Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » ФИО, планета Cетх » Сетх, орбита, военная станция клана Тигров (законсервирована ФИО).


Сетх, орбита, военная станция клана Тигров (законсервирована ФИО).

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

http://s5.uploads.ru/eGmpM.jpg

Отредактировано Шангхар Джеро (03-11-2018 17:59:07)

0

2

События держали такой темп, что Фарэй не мог позволить себе никаких эмоций.
Он не жил – он функционировал по разработанному плану, существовал на износ. Сон заменила медитация, еда была насыщена полным комплектом веществ, необходимых для оптимального жизнеобеспечения. Брикет синтетика всегда был у Люция с собой на случай, если его занесет в голубые дали.
Встречу с молодым офицером Тигров подготовили переговоры младших порученцев неделей раньше, теперь настало время поговорить с ним лично.
Что за дуэнде сумел объединить бойцов разных кланов в один отряд? Молодой, почти ребенок, судя по данным разведки. Харизматик? Прирожденный лидер?
Возможно ли, чтобы он стал знаменем того единства, о каком ...мечтал?.. какого добивался Фарэй, беспощадный к себе и, едва лишь требовалось, – деликатнейший к возможным партнёрам и единомышленникам. Но с дуэнде, объединившим представителей разных кланов, навряд ли придется деликатно рассыпать перлы дипломатии, призывая к межклановой терпимости.
Фарэй открыл глаза, выходя из стазиса, когда стыковка была завершена. Машинально он взглянул на свою голограмму и позволил адъютанту поправить складки гербовой пелерины на плече. Из всего эскорта с Фарэем был только этот мальчик, Рутендо, один из недавних воспитанников. Тен заменил ему Беленького после злополучного боя, когда тот пропал без вести.
И этой мысли сейчас было не место. И мыслям о Зэне, и памяти о дочери, Шани, чьи дороги накрыл туман войны.
Да, именно Зэн упомянул при встрече с отцом имя «Дхаран». Мальчик, на пару сотен лет его младше, запомнился сыну лэри. Обученный разбираться в характерах и оценивать возможную пользу или опасность своих контактов, Зэн отозвался о юном Тигре смешанно. Истинного приверженца традиций, Зэна смешило, а значит – смущало своенравие Тигрёнка в совместной с их кланом операции, но и не признать таланта мальчишки принц не мог.
Пройдя стыковочным коридором, Фарэй ответил жестом на почетный салют встречавших и последовал за своим сопровождающим. Он отметил, что встречавшие носили знаки четырех различных кланов. Леопардов среди них не было, хотя Фарэй знал, что у Дхарана в отряде есть члены его клана. Тактичность или осторожность?
Это ещё предстояло понять.
Лорд Дхаран. – Этикет требовал приветствия голосом, и Фарэй неукоснительно следовал этикету. К мысленной речи они придут на иной ступени доверия. – Приветствую от Клана, Лэри и себя лично.
Он рассматривал юношу перед собой, не только глазами, оценивая его ауру и ауры окружавших его подчиненных, чьё отношение, при всей дисциплине, считывалось достаточно ясно. Этого лидера уважали. А кое-кто из присутствовавших в помещении испытывал и более яркое чувство к молодому командиру. Фарэй отметил для себя эти нюансы, никак не классифицируя их пока. Возможности возможностей, вот чем были первые наблюдения.
Я благодарю вас за возможность лично поговорить с вами. Позвольте рассчитывать на разговор один на один прежде, чем мы придем ко взаимно устраивающему нас решению.
Шпионов никто не отменял, и никакие сентиментальные рассуждения о верности – ба, дуэнде? – не могли поколебать Фарэя в намерении говорить с Тигренком с глазу на глаз.
При этом его адъютант, немало искушенный в обеспечении безопасности, уже делал первичное сканирование помещения, прижав к плечу руку со встроенным в ткани нейроплантом. Он не оставит Фарэя прежде, чем убедится, что имеет право его оставить – Рутендо отличался упрямством даже среди котят Леопардов – и будет стоять у дверей на страже, как ритуальный камень.

+2

3

Рейды шли один за другим. Без роздыху и продыху. Они дрались, как будто все Предки разом прокляли их и возжелали их смерти. Вот только подыхать они не торопились. Зато дохли враги. Дохли пачками. Разорванные, сожженные заживо, взорванные, сошедшие с ума, сами выбрасывались в открытый космос, в панике спасаясь от невидимого, но казавшегося таким реальным врага.
Команда Дхарана с каждым днем сплачивалась все сильней, все лучше притиралась друг к другу. С каждым рейдом они находили все новые решения, все новые возможности для сотрудничества, для совместной работы. И хохотали, яростно скаля зубы, глядя, как сгорает очередная база врага, выплевывая в космос обломки и трупы. С каждым разом они совершенствовались, приносили новые идеи, обдумывали их, шлифовали и воплощали в жизнь. Каждый из них приносил свои таланты, вплетая их в общую цель, все больше расширяя не только возможности своей группы, но и области их применения. С каждым рейдом они становились коварней, искусней, опасней. И с каждым рейдом росла их аутсайдерская слава, тем не менее приводившая к ним все новых и новых бойцов. Каждый клан давал свое, неповторимое, эксклюзивное, лучшее.
Они вместе сидели над планами, вместе разрабатывали, обдумывали, решали. И у Дхарана хватало ума и энергии, чтобы направить разрозненный энтузиазм в одно общее русло. А потом они шли в рейд. И возвращались почти без потерь, оставив после себя руины и трупы. И праздновали так, как только дуэнде могут праздновать смерть врага.
Когда Шангхару сообщили, что с ним хочет встретиться Люций Фарей, Джеро только молча уставился на своего помощника и по совместительству любовника. Говорить что-то словами через рот не имело смысла. Фраза «Какого лысого Предка ты мне сейчас втираешь» читалась в ментальной составляющей Тигра так ясно, как звезды за бортом станции.
Это не сказочки, – Ниет протянул ему планшет. – Смотри сам.
Джеро уставился в планшет, проштудировал все, что было.
Глазам не верю, – он тоже перешел на вербальное общение. – И мозгам тоже.
И куда уж верить?
Люций Фарей, Лэрд клана Леопардов, дуэнде старше его самого на... – сколько?.. четыреста лет? – решил с ним встретиться? С чего бы вдруг?
Шангхар не особо обманывался относительно своей значимости в глазах других дуэнде. Сопляк, котенок, едва успевший выплюнуть мамкину сиську, он пытался доказать Сетху, что чего-то стоит, что-то значит в этом мире. Он возражал, требовал, доказывал свои теории, пытался продвигать свою стратегию. Не желал мириться с приказами командора флота, требовал, чтобы его услышали. Будь он чем-то меньшим, ему бы уже свернули башку. Но Шангхар был племянником лэри, и ему прощали, пока не достал окончательно всех. И тогда ему попросту выделили одну из баз и оставили в покое.
Сначала Шангхар был потрясен, оставшись практически один. Никто из Тигров не желал идти за ним, жалким сопляком. А потом появился один единомышленник. Потом другой. Потом третий. И вот теперь у них на станции было не протолкнуться от бойцов и персонала. Глаза Дхарана горели азартом, от него растекались волны энергии и энтузиазма, заражавшие других. Его рейды доказали свою эффективность, и с каждым днем все больше таких же вот отщепенцев из разных кланов стекались под его знамя, разделяя его взгляды, желая сражаться с ним во имя свободы Сетха.
И все же Дхаран отдавал себе отчет, что большая часть дуэнде не принимает всерьез их банду аутсайдеров. Даже не смотря на то, что они давно превратились в мощную военную единицу. Имя Фарей было знакомо Дхарану по не столь давнему рейду, когда их команду внезапно привлек к общей операции клан Леопардов.
Зэн Фарей.
Имя молодого военачальника Леопардов Джеро хорошо запомнил. Хотя бы потому, что Фарей не знал, как вести себя с ним. Зэн изо всех сил соблюдал этикет, но Дхаран все равно видел то снисхождение, с которым молодой принц относился к нему. Правда потом снисхождение сменилось смущением, когда Леопард понял, на что способна его бригада.

На организацию встречи ушло не так много времени. У них не было лишнего времени, учитывая, что вокруг война. На переговоры потребовалась всего лишь неделя. Джеро очень хотел знать, о чем желает говорить с ним лэрд клана Леопардов.
Лэрд Фарей, – Дхаран склонил голову. – Приветствую вас от себя лично и от моей команды. Для нас честь принимать вас на нашей станции.
Тигр сделал рукой приглашающий жест. Все его люди отступили в сторону, а потом и вовсе разошлись, как бы давая понять, что лэрд может ничего не опасаться.
Дхаран проводил Леопарда в маленькую кают-компанию, прилегавшую к его собственной капитанской каюте.
Прошу, мой лэрд, располагайтесь, – Джеро указал ему на стул у стола, а сам отошел к бару, откуда извлек бутылку бренди и пару бокалов, поставил все это на стол. – Уж простите, у нас тут плохо с этикетом. Мы всего лишь грубые вояки, и думаю, вы понимаете, что оказались в компании изгоев. Ну, или почти изгоев. Так что не церемоньтесь, у нас тут все по-простому.
Сорвав пробку с бутылки, Джеро разлил по бокалам темно-коричневый напиток, сел на против Фарея. Устремил на него прищуренный взгляд.
Чем я смог заинтересовать вас? Этот вопрос не дает мне покоя. Лэрд, пожелавший увидеться с котенком Тигров... – Шангхар усмехнулся. – Я ведь в самом деле котенок. Хоть и опасный. Можете говорить смело, все, сказанное здесь, не покинет этого помещения.
Сам Джеро прятался за щитами, не спеша пускать под них постороннего, хоть и без фанатизма, но и сам не пытался лезть под щиты другого, зато давал читать эмпатическую составляющую, тем самым являя миру и воспитание, и тактичность, и готовность к общению.

Отредактировано Шангхар Джеро (11-11-2018 14:02:48)

+1

4

Адъютант Фарэя вышел последним, дождавшись мысленного сигнала уйти. Рутендо оставался верен себе и не видел причин доверять никому, когда сопровождал своего наставника.
Не спеша, Люций устроился в предложенном флит-кресле, тут же приноровившемся к его не слишком большому весу. Тигрёнок выглядел куда массивнее и гораздо более рослым, чем старший Леопард, а вот глаза оставались славными, детскими. Зэн в его возрасте уже успел измениться, под стать окружению, он сызмала привык к недоверию, интригам, подковерным дракам и ударам в спину.
Племянника лэри Тигров тоже должны были растить по-королевски, отучать от излишней доверчивости, не человечий отброс, как-никак, а вот же сохранил ауру милой котячьей наивности. Одна из составляющих его личности, что позволила преодолеть межклановую вражду?
Интересно, насколько сильна его харизма?
Вы показали себя незаурядным тактиком, лорд Дхаран, – да, таких талантливых щенков и котят штабы выискивают и готовят наилучшим образом для службы клану. Но сейчас этого было мало. Время ставило свои жесткие рамки. – Что планируете в перспективе? Налёты – неплохо, но противник у нас… крупноват. Самую малость.
Он усмехнулся, по-кошачьи сужая глаза. Сейчас он говорил очевидное и наблюдал за реакцией Дхарана. Думал ли тот дальше, за пределы того, что было по силам небольшому отряду? Или усталость рутины поглотила молодого лидера?
В каком наибольшем масштабе вы уже думали? Союзная операция? Два клана, три?
Люций спрашивал себя, планируя эту встречу, кого он увидит? Амбициозного капитана? А если – юного гения, полководца, какие появляются в тяжелые эпохи?
Мечты, но всё же… Котёнок.
Объединению кланов, в первую очередь, мешало даже не недоверие. Амбиции. Кто станет во главе? Чей лидер, чей лэрд?
Даже Люцию не приходил на ум образ котёнка.
«Почему бы и не котёнок?»
Почему бы и не юнец, вчерашний выученик, ведь обычно к ребенку относятся как к ребенку, даже будь тот гением. Привычка, мешавшая увидеть во враге союзника, точно так же помешает увидеть в юноше опасного соперника…
Мысли, промелькнувшие у Фарэя в потоках маскировочных коаксиалей, означали переоценку. До недавнего времени Люций мучительно стягивал, точно края раны, представлеия и реальность, стараясь уравновесить предубеждения своих оппонентов с их здравым смыслом. Молоденький Тигрёнок внезапно завершил кристаллизацию сумбурных идей.
Противникам будет казаться, что можно побороться за «знамя». За возможность манипулировать юнцом. Кем-то из них самих при этом управлять станет легче. А насколько умелым должен быть кукловод, который захочет стоять за Тигрёнком – это Люций прочитал во взгляде Дхарана.
Но оставалось неясным, насколько изощрён сам Тигренок в искусстве управления, или то, что увидел Фарэй в лицах его подчиненных – это лишь энтузиазм аколитов? Аколитов, которых питает сила молодого Тигра, но не его искусность…
Сила молодости иссякает. Ей на смену обязаны прийти знания и опыт. Если же их не будет, век чемпиона краток.

+2

5

Шангхар только бровью повел в эдаком нейтральном жесте, вроде бы ничего не выражающем, но для тех, кто его знал, - а таких были единицы, - это движение означало удивление. Не просто реакция на слова, а реакция мощная, зацепившая до печенок. Внешне Тигренок никак больше не выдал своего изумления.
Хрена себе, начало разговора. Леопард был более, чем прямолинеен. Вот так вот сразу. Вы знатный тактик, что планируете в дальнейшем? Планов было громадье. Не все они поддавались осуществлению. А если уж быть точным, то лишь мизерная их часть. И тем не менее, лэрд задел за живое. Не просто за живое, но еще и за раненное.
Наибольшие масштабы, лэрд Фарей? Помилосердствуйте, какие масштабы при моих-то скудных ресурсах? Диверсии, не более, – ответ был изречен иронично-огорченным тоном, но взгляд Джеро на миг утратил свою котеночью наивность, став темным и тяжелым. На очень краткий миг, но вполне достаточный, чтобы Фарей это уловил.
Тигр встал, прихватив свой бокал, отошел к огромному иллюминатору, устремив взгляд на звезды. Другую руку он независимым жестом зацепил большим пальцем за военный пояс, на котором болталось до черта нужных вещей.
Дхаран прекрасно понял, о чем говорил лорд Леопардов. Все, что осталось недосказанным, было столь же явно для него, как и произнесенные вслух намерения. 
Думал ли Джеро о будущем? О, много раз. И прекрасно понимал, куда забрасывал удочки Люций Фарей. Он был прав, чтобы одолеть Империю Ориона, нужны совместные усилия всего Сетха. И причины, по которым такое объединение пока что представлялось мало вероятным, были тоже прозрачны. Кто встанет во главе объединенного сетхианского флота? А потом и во главе всего Сетха? Подобный союз кланов стал бы беспрецедентным событием. Одним из тех, что меняют будущее. Захочет ли командующий флотом лишиться подобной власти, когда закончится война? Захочет ли вернуть самостоятельность кланам? Или возжелает воцариться на Сетхе в качестве первого монарха, основав первую в истории королевскую династию Сетха? Дхаран с уверенностью мог сказать, что ни один дуэнде в здравом уме не откажется от подобной власти. Как только речь заходила о каких-либо союзах, сразу вставал этот извечный вопрос – кто?
Видел ли Дхаран себя во главе объединенного флота? Конечно. Иначе он просто не был бы дуэнде. Видел ли его кто-то другой в этой роли?..
Тигр дернул губами, то ли в нервном жесте, то ли в усмешке. Зачем Фарей здесь и задает эти вопросы? А если он тут для того, чтобы прикончить зарвавшегося Тигра? Бунтарские наклонности Джеро были хорошо известны. Что, если Фарей прибыл сюда, чтобы оценить размах тигриных амбиций, и оценив их, как критичные, ликвидировать смутьяна, замахнувшегося на такой кусок, в какой еще никогда не впивались дуэндийские клыки?
Тигренок отпил глоток бренди из своего бокала, покачал напиток, наблюдая, как янтарная жидкость омывает стекло. Поза его оставалась такой же расслабленной и вальяжной, но целых пять секунд он размышлял о том, чтобы убить Фарея прямо сейчас. Однако потом мысли потекли в другую сторону. Никто Тигренка во власть не пустит. Можно сыграть именно на том, что его молодость и неопытность – прекрасная возможность для манипуляций. Люций Фарей в роли Серого кардинала? А почему бы и нет? У Фарея было то, чего не было у самого Дхарана – связи, влияние, и, чего греха таить? – огромный опыт. Почему бы не сделать его своим союзником?
На все эти размышления ушло едва ли полминуты, после чего Джеро повернулся к Фарею.
Наш противник, как вы справедливо заметили, лэрд Фарей, несколько крупноват, – с ноткой иронии изрек Джеро, растягивая слова в той своей вальяжной манере, которая делала его так похожим на огромного кота. – Самую малость.
Он чуть усмехнулся, щурясь, снова поболтал бренди в бокале и сделал глоток, прежде чем заговорить:
Проблема в том, что и для двух-трех кланов он тоже будет крупноват. И тоже самую малость. Совсем чуть-чуть, – он поднял руку, жестом изобразив, насколько мало. – Но к сожалению, этого чуть-чуть вполне достаточно, чтобы перевес был не в нашу пользу.
Дхаран вернулся к своему креслу, неторопливо опустившись в него.
Вы понимаете не хуже меня, Люций, – можно просто Люций? – что мы проигрываем войну, – Джеро снова прищурился. - И в связи с этим позвольте вас спросить. А в каком наибольшем масштабе думали вы?
«Кого вы видите на троне объединенного, единого Сетха?» – этот недосказанный вопрос, облеченный даже не в слова, а всего лишь в некое ощущение вероятности, тем не менее повис в воздухе, ощутимый, как водяная взвесь.

+2

6

Было что-то очень располагающее в серьезности юного Тигра, когда он пытался расчленить услышанное и свои догадки рассудительно и по-взрослому. Леопард смотрел на него, внутренне удивляясь теплым обертонам, коснувшимся в эти минуты его эмоций.
Ошеломить собеседника, сломать ожидаемый им ритм, вынудить думать и действовать в удобном тебе спектре – Фарэй находил этот путь удобным и логичным. Он лишь не мог сейчас понять, какую струну в нём самом зацепили реакции Тигрика.
И разбираться в себе оставил на более удобное время. Когда-нибудь никогда.
Талантливый, полный энтузиазма котёнок, от кого время требовало, пожалуй, больше, чем он мог пока дать.
Насколько больше?
Что способен выдержать вчерашний недоросток, когда на него свалят право и долг, во всей их полноте? Сейчас-то, что ни говори, Дхаран лишь развлекался и действовал в рамках «моя левая задняя лапа хочет».
Фарэй окинул мощную стройную фигуру юноши долгим, ощутимо долгим взглядом, изучая и… лаская его. Температура воздуха в комнате чуть повысилась, самую малость, совсем незначительно.
В тех, – Фарэй произнес это негромко, послав звук голоса прямо к ушам Тигра, – какие способны наше поражение вывернуть наизнанку… Да, Дхаран, нет смысла в титулах, какие могут скоро потерять этот смысл. Быть может, очень скоро, если мы с вами сейчас не найдём общее решение.
Он послал импульс, без слов предлагая Тигру обернуться. Над пальцами руки, поднятой вверх и сложенной в бутон, горела и плясала иллюзия: Сетх и имперская корона, обхватившая его в солнечном золотом сиянии. Затем корона потеряла свой блеск, распалась на лучи и сформировала темный красно-фиолетовый орнамент из клановых гербов, постепенно сложившихся в знакомую любому дуэнде противостоящую пару – Светлой и Тёмной Лун.
Расширяясь – или то уменьшался Сетх – динамичный орнамент и Луны охватывали всё бо́льшую часть пронизанного звездами пространства, пока в их власти не оказалась яркая золотая точка светила с гербом Императора.
Нет, командир! – голос ворвался в безмолвный разговор с такой яростью и силой, что мог истребить любую иллюзию. Подтянутый и сдержанный, офицер, что встречал Фарэя вместе с Тигром, оказался в комнате, решительно встав между ним и своим командиром. Он выглядел возбужденным, растрепанным, соколиные яркие глаза горели огнем на грани безумия. Жаркие, страстные волны, пульсируя, хлестали от него, заливая всё помещение.
Даже не слушай его, командир! Дхаран… этот тип хочет тебя одурачить! Ты разве не видишь, зачем он здесь? Он здесь, чтобы забрать тебя у нас… у меня! Чтобы разрушить все, чего мы достигли… и нашу любовь. Этот прощелыга, он хочет забрать тебя себе!
Фарэй погасил иллюзию над рукой, мельком глянул на дверь, сейчас закрытую, потом на Тигра.
Не спорю, Дхаран, вы вполне привлекательны, – заметил он прохладно, – но ваш друг немного… гхм… сместил акценты.
Если это было «немного», то еще чуть больше – и можно было бы устраивать оргию Двух Лун. Воздух стал настолько вязким и плотным, что перехватывал дыхание; вихри раскаленного, чисто по-дуэндийски безудержного желания взвивались вокруг всех троих, приводя в хаос мысли и сбивая все попытки рассуждать без эмоций.
Фарэй встал с креслица. Он направился к кофеварке, но при этом следовало пройти мимо Дхарана. Его помощник-Сокол решительно заступил дорогу и поднял ладонь в жесте, предупреждающем атаку.
Через его плечо Фарэй пристально посмотрел на Тигра.

+2

7

Ведомый Харлоком драккар медленно пожирал оставшееся расстояние до апосетхия.
Благодаря случаю пиратская шайка вместе с неслучайными пассажирами на борту снова коптила пространство орионской империи. Благодаря чудовищно нелепому, не просчитанному Харлоком, случаю.
Вероятности, не учтённой в скрупулезных расчетах. Впрочем Клеменс никогда не зацикливался на промахах и рассматривал неудачи лишь как способ обогатить свой опыт. И был ярым приверженцем принципа "что нас не убивает, то делает сильней".
Хотя, после недавней его выходки, виды Моря замаячили сразу перед несколькими лордами. Что не помешало их благополучно сплавить вниз - на Сетх. Из прежней компании на борту "Аноис" остался только Дхаран. И теперь, после ритуального вручения кланового перстня Драконов юному Каракалу, следовало расставить логичные акценты. И поэтому драккар тотчас скорректировал курс.
- "Лорд Шангхар", - учтивое мысленное обращение легким ветерком скользнуло по щитам угрюмого Тигра, - "Вам не знакомо искусственное тело веретенообразной формы с четырьмя причальными захватами? Если да - то жду Вас в грузовом трюме возле причального терминала. Не забудьте прихватить броню".
И тут же скомандовал по внутреннему интеркому. - Старпом на вахту!
Теперь - воспитанница.
- Лери Лейхен Линкс аргх Олл... - церемониально ровный, с умело подавляемыми нотками ехидства голос прозвучал на капитанском мостике. - Прошу составить старому пирату компанию в посещении одной древней военной базы на орбите Сетха. Заодно,  - вкрадчиво добавил Олл, - кое-что выяснишь для себя относительно моих дальнейших планов. И еще... Просто внимай - очередь твоих ходов придет. И придет довольно скоро. И ты к этому должна быть готова...
Харлок одним движением покинул капитанское кресло, кивая Лейхен на ходу и подхватывая шлем от боевого скафандра.

Отредактировано Клеменс "Драхен" Харлок (15-11-2019 22:06:11)

+2

8

Возвращение на Сетх... Желал ли его Шангхар Дхаран Джеро? Желал всей душой. Он тосковал по родному миру. Соскучился безумно, мечтал снова прикоснуться к его силе, окунуться в мощь его духа, понять которую не суждено никому, кроме дуэнде. Все его существо рвалось домой, туда, где жили его Предки, где была сама его суть. Вот только Шангхар прекрасно понимал, что ему туда нельзя. Он беглец. Он совершил побег. В отличие от других дуэнде, которые уже имели право покинуть "Амриту", он такого права не удостоился. И вряд ли удостоился бы когда-нибудь. Орионцам мало было раздавить его на нижних этажах, превратив сотню лет его жизни в непрекращающийся пылающий ад, они с радостью отняли бы у него возможность умереть в родном мире, уйти в Море, чтобы потом вновь возродиться...
Хотел ли он бежать? Наверное, хотел.
Конечно, хотел. Когда, как - он лишь начал думать об этом.
Но все решили за него. Случайность? Совпадение? Подстава? Не суть важно теперь. Теперь он не в "Амрите". Он больше не пленник...
А кто он? Все тот же изгой. И даже хуже. Теперь он еще и беглец, которого будет искать Орион. И ему нельзя в клан, чтобы не подставить его. Шангхар ненавидел род Нягу, но сейчас этот род уже канул в лету, место правящего рода теперь занимают Джеро. И тем опасней приезжать на Сетх.
Тигр мрачно смотрел на такие знакомые звезды сетхианского небосклона, маячившие на экране. Родина... Так близко и так недоступно.
Мысленное обращение Дракона не застало его врасплох. И внешний вид базы, скользнувший по ментальным образам Дракона, сразу же был узнан. Скривив губы, Шангхар хмыкнул. Теперь им распоряжались, как щенком. Олл, видать, решил, что весь мир ему принадлежит. Может и так. Но была в этом движении одна частица, которая не желала подчиняться общему движению.
Тигр пришел в грузовой трюм. Вот только броню он брать не стал.
Извини, Ящер. Во время абордажа я подчинялся тебе только потому, что тогда была такая необходимость, чтобы выжить, чтобы вернуться домой. Но теперь, здесь, на орбите родного мира, по которому истосковалась душа, тебе придется доказать мне, что ты стоишь того, чтобы я подчинялся тебе. А я ведь Тигр. Я не покоряюсь просто так.
- Это моя станция, - ровно, без эмоций, закрывшись щитами, сообщил Дхаран, появляясь за спиной у Дракона. - Зачем мы здесь?

+2

9

- А у меня что, есть выбор?
Лейхен подняла глаза от книги, которую читала. Да, именно от бумажной книги. По возможности она предпочитала читать именно так: листая страницы и вдыхая запах бумаги и клея. Как в старину.
Стоит сказать, что сидела девчонка на полу, хоть и рядом с креслом. На этом самом кресле удобно лежал ее локоть - так сидеть было лучше всего. По ее мнению, естественно.
- Составлю, конечно... компанию. Но что буду только смотреть - не обещаю... 
Тихий хмык, который получился каким-то очень кошачьим звуком. Вредные глаза. Но ей было интересно - к гадалке не ходи. Будь и вправду кошкой - наставила бы сейчас на Харлока оба уха, что б ничего не упустить. И уж, конечно, она не замедлила двинуться за ним, привычно копируя действия. Раз берет шлем - так и она прихватит. Тем более что теперь есть скафандр-то. По размеру, все чин чинарем.
- Будь готов... всегда готов... - тихое бурчание себе под нос, показывающее, что книги юная степная рысь читает ну ооочень разные. И порой оооочень странные.

Отредактировано Лейхен Линкс (16-11-2019 17:29:11)

+2

10

Освобождение из "Амриты" - случайность, совпадение или подстава? И все решили за лорда Шангхара? Если бы Олл в этот момент смог услышать мысли Дхарана, то он очень сильно позабавился бы. Драконы ничего за других не решали - они просто создавали условия для принятия решения. Харлок в силу своей паранойянормальности не верил в случайности и совпадения. Впрочем, подстава была ему ближе по духу, но не отражала в полной мере всю суть своей движущей силы с точки зрения Клеменса. Что бы сказал Дхаран, знай о том, что в абордаж на чужой корабль Харлок повел их не для того, что бы вернуться домой. Для этого хватило бы совсем другой комбинации ходов. Поскольку информации о встреченном корабле не было в базе "Аноис", стало быть и информации о дуэнде не могло быть на "Страже". И что бы взять его в энерготандемную связку хватило бы личного присутствия Харлока на корабле. В виде гостя или пленника - не важно. С учетом малочисленности и слабости телепатов на чужом корабле Клеменс смог бы обаять экипаж и внушить им мысль о скачке в другие координаты. Причём на взгляд экипажа "Стража" - самостоятельную для них и добровольную мысль.
Абордаж служил другой цели - сплочению. Как бы странно это слово не звучало в дуэндийской среде. Олл распределил роли, расставив акценты, определившие необходимость взаимодействия и помощи друг другу.
Но не об этом ли он говорил в кают-компании драккара накануне абордажа? И кто его тогда услышал? Правильно - никто. Как только компания лордов покинула Амадор, они снова вспомнили сетхианские уклады.
А абордаж просто им напомнил, что иногда все бывает по другому.
С другой стороны, мальчишник зятька - милого увальня Ольгрейна, удался на славу!
- Выбор есть и обязан быть всегда, лери Лейхен. - грустно усмехнулся Харлок. - Просто мы иногда можем его не видеть.
И старый контрабандист спустился в грузовой трюм, производя последние приготовления к стыковке с военной базой Шангхара.
- Это моя станция. - раздались слова Дхарана, за спиной. - Зачем мы здесь?
- Я не собираюсь бросать Вас в лапы орионских ищеек, лорд Шангхар. Несомненно, было бы величайшей глупостью с моей стороны спасти Вас с Амадора, что бы тут же избавиться от Вашей персоны на Сетхе. Что привело бы к Вашему возвращению в "Амриту". Это - первая причина, лежащая на поверхности.
Рифлёный пол трюма мягко содрогнулся под ногами собравшихся, обозначив факт стыковки.
- Остальные причины я опишу на борту Вашей базы, если позволите. - Клеменс проверил работоспособность регенеративного дыхательного устройства шлема. - Прошло много лет, Дхаран. И сейчас на Вашем месте я бы озаботился получением ответа на вопрос - а сможем ли мы там хотя бы дышать?

+2

11

Джеро дорого бы дал, чтобы узнать, какие замыслы крутятся в Драконьей голове. С одной стороны, вырваться с Амадора было прекрасно, божественно прекрасно. Давно Тигр не испытывал такой радости, как при мысли, что чертов коралловый риф канул в космическую бездну. С другой стороны, он прекрасно понимал, что его будут искать. Может, не слишком усердно, если россказни о его подвигах против Ориона успели померкнуть в памяти орионцев за давностью лет. Но будут. С дуэнде расслабляться никогда нельзя. Так что на Сетх ему нельзя. Пока, во всяком случае. И видят Предки, он ничего так не желал, как ступить на борт своей станции, которая на долгие военные годы стала его домом. Но вот отдавать этот дом под командование Дракона, да хоть кого угодно, хоть самих Предков, Дхаран не желал и не собирался. По-крайней мере, пока не узнает его планов.
Нет, Тигр не льстил себе надеждой, что Дракон вывернет перед ним душу и раскроет свои замыслы. Скорей был уверен, что до последнего не узнает содержания оных. Но как минимум, если уж Олл хочет, чтобы он предоставил ему свою станцию для осуществления своих планов, ему придется объяснить, какую выгоду с того получит Тигр.
Пока что Тигр не видел в Харлоке ни друга, ни хотя бы союзника. Да, помог сбежать, поклон вам низкий, но вот из каких побуждений действовал Харлок? И все оставшееся время продолжал скрытничать, не собираясь посвящать окружающих в свои намерения.
Еще во время того абордажа Тигра не отпускала странная мыслишка, что все это было постановочным спектаклем. Если поначалу, пока события быстро и весело крутились вокруг этой атаки, из которой в конечном итоге вышел пшик, он ни о чем не задумывался, то потом червячок сомнения начал точить неугомонный разум Джеро. И как ни странно, но толчком к осознанию неправильности происходящего послужил сиятельный лорд Камо, в великолепии белоснежного пафоса воздвигшийся в дверях мостика. При виде этой фигуры у Дхарана появилось отчетливое ощущение фарса. Фарса, в котором он был добровольным и радостным участником. Впрочем, пока эта космическая опера способствовала их возвращению домой, у Тигра не было оснований возражать.
Потом появилось время подумать. Посиживая в своей каюте на борту драккара, любезно предоставленной Драконом, Шангхар от души покопался в закромах своей памяти, в которые мастер - не найти ему покоя в Море, - успел вколотить огромный объем знаний, да и сам потом Тигр кое-какой информации поднабрался. Сопоставив то, что знал, с тем, что видел во время абордажа, он окончательно убедился, что весь этот абордаж был цирком. Ради чего цирк был затеян, у него предположения тоже были, но их Тигр пока что предпочел держать при себе.
- Я все еще не поблагодарил вас за свое спасение, лорд Олл, - Джеро улыбнулся, подпуская в голос бархатных кошачьих ноток, которые скорей уместны были бы в бальном зале и ярко контрастировали с обликом облаченного в броню всего из себя сурового Харлока. - Простите мне это невежество.
Подойдя к нему, Тигр прислонился плечом к панели рядом с люком, скрестив на груди руки.
- Конечно, мы не сможем там дышать, лорд Олл. Станция мертва. Когда мы получили сообщение о нашем позорном поражении, мы тут же поспешили вывезти с нее все, что смогли, и отключили ИИ.
Тигр сощурился, глядя куда-то в сторону, словно припомнив те денечки, потом снова посмотрел на Харлока.
- Это прекрасная станция. Могучие энергоблоки. Полная автономия. Но сейчас она отключена. Воздух в отсеках оставался, но за давностью лет, полагаю, он давно превратился в непригодную к дыханию смесь. Включить ее можно. Но сделать это могу только я.
Протянув руку, Дхаран прижал указательный палец к хромированной детали отделки стены. На ней остался отчетливый отпечаток.
- Ментальный отпечаток моего разума, совмещенный с кодом активации - единственное, что вернет этого Лазаря к жизни. Вопрос один. Какой мне с того прок? - он посмотрел на Дракона. - Может, начнем, наконец, разговаривать? Мне надоело быть вашей марионеткой, Харлок.

+1

12

- Благодарность за спасение, что может привести к неясным и может быть не совсем хорошим перспективам, на мой взгляд, - ворчливо ответил Харлок, поместив шлем на левый бок, упирая его нижний край в кромку пояса и придерживая сгибом левой руки, - немного опрометчива.
Что же до бархатистости голоса Тигра и своего сурового вида, то Арденн вполне отдавал себе отчет, в чем состоит разница между двумя беглецами Сетха. Радость от освобождения и маргинальная обоснованность действий молодого Дхарана, за которым стоял клан Тигров и мрачная сосредоточенность Олла - последнего из рода Драконов, старавшегося не допускать никого к своей тайне.
Едва угадываемым кивком в движении головы дал Лейхен понять, что сейчас стоит обратиться во внимание.
- Не буду повторять все то, что было произнесено в кают-компании на борту этого драккара перед абордажем. Мне не нужна Ваша база для моего обитания в ней. Мне нужна Ваша деятельность в прежней, военной роли. Предупреждая вопрос "Зачем?", отвечу...
Олл, именно Олл, а не удачливый орионский контрабандист Харлок по кличке "Драхен", хмыкнул.
- Одним из условий противостояния растущей деградации  Сетха и смены феодального уклада жизни кланов на федеративную консолидацию, на мой скромный взгляд является ограничение доступа Империи на Сетх. После диверсий на курортах Сетха с сопутствующими жертвами, Ниибад будет вынужден для начала изолировать планету. С учетом перенесённых на нашу землю каналов имперского общегражданского информирования попытки начать войсковую операцию не будут иметь успеха. Потому как грамотно организованная информационная кампания с использованием этих же каналов не позволит противнику подготовить общественное мнение ФИО к силовому решению. Таким образом мы сможем выиграть время для последующих шагов.
Поэтому, уважаемый Шангхар, база - в Вашем единоличном распоряжении. Как видите, я не собирался делать из нее свой аванпост, штаб или еще что-то. Мне от Вас нужны только грамотные, эффективные и молниеносные диверсии.

И снова маска предприимчивого контрабандиста заняла свое привычное место.
- Так что пока обживайтесь, приводите себя в порядок. Учитывая отдалённость базы от планеты и невозможность Вашего посещения Сетха, буду рад помочь со снабжением. Не просто так, разумеется, а к обоюдной пользе.
Довольная улыбка, исполненная язвительности и приправленная хитрым прищуром, завершила тираду Харлока-Олла.

Отредактировано Клеменс "Драхен" Харлок (24-11-2019 23:27:56)

+1

13

- Лучше свобода с неясными перспективами, чем стабильный плен, - резонно возразил Шангхар, созерцая собеседника тем же немигающим кошачьим взглядом. - Так что уж сделайте одолжение, примите благодарность.
Тигр слегка усмехнулся этим расшаркиваниям. Забавно смотрелось, должно быть, со стороны. А сторона была. Милая кошечка, воспитанница Олла, была здесь, и тоже при защите. Значит, собиралась с ним. Виртуальное тигриное ухо повернулось в сторону неслышно появившейся девочки. Ну, как неслышно? Чувствительным кошачьим ушам, подкрепленным телепатией, заметить другую кошку не так уж сложно. Точнее, уже не кошку.
Однако собственные размышления не мешали Дхарану слушать. Как бы его не распирало от осознания собственной офигенности, Тигр прекрасно понимал, что опыта как жизненного, так и военного, у Дракона в разы больше, а поучиться он никогда не считал зазорным, даже если потом предпочитал убить учителя. Кроме того, оторванность от нынешних реалий тоже давала себя знать. Расклад сил Дхаран представлял себе весьма слабо, так что хочешь - не хочешь, а послушать старшего, так сказать, товарища, придется. Вот и слушал, и соглашался. Правда, не со всем, и не сразу.
- Иными словами, вы предлагаете мне заняться терроризмом, - осуждения в этих словах не было ни на йоту, скорей, одобрение. - Со всем нашим удовольствием. Но что вы планируете после, когда эта самая изоляция будет осуществлена?
Снова прищурившись, Тигр посмотрел на притаившуюся Лейхен, потом перевел глаза на Харлока.
- Не поймите меня не правильно, лорд Олл, - изрек Дхаран, интонацией подчеркивая титул Дракона, - но как известно, дуэнде мало кому доверяют. А конкретно вам я и вовсе не доверяю. И думаю, я не один такой. Орионцы не зря уничтожили ваш клан, основания у них имелись, и многие дуэнде только приветствовали этот их шаг. Не боитесь, что теперь уже дуэнде объединятся, чтобы уничтожить остатки клана?
Отлепившись от стены, Тигр повел плечами, словно замерз. Дракон говорил много умных вещей, но замалчивал еще больше. Показывал лишь малую часть плана, основное оставляя при себе. И это Тигра не устраивало. Быть равноправным партнером на пути к единой цели - это да. Солдатиком на побегушках - нет, увольте.
Шангхар заговорил, спокойно, без пафоса и гонора, пытаясь донести свою точку зрения:
- Диверсии это хорошо. Но что потом? Каков ваш план, лорд Олл? Каким вы видите будущее Сетха? Вы в самом деле верите, что удастся объединить кланы? Об этом мифическом событии с разной степенью громкости высказывались представители многих кланов. Да и я, как вам наверняка известно, тоже пытался об этом талдычить всем, у кого есть уши. Но остается ощущение, что воз и ныне там, и увяз он столь прочно, что уже врос и с места не сдвинется, невзирая на полученный урок. Принцип "разделяй и властвуй" - прекрасен, но в данной ситуации уже не работает и даже вредит. Так может нам начать с нас самих и подать пример объединения? Обоюдного доверия? Сама его природа такова, что оно может быть только обоюдным, в одну сторону этот скилл не работает. Вы хотите, чтобы я доверял вашим решениям и действовал по вашему приказу, так дайте мне основания вам доверять. Ибо благо Сетха -  единственное, что заставит меня подчиняться хоть кому-то. До тех пор, пока меня будет точить сомнение, что вы действуете исключительно в собственных интересах, я за вами не пойду. И не нужно лозунгов типа: "Я и есть благо Сетха". Это не пройдет.
Не самое подходящее местечко было для высоких бесед, но как говорится, на войне, как на войне. Все произошло как-то неожиданно для Тигра. Он совсем не ожидал, что следующим местом назначения драккара окажется его собственная станция. Его об этом никто не предупредил, и это как раз резонировало с вопросом о доверии. Самое интересное, что у Тигра не было уверенности, что станция совсем уж мертва. Были у него подозрения, родившиеся из разговора с матерью, что кое-кто из его бывших соратников мог окопаться на станции.

+1

14

Лейхен стояла, подпирая собой ближайшую к спине Харлока стену. Появилась у нее последнее время такая привычка - обязательно находится позади Наставника, и непременно на что-то опираться спиной или плечом. Недостойно лэри, но совершенно обычно для подростков-людей, чье поведение она явно и однозначно копировала. Слушала, хмурилась, крутила на пальце перстень - еще одна новая привычка. С момента передачи перстня в ней не произошло никаких изменений: как была кошкой, так и осталась. Остальное - лишь формальность.
Девочка подозревала, что как сделать из нее Дракона не знает никто из ныне живущих. Сменить тотем, перейти в иной клан - а это вообще возможно? Она о таком даже сказок не слышала. Впрочем, она вообще о дуэнде знала не много, потому о своих мыслях молчала. Только иногда зыркала на дракона настороженно и изподлобья. Что-то он явно задумал... но что? И как это скучный, полный взаимных взрослых расшаркиваний и недомолвок разговор может помочь ей что-то понять?
На всякий случай запоминала все - дословно. Перед сном прокрутит в голове этот разговор еще раз, пытаясь понять. Может быть, что-то и уловит... сейчас же слова кажутся пустыми, как радужные мыльные пузыри.
"А я вообще каракал?" - эта мысль посетила ее впервые. Брови дрогнули, метнулись на миг вверх. Ее не представляли тотемному духу... или чему там должны представлять ребенка-дуэнде? Зачем, она же была изгоем. Да, ей передались какие-то навыки, по крови, так сказать. Но привязки ни к одному из кланов не было. "Получается... я никто?"
Стало неожиданно обидно. Резко, до злых слез. Не закапали, конечно, но ресницы слиплись мокрыми треугольничками. Прикусила губу, резко роняя голову вниз, закрываясь челкой. Уставилась себе под ноги, словно там узоры на полу нарисованы. Заставляя себя вслушиваться в разговор и не думать более ни о чем.

+2

15

Забавно смотрелось убеждение, хоть и скрываемое под щитами, но читаемое на лице Дхарана, что Харлок и Лейхен собираются посетить станцию. Настороженность Шангхара, что сквозила в каждом его движении, отнюдь не относилась к дракону. К противнику так настороженно не относятся. Его, как правило, бьют и уничтожают. И поэтому на миг перед Тигром мелькнуло ментальная морда Дракона, с золотистыми чешуйками на коже, червонными блюдцами глаз с вертикальными зрачками и длинными усами, спускавшимися из уголков пасти в обрамлении жемчужин. В оскале, говорившем о том, что Лейхен теперь под неусыпной охраной.
Сам же Клеменс с хитрым прищуром уставился на собеседника.
- После изоляции — чистейшей воды мутная дипломатия — переговоры с главами кланов. Как всегда — уговоры, подкупы, шантаж, убийства… - картинно грустно вздохнул Драхен. - Но что бы получить главный козырь в этой игре, необходимо будет найти того самого первопредка Сов.
Но при следующих словах Шангхара, у Олла заходили желваки. Во взгляде и голосе явственно ощущались нотки честной, боевой стали.
- Вы не доверяете мне, я — Вам. Локальный баланс сил на лицо. С одной оговоркой — мне на этот расклад плевать. Как и на то, кем и как был уничтожен весь мой клан. Если уж на чистоту — не совсем плевать, кем именно был уничтожен. Исполнители этого или уже получили свое или пока находятся в неведении приближающейся расплаты. То, что в настроениях многих кланов орионцы получили свою негласную поддержку — так это Сетх, юноша. Как не Вам, проданному в неофициальное рабство Империи этого не знать. Впрочем… Действие или бездействие, а в особенности помысел, умысел или содействие — будут оплачены сполна. Но это уже чисто моя проблема. Как и то, что на Ваш взгляд, кланы могут объединиться для уничтожения остатков клана.
Не боясь выглядеть чересчур пафосным, скажу. На данный момент официально и генетически я — и есть весь клан Драконов. Не больше и не меньше. Лери Лейхен аргх Олл состоит в роде Оллов лишь формально.
Таким образом, бояться известного противника, зная возможные его пути воздействия на последнего из клана, минимум — глупо. Максимум — учесть в своей стратегии достижения цели эти возможные препятствия.

Старый Дракон погладил подбородок.
- План я практически озвучил, опустив кое-какие особо значимые для меня лично пункты. И — еще раз. Говорить — не значит действовать. Конвой через Море проведет плывущий, а не произносящий громкие слова о необходимости достичь цели.
В конце концов, как говорится: волен ты выбирать — отдавать или брать, из желаний все сотканы мы, оказаться на дне иль хозяином полной Луны — сам хозяин своей ты судьбы.
А с учетом Ваших слов о недоверии мне, неразумным будет первый мой шаг. Я со своей стороны дарю Вам подарок выбора. Безо всяких приказов — иначе драккар не причалил бы к Вашей базе. Подумайте над этим.

И Олл мельком посмотрел в сторону Лейхен.
«Прислушайся к словам Дхарана. К намерениям кланов двухсотпятидесятилетней давности. Услышь их, будущая матриарх Драконов. Это — общий фон, на который нам придется опираться в своих деяниях. Так сказать, гербовая бумага, в которую мы будем записывать летопись возрождения клана Драконов своими твердыми руками согласно непоколебимых намерений и острых, как лезвия моих клинков, мыслей. А на данный момент просто будь готова к нападению».

+1

16

Дракон говорил и сказал даже больше, чем Тигр рассчитывал. Он достаточно ясно обозначил свои намерения относительно тех, кого считал врагами или соучастниками своих врагов. И Дхаран признавал целесообразность этих намерений. Как поступит последний из драконов с теми, кого обозначил в своей речи, решать только ему. Хотя с точки зрения все того же объединения, уже набившего оскомину на зубах, вендетта не лучший из вариантов. Но в конце концов, решать Дракону. Тигр тоже не оставил бы без сладкого блюда мести тех, кто решил бы посодействовать искоренению его клана. Здесь все было ясно и понятно.
В ответ на ментальную драконью морду Шангхар выдал своё - вспыхнувшие золотом тигриные глаза, вместо улыбки - раскрытая пасть тигра, коротко рыкнувшего, демонстрируя десятисантиметровые клыки. Обменялись, так сказать, любезностями.
Джеро перевел взгляд на девочку, тихо прятавшуюся в ментальной тени.
- Как я понимаю, первопредок Сов вам нужен для того, чтобы лэри Лейхен из формальной стала истинной, - изрек Тигр. - Что ж. Я не представляю себе, как можно сменить клан, но если можно...
Он пожал плечами. Шангхар не собирался нападать ни на Олла, ни тем более на Лейхен.
- Примите как данность, лорд Олл - лично я вам не враг. Вы меня спасли, и хотя нашей расе не слишком свойственна благодарность, я все же вам благодарен. И надеюсь, что вместе мы сделаем хоть что-то, что избавит Сетх от ярма Ориона.
Тигр помолчал, сунув руки в карманы куртки, и покусывая губу.
- На драккаре вы сказали довольно обидную для меня вещь. Обидную, но, увы, правдивую. Я многое растерял. Но я быстро наверстаю.
Он яростно сверкнул глазами на Дракона, а потом решительно шагнул к створкам шлюза. Стукнул кулаком по панели, открывая створ. Перед ними появилась вторая створка, уже принадлежащая станции. Эта дверь вела в предбанник шлюза, который в свою очередь уже открывался на саму станцию. Подойдя к панели, на поверхности которой имелась небольшая цифровая панель, Тигр набрал на ней длинный код. Панель засветилась, щелкнула и отскочила вниз, открыв под собой нишу с полноценным пультом управления. Дхаран извлек из нее тонкий обруч, призванный связать его разум со спящим - предположительно, - мертвым сном искином станции, надел его на голову. Руки замелькали над пультом, отключая все то, что могло бы со стороны выдать воскрешение станции. Убедившись, что внешне станция останется мертвой, Шангхар невольно глубоко вздохнул, прежде чем дать главную команду. У него было такое чувство, словно он возвращается домой. Впрочем, так ведь и было. Эта станция стала его домом, его убежищем.
Неожиданно дрожащей рукой он ввел цифровой код, кладя вторую ладонь на панель, считывающую биометрические данные, и дал команду, на которую был запрограммирован искин: "Привет, детка, я вернулся." Его ментальная сигнатура ушла в недра разума станции. А в следующую секунду все изменилось. Заработали энергоблоки, выдавая полную мощность, после них, получив питание, во всю силу заработали системы регенерации воздуха и очистки воды. Гравитация пришла в норму. Включились системы слежения, защитные поля. Боевые комплексы, которые так и остались не снятым с мертвой станции, активизировались, приходя в состояние готовности. И одновременно с этим Тигр получил информацию, что последнее время станция не была совсем уж мертва. Частично она жила. И это подтверждало подозрения, что кто-то из своих на станции уже был.
- Что ж, лорд Олл, добро пожаловать в мою вотчину. Изысков не обещаю, но выпивка найдется, - изрек Тигр, касаясь ладонью панели.
Шлюз открылся. На мгновение пахнуло застоялым вонючим воздухом, который тут же смыло потоком работающей вентиляции. Шангхар шагнул на станцию.

+1

17

Каракурт или скорпион, скорпион или каракурт? В смертельном танце опасных хищников всегда победа на стороне более ловкого и хитрого убийцы. Но когда в их идеальной паре появляется третья сторона, исход становится непредсказуем до такой степени, что даже сама природа не берется делать ставки. Вариантов много. Враги могут на время заключить пакт о перемирии и вместе придушить посмевшего вклиниться в их драку, либо кто-то из них постарается переманить третью сторону. Ну, или же драка приобретет еще более ожесточенный вид, когда каждый станет тянуть «одеяло» на себя. Тогда есть вероятность, что сдохнут все трое.
  Стукнув пальцем по стеклянной коробке, в которой двое ядовитых украденных у контрабандистов насекомых пытались поделить территорию, Тахим потянулся всем телом, перевернулся на живот и свесил руку с кровати, лениво взглянув на часы, затем рывком поднялся на ноги. Третьи сутки затишья на станции, и всего десяток беженцев, ожидающих момента, когда можно будет покинуть эту медленно умирающую без настоящего хозяина «клетку». За стенами безмолвный космос, несчитанное количество планет, неизвестность и мертвая бесконечная тьма, хранящая свои тайны. Единственное развлечение – игра в покер с парочкой любителей и пересмотр затертых до дыр фильмов в компании крепких напитков. Домой сейчас не вернуться, а оставаться здесь уже не было сил. Не любил Волк сидеть без дела, особенно после очередного кошмара, где он все так же безуспешно пытается найти Тигра в напичканном ловушками лабиринте, пропахшем гарью и кровью. Неведение хуже самых страшных новостей, оно сводит с ума даже стойких. Благо сегодня мысли были забиты не только вопросом «а что если?..». Проснувшись и еще не до конца отойдя от неприятных ощущений, Кодэр обнаружил сообщение от своего близкого друга, в котором тот сообщил, что супруга Волка в положении. От кого именно из ее трех мужей, оставшихся подле нее, выяснять сейчас не хотелось. Да, чувство собственничества зашевелилось где-то в глубине души, даже на миг обуяла злость, ведь он-то точно не мог быть отцом. Слишком долго отсутствовал. Но буря утихла так и не успев набрать силы.
   А через несколько часов безделья и скитания по станции с плановой проверкой, которая начала казаться Волку совершенно бессмысленной, он по привычке остановился у каюты Шангхара, пальцами провел по прохладной поверхности шлюза и осторожно прислонился спиной, опустившись на пол. Сколько времени прошло с того момента, как Тигр был взят в плен? Уже и не вспомнить точно. Наверно стоило забыть, бросить чертову станцию и идти дальше, но глупая и совершенно лишняя, по мнению Тахима, врожденная преданность не отпускала. Странно, что произошло именно так, ведь по природе своей весь клан Волков всегда и во все времена был верен лишь своим. Возможно ли, что виной всему та безумная ночь?.. Когда Тигр впервые одержал верх над ним, победил в драке, словно неопытного щенка, и взял почти силой, заставляя забыть обо всем, кроме пленительных губ, сильных рук, горячего крепкого тела и тихого иногда срывающегося на рычание голоса. От воспоминаний о страсти лорда Джеро по коже побежали мурашки, и дыхание на мгновение сбилось, едва не вырвавшись из вмиг пересохшего горла стоном. Пришлось сделать над собой немалое усилие, чтобы взять собственное тело под контроль и заставить мозг работать. 
Еще неделя такого дерьма, и я начну гонять по станции «постояльцев» от накатившего безумства, – раздраженно прорычал Волк, поднялся с пола и скользнул тенью в скудном освещении коридора. В тяжелом затхлом воздухе тянулся легкий шлейф запаха парфюма Тахима, зависая надолго, будто след, по которому его периодически находили временные обитатели станции.
  Свернув в сторону бара, Кодэр резко замер и огляделся, наблюдая, как вся станция неожиданно оживает, словно огромное странное существо, очнувшееся после долгого сна. По всем отсекам прокатился механический скрежет, приборы тихо запищали, и бортовой компьютер принялся за кропотливую работу, проверяя все системы. Волк понял моментально, кто именно запустил «сердце» станции. Но вот как Тигр оказался на борту, было не ясно. Сбежал? Маловероятно. Значит…
Сорвавшись с места, мужчина промчался по коридорам к каютам, где расположились беженцы, велел им немедленно собраться и перейти в грузовой отсек, не став тратить время на объяснения, и вернулся в свою каюту, чтобы прихватить обмундирование. Быстро промчавшись до отсека главного внешнего шлюза, Волк нырнул в густую тень за нагромождением контейнеров с пожитками беженцев, которые так и не успел убрать, надеясь, что долго эти люди тут не задержатся, тихо переполз  чуть ближе, чтобы иметь возможность отбить атаку в случае, если лорд Тигров притащил на хвосте вражеский отряд. Взгляд скользнул по до боли знакомой высокой фигуре и замер на лице вошедшего. Шангхар…
Кодэр на мгновение прикрыл полыхнувшие золотистым светом глаза, чувствуя накрывающий шквал противоречивых чувств и эмоций, готовых вырваться наружу после стольких лет заточения в самых глубинах души, медленно вдохнул, затем выдохнул и лишь после прищурился, разглядывая того, кто шел следом за Тигром.
«Какого хрена тут происходит?» – Тахим втянул носом воздух, принюхиваясь.
Не мог же Шангхар переметнуться… Или мог?..

Отредактировано Тахим Кодэр (30-01-2020 01:42:32)

+3

18

Как бы то ни было, Олл сказал лорду из клана Тигров достаточно, что бы последний смог представить себе размах предстоящих Дракону действий. А согласиться он в этом участвовать или нет — ответ на этот вопрос Харлок полностью возлагал на Дхарана. Впрочем, слова согласия, благодарности или участия для старого лорда мало что значили. Как и все тонкости дуэндийского этикета.
К которому так же относилось взаимные любезности в виде иллюзорных любезностей.
А пока, пожав плечами на озвученные догадки Шангхара, Харлок шагнул к стоящему в метре справа от него терминалу грузового трюма драккара и легко нажал на боковую панель, сопровождая взглядом действия Дхарана.
«Вроде и несколько войн было, а ключи как хранили, так и продолжают хранить под входным ковриком» - мысленно проворчал Драхен, на ощупь обхватив правой рукой две рифлёные рукояти абордажных сабель в глубине потайного шкафчика внутри терминала. Так как корабль по своему настоящему назначению был пиратским, то вряд ли кого-либо из его команды удивило бы размещение личного оружия по всем мыслимым и немыслимым корабельным заначкам.
В принципе Харлок не горел сильным уж желанием посетить военную станцию Тигров, но клановое любопытство вкупе с призраками возможных дивидендов в недалёком будущем, на некоторое время возобладали над осторожностью.
Шлем занял своё место на кучерявой голове пиратского капитана, а лезвия перехваченных обратным хватом сабель с тихим щелчком зафиксировались в незаметных на первый взгляд зажимах на внешней стороне наручей брони. Добавляя к обычному использованию колюще-режущего оружия ещё один способ — в виде кастетов в ближнем бою.
- Лейхен, советую остаться здесь. В случае чего либо поможешь, либо уведёшь драккар в тихую бухту. - Повернувшийся к «юнге», что стояла около переборки в пяти шагах от Клеменса и в пятнадцати — от шлюза, шлем скрыл под тёмным лицевым стеклом лихой прищур и боевой оскал Харлока.
А он сам выхватил бластер с нижней полочки шкафчика и направился вслед за Шангхаром.
- «Искин — внутреннюю. Аварийном команде с оружием — сбор на грузовой палубе через две минуты» - внешне спокойно произнёс адмирал по внутренней связи.

+3

19

- И не зачем так кричать, ты же мне всю рыбу... гм...
Но это так - шепотом почти. Артикуляция покрытых трещинками губ (угу, был за мелкой такой грешок - в задумчивости, или зачитавшись, кусала губы, грызла просто... и сама не замечала того). Действительно: зачем в слух-то? Мысленно - проще и тише. И никто б вообще не узнал, что она тут есть.
Ну, это уже паранойя, конечно. И даже паранойянормальность - под кожу впитавшаяся подозрительность. Кому там слышать-то? И нет тут, может, вовсе никого...
Осталась она, однако, без лишнего шума. Молча. И, в общем-то - охотно. Тенью отступая назад и чуть в бок, в то инстинктами кошачьими выбранное место, где можно... затаиться. Где ей будет видно, что нужно, а она сама в глаза бросаться не будет.
Часть силы Каракалов - умение сливаться с окружающей обстановкой, становиться только деталью, частью.. быть незаметной.
Эх, броню бы еще снять... или подождать пока? С одной стороны - ну очень мешает. С другой - Предки его знает, как все сложится? Подождем...
Замершесть. Затихшесть. Нет тут никого. Вам показалось...
Внутреннее время девочки изменилось, как и всегда - в засаде. Все было вязким, как кисель. Все еле двигались. Она - лишь наблюдала, замечая сейчас все: сотни мелочей, деталей. Обманчиво расслабленная, но постоянно готовая к мгновенному взрывному действию. Как и любая кошка, она умела ждать, и могла делать это долго. Очень долго.

+3

20

Дхаран остановился в нескольких шагах от входа, оглядывая помещение. Широко раздувая ноздри вдохнул воздух. Вентиляция еще не успела полностью разогнать застоявшийся затхлый воздух, но даже в этой смеси застарелого барахла, старого пластика и позабытого металла звучали запахи, исподволь шептавшие, что на станции есть жилой дух. Тонкое обоняние хищника чутко ловило оттенки, проносившиеся мимо в разгоняемом вентиляцией тяжелом мареве. Запах свежей машинной и оружейной смазки. Запах консервированной космической еды, дешевой и не занимающей много места на идущем с планеты на орбиту транспорте. Едва уловимый флер мускуса, сандала и… еще чего-то.
Шангхар шумно вдохнул воздух, почуяв этот едва уловимый в какофонии фимиамов аромат. Духи.
Этот запах вызвал в памяти череду ярких обжигающих образов, но хаотичных, разорванных на части, не связанных ни с чем. Что-то этот запах зацепил, но вот что, память пока не подсказала. Было нечто, что почти проснулось в пришибленной депрессорами памяти тигриной памяти. Он не мог вспомнить, что это был за запах, но внезапно понял, что он… дома.
Это был его дом. За годы войны станция стала убежищем, плацдармом, уютной берлогой. Она была всем. Здесь строились масштабные планы, здесь озвучивались амбициозные мечты, звучали любовные признания и обещания лютой мести. Здесь было все. На этой станции Шангхар из наивного мальчишки превращался пусть в пока еще слишком молодого, но мужчину, на ней учился быть лидером, учился слушать, понимать, видеть, думать. Эта станция была его гнездом. Покидать ее, отдавая во власть инопланетным захватчикам, было так же больно, словно видеть, как враги поджигают твой родной дом. И, наверное, именно в этот момент в нем вспыхнула ярость, адресованная имперцам. Эта ярость смыла колебавшиеся на грани памяти смутные воспоминания, пробужденные флером парфюма. Здесь кто-то был. Кто-то чужой был в его доме, в убежище, принадлежавшем только ему. И кто бы он ни был, ему стоило поостеречься.
Дхаран оскалился, едва слышно зашипев сквозь стиснутые зубы. Это могло быть лишь совпадением. Набор парфюмерных ингредиентов не так уж велик. Лишь несколько нот не могли дать полной картины, а вот то, что на станции есть кто-то, подсказали отчетливо. Не было никаких гарантий, что на станции дуэнде. Да и то, что эти дуэнде не дружественны Ориону, тоже гарантий не было.
Тигр повел головой, и взгляд его пожелтевших глаз безошибочно уставился на штабеля каких-то контейнеров, стоящих в помещении шлюза. Среди них точно кто-то скрывался. Шипение снова прозвучало, на этот раз громче. Дхаран встряхнул руками и кисти охватили языки пламени.
«Лучше выходи», - мысленно обратился Шангхар к тому, кто прятался среди штабелей.
Кто бы ни засел на станции, Тигр был намерен вернуть ее себе.

+3

21

Сомнения. Они сеют в душе тьму, толкают на безумства, заставляют идти против своих, рвать связи, забывать общее прошлое, предавать. Наверно, все это время Тахим опасался именно этого. Собственных сомнений. Но еще больше вселял страх, что однажды их с Тигром пути разойдутся, и оба окажутся по разные стороны баррикад. Он видел, как Шангхара постепенно окутывает гнев, как изменяется его взор, как напрягаются мышцы. Волк склонил голову к плечу, прислушиваясь к собственным ощущениям. Казалось, он всей кожей почувствовал обжигающий опасный жар пламени, собирающегося вокруг его рук. Хочешь поиграть? Отлично…
  Окинув мрачным взглядом помещение и главный шлюз, Волк поиграл желваками, понимая, что выбора у него не осталось, кроме как прибегнуть к помощи четверых вояк из клана Волков, прибывавших в компании беженцев в качестве наемников под видом скитальцев, ищущих пристанище в лучшем месте. Тахим в нерешительности покосился в сторону выхода, прикрыл глаза, раскрываясь перед источниками чужих эмоций и обрывками мыслей, при этом не забыв наглухо отгородиться от чужаков, нарушивших покой всей станции. Тянуться к чужому разуму через расстояние, позволять ему слиться с собственным - для Тахима было всегда чем-то особенным, личным, как если бы впустить незнакомцев в душу, рискуя обнаружить там после гостей грязь и осколки того, что было дорого. По этой причине мужчина редко прибегал к таким способам связи. Однако в данной ситуации иного выхода не было. Будь незваные гости просто людьми – Кодэр и сам бы справился, да и вызвать подмогу по коммуникатору не проблема. Но… Шангхар зверь, как и сам Тахим.
  Среди импульсов волнения и легкой паники беженцев, укрывшихся в грузовом отсеке, Волк нашел тех, к кому тянулся инстинкт крови. Волки. Четверо соклановцев, занявших оборону у входного шлюза, чтобы иметь возможность внезапной атаки, если кто-то враждебный ринется к нанявшим их семьям. Передернув плечами, Кодэр зацепил тонкое связующее звено, направляя сигнал зова крови. «Ко мне немедленно! Главный шлюз!» - и тут же распахнул глаза, рассматривая контейнеры и прикидывая их примерный вес. Если швырнуть таким в человека – его переломает, как игрушку. Тихий глубокий вдох. Запах собственного тела, смешанного с мужскими духами, сейчас напоминал сигнальную ракету, по которой любой оборотень сможет найти его даже на другом конце станции. Тонкий легкий шлейф тянулся повсюду, оставаясь фантомным следом на каждой поверхности, к которой прикасался Кодэр. И было бы удивительно, если бы Тигр, принюхивающийся сейчас к воздуху, будто готовясь к охоте, не уловил отголоски запаха того, кто тут хозяйничал слишком долгое время. Сам же Волк уловил не только запах Лорда, но и нечто чуждое, совершенно незнакомое. Не человек… Те пахнут иначе. Уж кто-кто, а Волк отлично знал запах людей. Нет… Тут пахло зверем доселе неведомым молодому пограничнику. Инстинктивно оскалившись и едва сдерживая рвущееся из горла рычание, Тахим взглянул через плечо на быстро подползающих к нему наемников, вооружившихся всем, что смогли прихватить из арсенала
«Это же лорд Джеро», - с легким непониманием причин беспокойства Кодэра, мысленно фыркнул худощавый рыжий парень, который явно был на пару десятков лет младше самого Тахима.
«Он не один, баран», - рыкнул в ответ пограничник, тут же отгораживаясь от всех глухой стеной и переходя на язык знаков-жестов, как когда-то, когда он вынужден был взять командование на себя и вытаскивать своих сослуживцев из адского пекла.
«Лучше выходи», - звучный голос хозяина станции пробился сквозь заслонку Тахима, прокатился раскатом грома, поднимая на загривке коротко стриженные волосы. «Да, пожалуйста», - глухо зарычав, Кодэр мгновенно сконцентрировал телекинетические потоки в конечностях и со всей силой, щедро приправленной злостью, ударил кулаком в центр самого верхнего массивного контейнера, от чего тот с огромной скоростью полетел в сторону Тигра. Следом раздались выстрелы; наемники ринулись к шлюзу, грозя разнести его к чертям на куски. В два быстрых мощных прыжка, пограничник преодолел расстояние между ним и лордом Джеро, пытаясь нанести хоть
один удар, тут же ловко отпрыгнул назад, сжав кулаки и сверля Тигра тяжелым взглядом. Убить Шангхара не входило в его планы, по крайней мере, пока не выяснит всех обстоятельств и не узнает, за чью сторону тот теперь углы метит. Рядом что-то громыхнуло, посыпались искры, куски металла, пластика, и запахло едким дымом, от чего Волк вынужден был отпрыгнуть еще дальше, мысленно обложив четырех соклановцев полным набором отборного мата.
- Станцию не разнесите, отмороженные!! – рявкнул Тахим, стараясь не упускать никого из поля зрения, чтобы не оказаться в ловушке и не лишиться головы. Он ненавидел работать с наемниками – слишком шумные и не предсказуемые, к тому же доверять таким нельзя. Уже не раз убеждался в том, что эти ребята ценят лишь того, кто больше платит. Или на чьей стороне выгоднее играть.

+3

22

- «Кхм...» - сосредоточенно подумал Харлок, кувырком уходя от небольшой сумятицы под прикрытие края шлюзовых ворот. - «Хотели бы устроить ловушку — ждали бы до последнего. Пока не закроются створки шлюзового для компенсации давления. А тут…»
Либо просто хотели попугать. Что в таком количестве — а Клеменс насчитал минимум четыре точки, из которых велся огонь — было несколько самоуверенно. На их глазах к станции пристыковался корабль грузоизмещеностью класса среднего карго. Что было аналогом крупного десантного бота с минимум пятью десятками десантников на борту.
Так что глухая оборона была возможна только при наличии неплохой основной линии защиты, а огонь в таком случае вел передовой отряд. Что не служило оправданием раннему, на взгляд Драхена, открытию не прицельного огня.
Тогда напрашивался второй вариант — салаги.
Из глубины шлюзового отсека по мерно работающему разуму Харлока мазнул сквознячок. Верный признак попытки одного из дуэнде прощупать расстановку сил.
Реакция последовала незамедлительно.
Канал с Лейхен тотчас был прикрыт непробиваемым для любителей иллюзий колпаком, пробить который можно было лишь в случае сосредоточенного воздействия. Чем в пылу боя обычно никто из дуэнде не рисковал заниматься.
- «Начинай шуметь — испуг, страх, боязнь, гнев — в любом порядке. Добавь что-то от себя. Только посильнее.» - Клеменс мельком проверил заряд бластера и выставил дальнее сведение энергопучка, обращаясь к воспитаннице. - «Короче говоря, прикрывай меня ментально и не думай носа высунуть из-за шпангоутной балки — сейчас будет немного жарковато».
Давно, очень давно он во главе абордажной команды штурмовал фрегат «Безудержный» флота его Солнцеликости. Но навыки остались.
Шаг, кувырок влево, оставляя летящему в их сторону контейнеру право врезаться в стенку ангара в трех шагах правее. Имея ориентир в виде Лорда Тигра с огоньками в руках — выстрел в сторону ближайшего обладателя оружия. Предупредительный, выжегший металлический край контейнера в трех сантиметрах от головы нападавшего. И следующий, прицельный — в плафон освещения прямо над ними.
Еще один кувырок. Теперь вправо.
Капли раскаленного металла от попадания в пол взлетели вверх и брызнули на обувь еще одного нападавшего. Следом еще один плафон погас. Шаг вправо — под укрытие угла контейнера.
И серия выстрелов по четырем огневым точкам и под ноги того бесстрашного, что сначала прыгнул к Шангхару, а потом отскочил. Впрочем, стрельба по лампочкам у Драхена получалась более прицельной и результативной.
Посмотрим, как они поведут себя в темноте. Даже если включится аварийное освещение.
Ведь тени от него так причудливы и неизвестно что может показаться в их шевелении отважной команде, обороняющей вход на станцию. Иногда это были крайние воспоминания умиротворенных потом орионцев, пускавших сопли и слюни в военных госпиталях, бубнящих про клыкастые пасти черных чешуйчатых чудовищ. Впрочем, такая участь не обходила и таких же посетителей Сопориса.
Аварийная команда из двенадцати пиратов уже занимала свои места по обе стороны от входа в шлюзовую камеру станции.

+3

23

"Никогда такого не было, и вот - опять!" - Лейхен возвела очи горе. Нет, не в смысле "подумала о прекрасном". Просто закатила глаза. Посозерцала верхнюю часть своего шлема, и тяжко вздохнула. Ей до чертиков надоели стычки, перестрелки, и вся прочая фигня. Очень хотелось к морю. В любой небольшой курортный городишко. Бездельничать весь день, красть у уличных торговцев сладости, таскать фрукты из чужих садов... купаться, наконец! А вечером - танцевать. Забыв обо всем, не видя толпы, не думая даже о звонких монетках, что падают в оставленную для этой цели шляпу. Танцевать! Жить танцем, как птицы живут полетом.
При мысли об этом у нее даже мышцы заныли - так хотелось телу этого самого танца. Ну что ж... потанцуем?
Девочка крутанула перстень, что теперь всегда был на пальце, переворачивая его камнем в сторону ладони. Усмехнулась... и сделала то, за что Харлок бы выпорол ее немедля - будь у него такая возможность. Кошаче ловко и быстро выскользнула из брони, благо - трик на ней был свой, родной. Тот, в котором почти всегда и ходила. Отводя глаза при этом - всем, кого видела (и кто, соответственно, мог видеть ее). Во всяком случае, пытаясь. Шлем вернулся на место, броня стояла так же, как и была. Словно кто-то в ней был, затаясь и выжидая...
Сама же юнга именно что танцевала - легкие, быстрые, точные движения. Оставаясь за спиной Харлока, она заняла такую позицию, чтобы, если что, помочь ему. В одной руке оказался снятый с пояса нож (очень не простой нож... но чем - это узнает только тот, чьей крови он попробует), в другой - все тот же шокер, которым "уложила" тетушку Сову несколькими днями ранее. По сравнению с ножом это было ласковое оружие - не искалечит и не убьет, просто отключит, или хоть заставит сбиться, ошарашит на несколько секунд... уже хорошо, верное? а, главное, можно пользоваться на расстоянии.
Да, она самовольничала. Опять. Но про приказ своего капитана и Наставника не забыла, как можно было бы подумать. О, нет...
Представьте, что вы девочка, и защиты на вас - только трик. Который, может, ножом и не пробить, все ж специальный. Но ни от пули, ни от летящей тяжести, ни от лазера - уже не спасет. А рядом - куча мужиков, которым запонадобилось выяснить отношения кулаками... ну или чем там? Контейнерами? Короче - не словами. Кто б сомневался, угу. Конечно, проще сперва убить, а там труп на все вопросы ответит... некроманты хреновы.
Если вы хорошо себе все это представили, то поймете: страх (да какой! до тошноты...), еле сдерживаемая паника, злость, гнев, раздражение - все это рванулась против воли. И с такой силой. которую нарочно просто не придашь. В броне-то бояться плохо получается... в вот так - прост на "Ура!". Да еще учесть, что детские эмоции всегда сильней, чем у взрослых. И страх - особенно. Плюс к тому девочка сейчас не скрывала свои эмоции - она усиливала и транслировала их, как могла. Шумела, то есть. Как и было приказано.

Отредактировано Лейхен Линкс (01-04-2020 22:07:24)

+2

24

Реакция на вызов последовала незамедлительно. Здоровенный контейнер сорвался с верхушки штабеля и понесся в сторону Тигра, на подлете встретившись с полновесным файерболом и с грохотом взрываясь, разлетаясь ошметками по всей площади шлюза. Сам же Шангхар одновременно с броском файера кувыркнулся вперед, проскочив под контейнером и предоставив ему взорваться уже позади себя. И едва успел закрыться от летевшего прямо в лицо кулака нападавшего, сразу из блока ударив в ответ, впрочем, его удар тоже не достиг цели. По глазам отдалось несколько вспышек – Харлок влепил пару выстрелов прямо под ноги нападавшему, заставив его отскочить, и тем самым дав Тигру преимущество. Стрелял Дракон отменно, света сразу стало меньше, а вот суматохи больше.
Неразумно было сразу открывать огонь по вошедшим. Почему было не подождать? Устроить засаду? Кто ж такой импульсивный? И какого лысого Предка ты делаешь на моей станции, которую сейчас разнесут на части твоими стараниями, лох несчастный! Нападавших было пятеро. Четверо стрелков и один отважный, ринувшийся с ходу в рукопашную с Тигром. Никакого оружия у этого отважного заметно не было. Значит, предпочитает в качестве вооружения собственные руки. Ладно, посмотрим. Знали мы одного такого, знатный был боец…
Дхаран прыгнул к врагу, одновременно швыряя в него еще один файербол. Смутно знакомый запах, который в первый момент всколыхнул волну спутанных образов на границе сознания, снова коснулся ноздрей и снова вызвал такую же вспышку неясных воспоминаний. Что же это?.. Промелькнувшее на миг лицо напавшего тоже казалось смутно знакомым, но память упрямо молчала, лишь путая и смущая этими непонятными обрывками, обдумать которые не представлялось сейчас возможным. Шангхар попытался разглядеть лицо дуэнде. Но усилиями Дракона в шлюзе здорово потемнело, а дым от горящего пластика лишь добавил неразберихи. Сейчас зрение мало помогало, пришлось положиться на ментальное зрение, но от телепатического воздействия боец был наглухо закрыт.
Одна только мысль отчетливо прозвучала в сознании, зацепившись за этот проклятый запах: «Нельзя убивать». Это было как некая истинная директива, разом изменившая намерения Тигра, еще недавно собиравшегося оторвать башку этому наглецу. Хрен знает почему, но убивать этого парня нельзя, вот нельзя и все, хоть тресни. Значит, будем ловить живьем.
«Этот мой, не стрелять. Нужен живым», - послал мысль Харлоку, пригибаясь к полу и бдительно следя за бойцом.

+3

25

Кто заказывал веселье? Кому было слишком скучно в тишине и покое? Конечно же Тахиму Кодэру. Зато теперь скучать точно не придется, особенно если слишком настырные «гости» сумеют все же прорваться в основной отсек. В суматохе Волк таки успел отметить отличные боевые навыки спутника лорда Джеро и понял, что дела очень плохи. Обычная шпана из наемников при таком фейерверке ломанулась бы назад на свой транспорт и не высовывала нос до тех пор, пока не представится шанса на новую атаку. Здесь же каждый шаг, каждый выстрел был выверен до мелочей. Ни единого лишнего движения. Отвлекаясь на стрелка, заставляющего наемников пятиться назад за импровизированные баррикады из контейнеров, Тахим едва не получил огненным шаром в башку. Жар пламени слегка опалил волосы и ресницы, но не успел попасть в цель – Кодэр вовремя увернулся в сторону, и файербол влепился в стену за спиной, взорвавшись яркой вспышкой искр.
- Совсем охренел, скотина?! - вырвалось все же взбешенное рычание. Взгляд полыхнул изначальной силой дуэнде клана Волков, но пороть горячку Тахим больше не собирался. Узрев силу противника, он усвоил урок, воспользовался плотной дымовой завесой, резко развернулся и рванул назад, бросив своим короткий приказ отступить и заблокировать шлюзы в грузовом отсеке.
Дождавшись, когда парни почти ползком вырвутся из-под обстрела и отступят дальше, Кодэр ткнул пальцами по панели управления аварийным шлюзом, затем разнес его вдребезги. Надолго это Тигра не остановит – под его контролем вся центральная система станции, но даст время отдышаться и подготовиться. Попытка заставить систему активировать защиту отсеков не возымела успеха. Пришлось воспользоваться ограниченным доступом и обманом привести в действие аварийную пожарную систему, чтобы та перекрыла все шлюзы между отсеками. Пронзительный сигнал пронесся эхом по все станции, окрашивая помещения в тревожный алый цвет. На то, чтобы добраться до мостика, ушло минут пять. Оттуда можно было связаться с кланом Волков и послать своим сигнал бедствия, если только Тигр не успел ограничить доступ к внешней связи.
Однако стоило только прикоснуться к панели управления, как по спине пробежал холодок, от которого волосы на затылке встали дыбом. Кто-то из незваных гостей применил психический приемчик, прессуя мощным импульсом животного страха, паники и отчаяния. Волку, несмотря на ментальную защиту, стало дурно. Изнутри словно вывернуло наизнанку, стало трудно дышать, и мужчине пришлось приложить усилие, чтобы не сложиться пополам и не блевануть. Затаил дыхание, пережидая приступ тошноты и головной боли, рвано выдохнул, дрогнувшими пальцами скользя по гладкой прохладной поверхности панели, в которую вцепился с такой силой, что растрескались уголки, постепенно деформируясь. Со стороны грузового отсека повеяло новой волной ужаса, в этот раз принадлежащего пассажирам и наемникам. Браво! Отличный ход. Выбили противника из колеи и заставили забыть о самоконтроле. Теперь даже несколько салаг могут скрутить их в бараний рог, учитывая гадскую привычку наемников в патовых ситуациях мигом «перекрашиваться» и принимать сторону нейтральной стороны, готовой грохнуть любого, кто сунется, ровно до того момента, пока им не предложат более выгодную сделку.
- Заблокировать шлюзы грузовых отсеков, прикрывать гражданских! – рявкнул в коммуникатор Тахим, ощущая опасные перемены в настроении вооруженных наемных Волков, засевших в отсеке с беженцами. В такой жопе Кодэр не был уже лет сто, с тех пор, как его едва не расчленила свора вконец охреневших пиратов, промышлявших на дальних рубежах. С одной стороны кучка вооруженных Волков, уже почти определившаяся с решением о предательстве и захвате заложников, с другой – отлично натренированные бойцы во главе с Шангхаром, явно намеревающимся прикончить бывшего соратника. Иначе как объяснить тот гребаный финт с файерболом?
Система оповестила о внутренней блокировке шлюзов грузового отсека. Вымученно проведя по лицу ладонью, Тахим облокотился руками на панель центрального управления, опустил низко голову. Один в поле не воин. Но всегда можно попытаться утащить за собой к праотцам хотя бы нескольких уродов. И пусть его считают психопатом. Кодэр вывел схему станции на центральный экран, внимательно изучил, прощупывая все варианты, где можно устроить засаду и заложить несколько слабых взрывных зарядов направленного действия, которые Волк соорудил пару лет назад, пока маялся от безделья. Их мощности хватит, чтобы, к примеру, оторвать конечности, как только цель окажется в метре от взрывчатки. Фатального ущерба ни врагу, ни станции нанесено, конечно, не будет. Но лишит наглые рожи самодовольных ухмылок.
- Погнали, - преодолев последние сомнения, Кодэр пронесся по коридору в направлении хранилища, где припрятал десяток взрывчатки, схватил сумку и ринулся под звук пожарного сигнала в главный отсек. Когда не знаешь, откуда ждать атаки – завали входы «бумом», но не забудь оставить норку для себя любимого, как говорил командир.
Раз… Два… Три… не забывая считать расстояние и выбирать не самые заметные места, Волк утыкал несколько коридоров, ведущих в самое сердце станции, «сюрпризами» для гостей, активировал, выхватил бластер из набедренной кобуры, повторил трюк с устранением лишнего освещения и прищурился, наблюдая, как едкий дым заполняет погруженные в полумрак коридоры. То там, то тут вспыхивали искры, осыпаясь на пол. От запаха гари першило в горле, глаза чуть слезились, пришлось надеть защитную маску.
Сгустившийся полумрак встретил Тахима множеством звуков, разносящихся отовсюду. Треск замыкающих контактов, скрежет осколков под ногами, вой системы пожарного оповещения, собственное учащенное приглушенное маской дыхание. Чувство опасности кольнуло изнутри, заставив сердце пропустить удар. Где-то неподалеку раздался шорох шагов. Из общей темной массы впереди отделилась высокая плечистая фигура, с большой скоростью приближаясь к Кодэру. Выстрел. Следом полетело что-то громоздкое. Кувыркнувшись назад, Волк вскочил на ноги, осматриваясь. Тень метнулась в сторону и за спину. Тут же последовал удар кулаком между лопатками, а затем ногой по изгибу колен. Глухо охнув и повалившись на четвереньки, Тахим быстро перевернулся на спину, вовремя успел перехватить ногу наемника и резко вывернул ступню, одновременно подсекая вторую. Надо было догадаться сразу, что этот говнюк не из тех, кого так просто скрутить. Стоило оказаться в том же положении, что и сам Кодэр, мужчина дернул его на себя за штанину, вывернулся, не давая подняться и отползти. Пришлось вспомнить все приемы, отрабатываемые периодически в драках. Прямой удар в колено кулаком. Еще. Перекувыркнулся, уходя от ответного, и снова удар, но в этот раз ногой по лицу, как только здоровяк потянулся рукой к поясу своих штанов за клинком, торчащим из ножен.
- Мразь, - прорычал оглушено мужчина, сплевывая кровь.
- Уже скулишь? - тяжело дыша, отозвался Тахим, поднимаясь на ноги и стараясь перевести дух, пока есть возможность. Пара шагов назад. Резкий разворот, бег по чистому от взрывчатки коридору, ведущему в сторону мостика. И тут сильные руки ухватили за грудки, рванули в сторону, швыряя на пол спиной, как щенка. Не успев прийти в себя, Волк почувствовал тяжесть чужого тела, горячая рука крепко зажала рот. Обжигающая острая боль в правом плече, расцветающая яркими оттенками, затмевая собой все остальные ощущения. Кодэр зажмурился, приглушенно взвыл, пытаясь скинуть с себя наемника и не задохнуться.
- Я подарю твою голову Джеро, - горячее дыхание у самого уха, и новая вспышка боли, но уже в боку. Почти любовно скользнув пальцами по лицу Тахима, мужчина запустил их в его коротко стриженные волосы на затылке, сжимая с силой и оттягивая назад, чтобы полюбоваться агонией жертвы. Волк чувствовал, как холодный металл лезвия медленно проворачивается, скребя по ребрам, разрывая плоть. Не выдержав, он заорал в голос, собрал всю злобу, что скопилась за это время, перехватил руками голову наемника. Слишком резкое движение. Шейные позвонки влажно хрустнули, и мужчина завалился на бок.
- Сука, я эту форму только вчера постирал, - хрипло рыкнул Тахим, брезгливо отпихнул труп, не без труда поднимаясь с пола, пошатнулся и направился в сторону медблока. От покуцанного дуэнде толку не больше, чем от человека, если не воспользоваться помощью медицинских препаратов и не залатать раны, пока тело само себя не исцелит.

+3

26

Харлок ощутил присутствие рядом Лейхен только тогда, когда она начала «шуметь», пропустив момент работы чисто каракальей сущности в ней.
«Растет девчонка и навыки ее растут… Пора переходить на следующий уровень » - подумал Олл, моментально отгораживаясь от её шума — слишком уж мощным стал генерируемый бывшей каракалицей фонящий поток.
- «Значит так, юная лери...» - Клеменс отвёл левую руку назад и, не глядя, опустил ладонь на плечо.
Два шага вперёд по диагонали, крепко сжимая плечо Юнги и увлекая ее за собой. Остановка на доли секунды, пока невидимый пока противник сможет прицелится. Пригнуться - и резкий отшаг опять по диагонали вперёд. Запоздало в стенку контейнера за их спиной влип выстрел из бластера.
- «Хотела быть вайтъеро — будь им!» - продолжил Харлок, немного лукавя. Танцоры выступают перед миролюбивой толпой и поражённых искусством зрителями. Здесь же, качая «маятник», он демонстрировал чисто утилитарный аспект умения владения телом. Надавливая на плечо Лейхен, он увёл её с линии огня и тут же вскинул бластер в направлении выстрела противника. Щелчок мощного реле, яркая вспышка — и между глаз стрелявшего появилась сквозное, через весь череп, отверстие.
- «А со мной сейчас будет немного опасно… Извольте занять место в середине строя, дорогая лери!» - все же указал ей место старый Дракон. И тут же переключился на корабельную связь.
- Аварийной команде: винтовкам сведение — 100, бластеры — мощность на три четверти, в направлении основного шлюза уступом назад, на плечах противника — вперед!
Рейдеры с бластерами поочередно выстрелили от балок входной створки шлюзовой по обе стороны от Шангхара, предупреждая движение к нему противника. Одновременно под бластерами проскочили две пары следующих рейдеров и параллельными курсами устремились к противоположной створке, умело перепрыгивая контейнеры под прикрытием первых номеров.
Вслед за ними в полумраке грузового трюма «Аноис» проступили очертания шести силуэтов бойцов маленького, но второго эшелона рейдеров. Которые тотчас открыли боковой огонь, отсекая возможные поползновения с флангов несущихся к дальней створке бойцов.
В шлюзовой темнело быстро. Не только от погашенных Клеменсом плафонов, но и от едкого дыма пластика. В таких условиях защитники цитадели могли воспользоваться шансом укрыться в темных уголках, дабы потом отползти в донжон. Но, как говорится, только не в смену Дракона.
Мелькнувшую около начавшего закрываться шлюза фигуру одного из обитателей станции левая тройка взяла на прицел моментально. Выстрел в левое колено — и отделившийся от ближайшего контейнера рейдер в черной броне сверху в падении врезал от всей души наемнику прикладом винтовки в челюсть. И, откатившись в сторону, открыл линию огня третьему бойцу, влепившему следовавшие один за другим выстрелы из бластера в грудь и голову несчастному, обрывая его крик.
Створка шлюза уже успела опуститься наполовину, когда шлюзовую огласил грозный рык капитана рейдеров: - Гранатой под шлюз — огонь!
Серая сфера с матовой поверхностью, брошенная стрелком с винтовкой, рикошетом отпрыгнула от толстой стальной полосы окантовки шлюза и взорвалась в глубине следовавшего за ней коридора. Выжигая взрывом командные линии сервоприводов.
- Строб — включить! Первая, вторая команды — в створку, третья — охрана входа!
Мерцающий, выжигающий сетчатку при попытке посмотреть на него, свет начал заполнять станцию.
Обронив на ходу - Юнга — командир третьей группы. Створку не должны закрыть! -Адмирал Свободного флота рейдеров перекатился под створку, что бы…
Тень от стены нависла над Клеменсом слишком резко. Но не достаточно резво — тихо, на фоне продолжающейся какофонии треска замыкающей проводки и разрывов предохранителей, щёлкнули замки , удерживающие лезвия абордажных сабель на наручах брони Харлока.
Остро заточенные лезвия встретили плечевые суставы навалившегося на Клеменса противника с эффектом горячего ножа. Горячего ножа, разрезающего масло. То есть — напрочь отсекая верхние конечности.
- Капитан, станция дуэндийского типа предвоенной постройки. Идем параллельными курсами к основной шахте. Есть гражданские! - динамик в шлеме голосами старших групп разразился докладом.
Удар коленом в промежность заставил обрубленное тело перевалиться через Клеменса с визжащими нотками. Пусть здесь легче дышалось в отсутствие дыма от пластика, но мерцающая пожарная сирена немного нервировала.
Харлок перевернулся и присел на корточки. Мигание, если к нему присмотреться, давало вполне отчётливые отражения от панелей коридора. И в это мгновение отражение проблескового сигнализатора на полу коридора левее Клеменса немного потускло. Левое колено осталось на месте, а правое устремилось под левое, разворачивая корпус и поднимая левое предплечье вместе с клинком сабли навстречу опасности. Темный цилиндр дульного среза ствола бластера медленно и подрагивая выступил из темноты бокового коридора.
Харлок ринулся вперёд, протягивая левую руку и отошедший от неё клинок сабли под показавшуюся кисть. Рывок, легкий рез — и оглушительный крик сопроводил падение отрубленной кисти вместе с бластером на пол. Но, как говорили предки, венец — всему делу конец.
Прокрутившись на левой ноге, Драхен резко встал, воткнув острие сабли, которую держал в правой руке, снизу вверх в солнечное сплетение врага. Проворот в ране на 90 градусов вверх, сопровождаемый визгливыми нотками — и клинок резким рывком рассек продольно трахею, добавив бульканье в голосе врага. Еще рывок — и острая сталь разрубила грудную клетку и горло, уткнувшись острием в седловину черепа.
- Передай привет предкам — рявкнул Олл, разрубая костную ткань и проникая острием сабли в мозг противника. Глазные яблоки того закатились вверх, а тело сотрясли конвульсии.
В это время динамик в шлеме разразился отборным матом, а потом командир второй группы как мог в сложившейся ситуации доложил: - Капитан, мины в правом коридоре! Хейзер-Милашка ранен — взрывная ампутация правой кисти!
Клеменс задумчиво посмотрел на искаженное гримасой смерти лицо противника.
- Отныне его славное прозвище - Хейзер-Стальной Крюк! На группу — взять не менее трех гражданских как щиты для разминирования и продвижения к центру станции.
Враг был уже мертв, когда Харлок резким движением сабли сбросил его труп на пол станции, попутно выламывая половину челюсти.
В принципе, в нынешнем положении, станция клана Тигров могла считаться порогом Сетха.
- «Лорд Шангхар!» - мысленно обратился старый пират к яростному Тигру. - «Если мои парни достигнут главного поста, то даже мне будет непросто объяснить им, что это — не рейд».
Левая кисть, оставив на большом пальце эфес сабли, протянулась к кнопке выравнивания давления шлема. Лорд Дракон, сняв шлем с кровавыми подтёками на лицевом щитке, улыбнулся. Вынув из-под брони сигару и обмакнув ее конец в крови соперника, он раскурил ее, оставляя в коридоре клубы ароматного дыма. Теперь его команда, состоящая из всякого сброда Вселенной, могла дать достойный отпор не только спецназу Его Солнцеликости из батальона Ашанне, но и кланам Родины.
«Ну здравствуй, Сетх… Я вернулся...»

Отредактировано Клеменс "Драхен" Харлок (01-04-2020 22:48:48)

+3

27

Лейхен, спокойно переждавшая всю это заварушку за какими-то не то ящиками, не то контейнерами, старалась не терять своего Капитана из виду, посматривая в удобные щели. Спорить с ним, что ли? Неее... сказал - подальше от него? Будем подальше. Сказал танцуем? Она и "протанцевала" - ровно до своего убежища. Пусть... развлекается. Говорят, что первая тысяча лет детства у мужчин-дуэнде самая сложная. А что игрушки кровавы... так все вопросы к создавшим эту милую расу.
То, что Харлок оставил под ее контроль группу из 6 человек, Лейхен сочла просто издевательством. Куда безопасней было юркой и незаметной девчонке следовать за ним, чем пытаться скоординировать действия группы... да еще и без брони. Ныкаться и командовать одновременно? Хех...
А что поделать? Пришлось. Легкое внушение на всех - чтобы считали, что она где-то рядом. И - глубокая работа с одним. Самым умным. С тем, кого реально будут слушаться остальные. Нет, она не собиралась его учить, как лучше выполнить приказ - у него опыт. Просто влила немного рвения, желания сделать дело как можно лучше, уверенности, что он командует, потому что она так распорядилась... ну и да, подкинула пару своих картинок - как она бы расположила людей... порадовашись, что, по итогу, почти так и было сделано. Учла те моменты, где ее "старший" решил иначе - все учеба. И... оставила группу в покое. Все знали, что им делать, все сидели тихо, как и она сама - ждали прорыва. Но прорыва пока не было. Ну и ладушки.
В общем, занятая своими  проблемами девочка сидела в своем убежище на корточках, готовая к прыжку в любой  момент и в любую сторону. И... тихо, методично, деловито, спокойно выцеливала своего наставника. В спину. Маленькая рука, с зажатым в ней орудием, двигалась четко и уверено. Практически всегда угадывая движения Харлока, и не сбивая прицела. Если же сбой все же случался - юная степная рысь недовольно прикусывала губу. Пару раз она переходила под укрытие других предметов, но целится не переставала.
Подрагивали ресницы прищуренных глаз, а вот палец на спуске был неподвижен...
Если кто-то оказывался близко к Капитану - прицел перемещался на него. И даже один раз спуск все же был нажат - кого-то из противников слегка оглушило, надо думать. Во всяком случае - он упал. Но вряд ли умер. А прицел снова, как примагниченный, вернулся к знакомой спине. Девочка дышала в одном ритме со своим Наставником, ее сердце билось почти синхронно с его сердцем. Она жила в его ритме...
И ровно в ту секунду, когда он скинул шлем, ствол оружия метнулся вверх - выбирая новую цель. Беззащитную сейчас голову.
- Пиф-паф...
Губы девочки почти беззвучно артикулировали, имитируя выстрел, как его обычно изображают дети...
Ствол чуть задержался на своей новой цели, дернулся палец - невесомо изображая движение:
- Вы убиты, мой Лорд...
И рука с оружием тихо опустилась.
Лейхен вздохнула, впечатывая лоб в хололный металл того, за чем она там стояла. Она была - готова. Она - могла. Убить. Вот так, когда ее не замечает ни своя, ни чужая команда... когда привязка прочнейшей нитью соединила ее с тем, кого когда-то надо будет вызвать на бой. Когда он доверяет ей...
Но кто сказал, что вызов будет честным?...
Это так просто - убить в суматохе боя. Кто поймет, что это сделала она? Убить... и начать новую жизнь. Еще раз.
Очень просто. И - невозможно. Пока нет.
Пухлые, все еще почти детские губы чуть усмехнулись: тренировка прошла не зря. Она ощутила, что - может. В ту секунду, когда дернулся палец.
Вот только... зачем? Пусть он не знает пока о ее маленьких развлечениях. Еще придет время решить - бросать ли вызов. А пока... пока она так же просто может прикрыть эту спину, как и выстрелить в нее.
- Может, ты тоже ждешь, а? Жлешь, когда я доверюсь тебе окончательно? Ведь убить в такой момент - слаще всего, да?
Шевеление губ - без звука. Закрытые мысли. Горьковатые и терпкие, как чай с имбирем и грейпфрутом. Ресницы на миг опускаются, стирая странное выражение глаз - слишком взрослое и слишком... женское. Слишком - для подростка.
Та минута, когда она поверила на "Страже": он ее убьет... она не прошла даром. Тот страх запекся на душе, как корочка на ранке. И иногда сочилась из-под него сукровица... ночными слезами - в подушку. Или, как сейчас - едва ощутимым сомнением пальца на спуске...

Отредактировано Лейхен Линкс (01-04-2020 22:23:50)

+3

28

Тигр метнулся, было, за удирающим противником, но из-за завесы едкого дыма на него выскочил другой вояка, едва не влепив в упор заряд бластера. Шангхар увернулся в последний момент и тут же в ответ зарядил нападающему прямо в лицо еще одним фаейром. Раздался короткий вопль, больше похожий на истошный визг и тут же оборвался, когда голова вояки лопнула от закипевшего мозга, усеяв все вокруг мелкими ошметками. Еще один драчун, выбежавший вслед за первым, рванул прочь к другому люку, намереваясь смыться, и даже почти успел, но теперь уже Джеро не стал медлить, бросившись за ним. Развернувшись, тот размахнулся, целя в лицо преследователю, но Шангхар перехватил его руку, использовав движение противника и, перебросив через себя, со всей дури швырнул в стену. Удар был настолько сильный, что того буквально сложило пополам с противным чавкающим хрустом. И тут же развернувшись, Тигр отправил вдоль по коридору еще один файер, заставив отшатнуться обратно двух новых противников, сунувшихся в коридор. В два прыжка преодолев расстояние до следующего люка, Шангхар как раз успел вовремя, одним ударом вырвав глотку самому храброму. Выхватив из разжавшейся руки падающий бластер и влепил заряд в спину второму убегавшему.

Дракон со своими людьми работал так, что любо-дорого смотреть, но вот поток мата, сопровождавший сообщение о взрыве бомбы и оторванной конечности, заставил призадуматься – а с кем воюем-то? Физиономия того, первого, напавшего дуэнде в сочетании с назойливо крутившимся в ноздрях запахом, хотя вокруг давно уже воняло только горелым пластиком да кровью, не давала покоя, свербя подкорку. В любом случае, кто это такой, Дхаран так и не вспомнил, а вот логику действий этого паршивца узнал вдруг очень хорошо.

На драккаре Дракон был капитаном, и там командовал только он. А вот на станции командиром был уже Тигр. И потому он, недолго думая, заорал во всю силу легких:
- Отставить штурм!

И мысленно подосадовал на себя, что остался-таки без брони, упрямец чертов. Сейчас мог бы общаться нормально, не надрывая связки через весь немалый отсек. Впрочем, его рев был вполне слышен, тем более что сопровождался ментальным посылом Дракону:
«Харлок, отзывайте людей. Пусть возвращаются обратно в шлюз. Кажется, я догадываюсь, с кем мы имеем дело, и, если я прав, тут все заминировано. Есть только один безопасный проход на мостик. Но использовать ваших людей, как и гражданских, для поиска прохода опытным путем считаю нецелесообразным. Поступим по-другому.»

Дождавшись, пока Харлок соберет своих парней и доложит, что все в шлюзе, Шангхар прижал пальцы к обручу, по-прежнему надетому на голову, обращаясь к искину станции:
- ИРи! На счет «три» - тотальная перезагрузка всех систем! Сброс настроек до базового уровня. По включении - все управление только на меня. Мостик – отключить. Ручное управление – запретить. Активацию аварийных систем – запретить. Дать дислокацию биологических объектов по отсекам. Все отсеки с наличием биологических объектов – заблокировать. Исключение – грузовой шлюз. Во всех отсеках с биологическими объектами повысить уровень СО2. Исключение – грузовой шлюз. Раз. Два. Три!

Тут же наступили кромешная темнота и тишина, лишь прогудели на прощание, понижая звук, энергоблоки, да за спинами рейдеров с тихим шелестом закрылся шлюз, и вся станция погрузилась в космический мрак.
Через пару секунд свет снова вспыхнул, во всяком случае, там, где остались целы лампы, и загудели моторы. Заработала вентиляция, вытягивая осточертевший дым.
- Ну, вот, так-то лучше, - буркнул Шангхар. - ИРи, просканировать все отсеки на предмет взрывчатки.

+2

29

Зажимая рану в боку рукой, Волк добрался до лазарета как раз в тот момент, когда в отдалении послышался первый взрыв. Это дало возможность понять, что времени в обрез, и, скорее всего, придется работать в экстремальных условиях, если вся свора доберется до медицинского отсека раньше, чем он успеет устроить пару ловушек. Тахим содрал с себя куртку, когда-то служившую частью обмундирования пограничника, кинул на пол, тут же принимаясь шарить в поисках хирургических инструментов, выудил из припрятанных на всякий случай припасов все необходимое и уселся на край стола, принимаясь штопать попорченную шкуру. Со стороны коридоров потянуло гарью и запахом крови. Пришлось ускориться. Встречать гостей в полуобнаженном виде и без защиты не слишком приятно.
Закончив с перевязкой, Кодэр выскользнул из лазарета и замер, всматриваясь в коридоры. Первоочередной задачей было добраться до грузового отсека и перевести беженцев в более безопасное место, а потом можно и «станцевать». Рысцой помчавшись в сторону более узкого служебного коридора, ведущего через инженерные отсеки к грузовому, Кодэр старался сконцентрироваться и прощупать наемников, но в ответ получил лишь тишину, словно кто-то вдруг вырубил надоевшее хреново работающее старое радио. Плохой знак. Очень плохой. Волк знал станцию, как свои пять пальцев, потому уверенно бежал по коридору, который сейчас напоминал лабиринт с множеством неизвестных ловушек. Гулкий низкий свист, и что-то с металлическим неприятным скрежетом вонзилось в стену в том месте, где всего долю секунды была голова Тахима. Резко остановившись, мужчина обернулся и почувствовал холодок, промчавшийся по спине, когда разглядел массивный тяжелый клинок, торчащий из обшивки. Что за тесак?!
  Неожиданно по всей станции прокатился характерный гул вырубающейся электроники, и на несколько секунд огромный металлический монстр умер, погрузив в густой непроглядный мрак каждый отсек. Волк замер, моментом перестраиваясь на ментальное восприятие, дабы тот, кто метнул в его сторону клинок, не раскроил ему череп, воспользовавшись моментом. Он скорей почувствовал, чем увидел размах, оказавшегося слишком близко солдата, облаченного в до ужаса знакомую экипировку. Так вот, с кем снюхался Джеро?!
  Освещение на мгновение ослепило, заставляя прикрыть глаза. Запах крови был слишком резкий, приторно сладковатый с металлическим оттенком. Он словно маяк на теле врага. С таким ароматом скрыться от чуткого обоняния дуэнде на близком расстоянии фактически не возможно, особенно от разъяренного Волка, жаждущего мести. Видимо по этой причине боец даже не пытался уйти, рассчитывая на собственные физические возможности и умения в бою... В резне, что они так любят. Отскочив назад на расстояние вытянутой руки, Тахим оскалился, утробно рыча и растопыривая пальцы рук на манер когтей, смерил взглядом рослую фигуру в доспехах. На то, чтобы сфокусировать силу в конечностях ушло мгновение. Рывок вперед, еще до того, как враг успел понять, что недооценил Кодэра. Последняя фатальная ошибка в его никчемной жизни.
  Первый удар Волка пришелся в грудь противника, аккурат в область сердца. Второй в ту же точку. Еще один с нарастающей мощностью проломил ребра внутрь. Мужчина отлетел в стену с такой силой, что та деформировалась. Прыжок. Снова удар, но в этот раз в голову раскрытой ладонью, сосредотачивая телекинетику в одной точке. Шлем мгновенно смялся, словно фольга, череп треснул, с чавкавшим звуком превращаясь в месиво из костей и плоти. Еще минуту Волк прижимал к стене дергающееся в конвульсиях тело, стараясь совладать с опасным рвущимся наружу племенем, выжигающим изнутри. Нельзя спускать с поводка последнее, что может убить все живое на этой гребаной станции. Не выход. Всегда можно найти другой способ. Ведь помимо него и врагов на станции есть невинные беженцы, которых Тахим обещал защищать.
Неожиданно тело стало каким-то ватным, непослушным, будто от слишком крепкого алкоголя. Скользнув расфокусированным взором по помещению, Кодэр заметил, что шлюзы перекрыты. Все. Оказаться отрезанным в планы не входило. Однако, Тигр, как обычно, переиграл его.
Надо было догадаться, что после перезагрузки систем, будут заданы новые задачи, и бортовой компьютер выполнит любую команду своего единственного настоящего хозяина. Волк шарахнулся в сторону запасного коридора в инженерный отсек, несколько раз попытался ввести старый пароль, который ему когда-то выдал Джеро, но система отказала в доступе. Издав бешенный рев, Тахим сполз по стене на пол, так как, несмотря на всю злобу, оная была теперь в большей степени направлена на самого себя за фееричный провал, тело слишком сильно ослабело, и ноги подкосились. Последнее, что он запомнил перед тем, как завалиться на бок, теряя сознание, собственное учащенное дыхание и мысль о том, что ловушки с минами сработали всего пару раз. Полное фиаско…

+2

30

По коридорам пронесся рык Шангхара и затухающее эхо ему вторило: - «Отставить штурм!». На что Харлок, выпустив кольцо из дыма, пожал плечами. Значит, предостережение было услышано. Вдалеке громыхнул еще один взрыв.
Он два раза щелкнул по усику микрофона комкона под бородой.
- Команде — отходим к шлюзу! Упырь, снимай наблюдение… - подцепив на разгрузочные стропы на броне шлем, пират, продолжая держать в зубах дымящуюся сигару, резко взмахнул саблями, стряхивая с них капли крови и мозгов на ближайшие панели коридора…
Пираты, сбрасывая напряжение штурма раскатистым гоготом и взаимными подколками, стали возвращаться в шлюзовую.
- Кэп, там один гражданский перед миной подраскинул мозгами, но… Хабаром клянусь — это не мы! Он сам вперед побежал! - пробасил, расплываясь в щербатой улыбке из-под приоткрытого лицевого щитка шлема верзила Кабан. И тут же развел руки со сжатыми в ладонях бластерами в стороны, демонстрируя свое недоумение по поводу произошедшего. Из-за его спины послышались ехидные смешки. То ли недоверием сказанному Кабаном, то ли в подтверждение его слов.
- «Лорд Шангхар, это же Ваша станция» - мысленно ответил Клеменс на обращение Тигра. В конце концов захват станции не входил в далеко идущие планы Дракона. Так — всего лишь разведка боем возможностей и умения окопавшихся на ней незнакомцев.
Харлок еще раз проверил, все ли рейдеры собрались в шлюзовой, включая того парня с оторванной кистью, что бережно прижимал обрубок правой руки к груди.
- Мои — на месте! - проворчал Драхен Джеро, отбрасывая окурок сигары в сторону и отстегивая шлем от брони.
- Так, рейдеры, - дослушав голосовые команды Тигра, начал короткий инструктаж Олл. - Проверить регенеративные патроны, резервные капсулы для дыхания! Включение систем дыхания — через сигнал анализатора воздуха при падении уровня кислорода!
Он повернулся к Лейхен и положил на край контейнера рядом с ней свой шлем. - На всякий случай…
Ему-то, как опытному бойцу и теперь уже — космическому рейдеру, не составляло труда принудительно притормозить метаболизм своего организма с целью понижения потребления кислорода. Даже в таком состоянии он был довольно опасным противником. Для орионцев.
А потом Клеменс из сухарника на левом бедре вытащил прозрачную пластиковую баночку с белым кристаллическим порошком. - Вообще, наркота — это плохо… - хрипловато протянул он, откручивая крышку и ставя банку рядом со шлемом.
Следом из того же сухарника Харлок достал два крупных ореха ангулоса и, расколов их, высыпал расколотые ядра в банку. Выудив из кармана небольшую ложку, обтер о рукав, воткнул в порошок и пробурчал хмуро: - Подкрепись.

Отредактировано Клеменс "Драхен" Харлок (03-04-2020 22:58:11)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » ФИО, планета Cетх » Сетх, орбита, военная станция клана Тигров (законсервирована ФИО).