он что-то чувствует, кроме оседающей на лице влаги. Едва ли о чём-нибудь думает, кроме одного: пока появятся принимающие, Янсонс совсем промокнет. Вымокнет ли он сам – безразлично. Мыслей нет. Психика, защищаясь от окончательного распада, экранирует себя изнутри, замирает, покрывается твердой коркой чёрной, жирно отливающей замерзшей мути, превращается в зеркало, бездумное, бесчувственное. Неро ничего не хочет, ничего не ждёт, ни о чём не беспокоится.
Проходит пять минут, десять. Крупные тяжёлые капли дробно стучат по крышке запаянного гроба Уэйда Сенье. Звук такой мирный, домашний, словно нечаянный ливень молотит по корыту, забытому нерадивой хозяйкой на улице после спешной стирки.
Небольшая группка людей в тёмном, поспешно надвигая капюшоны, выходит из раздвижных дверей космопорта на широкое крыльцо. Неро видит, как человек в центре повелительно указывает на них рукой, объясняя остальным что-то, неслышное за шумом воды. Видит и посланник Линдеман, за громко шелестящей пеленой дождя, метрах в пятидесяти на залитой ливнем брусчатке: одного, лежащего навзничь на каталке, длинный цинковый ящик и сиротливо жмущегося на нём второго.
Подчинённые, участники специальной миссии госпитальеров, пересекают огромный пустынный двор бегом, и всё равно через мгновение их длинные дождевики заблестели от сырости. Словно назло, ливануло ёще пуще, налетевший вдруг ветер гонит по площади белесые водяные столбы. Линдеман сам начинает спускаться с крутых ступеней. Какая жестокая насмешка! Только что он передал здешним властям десяток самоуверенных, цветущих иинглаянских вояк, а кого возвращают им – покойника, калеку и сумасшедшего! Понимать это иначе, чем прямое оскорбление, невозможно. В сердце посланника нарастаёт тёмный, бессильный гнев.
Валдис шарахается от незнакомых черных фигур, залепетав бессвязно, затравленно озирается. Светлые волосы связиста потемнели, слиплись косицами, он мотает головой, разбрызгивая капли, как пёс после купания. Жалобно хныкая, он толкует нечто неясное, а разобрать можно лишь «Нет!» и «Не трогайте!». Но чёрные люди стоят кругом, и бежать некуда. Вынырнувший из-за дождевой завесы Линдеман заговаривает с ним, ласково окликнув по имени. Кто-то снимает плащ и накидывает Янсонсу на плечи. Ещё кто-то накрывает своим плащом Неро, хотя это уже не имеет смысла – пленники промокли до нитки, тонкая белая одежда не смогла защитить от такого ливня.
Госпитальеры чётко исполняют ранее оговорённый порядок действий. Четверо из них без суеты, молча поднимают и несут ко входу в здание космопорта гроб с телом Сенье. Линдеман идёт об руку с Янсонсом, беседуя с ним спокойно и сердечно, не повышая голоса. Валдис поглядывает исподлобья, вряд ли понимая хоть слово из речи высокого властного человека, тем не менее доверчиво вышагивает рядом, по направлению к крыльцу. Двое везут туда же Дини. Транспортеры инги использовать запретили, приходится попросту везти. Каталка спотыкается и подпрыгивает на округлых каменных кочках. Каждый толчок отзывается тяжким ударом боли, но в этом нет вины людей в чёрном – они тщетно пытаются смягчить мучительную для Неро тряску. Он терпит, и лишь когда колесо срывается со ступеньки, не сдерживается, вскрикивает. Валдис пугается неожиданного звука и резко отшатывается от деревянных дверей, покрытых резьбой. У Линдемана темнеет лицо.
– Помогите живому, – сухо приказывает он поотставшей четверке, несущей гроб, – Мёртвый может подождать.
И снова легко заговаривает с Валдисом, как отец, вечерком ведущий малыша из детсада. Шесть пар сильных рук поднимают каталку с раненым и заносят на верхнюю площадку лестницы под навес, где не капает, затем в просторный, безо всякой мебели, гулкий холл. Проезд по узорчатому мраморному полу абсолютно пустого зала астропорта, по гладкой, без стыков, взлётной полосе, по наклонному трапу звездолёта госпитальеров становится минутным делом.
У корабля еле-еле успокоившийся Валдис снова артачится, не желая входить, не понимая, что они летят домой, на Землю, в сердце Федерации, в покой и безопасность.
– Домой, Вадик, мы летим домой. Ты же хочешь домой? – уговаривает Линдеман несчастного помешанного.
Тот смотрит вниз, в светлый стеклопластик полосы, послушно кивает, но не двигается с места. Посланник приобнимает его и заводит внутрь, мягко применив силу:
– Всё позади, Валдис, – приговаривает он, усаживая рядом с собой на скамью вырывающегося, визжащего от страха человека. – Всё страшное позади. Всё прошло, прошло!
Пока втаскивают тяжеленный цинк, в открытом шлюзовом проёме Неро за спинами людей в дождевиках в последний раз видит серебряную крышу постройки тысячелетней древности, исхлёстанные сырым ветром золотые осенние деревья и равнодушное небо Иинглы в седых тучах. Из–за клочковатого облака вырывается солнечный луч, широкий, прямой и ясный, как меч Одина, вынутый богом воинов из-под белоснежной бороды, чтобы полюбоваться. Или пригрозить?..
Люк захлопывается, будто крышка духовки. Единственный другой, чужой мир, который в полной мере открылся для Неро Армандо Дини, проглотил, переварил и изверг его, будто ненужную шелуху… 

Штурман не без усилия смигнул дождливую хмарь более чем трехлетней давности. В его поднятом взгляде, который теперь впитывал нынешнюю реальность, отражалось примерно то же удивление, что и у наказанных подчинённых Нэда: вот тебе и рыжий балагур, и вправду инженер, душ человеческих и ситуаций – тоже. Высказывать этого вслух не стоило, чтобы выразить и его, и уважение, хватало невербальных способов: всё сказали внимательные, изучающие, говорящие лучше слов синие глаза. Навигатор проводил взглядом удаляющихся техников и лишь тогда слегка изменил позу, облокачиваясь на колясочный поручень.
Так что с тележкой моей, Нэд? Сдать тебе её в починку на время, или при мне отремонтируешь, и пересидеть пока тут? – Дини кивнул на вполне себе удобный (для нормальных людей) роликовый стул у одной из консолей неподалеку. Рикардо тут же сместился за его спинку, готовый подкатить временное сиденье к другу. – Никогда не мечтал о месте инженера, но если уж жизнь даёт шанс... – на шутку это не тянуло, конечно, скорее на философское размышление.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-02-2019 18:34:24)

+6

17

Нэд выдохнул. Судя по всему, бунт придушен, по крайней мере пока, и напряжение стало постепенно спадать. Честь и хвала Дини, так легко – слишком показательно легко – спрыгнувшего на нейтральную тему разговора. Можно и переключиться на непосредственные задания, не тратя время на извинения, в общем-то, требующиеся. Нахмурившись, инженер подумал о том, что сразу же, после решения проблемы с коляской, нужно будет разобраться в произошедшем.
Не может быть так, чтобы человек вспыхнул просто так. За этим определенно что-то кроется. Может, надышался чего, может, в голову напекло, а может, он сам, господин инженерокомандующий, дал ему слишком большую нагрузку, которая и привела к нервному срыву. В любом случае, проблему нужно исправить до того, как она перерастет в кризис. А уж если речь идет о сбоях в работе систем корабля – до того, как кризис станет катастрофой. 
Решительно направившись к Дини, Морриган нервно отдернул в сторону ворот рабочего комбинезона, словно ставший вдруг ему тесным. Липкий пот скатился по затылку, заливаясь за шиворот.
Я смогу тебе сказать точнее после диагностики. Может быть, дело в простом замыкании, и тебе даже свой драгоценный штурманский зад поднимать не придется. А может, все серьезно, и придется эту секс-машину у тебя отобрать. Выдам вместо, вон, тележку, в которой наши ребята пустые зарядники возят, – и он кивнул головой в сторону одной такой, неказистой штуковины с длинной ручкой, стоящей, кстати, на рельсах, и для транспортировки живых существ явно не предназначенной.
Нэд преклонил колено у коляски, и склонил голову, рассматривая в целом знакомый ему уже механизм. Выглядел он при этом словно рыцарь, выражающий почтение своему королю, восседающему нынче на походной версии скромного трона.
- Зато представь, какая эффектность, какой эпатаж, – с ухмылкой продолжил он. Но улыбка глаз не коснулась, в них застыло серьезное и сосредоточенное выражение. Легкая сладка меж нахмуренных бровей казалась очень красноречивой. – Что за грохот, что за гром? Это же наша лягушонка в коробчонке... То есть, простите, многоуважаемый штурман на транспорте-с явиться соизволили... А чтоб совсем все кошерно – я тебе туда джакузю какую-нибудь организую, динамики с сурраундом и пляжный зонт для максимального эстетизму. Уверяю, народ к тебе на коленях проситься будет.
Выдавая свои сомнительного качества шутки, он достал из кармана небольшой аппарат для проверки стабильности напряжения, ловкими движениями присоединил датчики к внутренней сервисной панели коляски и удостоверился, что диагностика запустилась правильно.
И только потом вскинул голову, и молча окинул Дини многозначительным взглядом.
Мне жаль – говорил этот взгляд.
Я разберусь.
Такого больше не повторится.
А еще...
Я не разделяю этого мнения о тебе.
Нэд даже открыл было рот, чтобы все же извиниться вслух – так-то вроде штурман даром телепатии не обладал, по крайней мере, до сего дня – но тут же его захлопнул. Затем все-таки открыл снова.
Они, в сущности, неплохие ребята, – от неловкости момента сводило челюсть. Второй, свободной рукой Морриган снова рванул ворот комбинезона. – Это я где-то недосмотрел...
[NIC]Нэд Морриган[/NIC] [STA]Мультитул[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c830609/v830609137/150cc8/KKCa0J-hq9I.jpg[/AVA]
[SGN]

«А у него с собой было!..»

Внешний вид: униформа инженера Звёздного флота Федерации. Под ней – экзоскелет.
С собой: набор инструментов в экзоскелете.
http://s3.uploads.ru/3eMU5.jpg

«Мультитул»

Инженер. В экзоскелете вместо инвалидной коляски. Человек в роли многофункционального швейцарского ножа. В костюме-то можно знаете сколько ништяков напрятать? Герой какой-то невнятной локальной космической войны, помешанный на технике, любящий и понимающий её больше, чем живых существ. Сделать межпространственный телепортатор из консервной банки, гнутого гвоздя и такой-то матери? Вам к нему!
Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 14. День душевнобольных

[/SGN]

Отредактировано Мэран Тайг Флеминг (09-04-2019 13:01:28)

+6

18

Тук-тук. Тук-тук-тук. Странный кусок места, интересный кусок места – не дом, нет, но большой: тут гудит, пыхтит, стрекочет, что-то булькает и бьётся, а большие злые люди носятся наперегонки между кучей железок и бьют их другими железками. Им нельзя лазать под руку, зато уж когда обед, местные дяденьки и тётеньки вдруг становятся добрые-добрые, кормят вредным, но вкусным сыром и пытаются чесать за ухом. От них нужно уметь уворачиваться, если руки у них серые или чёрные – грязь Бамбино никогда не любил – или если они в синем. Отчего-то те, что носили противный синий, вызывали у Бэмби гораздо меньшее доверие, чем все прочие. Наверное, это потому, что гипошприцем в попу его тыкали именно эти... С гипошприцами. Специализация у них такая в этой стае – больно тыкаться.
А ещё в этом месте нельзя спать. Бамбино хорошо разбирался в местах, где можно спать, и точно знал: здесь таких нет. Играть здесь нужно было тоже поосторожнее, но сегодня... Сегодня тут было особенно интересно: Тот, Которого Нельзя Трогать, приехал сюда с Почти-Хозяином и разговаривал с Оранжевым про какие-то тележки. Слов про еду и грусть пока не прозвучало; только поругался кто-то почему-то, а Бамбино, повисший на одной из ближайших труб, успел только зыркнуть сердито и тихо чирикнуть,чтоб не заметили, как Оранжевый всё сразу разрешил. Оранжевый вообще был ещё более Главный, чем настоящий Главный: тот раздавал плюшки, а этот иногда кидался пакостью. И всё, и никакого плюса, за ухом кто угодно может чесать. Так что Оранжевого Бамбино справедливо опасался. Даже подлизывался аккуратнее, чем к остальным... Ну, по привычке. Чтоб было. Вдруг всё-таки потом?..
Но на трубе было скучно. И жарко. И ещё пахло чем-то незнакомым; раньше в этом куске места таким не воняло. А оно именно воняло – чужаками на его территории. Бамбино деловито спрыгнул с трубы, наклонил ушастую голову, как делали это земные охотничьи псы, и, ведя старательно носом по какому-то следу на полу, торопливо потрусил в открытый модульный отсек.
Через несколько секунд копошения оттуда раздался писк, скрип когтей по металлу, металла по когтям и нечеловеческие завывания.
Размахивая задорно и несинхронно крыльями, лохматой попой вперёд Бэмби выволакивал из-за дальнего модуля какой-то изорванный серебристый чехол. Непорядок же, ну! Энергично замотав головой и ушами-пропеллерами, он схватил странную штуку всеми лапами и по-щенячьи тряхнул, рассыпая искры то ли со своего меха, то ли с чехла, из которого вывалилась уже изрядно поклёванная огромная тёмно-серая сосиска. Обалдело пискнув, Бамбино клюнул её ещё разок, отскочил и ударил когтистой лапой; должно быть, эта игрушка была не первой – клочки серебристой ткани и огрызки тёмной губчатой массы валялись по всему модульному отсеку. Не то чтобы это было вкусно... Да и совсем не страшно – Бамбино не боялся, но на всякий пожарный косил влажным глазом на людей, которые хорошие, которые спасут, если что – но чужое же! Значит, защищать территорию! Срочно! Да ещё и этих, глупеньких... И как они синюю пакость до сих пор не учуяли, а?

+4

19

Напряжение на инженерной палубе, определенно, спадало. Инцидент, хоть и оказался изрядно исперчен, как говорится, все-таки и исчерпан наконец был, слава всем богам, которых нет. Любовная же лодка штурмана (если можно так назвать коляску… впрочем, раз секс-машиной ее уже обзывали, так чего бы нет?) если и не разбилась о быт, то побилась так конкретно – аж тормоза заотказывали – и потому по-прежнему настоятельно требовала внимания. И техобcлуживания, именно.
И ты туда же, – вздохнул Дини в ответ, старательно не замечая почти судорожного жеста инженера, даже для не-психолога очевидно выражающему неловкость… не физическую. – Всем всегда от меня нужно только одно – диагностику. Причем вечно она грозит какими-то неприятностями моему сиятельному заду. – Неро взглядом остановил Барони, который переступил с ноги на ногу, чтоб двинуть к товарищу тот самый стул и послушно посмотрел в указанном Нэдом направлении, на рельсовую тележку. – Что я тебе, трамвай, что ли? – пробормотал штурман будто бы недовольно. Бухтеть сейчас – самое оно; ворчание все равно, на что – вообще едва ли не лучшее средство при моральных неудобствах, ворчание и шутки. Которые, конечно, пока горчили, но… как говорил Чехов, на безрыбье и рак – рыба. Под зонтиком, ага. И лягушонка… да. – Сам лягушонка, – практически сварливо огрызнулся навигатор, комично-опасливо косясь на подсоединение почти к себе проводков, – сам в этой коробчонке и поезжай. Уступаю тебе эту шикарную возможность эпатировать и всех поклонников грядущих, уж твои-то армированные колени их точно выдержат, а за свои я не ручаюсь.
Только сейчас Дини поднял голову посмотрел в лицо рыжего, в упор – ему это тоже было непросто.
Ты не виноват, – телепатия не нужна, чтобы прочесть это во взгляде. – Ты не разберешься с тем, что породило истерику, не обещай невозможного.
Мы все, в сущности, неплохие ребята, – Неро снова опустил глаза. – И почему ты считаешь, что недосмотрел ты, а не я? Корабль в этой... сиятельной заднице по ошибке навигаторов. Не стоит брать на себя чужие… огрехи.
Э, э, хорош самоистязаться и позорить всю касту, – возмутился Рикардо. – Типа, кто-то что-то мог изменить, когда там край мира случился. А у парня просто изоляция в проводах сгорела. Пришлось закоротить, спасибо Мультитулу, я бы руки замара...
Барони осекся, обернувшись – из-за дальнего контейнера Бамбино выволакивал какую-то непонятную штуковину. Зверёк заверещал, но выпустил добычу, когда брат хозяина нагнулся посмотреть, что же с таким азартом расклевывало ушастое чудо.
Это что-то свёрнутое в трубку, – сообщил Рики. – Похоже на… на того ската, какие на нас напали. Только этот маленький…
Скат, скатанный в скатку… – почесал затылок Неро. 
Говорун, бездельник, ты куда, спрашивается, смотрел?! – младший навигатор зарычал куда грознее своей легендарной монтефьорской собаки. – Ты почему не сообщил, что у вас тут творится?! Немедленно объявить желтую... красную тревогу!
Яволь!!! – рявкнул комп и под вой сирен пошёл возвещать «готовность номер один» на пятидесяти восьми самых распространённых земных и инопланетных языках.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (04-08-2019 21:51:26)

+4

20

Где в рабочее время находится десантник? Где угодно, только не в каюте. Можно по коридорам пробежаться, можно в зале потягаться с имитаторами, можно и голопалубу разнести к чертям собачьим, а можно и корабль обойти в очередной раз – паранойя паранойей, но унаследованное от дражайшей матушки шило в заднице, переродившееся после обучения в удвоенное шило в заднице, намекало, что не всё спокойно в Датском королевстве.
Ещё и «радар» опять отказывал, заставляя мысленно шарахаться спиной к стенке от каждого, кто показался опасным, а руки так и норовили вытянуть фазер из удобно перестёгнутой под кисть кобуры. То ли мир сошёл с ума, то ли Кащей наконец-то двинулся кукушечкой!
Яди, змейка моя костеногая, – в комм Коста выдыхал размеренно и чётко, несмотря на то, что где-то на фоне, скорее всего, были слышны удары неуставных берцев об пол. – Яди, ответь!
Их смены обычно разносили так, чтобы хоть один был занят, пока второй спал или занимался своими делами, но сейчас, он точно это знал, у Ядвиги было ещё несколько часов, которые она обычно тратила на такие же тренировки, и хорошо, что не экипажа.
Взвывшая красная тревога заставила ускориться, сметая с пути нескольких молодых парней, лет тридцати на вид, которые тут же подскочили и тоже бросились куда-то по своим делам. Сейчас на посту – не он. Слушать приказ капитана... слушать приказ.
А приказа – нет. Только воет сирена, «Экипажу занять боевые посты», откуда-то со стороны трюма тянет опасностью, враги? Фазер на оглушение, а лучше – на парализацию, и снова бегом, хорошо, что не по стенам, потому что гравитация в норме, состав воздуха вроде бы тоже. Что там вообще могло случиться?!
На бегу неудобно запрашивать, кто где находится, но чёрт побери, что такого могло случиться, что запущена не жёлтая – алая, высшая тревога? Ребят не выдернуть, они на постах почти все, только Яди и пятеро не самых тренированных могут рвануть сюда, потому что расписание он помнит наизусть.
Враг. Опасно.
Опасно, опасно, опасно, вбитые в подкорку рефлексы заставляют дышать тише и реже, и бежать так, чтобы не было слышно, и фазер в руке, продолжение руки, удобное и злое, и пригнуться бы, но прикрытия нет.
Трюм, – одно короткое слово, сама всё поймёт, уже сколько раз закрывали друг друга.

+3

21

Когда заорала сигналка, Нэд все еще стоял на коленях у коляски Дини. Первым рефлекторным движением кинул взгляд на экранчик прибора – диагностика еще даже до половины не дошла, хотя уже становилось понятно, что проблема в передаче сигнала. Осталось только найти где.
Если бы, конечно, было время.
Но, судя по всему, с этим, по крайней мере сейчас, туговато.
Нэд окинул окружающее пространство оценивающим взглядом.
Неро замер на месте, повернувшись в сторону. Рикардо уже направился в сторону какой-то штуки, которую со своего места Морригану было не видать. Что-то, что нашел Бамби. Что-то, что напомнило Рики «напавшего на них ската». Дежурные инженеры уже собирались вокруг, многозначительно поглядывая на своего лидера и ожидая дальнейших приказов. На одном из боковых экранов что-то призывно моргало.
Мне нужно тридцать секунд, – негромко произнес Нэд, обращаясь к Дини тоном, не терпящим никаких возражений. Не властным, а скорее… просто безальтернативным.
Раз – два – три – четыре – пять – шесть – семь…
Приборчик для диагностики аккуратно отсоединен от системы, данные автосохранены, чтобы в следующий раз не начинать с нуля.
Восемь – девять – десять…
Контакты, к которым присоединялся прибор, возвращены в исходное состояние и закрыты за рабочей панелью.
Одиннадцать – двенадцать – тринадцать – четырнадцать – пятнадцать – шестнадцать…
По две секунды на каждый фиксатор. Вскрытие защищенной «аварийной панели» прошло так гладко, что в пору обзывать эту работу хирургической.
Семнадцать – восемнадцать – девятнадцать – двадцать…
Почти наугад, пользуясь интуицией и неплохим знанием конкретно этой коляски, а также ее неуемного владельца, Нэд выбрал ту часть схемы, которая контролировала внешний контур электрического сигнала. Вторичный стабилизатор положения, передний доптормоз, гибернация.
Прости, Дини, придется на время призабыть о почти убаюкивающем ритме движения и отчетливой плавности поворотов. Зато ты будешь на колесах, причем на послушных и надежных колесах, которые не подведут в критический момент.
«Надеюсь…»
Двадцать один…
Нэд тяжело вздохнул, а затем все же пошел ва-банк, надеясь, что и в этот раз его хваленая интуиция не подведет. Не зря же за глаза его называли богом машин.
Двадцать два – двадцать три – двадцать четыре…
Короткое, но грубое движение и схема с тихим щелчком отошла от паза, оставшись, впрочем, на месте. Панель коротко моргнула, в аварийном режиме переключая цепь на дублирующий контур, прежде находящийся в спящем, а значит – нетронутом состоянии. Двадцать пять – двадцать шесть – двадцать семь – двадцать восемь – двадцать девять – тридцать!
По две секунды на каждый фиксатор. Ровно тридцать секунд на все про все.
Готово, – произнес Нэд, решительно поднимаясь. – Решение временное, но надежное. Колеса не подведут, хотя и перестанут так сильно радовать твой зад.
Он повернулся к Рикардо, который уже успел подойти к обнаруженному Бамбино постороннему объекту.
Что там? 
[NIC]Нэд Морриган[/NIC] [STA]Мультитул[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c830609/v830609137/150cc8/KKCa0J-hq9I.jpg[/AVA]
[SGN]

«А у него с собой было!..»

Внешний вид: униформа инженера Звёздного флота Федерации. Под ней – экзоскелет.
С собой: набор инструментов в экзоскелете.
http://s3.uploads.ru/3eMU5.jpg

«Мультитул»

Инженер. В экзоскелете вместо инвалидной коляски. Человек в роли многофункционального швейцарского ножа. В костюме-то можно знаете сколько ништяков напрятать? Герой какой-то невнятной локальной космической войны, помешанный на технике, любящий и понимающий её больше, чем живых существ. Сделать межпространственный телепортатор из консервной банки, гнутого гвоздя и такой-то матери? Вам к нему!
Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 14. День душевнобольных

[/SGN]

+4

22

Бамбино тихо пискнул, глядя на брата хозяина большим печальным глазом: зачем? Зачем тебе моя добыча? Нет, я её не съем, я её дам, я бы только немножко поклевал... Совсем немножко, говорю же! За что вы так со мной?
Взвыла сирена. Она выла всегда, когда хозяин злился и пинал больно по попе ногой. Каждый раз. Огромные мохнатые уши сошлись куполом над макушкой: людей вокруг делалось всё больше. Сейчас прибежит хозяин и будет ругать. И будет злой... И, может быть, Бамбино снова получит по попе.
За то, что вытащил добычу. Это, наверное, хозяин спрятал, или Рыжий спрятал, или Главный, но Главный добрый, он ведь делится... Наверное, он, сам не зная того, потревожил еду Рыжего. Ох, будет плохо...
Или это вообще не еда?
Рыжий объяснит.
Бамбино сжался в тихий крохотный комок: совсем не страшно. Нет, совсем не страшно, он храбрый, как хозяин, он дождётся заслуженного пинка ото всех, кому хозяин велит его дать. Он знает: трогать чужую еду нельзя. И чужую кладку тоже. Может, это чей-то детёныш... Тот, кто обидел яйцо, должен быть наказан. Наверное, Рыжим. Рыжий здесь самый страшный.
Бэмби поджал под себя лапы и обернулся хвостом.
Клюв спрятался между передними лапами. Глаза закрылись и ещё на всякий случай зажмурились поплотнее.
Хозяин, как же страшно... Ты где? Забери меня, пожалуйста. Я так больше не буду, честно...
Рыжий чем-то щелкнул у Того, Кого Нельзя Касаться, и повернулся.
Бамбино медленно вздохнул и поджал пальцы задних лап.
Вот бы он прошёл мимо...

+2

23

Судя по донесшимся до него ругательствам, находка не сулила ничего хорошего. Нахмурившись, Нэд подошел ближе, сходу впиваясь взглядом в блестящую вещицу, и стараясь не замечать пугливо свернувшегося в комок малыша – и когда успел обидеть так, чтобы его боялись сразу и издалека? – и игнорируя сигналку. В последние несколько дней она звучала так часто, что аллергия на нее уже начала перерастать в адаптивный полуигнор.
На полу инженерной лежало плоское существо, напоминавшее ската, как и сказал Риккардо.
Похоже, это была одна из тех самых тварей, которая нападала на корабль еще вчера, хоть и в разы меньше. Последствия от посещения вчерашних энергетических вампиров техники и инженеры разгребали до сих пор, но…
В голове Нэда промелькнуло сразу несколько мыслей, одна страшнее другой.
Во-первых, как долго это существо пробыло здесь, и сколько вреда успело нанести?
Во-вторых, как они могли упустить его и последствия его пребывания на корабле?
В-третьих, если оно все это время сидело, затаившись, и не причиняло вреда, поэтому и осталось незамеченным – то это еще хуже. Это могло значить, что оно обладает пусть даже зачатками, но разума. Что, в свою очередь, было чревато куда более серьезными последствиями для корабля, чем можно было предположить навскидку. И еще это могло значить, что оно осталось незамеченным здесь не одно, а в тандеме со своими собратьями.
В-четвертых… почему оно не ушло со своими сородичами? Какая тварь сознательно бросит детеныша?.. Разве что… твари паразитического типа, откладывавшие свои яйца в чужие гнезда или организмы!
На мгновение перед внутренним взором Нэда мелькнуло видение внутренней начинки корабля, набитой чужими дитенышами, пожирающими энергию и ломающими жизненно важные аппараты и системы, и ему стало плохо. Побледнев, он сцепил зубы и не без труда нажал нужную кнопку коммуникатора.
СБ срочно на инженерную палубу! Высылаю точные координаты. Код – три! Возможно многочисленное проникновение!
Его взгляд метнулся к Рику.
Придержи его. Мне плевать, живое оно или мертвое, но с него нельзя спускать глаз.
Следующая фраза была адресована застывшим неподалеку встревоженным дежурным инженерам.
Четвертую бригаду сюда. Взять пятый и восьмой диагностический наборы. Корбин, запустить детальную диагностику всех систем и энергоносителей. Майлз и Трин, еще раз проверьте целостность внешней обшивки. Мне нужны данные как приборов, так и личного визуального осмотра.
Так точно! – нескладно донеслось в ответ.
Третий взгляд достался уже Неро.
Полагаю, нужно отправить эту штуку в исследовательскую лабораторию. Нужно как-то узнать, как и чем я смогу определить их сигнатуру или иные признаки присутствия на нашем корабле, пока не стало поздно. – Потерев четырьмя пальцами левой руки напряженный лоб и скривившись, спросил. – Что там после вчерашнего, ничего нового про этих тварей не обнаружилось? Любая информация сейчас была бы кстати… Может, слышал чего? Пусть и из неофициальных отчетов…
Ожидая ответа от штурмана, Нэд почти машинально покосился сначала на ската, затем на все еще неподвижного Бамбино. Столкнувшись взглядом с малышом, он едва заметно улыбнулся – «Хорошая работа, парень. Ты молодец».
[NIC]Нэд Морриган[/NIC] [STA]Мультитул[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c830609/v830609137/150cc8/KKCa0J-hq9I.jpg[/AVA]
[SGN]

«А у него с собой было!..»

Внешний вид: униформа инженера Звёздного флота Федерации. Под ней – экзоскелет.
С собой: набор инструментов в экзоскелете.
http://s3.uploads.ru/3eMU5.jpg

«Мультитул»

Инженер. В экзоскелете вместо инвалидной коляски. Человек в роли многофункционального швейцарского ножа. В костюме-то можно знаете сколько ништяков напрятать? Герой какой-то невнятной локальной космической войны, помешанный на технике, любящий и понимающий её больше, чем живых существ. Сделать межпространственный телепортатор из консервной банки, гнутого гвоздя и такой-то матери? Вам к нему!
За гранью
День душевнобольных

[/SGN]

+2

24

И все-таки, что это было? Собственничество? Так подобным он вроде бы не страдал уже лет этак много. Ревность? То же самое. Да и… ревновать одного из членов экипажа к гражданскому, которому, конечно, даны полномочия, сравнимые с приоритетными правами дипломатов на соответствующих кораблях, но все же – это идиотизм полнейший. И при чем тут злодейство?
Это ощущалось как легкая пелена, накрывшая сознание. Искажение реальности, замещение эмоций не теми, которые должны были быть, подобное он однажды испытывал уже, но кто в здравом уме накачал бы капитана уже года два как запрещенной на территории Федерации наркотой?
«Сардус», – шепнуло что-то в голове. – «Это он во всем виноват! Это из-за него мы попали в эти гребеня, это он устраивает нам проверки, это он…»
Мысль Джим перехватил раньше, чем она ушла в совсем уж параноидальные теории. Ну да, это именно Сардус. Лично создал аномалию, лично привел туда «Страж» и лично ответственен за все, включая вулканские оладушки на завтрак, которые, к сожалению, оказались абсолютно безвкусными для всех, кроме вулканцев же. Ну и да, часовню тоже он разворотил.
Ему срочно нужно было проверить, есть ли в его крови следы той гадости, которую он пробовал еще в Академии – «георгин», конечно, был тогда уже далеко не самым легальным методом получить кайф, но еще не запрещенным, и Джим отлично помнил симптомы, совпавшие до последнего.
Легкий жар, ощущение пересохшего языка, паранойя, замещение эмоциональных реакций. При приеме «георгина» надо было заранее представить, какие ощущения на какие будут заменяться, а то могло произойти что-то подобное, когда усиливались исключительно отрицательные реакции; если анализ окажется положительным, придется очень доходчиво пообщаться с экипажем.
Он шел по коридору в сторону медотсека — точнее, почти бежал, но капитаны ведь бегают только при тревоге, и, когда он добрался до вотчины Боунса и сунул руку в анализатор, не особо заботясь о том, что может подумать вышеозначенный Боунс, которого, слава ктулху, не было в зоне обозрения. Теперь выбрать параметры — тест на содержание наркотиков – «георгин», как там он называется нормально – да… Руку кольнуло. На экранчике высветилось короткое – «Положительно».
Блять. Вот только этого не хватало…
…и, как будто издеваясь, освещение окрасилось алым, а из динамиков, расположенных на стыке стен и потолка, взвыла красная тревога.
Цензурными в голове остались одни предлоги да параноидальное – «Это Сардус виноват!».
Нет, ему однозначно нужно было принять антидот – или хотя бы перехватывать подобные дурные идеи до того, как те начнут казаться чем-то нормальным.
– Гордон – Морригану, Гордон – Барони. Что за хрень у вас там творится? Какое, нахуй, проникновение?! Кого вы там выебли уже, придурки, до алой, блять, тревоги?!![NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+5

25

Да хоть тридцать минут, – великодушно дозволил штурман, довольный уже тем, что его из родимой «тележки» не турнули, заставив пересаживаться в чужую-неудобную, наверняка тряскую до жути (болванкам чугунным плавность хода как-то не особо надобна), да хоть бы даже и на стул, будь он хоть сто раз шедевром эргономики. Ну… обычный недостаток царственных, пусть и только внешне, особ – неохота им слезать со своего трона, даже если он колёсиках. Это точно заняло бы больше времени, чем затребованные Нэдом полминуты, которые, кстати, обещали пролететь быстрее – потому как на что можно смотреть бесконечно? Правильно – как горит огонь, как бежит вода и как другие работают.
Вот Нэд работал красиво – залюбуешься. Не у каждого андроида четкость движения такая, а вдохновенно-сосредоточенной настолько физиономии – вообще ни у одного. Этим тоже можно было исподволь любоваться... хотя бы для того, чтобы не думать о… на жёлтую обезьяну МакДауэлл вполне себе тянул в этот момент. За то, что Морриган переключил внимание на себя, Неро поубавил величавости в позе (и на морде лица, но оно уж как-то само), и сел так, чтоб занимать как можно меньше места – наплотно вжался спиной в спинку коляски, убрал руки с подлокотников. Хотел сперва сунуть их под себя, под бёдра, но тут же нашёл вариант получше: сложил ладони на затылке, широко разводя локти, будто арестованный террорист или беспечный потягушечник на пляже, вплел пальцы в тяжелые тёмно-каштановые пряди. Хотел еще покачаться из стороны в сторону, изображая неваляшку, но… начался тарарам, не до того стало. Пришлось не покачиваться, а косить куда-то за спину, куда юркнул Бамбино, так что последние десять секунд из тридцати запрошенных пролетели вовсе… на крыльях любопытства – что же там такое деется, позади-сбоку… о, нет, уже и повсюду, по всей инженерке уж точно.
«Яволь!!!» Говоруна практически слилось с нэдовым «Готово», и Дини раcцепил пальцы, вновь садясь удобно. Подушечки безотчётно легли на сенсоры, но на пару мгновений навигатор себя остановил.
Спасибо, Нэд, – улыбка всё-таки еще была напряжённой и слишком беглой, но, может, это и следствие того самого разворачивающегося кругом бедлама? – Буду подторможенный теперь, меня даже смогут догнать при некотором старании и крайней нужде. Так, стоп, ты что, в сговоре с медотсеком? – долго прикалываться было явно некогда, но тема для шуток благодатная, мотив «вот от тебя я этого не ожидал», стоит запомнить. Однако вот прямо сейчас Неро глянул серьёзно и серьёзно же сказал: – Обещаю как-нибудь свой транспорт на полную профилактику вам отдать, и даже на доработку.
А мне антигравы поставить не даёшь, – тут же упрекнул Рикардо, забирая в охапку съёженного испуганно питомца.
И тебе не даю, и антигравы, – охотно согласился старший штурман, наконец вместе с коляской разворачиваясь лицом к находке, наделавшей, собственно, переполоху, чтоб её хорошенько рассмотреть. 
Валдис, мир его праху, ксенолингвистом был отменным, потому Говорун выражался и выражался, превращая аврал в безумный какой-то цирк. Что инженерка вся забегала – неудивительно, Морриган своих живо на уши поставил, и то, что от научников прискакала сотрудница – тоже вполне объяснимо. Правда, сам Дини её заметил, только когда она уже протолкалась через моментально образовавшуюся на входе толпу. А кто всегда был лучшим ледоколом в таком случае, как не Олаф?..
Стоя на коленях, энсин Норт уже рассматривала изжёванную скатку. Прямо на полу она открыла принесённый с собой футляр, вынула из него инквизиторских размеров щипцы, осторожно прихватила слабо искрящий кусок серебряной материи, а потом – клок плотной серой губки.
Вид не из приятных, – негромко заметила девушка, опуская последний образец в прозрачный контейнер. – И что это за серебристая оболочка?
Это кокон! – сказал присевший рядом Барони, и спросил у свидетелей: – Братцы, он в этом мешке был? Видишь, насколько этот свёрнутый меньше взрослого гада? Наверное, один из них, пока корпус жрал, ещё и яйца отложил заодно. Снёсся, так сказать. А это – цыпочка не вылупившаяся.
Существо, несомненно, того же строения, но вещество его на воздухе не разложилось, – согласилась Люси Норт, поворачивая перед глазами контейнер с «резиной». – Или личинки у этих скатов жизнеспособнее взрослой особи, или…
Они эволюционируют! – закончил до крайности неприятную догадку Рикардо и с удвоенным вниманием заозирался по сторонам. – А вдруг он не один в кладке?
Энсин, – взглянув бегло, но многозначительно на Морригана, сказал Дини, – постойте, я чего-то, видимо, не знаю. Что значит, «в отличие от взрослой особи не разложилось на воздухе»? А что-то разложилось, вы всё же урвали кусочек большого ската для исследований?..
Капитанский мат из коммуникаторов заставил всех умолкнуть, и, кажется, даже пригнуться, старшего навигатора – поморщиться, Бамбино – прижать ухи-лопухи, а Говоруна – восхищённо присвистнуть.
Сгинь, нечистый дух, – со своей коронно-кроткой угрозой сказал ему Скригестад, и добавил: – останься, чистый спирт!
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (13-06-2020 04:17:17)

+3

26

Инженерный отсек закипел и задвигался. Четвертая бригада действовала бодро и слаженно, как родные, и Нэд, еще недавно мрачно зыркавший на своих с немом подозрении, даже немного расслабился… Насколько вообще можно было расслабиться в такой ситуации.
Почти пропустив мимо ушей благодарность Дини, как всегда сдобренную шуткой, на которую и хотелось бы ответить, да некогда, Нэд повернулся к энсин Норт, прислушиваясь к ее словам и мрачнея с каждой следующей фразой.
В кладке? – переспросил он и тут же ощутил, как дергается веко.
«Их там кладка и они эволюционируют… их там кладка, и они эволюционируют… их там…»
Гордон – Морригану, Гордон – Барони. Что за хрень у вас там творится? Какое, нахуй, проникновение?! Кого вы там выебли уже, придурки, до алой, блять, тревоги?!!
Вопль капитана заставил Нэда дернутся и недовольно вскинуть голову. Это еще что за новая неприятность сверху? Капитан пьян? Обдолбался? Ебанулся? Что за отношение к безопасности собственного экипажа и корабля? Вот только не хватало сейчас иметь дело с офицером высшего звена, полностью утратившего адекватность и умение действовать хладнокровно в критических ситуациях.
Сгинь, нечистый дух, – прокомментировал Скригестад, и добавил: – останься, чистый спирт!
А это что сейчас было только что? – зловеще поинтересовался Нэд, тыкая пальцем куда-то вверх, абстрактно-конкретно намекая на реакцию капитана.
[NIC]Нэд Морриган[/NIC] [STA]Мультитул[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c830609/v830609137/150cc8/KKCa0J-hq9I.jpg[/AVA]
[SGN]

«А у него с собой было!..»

Внешний вид: униформа инженера Звёздного флота Федерации. Под ней – экзоскелет.
С собой: набор инструментов в экзоскелете.
http://s3.uploads.ru/3eMU5.jpg

«Мультитул»

Инженер. В экзоскелете вместо инвалидной коляски. Человек в роли многофункционального швейцарского ножа. В костюме-то можно знаете сколько ништяков напрятать? Герой какой-то невнятной локальной космической войны, помешанный на технике, любящий и понимающий её больше, чем живых существ. Сделать межпространственный телепортатор из консервной банки, гнутого гвоздя и такой-то матери? Вам к нему!
За гранью
День душевнобольных

[/SGN]

+5

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 32. Приход-расход калорий – для нас как «Отче наш»