Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Black agreement


Black agreement

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 2010 г, ноябрь.
Место действия: ФИО, планета Сетх, Мяуета, поместье Люция Фарэя. 
Действующие лица: Люций Фарэй, Аноис Амат.

+1

2

http://s3.uploads.ru/t9NUb.jpg

Интерьеры

http://sh.uploads.ru/GKpsd.jpg
http://sd.uploads.ru/dCQfF.jpg
http://sg.uploads.ru/aXIw9.jpg
http://sd.uploads.ru/nCSeK.jpg
http://sh.uploads.ru/Nu0dA.jpg
http://s9.uploads.ru/LxsD5.jpg

Назвать это счастьем Фарэю не приходило в голову, хотя с возвращения на Сетх он жил безгранично и нагло счастливым. Планета приняла его в свое энергополе, и он, лишенный ее сил и поддержки на долгие двести тридцать лет, снова каждой клеткой ощущал свою связь с нею, свою – близкую к почти божественной – мощь своей личной воли, вплетённой в судьбу планеты.
Единожды установленная, связь дуэнде и мира, его породившего, нерасторжима, что говорить.
Так что – нет, Фарэй не был счастлив. Он был живым. В единственном и полном для дуэнде смысле.
Ступени древнего родового владения, истертый веками камень, отзывались его шагам поющим стаккато, когда Фарэй сбежал по лестницам к нависшей над рекой галерее. На ходу скинув одежду – время раннее, самое подходящее – дуэнде вспрыгнул на балюстраду и без единого всплеска шелковой дугой вошел в темную тишь воды.
Крокодилы тут водились, от них бывал прок, а вот пираний Фарэи, ясное дело, терпели только на границах своих владений, от дома их отгонял неосознаваемый рыбьим мозгом и нерушимый приказ.
Крокодилов сменилось не одно поколение, но и те, что водились у дома сейчас, вежливо убрались от владетеля подальше. Неровен час, задушит от радостной встречи.
Пока хозяин поместья наслаждался, рассекая воду короткими ровными гребками, нырял и предавался извращениям наперегонки с рыбами, Серебристого окраса молодой Леопард-секретарь, совсем недавний котенок, по меркам клана, старательно завоевывал свою репутацию и знакомил Фарэя со списком дел.
На упоминании о подвезённых, по особому заказу хозяина, деликатесах, Люций прервал телепатему, велев секретарю помолчать.
Он вынырнул, опрокинулся на спину и дал стремнине себя нести, пока в глаза стекало золотое сияние с быстро светлевших небес. Обед должен быть приготовлен особенно тщательно, это так. И вина он отобрал с любовью и тщательно.
Обновить биоэлектронику в поместье было очень важным, исключительно деликатным делом, требовавшим лучшего мастера.
Что поделать, раз волей Предков этим мастером была дочь лэри Змей. Младшая дочь. Той самой лэри, гостеприимству которой Фарэй был обязан двумястами и тридцатью годами курорта на Калинди.
Умная дочь весьма умной матери.
Закинув руки за голову, Фарэй улыбался небесам, а волны и солнце ласкали вытянувшееся беспечно тело совсем по-иному, чем море Калинди.
Змеи славились своим умом, профессионализмом, пунктуальностью в договорах... и змеиной непредсказуемостью.
Леди Аноис, к тому же, взяла в мужья друга Фарэя по Амрите, молодого и, как водится, полу(?)безумного Сову Ольгрейна. Как-то сложился их союз, витая плеть из наследственного безумия и генетической гениальности?
«Обеспечь охрану террасе и парку за час до приезда леди Аноис», – наконец, распорядился мысленно Фарэй и дал юному Дейру разрешение продолжать перечень мелочей.

+2

3

Одета

Просто веди себя, как хороший мальчик. Позволь им проверять и перепроверять, мы оба знаем, что даже среди Волков, знатоков подобных технологий, не нашлось умельцев испортить твою работу.
Испортить, пф! А если они мою работу захотят У-ЛУ-Ч-ШИ-ТЬ?!
Тогда прикрывайся кодами доступа, как девственница в первую брачную ночь – простыней. Говорят, помогает.
Кому? Девственницам?
Спор был чисто риторический. Неро сам понимал беспрецедентность и важность визита в Мяуету и не особо брыкался, когда Аноис поставила его перед фактом: у них заказ. Нет, не так: у них – ЗАКАЗ. Отчего то – крайне важный леди Амат, иначе она ни за что бы не вышла из домена с распущенными волосами, да еще и в белом. Не то как флаг капитуляции, не то как агнец на заклание. Но соображения Диславы – ее личное дело, ему в них лезть по статусу не положено. Что не мешает строить собственные.
Аноис перехватила заказ, не дав ему просочиться в каналы домена и дойти до ушей Матери и сестры. Ни единому биту информации не дала уйти, потому что Леопарды были для нее – делом первостепенной важности, ключом ко всему, если хотите. Пока мать и Сафиэ упорно рушили мало-мальски установившийся мир между Змеями и Сетхом, Дислава пыталась сплотить вокруг себя как можно больше кланов или хотя бы отдельных представителей, с которыми, как известно, тоже можно работать. Резко сменив приоритеты, молодая Змея уже не имела прав на ошибку и небрежность, не позволяла себе пустить все на «а решись оно как-нибудь само» и «после меня – хоть д-зиртом на голове чеши». Ей не оставалось ничего, кроме как взяться за небывалое для себя дело: политику. И в этот раз приходилось справляться одной, не взяв в подмогу ни Фиаха, ни Ольгрейна, который при всем своем безумстве был в этом куда лучше, чем она. Одно слово: Белые.
Они прибыли на собственном, личном транспорте и оставили его, как и положено, на самой первой взлетной площадке, при этом едва не зацепив кривую древнюю магнолию, осыпав все пространство цветами. Ни дать, ни взять, а торжественный въезд в побежденный город. Только вот Мяурета никому не сдавалась, в отличие от Аматона. А выглядела ничуть не хуже. Аноис поймала себя на мысли, что ей доставляет удовольствие наступать на ярко-розовые головки цветов, разбрасывая ворох их подолом белого платья. Это никуда не годилось, гормоны стоило бы держать еще сильнее, но затяни она гайки еще туже – могла нанести непоправимый вред. Уж лучше казаться чуть сентиментальной.
Не драконь системы безопасности, Неро, – улыбнулась Аноис, поправляя серебро широких браслетов на запястьях. Я отсюда слышу, как твои микрогениальные мозги касаются сетевых линий и ищут узлы системных деревьев.
Обижаете, моя леди: я уже пять минут назад все нашел и потрогал.
Вот и весь разговор.
Их ждали, ждали заранее, и Аноис не могла это не отметить, отдавая дань уважения хозяину. Пока Неро терся за ее плечом, Змея позволила проводить себя на подготовленную к встрече террасу и восхитилась красотами жилища, хозяин коего лишь недавно вернулся в родные края.
Танцевать и играть с Фарэем было опаснее, чем с ее собственной Матерью: коварство родительницы Аноис выучила, как формулу и могла вертеть ее так и эдак, просчитывая и предсказывая. Леопард же был новой фигурой на доске ее ходов. Черный, старый, мудрый. В самом лучшем значении этих слов.
Волосы щекотали голую спину, тонкое кованое серебро украшений холодило и оттягивало руки. Дислава еще на подлете вошла в аналитический транс и сейчас он представлял ей картину вотчины Леопардов еще шире, чем то вообще требовалось. Но Змея уже вынесла бесценную информацию, ничего не значащую для других и  медитативно закрыла глаза, выравнивая дыхание: это будет ой, как непросто.

+2

4

Ум без честолюбия – удел рабов. Среди дуэнде таких казусов не рождалось – или они не доживали до взрослого мира. Для Фарэя было так же привычно обитать в море высокоинтеллектуальных хищников, как для дельфинов – играть на границе воздуха и воды. На Амадоре его поначалу обескуражила нехватка разумных собеседников, он порой испытывал ментальное удушье в общении с орионцами, подобное недостатку воздуха. Жуткое ощущение, сравнимое с предсмертием, оно осталось с ним навсегда – затаенный страх снова оказаться в обществе, лишенном искры развитого интеллекта, а в силу этого – и разнообразия эмоциональной жизни.
Аноис Амат, леди Змей, встреча с которой в «Амрите» стала восхитительным импульсом, мобилизовавшим рефлексы Фарэя и его дрыхнувшую стратегическую часть… Аноис Амат, наследница лэри Змей, но – не первая… она не могла быть нечестолюбива.
Она могла обманывать себя и всех, ради своей безопасности прикрываясь убеждениями о долге перед кланом и о служении лэри, но именно долг и служение должны были пробудить в ней естественное желание власти.
Эта восхитительная юная леди, умная, энергичная, агрессивная и разносторонне подготовленная, была так близка к врагу Сетха, как не всякий из её клана. Близость неотделима от знания. Знание неотделимо от сопоставления, скепсиса и планирования, наверняка уже заставившего ее задумываться о собственной роли в клане и на Сетхе.
Люций смотрел на леди, окутанную белым, в потоках белых цветов, – и улыбка наслаждения изогнула углы его губ, когда стареющий, побитый жизнью Леопард увидел ее ножку в изящной туфле, втоптавшую в камень бутоны цветов.
А-хх, лэри… Лэри из будущего.
Он увидел это так же ясно, как видел кровь цветов под ее туфлей.
Люций нарочно подгадал так, чтобы встретить гостью, поднимаясь по лестнице навстречу ей, стоящей выше. Это был его знак, ключ к его предложению. Именно так – снизу вверх – на нее должны будут смотреть лорды и лэрды, когда она станет лэри своего клана. Пусть запомнит. Пусть привыкает.
Он не спеша поднялся на площадь у Древа, более юного, чем клановое Древо Леопардов, но древнего даже для Фарэя, пересек расстояние, разделявшее его и Змею, нарочито ступая на перекрестья между плитами.
Молодой Змей, сопровождавший леди, был знаком Фарэю по информации, еще бы, – гений не только в клане, но и на Сетхе. Именно он стал удобным поводом для приглашения – лучшего специалиста по комплексным задачам биокомпьютерных систем Фарэю было бы не найти. А старая Мяуета так давно нуждалась в обновлении безопасности!
Дорогая… – пауза, недосказанность, и лишь потом: – ...леди.
Да, здесь должно было звучать иное обращение, и оно еще прозвучит.
Лорд Неро, – а здесь никаких обиняков, всё просто.
Приветствую вас в Мяуете, предлагаю гостеприимство и гарантирую вам и вашей свите мое покровительство, доколе общие интересы и цели общего нашего дела…
Именно так, моя лэри. Именно так.
...возобладали над прошлым и ограждают нас от будущего.
Вражды между ним и леди Аноис не было, с молодым лордом Неро – тем менее, но то, что разделило Фарэев и Змей двести с лишним лет назад, было достаточно серьезной причиной для церемонии самого строгого формального перемирия. По знаку Люция, младший Фарэй подошел с гостевой чашей на подносе, и Люций аккуратно наколол палец кинжалом, роняя пару капель своей крови в вино. Он сделал первый глоток, затем передал чашу лорду Змей. Не леди. Предосторожность – пусть первым рискует младший.
Теперь эти двое, выпив вина с кровью владетеля Мяуеты, получат тончайший оттенок запаха, какой обеспечит им безопасность в пределах домена Фарэев – запаха личных гостей владетельного лорда.
Нарушить их безопасность означало бы пойти против крови Фарэев.
Люций живо усмехнулся, заканчивая торжественные формальности, и с откровенным восхищением окинул взглядом леди Аноис.
Я вспоминал вас по встрече на Амадоре, но воспоминание меркнет перед той, какой я вижу вас теперь, моя… леди. Сама Смерть не может быть прекраснее вас в этом белом. Прошу, для вас приготовлено лёгкое угощение, прежде, чем мы займемся делами.
Ни слова о встрече между Амадором и Мяуетой, словно и не было разговора в Ничьей Земле. А именно он определил тайну, в какой был проведен заказ лорда Фарэя лучшему электронщику Змей – и их леди.

+1

5

Ей чудилось бархатное прикосновение меха к ногам, там, где взаправду это было бы сущей фамильярностью. Фарэй был старым, хитрым и очень опасным. Кажется, она повторяется? Не грех, Змея была сторонницей возведения паранойи в ранг искусства и смаковала каждое ее проявление. Неро был ее подчиненным и мог идти лишь позади, но он напрягся так ощутимо, что для того, чтобы чувствовать, не нужно было касаться его.
А она, ведомая не только меркантильной расчетливостью, но и безумными идеями, никогда на Сетхе не жившими, шла спокойно. Сейчас она неприкасаема, даже если противник об этом не знает. Фарэй слишком умен. Фарэй хочет жить, как не жил последние двести лет. И позвал ее именно для этого. Не биосистемы же отлаживать, в самом то деле?!
Ваше приглашение – большая честь для меня, мой лорд, – не для клана, пока нет, о ясноокий. – Я благодарю вас за вашу защиту и покровительство, быть вашим гостем – наивысшее из удовольствий, – а гости не чинят козней против хозяев. Даже если они – Змеи.
Ее холодная, но вежливая улыбка, наклон головы – жест доверия. Беря чашу и выполняя вместе с хозяином дома старинный формальный ритуал, она отстраненно думает, что весьма недурно – смешать кровь с Леопардами. Хотя бы формально. Совы уже были в ее копилке, с Воронами все было сложно, Волки вот-вот готовы были взять из ее рук кость... Почему бы и не Леопарды. Ей не хватает мудрости, не грех позаимствовать чужую.
Аноис улыбается и принимает комплименты, заверяя лорда в своей благосклонности одним лишь движением губ. Ему невдомек, что она терпеть не может белый, что за аферу провернула с Ольгрейном и только потому оказалась на Калинди, и если поначалу столкновение с Люцием восприняла. как досадную помеху, то нынче...
Не обманывайся. Он тебя будет использовать так же продуктивно, как и ты его.
И это, что смешно, успокаивало. Нельзя доверять человеку, с которым не спал. Нельзя верить мужчине, которому от тебя ничего не надо.
С вашего позволения, мой лорд, – она сделала шаг навстречу. – Но сначала мы бы хотели понять, с чем придется работать...
Позвольте мне осмотреть системы, мой лорд, – спас положение Неро. –  Первичные консультации ваших специалистов были бы бесценным подспорьем. Работа леди Амат куда сложнее и тоньше, и начнется она позже.
Он ментальным прикосновением испросил ее разрешения, и она коротко кивнула.
– «Нет, мне не нужна защита, я здесь справлюсь».
– «Да, я возьму эфирные манипуляции на себя».

Остаться с Фарэем наедине было ценнее, чем разводить танцы Белых. Фиах бы ее не одобрил. Но они уже уяснили, что ей лучше быть в собственной шкуре.
Если лорд Фарэй не против нашей инициативы, разумеется.

+2


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Black agreement