Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Былое » Меня засосала опасная трясина...


Меня засосала опасная трясина...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: середина декабря 520-х годов.
Место действия: Сетх, поместье семьи Негуа.
Участники: Гимрад Якúн Негуа, Раниэль-Атеро Джелани.
Сюжет: ученичество.

0

2

Строгий костюм, сшитый на мальчика, который уже вошёл в тот возраст, когда его принято отдавать учителю, ничуть не стеснял движений, но несколько давил своей официальностью. Гимрад, светловолосый и необычно серьёзный для мальчика его лет, хмурил тёмные брови, настороженно осматриваясь вокруг. Слишком много незнакомых людей, а маленький Ястреб был не из тех, кто наслаждается новыми компаниями или ищет внимания чужаков. Особенно таких чужаков, от которых веет не самым большим дружелюбием, как тот, который высокий, похожий на куклы, которые стояли в гостиной сестры, высоко на полке, ей с ними никогда не разрешали играть.
Гимрад отвернулся, пока взрослые о чем-то разговаривали, рассматривая узор на гобелене, проковыривая в нем незаметную дырочку на месте пятна снятым с пояса ножом, который ему подарили на десять лет. Все интереснее, чем слушать разговор, который к нему не относился – не возьмёт же его в ученики этот...

Отредактировано Гимрад Якúн Негуа (30-05-2018 16:57:04)

+5

3

[NIC]Раниэль-Атеро Джелани[/NIC][STA]~амдир~[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/t/wJAzH.png[/AVA]

[Сетх, 1500+ лет назад]
Этот как раз был согласен с юным отпрыском семьи Негуа – не возьмёт. Хотя текущие фоном мысли Ястребёнка ему скорее импонировали, этого было недостаточно. Например, потому, что родители явно не заботились о воспитании юного дуэнде, намереваясь спихнуть все подобного рода обязаности на Наставника – не научить детёныша даже немного прикрывать свои мысли, в рамках приличий хотя бы – в обществе телепатов это фактически означало не приучить ребёнка к тому, что в общество стоит одеваться, а не выскакивать с голым задом. Зато оружие подарили...
Раниэль скашивает глаза на Ястребёнка и улыбается его матери ещё нежнее – мальчонка юн и не испорчен чужими стараниями, под этими перьями может скрываться талант, который еще не поздно вытащить наружу. А может оказаться пустая порода, в которую, словно в болото, уйдут силы и время лорда Джелани – Соколы и Ястребы не являются его любимыми воспитанниками. С ними иногда бывает сложно. Непредсказуемо. Агрессивно. И не интересно, пусть даже немного располагает к ностальгии – давно уже ему не пытались подсунуть настолько чистый разум.
Впрочем, что бы лорд Джелани ни думал, он этого не думает. Не для тех, кто читает его настроения и рассуждения. Раниэль показательно не пользуется щитами, словно бы ему вовсе нечего скрывать – его мысли, усаженные на короткий поводок и текущие строго внутри личного пространства дуэнде, открыты всем ветрам и всем любопытным наблюдателям – в силу своей лёгкой злокозненности он считает эту проблему проблемой Матери, а не своею. Смесь же его оценок нейтрально-положительна, отстраненна и спокойна, словно ленивая река. Ястребёнок пока не его, и всякое его движение вызывает у взрослого дуэнде смесь сугубо положительных ощущений, ровно так, как это случается при наблюдении за едва вставшими на собственные четыре лапы зверьками, внезапно обнаружившими у себя еще и хвост.

Разумеется, прекраснейшая из лэри, вы оказываете мне доверие...
...
Это большая честь...
...
Но без ограничения по времени, не правда ли?
...
Я воодушевлён и признателен оказанной мне честью...

Матриархат, искажающий фразы и смыслы, вынуждает к таким репликам, запутывающим того, кто не знает хитросплетений в равновесиях дуэнде, – кто просто слушает. Лорд Джелани вежлив, но эта вежливость перестанет хоть что-то стоить, как только матушка-лэри выпустит птенчика из объятий клана и отдаст под чужое крыло. Важен только сам факт договора, потому что обе стороны знают – став наставником юному Негуа, лорд Джелани будет должен его матушке, не говоря уже об отце, ровно ничего. Особенно сейчас, когда сам Джелани свободен от уз и не подчинён напрямую ни одной.
Шелуха добронравия. Слова расставания. Э-ти-кет.
Нелёгкая когтистая ладонь, словно Ястреб здесь Паук, ложится мальчишке на плечо и разворачивает от требующей внимания и сосредоточенности дыры в гобелене.
Гимрад, вы идёте со мною.
Ласка в голосе – последняя дань оковам вежливости. Джелани не собирается дать времени на прощания – сделка состоялась, прежде надо было прощаться. Ласка в голосе проникает в мозг через уши, обволакивает разум, – тянет, словно магнитом, наружу – прочь от чужих взглядов. Атеро не ждёт всплеска эмоций – хоть чему-то должны были этого юнца научить – но давать им ни шанса не хочет. До клановых земель и до жилища самого Атеро мир для ясртребёнка подобен бесцветной иллюзии, словно вате, обертывающей с всех сторон. Мелькают мимо комнаты, двери, переходы, но ласка пяти сказанных слов всё ещё плещется в чужих мозгах, мешает понимать и осознавать. До тех пор, пока двое, Взрослый и ребёнок, теперь Подросток, не застывают на пороге тёмной бездонной ямы. Места для слов здесь нет, и Джелани не разменивается на слова – смотрит чуть насмешливо на свою добычу, так, что вся пена и вата уходят из ястребиной головы, даёт миг на осознание себя и, стоит только этой искре разгореться, с силой толкает в полёт за порог.
Бесконечно долгий полёт во тьму и вниз.

http://sh.uploads.ru/syMSQ.jpg

Отредактировано Намир Ниэнн Сурниа (02-06-2018 10:46:32)

+6

4

Тонкая лапа цепко сжала его плечо, и Гимрад постарался изо всех сил не показать ничего, кроме спокойного послушания. Ему сказали – он идёт.
А недоумение – что от него потребовалось этому Пауку – его не было. И ощущения, что он птенец, запутавшийся в сетях птицееда.
Кажется, это какая-то там честь? Пока Ястреб был ещё слишком мал, чтобы оценить подобное. Матушка сказала слушаться этого господина. Сказала, что он будет его учителем. И Гимрад покорно исполнял указание. Да, он будет слушаться. Каждого слова. Доверчиво, не задумываясь. Его так воспитали – быть прилежным учеником, открытым мальчиком.
И потому он смотрит на Учителя доверчиво распахнутыми глазами, когда воспоминания о ласковых интонациях постепенно вытесняет все остальные мысли, смывает тёплой водой. Весь мир исчезает, замирает на краю. Сейчас ястреб готов прыгнуть сам в эту бездну – если ему прикажут. Раз Учитель приказывает – значит, верит, что этот птенец полетит.
«Возможно, он действительно будет добр ко мне».
На этой мысли тонкая рука просто сталкивает его в темноту.
И уже там, в полёте, тёплые волны покрываются пока ещё первой, тонкой и ломкой коркой льда.
Гимрад быстро схватывает новую науку.

+5

5

[NIC]Раниэль-Атеро Джелани[/NIC][STA]~амдир~[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/t/wJAzH.png[/AVA]
[Сетх, 1500+ лет назад]

Возможно, он действительно будет добр к этому птенцу, еще не имеющему своих перьев, чтобы летать – только детский пух, от которого мало толку в настоящем полёте. Атеро собирает себя рядом с падающим, ткёт своё лицо и фигуру из серебристых нитей паутины, но сам словно бы и не думает лететь вместе с детенышем – он просто рядом. Рядом так, что дотянуться до него нельзя, но он – есть, несомненно, есть рядом. Молчит и смотрит на то, как мальчишка падает в кротовью нору, и тёплый ветер подземелья развевает короткую шёрстку волос. Лицо старшего, скорее, выражает любопытство, внимание к тому, что выпавший из гнезда птенчик надумает делать и как себя поведёт, но точно не выражает ни презрения, ни жестокого ожидания встречи тонких косточек с дном, далёким, но наверняка смертоносным, ни ожесточённой злобы. Возможно, там было бы сочувствие, если бы Паук считал, что Гимраду не поздно ...сочувствовать.
Наставник рядом, но Наставник молчит – не в духе Джелани сотрясать воздух лишними словами...

Отредактировано Намир Ниэнн Сурниа (02-06-2018 10:46:15)

+5

6

Первые мгновения были потрачены бездарно. На страх, панику, детскую, жгучую обиду. Однако Гимрад никогда не был глупым. Пара мгновений – и мысли вернулись к вопросу «что делать?». Птенячий пух на перьях не позволял толком опереться о воздух, но это не значило, что стоит оставить попытки.
Возможно, будь он один в этом полёте, ястребёнок и сдался бы, но соткавшаяся фигура наблюдателя добавила сил яростью, обидой, и даже желанием что-то доказать. Он сможет. Чего бы ему ни стоило, но это участливое наблюдение, без попыток предложить или подсказать – заставило выровнять падение, опираясь на хрупкие крылья, вытянуть лапы с уже вполне сформировавшимися когтями, в нападающей позиции. Если он и разобьётся, то не упав на спину.
В голубых глазах за все крепнущей коркой льда, рядом с врождённым огнём упрямства, разгорался пока маленький очаг ярости, сплетаясь из обрывков чужой паутины, которую Гимрад старательно ловил когтями.

+3

7

[NIC]Раниэль-Атеро Джелани[/NIC][STA]~амдир~[/STA][AVA]http://sd.uploads.ru/t/wJAzH.png[/AVA]
[Сетх, 1500+ лет назад]
– И все-таки первым ты сделал – клинок... (с)
Первые мгновения почти всегда показывали то, чего в юном, ещё не особенно и осознающем себя существе через край. Куда ведёт та тропа, что уже проходит через его сердце и каким именно... кирпичом она выстлана. Гимрад, с виду просто опушённый птенец, на все свои перья был уже хищником. Обида, ярость и упрямство били из него фонтаном, заставляя призрачного Паука задуматься над тем, что вообще хорошего можно вырастить из этого набора. Чем дополнить и что отнять.
Вопреки ощущениям или, возможно, ожиданиям, Раниэль не был глух к тому, что происходило там, в полёте, – явь переходила в правду, а правда в явь и настоящие, совсем не фантомные капли крови окрашивают когти нападающего. Чтобы начать учить, этого мало, мало воздуха под пушными крыльями и мало первой крови, мало ощущения полёта и мало обрывков паутины, мало прежнего, оставшегося где-то-там-за-Тьмой, нужно желание, не менее яркое, чем алые пятна. Желание, которое Джелани придётся ковать из того, что есть – из ненависти и ледяной синевы. Пальцы, белые, словно снег, обретают форму под когтями хищника – так трепещет живая и тёплая добыча. Так бьётся в настоящих когтях настоящая жизнь. Пульсирует и переворачивает птенца лапами вверх, замедляя падение. Щедро окрашивая.
Из чёрного в алый.

+5

8

И белое вряд ли заметно на белом, но будет заметно багрово-алое

Пусть и ещё детские, птенячьи, но уже острые когти выпиваются в податливую плоть без каких-либо сомнений или сожалений, плотно обхватывают пальцы, опору, не собираясь ее отпускать. И пусть Гимрад подозревал, краем сознания, что эта добыча добровольная, и, при необходимости, рука, кажущаяся таким надежным насестом, распадётся, рассыплется обрывками паутины, но от этого осознания только яростнее сжимал когти, всматриваясь острым ястребиным взглядом в перевернувшуюся действительность.
Он купался в льющейся крови. Первой добытой им крови, пусть и добровольно отданной – Ястреб не льстил себе, он был достаточно разумным, чтобы понимать, что все, что здесь происходит, подчиняется желанию паука. Казавшегося там, в другом мире, таким тонким и беспомощным, и всемогущим здесь и сейчас.
Только эта зависимость не была приятной ни в каком виде. Хоть Гимрад был ещё ребёнком, но к ярости и холоду добавилось, выткалось из капающей крови окрашенное красным желание свободы. Он никогда больше не будет зависим от тонких, исчезающих, реально-нереальных пальцев, сейчас служащих надежной опорой, но в следующий момент - Якин почти был в этом уверен – исчезнувших так же, как появились.
Ястреб коротко и воинственно крикнул, открывая пока не лишившийся до конца детского желтого клюв, ловя им капли крови, окрашивающие и его в красный.
Больше никогда – максимализм птенца. Где-то там живущее разумное и рассудительное говорило, что до этого «никогда» будет ещё слишком много моментов «когда». Только выбора все равно нет. Его отдали – и с детства вбитые нормы и правила убедительно доказывали, что он будет зависеть и подчиняться ещё долго. Но потом. Однажды. Он возьмёт все, что должен. И вот тогда покажет этому самодовольному...
Эмоции зашли на второй круг, крылья и перья впитывали чужую кровь как губка, постепенно покрываясь белыми пятнами. До полного снежного оперения ещё далеко, но это первые шаги, пока скрытые за алым. Гимрад даже не знает сколько он вот так падает. И что это – проверка, первый урок, оценка? Не знает – и только теперь, растоптав эмоции, понимает, что хочет знать.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Былое » Меня засосала опасная трясина...