Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 6. Найдите то, что ищет сердце... и кое-что ещё


Сезон 4. Интерлюдия 6. Найдите то, что ищет сердце... и кое-что ещё

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 2014 г., 4 февраля, 11:00-00:00.
Место действия: Канада, карьер города Питт Медоус, недалеко от Ванкувера, выработки и пещеры.
Действующие лица: Люций Фарэй, Кристиан МакКензи, Ингеборга Буткуте.

http://s8.uploads.ru/Cr9Vp.jpg

+1

2

Тихо застонав, МакКензи открыл глаза и тут же снова зажмурился от резкой боли, прострелившей висок. Глухо застонав, Кристиан закусил губу и снова открыл глаза. Впрочем, данное действо ему помогло не особо. Вокруг него была кромешная тьма. Абсолютная и совершенная. Казалось, что ее можно резать ножом.
Что за? Где я вообще нахожусь? – хрипло пробормотал МакКензи садясь. Потерев висок ладонью, он задумчиво добавил. – И как я в это «где» попал?
Пальцам тут же сразу стало мокро и липко. Раздумывая над тем, кровь это или он просто во что-то вляпался, мужчина пошарил вокруг себя свободной рукой. Ничего.
Отметив, что пол на котором он сидел, оказался совершенно ледяным, Кристиан, морщась, поднялся. Еще не хватало тут простудиться или еще чего похуже. Вытерев испачканную ладонь о джинсы и отбросив в сторону назойливые мысли о том, что он валялся на этом самом полу не один час, МакКензи растерянно замер, не понимая, что же ему делать дальше. Передвигаться на ощупь решительно не хотелось, особенно учитывая то, что он даже не представлял, где именно находится.
Память услужливо подкинула ему картину собственных суетливых метаний по вагончинку и сбора различного предназначения вещей. Вот, схватив ключи от джипа (на этом моменте Кристиан густо покраснел, вспоминая, каким образом ему эти самые ключи удалось получить) он выскакивает наружу, ежась от ледяного ветра, бросившего ему в лицо вихрь колючих снежинок, вот он подхватывает Ингеборгу и они вместе едут в деревню. Кажется, они хотели взять еще и Эдвина… Но его в машине не было… Решив, что это на данный конкретный момент не так важно, да и его друг, решив остаться, точно будет в безопасности, МакКензи с облегчением вздохнул.
Разговор с жителями деревни оказался совершенно бесполезным. Все они, как будто сговорившись, замолкали и отводили взгляд, стоило только заикнуться о пещерах. Решив, что разобраться на месте будет куда проще, Кристиан рванул к вожделенной цели. Кто бы знал, что это будет чуть ли не самым худшим решением в его жизни, и без того не блистающей яркими красками. Новоиспеченный шотландец как никто, просто магнитом притягивал неприятности на свою пятую точку. Если где-то что-то случалось, в самом эпицентре обязательно оказывался МакКензи. Так вышло и со злосчастными пещерами.
Тоже, герой нашелся. И Синди не помог, и сам вляпался непонятно во что.
Последним из воспоминаний было то, как он входит в пещеру и тут же замирает, пораженный раскинувшейся перед ним красотой. А дальше… Дальше все – чернота.
Негусто, – недовольно пробурчав, мужчина делает первый пробный шаг. Довольно улыбнувшись, когда ничего страшного не происходит, Крис начинает медленно двигаться вперед, для верности выставив еще и руку.
Воодушевление, охватившее актера, мгновенно испаряется, когда ладонь МакКензи упирается во что-то мягкое и, кажется, покрытое шерстью. С трудом удержавшись от позорного для мужчины визга, он замирает на месте, решительно не представляя, что будет дальше. В темноте это может оказаться кем угодно… или чем. Что, разумеется, гораздо предпочтительнее. Но странное нечто шевелится, прижимаясь к его ладони как можно ближе, и иллюзии человека разлетаются на множество мельчайших осколков.
Отшатнувшись, Кристиан делает шаг в сторону и тут же падает на пол, споткнувшись о… обо что-то.
С силой приложившись многострадальной головой о пол, мужчина глухо стонет и тут же садится на колени, игнорируя ноющую боль. Кто знает, что это за тварь и какого черта ей нужно? Сгруппировавшись, МакКензи чувствует себя хоть немного, но лучше.
Наклонив голову, он прислушивается, раздумывая над тем, что же делать дальше и отбрасывая каждый из вариантов, как совершенно бессмысленный. Абсолютная тишина обволакивает Криса с ног до головы. Таинственное создание, видимо, тоже затаилось. Кто знает? Может, оно боится не меньше самого МакКензи? Или же он просто невкусный? От возможных вариантов у человека раскалывается голова. Выдохнув сквозь стиснутые зубы, он медленно ведет рукой вокруг себя. пытаясь найти то, из-за чего он оказался в крайне уязвимом положении.
Нащупав что-то, похожее на большой мешок, увенчанный брелоком в виде самолетика, Кристиан невольно расплывается в улыбке. Кажется, на этот раз удача не повернулась к нему задом. Это его рюкзак.. И мужчина прекрасно знает, что в его боковом кармане лежит запасной фонарь.
Яркий луч освещает пещеру, заставляя тьму, недовольно шипя, отступить.
Кристиан оглядывается по сторонам, задумчиво хмурясь. Пещера, в которой он оказался, небольшая. Метров пять на пять, не больше. Но самое странное то, что она абсолютно пуста. Точнее не пуста – единственный представитель разумной, или не очень, жизни, в ней сам МакКензи. Неужели он настолько сильно ударился головой, что начались галлюцинации? Или же таинственное нечто просто сбежало, испугавшись света? Не суть важно… главное, что рюкзак при нем. А в нем газовый баллончик и травматический пистолет. Теперь нужно постараться найти Ингеборгу и убираться отсюда.
Спустя двадцать минут, разложив перед собой все содержимое рюкзака, Кристиан разочарованно стонет. Оружие, на которое он возлагал огромную надежду, исчезло. Сжав ладонью невесть зачем прихваченный им с собой тюбик с лубрикантом, МакКензи стонет еще горше. Кажется, его конкретно так поимели. И даже без смазки.
[STA]Из букв "О", "Ж", "П", "А" нельзя сложить словО ВЕЧНОСТЬ...[/STA]

+6

3

Ни с медициной катастроф, ни с основами спелеологии Инге знакома не была, а потому собиралась так, как подсказывали собственные медицинские знания и интуиция. С одной небольшой поправкой: она хотела взять с собой все нужное, но вес этого нужного обязательно должен быть лично для нее, Инге, подъемным. Кристиан, конечно, человек сильный и воспитанный, но кто знает, что может случиться в этих пещерах с двумя спасателями-дилетантами? А вдруг ему еще и Синди тащить придется? Эта мысль заставила Инге прикусить нижнюю губу и постучать на всякий случай по дереву.
Медикаменты, вода, немного еды (ночевать там Инге и Кристиан, конечно, не будут, но вдруг они проболтаются в пещерах настолько долго, что захотят есть?), моток веревки (запасная не помешает, пещеры же!), телефон с дополнительным зарядным устройством (а вдруг ловит?) и свет, много света. На внутренний свет, исходящий от людей, занятых делом, Инге сейчас не особо рассчитывала, оставаться надолго в темноте этих жутких пещер ей не хотелось, но и пугать спутника своим визгом по этому поводу не хотелось тоже. Посему в ее «сумочке Гермионы» нашлось место для двух фонариков (естественно, с батарейками), двух зажигалок, которые в «мирное» время некурящая Инге держала для не боящихся рака легких коллег, и трех коробков спичек.
Теперь она была, как ей думалось, готова ко всему или почти ко всему. Ошиблась, как оказалось. Но это она поймет потом, а пока летит, летит машина, а Инге угощает Кристиана байками из мира кино, чтобы хоть немного рассеять свое волнение. Это ей удалось сделать настолько хорошо, что в злосчастную пещеру Ингеборга вступила с улыбкой.
Вступила и обомлела. Когда-то давно, в детстве, она читала переведенную с русского языка книгу сказок о загадочной земле под названием Урал, где под землей лежат удивительной красоты драгоценные камни. Теперь женщина словно видела эту сказку наяву. Камни действительно лежали, сверкая каждой своей гранью на непонятно откуда бьющем мягком свету. Камни самых разных размеров, самых причудливых форм и расцветок. Природа гениально позаботилась о создании здесь чуда, которое решительно невозможно воспроизвести человеческими руками. О каждом камушке здесь можно было бы сложить не только сказку, а целую поэму.
Как жаль, что фотоаппарата нет, – думает Инге, позабывшая на какое-то время и о Синди, и о Кристиане, осторожно прикасаясь к ближайшей к ней композиции из камней, такой, казалось бы, хрупкой на вид.
Лучше бы она этого не делала! Стены пещеры закачались и куда-то поплыли. Потолок стал подозрительно близок, норовя поменяться местами с полом. Яркие красивые камни сначала потускнели, а затем почернели и, не успев ни охнуть, ни крикнуть, Инге потеряла сознание.
В чувство женщину привел не ощущаемый ею ранее смертный холод, до костей пробиравший даже через ватные штаны и теплую куртку. Привел ли до конца, понять было трудно. Голова была пустой и ясной, но соображала хорошо. Руки и ноги, судя по всему, тоже были относительно целы. Возможные синяки от уже побаливающих мелких ушибов не в счет. Ушибы, полученные даже сквозь ватные штаны и пуховик.
Как же я летела? И куда? – беспомощно думает Инге. На ослепшие глаза женщины наворачиваются слезы. Впрочем, ослепшие ли? Сейчас бедной Инге трудно было это понять. Ее окружала кромешная тьма, в которой не просматривались очертания каких-либо предметов. То ли они не были видны, то ли их не было совсем. Совсем?!
Кристиан! На помощь! – пытается Инге позвать своего спутника. На этот беспомощный писк не отзывается даже эхо. – На помощь! – кричит Инге, срывая голос.
Слезы уже не наворачиваются. Они ручьями текут по лицу, смывая остатки макияжа. А ответа по-прежнему нет.
Неужели с ним что-то случилось? Нет, Господи, не-е-ет!
Тьма, увы, не рассеивается, а сил на продолжение истерики остается все меньше, и Инге решает их поберечь. В конце концов, она тут медик, а не жертва какая-нибудь. И вообще, с пола надо встать, а то так и почки застудить можно. Прежде чем подняться, Инге вытирает кулаком слезы и решительно шарит руками по ледяному полу.
Сумка на месте! Ура! О ужас! Ее потрошили!
Дрожащими руками Инге роется в раскрытой сумке, на ощупь пытаясь определить, что же оттуда пропало.
Аптечка на месте, слава Богу! Веревки нет – обойдемся. Не вешаться же на ней сейчас. А у Кристиана наверняка запасная есть. Бутерброды съели? Приятного аппетита, не подавитесь только! – с веселой злостью продолжает инвентаризацию Инге. Бутылка с водой, к счастью, оказалась на месте.
Самое ценное оставили, ага. – Сделав несколько глотков воды, женщина почти успокаивается. И, продолжая проверять наличие самого ценного, чувствует, как ее сердце то ли ребра начинает выламывать, то ли вниз куда-то проваливается, а все члены сковывает древний первобытный ужас. Света ей не оставили. Никакого. Ни фонариков, ни зажигалок, ни даже спичек... А экран мобильного, заранее заряженного хозяйственной Инге, волшебным образом потух. Ей хотелось кричать и плакать одновременно, но здравый смысл подсказывал, что голос и слезы лучше поберечь, пригодятся еще.
Осторожно, маленькими шагами, боясь споткнуться обо что-либо, Инге идет вдоль одной из стен, тщательно ее ощупывая. Прикинуть длину она даже не пытается, все равно не сумеет. Доходит до чего-то похожего на угол, поворачивает, потом до другого «угла», до третьего, четвертого... После чего, наплевав на возможную простуду, бессильно опускается на пол и закрывает лицо руками. Ничего похожего на дверь она так и не нашла.

Отредактировано Ингеборга Буткуте (22-02-2019 23:37:13)

+3

4

Знаешь, иногда мне кажется, что вы можете меня слышать. Даже ощущать. Я вижу, как вы замираете, подходя сюда первый раз. Я ощущаю, как вы ойкаете, прикасаясь к краю. Мне легко заметить, как вы оглядываетесь на меня и, всякий раз, замираете в ужасе. Мне нравится видеть и наблюдать за вами.
Ползи. В темноте. Давай. Мне нравится, как ты ищешь. Смело отпускаешь свою руку бесконечной тьме. Неизвестной глубине. Да вы до конца не знаете даже, насколько является верхом то, что вы им ощущаете.
Так пронзительно беспомощны. Сучите передними лапками, звучите, источаете свои внутренние жидкости. Мне нравится, как ты смело захотел пройтись из неизвестного в ничто. Такой страстный, но застенчивый. Мы только познакомились. Ты пожал одну из возможных форм рукой, уже так поспешно ретировавшись. Бедный, бедный-бедный герой. Ты ведь мечтал спасти ее своей смазкой из рюкзака. Своим баулом отмахаться от ужасов жизни без GPS.
Мне нравится, как вы пытаетесь не замечать меня. Как тонко сжаты твои губы. Сколько бы вас ни было – вы всегда делаете это здесь. Вы всегда мочите пол своими солеными каплями. Прозрачными или красными.
Ты не знаешь, но я больше люблю, когда вы кормите его красными.
Такая аккуратная. Такая усердная. Ты гладишь мои стены. Предварительные ласки, мне нравится. Нежная и ранимая, еще не столкнувшаяся с моими острыми углами и скрежещущими о твою кожу кристаллами. Ой, опять сдалась. Бедная крошка.
Как неожиданно. Вы подглядели мой маленький секрет.

Мне не нужно особо разбираться в разнице между вами, особи. Но я буду делать все так, как сказано. Меняю настройки системы внешней пещеры. Выключаю звук. Свет. Вход. Выход.
Скрытый в тени, в пустоте.

Нарочито, с несвойственной эротизированностью, мне опять надо управиться с вами. Мне нравится, когда вас несколько. Парочка. Липкая от пота. Неслышашие друг друга земляне. Вас разделяю. Бесконечное ничто из опадающих иллюзий. И всего несколько метров друг от друга. Неслышащие, слепые. В темноте вы такие трогательные. Нежные, когда ищете, нащупываете.
Но мне надо отвлечься. Влетал корабль. Ровный гул двигателя создал гравитационные интерференции, ощутимые.
Пещера заискрила швами голографических образов отвердевшей тьмы, рисующей направление настоящего пути. Туда, вглубь, к сердцу. Путь к сердцу лежит через блок управления.
Гость вышел, двумя этажами ниже. Псионик, возмущения людей хорошо ощущались им. Прожилки пещеры, как сосуды разъяренного создания, проявились во тьме, мгновениями пульсируя, импульсами указывая на «дверь».

Мне нравится... познакомимся? Мне нравится, как вы меняетесь. Дать вам помощь найти себя в поисках выхода.
[AVA]https://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/archive/b/b5/20080215234213%21Vree3.jpg[/AVA][STA]Игротехник[/STA][NIC]Некто[/NIC]

+3

5

Сидеть так можно до бесконечности, только вот лучше от этого не станет ни Сидни, ни Кристиану, ни ей лично. И вообще, им-то хуже наверняка, раз молчат. Значит, нужно действовать самостоятельно. Для начала разберемся, каким образом удалось сюда попасть...
Если двери не нащупываются, то это могло произойти только тремя способами. Во-первых, все-таки через дверь, просто потайную, устроенную наподобие поднимающейся и опускающейся стены. Тогда она должна найтись, если не сама дверь, то ее признаки. Легкий сквозняк поблизости либо характерный звук при исследовании. Зря она не сообразила этого сразу. Стены надо было не только ощупать, но еще и простучать. Вот этим она и займется. Даже если ничего не найдет, ей будет, чем развлечь себя в ближайший час. Во-вторых, она могла попасть сюда через потолок.
Инге встает, вытягивает одну руку вверх, поднимается на носки. Потолок не нащупывается. Хорошо и плохо одновременно. Плохо тем, что выхода на нем не поискать, а хорошо тем, что одной версией для проверки становится меньше. Сбросить ее не могли. При падении с такой высоты она бы наверняка разбилась. Значит, ее опустили на веревке или на тросе. Сама она ни за что подобное не держалась, по крайней мере, не помнила этого. Поэтому то, на чем ее опускали сюда, должно быть где-то недалеко. Надо всего лишь быть внимательнее при исследовании пола. А пол исследовать придется, потому что третьим способом попадания в это мерзкое место мог быть подземный ход.
При одной мысли о живущих там, под землей, крысах Инге передернуло. Нет, она, конечно, не верила в существование всяких там мутировавших тварей, напоминающих чудовищ из фильмов класса Б и ниже, но и простые животные этого рода и вида были достаточно страшны и противны. Но если ход все же найдется, то лезть туда придется, и даже без фонарика.
Инге поежилась от омерзения и страха. Однако выбора у нее не было. Сидни, Кристиан. Их нужно найти и попытаться вытащить. А устроить истерику можно будет и потом, когда все закончится. Пока же придется, подобно героям тех самых фильмов, исследовать пол и стены. И кто знает, вдруг там найдутся зажигалки или фонарики. Это будет вообще чудесно. Подбодрив себя этой мыслью, молодая женщина занялась делом. На этот раз она исследовала стены гораздо дольше и тщательнее, не только ощупывая, но и с медицинской дотошность выстукивая каждую дюйм за дюймом. К сожалению, версию о потайной двери Инге пришлось тоже отбросить. При постукивании стены повсюду издавали одинаковый звук, неопровержимо доказывающий: пустот за ними нет.
Но сдаваться Инге не собиралась. Немного отдохнув и сделав несколько маленьких глотков из бутылки, Инге приступила к долгому и обстоятельному исследованию пола. Ощупать, простучать, еще раз ощупать... Однако не повезло ей и на этот раз: в полу не обнаружилось ни дыры, ни замаскированной двери. Веревки на нем не оказалось, троса тоже. Как же она попала сюда? Ноги и руки сделались ватными, а к горлу подступил тошнотворный комок страха. Неужели она здесь умрет?! Вот уж нет, и не подумает. Ей еще коллег спасать надо, да и съемки не закончены... И Инге продолжает борьбу неизвестно с кем и чем. Во имя продолжения этой борьбы женщина пытается определить, с какой стороны следует ожидать возможной опасности. Крыс в пещере, судя по всему, не было – никто не шуршал и не пищал. Значит, если что-то и могла ей угрожать, то только сверху. Поэтому нужно определить размеры помещения и понять, где, в случае чего, можно будет укрыться. Во всю силу своих легких Инге звонким чистым голосом пропевает пару фраз из «Кармен» и замирает, прислушиваясь к эху, благодарно возвращающему ей знакомую мелодию... И цепенеет от ужаса. Многократное повторение пропетого мотива подсказывает ей, что хотя пещера оказалась не такой уж большой по площади, высота ее очень и очень велика и расстояние до свободы намного превзошло бы самые смелые ожидания и гораздо более подготовленного человека.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 6. Найдите то, что ищет сердце... и кое-что ещё