Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Планеты и пространства » ФИО. Драккар «Аноис», мостик


ФИО. Драккар «Аноис», мостик

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sg.uploads.ru/GxXgy.jpg

0

2

ФИО. Драккар «Аноис»

Приняв вахту, Клеменс занял место первого пилота. И тут же занялся предстартовой проверкой систем, датчики которых были выведены на его консоль. Между делом мысленно начав разговор с Лейхен.
Лейхен, попытайся структурировать все, что увидела и услышала в каюте. И запомни – не верь, не бойся, не проси. Не хотелось бы говорить это и в отношении меня, но… ты уже сама понимаешь. Хотя, как говориться, в каждой шутке – лишь доля шутки. Теперь что касается медпункта. Во-первых – ты раскрыла свое лицо, тем самым поставив на грань срыва ту операцию, которую я просчитал до мелочей. Дело в том, что каждый из пациентов «Амриты» постоянно под колпаком. Как пример – захват медпункта начался точно с того момента, как Шангхар прошел рамку при входе в медкрыло. Поэтому раскрываться я предполагал как можно позже. На то причиной были не до конца выясненные настроения среди освобождающихся дуэнде. Теперь ты понимаешь причины наказания.
Проверь дубль-системы со своей консоли – скоро стартуем.

Гости явно не совсем поняли основной посыл его предложения, а не распоряжения. Это говорило только об одном – как команда они были абсолютным нулем. Что ж… Значит есть куда стремиться. Стоит поговорить с каждым из них, предложив соответствующий сектор работы по возвращению на Родину. Кроме Тигра. Бессмысленно ему показывать дорогу обратно в клан. С большей долей вероятности его опять сдадут ищейкам Ориона. А это приведет к увеличению доли специалистов из ОРС на самом Сетхе.
Начавшаяся игра в качестве исходной позиции предполагала изоляцию Сетха – и ничего сверх. Лишь этим объяснялся звонок Камо Императору. Где-то там – на пятом месте после выходящих на первый план и кажущихся рациональными других причин. Как всегда – в стиле Драконов.
А вот и Леопадре пожаловал собственной персоной. Так сказать десерт, вишенка на тортике нынешнего театра абсурда.

Отредактировано Клеменс "Драхен" Харлок (18-01-2019 19:01:08)

+3

3

ФИО. Драккар «Аноис»

Лейхен стремительно заняла место второго пилота. Но вот дальше движения потеряли быстроту. Ее пальцы неуверенно тронули всякие кнопочки, рычажки и сенсорные панельки, приводя все, что нужно, в рабочий режим. А после и вообще шевельнулись губы – девочка, как первоклашка, изучающая букварь, артикулировала, проговаривая про те значения, которые нельзя было забыть проверить, пристально всматривалась в экран, если она верно помнила, то на ней была проверка дублирующих систем и систем обеспечения – жизнеобеспечения, тяговой, энергетической и т.д. Постепенно ее лицо расслабилось – она уверилась, что свои задачи помнит четко и сделает правильно. Кроме того, все было явно в норме. И только тогда она откликнулась Наставнику.
На миг обернулась, удивленно и даже с некоторым укором глянув в глаза. А затем вылила на него мешанину из... образов. Да, именно образов, а не слов. Лейхен думала вот так. Перевести все в слова – на это ей требовалось время. А так она озадачивала дракона единым смысловым аккордом из кучи картинок. В данном случае упор шел на две. Первая давалась единым куском: лицо внутри шлема, в темноте. Едва белеющее неразличимым пятном. Эта картинка повторялась и как фотографии (обычная и черно-белая), и как кадры с камеры наблюдения – застывшие и в движении. Так и эдак лицо было не различимо. Мелькнули где-то рядом образы вспышки или окна, словно бы зачеркнутые красным крестом – дополнительной подсветки, способной высветить лицо, не было. Вторая картинка была сложней. Метались, переплетаясь и сливаясь, то изображения глазков камер – расположенные сверху, как и обычно, чтобы «накрыть» помещение максимально, то изображение самой Лейхен, стоящей на одном колене над телом тети-Совы, то какие-то рисунки, как в художественной школе, с отчерченными углами зрения и тому подобным. По всему выходило, что только одна камера в достаточной мере задевала лицо девочки. Но именно она была дальше всех, и без дополнительного освещения никак не могла показать кому-то это самое лицо. Даже если бы эту камеру пытался успеть сфокусировать на ее лице живой оператор, могущий выбирать, на что наводить фокус. В конце ряда образов Лейхен выразительно пожала плечами. Да, ее видели будущие пленники - но они и так вели себя слишком нервно для обычной проверки. Вряд ли демаскировка внесла в их мироощущение еще больший разлад. А успокоить – могла. Но с камер было видно только одно: молодой или низкорослый боец зачем-то поднял щиток на считанные секунды. Все. Лейхен искренне считала, что все просчитала, и вина ее, скажем прямо, невелика – почти все, кто видел ее лицо, и так здесь.
И! Самое главное. Она не сделал ничего, чего бы не сделал и сам дракон. Он – открыл лицо раньше. И его – узнали. Потому что в принципе – знали. А кто мог узнать ее? Подростка, которого вообще словно и не было никогда, которого помнили лишь родные да бомжи? И максимум (самый максимум – с заведомым преувеличением) пара чужих дуэнде, не Каракалов.
Следующий «аккорд» из картинок повествовал о том, что дело, конечно, Наставника, как угробить ученика. Но двое суток в холоде и без воды (еда девочкой благоразумно не учитывалась, как и отсутствие сна) – это он вынесет по окончанию двух обещанных суток или труп, или полутруп. Заодно Лейхен доходчиво изобразила, что собирается ввести себя в состояние анабиоза, так что вышагивать по карцеру не станет – будет лежать в одной позе, постаравшись найти наименее травматичную для суставов. Трик, конечно, спасет ее от пневмонии... если трик ей будет оставлен. Если нет – пусть лучше сразу покупает капсулу для захоронения, потому что пневмония убивает быстро. Иногда – в считанные часы. Но даже с триком все это выльется в несколько дней реанимации – учитывая обезвоживание и неподвижность. Блеснуло холодом стали. Не картинка – скорей отблеск эмоций: «Мне все равно, что ты сделаешь, но ты не прав». Впрочем – это был именно отблеск. То, что не успели убрать. А еще тут была тень страха. Она все для себя решила и продумала, она почти уверена была, что выживет и даже достаточно быстро восстановится. И все равно боялась. Физической боли, собственной слабости после, и... тоски. Той неизбежной тоски, что настигает, когда наказание же окончено, и не надо решать его, как задачу. Бороться с ним. Оно – закончено, а боль и слабость остались. И нет возможности уйти от всех, в норку. Зализать раны так, чтобы никто не видел. И надо выглядеть сильной и стойкой. Или, хотя бы, не жалкой. Вот тут-то она и подступает – тоска. И ничего с ней не сделать.
Но, неожиданно, третий блок картинок был теплым. И даже... смущенным. Верней, всего одна картинка: перстень на руке Аноис.
Он... важный для тебя? – первые и единственные слова. Тщательнейшее выговаривание мысленной речи, все равно смазанное из-за кучи отзвуков других мыслей, сдерживаемых.
Первую же часть речи Харлока его ученица просто пропустила мимо ушей. Она могла казаться восторженной девочкой, захваченной речью Учителя, почему бы и нет? Это – весело, это классно! Это – как игра. И уж точно «взрослое дело» по пилотированию корабля радовало ее больше, чем торчание за столом с прямой спиной. Но, как и любой выросший на улице ребенок, Лейх была какой угодно – только не легковерной.

Отредактировано Лейхен Линкс (18-01-2019 20:19:22)

+4

4

ФИО. Драккар «Аноис»

Чужой корабль, не откликавшийся на мысли, – если здесь были дуэндийские технологии, то хорошо скрытые, и в этом Фарэй мог только поддержать Дракона. Хотя Империя выкрала с Сетха всё, что смогла, и скорее всего, продолжала вынюхивать то, до чего еще не добралась – расшвыривать свои знания дуэнде было бы глупо.
Но корабль создавал ощущение чужого. И Фарэй почувствовал усталость.
Усталость, возраст, собственную оторванность от мира, успевшего рвануть вперёд. Ненужность и бессмысленность. Да, Фарэй следил за тем, что происходило вовне Амриты; информации, кроме секретной, пленников не лишали. Но он был наблюдателем вне процессов. И в скором времени не надеялся влиться в процесс.
Дракон трепыхался, своими путями стараясь сделать что-то для Сетха. Он был всё это время «внутри», он продолжал свою войну. Да, он что-то планирует. Да, необходимо это знать и, возможно, участвовать. Или – продумывать собственные планы, как всегда, как раньше.
Зачем?..
Фарэй встряхнул головой, разгоняя депрессивный морок. Откуда пришла эта унылая муть, с чего он опустил плечи? Он сумел сохранить огонь под депрессорами Амриты, а сейчас – словно сдутый игрушечный шарик, выпустил воздух. Рано расслабился, Леопард. Ты снова в строю и должен…
Он оборвал внутренний диалог. Не время самокопаниям. Настроение было кислым – возможно, накатило после освобождения, естественная реакция на внезапно отпущенную пружину.
Но настроение было отправлено в анабиоз.
Хочешь что-то обсудить, Беленький? – мысленно поинтересовался он у Камо.
Оба вышли из кают-компании вслед за Клеменсом, хотя без спешки. Тот уже рванул по коридору и успел свернуть, но Фарэй не думал, что корабль стартует так быстро, чтобы они двое не успели занять противоперегрузочные места.
Твои наблюдения, выводы?
Капитанский мостик был погружен в рабочий нейтральный полу-свет, полу-мрак, концентрируя внимание на пультах и индикаторах. Пилотские кресла уже были заняты Клеменсом и девчушкой-Каракалом, имени которой Дракон не спешил называть.
Фарэй опустился в кресло позади пилотов и дал автоматике подстроиться под свой вес и фигуру. Большой экран транслировал изображение участка пространства, которое ничего не сказало Фарэю об их местоположении; с тем же успехом можно было бы на планете называть ориентиры: «Три дерева справа, одно слева, в лесу».
А почему «Клеменс»? – послал он легкий, совершенно незначительный вопрос Дракону. Какие-то ассоциации?

+5

5

ФИО. Драккар «Аноис»

Белая тень черного Леопарда, как будто мир вернулся в русло нормы… мир, каким он был до орионского вторжения на Сетх. Словно не было двух с половиной веков. И в это можно было поверить по той естественности, с какой Дейланн ответил коротким поклоном на поклон-кивок наставника  снова последовал за ним – белой тенью черного. Можно было поверить… и обмануться – прошлое может складываться эдакой гармошкой-оригами, прятаться от чужих глаз и даже мыслей, но оно не исчезает: белоснежный от макушки до башмачных подметок господин Камо бывал и тенью черной – сумеречным лордом в свите Солнцеликого. Казалось, это оно, прошлое, которое главный ксенопсихолог орионского Космофлота нес в себе, слегка оттопыривало карманы его щегольски-пафосного плаща, а не руки, которые он по привычке спрятал на ходу. И очи долу, как положено благовоспитанному отроку, да? – неважно, что отрок давным-давно для всех прочих уже зрелый муж… вернее, для всей остальной Вселенной вполне зрелый и более чем успешный – с такой-то головокружительной и беспорочной карьерой. Впрочем, дело, возможно, и не в показательном (не показушном ли?) возвращении для них, а больше для всех, сетхианского статус-кво наставник\воспитанник, а в том, что, не глядя по сторонам, а особенно в чужие глаза, легче не фонить ментально. Привычка, оставшаяся с тех времен, как был телепатически глух и не мог держать щиты. Молча, сохраняя спокойствие (чаще всего не только свое) и излучая благожелательный интерес к окружающим и происходящему, следовать в кильватере того, кто на данный момент становился флагманом – это Таэль умел, как никто, даже когда не отучился еще в университете Теонне по специальности. (Учить дуэнде-белого психологии – все равно, что учить рыбу плавать, но диплом внушает людям смешное уважение сам по себе, уже самим фактом наличия). Сейчас же он опять выполнял еще одну важну функцию – не мешать. Не мешать экипажу в лице капитана и очень юного сейчас-второго-пилота, не мешать старшему Леопарду, которому, будь он хоть трижды лорд и хоть дважды военачальник и стратег, тоже нужно время для адаптации в новом своем, пусть и к лучшему изменившемся положении. И себе не мешать – переваривать информацию. Благо кресло свободное на мостике нашлось, можно былоо тихо посидеть и подумать.
Слишком мало данных, мой лорд, слишком они неупорядоченные, – откликнулся он так же коротко по личному телепатическому каналу. – Паззл пока не складывается. Обождем, еще понаблюдаем.
Кое-что, однако, требовало первоочередного осмысления, и это «кое-что» точно не было аспектами будущей политики федеративного Сетха в любом виде. Своя рубашка нормальным образом ближе к телу, ну или белый плащик… и Таэль, в общем-то, не без оснований полагал, что уже сыграл свою роль в постановке лорда Дракона, и рискует стать тем самым «невезучим героем боевика», которого шлепнут первым… случайно, разумеется.
Хотелось бы пережить предстоящий нам абордаж, наставник, – прохладно заметил Дейланн, удобно устраиваясь на деликатно обнимающем противоперегрузочном сиденье.

Отредактировано Дейланн Камо (20-01-2019 02:15:20)

+4

6

Дабы не раскрыть присутствие дуэнде на борту пиратского корабля, приходилось вспоминать все, чему, как говориться, в детстве учили. Техническая база, иерархия, стили командования...
А Лейхен...
Клеменс отчетливо ей показал, что дело не в том, что по какой-либо причине низкорослый или молодой боец поднял щиток шлема. А в том, что несмотря на положения уставов и инструкций, несмотря на построение предбоевого порядка группы, сделал именно так. Не подчинающийся приказам и инструкциям рядовой – бельмо на глазу. Что привлечет к себе внимание обязательно – даже не стоит обманывать себя относительно того, что нейросистемы не дешифруют полусотней фильтров полученное вскользь изображение спецназовца даже при неярком освещении. Такова жизнь и таковы правила игры, что были установлены отнюдь не ими.
Перстень важен не только для меня, хотя и бесценен для меня лично... – угрюмо обронил он в тон невеселых мыслей о совершенных ошибках при посещении «Амриты». На заднем плане обозначив исключительно для себя пунктик «А зачем это воспитанница интересуется клановым перстнем?».
Клеменс – имя не-дуэнде. Всего лишь, лорд Фарей, – мысленно ответил Олл. – Одна из возможностей отвести возможные ассоциации от Сетха в целом и от клана Драконов в частности. Что, кстати, обуславливает мое предложение именно Вам, мой дорогой лорд. Как Вы думаете, у кого из претендентов на должность Главы федерации кланов Сетха есть больше обоснованных претензий? У последнего из клана или у опытного дипломата? К кому многие из кланов прислушаются лучше – к практически неизвестному выродку или настойчивому в своих стремлениях лорду, спланировавшему и осуществившему дерзкий побег из постыдного плена? Вы, конечно, можете возразить, поскольку основой жизни нашей Родины был и остается матриархат, но... Есть многое в обозримой и невидимой что взору, что разуму Вселенной, что и не снилось нашим мудрецам, Люций. Пока будем «прыгать» к Сетху, попрошу обдумать мое предложение. Случай – весьма легкомысленный, редко поддающийся анализу и предвидению, объект... Тем более – в возможных условиях блокады и последующей изоляции Сетха под весьма вероятным надзором Ниибада.
Кстати, лорд Камо! – весело, как будто и не было мрачной шутки с вероятностями, так же мысленно и целенаправленно обратился лорд Драконов к ксенопсихологу достойного быть противником имперского флота. – Вы никогда не задумывались о применении своих способностей не только опосредованно, но и целенаправленно во благо Сетха? То бишь – быть вроде консула внешнепланетарных отношений? – И, не сбавляя напора, продолжил: – Не собираясь причинять Вам лишнее неудобство, тем не менее прошу от Вас отнестись с пониманием к предложению и дать мне ответ после нашего выхода из «прыжка»... Надеюсь на взаимопонимание!
Тем временем штурман вывел на консоль координаты точки с оптимальным входом и энергетически сбалансированным для силовых установок драккара маршрутом. Клеменс радостно хлопнул в ладоши и извлек из-под консоли полную бутылку коферума.
За начинающиеся приключения!
От момента движения руки капитана к поясу за ножом до стремительно стартовавшего в потолок отрубленного горлышка бутылки прошли доли секунды. И по кораблю пронесся грозный рык, давивший не только ушные перепонки, но и отчасти заставляющий организм отвечать выбросом адреналина:
Вперррееед!!!

+3

7

Глаза Лейхен не отрывались от экрана, а пальцы напряженно лежали на клавиатуре. несмотря на то, что ей не приходилось практически вмешиваться в процесс – она была готова и четко выполнить свои небольшие обязанности, и перехватить управление, если, не приведите Предки, что-то случится с суровым наставником. Все ж на мостике чужие, и это нельзя списывать со счетов. Да, они расслаблены и практически апатичны, но что это меняет? Параноянормальность, знаете ли, еще никто не отменял.
Она лишь упрямо сжала губы, ощутив эхо эмоций Харлока. Потому что была полностью уверена, что ни к чему, чего бы и так не случилось, ее поступок не привел. И привести не мог. В глубине души шевельнулось глухое раздражение – предвестник зреющего протеста против Учителя. Покуда тщательно давимого доводами разума. Все ж, что не говори, а юная степная Рысь была очень здравомыслящим ребенком. Ну так – потому до сих пор и оставалась в живых.
...Хотя и бесценен для меня лично... – вновь прозвучали в сознании девочки слова Харлока. И она невольно улыбнулась. У нее был подарок ему. Жил, спрятанный от чужих глаз, ощущался теплом на пальце, тихонько «брякал» иногда о клавиатуру перевернутой внутрь ладошки основной стороной. И если зреющее внутри раздражение рванется на волю – она еще успеет сперва отдать ему перстень. Прежде, чем ее понесет, срывая все тормоза. Наверное, это будет хорошо. Может быть даже это станет важно. А пока...
...Пока девчонка пискнула, вжимая голову в плечи – от неожиданного рева Харлока:
Вперррееед!!!
Но руки, которыми так хотелось зажать уши, по прежнему чуткими паучками оставались на пульте управления. Почти не дрогнув.

+3

8

Наставник не ответил – то ли нечего было пока, за недостаточностью данных, то ли задумался, анализируя те крохи, в общем-то, информации, что все же наскребли и намели вдвоем, то ли беседовал с кем-то еще приватно… да вот хоть с лордом Оллом, то ли просто задремал и отгородился наглухо щитами. Ну не долбиться же в них – это и постороннему невежливо, а уж воспитанному воспитаннику непростительно вовсе. Дей и не долбился – ему было о чем подумать самостоятельно, хорош, что дали на это время, очень любезно со стороны господина пирата.   
О, а вот и предложение, разумеется, из разряда тех, от которых невозможно отказаться. Бодрое такое и поражающе своей новизной и оригинальностью, да-да. Пираты – они же такие напористые господа… вот уж у кого наглость – и врямь второе счастье, как говорят люди… или даже первое. Любят они шампанское, видимо… и рискуют потому регулярно.
Предложи бы Тлану доблестный Дракон (или кто угодно еще) такое будто бы заманчивое лет на двести раньше (когда он был совсем еще молод и глуп), ухватился бы всем лапами и зубами – ради Сетха, в первую очередь. А сейчас… ради Сетха же, принять такое развитие событий, к которому вел драконий лэрд, было решительно невозможно. Лорд Камо не видел в нем никакой выгоды – ни для себя, ни для родины.
Возможно, я слишком переварился в орионском супе, возможно, я – окончательно отрезанный ломоть, – не без горечи хмыкнул про себя лорд Камо, – утерявший приверженность к старинному свычаю и обычаю, к яростному неприятию чужаков и чужого влияния на своей земле, но и вы, мой лорд, не встали и легли на Сетхе эти триста почти лет. А если встали и легли, но все равно хотите возвращения прежнего уклада, из-за которого мы всенародно топчемся на грани вымирания и уже заступили далеко за эту грань, то мне с Вами, дорогой узурпатор (как нетрудно догадаться) точно не по пути. Ave, как говорится, Caesar, но не от меня. Да и число идущих на смерть даже ради свободы родины я бы предпочел ненавязчиво сокращать, а не увеличивать. Потому пути развития у нас разные и дорожки жизненные не сойдутся.
Узкие глаза Дейланна так и остались прикрытыми ресницами, узкие губы не дрогнули, Беленький вообще не шевельнулся и головы не повернул, да и ответил с задержкой в несколько секунд:
Разумеется, я приложу все старания, – пауза самая пиететная …и  многозначительная, – чтобы всесторонне обдумать ваше, безусловно лестное для меня, предложение.
Может быть, стило показать бóльшую заинтересованность – чисто ради повышения шансов на собственное выживание, в силу заинтересованности в нем, Дейланне Камо, как будущем союзнике, а то и, в какой-то степени, даже гаранта безопасности для участников «нашего безнадежного предприятия» и его большей успешности? Может быть. Может быть, но исправитьли хотя бы дополнить сказанное Тлан не успел – согласно корсарским замашкам грозно-веселый рык капитана и бутылка, появившаяся из ниоткуда, а потом перегрузка, вдавившая кенопсихолога в кресло, сделали светскую беседу несколько затруднительной.

+2

9

Картинка на терминале Лейхен, показывающая состояние основных систем корабля, мигнула. По краю экрана блеснула тонкая золотистая окантовка, и вместо технической информации на нем высветились пучки разноцветных линий – график вероятностей в реальности драккара, имевшего вид жирной красной точки, двигавшейся по одной из линии к ближайшему пересечению с другой.
«Смотри и изучай!» – обратился к воспитаннице Харлок. – «Большая часть управления и навигации на этом корабле не предназначена для слепышей вроде орионцев.»
Сам же Драхен сосредоточился на другой проблеме – внезапно сбросившему маскировку орионскому малому «охотнику», так неудачно объявившегося на расстоянии торпедного пуска от кормы командного корабля Свободного флота. Обычно такое бывало только перед атакой одиночного корабля. Коим собственно сейчас и являлся драккар. Дар предвидения в данный момент был абсолютно не нужен – и без того было ясно, что командир «охотника» уже вдавил гашетку кинетического оружия, не надеясь нанести хоть какой-нибудь ущерб волновым оружием накачанным до самого предела силовым щитам драккара. Единственное, что было неизвестно имперскому бойцу, так это начавшийся прыжок пиратского корабля. И поэтому он пустил торпеду по самой оптимальной траектории, пересекавшейся с направлением движения драккара.
Драхен без слов отдал приказ искину корабля аварийно увеличить тягу, что бы попытаться оставить будущий взрыв торпеды либо в стороне, либо далеко за кормой. Но…
Фотонный заряд сработал как и положено – едва коснувшись внешнего контура силового поля. Но ни кинетического ускорения, ни какого другого воздействия на корабль он не оказал, за исключением смещения параметров раскрывшегося прямо перед носом «Аноис» входного портала надпространственного прыжка.
Слушать в отсеках! Боевая тревога! Занять посты по боевому расписанию! – только и успел «громогласно» подумать Харлок.
Драккар, следуя введенной программе прыжка, исчез во всполохах цвета, знаменующих начало перехода в другое место галактики… Вселенной… Вселенных…
--> "На чужих берегах. Переплетение стали и неба"

Отредактировано Клеменс "Драхен" Харлок (15-05-2019 13:36:55)

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Планеты и пространства » ФИО. Драккар «Аноис», мостик