Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 31. Свадьба с препятствиями


Сезон 4. Серия 31. Свадьба с препятствиями

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Время действия: 2446 г., 14 февраля-ζ, 14:00-22:00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), каюты экипажа, мостик, медотсек, кают-компания.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Хельга Браун (Гретель Хэлл), Сонак (Эшли Эмден), Бретт Хендрик (Саша Мэтт), Нова Ния`Зейорф (Ноктис Вейн), Валерис (Джереми Самптер).

http://sg.uploads.ru/6zkHn.jpg

0

2

...На эстраде в центре грота танцуют румбейрос в ярко-голубом и блестящем. Невозможно усидеть на месте – уж очень зажигательный ритм. Собственно, на месте никто из посетителей ресторана и не сидит, кроме Неро. Да ещё солидные господа за соседним столиком с забавной очерёдностью пыхают дымком знаменитых кубинских сигар. Прохлада каменных сводов более чем способствует тому, чтобы почувствовать все оттенки их вкуса. Похожий на гуарри отечный лысый толстяк курит крепкую «Кохибу», его выдубленный зноем темнокожий собеседник предпочитает элитный сорт «Тринидад». Блокнот лежит закрытым на краешке стола, Дини так счастлив, что мысли текут мимо бумаги и растворяются в стихающей музыке и прохладе зала ресторана-грота Пинар-дель-Рио.
Весь перелёт сюда с Коры я ждал, и знал, чего ждал, – вдыхая сигарный дым соседей, думает навигатор, – Совсем как говорил дон Хуан. Правда, никогда ещё мне не приходилось ждать так долго. Оттого нетерпение возросло многократно. Но оно было невероятно приятным. Появилось полузабытое чувство наполненности и осмысленности жизни. Каждая секунда искрилась ожиданием, как пылинка в солнечном луче, она переполнялась радостным нетерпением, ожиданием самого лучшего и оттого становилась ценной сама по себе. Я как будто процеживал собой это нетерпение, оно всё время приятно покалывало, веселило сердце, будто шампанское. Хорошо мне было? Да… Плохо? Да…
Повернув голову на возглас, Неро удивлённо моргает – на ближайшем телепортационном кружке стоит Валдис Янсонс. Идущая из дамской комнаты Жанна, по-видимому, тоже удивлена неожиданной встречей, но не пригласить к своему столу приятеля невежливо… а приятель прямо-таки жаждет пригласиться. Сценарий церемонии придётся менять, потому что там, где появляется этот человек-праздник, немедля начинается комедия, – старший космонавигатор «Ётуна», завидев специалиста дальней связи, делает живописную попытку спрятаться за набором солонок.
– А, боишься меня, Неро? – радостно хохочет Валдис, – Чего ты боишься меня? Я тебя пока ещё не бью. И не буду. Да что же я – какой-то фашист? Чего расселся? – дойдя до прохода меж столиками в нише, он хлопает Дини по плечу, понуждая подвинуться, – Освободи место для самой любимой и единственной.
– Не подлизывайся, Вадя, – вставший Неро первым подвигает даме стул, – Поздно. Она уже сделала выводы.
– Надеюсь, далеко идущие и печальные для тебя! – ухмыляется связист, занимая место, – Никогда не поздно отбить красавицу. Берегись, я собираюсь активно конкурировать с тобой, красавчик. Ещё посмотрим, чья возьмёт! Я никогда не был красив, но всегда был чертовски мил! Поэтому мои приставания будут мягкими, приятными и сопровождаться ценными подарками.
– А я немного пококетничаю с Валдисом, чтобы подразнить Неро, – лукаво улыбается мисс доктор, – Надеюсь, он будет ревновать?
– Не-а, не буду, – лениво сообщает Дини. – Просто катастрофа, настолько я не ревнив.
– А мне, может быть, хочется, чтоб ты меня из ревности… даже побил! – капризно говорит девушка.
– Ох, и сложно с вами, ледями!.. – притворно-тяжко вздыхает навигатор, – Ну что ж поделать, побью, раз хочется…
– И перестань оглядываться на девушек! – она подаётся вперед и смахивает ладошкой невидимую соринку с лацкана его пиджака.
– Мадемуазель Дюран чертовски ревнива? – спрашивает связист.
– Что нравится мне ещё больше! – азартно восклицает Неро, – Белокурая фурия – боже, какая прелесть! Стоит ли мне остерегаться немотивированно позднего возвращения домой? Не будет ли ждать за дверью квартиры блондинка эльфийской наружности с чугунной сковородкой в изящной руке?..
– Жанн, Жанн, – пародируя благоверного, трусливо бормочет Валдис, отшатывается, прикрываясь запястьями, локтями и скрючивается на стуле, – Ну это же не метод… Реально…
– Вот я влип, так влип! – Дини грозно хмурит брови, изображая свою разгневанную супружницу. – «Ты где шлялся?! – спросит меня эта валькирия, – А ну дыхни!!!»
– Видишь, Вадик, видишь? – играя непонятую страдалицу, говорит Жанна, – Каково жить с человеком, который всегда готов вонзить тебе коготь в спину? Причём любя?
– Ну-у, творческая же личность. Художник должен быть безжалостным, – заявляет Янсонс важно, – Он должен препарировать натуру.
– Поэтому мне и приходится обороняться, – Жанна сокрушённо вздыхает и пригорюнивается. – Но я совсем не хочу, чтобы меня препарировали, чтобы были какие-то когти и шипы!
– Нормальное желание нормальной особи, – тоном университетского профессора гундосит Неро, поправляет воображаемые очки и внезапно улыбается, – Но совершенно неосуществимое!
– Мы аплодируем человечности Жанны Дюран! – пафосно провозглашает Валдис, – Мы знаем, как ты добра и прекрасна, наш летучий доктор! Ты готова трястись над каждым, сдувать с нас пылинки…
У влюблённых мелькает шальная мысль перейти с испанского на язык, которого Валдис не знает, но такового просто не существует, а философское образование здорово осложняет жизнь и самому Янсонсу, и окружающим. Хотя… тарахтенье неугомонного связиста, как ни странно, не нарушает весёлого уюта и камерности обстановки. Если бы Вадик замолчал, это означало бы, что он заболел… нет, умер! Связист наклоняется к штурману и по-шпионски произносит, почти не разжимая губ:
– А в случае опоздания советую сначала прогуляться к ювелирным магазинам. Представь, как только её рука тянется к сковородке, твоя рука тянется к коробочке.
– Так и сделаю, – тем же таинственным полушёпотом говорит Дини, – Будь другом, исчезни на пять минут! Советую тебе прогуляться за шампанским. Нужно срочно подпоить девушку.
– Всё понял, – важно кивает Валдис, – Лечу!
Навигатор засовывает пальцы в карман брюк, и, вытаскивая их, повторяет, будто тупой ученик, полдня зубрящий правило грамматики:
– «Моя рука тянется к коробочке»…
Тёмно-синий футляр в виде усечённой пирамидки на ладони штурмана чуть выше тех, в которых обыкновенно преподносят ювелирные изделия. Крышка отщёлкивается и чуть наклонившаяся Жанна видит на плоском бархатном донце два больших семечка, напоминающих дырчатые косточки крупного персика – но не светло-коричневые, а тёмно-голубые. Неро протягивает футлярчик девушке и осторожно вынимает одно из зёрен. В углублении под ним блестит тонкое золотое колечко...

http://s8.uploads.ru/1kCJA.jpg

Понятно, отчего сегодня вспомнилась это. На объявленную после восьми вечера свадьбу не хотелось, но надо, надо. Нельзя портить людям праздник… поэтому навигатор заранее готовился всю предстоящую церемонию сиять счастливой улыбкой. Однако… за десять минут до начала вечерней вахты Дини и всей гамма-смены по всем уровням корабля завыл ревун и штурман подумал – слишком давно их полёт был пресным, как предписанная новой диетой лапша из бледно-жёлтых водорослей с плантаций покрытого океаном Астхика. Это убранное в прошлое блюдо превратилось у Неро в любимое сразу по окончании предыдущей мысли.
Сейчас будет нам сразу и чили, и карри, и табаско вёдрами, – обрадовал он себя, – хоть залейся.
Через минуту на потемневшем мостике яблоку негде было упасть. Верхний край обзорного иллюминатора стал сплошь чёрным, без звёздных крапин, словно нечто снаружи его закрыло. Космонавигатор первым делом по привычке взглянул под потолок, и увидел, что, как когда-то сказал Чехов, так оно и былó.
На голограмме, отображающей состояние систем корабля, изящный, серебристо светящийся корпус «Стража» уродовали громадные тёмные лоскутья, приставшие к крейсеру в трёх местах – непосредственно сверху, на трюмах, а частью и на рубке, снизу-слева и снизу-справа – самая маленькая нашлёпка. Хотя «маленькая» закрыла собой весь бок, и ещё на четверть нижних трюмов пришлась. По форме эти «украшения» напомнили Неро скатов-мант, но размеры, размеры!..
Скорость «Стража» заметно снизилась – «заплаты» весили немало. Но не это было самым страшным – индикаторы, показывавшие целостность наружных броневых покрытий, устроили «бешеный светофор», а зуммеры верещали, как дюжина некормленых грудничков.
Откуда нам такая радость? – стараясь их перекричать, задал риторический вопрос штурман. 

http://sd.uploads.ru/sF80p.png
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (21-10-2018 23:45:48)

+2

3

[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA] [STA]Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь.[/STA] [NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN]

http://sg.uploads.ru/bScnH.jpg

Мелодичный голос компьютера, вещающий о необходимости вставать, просто разрывал мозг Гордона на части. Поморщившись, капитан сел на кровати и обхватил ладонями многострадальную голову. Создавалось впечатление, что в ней выполняли маневры тяжелые боевые крейсеры, слетевшиеся со всех удаленных уголков вселенной. Мешать саурианский бренди и орионский синий ликер явно не стоило.
Готовый продать душу хотя бы за один детоксикационный гипо доктора МакКея, Джим со стоном поднялся и бросил злой взгляд на часы. Вот и какого хрена? Сейчас точно не его смена. Значит, никуда идти не нужно. Блаженно улыбаясь, Гордон вновь рухнул в кровать и завернулся в одеяло, намереваясь поспать еще часиков так… много. Спустя минуту до него доходит.
Да твою ж мать, – бормочет капитан, сползая с кровати. – Свадьба.
Иногда Джим искренне ненавидит свою должность. И почему именно он должен соединять возлюбленных сердца? Не то чтобы он был сильно против, разумеется, но куча бумаг, которую он должен был заполнить перед этим, просто убивала. Проклиная протирающих в штабе штаны бюрократов, только усложняющих жизнь бравых звездолетчиков, капитан потащился в душ. Если он не успеет на церемонию, будет… Плохо будет, вот что. Не исключено даже, что его разорвут на много маленьких Джеймсов – невеста так уж точно.
Оперевшись руками о раковину, Гордон посмотрел на себя в зеркало и с трудом подавил порыв отшатнуться. Создавалось впечатление, что он пил беспробудно недели так три – мешки под глазами, полопавшиеся капилляры, мятая, небритая физиономия – ну просто мужчина мечты. Торчавшее в сторону левое ухо завершало картину. А оно-то чего? Капитан отродясь не был лопоухим.
Стянув футболку, Джим почувствовал, что его челюсть отвисла и, в буквальном смысле, улетела в соприкосновение с варп-ядром их звездолета. Обе ключицы были покрыты ярко красными отметинами. Надежда на то, что это просто аллергия, испарилась через пару секунд, когда несчастный капитан разглядел ко всему прочему, следы от зубов, мило красовавшиеся на правом плече.
Что же я вчера делал? И с кем? – задумчиво вопросил Гордон, с ненавистью глядя на свое отражение и старательно напрягая память. Память, услужливо помахав белым флагом, унеслась прочь, трусливо сверкая пятками.
Дотянувшись до устройства связи, капитан ткнул пальцем в кнопку, вызывая медотсек.
Скажите, доктор, по отпечатку зубов на теле можно определить, кто его оставил? – уточнил Гордон у недовольного Леонарда.
Выслушав все о себе и своих родственниках, замеченных в неуставных отношениях с существами негуманоидного типа, Джим задумчиво отключился.
Ладно, разберемся с этим позже, – решил он, залезая в душевую кабинку. Всегда же можно посмотреть запись с камер видеонаблюдения.
Включив холодную воду, капитан чуть не заорал от неожиданности – струи, обрушившиеся на него, оказались просто ледяными. Поставь температуру на градус ниже – и вода бы превратилась в лед, согласно самым простым физическим законам. Сцепив зубы, капитан на все лады просклонял инженерную службу в общем, и Мультитула в частности, и подбавил горячей.
Спустя двадцать минут на Джима из зеркала смотрело не то замученное, помятое человеческое создание, а очаровательный капитан и вообще красавчик. Довольно покивав отражению, он вернулся в спальню. Чтобы не терять времени, Джим сразу облачился в парадную форму и, реплицировав себе огромную кружку кофе, уселся перед терминалом.
Отхлебнув черный напиток, Гордон поморщился – все-таки репликатор выдавал вместо ароматного напитка феерическую гадость. Но увы, тащиться на камбуз времени не было совсем. Да и ладно, выпить нормальный кофе он сможет потом.
Спустя несколько часов, кучи заполненных бумаг и четырех кружек выпитого кофе капитан довольно потянулся. Он закончил даже раньше запланированного времени. И голова, как ни странно, перестала болеть. Жаль только, что память все так же трусливо скрывалась в недрах подсознания.
Крутанувшись в кресле, Джим поднялся, чтобы добыть себе пару яблок из репликатора. Нажав код, он замер в ожидании. Внезапно, ровный гул двигателей слегка сменил тональность и раздался тихий, едва различимый для человеческого слуха скрежет. Впрочем, спустя несколько секунд все вернулось на свои места. Но это не успокоило Гордона, уже мчавшегося на мостик. Досконально знавший свой корабль Джим чутко реагировал на любые изменения. И как правило, любой сбой в четко отлаженной системе не предвещал ничего хорошего.
Так и оказалось. В шоке уставившись на обзорный иллюминатор, капитан развернул голо-панель и прикусил губу.
Поднять щиты, – коротко приказал он, внимательно рассматривая неведомую хрень, покусившуюся на его звездолет. – Что за твари такие? Как вы могли упустить это? Они же огромные! – процедил Гордон сквозь зубы, обращаясь к рулевому.
Подумаешь, просто большие рыбки, – раздался за спиной у капитана чей-то смешок.
Джим повернулся с таким выражением лица, что несколько членов команды невольно отступили от него как можно дальше.
Я потом вам все разъясню, – с улыбкой, способной заморозить штук восемь солнц, мило говорит Джим. – Когда «Страж» будет в безопасности.
Повернувшись обратно, капитан пробежался взглядом по поступающим данным и выругался. Щиты были бесполезны. Казалось, что «рыбки» просто проникают сквозь них, впитывая энергию. Мощность упала практически до нуля.
Красная тревога по кораблю, – Джим нажал на кнопку, запуская ревун.
Индикаторы, возвещающие о начале тревоги, замигали красным… Капитан, прищурившись, уставился на обзорный иллюминатор, напрочь игнорируя суету на мостике.

http://s8.uploads.ru/5r0cM.jpg

+5

4

Свадьба! Как она могла забыть про эту злосчастную свадьбу?! – Хельга хлопнула себя по лбу, осознавая, что сегодня должно случиться неизбежное. И черт ее тогда дёрнул согласиться на очередное предложение неугомонного ухажёра. И имя этого чёрта было как у ее отца. После очередной ссоры с ним как раз врач не выдержала слов, что на нее никто не глянет, и выпалила в лицо дорогого папочки, что кавалер уже имеется и совсем скоро они поженятся.
А теперь приходилась пожимать плоды собственной вспыльчивости. Была ещё надежда, что капитан отложит сие действо, но тот с удовольствием принял это решение. Кажется, ему не хватало какого-то действия на корабле. Хотя куда уж больше. У них и так вечно что-то происходит.
Хотя да, последнее время все было пресно и дико скучно, так что даже зубы сводило оскоминой. И это обстоятельство дало возможность Гордону важно заявить, что они будут первыми, кто сыграет свадьбу в открытом космосе на этом корабле, что должно было льстить, но вот как-то не льстило.
Так что оставалось сегодня вечером все-таки сказать «да». и тем самым утереть нос всем, ну и заодно не дать своему будущему мужу влипнуть куда-нибудь в попытках заполучить руку и сердце. По крайней мере, теперь у него точно не будет поводов сотворить фигню, опасную для жизни. Да и для других будет какое-то разнообразие.
Парадная форма уже висела, являясь этаким укором.
Ну не лежала все-таки у Хельги душа к этой свадьбе, не лежала. Скорее она воспринимала это все, как спектакль, такой длинный спектакль, который надо будет отыграть, а потом, по возвращению домой можно забыть и развестись. Раздавшийся сигнал тревоги Браун восприняла с радостью: кто-то внял ее невнятным просьбам и отсрочил мероприятие. Так что Хельга выбежала из каюты, пробегая по коридору и влетела на мостик, замирая и с удивлением глядя на картинку присосавшихся к кораблю «скатов». 

http://sh.uploads.ru/REY8j.png
«Стражу» явно не нравились эти соседи. Браун ясно видела, как падает мощность корабля, сигнал тревоги стал ещё громче, оглушая и, казалось, взрывая мозг.
Ее помощь на мостике сейчас явно не была нужна, а вот паре пациентов в медотсеке явно требовалось внимание, так что Хельга поспешила покинуть  мостик, пока ее не заметили. По пути она не смогла сдержать улыбку – свадьба откладывалось. С одной стороны, девушке хотелось, чтобы тревога продлилась подольше, с другой она понималась, что дальнейшее соседство со «скатами» явно не пойдет на пользу кораблю. Так что – не хочется, но замуж выходить придется.
Мысли о свадьбе перетекли на мысли о будущем муже. Что-то его не наблюдалось среди слаженно действующих членов экипажа.
Опять куда-то впендюрился, – яростно ругнулась про себя девушка. Если бы не пациенты, Хельга рванула бы искать суженого, пока тот опять не попал в какую-то неприятность. Умудрилась же стать объектом любви самого влипающего члена экипажа!.. Видимо, он и в нее вляпался.
Она улыбнулась этим мыслям, спеша в медотсек.
Вот и рабочее помещение. Пациенты пока в норме, но мощности на поддержание систем жизнеобеспечения скоро не хватит.
[NIC]Хельга Браун[/NIC] [STA]медперсонал[/STA] [AVA]http://sd.uploads.ru/9HfXR.jpg[/AVA]
[SGN]Вылечим быстро, или избавим от мучений[/SGN]

Отредактировано Гретель Хэлл (25-10-2018 22:08:09)

+2

5

Смена шла тихо и гладко до блеска. Расстилалась впереди бескрайняя гладь космоса, гладкое стекло иллюминатора блестело в свете неизвестных ранее звёзд, гладь падда холодила ладонь. Монитор мерцал мерно, пульсировали строки отчетов, и голоса смены на мостике звучали так же приглажено. Слишком приглажено. Если бы Сонак умел полагаться на интуицию, он счёл бы, что смена проходит слишком хорошо. Не скучно, но без тревоги, не быстро, но и не растягиваясь на маленькую вечность, не ударяясь ни в одну из двух крайностей корабельной жизни. Второй помощник сидел в капитанском кресле, до сих пор порой ловя себя на поглаживании подлокотников и странном довольстве безо всякой причины, неторопливо читал и строчил отчёты и то и дело поглядывал в иллюминатор. Ни с Вулкана, ни с Земли, ни с ещё полусотни планет и станций, им посещенных, не открывалось подобного вида. Световое загрязнение, атмосфера, купола, искусственные светила, приближенные к поверхности... Нет, к зрелищу, подобному нынешнему, невозможно было привыкнуть окончательно. Его эстетика переходила все мыслимые границы. Ничто рукотворное не могло заслонить от истинного ценителя красоту необъятного, того, что ещё только предстояло постигнуть...
Неясно было, как они упустили этих тва... созданий из вида. Только что, меньше секунды назад Сонак собственноручно – вы не верите рукам и словам вулканца? – проверял периметр корабля. Охранный контур, сигнализационная система и система сенсоров подавали ровный, монотонный и привычный взгляду сигнал, бегущий по краю экрана зелёными графиками и буквами, команда журчала фоново о делах насущных, в голове вертелась прилипчивая мелодия, час и семнадцать минут назад напетая одним из пилотов...
Сначала дрогнул мостик. Едва ощутимо: так бывало, когда объекты извне задевали одну из гондол. Сонак, прервав два из трёх основных занятий, сосредоточился на странном ощущении и запросил подробную информацию. Через три с половиной секунды, как только он скользнул глазами по экрану с надписью «отклонений от нормы не обнаружено», тряхнуло сильнее. Настолько ощутимо, что смолкли последние разговоры, и команда напряжённо уставилась в мониторы, силясь отличить показания приборов от них же получасовой давности.
Приборы молчали. На фоне далеких звёзд в иллюминаторе неторопливо нарисовалась тень с бело-голубым брюхом, вальяжно проплывшая вдоль обшивки, и команда замерла. Мгновение, не больше, было слышно лишь дыхание пилотов, подавшихся вперёд, чей-то нервный кашель, переходящий в тихие смешки, и писк приборов. А затем тишину прорвало.
Поднять щиты, – коротко и деловито приказал голос капитана, и Сонак взвился из кресла; гомон накатил на него вместе с шуршанием одежды разом двинувшихся людей; картинка зашевелилась, задергалась, и второй помощник негромко, в основном самому себе, по протоколу произнёс:
Капитан на мостике.
Что за твари такие? Как вы могли упустить это? Они же огромные!
– капитан напряжённо вглядывался в силуэты в иллюминаторе. Сонак, подавив секундное замешательство и панику, вывел на падд результаты последней проверки и протянул капитану:
Все системы в норме. Данные существа не отображались до непосредственного критического приближения. Насколько можно судить по уже поступившим данным, мы можем оценивать лишь ущерб, нанесённый кораблю, но не существ, его наносящих...
Прервавшись на время, Сонак выслушал с каменным лицом диалог капитана с кем-то из команды и продолжил после того, как взвыла сирена:
Согласно наблюдениям за последние три целых семь десятых минуты с вероятностью в 62%... Прошу прощения за неточность, не располагаю достаточным временем для подсчетов... С данной вероятностью корабельные оружие не возымеет должного эффекта. Более того, вероятность риска возрастает пропорционально количеству задействованных систем. Также нельзя отрицать гипотетическое наличие разума у наблюдаемых объектов: их форма близка к аэродинамичной, однако признаков инженерного вмешательства в конструкцию не наблюдается, траектории движения напоминают перемещение живых организмов, а нахождение в безвоздушном пространстве свидетельствует о совершенстве жизнеобеспечения, маловероятном при естественном развитии...
Сонак запнулся, взглянул на Гордона и без лишних слов вернулся к своим непосредственным обязанностям. Несомненно, все его логические выводы были ясны капитану и без произнесения вслух...

[NIC]Сонак[/NIC] [STA]Неправильный вулканец[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/4z58M.jpg[/AVA]
[SGN]

«К чему приводит метафизика»

Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 8. День душевнобольных
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота.
С собой: он сам, коммуникатор на всякий случай и стратегический пакетик сахара с треллиумом-D в нагрудном кармане. Стимулирует мозговую активность и снижает чувствительность нервных окончаний... Короче, почти алкоголь.
Положительный такой алкоголь.

«…и они, наверное, делают неправильный мёд!..»

Сонак воспитывался теми же методами, что и все вулканские дети, вплоть до четырнадцати лет. Родители молча поджимали губы – неслыханное проявление эмоций для глав столь влиятельного клана – воспитатели мрачнели, не меняясь в лице, а четырнадцатилетний Сонак логично и аргументированно объяснял всем желающим, почему отказ от эмоций является наиглупейший поступком из всех возможных. Благодаря связям родителей его отправили в Академию Звездного флота ещё до совершеннолетия.
Сонак служил на Земле, пытаясь научиться тому, что столь хорошо удавалось людям – выражать свои эмоции осторожно, но искренне и предельно честно. Не получалось. Никогда не получалось, а чувства были слишком негативными в 87 и пяти десятых процентов случаев: вулканца не отпускали в космос. Он мечтал – да, именно мечтал, переживая весь спектр эмоций – о полетах к звёздам, а родители с каждой беседой все больше и больше мрачнели. Наконец, на его двадцатипятилетие, Сонак понял, что означает слово «счастье». Он взошёл на борт космического крейсера «Страж» в роли второго помощника капитана. Сонак впервые в жизни по-человечески улыбался.

[/SGN]

+3

6

Конечно, влетевший на всех парах мистер Гордон действовал грамотно: пассивная оборона завсегда предпочтительнее обороны активной в плане экономии сил. Знаем, в академиях обучались! – Дини быстро переглянулся с рулевым. Повёл плечом, вздохнуть, правда, глубоко не смог – бандаж в форме не давал, а хотелось: одна только маленькая деталь портила всю правильность применённого капитаном алгоритма – щиты на минимуме «Страж» и не опускал все эти две с лишним недели полёта неизвестно где, ну так, на всякий случай. Не зря, как оказалось, но, к сожалению, без толку.
В ответ на протокольную реплику второго помощника уголок шурманских губ еле заметно, но судорожно дрогнул: этот вулканский формализм в отношении правил и ритуалов иногда умилял, право слово. И докладывает, умничка остроухая, как на тактических занятиях – ровно, спокойно, как ни в чем не бывало. А старшие гадай – то ли совсем зелёный парень, мальчик, по сути, действительно такой правоверный вулканец уже, что при виде реальной угрозы и ухом острым не повёл, то ли настолько смел, то ли его переклинило до шока. – У Неро зубы заныли от беспокойства, и не за «Стража» сейчас, а за Сонака. Вот ещё не хватало…
Да, капитан на мостике. По идее, теперь все неприятности должны испугаться самого этого факта, (если уж не появления тут капитана вообще и Джима конкретно), и отлететь на полном варпе в свои неведомые ебе… дали. Только они и не подумали – ни отлетать, ни пугаться. Наоборот, одна из тварей, огромных, как прозорливо отметил Джеймс, вальяжно так шевельнула своим… э-э… краем?.. крылом?.. – плавно, волнообразно разворачивая его и плотнее прижимая к корпусу, будто обнимая бок космокрейсера крепче, с эдакой покровительственной интимностью.
Рыбки?.. «Просто большие рыбки?» – осторожничая из-за ненадёжной своей спины, Дини обернулся: это кто это у нас такой храбрый и неумный? О, ну конечно, это Фабио у нас весь из себя циник и иронист. Врезать бы хорошенько, чтобы забыл уже свои инфантильно-мажорские ухватки – он-то не юнец, тридцатник мужику, а всё не перебесится никак. Хм, а капитан и врезал, умело так, вежливо… Так, а это что за испуганная женская мордашка? Невеста-то сегодняшняя что тут делает?.. А, уже ничего, выскочила. И ладно, не до неё сейчас и не до свадьбы. И жениху её у пульта фазеров тоже не до них.
Так же обдуманно-медленно Неро вновь сел прямо и больше не повернул головы, не изменился в лице после единственного своего риторического вопроса, только щурился слегка – рвущие уши и душу звуки зуммеров и ревуна раздражали неимоверно. Понятно, что надо известить об угрожающей судну опасности тех, кто ещё не в курсе, чтоб заняли свои места на боевых постах согласно уставу несения службы, но тем, кто уже видел, что именно творится, кто находился, так сказать, в эпицентре происходящего и уже вёл какую-никакую борьбу за живучесть корабля, вся эта какофоническая светомузыка – потому как багровые сполохи объявленной красной тревоги уже били и по глазам – организованности прибавляли только теоретически. То есть не прибавляли совсем.                   
Да, откуда они – неважно, – командира интересовало более существенное наверняка, но и следующий ответ штурмана не был особо информативен: – Как они прошли через защитное поле, я не понимаю. Они его будто вообще не заметили, – подтвердил он рапорт Сонака, глянув на выведенную несколькими движениями пальцев ретроспективную шкалу мощности щитов.
Лёгкий корпус жрут, – теперь младший Барони скривился так, будто «скаты» объедали его самого, кожу обдирая лоскутками. – Избавляться надо срочно от этих гадов, кем бы они ни были. Если они разумны – эт ещё хуже.
Попробовать накалить обшивку? – сложно сохранять интонацию аккуратно-вежливого предложения в таком шуме-гаме-бедламе, но Дини постарался. – Может, как горячо станет, они сами отвалятся?
Просто идея, не более – решать всё, конечно, капитану. Однако Сонак прав, корабельные орудия тут уже бесполезны.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Со щитом, а может быть, на щите»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (14-01-2019 04:31:20)

+4

7

Если бы Джеймс испытывал такое желание, он бы обязательно рассмеялся, а после умилился. Даже в критических ситуациях вулканец умудрялся говорить так, будто бы читал доклад в какой-нибудь научной академии. Все-таки эти ушастые неисправимы. А вот то, что Сонак не смог с точностью до десятитысячных подсчитать проценты, капитана уже насторожило. Даже несмотря на нехватку времени, это было довольно-таки странно. Решив, что как только они разберутся с этими «рыбками», Гордон немедленно отправит вулканца в лазарет, на растерзание доктору МакКею, он снова внимательно вчитался в получаемые данные.
Как Джим и предполагал, даже поднятые до максимальной мощности щиты не оказали совершенно никакого воздействия на непонятных тварей, и это было не просто плохо, это было катастрофой, особенно учитывая тот факт, что воспользоваться корабельными орудиями они тоже не могли без причинения урона самим себе. Да и не был капитан уверен, что это сработает – судя по данным, эти твари поглощали различного рода энергию и волны, испускаемые звездолетом, видимо, поэтому щиты и не сработали. Любое излучение было для них, словно вкуснейший десерт. а корпус «Стража» – основное блюдо. Этакие всеядные заразы.
Постучав пальцами по подлокотнику кресла, капитан окинул команду задумчивым взглядом и снова уставился на «резвящихся» за обзорным экраном тварей. Тихий хруст бесславно погибающего корпуса был для Джима словно удар ножом в сердце. Эта мерзость посмела покуситься на самое святое – его звездолет!
Отключайте к чертям собачьим тревогу, уже всем понятно, что мы в полной п… в критической ситуации, – деликатно исправил предложение Гордон. Негоже некоторым неоперившимся птенцам на мостике выслушивать обсценную лексику. Не доросли ведь еще – ушами, хвостами или другими частями тела. – И прошу поддерживать тишину на мостике, – уже чуть громче произнес Джеймс. – Думать невозможно. У кого есть конкретные предложения, к примеру, как у Дини, я готов выслушать. Все остальное побоку… Не до этого сейчас.
К слову, об идее штурмана… Рассмотрев ее с разных сторон, капитан взвесил все «за» и «против» и решительно отказался.
Твари поглощают энергию, а тепло – это она и есть, пусть и немного специфическая, – пожал он плечами. – Учитывая, как быстро опустилась до ноля мощность щитов и уже начали падать остальные показатели, мы только еще сильнее их раззадорим. Наш корабль для этих существ, как свет маяка во время бури. Плавали они себе спокойно в темноте и вечном холоде, и тут на них мы свалились. Ну как не воспользоваться ситуацией?
Поднявшись, Гордон подошел к обзорному экрану и нахмурился, приглядываясь к непонятному нечто. Создавалось впечатление, что крыло (или что там у нее?) твари находится в постоянном движении, будучи абсолютно неподвижным. И только спустя минуту Джим понял, что это оптическая иллюзия – просто световые лучи последовательно поглощались каждым сантиметром тела твари, на долю секунды оттеняя абсолютную тьму и тут же возвращая ее в первоначальное состояние.
А если они грызут корпус не потому, что это вкусно, а… – капитан похолодел, озаренный внезапной догадкой. – ...а потому, что хотят добраться до самого сильного источника энергии на борту. 
Искоса посмотрев на тварь, он коротко приказал:
Все данные мне на падд. У нас осталось не так много времени. Если только не…
Джим опять замолчал, задумчиво закусив губу. Приподняв одну бровь, он усиленно о чем-то размышлял, сцепив пальцы в замок. Для экипажа это было своеобразным сигналом к тому, что Гордона посетила очередная безумная идея и, всегда сложно было сказать, к чему именно она приведет – к победе или… хотя только к победе. Их капитан категорически не признавал поражений, утверждая, что безвыходных ситуаций не бывает.
Всем надеть кислородные маски. Сонак, проследи, – коротко приказал Гордон наконец. – Хочу кое-что проверить.
Не обращая внимания на вновь возникшую суету на мостике, Джим достал комм:
Инженерный, изолировать мостик от остальных отсеков корабля и полностью обесточить…
Но… – на том конце растерянно замолчали, раздумывая, видимо, не стоит ли вызвать для их бедового капитана любезнейшего доктора с кучей гипо.
Выполнять, – рявкнул Гордон. – Готовность – две минуты.
Прихватив маску, капитан вновь подошел к экрану. Свет, пару раз мигнув, погас, спустя еще секунд тридцать перестали работать все основные системы.
Скат пошевелился и, дернув краем, отлепился от обзорного экрана. На какое-то время капитану даже показалось, что он всем своим видом выражает крайнее возмущение.
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][STA]Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь.[/STA][NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN]

+6

8

http://s9.uploads.ru/ls1b2.jpg

Готовность две минуты, – подтвердил Сонак, подлетая обратно к своему пульту и запорхав наловчившимися руками по-над монитором. – Минута тридцать. Отключить сигнал тревоги – есть. Минута. Тридцать секунд. Десять, девять, восемь...
Всё. Панель, мигнув, обесточилась, и плавно погас свет. Сонак знал лет с семи-восьми, что толковых идей от него дожидаться не стоит, а потому молчал. Всё постепенно стихало, только форменки людей – и отчего им не сидится прямо? – шебуршали в кромешной тьме, рассеченной лучами тысяч, миллионов далёких звёзд. Здесь даже не было одной большой звезды из самых ближних, планеты или спутника, колец, что отражают свет; здесь только туманности, огромные, поразительно прекрасные, давно погибшими светилами озаряли лица внезапно замершего и полустихшего экипажа.
Негромко кашляет один из пилотов за консолью. Шевелится навигатор, тяжело дышит какой-то энсин в голубом.
Мостик обесточен, капитан Гордон, – тихо говорит кто-то справа и щёлкает уже ничего не значащими тумблером. Это должен был говорить Сонак, но промолчал: фраза банальнее очевидности и формальности. Кажется, за этими словами из романа должно последовать: «они стояли и сидели, смотрели, слушали, и зрение и слух не нарушало ничего в те невозможно тягостные минуты; скрежетала обивка, и присоска огромного ската постепенно сдирала обшивочные листы... Все молчали в отчаянии, но непонятном покое».
Но ничего этого не было. Сонак взглянул на то, как медленно, но верно с иллюминатора уходит край крыла, открывая то невероятное, что было видно во сто крат хуже, когда он руководил на мостике корабля, и в очередной раз подивился коротко:
Какой же капитан невероятный человек. За два минуты семь секунд он выдвинул гипотезу, проверил, зафиксировал н-ным числом очевидцев и попутно, без даже мысли лишней, осуществил мечту своей левой руки – заглянуть в настоящий космос.
Настоящий космос был головокружительно красив.
Вновь взявшись и держась за края чего-то, что стояло ближе, вулканец взглядом уцепился за ярко-желтую звезду у горизонта звездолёта, которым выступала рама иллюминатора: приказов больше не было. Необходимо было – что? Ждать? Действовать? Велеть быстрее капитана гасить энергию на целом корабле? Нет, полномочий Сонака бы не хватило сейчас о чем-то говорить; предполагать же и выдавать идеи было прерогативой навигаторов и младшего научсостава: вулканец мог услышать и развить, продвинуть что-то заявившего – не боле.
Сонак с тихой тоской посмотрел на погасшие мониторы: без них и без фазера он был не более, чем калькулятором. 
[NIC]Сонак[/NIC] [STA]Неправильный вулканец[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/4z58M.jpg[/AVA]
[SGN]

«К чему приводит метафизика»

Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 8. День душевнобольных
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота.
С собой: он сам, коммуникатор на всякий случай и стратегический пакетик сахара с треллиумом-D в нагрудном кармане. Стимулирует мозговую активность и снижает чувствительность нервных окончаний... Короче, почти алкоголь.
Положительный такой алкоголь.

«…и они, наверное, делают неправильный мёд!..»

Сонак воспитывался теми же методами, что и все вулканские дети, вплоть до четырнадцати лет. Родители молча поджимали губы – неслыханное проявление эмоций для глав столь влиятельного клана – воспитатели мрачнели, не меняясь в лице, а четырнадцатилетний Сонак логично и аргументированно объяснял всем желающим, почему отказ от эмоций является наиглупейший поступком из всех возможных. Благодаря связям родителей его отправили в Академию Звездного флота ещё до совершеннолетия.
Сонак служил на Земле, пытаясь научиться тому, что столь хорошо удавалось людям – выражать свои эмоции осторожно, но искренне и предельно честно. Не получалось. Никогда не получалось, а чувства были слишком негативными в 87 и пяти десятых процентов случаев: вулканца не отпускали в космос. Он мечтал – да, именно мечтал, переживая весь спектр эмоций – о полетах к звёздам, а родители с каждой беседой все больше и больше мрачнели. Наконец, на его двадцатипятилетие, Сонак понял, что означает слово «счастье». Он взошёл на борт космического крейсера «Страж» в роли второго помощника капитана. Сонак впервые в жизни по-человечески улыбался.

[/SGN]

+3

9

Кают-компания была совершенно пуста, что устраивало коммандера больше, чем кого бы то там ни было. Наслаждаясь ароматным чаем с травами и чудесной книгой, в свое время честно одолженной у капитана Гордона, он краем глаза поглядывал в падд, наблюдая за вновь поступающей информацией.
На падде, цветя и колосясь, расцветало довольно странное растение, стебель которого был похож на скрученные канаты, ну а плоды… – тут Валерис даже не смог сдержать чисто человеческого смешка, – …плоды были похожи на помесь апельсина с ядовито-оранжевым ежиком. Его генетический эксперимент потерпел полный крах.
Такое чудо могло понравится разве что капитану Гордону, обожающему разные странные штуки. А вот дарить нечто подобное на свадьбу было бы просто неуважением со стороны коммандера. Он сам точно бы обиделся, получив нечто подобное на собственное бракосочетание. Хотя вулканцы не обижаются.
Тяжело вздохнув, Валерис отпил еще чаю… До этого самого бракосочетания ему было как «Стражу» до возвращения домой. Можно, конечно, было найти партнера на звездолете, но нужно ли? Пока вулканец не испытывал в этом особой необходимости. К тому же, люди были нелогичны и слишком эмоциональны, а тяги к негуманоидным формам жизни коммандер не испытывал.
Падд разразился тревожной трелью, совпавшей со странным скрежетом и вибрацией.
«Опять капитан Гордон вляпался в какую-то хрень», – меланхолично подумал Валерис, беря падд. – «Исключительно талантливый человек».
Тут коммандер даже не покривил душой. Даже в неизведанной вселенной «Страж» умудрялся находить на свои восхитительные двигатели такие приключения, что даже у навидавшегося всякого вулканца волосы вставали дыбом. И не только на голове.
Бегло просмотрев полученную информацию, коммандер почувствовал, как его брови бесконтрольно поползли на свидание с челкой. Такое даже для Джеймса Гордона было слишком. Подцепить в неизведанных глубинах космоса негуманоидных существ, поглощающих энергию? Да без проблем.
Валерис подорвался было на мостик, но прилетевшая следом информация заставила его рухнуть обратно. Команда времени даром явно не теряла – обесточить мостик, чтобы проверить реакцию таинственных захватчиков – коммандер и сам поступил бы так же.
Но что же дальше? Полностью обесточить корабль нереально, разве что на минимальный промежуток времени. Сердце «Стража» должно биться всегда. Хватит ли нано-секунд на то, чтобы «скаты» – тут Валерис усмехнулся: люди всегда крайне затейливо давали названия тем или иным предметам, четко улавливая скрытый смысл – на то, чтобы «скаты» убрались прочь? Почему-то коммандер не был особо уверен в успехе. Процентная вероятность была крайне низкой. Одна тысячная, не больше.
Вулканец передвинул чашку на середину стола. Критически на нее посмотрел и сдвинул еще на один миллиметр. Все должно быть идеально.
Как бы Валерис не рвался на мостик – он был временно недоступен. Оставалось лишь уповать на второго помощника. Будучи тоже вулканцем, тот явно не даст свернуть ситуации в неправильное русло и проконтролирует все действия команды.
И вообще, жаль, что свадьба из-за очередного происшествия отодвигается на неопределенный срок. Коммандер никогда не участвовал в подобном ритуале и ему было… любопытно.
Вот только для удовлетворения собственного любопытства было совсем неподходящее время. Миг – и взгляд Валериса упал на вентиляционую решетку. И тут в его голове возникла блестящая идея, которая могла решить проблему со «скатами» раз и навсегда. Забыв о том, что он все-таки наполовину вулканец, Валерис помчался в инженерный, на ходу отстукивая сообщение на падде.
[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

+3

10

На корабле сегодня было и так неспокойно, а в малой исследовательской лаборатории, что на девятой палубе, персонал так и вовсе предпочитал не появляться. Причиной сему служили, как выразился один из учёных, «вибрационные помехи, смешанные с возможным риском для жизни». Проще говоря – в отсеке стоял шум, а ещё можно было непреднамеренно от кого-то огрести.
Ты тупой остроухий придурок! Чёртовы вулканцы! – донеслось из помещения.
Нед собирался было зайти, но никак не решался постучать в дверь. Вроде бы, как офицер службы безопасности, Нед Джерико по инструкции должен вмешаться и прекратить конфликт между сослуживцами, но как друг Влада он не хотел мешать ему выяснять отношения с его девушкой. Пусть Зеф и не была девушкой Влада официально, весь экипаж видел искры, постоянно пробегающие между ними, так что никто не сомневался, что вопрос начала их отношений лишь дело времени. И, похоже, время пришло.
Я ромуланец, – недовольно произнёс Влад.
Вулканцы, ромуланцы – один хрен! – злобно рявкнула Зеф. – Общаешься. как с какими-то роботами! Так те хоть стараются имитировать внимание, а от тебя и вовсе ответа никакого! Мало того, что ты очевидные намёки не видишь…
Я...
…так ещё и на безобидные шутки ты реагируешь так, будто я трахнула твою собаку и убила твою жену! Или как там его...
Ты была не права, говоря, что я недостаточно стараюсь, – стоял на своём Влад.
Да где, чтоб тебя, я такое сказала? Я наоборот пыталась сказать, что тебе стоит хоть немного отвлекаться от работы. Видеть, знаешь ли, что происходит вокруг!
Видеть что?
Видеть... Да хоть что-нибудь!
Не знаю как ты, Зефир Глоани, а я вступил в Звёздный флот чтобы изучать непознанное, а не для того, чтобы играть в шашки, или чем вы там с вашим гик-клубом занимаетесь!
Знаешь что, Влад?
Что?
Да пошёл ты! – девушка презрительно смерила взглядом своего собеседника и поспешила покинуть помещение. Она подошла к двери и попыталась её открыть, но дверь не поддавалась. – Чёрт, да чтоб тебя...
Она попыталась ещё раз, но дверь будто бы заклинило.
Инженерная, это энсин Глоани, можете проверить, что у нас с...

КРАСНАЯ ТРЕВОГА! ПОВТОРЯЮ, КРАСНАЯ ТРЕВОГА!

Влад поспешил разузнать о происходящем:
Мостик, что там у вас происходит?
Никто не отреагировал. Влад попытался повторить вызов – безрезультатно.
Зеф в это время всё так же безуспешно пыталась покинуть помещение.
Вдруг по её телу пробежали мурашки, и девушка медленно обернулась, чтобы взглянуть, что так напугало её подсознание. Она взглянула в окно корабля, но никак не могла понять, что именно привлекло её внимание. За окном была абсолютная пустота. Как и всегда, впрочем, но в этот раз что-то в этой пустоте угнетало.
Влад... – девушка кивнул на иллюминатор.
Влад обернулся, но не мог понять на что смотрит Зеф. Он обернулся и вопросительно поднял бровь.
Влад, – повторила Зеф. – Где, чёрт возьми, все звёзды?
И в самом деле – звёзд не было.
Как не стало и питания на корабле секундой спустя.
Tvouy-to mat', – в этот раз мурашки пробежали и по телу Влада. – Это что за фильм ужасов начался?   

[AVA]http://sh.uploads.ru/R62Zp.jpg[/AVA] [NIC]Владислав Т'Лэмик[/NIC] [STA]Русский? Ромуланец? Адская смесь![/STA]

+4

11

Ситуация становилась все интереснее. Чудесатее и чудесатее, как в «Алисе», которую Гордон читал в качестве образца прекрасной логики, пусть и весьма нестандартной. Значит, твари питались энергией, и обесточенный мостик перестал быть для них интересен именно поэтому. Ну, или в темноте было сложно различить, насколько же привлекателен капитан после второй гигантской кружки кофеиносодержащего, и космические твари решили поискать еще одного красавчика где-то в другой части корабля.
Системы связи отключились, – донеслось откуда-то спереди-справа, и тут же перестуком градинок посыпались отчеты от тех, кто додумался взять с собой не стандартные корабельные коммы, а рации, чисто ради интереса выданные как-то «на поржать». – Жизнеобеспечение – пока работает... импульсные – работают... ядро – в норме... второй дефлектор – двадцать процентов... гондолы... палубы с третьей по шестую... медотсеки...
Связи с медотсеками не было. Как и с половиной инженерных служб, и с СБ, и с десантными отрядами. Второй молчал, и хорошо, что не свистел, как старые-старые средства связи, как там бишь их, модемы? И что теперь, голубями почтовыми пересвистываться? А, лифт же не работает, пока нет энергии, а твари жрут энергию, и значит, надо бы и остальной «Страж» тоже обесточить, но как? Варп тормозить – ни один идиот туда не полезет, жить всем хочется.
Сонак, анализ. Вводные данные: необходимо деактивировать передачу энергии с варп-ядра, не угробив половину экипажа. Допустимые потери... – Гордон замялся, понимая, что следующие слова будут восприняты не очень хорошо. – Допустимые потери – минимальные из возможных. Дополнительно – необходимо восстановить питание систем связи. Затраты и методы.
Почти как написание курсовой в Академии, только вместо системы распознавания голоса, переводящей полупьяные монологи во вполне разборчивый текст на экране, вулканец, который сам и вводные осознает, и посчитает все что надо, и даже отчет даст, если что-то пойдет не так, потому что Второму явно виднее, да и держать в памяти личные дела сразу всего экипажа ему гораздо проще. Использовать доступные методы, не так ли? Вот и используем... как можем.
«Скат» окончательно уплыл из зоны обзора, прилепляясь где-то поодаль, и Джеймс неожиданно для себя самого замер, вглядываясь в туманности за окном. Мертвые звезды, из которых родятся новые планеты, звездная пыль, из которой все мы сделаны, вспышка, далекая и...
Вспышка. Энергия.
Сверхновая? Квазар? Твари, жрущие энергию, среди умирающих звезд?
Господа нафига... навигаторы!
Кто-то, пожалуй, даже и услышал в тихом гуле.
Заткнулись все!!! – неожиданный рявк луженой глотки капитана на несколько секунд превратил мостик в огромный колокол, гудящий в каждом отдельно взятом ухе (и в обоих ухах тоже, как шутил иногда Паша), но зато воцарилась идеальная тишина, прерываемая только дыханием. Системы экстренного оповещения – и те молчали, отключившись вместе с резервными генераторами и запасными батареями. – Господа навигаторы, оцените на взгляд расстояние до вон той мерцающей звезды, просчитайте курс – не прожигайте меня взглядом, колесничий, я вас и в темноте вижу, а падды экипажу не только для порно даны – и прикиньте, сколько времени займет на максимальном варпе.
Откуда-то, на этот раз – слева, донесся очень четкий маршрут, по которому капитану следовало бы пройти с такими заданиями, одновременно совокупляясь со всем животным миром альфа- и бета-квадрантов. Голос Гордон не определил, последовавший всплеск хохота и аплодисментов – тоже, но поставил себе заметочку – уточнить, кто это был, когда включится свет. Признается же, чисто из гордости, что послал капитана, но признается.
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][STA]Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь.[/STA][NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN]

+5

12

Валерис вспомнил, как они, будучи студентами Академии, проводили психологические опыты над мелкими грызунами под руководством профессора Дейла. Устанавливались два контейнера, соединенных длинной трубой, в один контейнер помещались грызуны, и им в кормушку насыпались скорлупки с небольшим количеством целых орехов. Грызуны, чувствуя запах лакомства, увлеченно копались в этих скорлупках. Через некоторое время в соседнем контейнере в кормушку насыпали очищенные орехи, и все грызуны, бросив скорлупки, мчались туда. Затем эксперимент повторялся, но орехи и скорлупки менялись местами. Грызуны же, запомнив первый опыт, всё равно бежали во второй контейнер.
Какова вероятность, что присосавшиеся к «Стражу» энерго-вампиры умнее тех грызунов? Велика вероятность недооценить их, но, попробовать стоит.
Валерис остановился перед заблокироваными дверями, и озадаченно взглянул на падд. Отлично, связи нет. Всё, что он пытался передать инженерному, до них просто не дошло. Оглянувшись на лифт, старпом понял, что из-за низкого уровня энергии почти ничего не работает, надо торопиться! Бодрой рысью пробежавшись по коридорам и преодолев аварийную лестницу, старпом наконец-то попал в инженерный отсек. Там он обнаружил энсина Нормана в самом скверном расположении духа – он тщетно пытался спасти положение, но у него ничего не получалось. Валерис окликнул его:
Оливер! У меня есть идея, как избавиться от нашей энергососущей проблемы!
Услышав старпома, энсин оживился. Повернувшись к нему лицом, он заинтересованно слушал. Валерис продолжил:
Перед отправлением «Стража» в экспедицию на борт был доставлен экспериментальный фотонный реактор, для нужд медлаба. С ним возникли проблемы, его законсервировали до появления возможности их решить. Я думаю: что, если активировать его и вышвырнуть наружу? Наверняка нашим незваным гостям придётся по вкусу такое лакомство! Кажется, он стоит в третей подсобке медлаба. Поможешь мне это осуществить?
Валерис терпеливо дожидался ответа, пока энсин переваривал полученную информацию.
[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

Отредактировано Джереми Самптер (16-01-2020 20:16:27)

+5

13

Закон вселенской подлости: если что-то может пойти не так оно обязательно случится ещё хуже, чем ожидалось.
Оливер с трудом удержался от желания побиться головой о стенную панель и продолжил тщетные попытки разобраться, что за неведомое «чудо» творится в системе внутренней корабельной коммуникации.
А творилась там необъяснимая, да простят Звёзды, дичь. Сама система была свято уверена, что с ней-то полный порядок, но при этом то там, то сям сбоила передача сигнала, то тут неведомая крокозябра из ошибок мелькнёт, то ещё что почудесатее.
И вот поди разберись – полетел ли это один из физических узлов, или микросхема где перегорела, либо проблема закопалась среди бессчётного множества нулей и единиц кода самой системы!
Да что с тобой не так?! – побиться об стену захотелось ещё сильнее, но это едва ли бы решило проблему, а значит – контроль над эмоциями, очистить разум от лишнего и мыслить логически...
Попытку притвориться вулканцем в человеческой шкуре прервало появление вулканца вполне настоящего. Сделал он это эффектно, неожиданно и в совершенно не свойственной сдержанным вулканцам манере.
А именно, вылетев как ошпаренный по самые пяточки белый кролик перед впавшей от подобного в ступор «Алисой», которая, а точнее,, который, совершенно не ожидал, что на него со взглядом горящим вылетит аж целый старший помощник! Рефлекторно захотелось вытянуться по струночке, замереть и провалится на пару палуб ниже. Осознание того, что последнее было совсем уже глупостью, позволило отмереть и внимательно выслушать.
Стоило признать – идея была хороша.
Можно попробовать, сэр, – энсин кивнул, мысленно вспоминая планы корабля, да не те, что почему-то не соответствовали действительности, а те которые с матом и сердечными приступами пришлось набрасывать уже после вылета, как только начали поступать первые сообщения от экипажа. – Третья подсобка на... пятая или восьмая палуба? А, это кажется та, рядом с которой в коридоре внутренняя переборка клинит постоянно! Пятая палуба!
Норман кивнул, простраивая маршрут в голове и прикидывая, за сколько туда можно добраться.
Я в полном вашем распоряжении, коммандер, сэр.
[AVA]http://s9.uploads.ru/NDVk9.jpg[/AVA] [NIC]Оливер Норман[/NIC]

Отредактировано Адам Лефлер (21-01-2020 07:05:28)

+3

14

Валерис удовлетворенно кивнул – Норман смышленый парень. На пару они быстро осуществят задуманное. Только, с панибратским обращением надо быть аккуратней, энсин от этого чуть сквозь палубу не провалился, такой у него был ошалелый вид... Не все вредные привычки стоит перенимать у капитана!
Клинит переборка? Надеюсь, не в этот раз. Отлично, пошли.
Снова лестницы, коридоры. Невзирая на довольной утомительный путь, через пять минут старпом и энсин стояли на пороге медотсека. В нём мерно, негромко попискивали приборы. Там было несколько пациентов и доктор – старпом узнал Хельгу. Сегодня у неё должна быть свадьба, а это происшествие со «скатами», было очень некстати. Наверное, поэтому у неё расстроенный вид. У людей довольно интересные брачные обряды, о которых он много читал, но лично Валерис никогда не присутствовал на настоящей свадьбе, ему было интересно увидеть её своими глазами.
Когда всё закончится, свадьба с вероятностью 81,6% состоится, – подумал он, на секунду замявшись в размышлениях, о том, понадобится ли им помощь Хельги, и надо ли им её беспокоить.
Он осознал, что Хельга им просто необходима, так как ключ от подсобки может быть у неё. В таком случае, не нужно было искать доктора Боунса, и объяснять ему, что они хотят сделать с его дорогостоящим агрегатом. Представив на мгновение, насколько не рад будет доктор этому факту, Валерис почувствовал как по спине пробежала здоровенная мохноногая мурашка. Тем временем, Хельга заметила их сама, и подошла.
Здравствуйте, мисс Браун! Нам нужна ваша помощь. У вас есть ключ от третьей подсобки? Нужен находящийся в ней контейнер с тем самым реактором, чтоб решить проблему с потерей энергии.
Хельга была красивой, стройной девушкой. Если бы Валерис был чистокровным человеком, он мог бы засмотреться на неё, засмущаться, покраснеть, как стоящий рядом энсин Норман. Но будучи по большей части вулканцем, Валерис оставался равнодушен.
[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

Отредактировано Джереми Самптер (22-01-2020 00:05:39)

+3

15

Двое появились неожиданно, когда Хельга пыталась распределить мощность, отключив то, что можно отключить. Порой девушка жалела, что мир практически окончательно автоматизировался. Хотя, стоит отметить, что лечить в таком мире гораздо удобнее и продуктивнее.
Интересно, что может понадобиться в медотсеке энсину и старпому?
Вот сейчас и выясним.
Здравствуйте. Ключ от третьей подсобки? – девушка нахмурилась, вспоминая, где может быть этот ключ.
Доктор Боунс носился с этим фотонным реактором, чуть ли не как с младенцем, только, что с собой спать не горел укладывать. Вот только дальше начались проблемы, и любимое детище доктора упрятали в подсобке до их решения. Однако, с учётом постоянно происходящих вокруг каких-либо событий, Хельга не надеялась, что до этого реактора доберутся скоро. Но вот, смотри-ка, пригодился.
Девушка чувствовала, что после использования, о котором говорил старпом, вряд ли они увидят прибор, и это сильно не обрадует доктора Боунса. Так что, наверно, ей лучше было послать этих двоих непосредственно к начальнику медчасти... Только...
Для врача жизнь и здоровье пациентов ведь должна быть превыше всего.
Девушка подошла к столику и выдвинула нижний ящик, ключ оказался там. Хельга выдохнула, радуясь этому, затем посмотрела на Оливера и старпома и протянула ключ им.
Пойдёмте. В конце концов, это действие тоже можно расценивать, как заботу о жизни и здоровье экипажа. Пусть реактор хоть как-то послужит для этого.
[NIC]Хельга Браун[/NIC]
[STA]медперсонал[/STA]
[AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/689/11704.jpg[/AVA]

+4

16

Глядя на нахмурившуюся Хельгу, старпом подумал, что всё же придется объяснятся с Боунсом. Однако, к его удивлению, она не только отдала им ключ, но и выразила желание присоединиться. Валерис облегчённо выдохнул.
Медик не будет лишним в нашем авантюрном предприятии, многое может пойти не по плану. Конечно, если реактор вдруг взорвется – мы не выживем. Но, в случае мелких травм, ожогов, переломов, оторванных пальцев...
Дальше он не стал размышлять над перечнем возможных повреждений, которые мог получить он сам или энсин Норман, благодарно кивнул и направился к подсобке. Оливер и Хельга последовали за ним. Электронный замок сработал, как всегда, мгновенно и безупречно. Но дверь не открылась, видимо, из-за недостатка энергии. Старпому и энсину пришлось отодвигать её вручную. Хорошо хоть аварийное освещение ещё работало. При тусклом свете было видно, что в помещении стояли различные ящики с временно ненужной аппаратурой. У правой стены стоял большой – полтора на два метра – контейнер на колесиках. На его боках виднелись символы, предупреждающие о потенциальной опасности. Валерис осмотрел его критическим взглядом.
И как же мы тебя потащим? А главное – куда? Телепортаторная наверняка не работает из-за нехватки энергии, в торпедный отсек – и вовсе бессмысленно. Остаётся только грузовой. Но как его туда доставить без лифта?
Старпом подошёл к контейнеру, присел на корточки и нащупал кнопку разблокировки колёс. Раздался негромкий щелчок, колесики развернулись в рабочее положение. А с четырех сторон ящика выдвинулись небольшие поручни. Валерис встал и повернулся к своим спутникам.
В нём перегорел фазоизометрический стабилизатор, после запуска он стремительно наращивает объем вырабатываемой энергии вплоть до саморазрушения. У нас будет всего десять минут, чтоб вышвырнуть его наружу после активации. Логичней будет сначала доставить его к шлюзу, а затем активировать. Энсин Норман, как нам сделать это побыстрее и без использования лифта?
[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

+3

17

Слава богу, сирена смолкла после капитановой отмашки, стало тише... это не значит «спокойнее», конечно, но стало чуть легче сосредоточиться – резкие звуки и приглушённо-красные вспышки не забивали восприятие, вздыбливая рефлекторно не только чувства, но и волоски на загривке, продирая его ознобом. Кажется, у вулканцев в этот момент особенно заостряются уши… а у некоторых корианцев – язык. Прежде чем заткнуться, получив по затылку от кого-то рядом сидящего, Фабио (ну вот хороший слух у паразита) вякнул ещё раз в ответ на раздумчивое джимово бормотание, что самый вкусный и питательный в плане энергоотдачи тут сам Гордон, и как ни велико было напряжение, Неро не мог не фыркнуть нервным смешком – в этом-то земляк был прав. Гауптвахта ему теперь светит реально, но это если их вотпрямщас не схрямхают и не переварят прямо в корабле. Вполне, между прочим, реальная перспектива, если эти твари действительно питаются энергией. Конечно, то, что вырабатывает варп-двигатель и импульсные, у них пойдёт за главные блюда, за лося, так сказать, запеченного на подносе во весь стол и парочку кабанов, целиком зажаренных на вертеле, но кто сказал, что они и крошки, разохотившись, не слижут – люди-то, независимо от формы лиц, ушей, хвостов и ног – существа биоэлектрические. В какой-то фантастической истории прошлых веков, помнится, человеческие тела вообще служили эдакими батарейками…
Однако решение капитана разумно, тут не возразишь, не кормите, что называется, тролля, если он у вас внезапно вылупился из ниоткуда. И щиты держать смысла уже нет, «скатам» они не помеха, а перенастраивать их уже некогда и …не от кого. Но тогда надо бы отключать не только мостик, целесообразнее сделать неинтересным в плане аппетитности весь корабль. Другое дело, что варп-реактор легче заглушить, чем раскочегарить, что уже проблема не этого часа, есть, кроме того, ещё одно «но»: те самые искорки живых тел на омертвевшем корабле видны будут куда лучше. Обшивка-то этим плоским «грызунам», как видно, не помеха, чтоб засечь источники энергии, даже такие слабые.
А что, инженерка не в курсе, что бывает, вообще-то, ещё и конфигурация уменьшенной энергии? Снижение потребления энергии кораблем используется ведь не только при необходимости максимально сэкономить, но и «может быть применена, когда ситуация требует сокращения вырабатываемой генератором энергии». Вот как раз сейчас ситуация этого очень даже требует. 
Что ж у них такое удивление в голосе, будто им всем штаны снять предложили? – нашаривая кислородную маску, пробубнил Дини. Хорошо, что её напяливание позволяло не смотреть, как гаснут мониторы, а отсчёт всё равно озвучивался Сонаком. Хочется верить, не последний отсчёт.
Что делать, что делать... Снимать штаны и бегать! – это ведь Джеймс вправду сказал, не послышалось во внезапном звоне от первого вдоха слишком насыщенной кислородом смеси, пахнущей пластиком?.. 
Пульт еще был тёплым под пальцами, темнота обволакивала, липла к лицу, в ушах гулко бухал собственный пульс...

…Слыша лишь стук собственных сердец, двое смотрят друг на друга. Для них здесь и теперь не существует больше никого и ничего. Кольцо выжидающе поблёскивает в бархатном гнёздышке.
– Возьмёшь его? – тихо спрашивает Неро, – И меня в придачу?
– Ну конечно, да, – протягивая руку, так же тихо, сердечно отвечает Жанна, и улыбается только сейчас, когда наречённый надевает кольцо на её палец. – Странный вопрос. Ты мог бы его и не задавать. Только… какая из меня жена? – вдруг мило смущается она. – По-моему, в браке для женщины мало радости. Я, наверное, слишком эгоистка. Я слишком люблю свои привычки, устоявшуюся жизнь, свою работу. Я слишком ценю свою независимость. Недавно в женском журнале отвечала на вопросы теста «Кто вы: муза, жена или любовница?» Так вот, я – муза. Да-да, не смейся! Я смогла бы быть музой для любимого мужчины. Я была бы его кошкой. Его боевой подругой. Его сиделкой.
Последнее слово немного удивляет Дини. Он поднимает брови и вдруг усмехается:
– Забавно. Ведь ты только что перечислила все ипостаси идеальной жены.
– Верно, – теперь удивляется Жанна. – Но я боюсь… эмоциональной зависимости.
– Без этого не обойтись, – спокойно говорит штурман.
– Мы жену себе выбираем или рабыню?
– Жену-жену, – полуулыбкой успокаивает её Неро, – но это обязательное условие любых близких отношений. Что такое вообще любовь, как не эмоциональная зависимость?
– Не знаю. У меня нет опыта в любви, – чуть растерянно признается мадемуазель Дюран, и спрашивает робко: – Ты не передумал жениться? Не будешь покушаться на мою свободу?
– Нет. Если ты не будешь покушаться на мою. Я никому не разрешаю лезть к себе под панцирь, ты не забыла? А эгоистичен гораздо больше, чем ты.
– Правда? – Жанна заглядывает в его тёмно-синие глаза, переставшие улыбаться. – Стоит ли тогда огород городить? Если мы оба такие независимые?
– Стоит. Да, это будет встреча двух одиночеств, но никаких других встреч просто не бывает в природе. Своё одиночество я предлагаю тебе. И согласен разделить твоё. Твоё и ничьё больше.
– А если бы я сказала «нет»?
– Я ответил бы, – негромко, но абсолютно убеждённо произносит Неро: – «Человек, желающий стать самураем, должен быть твёрдо уверен: не существует ничего такого, что он не смог бы совершить». Я добивался бы того, что ты посчитала невозможным…
– Люди, он похитил мою гениальную, выстраданную бессонными ночами идею! Бесстыдный плагиатор! – увидев на столе синюю пирамидку, вопит вернувшийся Янсонс, закатывает глаза к бахромчато-ледяному потолку грота, и тут же переходит на деловитый тон, с комичной угрозой глядя на Дини с высоты своего роста. – Я говорил, что бить тебя не буду? Мужик слово дал – мужик слово взял. Буду бить аккуратно, но сильно, – он ставит посреди стола серебряное ведёрко с бутылкой «Дом Периньон». – Ну что ж! Мои руку и сердце безжалостно отринули, я убит, но всё произошло так, как произошло. Странно пить на Кубе что-то, кроме рома, но по такому случаю нам всё-таки не грех выпить шампанского! – Валдис начинает торопливо отдирать фольгу и откупоривать пробку. – О, я делаю это великолепно! Не бойся! – успокаивает он девушку, заранее зажавшую уши.
– Я и не боюсь! – гордо заявляет мадемуазель корабельный доктор.
– Да ты у меня геройская девушка! – любуется ею навигатор.
– Да, – говорит его Золотая Рыбка легко, но с достоинством.
– «Да, – согласилась она, немного подумав», – делая вид, что записывает, повторяет Неро.
– А что, надо было соглашаться не раздумывая? – парирует Жанна. – К чему вы меня склоняете?!
– Исключительно к совету и любви! Наконец-то завершился миллион экзистенциальных терзаний, следить за которыми уморился доблестный экипаж «Ётуна» в полном составе! Эх, ребята, как же я за вас рад! – разливая вино, шумно ликует связист и грустно вздыхает: – Вы-то устроили своё счастье… А мы будем смотреть… и завидовать. Мы объявили на корабле полярную ночь, когда отправили солнцеликую Жаннетту в трёхмесячный оплачиваемый отпуск. Крокодил ты, Дини! Проглотил наше светило золотистое! Единоличник! Куркуль! – между воплями Янсонс успевает спросить застенчиво: – На свадьбу-то позовёте? Слушайте, влюблённые, а возьмите меня с собой в свадебное путешествие, когда оно у вас начнётся! Я вам на пляжý вместо портативного голокомбайна буду! Правда, у развлекательного комплекса марки «Val Jan» есть два недостатка, – Валдис изображает хитрый прищур, а говорит тоном самым простодушным: – Меня надо кормить. И меня нельзя выключить.
– Вот насчёт «нельзя выключить» я не сомневалась! – усмехается мисс Дюран.
– Скажи ему своё фирменное «Выйди вон!» – насмешливо предлагает Неро.
– Я его убью собственноручно! – смеясь, обещает Жанна.
– Пощади его израненную душу. Он же из-за нашего обручения весь на нервах, потому и трещит, не переставая, – снисходительно объясняет штурман.
– Понимает, что это его лебединая песня! – невинно улыбается золотоволосая дева.
– Как говорится, назвался груздем – полезай в пузо! – горестно вздыхает связист, поднимаясь. – Не сомневаюсь, что господин Дини сегодня же подстережёт меня в тёмной подворотне, чтобы мило и интеллигентно устроить мне тяжёлое сотрясение мозга. Ой, пора скромняге Валдису произвесть ретираду!
– До связи! – машет ему Жанна…

...Допустимые потери – минимальные из возможных, – донеслось до старшего навигатора, который качнул головой и глухо закашлялся, подавившись неровным вдохом: во тьме голороман прошлого был практически ощутим, словно на максимальных настройках реалистичности. Приступ дурноты – это ж тоже последствия слишком большой дозы кислорода, да? Но почему-то индикатор маски уже горит зелёным… 
Господа нафигаторы тоже заткнулись (рявкнуто же было про «все»), и нашаривали падды руками, дрожащими от священного трепета перед командиром.
Вон до той звезды, что справа? – уточнил Неро глуховато и странным тоном. Нет, ну какая ирония, просто маска сбивается из-за бороды, дышать трудновато. – Сейчас будет у нас своё порно, специфическое, – пообещал он, касаясь экрана и запуская программу, – уведите детей. 
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-02-2020 04:54:30)

+4

18

«Вот всегда знал, что сколько ни надейся на лучшее, однажды всё равно вляпаешься в  приключение, – мысленно резюмировал энсин. Теперь, когда их спонтанно образовавшаяся «команда» пополнилась ещё одним участником, а точнее, участницей, разум ещё более явно начал подкидывать мысли, одна «позитивнее» другой. Ну а что? Героический офицер в героическом золотом – есть, есть симпатичная девушка, не блондинка, а значит, по закону жанра, у этих двоих с 67% вероятностью кармическая защита от различного шального и непредсказуемого. А ему, как порядочному краснорубашечнику, вот самое то где-нибудь трагично...
«Тьфу на тебя... на меня... Звёзды! Ну что за ерунда в голову лезет?!»
Энсин Норман, как нам сделать это побыстрее и без использования лифта?
Оливер задумался, мысленно перебирая варианты. Жаль, что в торпедную шахту такой «подарочек» из-за габаритов не затолкаешь, а то достаточно было бы спуститься до шестой палубы.
Впрочем, был и иной вариант, пониже. Помимо турболифтов, корабль был так же оснащён лестницами, которые в свою очередь, по воле капитана, были переоборудованы под возможность превратить их в сплошной пандус. Надо было всего лишь активировать либо сенсор, что сейчас было трудновыполнимо, либо механический тумблер, встроенный на случай совсем «чёрного дня» в стенных панелях у начала и конца лестниц.
«Находимся мы сейчас на пятой палубе, на восьмой же есть воздушный шлюз подходящих габаритов, пусть он и предназначен для немного иных целей».
Главным было до этого шлюза добраться без особых «приключений». Не сильно похоже на план, но возможно, сойдёт. Осталось только озвучить.
Надо спуститься на три палубы ниже. На восьмой есть подходящие шлюзы, которыми можно воспользоваться. Без турболифта будет непросто, но после переоборудования лестницы можно трансформировать в пандус и скатить по нему.
«Главное – не разогнаться и не впечатать важный груз в стену. Не пушинку же катить будем. Всего три длинных спуска. Всё не так плохо, да?» – уже не столько нервно, сколько обречённо скользнуло по разуму чуточку пессимистичной мыслью.
Простите, ничего больше в голову не приходит, – может, другой способ и был, но пока что это виделось энсину единственным вариантом.
[AVA]http://s9.uploads.ru/NDVk9.jpg[/AVA] [NIC]Оливер Норман[/NIC]

+4

19

[NIC]Хельга Браун[/NIC]
[AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/689/28065.jpg[/AVA]
[STA]медперсонал[/STA]
Десять минут... – задумчиво протянула девушка, глядя на контейнер с реактором и прикидывая, как его транспортировать. Колёсики – это, конечно, хорошо...
Но вопрос с транспортировкой решает энсин.
Ну да, лестницы-пандусы. Давайте тогда пойду вперёд, активирую их.
Не то чтобы Хельга считала, что не способна помочь с транспортировкой, просто... Да просто стоит сказать, что она побаивалась выхода из строя реактора, мало ли что. Это когда разумом ты понимаешь, что в случае чего даже испугаться не успеешь, и вообще, давно привыкла к возможным опасностям, но это не мешало бояться: безотчетно, инстинктивно.
Для Хельги такое было в новинку, и не сказать, чтобы очень нравилось.
Поэтому она медлила, словно решаясь, а потом поспешила вперёд. До лестницы было не так уж далеко. Оставалось ещё добраться до заветного тумблера, что девушка и поспешила сделать, надавливая его.
Ступени стали соединяться в единое полотно, но решили застрять на полпути. Кажется, энергии не хватило даже на это. И нести им этот контейнер вручную.
Девушка заспешила вниз, надеясь, что второй тумблер все же выдаст необходимый эффект.

Отредактировано Гретель Хэлл (07-03-2020 22:06:02)

+2

20

Три палубы, три пандуса – и вот он искомый шлюз. Быстро и просто – что может пойти не так? Человеческая часть Валериса даже не хотела думать на эту тему.
Хорошо, что Норман так сообразителен и отлично ориентируется. А то, пришлось бы искать исправленные чертежи или тыкаться наугад. Конечно, старпом любил на досуге прогуляться по кораблю пешком, это не только давало возможность размять ноги – во время этих прогулок, он неплохо изучил настоящую планировку «Стража», но всё же не досконально. К тому же, когда тело находилось в движении, проще было раскладывать мысли по полочкам. (Предполагается, что заниматься этим легче во время медитации, но оказывается, сидя на коврике, не так просто достичь нужного результата.)
Видимо, Хельга не очень одобряла их план, но вызвалась помочь и унеслась активировать пандусы. Такая помощь тоже была кстати, контейнер маломаневренный и тяжёлый. Кто-то должен проверять и расчищать путь.
Оценив ситуацию, Валерис взялся за один из передних поручней контейнера, указав энсину на поручень сзади. Осторожно, стараясь не обивать углы и дверной проем, они выкатили его в коридор. Мягкий, почти неслышный ход колёсиков обеспечивал ровное, довольно лёгкое движение. Они ускорили шаг и бодро направились к первой лестнице.
Там их ждал неприятный сюрприз: несмотря на то, что тумблер переключения лестница/пандус находился в правильном положении, ступеньки замерли в полуповёрнутом виде. Они остановились, обозревая возникшую неприятность.
В этот момент Валерису захотелось взглянуть в глаза тем, кто занимался модернизацией лестницы. Будь здесь сейчас капитан, словарный запас энсина и первого пополнился бы такими идиоматическими выражениями, от которых уши сворачиваются в трубочку! Но капитана здесь нет, и потому лишь мрачные взгляды на торчащие ступени были немым укором «умелым» техникам.
Энсин, постарайтесь придержать наш груз так, чтоб он не шел юзом.
Они начали спуск. Почти весь вес приходился на Валериса, и к середине лестницы мышцы спины начало предательски сводить. Ещё чуть-чуть, ещё немного... Какое-то колёсико зацепились за ступеньку и контейнер качнуло. Стиснувший зубы старпом впечатался плечом в стену, но груз удержал, и не позволил контейнеру перевернуться.
Болезненно, будет гематома. Но это ерунда, сейчас есть проблемы посерьёзнее.
Наконец им удалось преодолеть эту лестницу. Мышцы нещадно ломило, а ушибленное плечо ныло. Энсин слегка прихрамывал – ему тоже досталось, хоть и не так сильно. Глубокий вдох, встряхнуть плечами – и вперёд.
Следующие две лестницы оказались абсолютно исправны, вдвоем без затруднений докатили реактор до шлюза. Там их ждала Хельга.
Валерис заблокировал колёса, отошёл к стене и плюхнулся на пол, ощущая натруженной спиной холод металла.
Норман, вы сможете его активировать? Там под панелью, прикрывающей клавиатуру, лежит инструкция о том, что можно и что нельзя делать с этим устройством.
Главное, чтоб шлюз не заклинило, тогда нам конец...

[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

+2

21

Перевести объект из «пункта А» в «пункт Б» – что может быть проще? Но даже так не всё прошло как по маслу.
Сперва не сразу сработавший механизм на спуске, потом контейнер едва не упал – хорошо, что у коммандера получилось его удержать, всё же вулканцы физически сильнее людей. Энсин, конечно, тоже постарался помочь по мере своих скромных человеческих возможностей, но будь он один, точно бы не смог справиться.
Норман, вы сможете его активировать? Там под панелью, прикрывающей клавиатуру, лежит инструкция о том, что можно и что нельзя делать с этим устройством.
Могу, сэр, – Оливер согласно кивнул, прицениваясь взглядом.
Но сперва всё же быстро осмотрел шлюз, одновременно поддевая и поднимая указанную панель. Шлюзовый отсек выглядел работоспособным, а на небольшом экране в стене рядом с ним не мигало никаких предупреждений об ошибках. Что, увы, не гарантировало то, что они не могли появиться по ходу процесса.
Под панелью тоже всё было как положено и понятно даже без инструкции, был опыт работы с подобными агрегатами, пусть и встречались иногда достаточно специфичные сборки, но суть и принцип работы обычно у всех был схожим.
Однако лучше перестраховаться и ознакомиться с тем, как советуют обращаться именно с имеющимся образцом.
Сверяясь с инструкцией, Оливер выполнил пункт за пунктом, внимательно следя, чтобы не случилось ничего неожиданного.
Готово. Осталось закатить это в камеру шлюза, – энсин метнулся к панели, вбивая команду, и створки промежуточной зоны разъехались, пусть и с крохотным запозданием. – Я справлюсь. – короткий, сочувствующий взгляд мазнул по устало сидящему у стены старпому.
Дело оставалось за малым: вкатить реактор в отсек, выбежать из него, запирая створки очередной командой. Отклацать по экрану откачку воздуха и отключить в отсеке гравитацию, после чего открыть шлюз со стороны космоса, активировать выталкивающий импульс и надеяться, что всё пройдёт, как задумано.
«Итак, сперва откачать воздух...»
[AVA]http://s9.uploads.ru/NDVk9.jpg[/AVA] [NIC]Оливер Норман[/NIC]

+2

22

Один из «скатов» вернулся обратно, но, как ни странно, не проявлял ни малейшего признака того голодного нетерпения, которое раньше было у его собратьев. Это что-то напоминало, но что именно?
«Когда добыча уже поймана», – абсолютно не к месту и вместе с этим слишком вовремя мелькнуло воспоминание, – «хищники из семейства кошачьих и котоподобных могут откладывать процесс ее поедания на некоторый срок, в течение которого они проявляют черты детенышей, в частности, играют с добычей, живой или мертвой, имитируя предшествовавший процесс охоты…»
Вот только этого им не хватало. Имитации процесса охоты… и то, что за обзорным – не лев или тигр, а космическая неведомая хрень, отношения Гордона ничуть не меняло. Сколько не знал про этих тварей, столько еще и не знал бы, и в глаза их не видел, но что есть – то есть, и теперь поздно метаться, лучше уж твердо на ногах стоять, и…
На ногах. Стоять. Генераторы гравитации, блять! И никакой связи, как обычно, черт бы побрал инженерную, вечно они ничего не могут сделать! Кислород подается – и слава богу, хотя запаса на мостике хватит почти на сутки – это если считать ту границу, после которой они лягут и не встанут больше, хотя пассивные химические системы газоочищения увеличат этот срок втрое, если не больше, а запас по дыханию достаточен на всех палубах, даже (и особенно!) в жилых отсеках.
– Кто находится на постах – пристегнитесь, остальные – у кого есть магнитные захваты на обуви, активируйте их, у кого нет – будьте аккуратнее, – гравитация отключалась с капитанского пульта, да и падда точно так же, как и жизнеобеспечение, требовался только ввод кодов доступа – заученные наизусть и вдолбленные в память, они легли под пальцы. Теперь в рабочем состоянии остались только те системы, которые работали от автономных батарей и малых генераторов, те же падды, коляска Неро, аварийные кислородные системы… часть медотсека, рассчитанная на поддержание жизни в критических ситуациях.
Оставалось только надеяться, что никто вне мостика не будет ранен из-за отключения гравитации, которая, к счастью, отрубалась не мгновенно, а словно «истаивала», позволяя осознать это и либо включить захваты, либо уцепиться за что-нибудь стабильное и переобуться в нормальные ботинки. В конце-то концов, уже сто лет на кораблях таким пользуются не только в голоспектаклях про суперагентов, но и на постоянной основе.
А варп-ядро придется гасить вручную, и добраться бы до него еще, когда половину дверей надо открывать вручную, а системы связи работают раз через десять.
– Кто-нибудь, у кого работают личные коммуникаторы, свяжитесь с инженерным. Приказ – максимально снизить выработку энергии с варп-ядра, – не обращать внимания на то, как с отключением жизнеобеспечения перестала шуметь на границе слышимости вентиляция, оставляя им обратный отсчет до того момента, как сначала начнет немного болеть голова и клонить в сон. – И на селекторы, если они еще не обесточены, предупреждение о том, чтобы все оставались на местах, а кто занят физической активностью – прекратят до того, как не будет отменен приказ.
Если за два часа твари не уберутся, придется искать способы подключить жизнеобеспечение в обход основной энергосистемы, а аварийные накопители вряд ли смогут долго поддерживать эту систему «на плаву». Впрочем, если включать ненадолго, только чтобы прогнать очистку воздуха… нет, этим займется Морриган. На то он и Мультитул, чтобы придумать, как это сделать без ущерба для остального корабля.
Передано в инженерный, – отозвался Барони. – Ответ цитировать не буду, но пообещали отключить, как и импульсные. Должен заметить, что…
Заметил? Молодец, а теперь, пожалуйста, возьми пример с Дини и заткнись, – из капитанского голоса вежливость улетучивалась почти одновременно с тем, как нарастала закрытая тварью площадь. Это было чем-то похоже на детский лагерь – темнота, тишина, стучит по падду Неро, а у остальных лица только экранчиками и подсвечены, но теперь страшилки из детства медленно становились реальностью. Черная простыня – вот она, ползет. Красная рука… не ломал пока еще никто, и лучше бы не. Про зеленые пальцы вообще стоило молчать.[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][STA]Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь.[/STA][NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN]

Отредактировано Кристиан МакКензи (11-04-2020 16:41:36)

+5

23

Команда на откачку воздуха из шлюзовой камеры сработала без заминок, но далее потянувшиеся вбивать следующую команду пальцы уткнулись в почерневший экран, не подающий даже и малейших признаков электронной жизни.
«Один».
«Два», – внутренний отсчёт опережает секунды, ускоряется поток мыслей, как и раньше бывало в ситуациях, когда нужно больше времени, чем положено Мирозданием.
Погас, как отрубили, свет, оставляя только тревожно алеющие лампы аварийного, что работали на химии, и тонкие жёлтые полоски на полу у стен и у потолка, что погаснут со временем, израсходовав всё, что успели впитать в себя ранее, очерчивающие своим тусклым жёлтым свечением контуры коридора.
«Три».
«Четыре».
Корабль стал тише. Замер так, как никогда ранее, только лёгкая вибрация по полу от ещё работающего двигателя в глубинах, позволяла понять, что «Страж» ещё не превратился в безжизненный кусок металла и неработающей техники.
Не умер. Замер. Пока.
«Пять».
Было много причин, по которым такое могло бы произойти, Оливер мог бы назвать три, а потратив ещё несколько драгоценных секунд – пять логичных и подходящих, но...
«Шесть».
Комком камня и глины сдавило внутри, пробирая холодом, словно безжалостный вечный космос уже пробрался через и форму, и кожу.
...но. У них тут не очень-то стабильный, активированный генератор, который надо вытолкнуть наружу. Без энергии у камеры импульс создать не выйдет, его просто будет не вытолкнуть. И шлюз наружу не открыть дистанционно с безжизненного пульта.
«Семь».
«Восемь».
Руки тянутся к аварийному рычагу, выламывая защитное пласт-стекло не глядя, раня пальцы о неровные осколки. Не глядя. Потому что смотрит он на Хельгу, чьи глаза ещё только начинают распахиваться в понимании, а алый отблеск ламп в её зрачках похож на... не важно. Смотрит на уставшую фигуру старпома на полу у стены, который только поднимает взгляд на изменившийся источник света.
Хорошо, что мысли могут течь быстрее, чем время, потому что...
«Девять».
Он проскальзывает в со скрипом разъехавшуюся не до конца щель между створками и дёргает другой рычаг, уже изнутри, видя через смыкающуюся щель, как Валерис пытается вскочить на ноги, открывает рот...
«Десять».
«Одиннадцать». – счёт замедляется, выходя вровень со временем.
Ноги начинают отрываться от пола. Вот и не понадобилось вбивать никакие команды. Горькая усмешка скользит по губам. Генератор, медленно кренясь, отрывает сперва одно колесо, а следом и остальные.
Везение – это подтолкнуть его к шлюзу так, чтобы не сдетонировал от удара, пользуясь тем, что невесомость ещё только вступает в свои права.
Пальцы оставляют кровавый след на ещё одном рычаге, щиплет оцарапанную ладонь.
«Двенадцать». – что-то встаёт поперёк мыслей, как стена, как преграда, словно замок, повешенный на дверь. Норман промаргивается, пытаясь прогнать что-то, что начинает мешать думать. Он же так упустит время, которое сейчас ценнее любых сокровищ!
Получается, но теперь уже время безжалостно обгоняет. Секунды несутся быстрее, чем за них цепляется мысль. Время ещё есть, но если восприятие продолжит непонятно с чего тормозить...
Уцепиться одной рукой (для хоть какой-то опоры) за верхнюю часть рамки, что приварена вокруг раскрывающегося, как цветок, шлюза – он, как астра, наверное, или апельсин с множеством мелких и узких долек.
Выдохнуть всё что есть в лёгких. Отмахнуться от глупых мыслей. Таких бессмысленных и некстати.
«Тринадцать», – что-то ломается изнутри. Что-то сминает и дрожь рук, и гул в голове, и тошноту в горле. Вычищает как мусор. Как ненужное. То, что тоже некстати.
Некстати, потому что надо теперь аккуратно передвинуть свободной рукой и ногами тоже, и плевать, как это со стороны выглядит, достаточно габаритный объект через шлюз, и лишь когда задняя часть генератора окажется на границе между всё ещё кораблём и космосом, вцепиться в рамку и второй рукой, примеряясь для...
«Четырнадцать», – отсчёт продолжается другим голосом. Спокойным, не разменивающимся на суету мелких мыслей.
А ещё, везение – это когда реактор не взрывается, получив удар с двух ног со всей дури, и вылетает строго по той траектории, которую ты задумал. Вот только будет ли этого достаточно? Будет ли такой импульс достаточным?
А астры, как звёзды, и апельсины пахнут, как детство...
«Пятнадцать», – одна из рук шарит в поисках по стене, в мыслях бьётся вопрос: А сколько уже прошло?
Если успеет, сможет закрыть шлюз. Если не будет обращать внимание на то, что чувствует кожа, что видят глаза, что думает мозг...
Коже – холодно. Хочется вдохнуть и немного – спать. И, кажется, одна и та же мысль повторяется уже не первый раз, уплывая, как в вату.
«Никогда не умел надолго задерживать дыхание. И как только сдал общую подготовку?"
«Это рычаг под пальцами, или мерещится?»
«Даже если мерещится – потянуть. Упереться в стену, насколько это возможно в невесомости, из последних сил, и потянуть».
«Сердце всегда такое громкое?»
«Сосредоточься! Вышло? Что вообще происходит? Глаза-то открой!»
«Шестна...»
[AVA]http://s9.uploads.ru/NDVk9.jpg[/AVA] [NIC]Оливер Норман[/NIC]

Отредактировано Адам Лефлер (11-04-2020 18:23:14)

+5

24

Из-под полуприкрытых век Валерис с интересом наблюдал за действиями энсина. По телу разлилась усталость, но он не спешил её прогонять – сильный вулканский метаболизм быстро с этим справится. Всего лишь повышение уровня лактата в мышцах.
Паниковать же не было смысла. Как минимум, это нелогично – переживать за то, что ты не в силах изменить. Поэтому он просто отдыхал в ожидании результата.
Хельга, видимо, не разделяла его точку зрения, она нервно теребила рукой свою униформу и туда-сюда прохаживалась, тоже наблюдая за Оливером.
В какой-то момент, когда оставалось всего ничего – отправить контейнер в шлюз. Валерис подумал, что надо предложить свою помощь, (необходимости нет, но предложить надо), произошло полное отключение энергии. Едва он успел перевести взгляд на ближайший светильник, и начать обдумывать выход из сложившейся ситуации, (а она была восхитительная – реактор запущен, управление же шлюзом без подачи энергии затруднено, и на решение проблемы меньше восьми минут), как сообразил что Норман уже всё решил. Валерис успел лишь вскочить на ноги, когда створка открытого вручную помещения шлюза закрылась за нырнувшим в него энсином.
Спонтанно вырвавшийся крик «Стой, не делай этого!» тот уже не услышал.
Кровь стучала в висках, выброс адреналина прогнал боль и усталость. Мерзкая червеподобная мысль подтачивала нервы.
Не уберёг своего члена экипажа, молодого парня, ты за него в ответе! Что делать будешь? А если он не справится, и будет на твоих руках не только его труп, но и работающее опасное устройство. Или ещё лучше – взрыв произойдет прямо здесь и сейчас!
Валерис стоял. прижав ладони к гермодвери, и вглядывался в смотровое окошко, ощущая, как плавно ослабевает искусственная гравитация. Отбросив лишние мысли, он высчитывал предполагаемые человеческие возможности в текущем положении, и словно точнейший секундомер – сколько времени прошло с момента, как энсин задержал дыхание.
Ещё немного, Оливер, дотянись до рычага. Ты всё сделал правильно, рассчитал не хуже вулканца! Ну же! Заверши начатое, просто выживи!
Как только внешние створки шлюза закрылись, Валерис рванул испачканный кровью рычаг. Протиснувшись в открывающуюся дверь, подхватил потерявшего сознание энсина, и, одновременно нащупывая пульс, вынес из шлюза.
Сошедшая на нет гравитация не мешала, магнитные набойки на обуви позволяли двигаться достаточно быстро. Старпом коротко бросил:
Хельга, помогите привести его в сознание.
Первый выдохнул с облегчением, когда Норман наконец открыл глаза. Осталось выяснить, насколько он пострадал.

[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

+4

25

[NIC]Хельга Браун[/NIC]
[STA]медперсонал[/STA]
[AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/689/11704.jpg[/AVA]
Она смотрит расширенными глазами на то, что творит энсин, понимая задумку.
Это же самоубийство, самоубийство!
Хочется рвануть вперёд, перехватить, не дать сделать глупость... Но порой жизнь одного ради жизни нескольких сотен – вполне приемлемая жертва. И все же...
Хельга не особо верила в какие-либо высшие силы, но сейчас, инстинктивно, держась за ближайшую трубу, ибо не была готова к отключению гравитации, она попросила кого-то, кто создал этот бескрайний космос, чтобы подвиг энсина не привел его к гибели.
Впрочем, можно было надеяться на высшие силы, а можно было им помочь.
Поэтому Хельга активировала магнитные захваты, радуясь тому, что сегодня их надела, и поспешила к аптечке в одной из ниш. Обычно они открывались кодом или карточкой, но сейчас, когда вся энергия была на минимуме, его пришлось вскрыть. Это удалось сделать быстро. Доступ к лекарствам же должен быть всегда, даже в непредвиденных ситуациях, поэтому стоит чуть-чуть поднажать, и вот, заветная кислородная маска и Фраксипар.
Теперь главное – вовремя их перехватить, не давая разлететься по коридору, вместе с остальными препаратами.
Маска занимает свое место на лице энсина, а сама Хельга просит старпома подойти поближе к стене, чтобы устроить мешочек с кислородом, пока девушка вставляет в гипошприц ампулу с лекарством. Пустая упаковка из-под нее отправляется в полёт, сейчас не до неё. Препарат под кожу.
Итак, первая помощь оказана, теперь стоит транспортировать пострадавшего обратно в медотсек, под капельницу, чтобы кровь насытилась кислородом.
Оливер? Энсин Норман? Вы меня слышите? Если да, кивните.
В аптечках не предусмотрены инструменты отоларинголога.
Внешних признаков повреждения барабанных перепонок не было. Смотреть с помощью фонарика Хельга не рискнула. Сейчас лучше под капельницу.
А ещё... Девушка снова метнулась к аптечке, по пути ловя пустую упаковку, а потом доставая обезболивающее в ампулах, гипо и мазь с трибенозидом.
Она вернулась к старпому и энсину.
Давайте и вам укол сделаем. Обезболивающее.
Говоря это, Хельга уже примерялась, как транспортировать энсина. Отключенная гравитация в этом помогала, облегчая. можно сказать, вес парня. Вот только кислород надо будет нести ещё.
Вообще, стоило бы попробовать сделать носилки, но это трата времени. Хельга прикусила губу.
Так, давайте укол, а потом возьмите, пожалуйста, кислород, а мне оставьте Нормана.

Отредактировано Гретель Хэлл (02-05-2020 16:26:00)

+2

26

«Самое отвратное в космосе, – голос инструктора из Академии гулко пульсирует где-то под черепушкой, – это не холод, не радиация и тем более не невесомость. Хуже всего то, что вас пытается убить собственное тело. Давление. То, что вы не ощущаете в привычной для вас среде и то, что разорвёт вас изнутри, стоит лишь оказаться в области пониженного или отсутствующего давления. Космос, поверьте, будет убивать вас куда медленнее, чем ваш собственный организм».
Этот момент вспоминается в раздражающе-чётких подробностях. Середина первого курса,  насмешливо не верящие ещё в опасности лица сокурсников. И только один из них, высокий рыжий парень, согласно кивает словам преподавателя. У него, кажется, сестра погибла при разгерметизации шатла...
Тело ощущается, но такое неповоротливое и тяжёлое. Наверное, часть мелких сосудов всё же полопалась, и скоро пойдут пятнами синяки. Перед глазами картина не лучше – размытая муть в тёмных тонах.
«И маска, ублюдок, смылся в глубины сознания, вытолкнув наружу из спокойствия и тишины. Не должны были столь тщательно закреплённые блоки слететь так рано. И что теперь делать? Выжидание и наблюдение – не мой профиль, кретин! Хочешь чтобы я тут в шпиона играл?» – чёртов приёмыш не отзывался. Шок от близкой и возможной смерти загнал субличность в глубокий анабиоз, оставляя оригинал, не сильно-то любящий выползать на свет звёздный, в раздражении стискивать зубы.
Оливер? Энсин Норман? Вы меня слышите? Если да, кивните.
Голос звучал чуть глухо, словно из отдаления, хотя, по идее, говорящая должна была быть рядом.
Кивок вышел слабым, но глупо было жаловаться – и так легко отделался. А так... Тело слушается, пусть и не идеально, слух есть, не без изъянов, но это временно, восстановится. Зрение... условно есть, но пока не восстановятся повредившиеся сосуды и под черепушкой не перестанет бешено стучать глухими барабанами кровь – пытаться сконцентрироваться на картинке так и так бесполезно.
Есть, правда, одна проблема. Деля на двоих одно тело, «основа» и «маска» личностями были разными, а уж после того, как «маска» был дополнительно откорректирован для нынешней миссии...
Одна надежда, что неизбежно изменившуюся мимику и иную характерность движений спишут на шок, или на что-то ещё. А в идеале и совсем не заметят! Поэтому «когти» спрятать, клыки не скалить и завязать цепью на глотке ненавистный контроль. Это маске хорошо, он воронову «контролируй эмоции. Без ясного дисциплинированного разума ты без пяти минут труп!» – с открытым ртом внимал. Адам контроль ненавидит, это одна из множества вещей, на которые у него почти полноценная аллергия.
Можешь ударить – бей. Есть силы взять желаемое – бери! Если кто-то сильнее тебя, прижми уши, склонись или подставь шею и жди – однажды сильнейший обречён проявить слабость.
Удивительно, как Рейвену с таким мировоззрением подчинённого вообще удалось заполучить его верность. Может, и правда, мозги промыл? А что ещё ожидать от телепатов?
При мысли об оставшемся где-то далеко начальстве по губам скользнула улыбка, стал чуть мягче клокочущий эмоциональный фон. Удачно вышло, а то кто знает, вдруг находящийся рядом вулканец больше, чем контактный телепат? Ни к чему фонить на всю округу, как дикий зверёныш.
Адам, нет, – временная недееспособность маски не означает, что стоит ломать легенду даже в мыслях наедине с собой. – Оливер поморщился от того, как корябает лёгкие изнутри закачиваемый через маску кислород и с лёгким раздражением пробует перенять свои-чужие повадки.
Овечья шкура неохотно и дёргано наползает поверх вздыбленного хребта.
[AVA]https://sun4-16.userapi.com/PG5QdG6mBfv1uVmQPP0S_YxffJE36KUAehoeAQ/ioJuQPwC0To.jpg[/AVA] [NIC]Оливер Норман (Адам)[/NIC] [STA]Он идёт по твоему следу…[/STA]

+2

27

Порой секунды кажутся слишком долгими, как будто время действительно замедляет свой ход. Лишь одно мгновение Валерис смотрел в открытые глаза вернувшегося в сознание Оливера. Внимательно разглядывая проступившую сетку мелких полопавшихся сосудов, он было пришел к выводу,
что с энсином всё в порядке. Но какое-то странное выражение, мелькнувшее на его лице заставило старпома насторожиться. Он поймал себя на том, что его свободная рука дёрнулась к виску в желании убедиться...
В чём ты хочешь убедиться? Что он не сошел с ума, или не ненавидит тебя? Теперь это не твоя забота. Ты не просил его, не заставлял.
Вместо этого Валерис подсунул руку под плечи подвисшего в невесомости тела. И отрицательно покачал головой на предложения Хельги:
Нет, нам не нужны носилки, а мне не требуется обезболивающее. Давайте поскорее доставим его в лазарет.
По дороге, придерживая одной рукой кислородный баллон, а другой всё ещё касаясь плеч пострадавшего, Валерис безуспешно пытался отогнать воспоминания.

Испуганными округлившимися глазами Том смотрел на Валериса, прижав ладони к стеклу. В его серо-зелёных глазах читалась паника. Он что-то шептал, наверное, шептал – при крике другая артикуляция. Валерис не слышал его сквозь изоляцию термокамеры, он пытался отключить неисправное устройство. Температура внутри неё стремительно понижалась, ещё пара минут – и она достигнет критической точки. Для беззащитного человека внутри это будет конец.
В лабораторию вернулся профессор Штепп. Побледнев до цвета стен, он ринулся к щитку распределителя энергии и выдернул предохранитель. Затем отключил дублирующий блокиратор – и дверца термокамеры открылась.
Том спешно вывалился из неё наружу, судорожно обхватив себя руками. Он пытался согреться, вцепившись пальцами с побелевшими костяшками в собственные плечи. Валерис смотрел на происходящее, словно призрак из-за стекла, как будто это всё очень далеко от него, иллюзия – не более. Только услышав нецензурные крики Штеппа, он отмер, и, схватив плед, бросился к Тому. Тот смотрел на него с ужасом, и перекошенным от ненависти лицом.
– Ты меня чуть не убил! Не трогай меня! – выкрикнул Том, отпихивая Валериса.
Они пытались починить аппарат, пока профессор Штепп вышел на обед, Валерис был уверен, что они смогут. Том полез внутрь проверять датчики, а камера заблокировалась и запустилась – сбой программы... Но Том больше не был его другом, он был зол, испуган, не верил в случайность.

Помогая аккуратно пристроить Оливера на койку в медлабе, Валерис отметил, что подача энергии восстанавливается, а гравитация плавно возвращается к привычной. Значит, получилось, надо подняться на мостик и уточнить ситуацию. Кивнув Хельге, он ещё раз посмотрел на Оливера; хотел тот того или нет, а героем стал, причём живым.
Поправляйтесь, Оливер Норман, спасибо за ваш самоотверженный поступок.
Старпом поднял руку, изобразив таал:
Живи долго и процветай!
Попрощавшись, Первый развернулся и направился на мостик.

[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

+5

28

Ссориться хотелось до неприятного дрожания в руках. Мозг штурмовал нервную систему, так что покалывание в кончиках пальцев работало будто бы система «Свой-чужой», озлобленно огрызаясь на приближение к столь ненавистному и одновременно любимому ромуланцу. Но ситуация вынуждала подавить свои чувства в очередной раз и остудить разум. Зеф утешала себя тем, что иначе продолжения разговора могло и не быть, а она никак не могла упустить возможность высказать всё накипевшее этому надменному эгоисту.
Дверь закрыта снаружи, мы заперты здесь как мыши в клетке. Сканер фиксирует инородный организм, прикрепившийся к обшивке корабля...
Ситуация усугубляется звуком, издаваемым со стороны обшивки, – поддержал нарочито холодный тон Т'Лэмик. – Кем бы ни было это существо - оно уничтожает корпус корабля.
Мыслей у Т'Лэмика было много, но сконцентрироваться ему не удавалось – незаконченный разговор терзал эмоции сильнее возможной гибели.
Подсади меня, – Зеф кивнула в сторону вентиляционной решётки под потолком.
Суммы наших ростов должно хватить, чтобы ты дотянулась, – кивнул Влад.
Он подставил руки, скрестив их в замок, но вспотевшие от напряжения пальцы, как назло, соскользнули в самый неподходящий момент, и Зефир, пытаясь сбалансировать, крепко уцепилась за шею Влада слегка проехавшись по ней ногтями.
Влад! – Зеф на эмоциях выдала ромуланцу затрещину, но это привело лишь к тому, что его голова на секунду наклонилась вперёд, и длинный нос Влада ненароком коснулся носа Зеф. Это смутило их обоих, так что Зеф и Влад оказались по разные концы комнаты за считанные секунды.
Похоже, это не сработает, – спустя несколько секунд тишины произнёс Влад. Вот если бы вдруг...
Не успел он договорить, как судьба приподнесла парочке неожиданный подарок – гравитация начала отключаться, и Влад с Зеф, не сговариваясь, бросились к вентиляционной решётке. Осознав, что они вновь движутся наперерез друг другу, ребята попытались избежать столкновения, но лишь ещё более неловко соприкоснулись телами. Взяв эмоции под контроль, Влад взял за руку попытавшуюся снова сбежать Зефир и максимально спокойно произнёс:
Надо выбираться отсюда, – в довершение фразы он кивнул, чтобы показаться как можно более убедительным. Достав фазер, тактик разрезал корпус решётки и показал в направлении открывшегося выхода: – Вам сюда, мисс.
Парни вперёд, – нахмурилась Зеф, недовольно представляя вид, который будет открываться Владу. Эта форма хорошо обтягивала контуры её тела.
Сохраняйте профессионализм! – почти обиженно произнёс Влад, но всё же полез первым.

________________________________________________

Выбраться удалось как раз вовремя – существо пробило дыру в обшивке и комната автоматически загерметизировалась.
Ну что, тактик-офицер, какой у нас план? – язвительно спросила Зеф, осматривая пустой коридор.
Влад подключился к ближайшей консоли управления и задумчиво вскинул бровь, как бы прикидывая все варианты:
Будь я плохим тактиком, я бы предложил добраться до мостика, но, судя по данным системы, гравитация была отключена вручную, а значит, капитан на месте и пытается решить вопросы.
Почему ты так решил?
Я бы поступил так же. Если к нам присосался какой-то энергососущий паразит, я бы отключил всю возможную электроэнергию, затем позволил паразитам немного успокоиться, выждал, а затем рванул бы на всех парах отсюда к ближайшей звезде, в надежде сбить существа со следа.
И что это значит?
Значит, что нам надо побыть фокусниками. Переключить внимание с того места, где на самом деле происходит всё действо. И идея выкинуть какую-нибудь приманку наверняка пришла уже кому-то в голову, так что я предлагаю идею извращённее – мы создадим своё маленькое солнце и запустим его в противоположную сторону от корабля. Чем больше источников отвлечения, тем лучше!
Создать своё солнце? Да уж, играть в Бога в твоём стиле, Влад. Но как ты...
Солнце – всего лишь продолжительная химическая реакция, раздутая до невероятных масштабов. А имея нужные компоненты. её легко можно повторить дома. Только не рассказывай никому, что дядя Влад учит неопытных энсинов плохим штукам, договорились?
Он слегка усмехнулся и знаком пригласил Зеф срочно следовать за ним.

[AVA]http://sh.uploads.ru/R62Zp.jpg[/AVA] [NIC]Владислав Т'Лэмик[/NIC] [STA]Русский? Ромуланец? Адская смесь![/STA]

+2

29

«Навигаторское порно», как это ни странно, тоже иногда требует пауз. Вот как раз в одну такую, пока гелево-пакетные, ячеистые, квадратно-гнездовые, ядовито-зелёные с желтизной мозги Мастера варили вычисления из скормленных ему данных и алгоритмов расчёта, Неро поднял глаза в тот самый момент, когда на обзорный иллюминатор снова будто полу чёрной злодейской мантии накинули – пафосно так, а она не удержалась и ме-е-едленно оползала с носовой выпуклости звездолёта.
Голубцы, – не выдержал такой эпичности мозг человечий, штурманский. – Именно этим словом, не имеющим отношения ни к голубям, ни к голубчикам, ни к чему-либо голубому, называлось то блюдо имени бабушки Чехова, по рецепту которой, со слов Паши, конечно, Анка его и готовила – биточки из фарша и риса, завернутые в капустные листья. Эти скаты сейчас точно так же заворачивают «Страж», они – ни дать ни взять! – те самые капустые листья… отбитые. Нет, это мы отбитые, причём совсем, потому что так напороться только мы и могли, да. Однако ещё не фарш, пока, пусть шанс им стать достаточно велик, если ничего не делать. Или если делать что-то слишком активно.
Вот с чем, с чем, а с активностью на этом безумном корабле всегда всё было хорошо, все живчики такие… куда деваться, – Дини хмыкнул в маску, понял, что она слишком мешает, и стянул её. Смысла в ней пока мало – выдышать кислород они точно смогут не скорее, чем корабль раздавят, как орех, в скатьих объятиях, прокусят, прогрызут, проплавят… или что там эти твари делают с обшивкой легкого корпуса? И что будет… нет, как скоро они доберутся до корпуса прочного? – маска легла на консоль, старший штурман качнул головой в ответ на вопросительный взгляд (да неужели?) заткнувшегося Барони. Да, нарушил приказ капитана – один, но чтобы выполнить другой. Он, лейтенант-коммандер Дини, всё-таки не кангу, не саммардванка какая, рук у него в два раза меньше, всего две, если одной данные вводить, другой пристегиваться, то маску держать нечем уже. Всё равно обтурация ни к чёрту из-за бороды, сбривать надо эту лешачье-депрессионную красоту. Но это потом, если доживём до. А вот пристегнуться важнее прямо сейчас, потому что… упасть в невесомости нельзя, но ушибиться обо что-то очень даже можно, «всплывать» с колясочного сиденья и растекаться по мостику… да если бы мыслью, нет же – всем, так сказать, организмом – совершенно не хотелось. С коляской вместе плавать эдаким пупсом в люльке не хотелось тоже, но работают ли магнитные захваты у колесных втулок? Случая проверить не было, значит, как уж повезёт. Ремни вот сработали идеально – и на том спасибо.
Зелёный промельк букв на главном мониторе навигационной консоли Неро уловил боковым зрением как раз в тот момент, когда плотно притянуло к спинке коляски, охватывая плечи, поперёк груди, в паху. Всё, зафиксировало, ладно.
Курс проложен, – отправляя данные, негромко продублировал он голосом – умница-зараза Мастер оставил только визуальное оповещение, на звуковое пожадничал. Ну и правильно – энергию экономим и прячем же, а слепых у них на мостике нет, да и невнимательных тоже.
Вот теперь можно и захваты проверить – эхом такого же тихого, но отчётливого в темноте пилотского «Курс взят» Неро коснулся сенсора уже на колясочном подлокотнике – контурно, слабенько подсвеченного бледно-зелеными штришками, плотно взялся за край консоли и попытался сдвинуть «тележку» свою вместе с собой, но та словно вросла в пол. Вот сразу от сердца отлегло: держит, стало быть, бабочкой порхать не придётся. Хоть и не адмирал пока, но такое не пристало… и на фиг не упало.
Сеанс сенсорной депривации какой-то – все чувства обостряются, да? Ну вот, пожалте, особенно заболела спина, да твою ма-а-аму!.. Одна надежда, что мыслительные способности тоже того… обостряются, и снизойдёт ещё какое-нибудь озарение насчёт того, как этих тварей...
А если называть их, как положено официально – «жизненная форма», а не «эти твари», они перестанут крушить корабль?.. Ха-ха, смешно.
Что же это за форма такая? Мозг, с одной стороны, понимает, что и в открытом космосе что-то может жить, питаться, размножаться, но как же сложно это принять сознанию существ, привыкших жить именно на планетах! Теперь, в очередную паузу, в темноте особенно долгую, наконец удалось поймать странность, которая в суете никак не могла выявиться: почему, если скаты питаются энергией, которой в космосе хоть зажрись у любой звезды, они напали на корабль? Мушку, песчинку на морском берегу? Это же сравнивать… сравнивать… ну вот как море воды и капельку на спинке тли.
Стоп, – Неро сосредоточенно и ненужно, в общем, прищурился. – Может, как раз в этом дело? Ведь такая капелька «медвяной росы» сладкая, не просто дождинка-росинка. Но тогда они, скаты, знают разницу. Мы, что, не первый корабль, который они…
Или мы просто и тупо на них напоролись, с нашим везением и такое запросто. А новое лакомство – это всегда интересно. Или новая игрушка… и вообще можно совместить то и другое,
– штурман припечатал ладонью начавший взлетать над консолью падд.
  [NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-06-2020 03:34:39)

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 31. Свадьба с препятствиями