Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4, Серия 2. Суета на этажах


Сезон 4, Серия 2. Суета на этажах

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: 2446 г., 15 февраля-α, 04:30-08:00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), бассейн, коридоры, мостик.
Действующие лица: Виктория Мяккинен (Кейт Хадсон), Кайтано Аш’рак (Питер Уингфилд), Джонатан (Джеймс Харрел). 

http://sd.uploads.ru/YzIPi.jpg

0

2

http://sg.uploads.ru/QUWFx.jpg

Весёлые блики по стенам, весёлый плеск воды, весёлый смех – в большом бассейне на жилом уровне этим совсем ранним утром было полно народу. Здесь вообще будто нет времени, вернее, здесь всегда время беззаботного отдыха. Викки не собиралась плавать, хотела просто посидеть, позагорать у воды. Выбрав незанятый шезлонг и устроившись на полосатом сиденье в отделении узкого солярия слева, она случайно услышала, как поправляя лифчик купальника, Браун спокойным тоном заметила Барони: 
Не думаю, что тебе сейчас стоит купаться.
Не волнуйся, – усмехнулся Рикардо, – Пока я лимит инфекций исчерпал. У меня привычка – болеть какой-нибудь дрянью два раза в год, весной и осенью.
А у меня привычка – если заболею, то на полгода, – сказала Викки со своего места.
Весной и осенью?.. – невинно спросила Хельга, поднимая руки над головой и вставая на носки. – Это весьма опасно для мозга.
Она слегка подпрыгнула, нырнула щучкой, красиво, почти без брызг. С разницей в метр и секунду от неё в воду вошёл Барони. Когда Хельги обернулась к нему на дорожке бассейна, Виктории почудилось, будто во взгляде рыжеволосой докторши мелькнула печаль.   
Рассмотреть эту странность Викки не успела. Она заробела и незаметно подвинулась, потому что в соседний шезлонг села Лора. Итальянка по крови, неукротимая синьорина Каччари – не просто Bella donna, как её зовут здесь многие. Ей впору имя Bellissima – Прекраснейшая. Копна блестящих чёрных кудрей, высокий лоб, карие миндалевидные глаза, прямой ровный нос, высокие скулы, пухлые губы и небольшой подбородок – лицо идеальной женщины. И наступательное оружие, поражающее любого мужчину – прекрасная грудь. Впрочем, всё остальное в её фигуре нисколько не хуже. Лора хороша настолько, что при ней не только у Мяккиннен проглатывается язык.
Гневно бормоча красивые итальянские ругательства, красавица Лора дрожащими руками расстёгивала недавний подарок Барони – массивное ожерелье в виде чешуйчатых зелёно-золотых крокодильчиков, один из которых вцепился зубами в шею второму. Кажется, именно так Лору подмывало поступить с Браун, судя по тому, с какой ненавистью итальянка сверкала пламенными очами на плавающих наперегонки. 
Рыжая шалава! Две горошки на ложку хочет! Ничего, я ей рожу-то веснушчатую расцарапаю… А этот-то каналья тоже хорош! Только с койки больничной, и уже в другую койку готов залезть со всеми подряд! Бесстыдник! Все мужчины мерзавцы от рождения! На моих глазах, не скрываясь! Покажу же я ему, пусть только вылезет!
Синьорина Каччари отбросила от себя подальше жалобно зазвякавшее по полу ожерелье, лишь чуть-чуть не булькнувшее с бортика бассейна, закинула одну красивую смуглую ногу на другую и растирая по ней крем для загара, небрежно сказала Мяккиннен:
Встретила сейчас твоего блондинчика. Выбежал следом за медиками, красный, как рак, взъерошенный. Смотри, Викки, и у тебя некоторые, особо наглые хищницы парня уведут! Ты ещё не заметила пунцового пятна у него на лице?
А что такое? – встревожилась белокурая девушка. – Он что, ушибся? Споткнулся, упал?
Да-да, конечно, – с тонкой глумливостью улыбнулась Лора. – Он упал и случайно наткнулся на чьи-то губы. Не будь дурочкой, Викки! Глупенькие малышки мужчинам быстро приедаются, как видишь! Они бросают таких и начинают бегать за хитрыми стервами. Как подруга тебе советую: если любишь своего Сантьяго, борись.
Как? – растерянно пискнула Виктория.
Как угодно! В любви и на войне все средства хороши, – равнодушно сказала Лора.
Она отвернулась, прихлёбывая сок и показывая, что ей отвратительно смотреть на вылезшего из бассейна изменника. Вытираясь, Рикардо тихонько напевал «Марсельезу» на языке оригинала.
О, Виктория, какой милый купальничек! – неожиданно улыбнулся он Мякки, не закончив куплета. – С клубничинами… Сорта «Виктория», да? Ты и сама сегодня как поспевающая ягодка.
Вы меня совсем засмущали, – порозовела от удовольствия Викки.
Ну что вы, что вы, мисс, – галантно сказал Рикардо. – Вам так к лицу румянец!
Ох... ей пределенно следовало охладиться хоь немножко: щёки и впрямь горели. А спину между лопаток, как раз где застёжка лифчика, жёг ненавидящий взгляд синьорины Каччари...
   
…Она просыпается оттого, что в бабушкиной комнате, за стеной, опять зашебуршало. Там теперь почти всегда скребётся и постукивает. Девочка снова закрывает глаза и сглатывает густую горькую слюну. Очень хочется есть, тоже как всегда. Не вставая, она проводит по правому боку, но в кармашке замызганного ситцевого халатика в клеточку больше нет вякуяу – последний попорченный плодик она догрызла вчера днём. Викки чуть слышно скулит в тоске. За стенкой стукнуло громче, и она испуганно замолкает.
Голодная резь в желудке становится нестерпимой. Девчушка откидывает кисло пахнущее, загрубелое, с засохшими пятнами рвоты одеяло, и поднимается с кровати, по привычке нашарив розовые тапочки с помпонами. Её качнуло в сторону. Кружится голова от слабости, подкашиваются ноги. Несколько раз случается ей опуститься на четвереньки – так легче долезть до выхода из детской. Медленно, по стеночке, Викки пересекает коридор и прихожую, стараясь дышать ртом, чтобы не чувствовать вони из столовой. Там на полу – мама, папа и братик Кими. Добравшись до входной двери, малышка прижимает грязную худенькую лапку к сенсору замка и не скрипнувшая дверь пропускает её на крыльцо.
На улице воздух ненамного свежее. Догнивает древесная листва, в один день обвалившаяся на зем-лю ещё зелёной и сочной. Дотлевает почерневшая, сырая трава. Пошатываясь и оскальзываясь на не успевающих высыхать тротуарных плитках, чтобы не упасть, то и дело цепляясь за мокрые штакетины забора, поражённые той же порчей, уже изглодавшей стволы и ветви деревьев, Викки ковыляет до садовой калитки. Налегает на неё всем лёгоньким телом, и выбирается на улицу вымершего посёлка. Оглядывается боязливо на оба конца переулка – пусто. В переполненных водой канавах по обочинам – никого. Можно двигаться дальше.
Прежде нарядный, словно сахарный пряник, крошечный городок Сампо четвёртую неделю окутывает тусклый серый свет и тошнотворный запах тления, забивающий ноздри. Но, невзирая на него, всё существо Викки просит пищи. Она бредёт вперёд, стараясь держаться середины улицы. Путь опасен, приходится всё время озираться. В доме напротив что-то громко шуршит, возится. Девочка бросается в сторону и рыбкой ныряет за усыхающий куст свальника. Падает ничком в глинистую жижу, затаивается, замирает. С веранды Леппенненов через выбитые стёкла доносится топот маленьких когтистых ног и яростный писк – над мертвецами дерутся крысоподобные ырыусы.
Во дворах неубранные трупы объедают выжившие зномму – местные земноводные, крупные, около метра длиной, больше всего похожие на острозубых тритонов, по которым проехался асфальтовый каток. Они лежат плоскими головами в лужах, покрытые глазурью блестящей слизи. Сползаясь, они лениво копошатся в жидкой грязи грунтовой дороги, раскисшей под непрекращающимся дождём. Их скользкие туши всех оттенков зелёного и коричневого беззвучно раздвигают гниющую ботву в огородах. Они всегда передвигаются группами. Нападают тоже. Поэтому может кончиться плохо каждая вылазка на дальнее поле за вякуяу. Мелкие, незрелые плоды покрывает пушистая жёлтая плесень, но если обтереть о подол, некоторые из них ещё можно есть.
Промокшая, перепачканная размокшей глиной Викки поднимается, встаёт на колени. Сухие прутья свальника усажены твёрдыми ягодами мертвенного, желтовато-белого цвета. Они кажутся муляжом из неокрашенной матовой пластмассы. Девочка знает, что они несъедобны, но руки сами тянутся к ветке. Ягоды сыплются градом, как бусины с порванной нитки. Уже плохо понимая, что делает, Викки трясущимися пальчиками вылавливает жёсткие шарики из грязи, собирает их в горстку, чтобы отправить в рот… и тут же, плача, выплюнуть. Горечь, гниль – невозможно проглотить!.. 

Толчок снизу, смягченный водой бассейна, всей толщей воды, смягчен, но все же более чем ощутим, он выталкивает Викки из её оцепенения, из её ненавистного прошлого, которое тоже приходит снизу-изнутри, прорывается, заставляя замирать на полувздохе, на полувсхлипе, оно выплескивает в «сегодня и сейчас» чернильное облако нестерпимо горькой тьмы, так старательно, и, казалось бы, навсегда заблокированной псиихиатрами Гейдельберга. Девушка, несомненно, захлебнулась бы совсем, если бы не толчок, её, зависшую на кафельном дне, мягко отпружинивший в сторону и главное – вверх. Она вынырнула, судорожно кашляя, торопливо убирая с лица массу мокрых волос. Второй толчок чуть не уронил её обратно в бассейн с бортика. По стенам заметались красные блики тревожной сигнализации, от ревуна больно сжалось сердце.
Лора уже одевалась – торопливо, но аккуратно. Рикардо, в форме, будто вовсе не раздевался, бежал к выходу.
А что там? – всё-таки спросила Викки, тоже подхватывая свой комплект одежды со стеллажа.
Откуда я знаю! – раздражённо отозвалась Bella donna, быстро и ловко закручивая тяжёлые смоляные кудри в узел. – Но уж точно не танцульки.
Она закалывает узел шпилькой, срываясь в бег. Крокодильчики забытого ожерелья булькают в воду.
[NIC]Виктория Мяккинен[/NIC] [STA]Девочка-припевочка[/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/l8q7V.jpg[/AVA]

Отредактировано Кейт Хадсон (19-01-2019 20:23:51)

+5

3

Кают-компания, спортзал, бассейн и святая святых – мостик – четыре локации, что никогда не пустуют в любое время корабельных суток. Так что желай Кай окончательного уединения, мог бы не вылезать из каюты, или быстро пройти зал и зависнуть на стрельбище, где кроме него с таким маньякальным рвением никто не заседал, шлифуя и без того (что греха таить) мастерское владения каждым подручным огнестрельным (по старой терранской классификации) и холодным (сюда же относятся клинки инструментрона, несмотря на то, что к холоду имеют отношение такое же, как масло к воде – взболтать, но не смешивать) оружием. Однако нынче г-ну Аш`раку, несмотря на всю врожденную, не говоря уже о приобретенной социофобии и мизантропии, одиночества не хотелось. В последнее время брат слишком часто посещал в беспокойных снах... ни-ни, никаких кошмаров и уж точно никаких корабельных психологов. Двойная доза антидепрессантов и все путем: жив, цел, орёл.
Однако предпочитающий не отсвечивать разведчик нынче самолично топтал палубное перекрытие навстречу гулу голосов, жизнерадостности и прочим проявлениям атмосферы веселья в той или иной степени, морально готовясь окунуться в локальный не то чтобы праздник, но вполне себе приятно-компанейское времяпрепровождение, разбавленное смехом, брызгами и демонстрацией физических данных вольно или невольно. В очередной раз диверсант про себя порадовался, что бионика надежно скрыта имитацией кожи и своими механизмами как приснопамятные роботы первых поколений пугать отдыхающий экипаж он не будет. Конечно, если бы потребовалось, то Каю и на такую мелочь наплевать, но в мирное-то время зачем непривычным стрессовое зрелище?
Впрочем, окунуться и побаловать себя водной прохладой офицеру СБ не светило от слова совсем, ибо едва мужчина начал разоблачаться, стащив с себя форменку, как палубу изрядно тряхнуло, будто снизу кто-то особо сердитый пнул тяжелым сапожищем. Забавное зрелище представил бы собой такой игнорирующий гравитацию кульбит, однако факт оставался фактом, и, цепко придержавшись за шкафчик, Кайтано, едва толчок сошел на нет, напялил одежку обратно. Второе кораблетрясение настигло уже в общем помещении, куда Аш`рак заглянул убедиться, что все в порядке.
Судя по поспешному сбору личного состава, экстренно спасать никого не требовалось, потому согласно протоколу на случай «красной тревоги», глава службы безопасности поспешил в свой кабинет, на ходу оправляя с личного падда два запроса – в инженерную и на мостик. Рухнув в собственное кресло, Кай выложил на стол фазер из ящика стола, по старой привычке в основной кобуре таская M-12 «Цикада», в дополнительной – M-6 «Палач», проверив готовность инструментрона, Хладный Кай выдохнул и нетерпеливо постучал пальцами по столешнице, в ожидании, когда нерасторопные сослуживцы наконец ответят, с какого ж хрена поднялась тревога и почему, несмотря на красные блики, сирена не орала благим матом, закладывая уши и грозя скорейшей мигренью?
[NIC]Кайтано Аш’рак[/NIC][STA]коммандо с опытом[/STA][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/12/8/11d65bb20e7b6151aa9a58cfa8359012-full.jpg[/AVA][SGN]I will never surrender.[/SGN]

Отредактировано Питер Уингфилд (09-12-2019 03:54:19)

+6

4

Да что ж за чёрт, а? – Неро оглянулся на прошелестевшую дверь из капитанского кабинета, глянул на героического Гордона, которому с какого-то хрена в тёплой постельке не лежалось и мирно не спалось, вздохнул совсем безрадостно, и, возвращаясь в исходное положение за пультом, слышным только Фабио хмыком ответил помощнику на недоуменный взгляд: ну да, да, вот такая фигня – мало того, что гамма «собачья», так ещё и царя-бога-воинского-начальника принесло. А с какого перепугу, спрашивается? Фигня случается, что поделать, – именно это означало почти незаметное движение плечом – второму земляку-корианцу тоже нужно было подтверждение общего настроя, получив его, Чиро хмыкнул так же тихо – мол, у нас она случается беспрестанно. И ведь поди это оспорь. 
Между прочим вертелось нынче на колясочном сиденье как-то свободнее обычного… а почему, кстати?.. А, вон чего, ремень забыл пристегнуть, – старший навигатор потянулся было к подлокотнику, чтоб перехлестнуть через противоположный эластичную, будто бы матерчатую ленту и закрепить её широкой липучкой, но... пальцы легли на один из сенсоров пульта – входить почти поперёк плоскости эклиптики нужно со всем вниманием, ни на что не отвлекаясь. Звезда сегодня, как назло, «ветрила».. или тут всегда так?.. Пустяки, но неприятно. Сбивает с ритма, как в том анекдоте.
Вход в систему для снньора Иммобиле никаких трудностей не представлял – ему тяжелее было поставить свой щёгольский флаер в гараж. Неожиданным и неприятным открытием стало то, что корабль Федерации оказался в системе не одинок. Спикировав, «Страж» угодил в соседство – на него в упор пырился невесть откуда взявшийся клингонский крейсер, раскрашенный почему-то по-ромулански, красно-золотой, вычурный, будто китайский карнавальный дракон. Только зол он был не по-праздничному, и плевался отнюдь не безобидными шутихами.
Это что ещё за гроб с музыкой? – обомлел Фабио Барони уже вслух, когда первая торпеда прошла в аккурат под «Интрепидом».
Страж на «Страж», оппа! Страж системы! – поражённо бормотнул штурман. – Караулили, что ли? Не было же ничего, откуда?! Нам только этой дряни не хватало…
Олаф-Викинг рядом вздохнул, разделив разочарование Неро:
А ты что думал?
Я думал, без неё обойдётся, – рассеянно бормотнул старший навигатор, взирая на корабль, получается, что вражеский, выставленный в обзорном иллюминаторе, будто на витрине – во всей красе.
Без неё мало что обходится. Манны небесной нам никто не обещал, – Чиро тоже цедил слова рассеянно, ожидая приказа. – Капитан, щиты?
Так и знал, что не понос, так золотуха обязательно приключится… – фыркнул Фабио.
Господи боже, он же нас на куски разнесёт! – вскрикнул Дини, когда вторую торпеду навесило над мостиком.
Через силовое поле не разнесёт, – следя за взлетом зеленого на шкале, утешил бравый «корианский Робин Гуд»..
Хотел бы – давно бы разнёс, – добавил Барони. – Для пристрелки одного залпа хватает.
А вот мы ему сейчас… – палец Иммобиле уже лёг на пусковую кнопку левой торпедной установки. – Капитан, залп?
Не успели. Щиты – не щиты, а «Страж» тряхнуло так, будто он был тазиком на подставке, которую пнули по-богатырски. Зубы клацнули у всех, и хорошо, если б только зубы. Не обошлось – тормоза шалили давно, и коляску Дини не только катнуло назад, к креслам капитана и старпома, но и с лязгом подбросило вверх. Если бы вылетающий с сиденья старший навигатор вдарился не об пол спиной, а головой об ограждение мостика – жертвы были бы уже не в графе «раненые» точно.
Знаю, что больно. Ты потерпи. Потерпи, полегче сейчас будет.
Меркнущего сознания Неро вряд ли достигла просьба присевшего рядом техника, который нашаривал браслет на его запястье. Битва с «гвардейцем» стала для штурмана почти полным повторением следствий последнего сражения на «Ётуне». Если б Дини в этот миг мог думать, то наверняка счёл бы это проявлением недоброй иронии жизни и долго изгалялся бы по поводу того, что иных война бьёт по мозгам, иных – по сердцу, а его почему-то – исключительно в спину.
Но думать он не мог. Только чувствовать мог пока, ощущать то же самое, что и в прошлый раз три года назад в другой рубке – падение в бездонную темноту, в гравитационную ловушку, которая с жадностью втягивала его в себя, сплющивая, сжимая до микроскопической точки. Для Неро начало осуществляться другое «доброе пожелание» из смачной чеховской коллекции, витавшей тут по сию пору: «Ни дна тебе, ни покрышки!», когда Викинг подхватил его под плечи и колени, чтобы отнести…
Куда?.. – вопрос сорвался с языка Фабио.
В медотсек, – пропыхтел встающий с колен Олаф, – Не тут же его оставлять. Так-то видимых повреждений вроде у него нет, но кто знает…
Ты думаешь, что?.. – заикнулся было Барони, но поспешил заткнуться – уж больно страшным показалось закрадывающееся подозрение.
Ничего я не думаю, – сквозь зубы ответил капеллианец, – И тебе не советую. Лучше дверь открой, у меня руки заняты. Оливье, один управишься? – не оборачиваясь, спросил он Касселя.
Оливье прокартавил утвердительное.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (11-12-2019 03:56:22)

+4

5

Гордон, из-за какой-то странной бессонницы выпершийся на смену вместо Первого, успел коротко рявкнуть «Поднять щиты!», вглядеться в сжатый, сухой отчет от второго тактика по неизвестному кораблю (клингоны, серьезно? Какого драного хера?!) – это заняло доли секунды, и на ответ Иммобиле не хватило буквально мгновения. Дернулась коляска Неро, кто-то взвыл, прокусывая язык, сам Гордон хорошо так приложился плечом о бок кресла, из которого неудачно попытался подняться ровно в самый неудачный момент.
Чиро, огонь! – рыкнул, не обращая внимания на то, как сзади абсолютно несдержанно матерится Т'Лэмик. Падд пиликнул, сообщая о новом запросе, причем, судя по полуматерному звуку – это либо СБ, либо медотсек, и оба охренеть как одновременно вовремя и нахер не нужны!
Выдохнул сквозь зубы, ощущая, как медленно подкрадывается почему-то замершая перед этим в предвкушении боль в плече; не хватало только руки переломать прямо на мостике, и времени нет ни на что, плевать, потом Боунс пусть хоть обматерится, нет времени.
Аш'рак, убери с палуб всех незанятых, пилоты, максимальное уклонение, – даже искусственная гравитация не всегда перехватывает взрывы, а до медотсека эти... несуны должны были добраться с минимальными падениями.
А в плече медленно расходились волны – от сустава к лопатке, вниз до локтя, к ключицам, и рука почти онемела, не реагирует на попытку поднять, значит, быстро расстегнуть китель, оставляя его вместо фиксатора (и буквально слыша это МакКеево «Джим, ты дурак, или да?!»), не забыть ремни – конечно же, золотому офицеру не положено пристегиваться в собственном кресле!
Следующая вспышка мазнула краем по щитам, когда «Страж», вильнув носом, вдруг закрутился вокруг собственной оси, уходя в подобие мертвой петли – только в космосе, где подобное маневрирование не было привязано к притяжению планеты, можно было выкинуть подобный фортель. Ощерились торпедные установки; огонь.
Словно в насмешку, крейсер противника даже не двинулся – так, полыхнули щиты, не пробитые даже на треть.
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+5

6

Корабль немилосердно тряхнуло. Совершенно неожиданно и без предупреждения. Прищурившись, Нэд попытался вспомнить, не докладывали ли ему о вхождении в метеоритный поток или астероидный пояс. Нет, точно не докладывали. О стычке с врагом, с другой стороны, уже известила бы сигнализация. А значит что-то нейтральное, но от того не менее опасное.
Решительным шагом он двинулся в сторону пульта диспетчерской, собиравшей и обрабатывающей все данные всех систем корабля.
Повреждения есть, но не смертельные.
Нужно связаться с мостиком, уточнить, на что приходится рассчитывать и на какую систему перекидывать мощность в случае чего – щиты, пушки или движок, чтобы смотаться из опасной зоны как можно быстрее.
Падд злобно пиликнул.
Вовремя!
Ожидая сообщения «сверху», Нэд нетерпеливо вскрыл запрос... И чертыхнулся, увидев, что он пришел со стороны службы безопасности. Вот уж кто кого извещать должен – тот еще вопрос. И что-то подсказывало Нэду, что ответ на него Аш`раку не понравится.
«Системы в порядке. Корабль не поврежден...» – быстро набрал он, задумавшись, стоит ли добавлять «пока». Решил не добавлять. Если что, в новом отчете все в подробностях обрисует. – «Попытаюсь связаться с мостиком. Если вам удастся раньше - доложите о ситуации».
Перечитав короткий текст, Нэд вздохнул и набрал еще более короткое сообщение на мостик.
«Сообщите ситуацию», – он задумался и добавил. – «Критических повреждений нет... пока. Фиксирую перепад энергии на щитах».

[NIC]Нэд Морриган[/NIC] [STA]Мультитул[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c830609/v830609137/150cc8/KKCa0J-hq9I.jpg[/AVA]
[SGN]

«А у него с собой было!..»

Внешний вид: униформа инженера Звёздного флота Федерации. Под ней – экзоскелет.
С собой: набор инструментов в экзоскелете.
http://s3.uploads.ru/3eMU5.jpg

«Мультитул»

Инженер. В экзоскелете вместо инвалидной коляски. Человек в роли многофункционального швейцарского ножа. В костюме-то можно знаете сколько ништяков напрятать? Герой какой-то невнятной локальной космической войны, помешанный на технике, любящий и понимающий её больше, чем живых существ. Сделать межпространственный телепортатор из консервной банки, гнутого гвоздя и такой-то матери? Вам к нему!
Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 14. День душевнобольных

[/SGN]

+6

7

То ли система глюканула, то ли кто-то особо нерасторопный на мостике, из младших, вестимо, однако ответочка прилетела, машинально чей-то легкой рукой направленная – де все в порядке, дражайшему СБ причесывать нервы себе и экипажу не следует. Удивительно, что вся суета боевая прошла мимо и прямой приказ капитана затерялся в недрах системы, оставшись лишь слышимым окриком в пределах потерпевшего мостика. Да и сигнализация, едрить ее за ногу, молчала в тряпочку, хотя при боевом столкновении по протоколу следует включить красные огни и орущую благим матом сирену. Ни того, ни другого не последовало.
Зато поступившее донесение от Нэда Морригана лично было куда как обстоятельнее и вообще похоже на правду. Продублировав Мультитулу доклад с мостика, Кай убрал оружие обратно и позволил себе расслабиться, ибо сражаться с астероидами его не учили, и тут уж от главы СБ ничего не зависит. Остается только ждать, пока профессионалы выполнят свою работу. 
[NIC]Кайтано Аш’рак[/NIC][STA]коммандо с опытом[/STA][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/12/8/11d65bb20e7b6151aa9a58cfa8359012-full.jpg[/AVA][SGN]I will never surrender.[/SGN]

Отредактировано Питер Уингфилд (13-12-2019 11:46:00)

+3

8

Дини обвисал у белокурого силача на руках в глубоком обмороке. Барони, несколько раз ошибаясь и шипя от злости на себя, набирал код на дверной панельке мостика. То, что Фабио пойдёт следом, Скригестад учёл интуитивно.
Корабельный лазарет… встретил их наглухо закрытыми дверьми, которые не открывались, сколько в них ни колотились. Создавалось ощущение, что этот отсек пятой палубы вообще вчистую заблокирован – то ли вымер\обесточен, то ли вынесен в другое измерение.     
Явление Викинга, более всего похожего на олицетворение суровой скорби, вызвало в медотсеке палубы восьмой форменный переполох. Тугодум Рыбко ещё растерянно хлопал белёсыми ресницами, а реактивный Торрес уже нёсся к носовому коридору со скоростью заблудившегося метеора. При виде живой ноши на руках Скригестада оливковое лицо Аурелио посерело, а чёрные глаза заполошно забегали. Пугаться было чего. После еженедельного инструктажа Кент он наверняка предпочёл бы десятки самых тяжёлых, но обычных пациентов, чем одного, но необычного настолько. А врачей, как назло, нет… а Сардус за такое точно по головке не погладит!
Что случилось? Что с ним? Он ранен?
– Кажется, нет,
– на визгливые вопросы Торреса Олаф тоже отвечал отрывисто, – Он упал. Швырнуло на пол взрывом. Положить его надо. Да осмотреть сначала. Как следует.
Стой-стой! – перетрусивший Торрес, расставив руки, заслонил собой вход в операционный блок, будто вражескую амбразуру. – Куда ты тащишь его, громила? В свой лазарет несите! Я не могу заниматься мутантом без врача. А если он начнёт трансформироваться? Он же тогда нас всех… Пойдут клочки по закоулочкам!..
Скригестад недоумённо посмотрел на Аурелио. А Барони начал действовать, как умел – отбросив все сомнения, вообще не думая. Сгрёб обезумевшего от страха санитара за грудки, рывком приподнял его, впечатал в стенку так, что бедолага мог лишь слабо трепыхаться да ногами дрыгать, и, уставившись прямо в выкаченные от ужаса глаза Торреса, прорычал:
Я сам тебя сейчас на клочки порву, сволочь, понял?! Он тебе не мутант, а старший штурман, понял?! И ему срочная помощь нужна, понял?!
Несмотря на удвоившийся ужас, Торрес действительно понял: ещё одно неосмотрительное слово – и бешеный корианец прикончит его на месте. Притиснутый к переборке Аурелио быстро-быстро закивал, задушенно прохрипев что-то. Фабио разжал пальцы, и санитар смирнёшенько сполз по стеночке – трясущиеся ноги его не удержали. Сжимая сдобные кулаки, к ним уже вразвалку топал Рыбко, на подмогу своему заклятому другу. Однако обращённый на него взгляд Викинга вдруг сверкнул такой сталью, что белобрысый увалень замер, не доходя нескольких шагов до сборища.
Открывай! – Барони кивком показал на дверь.
Торрес вставал, вздрагивая, всхлипывая от страха и стыда. Олаф занёс бесчувственного Неро в правое помещение и бережно уложил на отдельно стоящий стол у задней стены. Оказавшись в этом строгом покое, оба санитара словно вышли из морока и деловито засуетились. Ещё бы они медлили – входя, Фабио развернул Рыбко к себе лицом, подозрительно вгляделся в его бегающие кабаньи глазки, и быстрым шёпотом объяснил, чего и каким конкретно способом младшие медслужащие лишатся, если не выполнят служебный долг надлежащим образом.
http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/613/21066.jpg

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (16-01-2020 20:39:48)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4, Серия 2. Суета на этажах