Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 1. Дом с привидениями » Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были


Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Время действия: 2011 г., май.
Место действия: Великобритания, Йоркшир, бывший особняк леди Ингилби.
Действующие лица: Деннис Макги (Эдвин МакБэйн), Хэйл Д'Эвиль (Мэран Тэйг Флеминг), Кэссиди Лаверн (Родерик Джейн), Лисость, Джереми Лав (Твигги Мар) и Пинки, Алиса Чарминг (Мельме Сартори), Лаура Родерик (Макс Карлайл), Стас (Дарон Меднас), Мэриэн Ли (]Ингеборга Буткуте), Кухулин Соэрли (Куанахтах Руан).

https://sun9-6.userapi.com/BRl90dqZ7OYOh1pLrd2TLeZz2crLSVGY8qfwWQ/74oHWiKoF_c.jpg

0

2

Удачи, джентльмены, – таксист шутливо отсалютовал обоим, приложив два пальца к воображаемой фуражке, перед тем как влезть на водительское место и захлопнуть за собой дверцу. Наверное, он уже не очень-то и расслышал ответное «и вам».
Минивэн довольно уркнул, и почти неслышно покатил прочь, только запахло бензиновым выхлопом в утренней свежести. Ну а чего с него ещё-то требовать, с этого сухощавого, похожего на палочника, усмешливого мужика? Он всё сделал, что должен был – помог загрузиться в микроавтобус, довёз до места, помог выехать из салона, да ещё и в дороге не пытался выпотрошить пассажиров беседами – святой человек! А то ведь это обычный грешок таксистов, независимо от того, руль чего они держат – обычного чернолакового кэба, или спецтранспорта для людей с физическими ограничениями. Разговаривать вообще не хотелось, они и с попутчиком-то едва ли парой вежливых слов перекинулись за все время путешествия, зато Макги досыта налюбовался на его огнисто-рыжую шевелюру – в свете майского утра она аж сияла золотистыми искрами – нимб, ей-богу, да и только. Холмами, долами и полями Дэн тоже был сыт по горло – больше двух часов пялился на них в окно, и теперь некоторая …закрытость местности от просторов необъятных даже оказалась приятна. 
Да, расположенный на краю леска, который тоже попадал в территории имения в северном Йоркшире, на границе Англии и Шотландии, особняк, несомненно, внушал. Что именно внушал, Деннис сходу бы не определил даже мысленно – и ему, обычно бойкому не только пером, но и на язык, понададобилось бы поразмыслить, поподбирать правильные слова для чувств, что называется, смешанных. С одной стороны, то, что он уже увидел из окна такси и с подъездной аллеи – тот самый лесной массив порядочной густоты, парк, в него переходящий, дом, по всей видимости, недавно отреставрированный, обеспечивали истинно английскую атмосферу столетней давности, что непрошенно пленяла сердце любого британца. Рай, истинный сельский рай, патриархальный, долженствующий наполнять душу  желанным покоем размеренной, простой и правильной жизни в слиянии с природой. Она, душа то есть, и наполнялась всей этой благодатью, но в то же время… что-то ее и тревожило, неприятным таким холодком, нерадостным совсем томлением. Может быть – вполне даже может! – оно возникало от осознания того, что придётся провести долгое время в изоляции, в уединении, ведь в него, в самый момент въезда на земли леди Ингилби, уже окунулись на несколько месяцев добровольцы – участники проекта под названием «Дом с привидениями». А легко ли современному человеку жить в отрыве от городского сообщества, вдали от всего, к чему горожане привыкли так, что даже перестали замечать эти блага и не-блага цивилизации?
Напрягало. Дэна это, определенно, напрягало, хотя он не был урожденным лондонцем-белоручкой, который не в состоянии забить гвоздя самостоятельно, все-таки рождение и детство в Хайленде – это автоматически некоторый набор умений и навыков, причем нехилый такой набор, хоть и нехитрый… когда он знаком и освоен. Но всё равно. замкнутые мирки он с некоторых пор недолюбливал, даже когда и если они уютны донельзя, словно те залитые глицерином прозрачные шары на подставке, с заключенными в них милыми сказочными-пряничными домиками в вихре мелко натертого пенопласта, вихрящегося рождественской метелью. Любой мирок, даже менее пасторальный, конечно, можно обжить и сделать… выносимым, однако... – почти сердито Макги куснул нижнюю губу и качнул головой: да что за ерунда, бывало и хуже. не тюрьма же и не больница, чай, что нашло!.. Дурные предчувствия? Ведь нет, не назовёшь ими эту… настороженность.
Да… вырастающий по мере приближения дом казался внушительным – в эдвардианскую эпоху умели строить. Журналист слегка наклонился вперёд, одновременно отталкиваясь от подлокотников, вдвинул корпус назад, как можно глубже, чтобы спина влипла в колясочную спинку. Будто искал дополнительную опору, – Деннис ухмыльнулся про себя – это же на самом деле было причиной? Жесты и движения порой говорят о человеке больше мыслей.
Ладно… прорвёмся, где наша не пропадала! – коляска прибавила ходу, повинуясь движению пальцев на джойстике. Кое-что с первого взгляда и радовало: их в особняке действительно ждали, к их приезду готовились: в конце подъездной дорожки к аккуратному крыльцу с боков были пристроены удобные пологие пандусы.
Дом, милый дом, – не удержавшись от насмешки, пробормотал шотландец.       
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-08-2018 15:45:37)

+5

3

Минивэн привез его и еще одного мужчину – Хэйл знал его как некоего мистера Макги, журналиста, одного из участников проекта «Дом с приведениями» – почти к самому особняку, в котором должны были проходить исследования. В машине были лишь они двое, исключая водителя, конечно же, что обуславливалось особенностью, свойственной как самому Д’Эвилю, так и его сегодняшнему спутнику.
Они оба были колясочниками.
Сам Хэйл давно привык к своему состоянию и не считал его чем-то дурным или неправильным. Да, безусловно, временами ограничивающим, но все же куда более полезным, чем можно было бы предположить.
Таких, как он, часто недооценивали, и Хэйл не стеснялся этим пользоваться. В разумных пределах. Речь не шла о жалости или сочувствии, опеке над ним или прочих бесполезных способах для окружающих продемонстрировать собственную социальную профпригодность, а о куда более интересных вещах. 
Хэйл ухмыльнулся, предчувствуя, что неплохо развлечется в этом месте. Он закрыл глаза и глубоко вдохнул свежий прохладный воздух, чистый от привычных ядов урбанистических пространств. Затем распахнул веки и взглянул на особняк, возвышавшийся неподалеку.
Да, примерно таким он его себе и представлял.
Ничего зловещего на вид. Тишь да благодать классического прованса, с привкусом детективов Агаты Кристи или романов Скотта Фицджеральда. Тайна, скрытая за вполне, казалось бы, обыденным бытом представителей Старого Света.
Он вскинул голову и попытался было вообразить хоть какое-нибудь приведение в условиях эдакого антуража. Вон в том окне, на втором этаже, в самом углу, светлый блик, пожалуй, мог бы напомнить бледное лицо гувернантки, задушенной…
Дом, милый дом, – с некоторой насмешливостью произнес Макги, вторгаясь в его мысли и разрушая уже почти сформировавшийся образ.
Хэйл недовольно нахмурился, пользуясь тем, что его спутник сейчас не видит его лица, а затем улыбнулся, широко и открыто, изображая искреннее дружелюбие.
Даже подумать не мог, что журналистам нашего времени привычно жить в подобных… домах, – пошутил он. – Я, признаться было, полагал, что вашу братию, как и волка, ноги кормят…
Сделав паузу и изобразив приличествующее моменту выражение искреннего соболезнования, смешанного с удивлением и недовольством на самого себя, Хэйл, после короткой паузы, добавил.
Ох, простите, как-то не подумал.
И взгляд его красноречиво остановился на коляске Макги.
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+5

4

Птички щебетали беззаботно, сочная, новенькая еще, ярко-зеленая, майская листва шелестела, ветерок веял… в общем, на земле в эти минуты был мир, а человеках – благоволение. Во всяком случае, на отдельно взятой припарковой лужайке отдельно стоящего поместья. Вон, даже нелюдимый попутчик на вольном воздухе разговорился вдруг, ну надо же.
За всех журналистов не скажу, – откликнулся Дэн, величаво поворачивая голову, – но я в «подобных домах» прежде не жил. И именно поэтому сейчас намерен попробовать.
Ах ты, зараза рыжая, – хмыкнул дальше Макги, вслух, однако, оценочные суждения о собеседнике не выражая. Действительно ведь, черт возьми, он, журналист, здесь потому, что банально хочет кормиться… пусть и не ногами. Замечание пока незнакомца оказалось не в бровь, а в глаз, и, озвучь его кто-то прямо- стоячий или ходячий, попало бы и в нерв, показалось бы обидным. Но от своего-такого же это услышать – дело совсем иное, и, пожалуй, Деннису это даже понравилось.
Верно полагали, – без тени смущения внешне отозвался он, притормаживая и тем самым вынуждая рыжего типа с собой поравняться, так же насмешливо покосившись вбок, на него. – Волка кормят ноги, но акул-то – плавники и зубы. «Акулы пера» это, знаете ли, тоже о журналистской братии. В нашем деле ведь что главное?.. – хватай информации больше, тащи дальше, остальное несущественно. – Череда покаянно-пристыженных мин язвы в коляске Денниса совершенно не убедила, бог знает почему. Может потому, что тот, кто знал о его профессии, ну никак не мог действительно не заметить …особенностей передвижения, причем, что характерно, общих для них обоих. – И в какой же сфере Вас колеса кормят? – осведомился шотландец с вежливой иронией.
Что вообще они кормят, было очевидно – живущие только на пособие так не выглядят: первым делом Дэн оценил коляску (очень качественную и дорогую, это вообще первый показатель статуса и социальной успешности инвалида, и «своими» классифицируется влёт), одежду он тоже явно не от благотворительных обществ получал и даже не на дешевой распродаже покупал. Этот беглый, но оценивающий от макушки до подножки визуальный осмотр тоже был весьма красноречив – на грани фола, еще бы чуть – и стало невежливо.
Той же монетой, – Макги одарил насмешника не менее располагающей улыбкой и, тряхнув головой, чтобы отросшие пряди не лезли в глаза, спросил со всей шотландской (до чего удобно на нее ссылаться!) прямотой:
А Вы в этот дом к привидениям по жребию, или добровольно?
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (12-08-2018 19:07:51)

+4

5

К привидениям, – отозвался Хэйл, из двух вариантов выбирая классическое «или». С едва заметной усмешкой отреагировал на внимательный взгляд собеседника своим, понимающим, мол, «да, вот он каков, Я». - Может быть, слышали о том, что у рыжих нет души? Вот, захотелось взглянуть хотя бы на чужую...
Он хмыкнул, вскидывая вверх правую бровь.
…чтобы убедиться, что не потерял ровным счетом ничего ценного.
Даже ему самому сложно было судить, насколько он сейчас серьезен, а насколько – привычно циничен. В привидений-то Хэйл верил, но в ценность души, скажем, какой-нибудь безынтересной серой и пресной служанки – очень вряд ли. А вот на душу господина Макги он, пожалуй, взглянул бы. Своего рода изощренный подвид френологии, если можно так это назвать, способ по выпуклостям и уплотнениям одной части живого существа узнать о ее истиной сущности и вселенском предназначении... Если, конечно, предназначение Денниса – не умереть в этих стенах, чтобы составить радость для туристов, фанатов сверхъестественного и мистических сериалов. Тогда не интересно.
Журналист в доме с привидениями... Хм. Тянет на нечто желтое. Осталось лишь выяснить, будет ли это пектораль, желтые страницы или золотой дождь.
Снисходительно кинув последнюю реплику, Хэйль сдвинул рычажок на ручке коляски, и беззвучный мотор мягко двинул его вперед, в сторону специально оборудованного входа в имение.
Забавный все же тип, этот Деннис Макги. Надо будет с ним еще пообщаться. Как-нибудь...
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+5

6

Не, не слышал, – беспечно отозвался Дэн, не препятствуя чужому разглядыванию себя и смущением; а чего, собсна, смущаться-то ему? Он такой, как есть, и другим не станет, хоть до дыр засмотри, но новый знакомый порассматривать всласть имеет полное право, как и он сам. – Чушь, по-моему, полная, простите. У нас, вон, в Шотландии, рыжих чуть ли не половина, да и ирландцы не отстают, они, что, все неодушевленные? Да и вы на тумбочку на колесиках вроде не похожи, так что ценное, не ценное, но не откреститесь от души.
И, между прочим, отсветы утреннего солнца на меди темно-рыжих кудрей-колец смотрелись шикарно, богато так смотрелись, эпично даже. Но вот загорать этому мистеру точно не стоило, с такой-то светлой и тонкой кожей… Сейчас, правда, солнце еще нежное, не припекает, но все равно же в дом заезжать надо, обустраиваться как-то... с привидениями, опять же, местными снюхиваться, раз они тут как бы есть, а главное – соседями еще посюсторонними.
Вы забыли желтую прессу, для полного комплекта, а ведь именно она особенно коррелирует с понятием «журналист», не так ли? – насмешливо заметил хмыкнувший Макги, опять бесстрашно расставляя точки над «i», вытаскивая и разворачивая намёк в нечто, уже явно стремившееся обидеть. Игры с такими вещами он и вообще-то не особенно любил, а уж при знакомстве им тем более в беседе не место. – Последнего, кстати, из Вами перечисленного, я особенно не обещаю: на Юпитера я, как видите. точно не тяну, даже несмотря на бороду, да и с Данаями, я полагаю, здесь напряженка. Что же касается второго значения выражения… с подобного рода излива… излияниями у таких, как мы с Вами, дело совсем швах, – и снова эта ненаигранная беспечность и достоинство – знание и признание своих проблем и легкое к ним отношение – ну что, типа, поделать, у каждого свои недостатки. – Однако, вот и мы пригодились, видите, – Деннис красноречиво кивну на крыльцо с пандусами и привычным до неосознанности движением пальца тоже прибавил ходу своему транспортному средству.
А он занятный, этот рыжий. Насчет души все мутно не только у него, но вредность согласно масти точно имеет место быть. – Журналист тронул рычажок на джойстике снова, чтоб повернуть на площадке перед домом, объехать крыльцом и вкатиться на правый пандус.
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (16-08-2018 19:30:32)

+3

7

Лаверн гнал свой мотоцикл по проселочным дорогам, особенно не задумываясь куда едет. Координаты были забиты в навигаторе, поэтому забота оставалась только в том, чтобы не стать донором органов раньше запланированного срока. В шлеме играла какая-то музыка, но Кэссиди думал о стороннем, поэтому сказать, что именно  слушал, он бы вряд ли смог. Сзади, к пассажирскому сидению был пристегнут ремнями дорожный саквояж.
Когда впервые Кэсс увидел приглашение на этот проект, категорично ответил «да вы издеваетесь». Потом, конечно, пришлось смириться, все же у него были свои мотивы участвовать в этом балагане, но сама идея постепенно перестала казаться столь абсурдной. Стало даже любопытно. Все же ограниченным мышлением он не страдал. Альтруизм и романтизм Кэсс старался прививать и своим подопечным, с которыми раньше работал, занимая должность преподавателя литературы. Такие черты и ему самому были свойственны, поэтому заразить подрастающие умы такими настроениями и мыслями было не трудно. Сложнее скрыть это от закостенелых консерваторов, непонимающих и не помнящих юности. Свобода воли карается и по ныне, а свобода слова и мысли вообще считается чем-то зазорным, не присущим людям высшего общества. И чем это отличается от геноцида? Лаверн вновь начинал злиться и старательно отогнал вновь нахлынувшие мысли. Все равно уже нельзя ничего изменить, но вот восстановить справедливость очень даже можно.
Въехав на территорию этого «Дома с привидениями», Кэсс сбросил скорость. Шины приятно шуршали по насыпи (музыку он вырубил сразу же, как подъехал к месту назначения), где-то вдалеке слышалось пение птиц и шелест листвы. Природа, призванная умиротворять и успокаивать. Правда, как-то все равно было не по себе.
Лаверн остановился у крыльца, заглушая мотор и выпрямляясь, принявшись за стягивание перчаток. Двоих он застал на пороге: вот уж не подумал, что в такую авантюру могли бы ввязаться люди, прикованные к коляскам. Впрочем, дело вкуса. Перчатки Кэсс кинул в шлем, стянутый секундой ранее.
Доброго дня, господа. Если, конечно, его можно считать таковым.
Аккуратная бородка и усы накидывали молодому человеку несколько лет, что было ему даже на руку. Слишком часто ему ставили его возраст в упрек, сейчас же относительно данного аспекта помалкивали. Повесив шлем на руль, Кэсс отстегнул свою сумку и присоединился к «отдыхающим», быстро взлетев по ступенькам крыльца.
Кэссиди Лаверн, – представился он, склонив голову так, что несколько прядей упали на его лоб. – Будем знакомы. Похоже, нам придется встречаться чаще, чем можем рассчитывать.
[NIC]Кэссиди Лаверн[/NIC] [STA]Блаженны изгнанные за правду[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c847016/v847016164/c7d5a/9s2RwBmQo0I.jpg[/AVA]
[SGN]

Твори. Выдумывай. Пробуй

Блестяще преподававший литературу в старинной, престижной частной школе молодой учитель попытался спасти испорченных богатством послушных мальчиков от узкого понимания успеха, навязываемого обществом. «Медицина, юриспруденция, инженерное дело – все это благородные устремления, необходимые, чтобы жизнь продолжалась, – говорил он. – Но поэзия, красота, романтика, любовь – для этого всего мы и живем». Мистер Лаверн открыл ученикам новый мир искусства, и не удивительно, что любовь к актёрству и поэзии одного из учеников наталкивается на непоколебимую уверенность отца, что все это блажь и «нонсенс». Он решает пойти по актёрской стезе (то, что он любил и в чём он преуспевал) вместо занятия медициной (карьерой, которую избрал для него отец).
Авторитет учителя, поддержавшего мальчика в его увлечении театром, оказался выше мнения преуспевающего родителя, который не смог простить сыну непослушания, и вознамерился отправить его в военную школу, где бы ему «привили привычку к дисциплине». Не в состоянии справиться со своими чувствами и противостоять отцу, подросток совершил самоубийство. Отец не признал ответственности за трагическую смерть сына. Вместо этого он обвинил в произошедшем учителя – Кэссиди. Учеников заставляют подписать показания, что Лаверн внушил ученикам идею неповиновения и заставил несчастного парнишку не слушаться отца. Разумеется, после этого преподавателя уволили, принуждая покинуть школу… и «волчий билет» ему тоже заботливо обеспечили.

[/SGN]

+6

8

Хэйл прищурился, окидывая новое действующее лицо внимательным взглядом. Лаверн, бывший учитель литературы, мечтатель и безбожный романтик. Так о нем было сказано в заметках, с которыми он, признаться честно, ознакомился пока лишь поверхностно.
Почему-то Д’Эвилю он представлялся иным. Или худосочным непропорциональным задохликом в крупных квадратных очках, с зарождающейся уже, несмотря на ранний возраст, залысиной. Или эдаким образцом дамских мечтаний, вообразившим себя чуть ли не капитаном Фракассом современного мира. Спасителем юных красавиц и романтических идеалов. Однако представший перед ним молодой человек выглядел хоть и сладковато, но вполне нормально.
Придется, – подхватил Хэйл использованное бывшим учителем слово, добавляя в него несколько циничный оттенок недовольства фактом вынужденных встреч, якобы содержащегося во фразе Лаверна. – Хотя, пожалуй, интересно было бы знать, на что именно вы рассчитывали. А то вдруг получится избавить вас от нашего назойливого присутствия. Ну или, как минимум, конкретно моего.
Он хмыкнул.
А вас, если не секрет, чей призрак привел в этот замечательный дом, в этот возможно добрый день?
Представляться он умышленно не стал. Да и зачем? В начале программы всех участников в любом случае представят друг другу, а говорить свое имя каждому гостю в отдельности уже сейчас кажется весьма утомительным и неблагодарным занятием.
Вместо этого Хэйл нарочито явно окинул Лаверна долгим, тяжелым, оценивающим взглядом, с головы до пят.
Романтиков и идеалистов он любил.
Правда.
Они его забавляли почти до колик.
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+6

9

Бог его знает почему, однако при всех здравых доводах внутреннего голоса, типа, «Надо уже заехать в дом и начать в нем обустраиваться» (почти парафраз застрявшего с юности в памяти речевого клише «Как перестать беспокоиться и начать жить»), шотландец закатываться внутрь не спешил, наоборот, нечаянно, неосознанно подтормаживал; словно бы для того, чтобы ловчее пристроиться к пандусу, он взял для объезда слишком большую дугу вокруг крыльца, а на раздавшийся слева от ворот приятный рокот мотора и вовсе не только повернул голову, но и коляску остановил, с интересом наблюдая чье-то прибытие. Бравый мотоциклист, судя по фигуре, был далеко не стар, ловок, с седла слез с лихой уверенностью ковбоя. Правда, кибер-ковбоя, с шаровидной башкой робота. Эти шлемы... они всех делают похожими на героев киберпанковского боевика. Приятно, что под ним, под шлемом то есть, таилась голова молодого мужчины, удивительно к себе располагающего с первого взгляда. Во всяком случае, Деннису он показался симпатичным – лобастый, глазастый и немного бородатый. Не настолько, конечно, как сам Макги, заросший эдак совсем уж либертиански, хипповато, по-лешачьему – у новоприбывшего (кого, интересно, ученого или объекта исследований?) бородка была интеллигентная, ухоженная и не скрывала ямочек на щеках. Они, наверное, делают этого байкера еще симпатичнее при улыбке, на которую сейчас незнакомец, однако, поскупился. Почему, кстати?..
Его выражающий удивление лишь продолжительностью взгляд на них, таких красивых и тоже на колесиках, понятен: инвалидные кресла – транспорт менее распространенный, чем байк, а встретить аж двух на нем беспечных ездоков здесь, у дома, где, черт возьми, грядет будто бы нечто научное, но не из разряда испытаний самоновейшей технологии с назначением «встань и ходи» – действительно странно. Сам журналист в прошлом тоже удивился бы, оказавшись на месте парня, так легко взбежавшего на крыльцо.
А завидовать нехорошо… даже этому.
Всякий день можно считать добрым, – дружелюбно-легковесно откликнулся Дэн, будто соглашаясь с рыжим и чуть разворачивая его мысль, понятную, главным образом, из интонации. – Или таковым сделать… – неугомонный оптимизм и воля к жизни, мать их, перли во все щели, когда не надо, и Деннис их старательно упихивал обратно вовнутрь, долой с глаз людских, поочередно, чтоб не казаться назидательным идиотом. – ...ну хотя бы постараться.
Под даже не стук, а грохот рам, будто в ответ на эти похвальные старания Макги, порыв ветра изнутри распахнул окно второго этажа, служанка взвизгнула, чем привлекла внимание всех внизу, штора на ветру заполыхала шелком в распахнутых створках, и, сбитый ею, упал большой вазон, разлетевшись на белые фаянсовые черепки. В тот самый момент, когда журналист собрался было тоже заверить мистера Лаверна в том, что не станет без надобности мозолить ему глаза, и комнат для соблюдения прайвеси, по идее, в доме должно хватить на всех.
Антуражно одетая в кружевную наколку и темное платье с белоснежным оборчатым передником конца 19-го века служанка высунулась, торопливо затягивая штору внутрь, закрыла окно.
Однако, – отводя от него взгляд – некрасивая бледная девица пропала из поля зрения – сказал шотландец совсем не то, что собирался полминуты назад: – Нас, видимо, еще и полное погружение в атмосферу времени постройки особняка ожидает.

[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (13-02-2019 13:58:27)

+3

10

Я назвал Вам свое имя. В остальном Гугл в помощь.
С разбега и в карьер? Первый же вопрос – о призраке, который его преследует. Кэсс явно не настроен был кому-либо рассказывать о прошлом, о тех, кто в нем остался – подавно. Его и так одолевали мысли относительно этого всю дорогу сюда, чтобы теперь первый же встречный лез ворошить старые раны. Второй же мужчина казался более лояльным и положительно настроенным$ два противоположных мнения за две минуты знакомства, наверное, это рекорд. Впрочем, Лаверн никогда не судил книгу по обложке и человека по первому впечатлению, велик риск ошибиться. И, может быть, это правило подтвердило бы себя, но упавший горшок с верхнего этажа заставил молодого человека отшатнуться. Только приехал – и уже чуть череп ни проломили, действительно, будет интересно.
Относительно «назойливого присутствия» хочу отметить, что каждый понимает в меру своей испорченности, – Кэсс зачесал пятерней упавшие на лоб пряди назад. – Я же только имел в виду, что будучи запертыми на одной территории, нам не мешало бы наладить контакт. Не хотел бы оказаться запертым в банку с пауками, если учесть предстоящие эксперименты эскулапов.
Хотя Лаверн производил довольно приятное впечатление, но огрызаться и язвить он умел. Необходимые качества для выживания в современном мире, если имеешь живое сердце и недобитую за время обучения себя и других душу. Конечно, он никогда с такого не начинал, отвечал только на провокации, воспитание в нем все же присутствовало, хотя нравов он придерживался довольно вольных.
Вам помочь? – обратившись к оптимисту, Кэсс слегка улыбнулся. – А то, подозреваю, чем дольше мы здесь торчим, тем выше риск стать одним из здешних привидений.
Молодой человек поддел носком ботинка черепок, некогда бывший горшком. Цветок было жаль, но это все же не его забота, правда ведь? А вот получить этим по голове – точно удовольствия никакого. Если не убьет, то все эксперименты, шансы и свои цели проведешь в постели, отходя от черепно-мозговой травмы. Такая перспектива не была в его приоритетах, случись подобное, стало бы крайне обидно.
Я лично не горю желанием пополнять их коллекцию неприкаянных душ. А вы?

[NIC]Кэссиди Лаверн[/NIC] [STA]Блаженны изгнанные за правду[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c847016/v847016164/c7d5a/9s2RwBmQo0I.jpg[/AVA]
[SGN]

Твори. Выдумывай. Пробуй

Блестяще преподававший литературу в старинной, престижной частной школе молодой учитель попытался спасти испорченных богатством послушных мальчиков от узкого понимания успеха, навязываемого обществом. «Медицина, юриспруденция, инженерное дело – все это благородные устремления, необходимые, чтобы жизнь продолжалась, – говорил он. – Но поэзия, красота, романтика, любовь – для этого всего мы и живем». Мистер Лаверн открыл ученикам новый мир искусства, и не удивительно, что любовь к актёрству и поэзии одного из учеников наталкивается на непоколебимую уверенность отца, что все это блажь и «нонсенс». Он решает пойти по актёрской стезе (то, что он любил и в чём он преуспевал) вместо занятия медициной (карьерой, которую избрал для него отец).
Авторитет учителя, поддержавшего мальчика в его увлечении театром, оказался выше мнения преуспевающего родителя, который не смог простить сыну непослушания, и вознамерился отправить его в военную школу, где бы ему «привили привычку к дисциплине». Не в состоянии справиться со своими чувствами и противостоять отцу, подросток совершил самоубийство. Отец не признал ответственности за трагическую смерть сына. Вместо этого он обвинил в произошедшем учителя – Кэссиди. Учеников заставляют подписать показания, что Лаверн внушил ученикам идею неповиновения и заставил несчастного парнишку не слушаться отца. Разумеется, после этого преподавателя уволили, принуждая покинуть школу… и «волчий билет» ему тоже заботливо обеспечили.

[/SGN]

+6

11

Очаровательно рухнувший горшок привлек внимание Хэйла всего на пару коротких мгновений, уронившая его барышня – чуть больше. Но к ней у него еще будет возможность вернуться. Сейчас же его больше занимали собеседники, различающиеся, как печенье и глянцевый журнал.
Хэйл хмыкнул. «Гугл в помощь». И пафос, да. Вот они, лучшие показатели смеси взрослеющего мужчины и обладателя юношеского инфантилизма в одном гремучем флаконе. Вот теперь артистичная бородка и смазливая внешность казались вполне в тему.
Хотели, не хотели, но согласились быть запертым, вслепую, – спокойно пожал плечами он. – У нас тут, как можете убедиться, погружательная атмосфера намечается. Без пауков, интриг и злопыхателей антураж может оказаться недостаточно правдоподобным. Как, впрочем, и без летающих предметов обихода.
Он снова хмыкнул и покосился на собрата-колясочника. И медленно двинул коляску вперед, словно бы намекая, что вполне в состоянии справиться без чьей-либо помощи
Ну что ж, давайте-ка приступим к утомительной части знакомства с остальными и введения в курс дела...
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+4

12

[AVA]http://s3.uploads.ru/qUOh4.jpg[/AVA]
Ви хвостом и местом пониже, которое пушистое-пушистое для венико-огребания, чуял что затевается что-то интересное. Интереснющее! И без него! Глупые двуногие совсем обленились, даже пригласительную коробочку с мышкой не прислали! Вот как так-то? Он им верой и правдой, да столько времени! А сколько сил положил на придумывание хитростей-пакостей. Он им за ушком почесать давал. А они!
В общем-то Ви был возмущен. До самого последнего хвостика возмущен. Настолько, что с усердием попользовал все здоровущие горшки в доме. По прямому назначению. Вопрос правда зачем горшки делать настолько большими? Дела ведь делать не удобно (лис давно так не раскорячивался).
Самые важные дела (пометить все вазы, проверить кухню, выбрать самую мягкую кровать, наловить мышей, сложить Ве-ве из мышиных косточек в самом видном месте, сожрать половину чучела, сделать нычку в шкафу, подрать диван, полакомиться проводочками) Ви сделал до приезда двуногих. Даже успел занять удобную позицию лосиной головы на стене, напротив входа. Настоящую голову спрятал, очень надёжно, притулил к стеночке в туалете.
Висеть Ви очень быстро надоело. Чесался ветвистый рог. Чесался нос, хотелось чихнуть. Ещё лучше побегать. И почесать рог! Вон тот, левый, самый верхний отросток. Не выдержал, пошрябал о стену. Ещё раз пошрябал. Как же хорошо. Почти как оргазм, который женский. Когда шкрябаешь и прям вольной кайфа накрывает.
Лось утробно стонал как тепловоз, закатывал глаза, его синеватый язык мотылялся по бороде, а со стены сыпалась штукатурка.
Но только поблизости послышались шорохи и голоса – замер. С рогом в стене, глазами навыкате, языком на боку, с которого ниткой тянулись слюни. Много слюней. Лужа прям.

+5

13

Раз надо контакт – будет контакт, – миролюбиво и примирительно пробормотал Макги с интонацией «в чем проблема-то», вновь невольно косясь на фаянсовые куски и крошево, разлетевшиеся по тротуарной плитке, неумело… сомнительно даже украшая двор. У самого Денниса проблем с налаживанием контактов отродясь не бывало, еще когда он под стол пешком гулял и ни о какой карьере «акулы пера» и близко не помышлял. Тем более, когда встал на эту тропку – добывать информацию, которую, зачастую, являть народу отнюдь не собирались, он просто не мог не огранить до совершенства присущее ему от природы, первейшее и нужнейшее умение внушать к себе интерес и доверие, чтобы разговорить любого, независимо от пола, возраста и общественного положения собеседника. – И чего сразу «пауки в банке», «пауки в банке»… почему не, скажем, «рыбки в аквариуме»? – интонация ворчливого слегка недоумения придавала происходящему ощущение обыденности, и, пожалуй, успокаивала. И, пожалуй, самого Дэна – тоже.
Вообще-то, иные аквариумные рыбки только так обкусывают друг другу хвосты, – не ко времени вынырнули из глубин эрудиции сведения, пачками полученные в любознательном детстве, но Макги не по-журналистки отмахнулся от них, не озвучил для не такой уж широкой сейчас общественности. А вот на собрата-колясочника кинул-таки быстрый и цепкий взгляд – почему-то все время казалось, что этот рыжий тип знает на порядок больше того, что говорит.
«Вслепую»? Это он про нас, бородатых, или и себя включил в согласившихся без оговоренных и известных условий? – Дэн задумчиво взглянул на симпатичного мотоциклиста, и его одарил беглой улыбкой, покачав, однако, головой:
Да вроде должны сами справиться, пандус же, – взгляд задержался на теплых карих глазах, и шотландец добавил, сам дивясь рассудительности, которая (о, неужели?!) его, видимо, настигла, и тридцати трех лет не прошло, вот в этом самом дворе старинного поместья: – Но дверь можете придержать, а то пришибет еще… раз цветочный горшок ни в кого не попал. – Деннис фыркнул насмешливо, встретившись взглядом с рыжим, ме-е-едленно и печально направившего свою коляску на крыльцо. – Надеюсь, нам не придется сочинять новый стишок про глупых негритят, первого из которых насмерть прищемило входными дверьми. А то что-то навеяло, знаете ли. Злопыхатели с интригами – пусть уж, это даже интересно, но получить предметом обихода в башку как-то обидно, у меня тоже на этом свете еще дела не закончены многие, – говорил он, въезжая по пандусу на крыльцо вполне благополучно, ну надо же, и не забыв поблагодарить ходячего... то есть сейчас стоящего с дверью за ручку любителя мото кивком, полным достоинства.
…которого хватило на въезд в первый холл, обшитый деревянными панелями по стенам и даже по потолку. Видимо, это они отражали странный звук, наполнявший респектабельнейшее помещение. Громадная голова лося, закрепленная прямо напротив входа, странно мотылялась, шаркая рогом по дереву, выпученные глаза показывали покрасневшие от натуги белкú, а с вываленного синеватого, длиннющего языка тянулись вполне себе видимые в солнечном-то свете, блестящие, как шёлк, нити слюны.
Брови резко осадившего свой транспорт Макги приподнялись, но как-то странно – домиком. Увидь Дэн себя в зеркало таким – удивился бы несказанно. А так будто и не удивился, не: ну голова на стене, ну лось, ну помер, а глядит…
Помер, а глядит, – уже вслух бормотнул Деннис присловье собственной двоюродной бабки-ругательницы. – Джентльмены, я один это вижу?
http://sd.uploads.ru/BsAIz.jpg
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (13-02-2019 13:59:49)

+4

14

[AVA]http://s3.uploads.ru/qUOh4.jpg[/AVA]
Лось косил одним глазом на двуногого. Другим косил на рог. Отвернулся бы он, что ли, не смущал. Неудобно, между прочим, вывернув бошку, висеть! Эх, непонятливые пошли двуногие, вот ра-а-аньше…
Нет, раньше такие же были, только пугливей и щедрее. Столько лакомств приносили, что и за два присеста не сожрать. Не то, что сейчас. Вон, похудел даже! Отощал! Кости светятся! Особенно в темноте. Ультрафиолетом. После того, как полакомился скляночками, стыренными у ученого.
Лось улучил момент. Смог! И, пока двуногий отвёл взгляд, принял положенную высококультурному лосю позу. Пасть закрыл, нос выровнял в пространстве, уровень рогов отрегулировал. Весь такой гордый, величественный и суровый. Того и гляди, голову оттяпает тому, кто рискнёт мимо пройти. Если, конечно, дотянется до головы этой.
Законопослушный (по меркам лосиных голов), высококультурный и духовный лось висел и моргал. Всего пару раз в минуту. И примерялся к одной очень аппетитной макушке (ей определенно нужно устроить ночной КУСЬ).

Отредактировано Лисость (02-10-2018 20:00:32)

+6

15

Хейл преодолел порог двери чуть позже, чем его колясочный собрат, поэтому, видимо, и пропустил то самое, которое должны были (или наоборот – не должны были) видеть все. Судя по лицу господина Макги могло показаться, что узрел он как минимум привиедение, как максимум – привидение в костюме травести-дивы, отплясывающей канкан на лыжах. Забавная, в общем, вышла физия.
Помер, а глядит?
Хейл перевел взгляд на объект интереса Макги. Голова лося, крупная, неплохо сделанная, но уже слегка тронутая временем и молью, чинно висела на своем месте и признаков желания отплясывать канкан вроде не проявляла. Однако уже парой секунд спустя Д’Эвиль мрачно нахмурился. Ему вдруг показалось, что глаза чучела подвижны. Они моргнули.
Потом еще раз.
Вариантов было несколько, на самом-то деле.
Во-первых, это была система наблюдения за постояльцами, встроенная в глаза мертвого животного. Допустим, камеры меняли ракурс съемки с заданной частотой, и смена положения линзы, от которой отзеркаливался свет, создавала впечатление моргания.
Во-вторых, организаторы эксперимента решили добавить элементы саспенса и мистических спецэффектов. Моргающая голова лося – это стильно. Не слишком навязчиво, пожалуй, в глаза не бросается, но эффект вроде создает.
В-третьих, всегда оставался элемент какой-нибудь реальной мистики.
Хейл прикрыл веки, оставив узкие щелки глаз. Объекты вокруг него тут же приобрели едва заметный ореол, каждый – своего цвета. Аура это или нет на самом-то деле – значения не имело. Зато таким нехитрым способом, по цвету ореола, довольно часто можно было определить как свойства предметов, так и некоторые особенности характера людей. И вот эта самая оленья голова неожиданно приобрела странный оттенок. Переливчато-радужный. Такого Д’Эвиль прежде никогда не видел. Словно это было нечто, что умело менять форму или саму свою сущность. Или то и другое разом.
Голова – оборотень?
Оленякула? Нет, пожалуй дракулень больше подходит...
Хотя... С чего он вообще решил, что дело в самом чучеле? Может, что-то было спрятано внутри? Артефакт там, или...
Хейл тряхнул головой. Со стороны, наверное, казалось, что он настолько шокирован происходящим, что и слова выговорить не может. Не очень удачное впечатление, которое требовалось исправить.
Я тоже это вижу, - совершенно спокойно сообщил он, и спокойно двинулся дальше, словно бы не заметил ничего из ряда вон выходящего и все именно так, как и должно было быть. А затем равнодушно добавил. – Забавно, не находите?
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+6

16

Пинки

http://s3.uploads.ru/t/5ze7P.jpg

Три чемодана, и это только для свиньи. Остальные восемь – для ее хозяина. И нет там никакой ерунды, увольте! Только самое необходимое для агентов под прикрытием, посланных, ни больше, ни меньше, чем защищать несчастных, попавших в беду обитателей дома. Какую беду, Джереми пока не придумал, да и, сгорбившимся над пахом водителя, фантазировать было крайне неудобно…
Неловкая ситуация: он вызвал таксиста с целью подбросить до пункта назначения его и крохотулю Пинки, но – вот же досада! – путь неблизкий, а бумажник агент безопасности забыл… И теперь товарищу Лаву было не до красот английских периферий…
Вот так вот, да! Эшо… Шорт падэри, кланусь Мухаммедом, как мне сэгодня павэзло…
Охающий и ухающий мужик вцепился в руль, словно в спасательный круг.
Пинки скептически хрюкнул на заднем сидении и ткнулся пяточком в стекло. От свинки подобных услуг, слава Богу, не требовалось, и он мог спокойно любоваться мелькающими мимо деревьями и серой полосой дороги.
Ну все, с меня довольно, руки затекли! – Джерри откинулся на переднее сиденье и облизнул пухлые губы. Он растопырил пальцы рук и продемонстрировал набухающие мозоли.
Ну ты жэ эшо нэ закончил! А кто тэбэ чэмоданэ ташить будэт, э?!
Знаешь-ка, чо, твои артритные колени и без того сделали мой день! Я не массажист, а полицейский!
Хрю!
Да-да! – молодой человек, ткнул покрасневшим пальцем в сторону поросенка. – И Пинки, между прочим, тоже!
А удастовэрэниэ у тэбэ эсть, полицэйскый? – скептически хмыкнул мужчина.
Конечно!
Джереми потребовалось около минуты, чтобы выудить какую-то бумажульку в позолоченной оправе из задних карманов узких джинсов.
Пожалуйста.
Пинки обеспокоенно захрюкал, и зажмурившись, впечатался розовым пяточком в стекло.
«Нет-нет-нет! Джереми, только не это! Только не…»

(удостоверение)

http://s7.uploads.ru/t/dEaND.png

«Твою ж мать…»
Теперь сомнений, надеюсь, не осталось? – гордо задрав нос к небу, дополнил парень и скрестил руки на груди.
«То, что ты ебанутый – ни у кого давно сомнений нет…»
Скажы, дарагой, ты нэ лэчишься нэгдэ, а можэт, ты комик?
Я не гомик! Я просто хорошенький!!! – заверещал Лав, сжав кулачки.
Но ответить таксист уже не успел. Машина, миновав калитку, въехала в угрюмый, но до безумия живописный дворик особняка.
Оказавшись на улице, Джерри поспешил открыть заднюю дверь, чтобы выпустить поросенка на волю.
Э! Твоя свынка сделала кака на заднем крэслэ! – возмутился водитель, наблюдая за тем, как хрупкий юноша извлекает чемоданы из багажника.
Это уже было. – отмахнулся Лав, скидывая багаж на землю.
А кто, по-твоему, это сдэлал тогда, э?!
Давай рассуждать логически, мой дурнопахнущий друг. Просто отвечай на вопросы и мы во всем разберемся. Такси – твоя основная работа?
Ну, да… – задумчиво ответил мужчина, медленно кивнув головой.
Ты часто берешь заказы на пригород, как сегодня, верно?
Да, оны стоят дорожэ…
Дороже, вот… Иногда ты проводишь за рулем более двенадцати часов, потому что твоих восьмерых дочерей необходимо чем-то кормить, дабы они не стали на путь проституции, как твоя жена, так?
Э!
Про проституцию я пошутил, но в остальном?..
Далшэ- то что?!
Ты много ешь, в основном фаст-фуд в придорожном кафе. У тебя частенько скручивает живот от неправильного питания, а по дороге крайне редко можно наткнуться на био-туалет. Вывод: ты сам накакал на заднем сидении своего авто. Дело раскрыто. С тебя две тысячи долларов.
Молчание длилось несколько секунд. Но лишь до несчастного дошло, в чем его уличили, он пнул ближайший розовый чемоданчик под ноги Джерри и что-то проорав на непонятном языке, поспешил обратно в машину.
Пшол на йух, отрыжка отодранного ишака! Ибал тваю мама на спине твоэго дэда, таши сам свои ванучиэ шмотке!!!
Обдав поросенка и Джереми придорожной пылью, мужчина скрылся так быстро, словно его и не было.
Какой хам, еще и лжец! Дедушка умер еще до моего рождения, да мой сладенький? – оставив чемоданы на улице (конечно же, в надежде, что ему помогут их донести прислуга из особняка), Джерри с Пинки на руках направился внутрь.
Есть здесь кто? – позвал он тоненьким голосочком, – Только не выпрыгивайте в простыне, мой Пинки боится людей в белом, потому что они похожи на поваров!..

Отредактировано Твигги Мар (12-02-2019 06:39:12)

+4

17

А, то есть, рыжий тоже это видит? – не без труда взгляд Денниса отлепился от не так чтоб равномерно мигающей лосиной головы, и плавно сместился на собрата по колесам. Брови журналиста вернулись в исходное, то есть нормальное положение – не почудилось, значит, чей-то давний охотничий трофей на стене действительно моргал, слюною капал… даже если это галлюцинация, то не его личная, а массовая. Это уже, как ни крути, дело совершенно иное. Прям сердцу легче стало: не он, суеверный шотландец, что-то такое себе навообржал, ушибленный родным фольклором… хотя, да, ради справедливости, надо помнить и то, что все из себя здраво- и трезвомыслящие англичане тоже с упоением рассказывают и слушают истории о призраках, и южнее Твида тоже поместье – не поместье, замок – не замок, а туфта и новодел, если в них не завелось собственное привидение, а то и парочка.
Впрочем, если туфта и новодел, как раз призрак заведется непременно, – поправил себя Дэн, – а то и парочка, угу. Иначе чем туристов-то трезвомыслящим сквайрам завлекать? Вот то-то. а местечковая одомашненная, уютная мистика – манок безотказный… уж мне ли, шотландцу, временами не менее практичному, не знать? – ухмылка журналиста спряталась в бороде, а тон получился почти столь же невозмутимым, как у этого не располагающего к себе потомка «красных курток»:
Забавно, пожалуй. Оригинальное украшение холла.
Макги проскользил взглядом дальше, мимо бледного и веснушчатого лица, уже оглядываясь, в движении, разворачиваясь на сиденье к дверям, в которые они только что въехали, и тоже поморгал на манер того самого рогатого чуда: симпатичный мистер мотоциклист куда-то подевался. Передумал, что ли, входить, пока дверь, им, болезным, придерживал? Забыл что-то из вешей развъючить со свого двухколесного ошипованного друга?.. – Денни недоуменно повел широким плечом. – Шут его знает. Факт тот, что в холле никого, кроме двух колясочников не наблюдалось. Наблюдалась мигающая отрезанная голова крупнейшего из оленьих, – в этом журнлист убедился, развернувшись обратно: нецелый позвоночник заявил решительное «нет!» такой внезапной вертлявости солидного на вид бородача.
Если оно еще и заговорит человеческим голосом, – невольно снова всматриваясь в темные, влажные и совершенно живые глаза настенного украшения, решил про себя Дэн, – я даже не удивлюсь.
И тут же удивился, потому что манерным и истеричным голоском что-то проверещал не лось. И даже не свинка в стетсоне и шейном платочке на руках у… престранного созданья, возникшего на пороге.
Нет, ну логика железная, – восхитился шотландец, когда до него дошел смысл сказанного этим… этим: – люди в белых халатах похожи на поваров, поэтому их опасается поросенок. Не врачей же ему бояться, действительно.
Здесь есть мы, – по инерции невозмутимо отозвался Макги. – Добро пожаловать в местный зоопарк, мистер... – интонация явно требовала от незнакомца фамилию.
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (13-02-2019 14:01:13)

+3

18

А лосиная голова и ничего. Висит себе и хорошо. Не ходит же? Причем даже на рогах не ходит. Хорошая, правильная, добропорядочная и вся из себя законопослушная. Расскажи об этом кому – ни в жизнь не поверят!
Законопослушная. Да! Щас! Вот прям щас!
В этой самой ветвисто-рогатой, весьма крупной, голове созревал коварный план по захвату мира. Или, как минимум, норы двуногих. Зрела, жаль, медленно. Тесто и то быстрее поднимается, но тут уж как есть. Возможно, как раз из-за отсутствия этого самого «есть» и была проблема медленно созревающего плана.
Но это не точно, да. Совсем не точно.
Голова, лосиная, конечно же, а не чья-нибудь другая, вспомнила утренний променад со сливками и котлетами в сыре. Горько так вздохнула.
Обидно вот даже. Вон эти смотрят, чёт, а в рот ничего не ложат. Гады. Жмоты. И вообще. Могли б хоть куском колбасы за просмотр-то. Или вон, вот этого тощего поросеночка. На пол-зуба, правда, та и кости вона...
Еда-а, – нежно, с любовью и предвкушением костлявого обеда, протянула голова. – Топ-топ сюда, вкусный.
[NIC]Лисость[/NIC] [STA]Постоялец[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/qUOh4.jpg[/AVA]

+4

19

Совершенно не ожидавший услышать новый голос, Хэйль повернулся к двери. Вместо нудного учителя-мотолюбителя на пороге вдруг образовался весьма яркий молодой человек с игрушкой... кхм... с живым поросенком в руках.
Только не выпрыгивайте в простыне, мой Пинки боится людей в белом, потому что они похожи на поваров!.. – произнес он, и брови Хэйля взлетели кверху. А что, чертовски логичное умозаключение, надо признать.
Но сам-то он, интересно, кто?
Здесь есть мы, – Макги словно прочитал его мысли. – Добро пожаловать в местный зоопарк, мистер...
Его интонация явно намекала на необходимость назваться.
По инерции прокатившись еще немного вперед, чтобы на пороге можно было нормально развернуться всем новоприбывшим, Д'Эвиль красивым жестом развернул коляску на сто восемьдесят градусов. Слава всем богам, конструкция его высокотехнологичного чуда позволяла проделывать и не такие кренделя.
И тут раздался третий голос.
Еда-а, – с предвкушением протянула голова лося. – Топ-топ сюда, вкусный.
Высота вскинутых бровей грозила превратить лицо Хэйля в маску комического персонажа. На лбу даже начала ощущаться некоторая болезненность. Но прозвучавший вслед за этим голос мужчины оказался на удивление спокойным и размеренным.
Мне кажется, это оно вам, – обратился он к незнакомцу. – Можете отдать поросенка мне, я подержу, пока вы заняты... делом.
На слове «делом» брови резко ухнули вниз, необратимо меняя удивленное выражение лица на сосредоточенно хмурое.
Конечно же, суть таких изменений заключалась не в том, что Хэйль сам понял абсурдность ситуации как таковой, а скорее в том, что его чрезмерно богатая фантазия вдруг решила предложить ему слишком много вариантов этого самого «дела».
Яркий молодой человек, лосиная голова, поросенок... И хотелось бы выдать напрашивающуюся саму собой шутку «где-то я видел порно, которое начиналось именно так», но увы. Такого порно наверняка не существует. По крайней мере, пока.
Склонив голову набок, Хэйль задумался. А не достать ли ему мобильный телефон, и не включить ли видеозапись?
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+6

20

[NIC]Джереми Лав[/NIC]
Вообще-то Джереми никто не предупредил, что здесь, в этом доме, намечается вечеринка на инвалидных колясках!
Какое ужасное упущение, припереться сюда совсем не по дресс-коду! Позорнина! Гадство! Это так же больно и стыдливо – как первый секс, мать вашу! Первый секс Джереми, конечно... Потому что у нормальных мужчин все происходит совсем иначе. Но не будем сейчас про соседа, несуществующих котят и шоколадку после.
А что, надо было на коляске сюда заезжать? – прижимая Пинки к груди, неловко поинтересовался юноша, чей уверенный и визглявый тон, сменился но более кроткий и даже несколько виноватый.
Пинки же только протяжно хрюкнул.
Знаешь, Джерри, если в этом доме все-таки начнут убивать и подвешивать на мясницкие крюки в подвале, я кажется, знаю, кто будет первым. Нет, Лав, это буду не я...
Здесь есть мы. Добро пожаловать в местный зоопарк, мистер...
Лав... – насколько сильно юноша обожал свою фамилию, настолько быстро затрепетали его пушистые ресницы, – Джереми Лав. Полицейский, детектив, и даже немного учитель истории. Один раз...
Ага, только вместо учебника, у тебя в руке был кнут! – ехидно хрюкнул про себя Пинки.
А это Пинки – мой маленький помощник, – пожулькав кончиками пальцев толстенькое брюшко поросенка, продолжал юноша. – Поверьте, с нами вы в полной безопасности...
Собственно, Джереми, в силу своей любознательности гомосятельности, своего интереса к мужчинам не скрывал. Каждого обошел, одобрительно кивая, поглаживая хрюкающего на руках Пинки. Вот у бородатого, к примеру, глаза такие до-о-обрые-добрые. Так и хотелось пощекотать пальцами его густую бороду. А рыжий, что помоложе... Ну, тут все понятно – наверное, ирландец (какое банальное предположение!), а если ирландец, рыжий да молодой, то считайте, что Джерри, в принципе, уже был влюблен – окончательно, бесповоротно, навсегда... Раз в месяц такое с ним случалось, да.
Между прочим, мы с Пинки ждем, когда вы тоже нам представитесь...
Но ответить юноше попросту не успели.
Еда-а...
И красивая, хоть и пустая голова юного «детектива» резко поворачивается в сторону, откуда, предположительно, раздался голос.
Топ-топ сюда, вкусный.
Пинки, кажется, немного заволновался, ткнувшись пятачком в грудь хозяина. Небольшая ковбойская шляпка слетела с дрожащей головы поросенка.
Джерри, поехали домой. Здесь с первой минуты начинается какой-то невероятно необъяснимый пиздец! Прямо как в том самом порно, куда тебя приглашали на роль живой розетки!
Мне кажется, это оно вам.
И снова взгляд на рыжеволосого кукусика-инвалида. Нет, точно ирландец. Они все очаровашки.
Можете отдать поросенка мне, я подержу, пока вы заняты... делом.
А вот это уже было приятно! Разглядеть в Джереми Лаве профессионала с первого взгляда, могли лишь... Да никто не мог, если честно.
Вот вы хотите сказать, что это... Это лосиная башка?! – визгляво решил уточнить юноша, хотя очевидное и без того являлось очевидным более чем. А чего, собственно, еще можно ждать от Дома с приведениями? – Средь бела дня, пугать моего Пинки и двух беззащитных мужчин... то есть... трех мужчин! Двоих из них – беззащитных! Хоть бы ночи дождались, как полагается! – и в этих словах, высказанных истерично, прямо лицом к морде лося, не было и толики страха, скорее, чистой воды возмущение. – Знай, мертвый лось! Если с кем-нибудь что-нибудь произойдет... Ну... Кто-нибудь там, очень хорошенький, солидный, упадет с лестницы, потому что его коляска внезапно потеряет управление, и он проедется своей пушистой бородой по каждой ступеньке, ломая себе еще и руки! Или вот милые рыжие кукусики таинственно исчезнут, то ты, лосиная голова – будешь первым подозреваемым в этих грязных делишках!
Хрю! – возмущенно отреагировал Пинки: а про него почему забыли?!
А ты... – хозяин бережно усадил поросенка на колени рыжеволосому молодому мужчине. – А с тобой ничего не случится! Потому что ты – мой бесстрашный напарник Пинкербелл!
А потом Джереми покинул гостиную, направляясь, судя по всему, обратно во двор, где были брошены их с Пинки чемоданы. Интересно, а в этом доме вообще была прислуга? Кто-же должен был их обслуживать! Но Пинки, в принципе, это не особо волновало. Он был чистоплотным и порядочным поросенком, делающим все свои «делишки» на улице и непременно там, куда укажут. Вот только касательно еды закрадывались некоторые переживания, а вдруг ее здесь нет?!
Поросенок пытливо уставился на рыжеволосого колясочника, хрюкнув приветственно, и если бы умел улыбаться так же, как и люди, то непременно одарил бы улыбкой обоих мужчин. Пинки был крайне дружелюбным, умел слушать, только вот ответить этим двуногим на их языке не имел никакой возможности, зато сам прекрасно их понимал.
Хрюк! – вот так вот, гладьте ему, маленькому, пузико! – он перевернулся на спину вздернув крохотные копытца и демонстрируя всем видом свое доверие и расположение.
Сначала ты, рыжик, а потом вон тому мистеру Пушистику в руки можешь передать. Пусть тоже почешет мне пузико, погладит по спинке...
Но разумеется хозяин не заставил себя долго ждать. Джерри снова влетел в гостиную - маленький тайфун, ей богу! Зачем-то натянул на нос темные очки с ценником (который забыл оторвать), в руке чемодан цвета фуксии – тот самый «чемодан дурных воспоминаний» – как сам хозяин его и окрестил. Зачем он ему сейчас? Что он собирается делать?
Не волнуйтесь, я все сейчас улажу! – бросив розовую сумку на пол, юноша ловким движением открыл его, и встав на колени, начал судорожно рыться, перебирая разношерстные предметы одежды. Святая пизда Девы Марии! Чего там только не было! Галстуки, мятые мужские рубашки, ремни и даже парочка наручных часов, чей-то серый, не первой свежести носок... Но вот, кажется, молодой детектив нашел то, что так долго искал. Огромные широкие семейные трусы небесно-голубого цвета, размера шестьдесят второго – не меньше. Без лишних объяснений Джерри натянул сия безобразие на лосиную голову, полностью закрывая ему обзор, да и вообще, лишая окружающих возможности лицезреть эту говорящую частицу интерьера.
Не надо спрашивать, почему я надел ему на голову мужские трусы, просто поверьте – так будет лучше! – он заверительно выставил вперед ладонь. – Доверьтесь мне. Ведь если не видишь проблемы, значит, ее практически нет! Уже легче... Я вот тоже не могу ответить на вопрос – почему мертвая лосиная голова умеет разговаривать, да и вы, я думаю, тоже не ответите... А поэтому ни одного вопроса про эти трусы, ясно?! – вдруг вспылил неожиданно, словно вспомнив что-то, связанное с этими нелепыми семейниками, – А где прислуга? Курить здесь можно? А чаю нам нальют? Вы тут одни? – потоком сыпались вопросы из этого пухлого рта. – А где мы будем спать?

+4

21

Даже мурлыкание под нос, еле слышное, на самой границе голоса, не могло скрыть предательского хрипа. Как у Адель:
Hello, it's me, I was wondering if after all these years you'd like to meet...*
Лаура закашлялась, заставляя себя не обращать внимания на то, что даже в кашле слышна эта омерзительная сорванность, из-за которой последний концерт и стал последним. Последним. Последним, черт бы его побрал вместе с отцом, которому больше не нужна дочь, не приносящая похвал и денег!!! Ведь её теперь можно так удобно запихнуть в эту грёбаную психушку, прикрывая это заботой. Мол, теперь ты не должна шататься по всей стране, зарабатывая себе на хорошую жизнь, и папочка о тебе позаботится... сраный дом с привидениями. Конечно, так же проще всего прикрыть суть – психбольница, лечебница для таких, как она.
Я бы хотел встретиться, птах, – улыбнулся ей с соседнего сиденья брат.
Таких, как она.
Не вешай нос, – и рассмеялся, протягивая к ней руку, которая прошла сквозь ремень безопасности и объемный шарф, накинутый на шею для красоты.
Не отвечать ему сейчас. Никому не отвечать, и больше никто не заговорит, потому что говорить будет некому. Разве что водитель живой, смотрит в зеркало внимательно так – папочка же обязательно рассказал, что Лаура Родерик – психичка на наркоте, которая не даёт ей видеть глюки так часто, как это обычно бывает!..
Hello from the other side, I must've called a thousand times...** – хрипота царапнула горло когтистой лапой. Глоток отвратительно-тёплой воды не изменил ничего - только открыть дверь, встретившись головой с твёрдым покрытием дороги, захотелось чуть больше. Но смерть ничего не решила бы, разве что расстроила бы последнего, чьей гибели Лаура боялась больше, чем всего мира.
От воспоминаний больно резало сердце. Появившийся за окном огромный дом – в таком, наверное, обязательно стоит рояль, где когда-то музицировала хозяйка! – не вызывал решительно никакого воодушевления, но Лаура, краем глаза покосившаяся на записку от отца («Сбежишь – посажу в настоящую психушку, это для твоего же блага!»), просто чуть сменила позу, выпрямляя затёкшую за несколько часов в машине ногу.
Почти приехали, мисс, – угрюмо бросил водитель. – Вам вещи выгрузить?
Нет, спасибо, – а если говорить тихо, хрип был почти не слышен, и это единственное, за что бывшая, уже навсегда бывшая певица была благодарна своему голосу. – Я сама, там всего один чемодан.
И сумка, лежащая под рукой, потому что там – пять фигурок, оставшиеся с ней до конца и прочая... «не нужная никому мусорка», как выразился отец, закидывая её в эту машину, не особенно спросив желания на то. Впрочем, когда он вообще слушал её мнение? Лаура не вспомнила бы, наверное, ни одного дня. Разве что да, позволил подняться на сцену, но остальное... нет, больше ни разу.
Приехали, – качнуло чуть вперёд, затем назад; через несколько секунд дверца распахнулась, позволяя ей выйти наружу.
Ветер растрепал волосы, заставляя щуриться и недоумённо смотреть – вроде бы следы на дорожке, но не понять, от чего. То ли велосипед, то ли коляска, то ли вообще что-то странное. Чемодан, за которым она потянулась спустя полминуты, уже стоял на земле, и хорошо, что хоть в правильном положении, а то собирать косметичку было бы очень неудобно – особенно тени, которые постоянно норовили рассыпаться даже при правильной транспортировке. Впрочем, дойти до входа – не так уж и далеко, всего полсотни шагов, может, меньше, и ноги совсем не подгибаются от осознания того, что она будет заперта здесь, пока отец не решит, что с неё довольно – оказалось легко. Приоткрыв незапертую дверь, Лаура заглянула внутрь, слыша чьи-то голоса. Это куда? А, это вот прямо почти тут...
Эй, привет, – и, кажется, её никто не услышал. А если говорить громче – опять будет хрипеть, но иначе можно вообще не говорить вслух. – Привет, вы тоже приехали в «Дом с привидениями»?
Как же мерзко это уродует её голос, черт побери...
[AVA]https://pp.userapi.com/c853620/v853620630/af805/LObhPPjSgtg.jpg[/AVA] [NIC]Лаура Родерик[/NIC]
__________________________________
*Привет, это я. Хотела бы я знать, может, ты пожелал бы встретиться через столько лет.
**Привет с другой стороны, наверное, я звонила уже тысячу раз.

+6

22

Чего?.. «Лав»? Это, что, фамилия такая?.. – конечно, это было непрофессионально, журналист не должен так явно удивляться, но когда «парень с поросенком» назвался, мистер Макги изумленно моргнул – для цирка такое прозвище, пожалуй, в самый раз, клоун как раз и детектива может в репризе представлять, и учителя, и пожарного… да хоть астронавта в «тарелочке». Однако чтоб для обычной жизни...
...а она, похоже, где-то вдалеке осталась, затерялась во время пути сюда, отцепилась от колес кэба конвейерно-дорожным полотном, да и отмоталась куда-то в несусветные дали. Потому что потешная фамилия и пискляво-озабоченный вопрос про обязательность въезда в дом в инвалидной коляске стало да-а-алеко не самым странным, что довелось сегодня услышать.
Дальше, как говорится, больше: им голос был. С той стены, на которую колясочники за несколько минут до того потрясенно взирали.
Она еще и заговорила, эта лосиная голова! – вот тут Деннис, определенно, чуть челюсть не уронил. Нет, ну вот слуховых-то галлюцинаций у него точно отродясь не бывало, значит... сейчас будет?  Лексикончик у этого когда-то-лося, конечно, был не то что примитивен, а... еще примитивнее. Даже дикарь из племени мумба-юмба рядом с этим настенным шедевром показался бы сущим Цицероном, ей-богу. Так разве что зомби во второразрядных ужастиках изъяснялись, и голосом, должно быть, как раз таким – мистер Макги этот жанр кинематографа как раз на дух не переносил, поэтому не смотрел и наверняка утверждать не мог. И поэтому же не мог принять происходящее за продукт собственной фантазии – та никогда настолько дикой не была, так с чего бы ей сегодня во все тяжкие пускаться? Вот то-то, что не с чего. Ну, подумаешь, приехал в незнакомое новое место… да в таких ли бывать приходилось?..
Нет, нет и нет! Смешались в кучу свиньи, люди... лоси, опять же, каннибалы – да сам Дэн в страшном сне бы такого не навоображал... да ни боже мой!
Кстати, о каннибализме: под едой этот монстр рогатый, что, действительно человечину понимал, а не свинину, пока еще живую и хрюкающую? – Макги глазом моргнуть еще раз едва успел, а «симпатичные рыжие кукусики» уже держали на коленях поросенка, брякнувшегося на спину и с готовностью подставляющего пузико, а полисмен-детектив-учитель до зуда в ушах визгливо, но храбро вопил на бывшего лося. Вот это номер... то есть, он, этот до крайности странный тип, тоже не только видел, но и слышал вот это всё? – впору было кое-кому «хорошенькому, солидному» озадаченно скрести пушистую бороду. После только что разбившегося у самых ног здоровенного вазона (а если б чуть правее?!) угроза падения с лестницы, потому что коляска поехала не туда, уже не казалась смехотворной. Как-то совсем не.
Ее Дэн и переваривал – все то время, пока странный знакомый копошился в своих сумках. Собственно, пока оный не вернулся в свеженацепленных очках (с ценником) и с трусами в руках. Небесно-голубой их шелк приятно переливался в утреннем свете. Когда эта модельная вещица была под всеобщее обалдевшее молчание напялена на лосиную голову, Деннис все-таки не сдержался, шумно выдохнул и беспомощно оглянулся – как раз вовремя, чтоб заметить проскользнувшую в холл девушку с багажом.
Красивая. Экзотично-красивая, – успел подумать он и отозвался на приветствие:
Доброе утро, мисс. «Дом с привидениями»? О да. Но, честно говоря, пока это больше похоже на… парк аттракционов, на цирк... – уточнение «уродов» прям-таки просилось на язык, но журналист же должен быть политкорректным? Тем более, сам-то кто?.. – В общем, сплошной «Монти-пайтон». И… добро пожаловать, да. Кажется, скучать тут точно не придется.
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (03-08-2019 19:00:48)

+7

23

Прибывающих в дом было видно еще из окна. Хорошо, что дедушка устроил ей комнату на чердаке. Дом был старый, спроектирован по чертежам, которые были популярны не то при короле Эдварде, не то при королеве Виктории. Так или иначе, чердак тянулся практически надо всем домом – и комната у Алисы была бесконечной. Не в последнюю очередь потому, что почти все пространство занимали зеркала самых разных форм и размеров. Дедушка говорил, что зеркало – это двери. И что через такую дверь легко пройти хоть кому: хоть тени, хоть духу, хоть древнему богу. И что сам он тоже обязательно придет через одну из дверей, если она надлежащим образом будет себя вести.
Алиса вела себя надлежащим образом – и даже постоянно носила с собой любимое дедушкино зеркало. Круглое, с белой оправой, имитирующей кость. Его удобно было держать между двух рук, поддерживая сверху и снизу. И поворачивать время от времени, приглашая заглянуть в его поверхность первого, кто встречался ей на пути. Обычно этим первым были либо Лось, либо бабушка. Бабушке было не до того. А лося дедушка приучил не бояться – в конце концов, она будущая хозяйка дома, и едва ей стукнет восемнадцать, она сможет сделать с надоедливым чучелом все, что посчитает нужным. Например, вынести его на помойку или подарить какому-нибудь чокнутому таксидермисту. А пока – время от времени – лучше мимоходом совать в ненасытную пасть морковку потверже. И ни в коем случае не отвечать.
Алиса снова взглянула в окно, забравшись на подоконник с ногами. Два – на своих колесах. один – на двух, еще двое – или две? – приехали на чужих. Девочка сжала губы, разглядывая пришельцев. Она не знала, зачем они тут, и для какой надобности – бабушка не говорила, как бы Алиса ни упрашивала. Бабушка вообще в последнее время неразговорчива и сердита. И тогда девочка решила, что лучший способ узнать – это подслушать. Окно открылось бесшумно, и Алиса даже успела вылезти почти по пояс в надежде уловить хоть слово. К сожалению, гости говорили тихо – понять не удалось ничего, кроме одного: они хотят жить в этом доме. А где тогда будет жить Алиса?
Чтоб вас...
«Чтоб» произошло мгновенно, приняв форму рухнувшего почти на голову пришлым новосельцам горшка с цветком. Алиса покосилась на зеркала и рассеянно кивнула – не то своему отражению, не то незнакомой девочке в старом платье, очень похожей на нее внешне, но обладающей абсолютно невыносимым характером. На всякий случай одернув свое платье – короткое, в отличие от того, что было на зазеркальной «Алисе», девочка сделала несколько шагов по комнате.
Чердак никогда не проверялся. Сюда изредка заглядывали только слуги – смахнуть пыль, поменять белье, пропылесосить или помыть пол и протереть зеркала. Ну и полить цветы за окном – впрочем, поливать теперь будет нечего.
Теоретически, Алиса могла находиться здесь сколько угодно – и пришельцы даже не догадались бы о ее существовании. Она знает все лазейки в доме, и может передвигаться бесшумно. Но... Быть еще одним – живым – призраком среди и так уже тут живущих как-то не хотелось. Дедушка говорил, что раньше времени заигрывать со смертью не стоит. Хватит и того, что она держит все двери открытыми, как дедушка завещал... И раз Алиса не собирается быть призраком, то с гостями надо познакомиться. Она же хозяйка.
Девочка в зеркале ободряюще кивнула, уступая месту нормальному отражению. Алиса чуть дрогнула губами – и неслышно спустилась по винтовой лесенке на третий этаж, а потом – по большой лестнице. Вниз-вниз-вниз... Не кроличья нора, конечно, но тоже далеко было бы падать. Не доходя нескольких ступенек до самого холла, девочка аккуратно пристроилась на лестнице, держа обеими руками зеркало, и принялась наблюдать.
«Интересно, как скоро заметят...»

[NIC]Алиса Чарминг[/NIC] [AVA]http://sd.uploads.ru/K3J6V.jpg[/AVA]
[SGN]

С собой

Круглое зеркало в оправе, имитирующей кость.

[/SGN]

+2

24

Машина подкатила почти к самым дверям и резко затормозила. Задняя дверь широко распахнулась, являя миру нечто, закутанное в черный балахон от макушки до пяток. Нечто выпрямилось, принимая величественную осанку, движением головы откинуло с головы капюшон, развело в стороны руки и замерло, ожидая привычных уже оваций, которые не прекращались с финала очередного по счету сезона «Битвы Экстрасенсов». Нечто звалось Черным Магом Стасом, специалистом по изгнанию духов, снятию сглазов, порчи, избавлению от венца безбрачия, а также часов «Роллекс» и лишней наличности. Ибо деньги есть зло, и именно на деньги чаще всего ставилась порча, которую Черный Маг, не щадя живота своего, брал и надеялся продолжать брать во имя блага дающих.
Не дождавшись аплодисментов, Стас нахмурился и приоткрыл глаза на довольно сильно набеленном и напудренном лице. Не обнаружив поклонников на пороге дома, он скривил губы и решительным шагом направился ко входу, на ходу поправляя висящую через плечо сумку.
Дверь отворилась легко и с полпинка. Стас вытянул вперед руку, не глядя ткнув на первого попавшегося ему на пути человека, и сделал шаг вперед, придавая своему лицу зловещий и торжественный вид.
ВЪижу на вашЪэй ауре тЪомные пЪатна! На вас лЪэжит родовое проклЪатье: вЪэнец безбрачия, печать безденежья и тЪэлесная немощь. ОбЪазуюсь снЪать в течЪэние двух дней. О цене потом...
Стас сделал еще шаг с одновременным разворотом. Пятерня указывала уже на нового незнакомца? Незнакомку? Не важно. Черный маг перевел дух и снова начал:
ВЪижу на вашей ауре тЪомное пЪатно! На вас лЪэжит... – не договорив, он осекся, распростер руки ладонями вниз и закрыл глаза.
Я слышу голоса. Все, кто пришли сюда, отныне проклЪаты. Это чЪорное мЪэсто – и меня вызвали сюда неслучайно. Провидение указало мне этот дом, чтобы я провЪол очиститЪэльный обрЪад. Не волнуйтЪэсь. ТЪэперь вы под моей защитой! Экспекто! Эспектум! Да будет волЪа моЙа!
Теперь Стас мог открыть глаза, убежденный, что эффект он произвел что надо. Оглядев обескураженные лица, он чарующе улыбнулся подкрашенными губами.
Черный Маг Стас. Экстрасенс, Экзорцист. Пока я здесь – вы все в безопасности.

[NIC]Черный маг Стас[/NIC] [STA]Я специалист по ЧъОрной магии[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/K41b3.jpg[/AVA]
[SGN]

Вот такая магия!

Стасик рос обычным ребенком где-то в дебрях Малороссии, когда однажды отправился гулять в поле и попал в грозу, или, вернее, гроза (то есть молния) попала ему прямо в темечко, после чего мальчик Стас прозрел в тонкий мир и получил весьма примечательные экстрасенсорные способности и довольно специфический акцент. Это основная версия, которую можно прочесть о Черном Маге Стасе в любой газете. Настоящую же историю, Стас предпочитает никому не разглашать, а то родовое проклятье на невезучесть и дурных соседей оно, знаете ли, очень липучее…
Искренне считает себя исключительно одаренным магом, медиумом и экзорцистом в одном флаконе. Вовсю пользуется веками проверенными обрядами бабушки Ефросиньи из села Большие Бодуны, с собой носит сумку через плечо, набитую исключительно черными свечами, распятьями, анкхами, серебряными пентаграммами и картами таро. Одет, как и положено черному магу, во все черное.
Падок на лесть. За свои услуги берет дорого.

[/SGN]

Отредактировано Дарон Меднас (29-03-2020 11:34:33)

+2

25

Сегодня в честь своего приезда на новое место работы мисс Мэриэн Ли решила решила таксистов не гипнотизировать.
Собственно говоря, она их и не гипнотизировала. И даже не очаровывала. Она просто рассказывала им истории. Удивительные истории, коих знала великое множество. Сюжеты их варьировались в зависимости от длины предполагаемого маршрута и личности водителя «железной кареты». Но заканчивались они всегда одинаково: таксисты учтиво подавали ей руку, помогая выйти из машины, помогали вытащить из багажника немаленького веса чемоданы с нехитрыми гувернантскими пожитками и уезжали восвояси, дав на прощание задушевный звуковой сигнал, а потом, по окончании смены, долго и безуспешно вспоминали, у кого же из пассажиров они забыли взять плату за проезд.
Так было и на этот раз. А поскольку на этот раз дорога была довольно долгой, то и история была подобрана соответствующей длины и занимательности, помогающая рассказчице и дорогу скоротать, и на работу настроиться. Сегодня Мэриэн рассказывала пожилому джентльмену, словно сошедшему со страниц старой книги, сочиненную на ходу историю о маленькой бесстрашной девочке по имени Алиса и ее удивительной няне, умеющей творить чудеса.
Надо сказать, Мэриэн действительно умела их делать, но никогда и никому об этом не говорила. Это было ее большим маленьким секретом, большим по надежности хранения и маленьким по тому значению, которое Мэриэн Ли ему придавала. Мэриэн умела просить о чуде. Не молиться, а именно просить. И получать его. Причем иногда не зная сама, о каком чуде она просит. И практически всегда ее просьбы исполнялись. Те же таксисты, которым Мэриэн не платила за проезд, обязательно получали некую компенсацию от высших сил, причем такую, которая им была в данный момент особенно нужна. Кто-то мирился с любимой девушкой, кто-то находил на совершенно безлюдной улице распухший от банкнот кошелек, кому-то успешно прооперировали отца, кого-то сильно радовал шалопай-сынишка. Таксист, который вез Мэриэн в особняк, в котором ей предстояло жить и работать, был отцом единственной дочери, почти отчаявшейся порадовать его внуком. Сегодня вечером ему предстоит узнать, что он станет счастливым дедом.
Но это будет потом, не сейчас. А пока водитель, кряхтя и отдуваясь, вытаскивал из багажника два здоровенных чемодана и дорожную сумку.
Занести их вам?
Спасибо, не надо, мне помогут, – улыбнулась Мэриэн.
Вы уверены, мисс? – водитель с сомнением посмотрел на стены особняка, уже успевшего приобрести довольно своеобразную репутацию как среди жителей округи, так и среди водителей, возивших сюда довольно необычных пассажиров и нестандартные грузы.
Абсолютно уверена, но за заботу спасибо.
Улыбка Мэриэн становится еще очаровательнее. Чуда здесь не было никакого – женщина обладала достаточно острым зрением и успела заметить, что из окон второго этажа за ней наблюдают по меньшей мере три пары любопытных глаз. Интересно, чьих? Впрочем, это не важно, главное, чтобы ей на помощь спустилась хотя бы одна пара ног, а лучше две. В том, что так оно и произойдет, Мэриэн Ли не сомневалась. мысленно заказанная ею помощь пришла довольно быстро...
Интерьер особняка оказался не таким мрачным, как его экстерьер. освобожденная от тяжелых вещей Мэриэн могла позволить себе осмотреться. Да, на первый взгляд здесь было довольно уютно, но все же интуиция безошибочно подсказывала женщине, что буквально на на каждом шагу новую гостью могут подстерегать неожиданности. Приятные или не очень – покажет время. А пока можно поднять голову и посмотреть, кто там шебуршит на лестнице.
С того места, где стояла сейчас Мэриэн, разглядеть новую воспитанницу полностью было невозможно, не позволял угол обзора. Отсюда были видны только худенькие острые коленки, да кусочек зеркала, в которое девчушка то ли смотрелась, то ли нет. Ведь женщины, даже маленькие, порой используют зеркала в качестве щита, которыми можно закрыться от жестокого мира. В любом случае, то что новая воспитанница вышла ее встречать хотя бы на лестницу – это хороший знак.
Мэриэн приветливо улыбнулась и помахала девочке рукой.
[AVA]http://s8.uploads.ru/qIMDh.jpg[/AVA] [NIC]Мэриэн Ли[/NIC] [STA]Моя прекрасная няня[/STA]

Отредактировано Ингеборга Буткуте (02-09-2019 16:30:22)

+4

26

С каждой следующей минутой ситуация становилась все более абсурдной и напрашивалась на куда более нелестные эпитеты. 
Приняв на руки в целом симпатичного господина Пинки – прощу прощения, Пинкербелла! – от «полицейского, детектива и один раз немножко учителя истории», Хэйл почти машинально стал чесать очаровашку сначала за ушком, а затем, когда тот весьма показательно перевернулся на спинку, и пузико.
За этим почти медитативным занятием он чуть было не пропустил восхитительную фразу про Макги, который, судя по всему, имел отныне некоторые шансы потерять управление над коляской и сверзиться с лестницы, проехавшись «своей пушистой бородой по каждой ступеньке», да еще и сломать себе руки. На фоне этого занятного развлечения уготованное ему таинственное исчезновение выглядело даже как-то… скудно, что ли. Хотя в тандеме с голодным лосем, может, и не столько скудно, сколько расчленительно-неаппетитно. На какой-то миг Хэйл даже задумался о том, что шутка про «даже если вас съели, у вас все равно останется два выхода» с конкретно этим лосем будет уже неактуальной.
Примерно на этой мысли как-то почти незаметно ускользнувший куда-то наружу мистер детектив вернулся с аляповато-розовой сумкой, из которой извлек вдруг огромные семейные трусы необъятных размеров и отвратно голубого цвета, которые тут же натянул на лосиную голову.
Хэйл окинул результат придирчивым взглядом и даже как-то обиделся за лося. На его месте он бы оскорбился и… и… да черт его знает, что и. Дырку прогрыз неаппетитную, наверное. Или еще что похуже.
Две дырки. На уровне глаз. И зловещую улыбку а-ля Хэллоуинская тыква. Он был готов поспорить на приличные деньги, что такого украшения уж точно нигде не встретишь.
Ведь если не видишь проблемы, значит, ее практически нет! – выцепил его слух из кучи тарахтения, издаваемого странным типом, хозяином Пинкербелла – это кстати, случаем не внебрачный сын Пинкертона и Тинкербелл? – и мысль показалась ему в каком-то смысле здравой.
Примерно на уровне прячущей голову за шторы собакой, которая искренне считает, что раз она не видит того, кто ее ищет, то и ее не видят тоже.
Чем не логика? Собаки они во многом умнее людей будут, по крайней мере, так говорил личный опыт Д’Эвиля.
Эй, привет! Привет, вы тоже приехали в «Дом с приведениями»? – раздался еще один голос. Женский голос с приятной хрипотцой, ласковой мелодией скользнувший по ушам Хэйла.
Ради такого голоса даже стоило еще немного откатить коляску назад, освобождая проход, и вглядеться в его обладательницу, несомненно, обладающую какой-нибудь изюминкой.
Ибо это будет чудовищно несправедливо, если такой восхитительный голос достанется невзрачной посредственности, не так ли?
Доброе утро, мисс. «Дом с привидениями»? О да. Но, честно говоря, пока это больше похоже на… парк аттракционов, на цирк... В общем, сплошной «Монти-пайтон». И… добро пожаловать, да. Кажется, скучать тут точно не придется, – ответил хозяйке голоса Макги, и Хэйл снова напомнил себе, что этому приветливому парню, ведущему себя почти как хозяин этого дома, грозит нечто не особенно приятное.
Его пушистая борода должна будет поломать себе руки, бла-бла-бла, и все такое….
Явление очередного гостя отвлекло Хэйла от этой почти забавной мысли. Его рука остановилась прямо по центру пузика вроде бы довольного Пинки. Настроение разительно испортилось.
Потому что в дом вошло нечто, завернутое в черный балахон, выбеленное как Мэнсон под ЛСД, и выдающее фразы примерно на том же уровне адекватности.
Где-то примерно между «ОбЪазуюсь снЪать в течЪэние двух дней» и «На вас лЪэжит пятно» мистер Д’Эвиль осторожно снял с себя поросенка, ласково ссадил его на пол, мягко подтолкнув под розовую жопку в сторону хозяина, развернул коляску и молча направился вглубь дома, подальше от этого – о нет, не цирка непроизнесенных, но явно напрашивающихся уродов, и уж тем более не от Монти Пайтона – от Черного Мага, Экстрасенса, Экзорциста и что еще хуже – Стаса.
Это издевательство над психикой Хэйл определенно терпеть был уже не намерен.
…Уже выезжая за пределы прихожей, он на миг притормозил и через плечо бросил сочувствующий взгляд на лосиную голову.
…или ее стоит называть трусиной головой?..
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+5

27

С сожалением взглянув на симпатичную ланнан-ши, он продолжил мерно шагать вперед, опираясь на черную трость, в которой, если присмотреться как следует, можно было увидеть отражение зеленой травы на обочине дороги. В придорожной пыли оставались четкие следы – вот подкованные каблуки туфель, на которых, если присмотреться, можно различить листья клевера, а вот рядом с левой туфлей четыре аккуратно прижатые точки – «коготки» трости на специальном наконечнике; за спиной идущего оставался небольшой дымный шлейф, который тут же разносил ветер, не особо ласковый в конце весны.
Он опустил правую руку, убирая от губ медленно тлеющую сигарету, и огляделся по сторонам, не прекращая, впрочем, отмерять шаг за шагом, сжимая во второй руке рыжую рукоять трости; рюкзак за спиной покачивался в такт шагам, небольшая плотная сумка на ремне, перекинутая через плечо прямо поверх лямок, то и дело норовила съехать к горлу, но он каждый раз успевал поправить ее, не сбиваясь ни на мгновение.
Ланнан была настойчива. Молодая еще для таких, как она, полная живой силы и восторга, она, подпрыгивая от переполняющих ее эмоций, бежала за ним, не оставляя ни единого отпечатка маленьких стоп. Звала, обещала подарить вдохновение, обещала показать дорогу, что была бы короче.
Соэрли шел, то и дело затягиваясь табаком, и только качал головой, когда неугомонная ши замирала прямо перед ним, резво отскакивая с пути, как только он делал шаг. До того места, куда его позвали, оставалось не так много – всего минут пять, и там эта непоседливая девчонка наконец оставит его в покое.
Он не любил ланнан – даже больше, чем бан, они были слишком живыми даже для него. Да, изредка он мог остановиться, поговорить с надоедливым, но таким забавным существом, послушать ее сказки, пригласить к своему костру, которые он разводил, когда надоедали бутерброды и сухпайки – но не сейчас.
Ланнан отстала через три сотни шагов. Сейчас, когда солнце особенно жарко опаляло кожу, несмотря на то, что до настоящей макушки лета было еще далеко, он особенно ярко жалел о том, что в его личном мире все столь отличается от того, что рассказывают ему другие.
Соэрли даже не сбился с шага, когда мимо пронеслась добхар-ку – кажется, где-то рядом был водоем, по крайней мере, звуки резвящихся поблизости водяных псов он слышал без особых усилий.
Шаг, еще один, и еще, еще, пока впереди не покажется забор, отгораживающий территорию за ним от остального мира. Что ж, хоть тут реальность играла по нормальным правилам, а не превращалась в текучую и вечно изменчивую субстанцию, какой он привык ее видеть.
Добрый день, – коснувшись небольшого цвета, росшего прямо из ворот, к которым он все же добрался, даже не потратив на это весь день. Да, конечно, стоило не скандалить с тем дуллаханом, который согласился подбросить его в эту сторону, но что поделать, та кляча была слишком уже... норовистой. – Простите, что беспокою... я пришел по просьбе хозяев этого места.
Рюкзак за спиной качнулся, выпуская наружу какого-то мелкого, безымянного даже духа, и под разошедшейся в стороны молнией можно было заметить, как из-под аккуратно свернутой запасной рубашки выглядывал планшет – не электронный, а обычный, с прижатыми листами бумаги, поверх которых аккуратным почерком было выведено: «Кухулин Соэрли. Сказка о старом доме».
[AVA]https://sun9-3.userapi.com/c204716/v204716544/5e3cb/MQuzZ8v9Okg.jpg[/AVA]
[NIC]Кухулин Соэрли[/NIC]
[STA]вот поэтому я молчу[/STA]
[SGN]Анкета актера

Внешний вид

Одет: синяя рубашка, черные джинсы, черные туфли (подкованные каблуки издают характерное постукивание на твердой поверхности).
С собой: рюкзак со сменой одежды на два дня, минимумом лекарств и планшетом с черновиками; небольшая сумка из плотной ткани, в которой лежат самые важные вещи, а также документы и деньги; черная трость с резной лисицей на рукояти.
Внешность: рыжее солнца на закате, но пыльный, как старый диван.
Состояние: отмахал десяток километров, немного голоден, немного устал, болит нога, но оптимистичен и готов жить дальше.
Восприятие: смещено к Ши.

[/SGN]

Отредактировано Куанахтах Руан (06-02-2020 18:12:50)

+2

28

Какой все-таки наивностью было надеяться, что час, который Седрик, устроив всех и вся утром, решил провести в домике привратника и посвятить сну перед ланчем, пройдет спокойно! Да, в некоторых глубоко порядочных, почтенных даже с виду людях эта капля очаровательной наивности каким-то неведомым волшебством сохраняется не только до седых волос, но до старости. А все потому, что они верят если не справедливость и благость Всевышнего, то в доброжелательность судьбы, а еще страннее – они верят в людей, в то, что все, как они сами, добры, деликатны и стремятся помочь ближнему по мере сил.
Наверное, они не так уж неправы, ведь, к примеру, то, что дворецкий решил передохнуть часок вне особняка, ставшего слишком шумным и из-за нарастающего многолюдства до болезненности неродным, уберегло психику мистера Голдфилда от умопомрачительного зрелища ожившего охотничьего трофея в виде лосиной головы, капающей слюнями на вековой наборный паркет в одной из гостиных (а уж будьте спокойны, мажордом непременно бы туда заявился… да хотя бы на шум и разговоры). И совершенно точно – более чем предосудительное наряжание в вульгарнейшие псевдошелковые трусы (подумать только!.. возмутительно!..) головы благородного животного, добытого прадедушкой нынешней графини в дремучих русских лесах – подорвало бы Седрику если не рассудок, достаточно прочный, то хотя бы веру в нынешнее поколение, раз оно способно на такую… экстравагантность.
Так что, по крайней мере, мироздание сегодня было милосердно к идеальному дворецкому, а люди… Что ж, люди ведь не знали, что привратника мистер Голдфилд мягко, но настойчиво выпроводил подметать парковые дорожки и кормить японских карпов в пруду, чтобы спокойно подремать в тишине и покое майского жаркого полудня. Вот и трезвонили эти самые ни в чем не виноватые люди именно сейчас, жали на кнопку у сетчатых парковых ворот, отчего весь небольшой домик у въезда с дороги в имение полнился звоном старинного колокольчика.
Иду, святый Боже, иду, – Седрик все же не удержался от совсем стариковского кряхтения, спуская ноги и садясь на цветастом диванчике.
Чтобы действительно пойти, а для начала встать, пришлось крепко так опереться на матерчатый мягкий подлокотник, а потом тыльная сторона ладони сама оберегающе легла на поясницу. Подошвы несколько шагов шаркали – почти до самой двери, однако мистер Голдфидд еще умудрился на ходу оправить опрятную свою куртку, и к порогу все же обрел ту самую горделивую осанку, которую леди Ингилби ставила в пример остальным слугам. По дорожке к воротам, возле которой тростью сбивал головы одуванчикам мужчина с рюкзаком, рыжий, как сама Ирландия, Седрик прошел так легко, словно ему едва исполнилось сорок.
Приветствую вас, сэр, – пронзительные серые глаза в набрякших и морщинистых веках смотрели лукаво и с интересом – все-таки многочисленные гости поместья не только причиняли массу неудобств, но и давали богатейшую пищу природной наблюдательности Голдфилда. – Вы по приглашению Профессора?               

[NIC]Седрик Голдфилд[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/cXGxS.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (07-03-2020 04:52:03)

+1

29

Туманноглазый боггарт, голос которого Кухулин разобрал абсолютно четко, был похож на человека – видимо, был старше своих сородичей, в которых иногда перерождались брауни, слишком слабые, чтобы отогнать чужаков. Этот, сильный и старый, явно должен был прожить не сто и даже не двести лет, чтобы обрести подобный, почти человеческий, взгляд.
– Да, он представился именно так, – Соэрли наклонил голову, глядя на два пальца ниже глаз боггарта. — Простите, если я пришел не по адресу, но именно это место он назвал.
Где-то вдали гулко, как из-под земли, залаял баргест, приближаясь с каждым звуком. Может, для кого-то они и были безжалостны, но для него – еще и привычны, как и все эти безумные цвета вокруг. Зеленоватое небо над головой, изумрудная трава, золотые с серебряными искрами одуванчики, окутанный серыми покрывалами боггарт, медные ворота с роскошными цветами – вокруг лежал мир, которого не видел никто.
Перелай баргестов оборвался воем ку ши, стихнувшим через несколько секунд. Кажется, его оседлала та самая ланнан, которая только недавно отстала от самого Соэрли, и теперь хотела развлекаться. Что ж, это можно было предположить – еще ни один день вокруг него не был спокойным, кроме самых первых, когда он еще не видел оба мира одновременно.
– Я надеюсь, что все же не ошибся. Это особняк леди Ингилби? – Кухулин все же поднял взгляд чуть выше, всматриваясь в привратника так, словно мог сквозь него увидеть что-то еще, но это был обычный дух, обретший материальное воплощение – ни сияющих глаз, ни развевающегося плаща за спиной, только серые покрывала и спокойный голос. – И простите за мой вопрос, однако если в вашем поместье живут псы – один из них мог сбежать, я видел какую-то собаку неподалеку. Кажется, гончий, но точно не скажу, не успел разглядеть.
Ку ши снова взвыл, трава из шартреза медленно выцветала в бирюзу, из нее на глазах распускались цветы вереска, почему-то сапфировые и розовые, но никак не привычно-лиловые. Мир снова менялся, мир рассыпался на глазах и собирался обратно, и у Соэрли немного кружилась голова. Чтобы это все устаканилось, ему необходимо было записать каждое изменение, происходящее вокруг, а для записи надо было сесть и отрешиться от мира хоть на пару минут – но сейчас было нельзя.
Если этот дом и правда тот самый, то внутри может оказаться кто угодно – от Морага до дантера, от вулвера до нукелави. И кто тогда будет виновен в вечноизменчивом, но так и не ставшем ему родным мире? Тем более, что ши могут навредить лишь тем, кто их видит, а если закрыть глаза, можно оказаться в безопасности на краткие несколько секунд.
Трость стукнула по медному столбику ворот, застыла в воздухе, снова клюнула землю, зарываясь в нее металлическим наконечником. Рыжая лисица на рукояти вильнула хвостом, еле заметно меняясь под рукой хозяина, и вновь замерла, притворяясь обычным лакированным деревом.[AVA]https://sun9-3.userapi.com/c204716/v204716544/5e3cb/MQuzZ8v9Okg.jpg[/AVA]
[NIC]Кухулин Соэрли[/NIC]
[STA]вот поэтому я молчу[/STA]
[SGN]Анкета актера

Внешний вид

Одет: синяя рубашка, черные джинсы, черные туфли (подкованные каблуки издают характерное постукивание на твердой поверхности).
С собой: рюкзак со сменой одежды на два дня, минимумом лекарств и планшетом с черновиками; небольшая сумка из плотной ткани, в которой лежат самые важные вещи, а также документы и деньги; черная трость с резной лисицей на рукояти.
Внешность: рыжее солнца на закате, но пыльный, как старый диван.
Состояние: отмахал десяток километров, немного голоден, немного устал, болит нога, но оптимистичен и готов жить дальше.
Восприятие: сильно смещено к Ши.

[/SGN]

+4

30

«Улыбается Бог в Небесах, в этом мире все так хорошо!» – помнится, эту строфу любил цитировать дедушка Седрика, тоже, разумеется, дворецкий этого поместья. А может, и не «любил», а просто однажды высказался таким вот солнечным и благоуханным весенним утром, а малыш Седрик запомнил на всю жизнь – и сейчас видел, как наяву, смокинг нестарого еще Альбера Голдфилда, белоснежные перчатки и манишку, серебряный поднос с завтраком для хозяина имения, набриолиненные темные волосы и мечтательное до полной одухотворенности выражение лица. Дед еще, кажется, упомянул о жаворонках и улитках, но это к делу не относится, так что не будем отвлекаться, подумаем лучше, что птички и впрямь щебечут умилительно.
Мистер Голдфидд, получив подтверждение, что этот воплощённый цвет пришёл по приглашению Профессора, всё же изволил открыть ему ворота. Так, чтобы леди Ингилби могла им гордиться: быстро, но не поспешно, изящно, но не легкомысленно. Так, чтобы Ходячая Рыжесть осознал и прочувствовал: мистер Голдфидд ничего, абсолютно, совершенно ничего против нахождения в особняке посторонних людей не имеет. Если они не совсем люди, и даже совсем не люди, всё должно быть так, как сказал Профессор.
Мистера Тайбера в этом доме звали исключительно так – «Профессор», едва ли не с придыханием, так уж повелось. Сколько у кого в этом слове содержалось иронии и почтительности, было своего рода тестом – что за человек приехал, зачем, чего от него ждать…
Да, сэр, вы совершенно правы, сие место имеет честь принадлежать леди Ингилби, – поклон Седрика стал своего рода точкой, той, после которой задавать дальнейшие вопросы бессмысленно.
И правда, какой смысл точить лясы со всего лишь дворецким? Лучше проводить дорогих гостей туда, где они получат возможность от души разругаться, подружиться, вдрызг напиться... мало ли, что придёт в их головы. А мистер Голдфидд будет наблюдать. Просто смотреть и слушать. Решать: уже пора останавливать разрушения, или они ещё не пересекли критическую отметку...
Прошу вас, сэр, проходите, – створка ворот без скрипа уехала под ухоженной, пусть и морщинисто-узловатой рукой, Седрик отступил, пропуская новенького, заверил, чуть склонив голову: – Я позвоню на псарню, благодарю, что сказали, сэр.
Малыш Рэдси вечно перепрыгивал низкую калитку, будто был антилопой в прошлой жизни, и уносился в поля с такой скоростью, что рыжие бархатистые уши развевались по ветру.
И какая же занятная вещица – эта трость у огнеголового господина!.. – странно было бы, не научись Седрик отличать антиквариат от новодела за столько-то лет среди действительно старинных вещей.
[NIC]Седрик Голдфилд[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/cXGxS.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (22-03-2020 02:43:53)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 1. Дом с привидениями » Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были