Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » ФИО, планета Cетх » Cетх, континент Аннý, заповедник О`орун Айе, Сомнос


Cетх, континент Аннý, заповедник О`орун Айе, Сомнос

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Как отличается смерть или кома от сна, так разнится с Сопорисом Сомнос, расположенный на громадном полуострове Ларубава в приэкваториальном поясе материка Аннý, выстроенный в послевоенные годы на территории заповедника О`орун Айе. Благодатный климат, пышная зелень тропиков, тёплое море...
Насколько печальны и суровы северные Чертоги Беспамятства, настолько светлы, беззаботны и чарующи южные Сады Снов. Не только жители Сетха прибывают сюда набираться сил и впечатлений, но усталые и огорченные со всей ойкумены.
Если Сопорис – действительно святыня, скорбная крепость, и чужие там не ходят, то Сомнос, похожий на изящные белые паруса в лазури моря и неба – заведение коммерческое, пусть и пропитанное насквозь тем, что неразвитые цивилизации назвали бы волшебством и магией. Ведь в сновидениях возможно все, а будет ли это череда кошмаров или нежных грёз – отдыхающие решают сами.

http://s8.uploads.ru/53gsr.jpg

Внутри

http://s8.uploads.ru/1Dnb4.jpg
http://sh.uploads.ru/uGIWi.jpg
http://sg.uploads.ru/zH0nj.jpg
http://s7.uploads.ru/ltaKu.jpg
http://sd.uploads.ru/rkBaO.jpg
http://s3.uploads.ru/80ypH.jpg
http://s7.uploads.ru/0IPTw.jpg
http://s8.uploads.ru/gRapi.jpg
http://s9.uploads.ru/FLPI0.jpg
http://sg.uploads.ru/Ydy3f.jpg
http://sd.uploads.ru/Y0ITZ.jpg
http://sh.uploads.ru/kHjf0.jpg
http://sg.uploads.ru/K7TFf.jpg
http://s3.uploads.ru/o9USz.jpg
http://s7.uploads.ru/BmRL0.jpg
http://s8.uploads.ru/ZmlqK.jpg
http://s3.uploads.ru/i6SWT.jpg
http://s5.uploads.ru/uxONo.jpg

+1

2

Взлет разрешаю

Время действия: 2010 год, 03 октября
Действующие лица: Ренэ́ Ойр Асио, Ровал Бел’Ла Отанэкт, Аи́м Мари́н Ласе́до.

Ренэ шёл. Простое такое шёл: с никаким лицом, с никакой спиной. Немного сутулый, слегка помятый, расстёгнутый капельку, но не слишком, частично небритый, чуточку уставший и руки засунув в карман. Один, как на лоохи складка легла: как был в форме, так в форме сюда прилетел. Далеко, да кто же его спрашивал...
Матушка говорит, нужно.
Фло говорит, можно.
Мать клана... У. Эта вообще многое говорит.
Только одна беда: в этих словах пусто. Что прочитать между ними, досадно журчащими вслед, как последствие арбуза на ночь? Как пером старого буривуха по щеке: и мягко, и линяет. И нужно вот эту линьку подцепить, на линючесть молиться и соскребать то, что перо написало. В зеркало взглянуть и в нем же прочитать, если сможешь понять зазеркальный шрифт.
Порой Ренэ и сам путался в своих метафорах. Всё-таки он Страж и врач, а не поэт.
Подванивает чем-то от всей этой затеи. Нет-нет, порывы – планы, цели, мысли – наставника предельно благородны, чисты и прочая по тексту, как учили, но первопредком бы его по темечку, ну показать не мог картинку поцельнее и попроще? Ищи-свищи теперь остатки пазла...
Деловитым, холёным целителям Сомноса Ренэ виделся уставшим и понурым коллегой из мрачного филиала.
Матушка, да простят её предки за мятежные мысли, всё же без конца и без краю... cуетлива. И прозорлива. И что делать с этой комбинацией – кто ж разберёт. Только вовсе не хочется, чтобы милый дом, родной и небесконечный, поделили не на пятерых, а на шестерых и боле. Нет, не хочется... Даже во имя клана. Чтоб по дому бегало это... Да ещё дорогая сестра чтобы брала мужа. Это ж второй Сопорис будет, а не клановое гнездо.
Для праздных иномирных гуляк Ренэ выглядел кем-то из местных, отработавших, подуставших и немного напившихся к вечеру.
Мать же клана... Фило никогда не поймёшь. Скажет – «съезди, отдохни». Значит, либо «съезди, отдохни», либо «ты нужен клану там», либо «убирайся подальше с глаз моих, но пока не с Сетха, так что цени мою доброту». Либо то же и значит, что сказал её сын, но тогда... Тогда что же за ужас такой получается, что ему генохранительница лично головой на это покачала? Что им надо-то вообще?
Для своих, отдыхающих здесь дуэндийских леди и лордов, Ренэ был местным стажёром, получившим люлей от старших. Что, впрочем, было не слишком далеко от противной, но всё же истины...
О, приношу свои глубочайшие извинения, мой лорд, – не успев задавить в голосе искреннюю растерянность и вину, Ренэ поднял взгляд от камней и моргнул. Поочерёдно двумя глазами: левым и правым. В кармане заёрзал Котя.
А это, кажется, местный. Или нет. Или да. И почему в Сомносе по-настоящему клонит в сон?
Я, простите, слегка... – он шевельнул губами, как делал это в задумчивости отец, и тут же наморщил короткий нос, вскидывая к нему ладонь и цепляясь за кончик пальцем. – Слегка блуждаю. То ещё время го... cуток. О. Погода чудесна. Простите. Простите.
Проморгавшись, Ренэ отступил шаг вбок, не входя из поля зрения всё более знакомого лорда.
Судя по мыслительным процессам, отображенным на лбу – лорд очень занят. По пластике – птиц. По лицу – вольный птиц, красивый, генохранительница старалась. Юн. Наверное, едва ли старше самого Ренэ. Точно птиц, как у него икра двинулась... О. Вайтьеро? Вероятно. О...
Нет, пожалуй, про Чайку можно будет спрашивать через две или, скажем, четыре фразы. Местный лорд из пернатого клана, вероятно, знает здешние гражданские рейсы.

+6

3

Если они надеялись, что ждать дисциплинарного слушания Ровал Бел’Ла Отанэкт будет в предоставленной комнате, то ошибались. Строгого указания находиться в этой, по местным меркам скромной, а по его скромному мнению, годящейся разве что для избалованных инопланетников, он не получал. Сказали – вызовут, комм-браслет он не снимает, находиться в «не хватило ума сделать красиво – сделали богато» – а не пошло бы оно все к предкам, на эту кроватку на хрупких ножках сесть страшно.
Поэтому переодеться в гражданское: светло-бежевые тонкие брюки, распашную рубашку из белого батиста, легкие сетчатые мокасинки  - и на пляж. Точнее, к той его части, где взрезали синее небо скалы. Там вроде бы джамп-вышки стояли. Или так можно прыгнуть попробовать. Не сильно-то высоко.
А заодно, по дороге туда подумать о том, что снова стоять и слушать «да как ты мог!». Как мог, так и… Все для родной авиации, все для пассажиров, чтобы им поездка была воистину незабываемой. Сколько раз подавал рапорт о переводе хотя бы в метеослужбу? Чтобы клуш этих орионских не видеть, их щебетания «ой, надо же, какой, и на дуэнде не похож, почти цивилизованный с виду, а говорили, что они все со звериными мордами». Кому и в какое место приходит в голову, что здесь – курорт? Здесь, где небо – в отличии от него, мальчишки – помнит войну. Вот пусть и задумаются лишний раз.

До края плоскости можно и с земли дотянуться, а для двухметрового дылды это и вовсе не составило труда. Схватить рукой, раскачать на метр амплитуды – да, оно и в полете так «гуляет», норма это для воздушного потока и для лайнера, сделанного «под старину». И рявкнуть напарнику «Да на один раз, может, и хватит,  нормально и на скотче держится, долетим, а на Сомносе прицепят». Пассажиры, до этого мирно и чинно, как гусаки, поднимавшиеся по трапу, рванули от самолета с такой скоростью, что вылет на час задержали. Пока поймали, пока уняли, пока в салон усадили. А ему настрого запретили даже из кабины высовываться, было бы кем заменить – сидел бы сейчас в северном аэропорту. Но погода была такая, что либо он – либо трое суток мариновать туристов там, а на это пойти не могли, жалобами задавят.

Лорд, вы не страдаете болезнями сердца? – что б еще спросили, глядя на него. Нет, им положено, даже сердиться не надо, как и отказываться от взвешивания, потом с ребят спросят строго, если он им лонжу порвет. Зато через минуту…
Воздух в лицо – с размаху – как пощечина. Легкое натяжение на ногах – выпрямиться, развести руки, согнуться – петля!
Еще один рывок – двойная вертушка. Еще один – подъем. Обмотка с захлестом – даже на таком расстоянии чувствуются эмоции тех, кто заметил. На захлесте легко пережать петлю и все, не догадаешься, куда соскользнет.
Теперь обратные. Скольжение, еще одна вертушка. И инерция лонжи закончилась, врубают подъемник. Две минуты в воздухе – но успел отработать все, тело легко шло в изгиб. Почаще надо бы тренироваться, сидя в кресле пилота не получишь литого и упругого тела, которым гордишься.
А ребята на джамп-вышке смотрят как на своего. Вот и карточку в руку сунули, на скидку, даже красную. Еще бы, у подъемника уже очередь, неплохую рекламу им сделал, можно идти на пляж. Компаний там много, вдруг найдется кто-то, кому с местного спиртного выкрутасы Чайки в полете не тем на разгоряченную голову упали. Получится похлопотать насчет подраться. Уже если влипать на разборки с начальством – так не за одну же шуточку, а как же репутация? Племянницы засмеют, маменька не поймет, вероятные невесты решат, что за ум взялся.
Пляж. Песок. Жаркое море, потные тела, рыба и то близко не подплывает. Зайдя в ближайшее кафе, Лар уселся под свободным зонтиком, заказал первый бросившийся в глаза коктейль и нарочито лениво осматривал отдыхающих, «приняв вид придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство».
Долго ждать не пришлось. Трое молодчиков и двое хихикающих раскрашенных девчонок чуть поодаль. Вот где хорошие идеи подали, как выглядеть кретином, не особо напрягаясь. В благодарность за что и полетели в надувной бассейн, а не в ближайшие заросли кактусов. Декоративные-то декоративные, а колючки в палец никто не отменял. У кактусов. Длину «колючек» у этих декоративных психов, нарвавшихся на дуэнде, проверять желания не было.
Еще один коктейль. Вдруг кто-то еще клюнет. Можно будет клюнуть в ответ. Что-то настроение паршивое.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]
[STA]Небо выбрало нас[/STA]

Отредактировано Ровал Бел’Ла Отанэкт (25-06-2019 11:03:17)

+6

4

...Перед рассветом вода самая теплая.
Аим застыл на вершине любимого утеса. Ждал.
Сюда не долетал шум вычурного Сомноса, пара километров и выгнутый берег – хорошая ширма.
Здесь дышал его мир, его земли. Теперь его.
Первый луч робко сверкнул, зацепился за горизонт. Дуэнде улыбнулся, развел руки в стороны и прыгнул.
Сто метров свободного падения до безупречно ровной глади. Ты и море. И воздух. И свобода.
Вытянувшееся тело вошло безупречно, не то что брызг (брызги это провал, помилуйте!), даже круги едва заметны были.
Аим обожал это время – время, когда он втекал в свой мир. У него впереди целый час, чтобы насладиться этим, целых шестьдесят минут свободного фридайвинга, три тысячи шестьсот секунд парения над бездной.
Это его земли, его Сетх, его жизнь...

Припекало знатно. На лице – маска наивного, праздношатающегося лентяя, прожигающего деньки на модном курорте. Внутри – два ряда щитов. За первые даже проникнуть можно при известной доле упорства и мастерства, нарочно же оставил пару почти (маленькое такое почти) незаметных брешей, чтобы проблескивало – беспечный пофигист, видно, и жив до сих пор, потому что мараться об такого неинтересно. А вторые... Их и не заметит никто – Черный же Лебедь ставил, сука последняя... даром, что Лебедь.
Здесь это в привычку уже вошло – косить под местную гальку, пусть гладенькую, отполированную и симпатичную, но бесполезную... Такую в море кинь – круги и те мелкие. Ага, для тех, кто может подумать, что дуэнде приручены, вогнаны в рамки и опутаны вежливыми условностями новых хозяев... Для самих орионцев, короче.
Эти медузы в шезлонгах только и годны на то, чтобы из них кредиты вытягивать... А если вот этого габаритного папашку сопливого семества в воду нечаянно уронить, так море из берегов выйдет, подмочит репутацию фенешебельного курорта...
Добрый день, – вежливый поклон жирной туше. Ну да, устроил ему экскурсию на катере день назад, потом мебель в салоне чинить пришлось. И палубу от соплей оттирать.
Кстати, забавные воспоминания сегодня у одного новенького нарыл… про пилота, что их сюда доставил – крылья идеального носа дрогнули в усмешке. Юморист, однако… Надо бы узнать, кто этот летчик, есть тут одна идейка…
– «А ничего так прыгнул, грамотно». – Аим остановился на пару минут, наблюдая за тем концом пляжа, где вышки, – «знает толк в риске… в грамотно рассчитанном риске… дуэнде, не иначе».
Побрел дальше. Яркая гавайка, белые бриджи и сандалии позволяли с успехом раствориться в толпе. А хотелось… хотелось гидрокостюм – и туда, в море.
– «В кафе, что ли, засесть… Клиентов поубавилось, скука… упс. Это что еще за привидение?»
Одна бровь лениво полезла вверх, заставив лоб украситься парой морщинок.
- «Сова. Тут и без заколки, хотя… орионцы и так не поймут. Интересно, он сюда прибыл, чтобы кого-то забрать или доставил? Униформу Сопориса не снял, по делу, значит».
Ну что Вы, не стоит, право, так беспокоиться… лорд, тем более, что ничего Вы и не сделали…
– «Кто ж тебя так потрепал-то? Или это нормальное состояние? Совы же…»
В кафе поодаль произошла секундная потасовка – трое парней нырнули в бассейн охладиться…
Аим наблюдал, чуть прищурясь, поверх плеча этого странного Совы, удовлетворенно улыбнулся. Это же тот, кто грамотно выкручивался на лонже.
– «Точно дуэнде… И очень напоминает Чайку… А если сложить два и два…»
Взгляд снова мягко перетек на Сову. Обидеться на них – тяжкий грех перед Предками.
Вы ни в чем не виноваты, – улыбка открытая, но не более того. – Могу я чем-то помочь? Погода изумительна, но, может, Вас обидел кто? Хотите чего-нибудь прохладительного? Вот там неплохое кафе есть.

+5

5

О, что вы, что вы...
Конечно, обидел. Очень обидел. Основательно так. И я вам сейчас, мой лорд, во всех подробностях, да-да, только повернитесь-ка вот так самую капельку, мне удобнее будет щиты... Слушать. Щупать. Ух ты, какие щиты... Кинетический экстаз, блестяще, великолепно, шикарные стены, чудесные дырки – а где, простите, второй ряд? Ну вы же не клинический идиот, мой лорд, я своих пациентов несколько быстрее отличаю...
Да-да-да, – растерянно перехватив взгляд собеседника, Ренэ неловко обернулся не через то плечо – так, что встал к незнакомцу спиной. – Я не... Простите, эта погода бессовестно плавит мои мозги.
Улыбнулся он тоже всей спиной и синхронно с губами.
Кто вам, такому умному, ставил ваши щиты? Где они? А, да, развернуться бы к нему обратно лицом – что он не видел в драках? Красиво машет кулаками лорд Отанэкт, красиво. Ух, какой плюх. Тройной!
Да, вы совершенно правы, что-нибудь прохладительное в компании... в столь прозорливой компании, – улыбка вышла очень грустной, – тоже отдых для души. Как и всё в Сомносе. Позвольте... Ренэ Асио, будем знакомы.
А учились вы, мой лорд, у кого-то действительно стоящего. Я бы даже сказал, что у настоящего мастера... Не верю я, что вам больше ста. Такие щиты себе в юности самостоятельно не ставят.
Что бы вы посоветовали новичку в прохлаждении? – честно спросил Ренэ, глядя на красивую стоечку с меню и доску с напитками. – Я с севера ненадолго, немного пообижают тут и вернут обратно, так что не хотелось бы простыть в первые же...
Интересно, как Чайки относятся к мышам?
...часы пребывания на юге.
Вероятно, делают из них летучих мышей. Или водоплавающих. Прощай, Котя, ты был мне бесконечно дорог, как сухпаёк и индикатор тревоги...
Нет, так нельзя. Мне завтра на работу, как я без карманного определителя.

Однако, кажется, меня всего лишь слегка погладили по голове, – специальным тоном чёрного, косящего под белого, сообщил Ренэ, поглядывая на насквозь мокрую компанию недавних оппонентов лорда Отанэкта. – И что же, часто прибыль местных так обижают местные же? Удивительный представитель современного клана, удивительный... Лорд Ровал, вы разрешите?
И Ренэ неизящно плюхнулся на стульчик рядом с Чайкой, свешивая с обоих краев полы лоохи. Так сидел дорогой кузен: бесформенной кучей тряпок и какого-то мяса. Ренэ был компактнее, холмом апатии выглядеть не умел, но вот растяпой – запросто.
Простите за вторжение, но ваше расстройство от отсутствия собеседника фонит на мили и мили, – он улыбнулся застенчиво и поглядел прямо в широкий лоб юного Чайки. Пожалуй, меньше всего на этом лбу были видны следы тоски по собеседнику. – Вы точно не хотите об этом поговорить?

+6

6

Дуэнде. Двое. И один – Сова, врач и из Сопориса. Другой бы на месте Лара встревожился, что доигрался, выстроил бы длинную логическую цепочку…
Матушка не велели с незнакомыми говорить, – и улыбка клинического идиота, подкрепленная пустотой в сознании. Не щитами, нет, это слишком явно. А вот так, когда при первом «касании» – контроль передается телу, а сознание глушит даже себя. Решили, что псих – кто я такой, чтобы противиться, вам же хуже. Дорогое руководство, пусть горит все производство. – А вас же двое, чего вы не поговорите?
Если второй – Сокол… У Сов тоже достаточно тех, кто связан с ними родством, хотя нет, не похож, слишком «слишком». Красив, движения отточены, тело при любом движении в упор идет. Такие бывают хорошими наемниками, но не слишком ли он молод, старше самого Лара, но даже едва ли вдвое. Да и Сова, как бы не пытался выглядеть увальнем – не получается. Кошка пернатая, они всегда неуловимо грациозны, даже когда расслабленными «тряпочками» отдыхают на горячем солнышке.
Ой, а те вылезают. Хорошо им, и полетали, и искупались. Я тоже летать люблю, меня всегда даже в самолетах порулить пускают, там столько кнопочек, – и снова не давать возможности даже коснуться сознания, отражаясь девственно чистым разумом, в котором, чтобы не заблудиться, надо по извилине идти – все равно одна и прямая, не ошибешься. И ведет через спинной мозг туда, куда хочется послать все начальство. Или это не их идея? Они слишком хорошо знают, что двоих послать его унимать – это так, ни о чем. – Только я же не лорд, сестры говорят, что мне до лорда двух заклепок в голову не хватает. Каких – не говорят, я б нашел и вставил. А матушка сказали, что это они зря, у меня все на месте, только дома не все. Ну когда-то же должны все собраться, правда? Обычно на клановые праздники приезжают, только я там не бываю, меня показывать не хотят, папенька сказали, что к такому надо психику три года готовить здесь, а потом еще пять лет восстанавливать в Сопорисе. Это же вы оттуда? А как вы там психику восстанавливаете?
Сейчас по-хорошему, должен пригласить «в гости посмотреть». Не упустит возможности. Вот бы еще догадаться, почему второй – Зимородок? – точно! – прячет лицо и сознание за крепчайшими и красивыми щитами.
Ровал немного вальяжно откинулся на спинку плетеного стула, чуть разворачивая его в сторону свободных столиков. Если будет драка - поломать как можно больше, в толпе, сбежавшейся на крики, легче ускользнуть. Плохо, что своего транспорта нет. Но ладно, посмотрим. До получаса с полудурком никто еще не досиживал, наставник – чтоб ему в Омуте ежиков против шерсти рожать – срывался на четверти часа. Сестры – на пятой минуте. Отец – треть, больше всех, потом вздыхал и переводил тему на то, что действительно было важным. А не на условности и любезности.
До слушания час. Или это оно и есть? Тогда почему Сова и Зимородок, не имеющие отношения к флоту? Нет, тут что-то другое, что-то, что требует напряжения и реакции. А пока что это позволить себе нельзя. Любоваться скрытой грацией неожиданной компании, следить за обстановкой и вовремя изображать дурачка, допивая уже второй коктейль. Третий, что ли попросить? Или уже не церемониться? Нет, рановато…
Молочный коктейль и печенье с орехами, – легкое распоряжение, взгляд на лица собеседников. – А вы что будете? Племянницы говорили, что девушек надо угощать, поэтому если я им не заказывал – они мое съедали. Вы тоже хотите печенье?

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

+4

7

На ловца, как говорится… Вам было скучно, дорогой лорд Аим? Любая прихоть для ваших нервов – развлечения пришли сами!
– «Ты смотри, как умственно пылит… Театр одного Совы… Сколько скрытой грации в очаровательно нескрываемой неловкости, как ювелирно рассчитаны неуклюжие движения. Браво, лорд! Давно мечтал понаблюдать поближе такого мастера».
Я безмерно рад возможности продемонстрировать Вам свое искреннее почтение…
– «Тьфу ты… аж скулы сводит от приторности… Надеюсь, он не по мою душу здесь? А то прозорливой компании сие зело интересно стало».
– …уважаемый лорд Асио, – грациозно обтекая Сову и совершенно не замечая угловатости последнего… а уж улыбка – маменька старались и бабушка так отшлифовывали, что приклеилась намертво, не оторвёшь – прошу покорнейше разрешить мне быть вашим сопровождающим в оазисе удовольствия для чувств Ваших утонченных…
– «Перышки у тебя, надеюсь, не сразу слипнуться, а то и вода тут рядом, если что…»
Ах, да, мой лорд, простите покорнейше, - Аим, Аим Ласедо к Вашим услугам… – нарочно погромче сказал, чтобы и этот нахохлившийся за столиком услышал… у Чаек же хороший слух?
– «А новичку в прохлаждении я бы порекомендовал тряпку снять, а то отсвечивает… и не пугать окружающих столь топорным трюком – простывший дуэнде… как Вам только не ай-яй-яй, мой лорд…»
Конечно, порекомендую, как можно рисковать собой…
– «…то-то я смотрю, ты так целенаправленно к месту драки приковылял…»
Один «Тропический фрэш». – Аим кивком указал бармену на столик, к которому плавненько так пристыковался Сова… и рухнул на стул, как на землю обетованную.
– «Брависсимо!.. Что?.. Я внезапно выиграл в лотерею Его Всеорионского Величества??! Вторая часть Мерлезонского балета… за один билет! О, Предки! Меня поцеловали боги… или наоборот, впрочем, не важно. О, вот и имечко подъехало, чтобы самому память не напрягать, не вспоминать лэри лишний раз «добрым» словом, все рода мне в эту память утрамбовавшую…»
Совершенно не меняя размеренной грации движений, Аим выбрал стул, чтобы под правой рукой так невзначай оказалась стойка от зонтика… ну, пригодится же всяко, хоть палка, хоть шест – декоративные кактусы перелететь, если понадобится.
А мы представимся, – нестираемая улыбка в сторону Совы и плавный переход на Чайку, – и будем уже не незнакомцы, лорд Отанэкт. Я – Аим Ласедо, – нарочно имя громче сказал.
– «Тебе ведь хочется уже в зубы дать? Ой, сколько слов… И звенящая пустота сознания… Я потрясен. Сегодня несомненно счастливый на спектакли день».
Матушка всегда правы, – кивнул со знанием дела, – но ведь хорошего много не бывает, где двое, там и третий…
– «…старший умный был детина, средний был и так, и сяк, младший вовсе был… дуэнде…»
Правда, лорд Отанэкт? Порулить дают? А я всегда мечтал порулить в самолетах… не пускают… А есть там блестящие кнопочки? – и взгляд такой преданно-заинтересованный.
– «А сколько у тебя лишних-то заклёпочек понатыкано… и все ладненькие такие, внимание отвлекающие…»
Я вот тоже не люблю клановые праздники, но долг… – чуть не всплакнул, ей-богу, продолжая улыбаться… хорошо, выучка знатная, а то бы уже перекосило… не забыть вечером гимнастику для лица сделать.
Да-да, расскажите про Сопорис, лорд Асио, – Аим чуть повернул голову в сторону подошедшего с подносом бармена, глазами указав на Рэне. – Ваш коктейль, он совершенно не холодный, его детям заказывают.
А теперь пошире распахнуть глаза… да-да, чтобы стали похожи на виски под солнцем.
– «Как стратегически продуманно стульчик-то развернул клинический идиот… которого пускают порулить в самолетиках. И легко так в коктейлях разбирается… без заклёпок.»
Леди нельзя обижать, - Аим кивнул и чуть склонил голову набок, якобы в задумчивости. – Что я буду… Пожалуй… Ягодный фрэш и три порции твоего фирменного десерта, – взмахом ресниц и легким ментальным «под локоток» дуэнде отпустил бармена и снова сосредоточился на собеседниках.
– «А твою невинную подножку про девушек я не заметил... Досадно, да?»
У них тут совершенно потрясающий воздушный бисквит. А Вы надолго к нам, лорд Отанэкт? – Зимородок слегка развернулся в сторону Чайки. – А то я слышал, у местных тут самолетик бесхозный есть, праздную публику катали, да пилот сбежал, условия полетов, сказал, критические…
– «Потанцуем, лорды… или поплаваем?»

+3

8

Ах, эта девственная, клиническая чистота сознания! Ренэ залюбовался, прижмурив блаженно глаза: как давно, интересно знать, этот кадр последний раз был в Сопорисе? Разве что насильно и за ручку приволокли родители до сдачи наставнику. Сейчас он туда ни ногой... И верно, верно: ни один хороший врач, ни один даже плохой врач, если он дуэнде, никогда не поверит этой пустоте. В ней нет пыли. Её вытирали секунду назад.
Три мудреца в одном тазу, умильно и довольно лестно. Пора задуматься о том, чтобы составить собственную коллекцию разномастных щитов, хоть бы и только пернатых кланов: один закрылся наглухо, второй открылся начисто, до блеска вылизанных извилин идиота, а третий заварил такую рыхлую кашу в своих мозгах...
Сколь удивительным бывает мирозданье. У лорда Ровала работает тот же принцип, что и у тебя, Ренэ. Посмотри только: пустота. Он идиот, не сомневайся. Даже ворса, прилипшего к начищенному полу, и ошмётков влияния кого-то со стороны ты в этом не найдёшь. Приём избитый, верно? Дурачок так дурачок, но кто же станет с врачом Сопориса прикидываться психом? Только ещё больший дурак, чем он из себя строит. Либо гений, дважды косящий под дурака.
Не путайся в понятиях, Ренэ, и заканчивай льстить самому себе. Три мудреца... А гроза у всех разная, не так ли?

Мы хорошо лечим, лорд Ровал. Рассказывать о Сопорисе... Это выше моих сил, лорд Аим, простите – на отдыхе и о работе... Приезжайте, полюбуйтесь сами.
Милейшие существа эти местные, южные кланы: хитровывернутый лакей с пластиковой улыбкой, а ведь тоже дуэнде. Красивый дуэнде, настоящий дуэнде... Зачем с таким говорить? К чему, собственно, вообще утруждать себя разговором? Таких нужно слушать.
Ренэ окончательно зажмурился, гася на подлёте желание кинуть одного Чайку в бассейн – эти театры одного актёра не должны переходить какую-то грань, в конце концов... Как там, цирк должен гастролировать? В бассейне будут рады. Нет, он не нервничал, не раздражался, ему было даже хорошо. И детский коктейль вырвиглазных цветов тоже был хорош. И солнышко грело, и разговоры журчали приятным фоном, и какие-то дети на ручках у мамаш-туристок журчали в памперсы и кусты. Благодать, и слава предкам, что он работает в Сопорисе.
Но что-то в тоне лорда Ласедо настораживало. Что-то такое... Сродни купанию в бассейне. Будто сам Аим был не против поплавать. Или полетать. Или... Нет, не может быть, он ведь взрослый лорд, не ребёнок. Даже дуэндийские дети так себя не ведут. Не нарываются... просто так.
Что бы сказала милая Элин, что бы сказала его леди Асио? Она видит дальше. Она видит больше. Она...
Да. Опасность. Какая, откуда – кто её разберёт без его дорогой леди, единственной столь дорогой леди в его жизни. Ей было бы проще с Чайкой, несомненно. Ей было бы проще с Зимородком. В конце концов... В конце концов, она белая, а он – чёрный, как бы ни выглядела эта их дуальность и дихотомия.
Леди нельзя обижать... Вы совершенно правы, – выдохнул Ренэ, слегка сгребаясь в кучку на стуле и прорастая очертаниями тела между складок лоохи: выдохнул искренне и окончательно решил не лгать ни словом ради эксперимента, пока это не станет необходимостью, – Мне, признаться, всегда казалось, что техникой управляют гении. Мой коллега, лорд Айсирафу, занимаясь со мной... киберботаникой, рассказывал также удивительные вещи о самолётах. Но я пристойно водить до сих пор не научился. Стыдно, стыдно: Сова – а летаю плохо.

+4

9

Они не вместе. Пусть и подошли вдвоем, и чаще смотрят друг на друга, чем на него, но тем не менее – нет тончайшего флера легкой связи.
Для дуэнде вообще он не характерен, это на других так легко его наблюдать: то взаимно пришитая «резинка», то «ошейник с поводком», то липкая сетка, сковывающая не то что жизнь – личность дохнет в таких мучениях – клан Пауков обзавидуется. Лучше всего – «магнит». Странные отношения - вышел за определенное поле так или иначе - перестал существовать. Вернулся – притянуло. Если чем и привлекали инопланетники, так это теми эмоциями, которых на Сетхе не было. Как новую еду пробовать – никогда не знаешь от чего и насколько скрутит. И что понравится до взрыва вкуса.
Как вот этот голубоватый молочный коктейль, несладкий и освежающий, с легкой ноткой синеватой пряности и крепостью едва ли не в вино. И название подходящее «Небо Сетха».
А эти двое – оба едва касаются друг друга. Насторожены. Готовы к драке, но… не к тому, чтобы начать первыми. После прозвучавших имен прояснилось… В Омут меня с ушами, ничего не прояснилось, с Зимородком вообще никаких точек соприкосновения, ни в чем и нигде. С Совой… Стоять, напрячься, как говорили ребята – «кажется, чипнут за жопэньку». Его мать замужем за Соколом. Да, за подобное – за то, что он натворил в инициацию, мстить не принято, но он с этим «не принято» уже трижды сталкивался, и все три раза ничем хорошим не кончались. Для противников. Ждать атаки. Любой. И не раскрываться, иначе уничтожат, тем более… Сопорис – это верная смерть или ежесекундные щиты, иначе не вытащат. 
А пока играем дальше. Имена названы, коктейли поданы, Зимородок себе палку присмотрел, умница, так легко его с ней представить, органично за нее держится. Хоть стукнуть, хоть танцевать. Так и запишем: от печенья отказались. Оба. Что же, как обычно шутили «переходи к черным дуэнде, у них есть печеньки» – со стороны Совы это понятно, наверное, недостаточно вкусное печенье предложил.
Кнопочки есть, лорд Ласедо, если так уж хочется – я могу спросить, вдруг разрешат, – пробный «запуск», попытка если не разбить ситуацию тумана, то хотя бы… бесхозный самолет. А это уже интереснее. Кому-то нужен летчик. Очень. Или двоим? – А что не летаете, лорд Асио, так у вас же колыбельная клановая есть:
Спи-усни, спи-усни, филюшка.
Прибавится у тебя силушки.
Дальше этой рощи полетишь,
Черней этой ночи поглядишь.

Кто тебя просил? Такой срыв, недопустимый и невозможный, сам же знаешь, что голос поставлен до уровня «замурлыкал за штурвалом – усыпил напарника». И на песне не расскажешь, привычно срываешься на модуляционный ряд вокала. На дуэнде не действует, но зевать начал даже официант, неосторожно проходящий мимо. Спасибо мирозданию, поддержало: из складок одежды – очевидно из кармана – лорда Ренэ шмыгнуло на стол что-то юркое, цепляясь всеми лапками и зубами в принесенное печенье.
Лорд Асио, я не хочу ни на что намекать, но кажется, ваша еда ест мою, – аккуратная «шпилька» в адрес того, чем Совы – точнее, совы, питаются. А что, только ему можно вспоминать анекдоты про орионку с низкой социальной ориентацией и токаря? Мол, вышел на пляж, а там станки-станки-станки.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

Отредактировано Ровал Бел’Ла Отанэкт (30-06-2019 11:46:12)

+5

10

Трое дуэнде в одной точке пространства – это удушающе много. Поправка – в одной точке пространства Сетха. Напряженность зашкаливает, логика вибрирует, как натянутая струна, тронь неосторожно – лопнет с противным писком на ультразвуке. И при этом – изысканнейшие словесные реверансы и тонкие намеки.
Скука.
Все тут видят друг друга первый раз, но с упорством пытаются разгадать квест – что привело сюда  двух других?
Аим чуть прикрыл глаза и позволил себе расслабиться, поудобнее откинувшись на спинку и убрав  голову в тень. Улыбку тоже можно отклеить, надоела, вместо нее – заинтересованный взгляд.
Чайка нападать не намерен… на них не намерен, хотя сам ждет, раз так напряжен. Вернее, не напряжен – выхолощен. Но ведь это прием обороны, и прекрасный прием, а значит – есть за что.
Уже интереснее. Но всё равно скука…
– «А подумал-то как занятно – «на них», словно ты с этим лордом Асио с детства знаком, да, кланами дружили. Угу. Дуэнде. Дружим по принципу «ты не на меня, я не на тебя» те несколько десятков метров, что сюда шли… А лорд Отанэкт напрягается, ищет связь… Интересно искать то, чего нет, правда? Но ты же уже все почувствовал».
Потрясли перьями, поудивляли друг друга, теперь можно ослабить… не щиты, напряжение.
Прошу покорнейше простить, лорд Асио, не подумал. Вы правы, на отдыхе нужно расслабляться, – взгляд Аима лениво скользнул по синему лоохи, из которого местами проступал Сова, – обязательно загляну при случае.
Сказано, правда, тоном «нет, уж лучше вы к нам» – так без обид, сами понимаете.
А кстати… Совы же могут…
– «Не торопись, Аим, наблюдай пока, ты сам еще не понял, что там у тебя…»
К Чайке вот более конкретное предложение есть… еще бы он так не блестел, а то ж глаза режет.
А еще лучше, если сами и покажете, лорд Отанэкт. Я не сомневаюсь, что ваши объяснения будут предельно понятны.
– «О. Милая песенка. И действует хорошо. Вот значит, где Чайка поплескалась. Неплохо-неплохо. А если представить с вариациями…»
Отличный вокал, лорд. Даете сольные партии?
Изящные пальцы потянулись к тарелке с печеньем как раз в тот момент, когда с противоположного края в ту же добычу вцепился мыш.
Аим улыбнулся, словно не понял «шпильки» Чайки, подцепил другой кругляшок и отправил его в рот.
Ну что Вы, как же можно есть таких лапочек, – внимательный взгляд лишь скользнул по Чайке и мимо, на подошедшего, слегка осоловевшего официанта, принесшего три порции бисквита и коктейль Аиму.
Благодарю, любезный.
Ласедо медленно пододвинул по порции Сове и Чайке, взял серебряную ложечку с изящными завитками, мягко отколупнул уголок у своего.
Вы угощайтесь, это действительно вкусно, - еще один взгляд на Ровала из-под полуопущенных ресниц: – А то я, кажется, съел Ваше печенье.

Отредактировано Аим Ласедо (01-07-2019 23:33:55)

+4

11

Солнце пробегало по ресницам горячими пальчиками, как по клавишам фортепьяно. На стакане с прохладным коктейлем оставались запотевшие пятна от пальцев; Котя, скомковавшись под воротником, щекотался. Становилось так жарко, что Ренэ пустил ветерок погулять под лоохи: от одного сквознячка плохо никому точно не станет. Иллюзия же, в конце концов.
Вы не глядите так, лорд Отанэкт, а то я решу, что вы меня испугались. С чего бы?
Какое-то двадцатое чувство заставило дёрнуть намечающимися усиками над улыбкой:
Тревожится. Не я, Ровал. Все напряжены, но он особенно. Повидал что-то от Сов? Да нет, мы с Чайками вроде неплохо... Лично знает? Разбежался, ты бы запомнил. Ты не местный турист, чтобы спьяну и позабыть. Разве что... С Жирафами не в ладах? Во имя предков, да кто с ними может не ладить?
Мыш сквозняк явно не оценил.
О, да-да-да, простите великодушно... – Ренэ сопнул, приподнимаясь со стула, как и положено подуставшему сопорийскому врачу, и сгрёб Котю за хвост. – Простите великодушно, еда взаправду сбежала.
Неторопливо отведя от лица стакан, он запустил мыша в рот, и только хвостик остался болтаться в пальцах, поблескивая ровным краем откуса. За соседним столиком подавились мороженым.
Что? Простая же иллю... А, да. Орионцы. О, предки...
Котя заскребся на своём законном месте; ветерок пришлось выключить. Зато вовремя включилась колыбельная. Жаль только, что Котя, как и любой рабочий инструмент, был от всяческого воздействия со стороны защищён намертво. Ренэ не выдержал и легко улыбнулся малость окосевшему официанту:
И салфеток влажных принесите, пожалуйста, – и утёр незаметно рот тыльной стороной кисти.
Дикая Сова из дикого Сопориса, что с меня взять.
И Ренэ цопнул вновь вынырнувшей из лоохи рукой свой десерт, расковыривая и быстро-быстро закидывая в рот пару ложечек... На третьей темп спал, на четвёртой – завис, не доходя до рта. Выглядело, вероятно, комично.
Зимородок. Хочет летать. Чайка. Хочет летать. Скучают. Я. Тоже хочу летать, но это так, к слову... К слову. К слову. Мышу вот сожрал, и хоть бы хны окружающие. А, нет, тот турист слегка позеленел. Это от коктейля, несомненно.
Зимородок хочет летать. Чайка хочет летать. Солнце, кажется, и впрямь тормозит мыслительные... О, предки...

Знаете, лорд Отанэкт... – одна эта фраза, обращённая к дуэнде, могла быть оскорблением – но не была. – Если нам когда-нибудь доведётся летать...
Нам, не мне с вами. Как легко получилось.
...я предпочту, при всём уважении к лорду Ласедо, чтобы за штурвалом были вы.
Вот так. И не слова больше о дорогом, бесконечно любимом и уважаемом младшем муже матушки. Только взгляд на истребителя заразы соколиного клана, исполненный благодарности.
Вот отчего вас дергало, лорд Отанэкт... Расслабьтесь. Были бы мы орионцами, я назвался бы вашим должником.

+5

12

Исключительно сольные, – короткий благодарственный кивок, а глаза уже сами темнеют от вопросов, которых накапливается все больше и больше. – И исключительно редко.
Зачем я вам нужен? И нужны ли вы друг другу, или сейчас попытаетесь ласково – как неприменимо это слово, как невозможно, нереально для самого существования тех, кто рвется вперед, своими гранями рассекая все, что становится на пути – переманивать именно к себе? Что скрывается за этой тонкой игрой, похожей на детские «мелочи», когда из кучи тончайших резных тростинок маленьким крючком надо вытаскивать по одной, чтобы остальные и не пошевелились. Лар до сих пор бережно хранил свой набор для игры – это было и тренировкой, и лучшим отдыхом, и памятью о том, что даже дома, в клане, он не может и не должен расслабляться - сначала племянницы хотели сломать его игрушку из зависти, а сейчас уже просто из вредности и из спортивного интереса. За каждую попытку он мстил жестоко, рискуя получить нагоняй от родителей, а иногда и получая – когда девочки бежали жаловаться.
Как говорила одна престарелая подвыпившая орионская леди, «как могла, так и... напилася я пьяна, не дойду до дивана».
Вот как могут – так и едят. Приятного аппетита. Зря вы так, сразу, надо было бисквитик ей скормить, все нажористее. И хвостик не доели… Маменька учили, что надо все съедать, до крошки.
Оно и видно. Прожорливость Чаек в поговорку вошла, и он не исключение, с бисквитом расправился за секунду, даже особо вкуса не почувствовал. Тем более, что резко запищал комм-браслет:
Офицер Отанэкт, открытое разбирательство вашего нарушения состоится через десять минут в малом конференц-зале, советую не опаздывать, – механизированный голос.
Прошу прощения, что вынужден покинуть вас. Хотя, если вам интересно, заседание, как этот дяденька сказал – открытое. Опять будут говорить, что я не там стоял, не то крутил, не ту форточку открыл. Но там хотя бы попрохладнее. И тетеньки глупые интересно визжат, посмеяться можно.
И снова легкий, уже необязательный флер ополоумевшей чайки. Вместе с чуть ироничным взглядом «мне это надо, а вы потерпите». Или уйдете, если это был праздный интерес, во что Лар уже не верил. Он им нужен. Зачем-то нужен летчик, причем такой, чтобы смог «погрузиться» в чужой аппарат, перехватить его, стянуть в узелок управления тончайшие нити подобия воли и связать с собой, с тем, что называют «крыльями» – чувством ветров Сетха и волн вакуума. Хотя какой ушлепок скальный решил, что в космосе пустота? В голове у него…
Лар встал, расплатился – как положено первому уходящему – за себя и… какое бы слово понейтральнее – сотрапезников.
Мышь в счет не включайте, она была принесена с собой, – и чаевые, как положено.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

+5

13

– «Только глаза и выдают твой интерес, лорд Ровал…»
Аим размеренно ковырял ложечкой бисквит. Между двумя кусочками рассеянно улыбнулся на демонстрацию Совы:
Приятного аппетита.
Своих, конечно, не обманет, а зрители…
– «Ну-ну, ничего страшного», – как газовой кисеёй прикрыл сознание орионцев за соседним столиком, – «не начинайте визжать, вам показалось, жара… мороженое не в то горло попало… Вот-вот, покашляй…»
Зачем привлекать внимание лишним шумом… да и запрещены тут такие шутки на самом деле. Сова мог не знать… Мог. Или провоцировал…
Удобно, еда всегда с собой, – снова улыбнулся, уголками губ едва.
– «Забавно, наверное, со стороны выглядим… Ну, да это проблемы наблюдателей. Голодный Чайка, рассеяный Сова и невнимательный Зимородок. И что нас действительно тут свело? Случай – самая лучшая из причин. Трое сумасшедших дуэнде… Мы ведь такими кажемся этим ограниченным туристам? Ни-ни, не поворачивайся, дорогой, кушай вкусное мороженое».
Да я бы и не рискнул никогда предложить себя в качестве пилота, – Аим, казалось, совсем расслабился, дожевывая бисквит, – так что на этот счет Вы можете быть абсолютно спокойны, лорд Асио.
– «Интересно… а ты ведь заинтересовался Чайкой… совпадение? Или тебе кто-то дорогу перелетел?»
Противный писк заставил крылья идеального породистого носа чуть дрогнуть – абсолютный слух протестовал против такого кощунства над звуком. Посему Аим не любил говорящую технику, сплошное издевательство же… вот как сейчас.
О, лорд Отанэкт, Вам шьют дело? – медленно сгруппировываясь, Ласедо допил коктейль.
– «Тебе ведь интересно, пойдем ли мы дальше… Вон, как глазками заблестел… Я – да, это будет забавно».
Попрохладнее – это веская причина, Вы правы.
- «Мне-то плевать на жару. Любопытно, как поступит Сова?»
Аим не спеша поднялся, с интересом отметив, что он лорду Отанэкту всего лишь по плечо.
– «Ты смотри, какой видный… И как он помещается в своих летающих коробочках?»
С удовольствием изображу в прохладе группу поддержки, – Ласедо скосил глаза на оставленную плату, но вид изобразил самый равнодушный, словно привык к подобному со стороны спутников.
– «И повод есть, пусть и чисто номинальный, объединиться против орионцев, пусть и в рамках почти игры… Внешнее проявление не важно, важна суть».
Чуть расправив плечи, Аим склонил голову в сторону Совы:
А Вы пойдете, лорд Асио? Там хорошие кондиционеры, недавно меняли. Но мы сядем подальше, Вам же нельзя простужаться.
Уголки губ снова дрогнули. Да, ему стоило приличных усилий добиться от лэри клана свободы, пусть и весьма призрачной, в своем времяпрепровождении, лет на двадцать беззаботной жизни вполне можно рассчитывать… Он ценный кадр, вернее, кандидат – и продать его надо подороже, не стоит с этим спешить… Так думают его матушка вместе с лэри клана, в унисон щебечут, птички… Посмотрим, чья песнь окажется победной.
А пока он намерен насладиться жизнью… и поразвлекаться вот прямо сейчас.
Идеальная бровь легко изогнулась в немом вопросе.
– «Ну же, лорд Сова, не разочаровывай меня… Пусть лорд Чайка еще порешает шараду на тему, что нас связывает».

+4

14

Какая зайка, – искренне умилился Ренэ, снова похлопав себя по карманам: деньги-то он как раз и забыл. Вернее, оставил в том аппарате, на котором и прилетел, и собирался обратно: зачем набивать карманы всяким хламом? Вот-вот. Так что спасибо, лорд Отанэкт.
Благодарю, мыша была неплоха, – и тоже поднялся, отряхивая лоохи от невидимых крошек бисквита. – А хвосты несъедобны, лорд Ровал, как у креветок и прочей живности. Между зубов застревают, знаете, кариес, дантисты...
Да предки упаси прерывать вашу игру! Теперь даже любопытно – а, типун тебе на язык, Сова, какое там любопытно. Не мальчик уже сорокалетний – как вы себя поведёте на слушании. Приходилось бывать, приходилось. Что же вы натворили такого страшного, что вас прилюдно трепать собрались?
Раз «смешные тётеньки», значит, орионкам не угодили. Да... Нечего вам, лорд Чайка, делать в туристическом бизнесе. С такой-то, простите, ро... Манерой общения.
И не смотрите на меня так, лорд Аим. Чайки так обычно не смотрят, у них глаза оранжевые, прищур другой... Хищный у них прищур. А у вас просто прищур, как будто и от меня вам сейчас что-то нужно.

О, разумеется, пойдёмте. Не думаю, что современные кондиционеры пагубно повлияют на моё здоровье.
Вот ещё тебе веха на будущее: вечно больной Сова. Вырастешь из пелёнок милого и совсем желторотого – и прямиком туда. Ростом не удался, не удастся поиграть в квашню – значит, либо милый, тощенький, недокормленный и уставший врач, либо не худеть, а набрать немного килограммов и...
Как противно-то, предки. Как мерзко, как неестественно, как бесчеловечно так измываться над чем? Над собой, над самими собой, несомненно – привозить на эту почти что святую землю толпы праздных орионцев...
Так о чем бишь я? Да: либо в одну, либо в другую сторону. Неплохой вариант, обдумаю.

И за что же так с вами, лорд Отанэкт, помимо «не той форточки»? – сочувственно поинтересовался врач из Сопориса. – По моим наблюдениям, за такое чаще кладут в больницу...
Но ведь вас, каким бы идиотом вы ни казались, к нам пока что не привели.
Интересно. Ласедо, зачем вы на меня так щуритесь – всё ещё? Я вам нужен при себе, как левретка? Извольте
.
Нам куда? – и подхватить остатки коктейля, не глядя на туристов: поволновались и перестали, зато теперь ясно, чем ещё занимается Аим – кто б ещё взялся мониторить все соседние столики разом. – Я готов, указывайте путь. Говорят, на открытых слушаниях действительно можно неплохо поразвлечься, когда дело касается инопланетных граждан.

Отредактировано Ренэ́ Ойр Асио (06-07-2019 15:38:52)

+4

15

Даже официальные помещения Сомноса минимализмом не отличались: душный бархат роскошных портьер, ряды мягчайших кресел, трибуна такой массивности, что стоявший за ней терялся, прохлада климат-контроля, надменные взгляды на него. Лар спокойно и уверенно прошел между рядами, занял уже привычное место сбоку – как же они надоели с этими дисциплинарными слушаниями. Лорды Асио и Ласедо найдут себе места, не маленькие, всяко старше Чайки.
Ровал Бел’Ла Отанэкт, известна ли вам причина, по которой назначено дисциплинарное слушание?
Бьем сразу и наотмашь. Чтобы желание отпало сразу.
Как офицер авиации, я обязан присутствовать на любом слушании, даже если причина мне неизвестна и нарушений за мной не числится, поскольку ни единого проступка, нарушающего устав или кодекс офицерской чести, с моей стороны не было.
Визг туристов. Перекрикивают друг друга, орут, возмущаются. Это хорошо, кричите, пищите, правильно, не давайте этому орионцу слова сказать, он вас уже в четвертый раз – о, в пятый – к порядку призывает. И сам на крик сорвался, это тоже хорошо, в гневе думать трудно, некоторые и не могут. Все, троих выгнал, еще двенадцать – пока – заткнулись.
Офицер Отанэкт, вы подтверждаете, что перед вылетом раскачивали плоскость крыла?
Пункт 2-38 положения о проверке систем и оборудования. Гибкость плоскости должна быть не менее положенного амплитудного отклонения.
Вы хотите сказать, что крыло в полете так шатается? – предки, кого они прислали? Делаем лицо валуном и продолжаем.
Да, отклонение крыла в полете до полутора метров в каждую сторону для данной модели. Для пассажирского лайнера «Вихри» – до двух, для «Арли» – до двух с четвертью. Вы можете назвать любую модель – я в порядке технической консультации…
Он его оторвать пытался!
Ага, уже одиннадцать. «Выбывшая» туристка попыталась бросить в орионца кружевным зонтиком: Ровал перехватил его на лету, с изящным поклоном – маменька бы отдала все, лишь бы он подобный в сторону невест отвесил – вручил зонтик орионцу, которого перекосило от подобной галантности.
Почему вы сказали, что долетите до Сомноса?
Потому что самолет полностью исправен и предполагать другой исход событий было невероятно.
Снова крик из зала. На этот раз что-то о его взаимоотношениях с самолетом, матерью самолета, Сетхом, скотчем, орионцем, небом и шасси в сочетаниях, представить которые очень трудно. Лар сейчас надеялся на то, что Зимородок и Сов хотя бы не скучают.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

+6

16

– «Сова заинтересовался… мной ли, слушанием – мелочи. Потрепать, значит, захотели дуэнде? Ну-ну…»
Внутренности Сомноса навевали отвращение… слишком по-имперски, слишком много орионского духа тут стало, слишком…
Абстрагироваться – в который раз уже, лень считать.
На входе в малый конференц-зал Аим чуть притормозил, пропуская лорда Отанэкта вперед и изящно вынуждая Сову сделать то же.
Мало орионцев, хорошо… из дуэнде – только они, вообще отлично. На камеры плевать, картинки никто сравнивать не будет. К ним лицом – только один, теряющийся на фоне трибуны – но и он не видит двух дуэнде, один из которых в лоохи. Незачем ему. Никто из присутствующих орионцев их не видит… А лордам об этом пока догадываться не обязательно, на них не распространяется.
Сядем сбоку, ближе к выходу, не будем смущать общественность, – тихий смешок в сторону Совы.
О, Предки, развлекаться – так со вкусом.
Сознания орионцев – как на ладони. Медленно, мягко обволакиваем – и даем свободу, пока просто наблюдаем… Сколько экспрессии… А лорд Ровал привычен к подобному… Профессионал…
Жаль, звук нельзя прикрутить.
А Вы интересовались когда-нибудь тем, насколько самолет «машет» крыльями, лорд Асио? – снова легкий смешок, чуть наклонившись к Сове – конечно, тихо, как можно мешать заседанию… вон, как нервничает ведущий… о, первые выбывшие.
Так, пора медленно подпускать тумана… Ключевой фигурой будет та бойкая, с зонтиком… Предки-и-и… ты могла бросить лучше? Ясно, не могла. Свободна.
Сколько грации, лорд Отанэкт… профессионально рассчитали траекторию, лишний «зачёт» в Вашу пользу.
Люблю театр, - снова Сове, негромко.
– «А теперь переходим к марионеткам… потрясающая фантазия и выдумка в вариантах предлагаемых действий от участника во втором ряду… Я запомню».
С нажимом теперь расправляем-разглаживаем, источники тревог как бугорки у вас, их и искать не нужно, и эмпатию тревожить не будем… вот, вы уже задумались, услышали слова офицера Отанэкта, переглянулись.
– «Думать полезно, господа орионцы. Не кричим так больше. Задаем вопросы председательствующему, действительно ли это положено по техническим параметрам… Если не знаете таких слов – так и не вспомните их потом… А теперь ты, фантаст, переплетавший самолет со всем подряд в самых немыслимых позах… не буду тебя обижать, мелок ты… просто выдай идею, что офицер Отанэкт, получается, лишний раз позаботился о вашей безопасности, проверил техническое состояние самолета… поспорь с соседом, и с тем тоже… Глотка у тебя луженая, перекричишь… но так, чтобы не выгнали – и заткнулся сразу… Все заткнулись… Вот та дородная леди… видят Предки, тебе два билета брать надо… предложи идею забрать жалобу, раз вы неверно истолковали действия офицера.
Ты удивлен, председательствующий? Не стоит, не показывай, что не знал технических подробностей… сделай умное скучающее лицо и зафиксируй в протоколе… И да, снисходительно посмотри на этого выскочку, что предлагает уже объявить благодарность пилоту… Поставь на голосование… Все же «за», как мило… Ну вот, и порешали проблемы».

Аим невинно улыбнулся, лениво покручивая перстень с голубым аквамарином на мизинце левой руки. Обычно он поворачивал его камнем внутрь. В глубине камня светился рисунок летящей птицы – клановый знак. Ауры присутствующих людей посветлели, очистились немного… Небольшая разминка, не более того.

Отредактировано Аим Ласедо (07-07-2019 00:57:28)

+4

17

Ай да Чайка, ай да лорд Отанэкт!
Всегда любил умных мальчиков, – поделился с Ласедо Ренэ с видом профессионала и будущего наставника, присматривающего себе ученика. Немного поёрзав, так, чтобы создать аимовскому отводу глаз капельку помех, Сова вздохнул и благостно засёрбал коктейль сквозь трубочку. Скучающую мину даже строить не приходилось: из-за этого дурацкого приспособления для питья лицо становилось как у утки и вот той орионской мамзели слева, с зонтиком. Уже без. Уже с.
Снимаю шляпу, лорд Отанэкт... В который раз снимаю шляпу. Главное, чтоб без скальпа.
Вам не кажется, что мухлевать на столь заштатных слушаниях несколько... – Ренэ пошевелил в воздухе пальцами и прищелкнул, изображая старательно дуэндийского провинциала. – Ниже достоинства лорда? Разве что вы находите это забавным. Но тогда, извольте...
Мадам, мадам, какая проверка? Да, проверка, конечно. Крыло качалось, мерзкий дуэнде чуть не вис на нём, и, пускай позволяют все ТТХ, но каким тоном он вам об этом сказал! Не важно, какими словами, это же дуэнде, важен тон! И то, как он посмотрел. У них здесь матриархат? Что-то не похоже на матриархат такое наплевательское отношение персонала! Да-да, именно персонала, кто же он ещё? Пилот! Пилот гражданской авиации и только! А вы прилетели отдыхать на Сетх не для того, чтобы вам хамили! А вдруг он вот этими наглыми глазками на ножки вашей дочери смотрел, когда вы отвернулись? Вот вам и уважение, вот вам и отёсанные веками колониализма дикари!
А вы, сударь? Что это вы застыли с таким лицом, это же дуэнде! Да, вы не смыслите в кораблях, зато разбираетесь в инопланетниках и их поведении. Он вас перебил? Как он вас перебил, когда он вас перебил? А, не перебил, но ответил так скоро, что как будто не слушал? Это хамство чистой воды! А его ледяной тон? А что, если он прочитал ваши мысли раньше, чем вы их озвучили, и потому так скоро дал ответ? Он же дуэнде, дикарь-телепат, он же может одной мыслью вас всех тут!..
Как это — уже порешали? Так скоро? А если у вас тут ещё претензии?!

Сова блаженно прижмурился, откидываясь на спинку сиденья и потягивая коктейль, и лениво скосил глаза на соседа, щурясь:
Что за дивное шоу! Было бы жаль, если бы оно так скоро закончилось.
Какая-то орионская женщина в традиционно-туристическом – срам какой, предки, такую трубку на таком пузе – прервалась, снова задумалась; глаза её занимательно так начали пучиться едва не в разные стороны, и Ренэ бессовестно булькнул в свои стаканчик, давясь смехом. Нет-нет, лорд Ласедо, вы тут не один такой умный. Что нам какие-то мозги орионцев, когда родной Омут и тысячи дуэндийских душ ежедневно в Сопорисе пальпируем... А на это всё что придумает судия? И как, главное, поведёт себя Ровал? Замечательное стечение обстоятельств: и в быту на него посмотрели, и в миру, осталось только с родичами познакомиться. Элин, он тебе понравится, клюв даю на отсечение. Но вот свататься сама пойдёшь. Или он внешне не в твоём вкусе? Прости, милая, но это не тебе решать, а генохранительнице...
Зачесалось правое полупопие.
Что там говорят про повышенную чуткость у связи близнецов? Понял, уже умолкаю!

+4

18

Точно, не скучают. Лорды играть изволят. А хорошо идет, на грамотной и точной отпасовке, то в одну, то в другую сторону, напоминая игру с перьевым воланом. Только свист в пустых черепушках обывателей, хорошо, что гражданские слушания, был бы кто-то из военных Ориона, эти бы…
Хотя нет, надо отдать должное новым знакомым, и военные бы не каждые засекли. Вот Пауки – а мы же, кажется, на их землях шалим? мушлим? шумлим? – я буду шепотать… – Пауки бы сразу заметили. И постарались бы сунуть все восемь цепких коготков уже нам в сознание, чтобы там порыться и закогтить себе что-нибудь на «спрятать в кокон, пока не пригодится». Не первый день замужем – тьфу, с чего вообще о браке вспомнил, хорошее дело браком-то не назовут – не первый день на Сомнос летаю, сталкивался, точнее, дважды нарывался, остальное – да, сталкивался.
Сейчас что главное? Правильно, не позволять себе ничего, ни одной модуляции голоса, ни одной мысли в сторону воздействия, ничего вне самых банальных и ограниченных методов. Выбирайся теми же методами, что и влез. Слова. Игра слов. Не больше.
Матриархат. Ты, визгливое до мерзкого привкуса липких корочек фруктов, наверное, тоже не против увидеть себя матриархом рода? Видел ли он сам подлинных матриархов, силу и красоту Сетха, мудрость и величие разума без изощренной гнильцы страха внутри?
И понимание того, что для этого – опоздал родиться. Не будет такого. Не будет интриг высшей марки, когда подобное не из животного дрожания желеобразного, медузистого страха, не из привычной подлости против себя же самой. А интриг за клан, за род, за кровь, которой дается крохотный шанс отринуть страх и взмыть. Движения вперед – силой ли, разумом ли – любым из путей, не выбирая их за противников – выбирая для себя и зная, что остается остальным.
Велика ли победа – вот так как сейчас – давить изящной – о, для его роста и телосложения руки и ноги у него действительно изящные, выдают многолетнюю чистокровность – ножкой всю эту пыхтящую гниль обывательского болота? Велика ли радость от того, что они тут все не то что род забыли – в порыве чувств в семейный Омут плюнули бы. Будь у них подобное.
Все действия были в рамках принятого протокола, пункты… – и методичное перечисление чего сказал, что скотч – для эмблемы, что замены требовала декоративная гирлянда с флажками в салоне, нет, как младший ребенок в роду не замечен в ментальном воздействии, да, осмотр в военном госпитале проходит раз в три месяца, да в составе комиссии нет офицеров Сетха, да, все документы у вас. – Исходя из предоставленного заключения, контаминационные предположения отдельно взятых индивидуумов в сложившейся ситуации представляют собой обсессивно-компульсивные домыслы обсценно-инвективной направленности в адрес высшего военного эшелона медико-психологической службы Ориона.
Все. Влепил. А ведь протоколы – даже гражданского – разбирательства обязаны предоставлять армейцам. Если пассажиры сейчас раскудахтались на тему «что он там сказал», то вот этот ушлепонька за трибуной начинает понимать, в чем и кто виноват. Не летчик, которого не так поняли, а толпа хрюшек в рюшках заявила, что военные психологи и офицеры контроля и дознания Ориона настолько непрофессиональны, что их «отодвинул» самый молодой из пилотов Сетха. Да только за предположение подобного тем, кто слушал, влетит.
Хороший Чайка, заботишься об общественном мнении о службе контроля над Сетхом. Узнали бы орионцы – на час-полтора перья бы из гузна выпали. Поймут игру свои – будут каракалами чирикать столько же. А вот и проверим. На Зимородке и на Сове.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

+4

19

В Сомносе отсутствовали подавители телепатии. Эдакий оазис мнимой свободы среди прочих, «душных» в ментальном плане общественных мест. Расчетливые орионцы не могли ж упустить, что и с того, что «низзя», можно и нужно получить вполне легальную прибыль. На благо развития Великой Империи Орион конечно же, которая трепетно заботится обо всех своих чадах, особенно заблудших, погрязших…
Тьфу. Стоячий, заросший пруд. С пыльными, роскошными в своей разлапистости паутинами между засохших стеблей камыша, поблескивающих то тут, то там капельками утренней росы… И, несмотря на свою кажущуюся заброшенность, абсолютно рабочими – где-то, в незаметном уголке каждой сети притаился вполне себе живой и жадный до свежей кровушки паучок… а может и паук, не догадаешься ведь, пока не потянутся к тебе острые щупальца и не обольет холодным, равнодушным гипнозом, оценивающих на предмет полезности добычи, глаз…
Зимородок не осуждал – он и сам который год таскал из цветущей удовольствиями водички мелких… нет, не рыбешек – головастиков, что тут еще-то может водиться?  Но на безрыбье не до жиру, как говорится.
Поиграли… неплохо поиграли, Сова знает толк в распасовках… а Чайка искусно лавирует… Выводы? Рано, но интерес есть.
А вот насчет мухлевать – это Вы зря, лорд Асио… и слушания не такие уж заштатные. В любом шоу важно что? Правильно, шумная, эффектная концовка. А в театральной постановке – акценты. И в обоих случаях главное – вовремя закончить.
Не будем портить протокол – их же и не здесь только читают… вдруг попадется какой внимательный канцелярист-вояка, заметит неподобающую окраску сиих дисциплинарных слушаний… Очень неподобающую, хоть и верную по сути своей, но отнюдь не по общепринятому мнению…
Хорошо Чайка припечатал. Словом, как клювом острым, до подобия мозга достал. Сбледнул председательствующий, понял… Не стоит больше вмешиваться в воспитательный процесс Великой и прочая Орионской Империи. Тень этого великолепия, глядишь, и погонит рыбку в нужном направлении.
Аим лениво сменил расслабленную позу на слегка утомленную, благодушно глянул на соседа. Лорд проверяет его на умение держать иллюзию? Похвально. Может даже полетать, если приспичит.
Любое шоу надоедает, – и сделать вид, что с трудом удержался от зевка, на грани приличий… да, не зря же Сомнос величают «Оазисом снов». Поковыряли палочкой стоячую воду – так в ней даже круги быстро затухают, тяжелая она от растворенной мути.
Так, что там ведущий? О, смотри-ка, извернулся, как кошка на раскаленной крыше… Пара тяжелых намеков собравшимся – и они уже сплющиваются в нужную сторону. Конечно, пилот нарушил регламент проведения ТО самолета, что говорит о его халатности (Предки, закройте уши!) по отношению к должностным обязанностям в полной мере и не может остаться безнаказанным… сколько параграфов наизусть знает, молодец… Ага, на месяц отстранен… за недостаточно учтивое поведение предписано отработать волонтером в Сомносе…
Аим чуть было руки не потёр – плывет рыбка, летит Чайка… А Сова же мудрый… должен быть… Ему же не нужно привлекать внимание военных? Сова-камикадзе – это оказалось бы оригинальным… Вот и посмотрим.
– «А у меня как раз «прикормленный» орионский чинуша в администрации имеется… Зря я, что ли, бесплатно катал его семейку сколько раз… Предупредительный дуэнде, благонадежный во всех отношениях – в службе Контроля ни одной претензии не числится – сам бы обплевался от такого, но должно сработать… Да и Чайка, кроме как словами, не трепыхается больше… Это у нас в подкорку вбито, что в любом пустом сосуде есть двойное дно, а орионцы… Они на подобострастность падки… Пусть думают, что отполировали пустышку. Да простят меня предки – не просто противно, а с души воротит… но выгодно».

+5

20

Ай да Чайка, – искренне и в который раз восхитился Ренэ, отставляя коктейль и пару раз касаясь ладонью ладони в подобии аплодисментов. Несомненно, иллюзия Аима выдержала бы громкость повыше, но тем тоньше получится стёб... Если ему будет угодно в этом жесте стёб рассмотреть. Нет так нет, не больно-то хотелось. А Чайка, несомненно, хорош. Пара фраз, ни одной лишней, всё по протоколу, чинненько... Чистенько так, что хоть плюйся в углы: говорят ещё, Сомнос радостнее Сопориса... Как же, как же. Сопорис бел, но хотя бы не вылизан слюнявым словоблудием.
Хорошо, не настолько вылизан. Но ведь не настолько же!
Ещё спокойнее в этом плане только в комнате у Элин или в гостях у Фло.
Разумеется.
Больше можно ничего Зимородку не говорить. Игра закончилась, вернее – прервалась до удобного случая. Тайм-аут.
Как полагаете, лорд Ласедо, – спросил Ренэ, поднимаясь со своего места по окончании заседания, подёргав зимородкову вуаль и наблюдая за вытянувшимися лицами «обвинителей», заметивших и тут же упустивших из виду двух дуэнде в углу зала. Стоило бы, наверное, так же незаметно уйти, но зачем? У Совы проблем не предвидится от этой мелкой шалости, а остальные уже взрослые мальчики, так что сами-сами... Памятуя возраст Чайки, стоит поаплодировать ему ещё раз. Интереснейший представитель своего клана. – Как полагаете, лорд Ласедо, что за волонтёрскую деятельность впаяют нашему дорогому осуждённому?
Можно было сказать «товарищу», но намёк был бы слишком жирным. И без того понятно, что тебе интересен этот Чайка, Ренэ. Не перемудри, мудрее лукавого Флориана не сделаешься.
Вы держались блестяще, лорд Отанэкт, и без меня это знаете, просто заметьте, что я не продрых всё заседание и не только игрался с мозгами наших любимых колонистов. - В конце концов, что значит месяц добровольно-принудительных работ по сравнению с...
Нет, даже тыкать пальцем в потолок не нужно, всё и так вполне понятно.
Одного жаль: месяц без полётов, месяц без неба...
Хотелось плестись ногу за ногу и лениво перекидываться ничего не значащими фразами, но с этими двумя... С этими двумя нужно было делать дела. Какие, зачем – неясно. Что им нужно – тоже. Вернее, что нужно Чайке  понятно, он летать хочет, а ему запретили, но что ему нужно лично от Ренэ и Ровала? Удачно ведь они подсели, ой как удачно... О, и нужно себе тут номер подобрать. Чтоб поменьше пижонства и с видом на горы.
Котя уныло заёрзал в кармашке, снова голодный и запарившийся под слоями ткани. Ренэ внезапно сделалось катастрофически скучно, и он едва удержал челюсти от зевка. Что бы такое сейчас провернуть-то, чтобы либо разбежались все, либо что-нибудь интересненькое и полезное началось?

+6

21

Пока туристы обеспокоенно и довольно трещали о чем-то, как назойливые южные сверчки в нависающих над головой лианах – считать романтичными этих насекомых после того, как увидишь их омерзительные несоразмерные тела с изгибами толстого брюшка, покрытого коричневато-серыми сочленениями хитиновой оболочки, просто невозможно – Лар делал вид, что ему обидно находиться здесь, вреден климат, противно работать волонтером, без неба жизнь не мила.
Но стоило чинуше выгнать их из зала, вежливо заявить, что до оформления надо подождать, протянуть ключи и карту, уйти самому, напоследок лениво глянув на еще двух дуэнде, пожать плечами с ухмылкой, мол, свои же позлорадствовать пришли, знаю я вашу расу, поэтому мы и победители, как расстроенная мимика сменилась прежним, чуть вальяжным спокойствием избалованного мальчишки, который уверен в собственной, почти наглой безопасности.
Три дня – на доклад в гражданскую авиацию по всей форме. Столько же - на ожидание ответа, плюс сутки – на оформление протокола принятого решения и заявку в координаторский центр Сомноса на предоставление волонтерского доступа. Рассмотрение кандидатуры волонтера – минимум четырнадцать дней, после чего следует стандартный ответ о невозможности занятия волонтерского поста лицом, не достигшим двухсот лет и не имеющим соответствующего образования в списке допущенных к данному виду деятельности. Еще три дня на доклад в гражданскую авиацию, столько же – на их ответ с формулировкой «за сроком давности признать невозможным взыскание» и сутки на составление протокола. После чего три дня на то, чтобы уведомить меня, – он перечислил все это если не устало, то привычно и чеканно, не особо концентрируясь на чем-то. – И все это время здесь предоставляются служебные апартаменты – небольшое и простое одиночное бунгало вот там, на скалах. Можем пройти туда, хотя бы вашу еду, лорд Асио, покормим. И поговорим с вами, лорд Ласедо, о том, где тут бесхозные самолеты валяются, чтобы я с тоски и горя без неба не стал постоянным подопечным Сопориса в виде неупокоенной души. Буду у вас там по коридорам цепями греметь, завывать и на миндальное дерево таращиться.
С такими и отпусков не надо, во всяком случае, всегда можно сослаться на то, что «наказали на работе», и дома не появляться. Точнее, появляться, но так, чтобы никто не знал – «Убежище» до сих пор оставалось тихой и нераскрытой тайной для сестер и племянниц. Родители знали, но отец каким-то чудом убедил маму, что не стоит трогать Лара, когда он там.
А сейчас есть возможность – да что там, чутье просто кричало о двух нераскрытых секретах и перспективе влипнуть так, чтобы перья во все стороны, искры до облаков и синева моря – как невыразимое спокойствие, которого наконец-то не будет.
Если, конечно, вам с малявкой играть в одной песочнице не противно.
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

Отредактировано Ровал Бел’Ла Отанэкт (14-07-2019 11:59:40)

+4

22

Легкую издёвку лорда Совы над своей иллюзией Аим рассмотрел внимательно, краем чуть прищуренного в якобы истоме глаза… Просто рассмотрел, посчитав лишним вообще реагировать, но запомнил… на будущее. А реагировать – смысла нет, игра закончилась, соревнования не было, так что неоправданно энергию тратить ни к чему… Пусть Ренэ свет Асио думает, что простак-Зимородок и не заметил ничего… Иллюзию все равно сворачивать пора, а мозги присутствующих легонько «пригладить» – да, сидели там два типа, с самого начала… Тоже дуэнде? Да вы на их надменные физиономии посмотрите – пришли над своим же позубоскалить, тем более, что он своё получил.
Интересно, сколько ещё Лорд Асио намерен в простачка играть? Лениво поднявшись следом, Аим только усмехнулся, не торопясь отвечать Сове – а пусть думает, что он и не знает или не соображает так быстро – тем более что подходящий лорд Ровал так красноречиво меняется в лице прямо на глазах двух дуэнде… но в спину ушедшим орионцам.
О, видите, лорд Асио, – очень натурально удивлённо обрадовался Зимородок, покивав ещё и головой, – Лорд Отанэкт изволил сам на Ваш вопрос ответить. И если прикинуть – то и получается как раз месяц плавания по орионским инстанциям… Право, лорд Ровал, – это уже в сторону Чайки, с едва заметным поклоном, долженствующим символизировать восхищение выдержкой последнего. – Мне иногда кажется, что и не заинтересованы они совсем в результате, больше власть хотят показать… Да Вы и сами, похоже, сталкивались уже с подобным…
– «Еще бы, смотри, как отрапортовал без запинки… какое по счету взыскание, летчик?»
В глазах цвета солнечного виски – и тени веселости не обнаруживается – немножко равнодушной отрешенности, это да, рассматривай, не хочу.
А вот месяц без неба, конечно, обидно, – Аим кивнул уже Сове и снова перевел взгляд, ставший чуть более пристальным, на Чайку.
В Вашем бунгало прослушка встроена, - сказал негромко и кратко, только необходимую информацию, – предлагаю пообедать на свежем воздухе. Тут недалеко ресторанчик имеется с очень уютной беседкой на мысе… – ну, лорды же понимают, что там «чисто», а подобраться незамеченным невозможно… зачем дуэнде лишние уши. – Там и мышку покормить можно. – Аим скосил глаз на то место, где под одеждой шевелился «бывший обед», улыбнулся слегка.
Самолеты тут, конечно, не валяются, но если поискать… – Зимородок хмыкнул, вспоминая небольшую машинку на четыре посадочных места… так Чайка и не должен ждать лайнера, будем надеяться. – А вот от неупокоенной души упаси Вас предки, зачем лорду Асио лишнюю работу подкидывать? – и взгляд такой невинно-вопросительный на Сову перевел, мол, я же не ошибаюсь, Вы же не хотите видеть в Сопорисе нашего невинно осужденного в качестве своего подопечного?
А последнюю фразу Ровала Аим и вовсе расчетливо проигнорировал… ай, мой лорд, посчитал бы я Вас малявкой – клюва бы моего уже давно тут и близко не было… А вот среагирует ли на это лорд Сова… это да, любопытно.

+4

23

Ренэ показательно закатил глаза: то ли к небесам, то ли к памяти предков – кто ж поймёт этого Сову. Одно было ясно: мысли о неупокоенных душах служителю Сопориса неприятны. Лишняя работа, лишние часы без киберботаники и энергетический вампиризм на лорде Айсирафу. А он ведь может вскорости закончиться, как поставщик... В смысле, решит, что выгода от общения того не стоит.
Ренэ посмотрел на Ровала с благодарностью. Логическая цепочка была проста и незатейлива:
Вы много знаете, лорд Ровал, о порядках Сомноса – вы предлагаете совместно провести время – соответственно, вы открыты к диалогу и выдаче некоторой информации из своего запаса. Не важно, какой: информация лишней не бывает.
Как и не бывает бескорыстно обедающих друг с другом малознакомых дуэнде.
А у Аима есть самолёт. Замечательно. Осталось выяснить, почему он сам не может его водить. Не хочет делать грязную работу своими руками? И речь про души хороша. Так вот зачем вам Сова... Упокоить душу где-нибудь на другом конце Сетха? Хм. Рабочая концепция, пускай будет. Даже не стану рушить ему надежды.

Было бы и вправду неплохо перекусить, – Ренэ показательно почесал за ушком свой обед, тут же поймавший палец хозяина цепкими лапками и затарахтевший радостно. – Котя, хочешь сахар? Дам, когда до ресторана дойдём. Он у меня такой сластёна...
Иметь причуды не поощряется, но и не запрещается, так ведь? Мой мыш, как хочу, так и обращаюсь. Каждый по-своему играет в дурачка, пока может.
То, что сам Ренэ сластёна похлеще Коти, дорогим однокашникам лучше пока не знать. Это лишнее. Вряд ли они, узнав, побегут ему за крафтовым шоколадом.
Помилуйте, лорд Отанэкт, – фыркнул Сова, покорно – в который раз покорно – направляя стопы в сторону, указанную Зимородком, и поглядывая на высоченного Чайку снизу вверх. – Мне до вашей песочницы ещё расти и расти.
А от качественного питания голова лучше думает, правильно. Нам же нужно хорошенько обмозговывать всё подряд, правда, Котя? Вот например, что сделала лорду Ласедо подслушка в бунгало Ровала? Что он такое собирается обсуждать с двумя малознакомыми дуэнде, что нельзя послушать орионским проверяющим или своим же коллегам, имеющим доступ к камерам?
Впрочем, знаете... – задумчиво обронил Асио, глядя себе под ноги на дорожке до мыса. - В неупокоенных душах есть определенный шарм и огромное количество пользы.
Например, они могут шпионить на клан Сов. У вас ведь нет ручных призраков в беседке, Аим? – Рэне тепло улыбнулся солнышку и прищурился, глядя на бликующее море.

+5

24

В ресторан так в ресторан, даже заявление о прослушке в бунгало хоть и было неожиданным, но, если вдуматься, вполне могло соответствовать действительности. Все «наказания» он в том домике разве что ночевал и то изредка. И уж точно никого туда не звал, не говоря уже о том, чтобы «влезать» в сознание орионцев. Не с его способностями, «откатом» влетит сильнее, чем была бы ценность информации.
Сталкивался, – с некоторым опозданием ответил он, когда все трое уже шли к пирсу. – Можно юбилей отмечать, это двадцать пятый. За двенадцать лет. На рекорд иду, третье взыскание за год. Хоть в Омут макайте, не вспомню даже за что. Хотя нет, первое помню. Усадили полный самолет хрюшек в рюшках – ну и ряхи у них были, по семь подбородков, по три ряда бюстгальтеров. Я вошел, посмотрел, а когда взлетели – объявил по переговорнику: «Уважаемые пассажиры! Наш экипаж приветствует вас на борту нашего авиалайнера. За ваш комфорт и безопасность командир экипажа поднимает свой первый тост из восьмидесяти – за каждого из вас лично». Сам думал, что и не сяду нормально. Так по салону мотались – едва на глиссаду вышел, чтоб им предки голяка во сне канкан в пять рядов танцевали.
Ничего не значащая болтовня хвастливого мальчишки – пусть и до последнего слова правдивая, до лжи он никогда не унижался перед кем бы то ни было. Просто потому, что под ногами тихо стелется белый песок, белый, как редкие облака над головой. Белый, как комья сладкой ваты едва ли не с две его головы величиной.
Мы с вашим ланчем сходимся во вкусах, – даже не предложил, а просто ткнул в руки каждому из спутников палочку с громадным, еще пахнущим ванилью «облаком». – Больше чем сладкое, я люблю разве что полеты и вино из вишни.
Или из миндаля, но его почти не делают, даже здесь. Хотя целые рощи растут, потеряли секрет. Слишком многое потерял Сетх в этой войне, многое, чему уже не дано возродиться. И снова смахнуть эту тень с лица, вальяжно отщипнуть кусочек сладкой ваты, отправить в рот, по-детски облизать пальцы. Нет, это не игра на публику, действительно одно из любимых лакомств.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

+5

25

Лорд Асио среагировал... весьма предсказуемо. Рост в мысленном списке Аима первым стоял.
«Ничего нового».
Сова не выбивался за некий гипотетический образ представителя своего клана. Он ему просто нужен, не вот «прям счас», а вообще. Сходу добычу даже малявки, как изволил выразиться лорд Отанэкт, не хватают, выжидают удобного момента. И если дороги предков свели именно с этим...
«И какую пользу и шарм находит этот Ренэ в неупокоенных душах? Впрочем, каждому своё».
Присмотреться надо, обдумать. Сам ведь еще не понял, с чем столкнулся. А если реализуется тот мрачный вариант, при котором... Нет, лучше не думать. Но оба эти процесса совершенно не мешают реализации третьего.
Зимородок покрутил в пальцах палочку с белым облаком сладкой ваты, погрузил язык в мягкую, тающую паутину, исподтишка наблюдая, как по-детски непосредственно лакомится лорд Ровал.
«Сластена... или нервничает... На взыскание ему плевать, я не кусаюсь... сразу. Значит, ждёт».
Аима совершенно не интересовало, как его... спутники, да, до знакомых-то ещё идти нужно, а уж до друзей... – восприняли желание уединиться. Тошнило уже от мысленного "шума" орионцев и прочих обывателей, вкупе с запахом, кстати. Надо почаще бывать, всё же, в присутственных местах, опыт и привычка лишними не будут.
Ласедо прищурился на яркие блики, лениво отдыхающие на поверхности моря. Полный штиль, отличная погода для его задумки.
Вино из вишни здесь не очень, – Аим подрулил своих спутников к стойке летнего ресторанчика, на ходу кивнув на белую беседку на обрыве, по счастью, свободную в это время, – Я угощаю, не стесняйтесь. В своих подвалах я бы отыскал вам получше...
«А это мысль... В своих, да, от Фламинго достались... Там много чего достойного сохранилось, из миндаля есть, выдержанное... и ликер из косточек личии...»
...но если Вы хотите поискать самолетик сразу после обеда... – Аим не договорил, улыбнулся, заказывая себе что-то рыбное, лёгкий салат и свежевыжатый сок, подождал, пока два других лорда определятся с меню и продолжил уже на пути к столику:
Мы можем прихватить бутылочку и поднять тост в полете. До восьмидесяти вряд ли дотянем, но если не по разу за каждого, вполне можем приблизиться.
Зимородок выбрал себе стул ближе к краю, равнодушно заглянул за перила. Проверял этой фразой профессионализм летчика? Да. Но кто из них был сейчас без этого грешка?
Тут ветерком обдувает. Погода благоприятствует... – следом, не меняя тона, выдал полное название имеющейся модели, словно строчку в меню прочитал, цепко отслеживая реакцию Чайки... и на периферии внимания – Совы.
Птичка полностью готова к вылету. А Вы как настроены, лорд Асио? О, обещаю не тянуть руки к штурвалу.
«Двое... Рискуешь, Аим, хотя... Лично бы утопил генохранительницу в Море за ее «подарок», но сейчас он говорит в плюс»..
Ласедо успел по дороге чуть сдвинуть щиты со своей проклятой эмпатии и легонько «пощупать» спутников – их настрой не внушал опасения. А уж если совсем сходить с ума...
Рассеянно наблюдая за официантом, принесшим приборы и напитки, Зимородок мысленно потянулся к Ровалу, предлагая наладить двусторонний канал. Только коснулся и отступил, ожидая реакции.
«Полет над морем, лорд Отанэкт...»

+4

26

Какая прелесть, – бесцельно обронил Ренэ, думая о своём: с Чайки станется и соврать, и такое выкинуть, о чем без стыда не скажешь, а потом уведомить первых встречных-поперечных с вот этой мордой. Говорят, Чайки честны, как топор, но кто ж в это поверит. Так-то и Совы мягкие увальни, и Зимородки умеют только фоткаться и чесать языком... Нет, думал Ренэ совершенно не об этом: во-первых, он срочно пытался выбрать между ванильной и клубничной сахарной ватой, во-вторых, анализировал своё во-первых и «какую прелесть», в-третьих же – светлел лицом и озарял присутствующих своей улыбкой. Одновременно запуская зубы и мыша в сладкое облако на палочке, а потому резкая перемена настроений никого удивить не могла.
Мальчики, мальчики, что я только что придумал!..
И что же, хороши ваши подвалы? – едва не рассмеялся Ренэ, категорически не желая пока садиться за столик – всё тело горело и жаждало движения — и заставляя себя без мандража подойти и встать у балюстрады, глядя на море. – Не люблю алкоголь, но ради знакомства с подвалами чего только не сделаешь... У нас и подвалов-то нет. Так, только погреб с вареньем...
И смутиться, смутиться нарочито, стреляя по сторонам глазами, ставшими под цвет моря: ай, лорд Аим, хоть к тебе, хоть ко мне — как хочешь, милый, я на всё согласный. А вы, лорд Отанэкт, совиные сладости пробовали? Надо будет спросить.
А мой отец, рождённый в клане Жирафа, готовит восхитительную нугу и щербет.
Ренэ всё-таки рассмеялся:
В такой компании нам точно не грозит ни голод, ни жажда. Непременно привезу с собой в следующий раз отцовской собственноручной стряпни. Он у меня такой чудак... Ах, и ещё карамель, карамель!
Блаженно прижмурившись, Ренэ причмокнул от удовольствия и ещё раз откусил от сладкой ваты, повертев её на палочке. Сюда бы ещё кленовый сироп или жидкого шоколада...
Ах, лорд Аим, я буду вашим вечным должником! – заявил Сова, ниспадая на стул каскадом тканевых складок. – Вино из вишни, полёты...
Даже не утруждая себя изображением очередного фарса, Ренэ пропустил мимо ушей всё то, что касалось самолета, и заказал себе холодный напиток, горячий стейк и всё-таки немного жидкой карамели. И клубники. Нет, не надо... А хотя давайте, давайте клубники. Вечность её не ел!
В свою очередь обещаю разгонять все неупокоенные души на нашем пути. Вряд ли это понадобится, но почему нет?
Мальчики, мальчики... Давайте и впрямь поднимем бокалы? С вишневым вином, с клубничной наливкой – её нам сейчас принесёт официант комплиментом от повара, не так ли, официант? Молодец, и ты чудный малый – и мы с вами чудесно посидим, а потом восхитительно полетаем, а потом...
Вот гад. Крылатый и бирюзовый гад, – нежно улыбнулся Ренэ, ловя возмущение пространства между Зимородком и Чайкой. - Каналы связи без меня устроить, да? Я не белый, конечно. Значит, вдвоём будете играть? Как бы не так! Только... Тс, тс, дать по голове – это может сестра, не ты. Думай, милый, думай. Почему тебя исключили из списка? Временно ли это? Лорд Ласедо, хитрый хищный птиц... Мелкий птиц, наглый и питающийся рыбой. Ты его ещё обзови как-нибудь, однозначно поможет, родной...

Мыш по имени Котя вынырнул из сладкой ваты и деловито нырнул в бокал лорда Ласедо. Ренэ вытащил его за хвост и с ничуть не смущенной улыбкой завернул в салфетку:
Дурачок, тебе рано...
Ничего. Их контакт для меня мало что меняет. Да и лорд Отанэкт ещё не ответил.
– «В воде ты лишь своё лицо увидишь, в вине узришь и сердце ты чужое», – выдохнул Ренэ, принимая у официанта бокал и пробуя его содержимое. – Мне как носителю лазоревого лоохи под знаком Совы безмерно импонирует эта фраза...

+4

27

Сладости – это не еда. Это не еда для мужчин, это не может насытить, на это не смотрят серьезно. И это не отнимут... Вдолбленное с детства правило когда-то спасло жизнь одному мальчику. И позволило выжить, чуть позже вдребезги разнеся все те жизни, которые так и не сумели сломать и уничтожить его.
Задеть – смогли. Поэтому лениво колупать заказанные овощи и сыр в панировке и делать вид, что не голоден, хотя не было бы никого за столиком – смел бы все с тарелки в мгновение ока. Вечно голодный – типичный Чайка, хотя сестры в один голос и трещат, что клюют как птички. Знаем мы этих птичек – только отвернись… Ладно, спокойно, ленивая улыбочка и вот этот кусочек – в рот. Не страшно, да? Можно следующий.
А вот трогать меня, лорд Ласедо, не надо, лестно, небо Сетха, как же лестно, но… Не могу раскрыться, пока никак не могу себе этого позволить, тут не только вы и лорд Асио – похоже, ждать пока от вас неприятностей не стоит. Пока. Настороженность никуда не делась, но частичное спокойствие вернулось. Вы даже не представляете, какое доверие оказано тем, что в вашем присутствии я что-то несладкое ем. И хорошо, что не представляете, вряд ли вам от наставников не доставалось в каком-то другом виде, а уж кому больше, кому меньше – не мне решать, знать не хочу. И вам не надо, не надо. Держите лучше сразу на двоих – и тепло остаточного флера струится к ним, направленное на сотрапезников с привычным лицом «я-у-мамы-долбодятел».
Я готов играть по вашим правилам, даже не зная их. Потому что – самый веский аргумент мира, подкрепленный еще двумя «меня тут все равно никто не знает» и «хуже уже не будет». Хуже – новая война, методичная резня или биологическое уничтожение. А сделать мы ничего не можем, господа, пока сидим как куры каждый на своей навозной кучке былого величия кланов. Никто не поступится своей, не доверится, рискуя быть уничтоженным просто из забавы, в игре.
Поэтому, если все равно моя тушка никому особо не нужна, можно и начать очередное приключение с привычного «смотри, как я могу» – «фигня, вот как надо». Глоток вина – хороший такой глоток, полностью осушающий принесенный бокал. Одно из клановых умений, присущее только мужчинам – пить не пьянея. И делать вид, что все-таки «разобрало»: ага, жара, третий бокал, нервы – Лар, откуда у тебя нервы?
Так все же, куда летим? К орионцам на пограничную станцию? Таскать вино из подвалов дипкорпуса? Или просто на их базу 51 – смешное название, база всего одна, с чего вдруг такая нумерация?
А теперь жду реакции от вас. Именно реакции, хотя и очередной виток обмена любезностями будет полезен. Хотя бы мыш сможет вату спокойно доесть, он же своему счастью не верит – гнездо, мягко, и все вокруг съедобное.
Сразу предупреждаю, гражданская авиация Сетха – самое опасное подразделение. Нас  считают такими зверями, что даже положенные остальным формированиям офицерские кортики не выдают. И вилки, приходится мясо ложками есть, – но стрелять ты умеешь, неплохо даже по меркам дуэнде, сам тайком учился, начиная с каштанов. Зафламбированный каштан с видимым усилием отправился в рот – как же вкусно!

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

+6

28

– «Мягкость – пограничный случай жесткости. Мой отец дело говорит», – Аим облокотился на балюстраду локтем, словно бы лениво рассматривая цвет напитка на просвет. Отпил, медленно поставил бокал на столик.
Чайка не ответил… вернее, ответил – затаился. Но тепло затаился – это обнадеживает.
Ладно, мы, Зимородки, птицы не гордые. Мы просто ждать умеем. Вот и подождем добычу в засаде. Это про лорда Ровала. Как-то странно его выбор блюд выглядит, как будто стесняется чего… или скрывает.
А вот для Совы важно движение… Он его и почувствовал. Но даже виду не подал, играет.
– «Вы ведь любите играть, ловец неупокоенных душ?»
Аим безмятежно щурился на солнце. Что-то сладкого вокруг… того и гляди, скулы сведет.
О, а качество напитка неплохое, раз независимый эксперт оценил, - Ласедо улыбнулся лорду Ренэ, вытирающему мыша, подхватил свой бокал, и совершенно спокойно воздал должное содержимому.
– «Ему, может, и рано, а мне – в самый раз.»
Устроим пробный полет, лорд Ровал, – как ни в чем не бывало отозвался Зимородок, – вы машину протестируете, мы с лордом Ренэ будем иметь удовольствие наблюдать профессионала. Думаете на пограничной базе или на одинокой станции орионцев с большим номером много интересного? Там кроме пыли и нет ничего стоящего, а к любителям археологии я себя не отношу.
Да, именно так, почаще называй их по именам… это быстрее скрадывает дистанцию. Сова далеко не дурак, даром, что в униформе Сопориса… А Чайка классный пилот, это уже понятно.
В подвалах дипкорпуса тоже особо поживиться нечем. Но если вы не доверяете моим подвалам, можем и туда заглянуть. Но сначала полетаем над морем, вдоль берега. Там есть одно интересное местечко… – Аим не договорил, отщипнул немного от круглой булочки, скатал мягкий катышек и щелчком пальца отправил его пролетавшей мимо птахе. Та ловко ухватила его на лету и тут же смылась в кусты, пока халяву не отобрали.
– «А о том, что это местечко находится там, где я захочу, никому из вас, до поры до времени, знать не обязательно, дорогие лорды…»
Вы настолько непредсказуемы? – Зимородок усмехнулся, лениво наблюдая, как Ровал почти буквально склёвывает свою пищу, - Но это именно то, что нужно, здешние отдыхающие любят пощекотать себе нервы… когда им гарантируют полную безопасность.
– «Но ведь мы же дуэнде, господа… И законы Сетха писались не орионцами».
Аим не спеша расправлялся со своим заказом, демонстрируя полную расслабленность. Только взгляд из-под полуопущенных ресниц (так яркий свет же слепит) нет-нет, да и покалывал мимолетной остротой, а щиты по цвету сливались с морской гладью.
Мой флаэр на стоянке, в двух минутах ходьбы. А «птичка» в полной готовности в ангаре в аэропорту. Нас держит только необходимость поднять бокалы за успех нашей спонтанной прогулки, – Ласедо отлепил локоть от перил, с врождённой грацией вайтьеро подавшись вперед, и поднял бокал с клубничной наливкой.
– «Сколько сладкого всё же… Я не буду шутить, лорд Ровал, что отсутствие вилок отучило вас есть мясо… И хорошо запивать. Впрочем, это, кажется, клановое… Что-то вы не договариваете в своём обилии слов… Но я скорее удивился бы противоположному».

+4

29

Первой проснулась чуйка.
Слово было нехорошее для дуэнде, неблагородное, но Ренэ всё равно его любил. Это было слово Элин, она в детстве... Ух, даром что леди.
Вот у Элин было настоящее дуэндийское чутьё. Матушка и генохранительница хором утверждали, что годам к пятиста у леди Асио будет сногсшибательный какой-то дар, а у Ренэ так, генетические отголоски, эхо одаренной сестры. Ренэ был согласен и на эхо, они уже договорились... То есть как: Ренэ всегда знал, что Элин должна дожить до пятисот. На него самого клану было немного параллельно... Ну вот, успел заразиться от местного колорита манерой речи. Кто ж это так стучит по мозгам банальностями?
Ренэ лениво огляделся. Вроде полный порядок: в радиусе многих метров никого, дальше столики, за ними интуристы... Простите, просто туристы, мы же тоже федеративная империя, да-да.
Но воспалённая чуткость не пропала. Даже уши фантомно заломило. Вот тебе и да... Тишина, благодать, солнышко.
Тишина, благодать, солнышко, – Ренэ потянулся, похрустывая суставами и блаженно улыбаясь. – Не вижу причин, почему бы благородным лордам не принять предложение прокатиться прямо сейчас.
Элин. Элин, – тихо позвал Ренэ, опасаясь оторвать сестру от работы. – Леди Асио, вы критически заняты?
Картинка встопорщенного буривуха, только вынутого из ванны, и бокала.
«Зачем я тебе, младший из младших Асио?»
Если я не вернусь — это не птичьи кланы, – Ренэ коротко опустил ресницы. – Это не дуэнде. Не кто-то из кланов в принципе. Что-то не так... Вероятно.
Не волнуйся, я не собиралась за тебя мстить,
- ответила бы Элин.
Образ полуулыбки. Бокал. Кивок головой: «я поняла». Восхитительно, значит, и правда искать не станет.
Ренэ тепло улыбнулся: разумеется. Он не слишком нужен клану... Нет, нужен, конечно, но точно меньше дорогой сестры-близняшки. Но если он сейчас что-то выяснит, сестра узнает об этом очень, очень быстро. Даже быстрее, чем наставник. Ох, был бы здесь Фло...
Он бы уже оттаскал за уши, несомненно. Ментально оттаскал. И нашёл бы причину нервозности, и...
Знаете, лорды, ещё пара минут, и мой Котя не влезет обратно в карман, – деловито произнёс Ренэ, поднимая перекушавшего и слегка пьяного мыша. – Давайте будем почтительны к чьему-то возможному первопредку... Нет, ну как пьёт-то! Точно чьё-то неудачное воплощение. Да и, признаться, жарковато нам, северным...
Всё, Ренэ, все уже поняли, что тебе просто катастрофически скучно, и ты неловко ищешь способ свалить отсюда подальше. Прислушаются ли?..

+5

30

Предложение пробного вылета зацепило. И не боится же просить об этом явно «накушавшегося» пилота. То ли не верит в подобную способность свалиться с третьего бокала, то ли слишком нужно, то ли... играет в куда более тонкую и сложную игру. Это и вдвоем с Совой они могут, не сговариваясь и в разные стороны. Ладно, немного посмотрели на разумную Чайку, и хватит с вас.
Тем более что оба уже явно намекают на то, что идти надо.
Необходимость бокалы поднять? Мы под ними поползем? – а вот лорд Асио настойчивее, отвлекся на минутку от мыша, но тем не менее, все ему прямо сейчас подавай.
Интуиция у Лара если и работала, то очень уж узкопрофильно – в полетах, когда руки на пульте, нервы на пределе, а корабль «на честном слове и на одном крыле». Такие развалюхи сажал, не пискнув, что менее умелые коллеги перестали технику портить. Но вот чужой, тем более непроизвольной, он доверял полностью
Первопредку? Ух ты, а я его за вашу еду принял! А неудачное почему? Что пьет? Так первый муж моей маменьки бывало так улижется на семейных собраниях, что забывал на ком женат. Ничего, маменька напоминала. Я-то сам не знаю, сестры вспоминали, как он с крыши орал «Чего ж я не Сокол»... Так Сокол же был.
На стол под оставленное блюдце отправились несколько свернутых купюр, легкий и точный жест остановил лорда Ласедо, и Чайка продолжил, уже вставая из-за стола:
Нехорошо, мышенька, вдруг от вас почтенный клан какой, а вы себе вот так… В погреба, лорд Аим, заглянем на обратном пути, как раз со зверька хмель сойдет, нальем ему на поправку здоровья, потому как мы в ответе за тех, кого напоили.
Если нервничает кто-то из Сопориса – держи  портки и прячься в Омут. Уходим, господа. Чайка, конечно, дурень, но не орионец же в благолепном преклонном возрасте мощной харизмы… или маразмы?
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/clJMY.jpg[/AVA]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » ФИО, планета Cетх » Cетх, континент Аннý, заповедник О`орун Айе, Сомнос