Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4, Серия 70. Но и неслышным я верен теням


Сезон 4, Серия 70. Но и неслышным я верен теням

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время действия: 2446 г, 28 февраля, 07:50-12:00.
Место действия: звездолёт «Квиринал» (USS Quirinal (NCC-82610), мостик. 
Действующие лица: Элио Валлоне (Альдо Фратти), Мария Кельх (Мария Кравиц), Интар Джар`ра (Кел Мартон).

http://sh.uploads.ru/fmicC.jpg

0

2

http://sd.uploads.ru/wErkQ.png

Нет, оно не Интрепид... Совсем не Интрепид, – Машенька устало вздохнула и потёрла переносицу пальцами. Вздохнула она на самом деле тоже мысленно, а лица коснулась совсем чуть-чуть, подушечками пальцев; подходила к концу её смена, и никаким нафигаторам и канонирам не надо было наблюдать, что она подустала.
«Вторая старпом-то умаялась» – и всё, и прилипнет ведь, что барышня, дескать, хрупкая, под попой ничего твёрже перины не сиживала и не обкатывала.
Хотя «Квиринал» этот так и так не «Гуля», как ни топырься: большой, железяка, громоздкий какой-то, весь в окошках, как сыр земной в дырочках. Да где он сейчас, ваш терранский сыр? А «Квиринал» – вот он, уродец. Ай, негоже так о кораблях... Прости, мой хорошенький, не мой хорошенький, не хорошенький – так и сяк прости, виноватая. Ты тоже ничего. А только мой «Гулливер», Гулечка моя родная... Какой вострый был, какой ладный! Где ж то он сейчас шаромыжится?..

Господа, попрошу отчёты в порядке очереди и немного личного пространства.
Она снова вела рукой по переносице. Старая, старая привычка; все столпившиеся рядом с паддами, казалось, только ждали конца смены, чтобы к второй помощнице скорее подкатить всем улеем и зажужжать над ухом.
А угадайте, в какой ухе у меня жуж-ж-жит? – Пять разномастных человеков отшатнулись как будто бы волной. – И что боятся? Как будто я кусаюсь, право слово... Эх, траблы мои, траблы милые, и ни одного триббла самого завалящего пока нет. И никакого Михала на мостике. Как жить-то?
У меня появилась совершенно гениальная идея, – вздохнула Машенька и повысила голос. – Господа товарищи! Господа, всего один вопрос: неужели капитан самолично разбирается с документацией? А если бы на моем месте сидел мистер Монгво, ему бы в нос всё это тыкали?
Кто-то смущенно кашлянул и переступил с ноги на ногу.
Во-во. Перешлите мне всю отчетность на падд и, очень прошу, не толпитесь, как стадо мороженых сусликов. Я вас всех тоже очень люблю, но хочется всё-таки какой-то конфетно-букетный период, что ли – имена, там, запомнить... В лица начать узнавать.
Где-то спереди справа шевельнулась тёмненькая башка, и Машеньке пришлось мигать глазами с усилием и на манер совы.
Да чтоб был проклят и закидан тапками тот день, когда на Кору решили лететь одни земные итальянцы! Да ещё черняво-шатенистые, как на подбор, высочущие чаще всего, симпатишные, глазками стреляют – залюбуешься. И этот такой же, ну. Потомок гордых римлян. Национальная забава у них, у этих корианцев – летать навигаторами. Оно, наверное, генетическое: раньше венецианцы всякие моря культивировали, теперь эти в космос лезут... Но как на Чиро со спины похож! Каков наглец!
И, мистер эээ... Элио, Элио Валлоне же? Простите, я постепенно запомню. Мистер Валлоне, прошу, вы восхитительным рельефом своей спины несколько перекрыли мне панораму. Будьте любезны слегка усохнуть... Так тоже можно. Благодарю.
И всё-таки зачем подходили? – почти панически и очень грустно думала Машенька, погружаясь в отчёт канонира. – Чего, прислать было нельзя... Может, традиция местная, а я не в курсе? Надо вводить традиции. Вот черт, и только ведь к тем мордам привыкать начала – так сразу новые! Хоть бы придумать, как и с кого тут начать развлекаться. Ну не с этого же красавчика! С такими по-другому развлекаются.
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]
[NIC]Мария Кельх[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]

+5

3

Говорят, что женщина на корабле к несчастью. Однако «Квириналу» уже вряд ли что поможет. Ни женщина, ни мужчина, ни навигатор, ни…
Впрочем, не время для пессимизма. Время проверить. Нет, не пульт управления, а все ли в порядке с лицом! Вдруг прыщ какой, или бровь внезапно встрепушилась? А что Элио здесь, собственно, оставалось-то делать? «Квиринал» затерялся в не пойми какой галактике, среди таких звезд, которых он видывать не видывал! И хоть планету какую-нибудь пригодную бы найти… Ну пусть не для жизни хотя бы, а для временной остановки. И желательно, чтобы на той местности пара салонов красоты обнаружилось.
Да-да… Постепенно мистером Валлоне начинало овладевать отчаяние, совершенно ему, к слову, не свойственное. Страшное чувство, неуютное. Хочется гнать его прочь, доставая из кармана зеркало, и смотреть, смотреть, смотреть… Разглядеть первые морщины в уголках глаз, и понять, что все – приехали. Точнее прилетели! Мало того, что потерялись в бездонном пространстве бездушных метеоритов, так еще и старость подкралась незаметно…

Об этом Элио думал еще вчера, потому что занять себя было нечем. Но сообщение, которое он получил от бортового компьютера пять минут назад, заставило забыть даже о морщинах!
Капитан Машенька выглядела хорошо, но явно была чем-то недовольна. Устала, вестимо? Но после такой новости всю усталость как рукой снимет!
И хорошо, что сама подошла. Не пришлось вежливо распихивать локтями товарищей по несчастью, пытавшимся загрузить девицу своими бесполезными новостями.
– Мисс? – кто-нибудь, застрелите Валлоне за его галантность, я вас умоляю! Одной пули будет достаточно… Взял ведь за руку нежную без спросу, и поцеловал зачем-то.
– У меня для вас хорошие новости. Вот, вы только послушайте! – он достал из кармана небольшое устройство на манер диктофона, в который записывалось все, начиная от аудиодневника, заканчивая последними новостями «Квиринала»
«Итак, рецепт итальянской пасты очень прост!..»
– Простите, не совсем то…
Неловкая улыбка, щелчок и звук перемотки.
«Элио Валлоне, пусть нефритовые тритоны дерут тебя всемером! – рявкнул голос компьютера навигационной системы. – Я НЕ ЗНАЮ, ГДЕ МЫ НАХОДИМСЯ! ТЫ ЗАЕБАЛ МЕНЯ, ТУПОРЫЛЫЙ…»
– Ох, это «Квентин» сходит с ума, он вчера был не в настроении… – снова перемотка. – Вот. Снова он.
«Элио, ароматный мерзавец! Мы близко, слышишь?
– К дому?
Нет, напомаженный ты придурок! К планете, где ты сможешь сделать наконец депиляцию задницы! Но даже если депилятора ты там не найдешь, то вполне сможешь надышаться сладким, лишенным аммиака воздухом и съесть пару яблок!..»
– Вы понимаете, что это значит, Мария?.. – мужчина с неподдельной радостью посмотрел на молоденькую капитаншу.
[NIC]Элио Валлоне[/NIC] [STA]Совершенство[/STA] [AVA]http://sg.uploads.ru/cjU0n.jpg[/AVA]
[SGN]

«Красота – это страшная сила!..»

Мужчина, осознающий, насколько он возмутительно прекрасен. Охреневает от собственной охренительности, но все-таки не совсем самовлюбленный болван (самовлюбленный – понятно почему, а не болван – потому, что навигатор). На этом основании считает, что он умнее всех на свете. Его бич – синдром супермена: стремление всех спасти, особенно тех, кто об этом не просит. Уверен, что рожден нести в мир любовь,  добро и... а! – и эстетическое наслаждение. Последнее ему даже вполне удаётся: он действительно превосходно поёт, вообще весьма одарён музыкально. Обходителен с дамами, вежлив с мужчинами. Безуспешно пытается скрыть свою бисексуальность. Возможно, он слишком сильно печётся о своем главном «конкурентном преимуществе», т.е. красоте: тратит на одежду баснословные средства, может забыть, что назначил свидание, но точно вспомнит, что пора сделать коррекцию бровей и навестить косметолога.

[/SGN]

+5

4

Божественный мужчина, – усмехнулась Машка и погладила наклонившегося навигатора по щеке. – На твоей планете недавно отменили рабство? Прелестно, мне очень нравится. Что там у тебя?
От слов про итальянскую пасту она улыбнулась шире. Затем – ещё шире, наклонив голову вбок и окинув лукавым взглядом его симпатичную задницу, пока сам навигатор тыкал в неравном бою свой на редкость ехидный падд.
Эх, не в моём вкусе молодчик, уж больно чернявый... Но ничего, сгодится на разок, если припрет. В гарем себе, конечно, брать не стоит – чего это девочка хихикает?.. а, с Бетазеда?.. ну пусть – но симпатишненький же мальчик! Есть что пожевать, мяско ещё не старое, хотя вот насчёт депиляции задницы падд дело говорит. У этих корианцев они знатненько волосатые...
Ага. Господа, попрошу всех завалить-э-э-э-ближайшего мамонта и оставаться на своих местах до последующей команды! Это затянется надолго, и свежая пища вам понадобится в капитальных объёмах!
Машенька покровительственно посмотрела на навигатора и сочла, что ему можно присвоить его нынешнее звание: на нафигатора он не тянул, на нём глаза отдыхали.
Так сказать, базовое предназначение любого самца в силу полового деморфизма... – На этом мысля обрывалась: знаний Машки по психологии хватало, чтобы счесть её неуместной. Ну и что, что про неё кто-то думает так же, что ей, до их уровня опускаться? Нетушки!
Сударь, про рецепт настоящей итальянской пасты я с удовольствием послушаю позднее. Планета — это восхитительно. Где координаты? Рассчитайте запасный курс! – велела она, отвернувшись к сидящим навигаторам. – Курс мне, размеры системы, качественные характеристики звёзд – сколько их там? Планеты, пылевые скопления, астероидные пояса, кометы, спутники, соседние звёзды – всё! И быстренько, быстренько, девочки-мальчики, чтобы нам было о чем рапортовать капитану! Вон, слышите – за дверью шебуршат? Сейчас прилетят-набегут и лишат нас такого сладкого кусочка исследования! Где ваш азарт, господа?
Откинувшись опять на спинку кресла, Маша вскинула свой падд к глазам и быстро-быстро забегала по нему взглядом.
Милый мой, – произнесла она в процессе чтения, отчего речь её немного замедлилась. – Я для вас даже Марией Рингольдовной не постесняюсь быть. Увольте, чего же тут непонятного? Планета, класс М, огромный спутник – сёрфинг там шикарный, должно быть... Одна звезда. Господа, это точно не старушка-Земля? У меня там Алевтина у бабушки осталась, ждёт, небось... О, о, белковая жизнь! Восхитительно! Если там водятся милые шестилапые пёсики – назову тоже Алечкой, буду сидеть ностальгировать... Сударь, вам надо выдать медаль. Попросите кока, он изготовит вам к завтрашнему; вы какой шоколад любите? Можно и именную, не проблема.
Нет, не надо этого душку никаким тритонам. Семерым, – окончательно решила Машка, пристально разглядывая навигатора. – У него ещё и мозг есть, а ну как эти земноводные вытрахают? Что ж ему в старости-то останется тогда, бедняге... А вот от яблочка я бы не отказалась, это да. Свежего... Нереплицированного.
По душе разливалось довольство и предвкушение. Глядя, как суматошно бегают руки смены над их мониторами, Маша даже решила, что ещё не совсем всё потеряно.
Вишь, как кинулись изучать... Ничего, натаскаю – как на моём Гулечке будете. У, господа лодыри и тунеядцы...

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+4

5

http://s5.uploads.ru/u1jqP.jpg

Приборная доска, клавиши, расположение которых, казалось, найдешь не то что во сне – после анабиоза с влиянием тета-волн. Потому что помнят пальцы: каждое отточенное движение, каждый жест, каждый миллиметр на этих кораблях. Что там говорили о верности одному? И какой это уже у него?
В истории и в книгах, доставшихся от настолько древнего времени, что чихать хотелось от мысли о пыли на них, полководцы любили животных, на которых ездили верхом. И меняли их, когда те гибли в бою. Позже, уже там, где мог появиться флот, на планетах, где были моря, капитан уходил с корабля последним или тонул вместе с ним. Дело чести – всю жизнь на одном судне. Только не для них.
Не для тех, на кого эти мундиры надевали, еще когда шея в воротничке выглядела как карандаш в стакане. Не для тех, кто Устав ЗФ носил с собой всегда и везде, зная его назубок уже после первого месяца учебы, а после первого месяца практики понимая, что выполнить его – сломать все, что было, что знал и любил.
И ломали же. Коротко и резко. Неизбежная болезнь роста. С какой бы ты ни был планеты – а «не спрашивать откуда» было негласным правилом: все привыкли к тому, что дом – корабль. И не сама железка – а те, кто рядом.

Тихо запищал будильник, напоминая, что время вахты. Отдых закончен, отложена недочитанная книга и так и не разобранная головоломка. Сон? Чуть не спросил, что это такое, хотя ему и надо было меньше, чем остальным – особенности физиологии.
Он снял с вешалки форменную куртку, застегнул до конца – многие отказывались от этого пережитка, даже устав разрешал вольности и магнитные застежки, но капитан всегда застегивал молнию доверху.
Вопрос внутренней дисциплины. Она держит крепче, чем что-либо еще. И потом… Стар он для этих нововведений. Или еще помнит, как магнитные застежки подвели в той экспедиции? Когда в горящем в магнитной плазме корабле срезал одежду с тех, кто прилип к пылающим стенам, как не успел к двоим, а к одному – успел. Для того, чтобы…
Отставить, улыбнуться зеркалу, собраться и выйти на мостик.
Вахту принял. Доложить происшествия по кораблю, передать ключ-коды в случае их изменения, – и уже спокойным тоном. – Сначала то, о чем я не должен знать, потом – то, о чем должен.
[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

Отредактировано Кел Мартон (20-03-2019 08:34:47)

+6

6

Честно говоря, Элио и сам себе не верил, точнее, не верил «Квентину». В последнее время у навигационной системы знатно… как же это потактичнее выразиться? Подсвистывало, что ли…
А ведь между прочим, на собственной сборке «Квентин» вел себя просто идеально. Был скромен, практически не матерился, желал доброго утра своему навигатору.
А что теперь? Стоило бедолаге за пультом носом клюнуть, устав пялиться в просторы беспроглядного космоса, как этот наглец «Квен» врубал на всю громкость земных блэкметаллистов «Dimmu Borgir» и начинал орать, доводя вахтенных до паники: «Проснись, тупорылая корианская прошмандовина! Поправь свои сальные кудри, и за работу! ЗА РАБОТУ, ленивый ты кусок дерьма!»
Те, кто помоложе – плакали. Потому что писать музыку земляне не умели. А еще у «Квентина» была своя «любимая» смена, которую он доводил до предсмертных конвульсий при последней стадии бешенства. Для них он припас четыре альбома Клавы Плохуны, и поговаривали, что парочка офицеров уже подумывала о самоубийстве…
И сейчас Квентин продолжал орать, как недорезанный, только теперь по делу, понимая, что получил добро от второго помощника капитана на расчет точного курса и выдачи сведений о ближайшей, пригодной для жизни планете.
Эге-гей, Элио! Готовь блэк-джек, шлюх и ведро вазелина! Да-да, розоволосая бестия права – планетка очень похожа на Землю-матушку, только вот размером поменьше. Но не тебе ли, Элио, знать, что размер значения не имеет, если это большой размер? Ха-ха-ха! Шутка… Итак, уважаемые… Да куда ты тычешь свои ковырялки с ногтями?! – рявкнул он на одного из навигаторов, пытающихся дрожащими от волнения пальцами рассчитать верный курс. – Элио, скинь этого наркомана с кресла и возьмись уже за работу, твои брови в полном порядке, а поэтому в зеркало перед этим можно не смотреть!
Извините, Мария Ринг… Гринг… Нирг… – Элио неловко сощурился, но впрочем, быстро нашелся: – Мария Прекрасная! – А вдруг бы ей больше понравилось Премудрая? – Сам-то я понимаю, ЧТО это значит. Через минуту вы получите полный отчет и… – повернув голову в сторону Джар`ра, мистер Валлоне натянулся словно струна, – Здравия желаю, капитан! Одну минуту...
В такой ответственный момент не до реверансов, знаете ли. Быть может, они наконец-то нашли… ладно, не то, что искали, ну хотя бы временное пристанище. Но, скорее всего, пристанище станет постоянным, коли окажется достаточно пригодным для жизни.
Уйди, – низко проговорил Валлоне с несвойственной ему грубостью, когда менял за креслом одного из своих юных коллег.
Взгляд забегал по сенсорному экрану, пальцы замерли на неоновой панели.
Прекрасно… Прямо по курсу… Планета как планета, класса «М» и таких, честно говоря, до ебеней матери, но… в тех галактиках, где Элио бывал и знавал название каждой пройденной звезды. А теперь эта приближающаяся, так отдаленно похожая на Землю планета – была единственным шансом на выживание здесь, в незнакомой вселенной, откуда они, быть может, не выберутся никогда. Проигнорировав подобный шанс, плодя тщетные надежды на нахождение обратного пути, они вполне могут сбиться с курса и больше никогда не столкнуться с подобным везением!
Товарищи! У нас есть шанс не умереть с голоду и почувствовать почву под ногами!
Всеобщее волнение выразилось массовым восклицанием.
Подождите! Капитан еще не отдал приказа, черт бы вас побрал! – поднявшись с рабочего места, Элио уверенной походкой направился к Интару: – Мистер Джар`ра, прошу вас… Второго такого шанса может и не быть! – после он посмотрел на Марию, - Госпожа Прекрасная…

[NIC]Элио Валлоне[/NIC] [STA]Совершенство[/STA] [AVA]http://sg.uploads.ru/cjU0n.jpg[/AVA]
[SGN]

«Красота – это страшная сила!..»

Мужчина, осознающий, насколько он возмутительно прекрасен. Охреневает от собственной охренительности, но все-таки не совсем самовлюбленный болван (самовлюбленный – понятно почему, а не болван – потому, что навигатор). На этом основании считает, что он умнее всех на свете. Его бич – синдром супермена: стремление всех спасти, особенно тех, кто об этом не просит. Уверен, что рожден нести в мир любовь,  добро и... а! – и эстетическое наслаждение. Последнее ему даже вполне удаётся: он действительно превосходно поёт, вообще весьма одарён музыкально. Обходителен с дамами, вежлив с мужчинами. Безуспешно пытается скрыть свою бисексуальность. Возможно, он слишком сильно печётся о своем главном «конкурентном преимуществе», т.е. красоте: тратит на одежду баснословные средства, может забыть, что назначил свидание, но точно вспомнит, что пора сделать коррекцию бровей и навестить косметолога.

[/SGN]

+7

7

Блэк-джек оставь мясистым, железяка! – скомандовала Машка, ловко лягая пол – иначе было в креслице не развернуться, на зад калибром больше оно было. – А волосатая всё слышит и всё пишет. Чтоб к завтраму нахал на диагностике был минимум два раза и сильно вычищен от багов. Я ему дам шлюх на моём борту! А вы, сударик, не ломайте мозги и язык, он для другого может пригодится: Госпожи Вторпома вполне достаточно. Можно просто Госпожа, вам я разрешаю, так уж и быть. Между прочим, по одному из толкований моё имя именно так и переводится. Я бы вам даже произнесла его на иврите, будь у нас несколько больше времени... Капитан на мостике!
Капитан, капитан, улыбнитесь, – тут же запело в голове у Машеньки, пока от разглядывания Интара серьезная складочка забиралась между её бровями. Эту песенку сначала пела ей бабушка, а затем – дорогой старпом Михал с диким колониальным акцентом в её милом родном языке. Он специально выучил, как звучат «эти страшнючие завывания», ради своей обожаемой капитанки и тихонько ворчал ей на ухо – «Кэпитан, кэпитан, улыбитэс» – когда весь космос, казалось, летел к Данте на куличики. И вот это его «кэпитан» так заело, что Машка едва не напела на полном серьезе – мистеру Джар’ра не помешала бы сейчас улыбка. Правда, строчку про покорённые моря ему петь было без надобности – он и так сильнее некуда, он и без того подтянут, как гепард... Нет, не на гепарда, на мифического хищного коня был похож капитан: высоченного, с длинной гривой и поджарого, как борзая, но плотного и с мощной шеей, ласково берущего бархатными губами с ладони курочку и несущего своего человека в степь на своей спине – не за-ради выгоды, а во имя общего дела. Кто там чей ещё, он человечий, или всадник его, вот вопрос...
Есть, сэр, - Машка вытряхнулась из кресла, подтянув юбку ниже, и прицокнула языком. – Валлоне, замолчите. Докладываю в установленном порядке: мистер Штейн ковырял в носу, в медотсеке при связи с соседними помещениями барахлили коммуникаторы, причина найдена, СМО ругался, мы нашли планету класса М при неспаренной звезде. Прошу позволить смене закончить предварительный расчёт, так будет меньше казусов и выше продуктивность.
Взгляд у капитана был теплый и очень тяжёлый, как отцовский твидовый пиджак. Из настоящего твида, не всякие там подделки... Но отцовскости дико, до зуда жаждалось воспротивиться.
Так... Валлоне, теперь с вами. Что со знанием нынешнего устава?
Машка развернулась к навигатору – у, высокий, дуб корианский, чтоб тебя! – и ехидно взглянула, уперев руки в боки:
Давайте, действительно, оставим просто «госпожу». Заодно дополнительный повод поднастроить вашего Квентина, он вам больше покою не даст с этими обращениями. И, при всей безграничной любви ко всей команде и лично смене: страдать лингвистическими и прочими изысканиями без приказа на моём дежурстве может тот, кто сидит в этом кресле, – она ткнула пальчиком почти в колено сидящего капитана. – Фольклорист из вас весьма фиговый. Мистер Джар’ра, как истинный джентльмен: вы позволили бы себе эксперименты с именем женщины? А вдруг на моём языке это что-то непристойное?
[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (24-03-2019 10:36:06)

+5

8

Заканчивайте, – он занял свое привычное место, выводя на монитор все данные по звезде и планете. Так, экосфера для спектрального класса в пределах нормы, эффективная температура поверхности – тоже, атмосферный состав близок к планетам гуманоидного типа, ландшафт тоже похож. Микробиологический анализ бы... Сесть на орбиту, выслать шаттл или взять пробу.
Как же неудобно в этом кресле. Интересно, почему? Кто-то сидел или... Признайся, дело не в нем. А в том, что уже зудит в одном месте желание отправиться самому. Только сразу не озвучивай, не добивай всех, начнут моментально «не по рангу, а как же мы тут, а если, а вдруг».
Я бы не позволил себе подобного. Насколько я помню, контаминационная особенность лексем языка всегда допускает возможность межъязыкового пейоратива. Исходя из этого, даже при литературном переводе произведений рекомендуется сохранять исходные звучания номинативов до того предела, пока они не несут в себе недопустимой нагрузки отрицательной коннотации и негативизма. Таким образом, Мария, ваше имя с моей стороны остается в неприкосновенной целостности.
И снова – к расчетам. Высаживаться или нет? Решение только на тебе, никто не сможет оспорить.
Срок, на который мы задержимся в пределах досягаемости планеты? – пусть прикидывают, сам давно в уме сосчитал, на исследование хватит, на высадку.
Хочется! Но на лице не отражается ни намека на подобное. Хотя бы потому, что за столько лет отучился испытывать желания или выражать их при ком-то. Максимальным, на его памяти, была просьба учитывать количество сахара и крепость кофе, прежде чем предлагать его. И все равно, что половина экипажа ехидно переспрашивает теперь «Капитан, вам воду-то в кофе добавить? Или вы так?».
[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+6

9

Это кого ты там собралась чистить от багов?! – истошно завопил «Квентин», услышав про ненавистную корректировку своих драгоценных файлов. – Лучше б своих навигаторов зубы чистить научили, а то дышат тут… Экран запотевает! Пф…
Все сделаем, Госпожа! – не дав компьютеру сказать еще хоть одно лишнее слово, ответил Элио.
И это им всем еще повезло, что «Квентин» не предстал на всеобщее обозрение в виде своей излюбленной голограммы… транссексуала с обнаженной грудью…
Стыдно, очень стыдно. Что поддался эмоциям и забыл о соблюдении субординации.
Стыдно Элио, не «Квентину», конечно.
Простите, – потупив взор перед Марией, он придал своему красивому лицу настолько очаровательное раскаяние, что милые корианские старушки рыдали бы очень долго, промокая свои морщинистые щеки цветными хлопковыми платочками. – С моей стороны это было весьма недальновидно. Но я прошу вас забыть о данной бестактности, обещаю, что ничего подобного не повториться… И конечно же, я лично прослежу за тем, чтобы наша навигационная система была вычищена от вирусов в виде нецензурной брани и сохранила в себе лишь самое необходимое – базовые программы… – добавил он в конце с весьма многозначительной, но сдержанной улыбкой.
Элио? И ты, Брут? Ну все-е-е!.. – разорался «Квентин», мерцая алым сенсором, словно затеял подать сигнал тревоги. – Больше никаких тебе анекдотов про одноногих проституток! Отныне ты мне не друг…
«Квентин», прошу тебя, успокойся… У тебя стресс… – как можно более тактично процедил сквозь зубы корианец, глядя на экран через плечо.
У меня стресс, а у тебя простатит!
Это неправда… – все так же сквозь зубы отвечал молодой мужчина, опуская глаза.
А это неважно! Разовьется, потому что высшие силы – все видят!
Капитан Джар`ра терпеливо ждал ответ на свой вопрос, сколько им осталось лететь до прибытия на планету. Да легко… Об этом Элио знал и без «Квентина».
Пять стандартных суток – и мы на месте, капитан. А дальше по обстановке.
[NIC]Элио Валлоне[/NIC] [STA]Совершенство[/STA] [AVA]http://sg.uploads.ru/cjU0n.jpg[/AVA]
[SGN]

«Красота – это страшная сила!..»

Мужчина, осознающий, насколько он возмутительно прекрасен. Охреневает от собственной охренительности, но все-таки не совсем самовлюбленный болван (самовлюбленный – понятно почему, а не болван – потому, что навигатор). На этом основании считает, что он умнее всех на свете. Его бич – синдром супермена: стремление всех спасти, особенно тех, кто об этом не просит. Уверен, что рожден нести в мир любовь,  добро и... а! – и эстетическое наслаждение. Последнее ему даже вполне удаётся: он действительно превосходно поёт, вообще весьма одарён музыкально. Обходителен с дамами, вежлив с мужчинами. Безуспешно пытается скрыть свою бисексуальность. Возможно, он слишком сильно печётся о своем главном «конкурентном преимуществе», т.е. красоте: тратит на одежду баснословные средства, может забыть, что назначил свидание, но точно вспомнит, что пора сделать коррекцию бровей и навестить косметолога.

[/SGN]

+5

10

Ухты-пухты, пихты-скакалки... – едва выдала не вслух Машка, присвистнув и следя за усами капитана. – Как прикольно шевелятся, когда он умные слова говорит... Ни шиша не понятно!
Во-от, – она назидательно воздела палец, прищурившись. – Мы люди маленькие, в Академиях не тому обучались. Но! Примерно то я и хотела сообщить. Да-да. Благодарю вас, мистер Джар’ра, капитан, вы бесконечно милы.
Меня окружают сплошные усатые мужики. Нет, серьезно, – внезапно прониклась Маша, следя уже за недобритостями мистера Валлоне. – Может, и мне шкиперскую бородку отрастить? Ёх, зая-лапа, какую моську изобразил. Да меня после этого самого Рафусёночка не пробить противотанковыми снарядами, куда уж твоей мордахе... Да не корчи ты, не корчи, ну! Пнуть тебя, что ли... Тьфу, блин, фиялочка. Ну всё, всё, выключай страдальческий вид, я всё поняла!
Всё, синьор Валлоне, закругляйте самобичевание. Развешивать словеса будете позже, а я спать хочу, – брякнула она, спохватилась, но уже не стала ничего поправлять, только тем раздраженнее фыркнула. – Сударь... Ладно, ладно, хорошо, не ругаюсь, не моя смена уже. Капитан спрашивал не про время подлёта, а про сроки, в диапазоне которых планета будет доступна нашей аппаратуре и шаттлам. Так что, извольте, порядка десяти дней, на пятый и шестой можно будет слетать с высадкой.
Понаберут же...
Сударь, - обратилась Маша прицельно к Квентину, глядя на падд. – Сходите к Йормунду, распейте с ним чего-нибудь горячительного и там пообсуждайте проституток. Ваш стресс не должен сказываться на настроениях остальной команды... А то даже меня уже немножко раздражаете. Бедный Элио, и как он работает с вами?
Вопрос был риторический. Устав просто так стоять, Маша попыталась найти в юбке карманы и прошлась туда-сюда позади капитанского кресла. Места было много. Место не занимал Михал.
Что-то я какая-то злая сегодня. С усталости, – подумала она и в подтверждение мысли зевнула, морща нос, в ладонь. – Сейчас бы супчику и баиньки. Зато – планета. Зато – капитан умный... Интеллигент, да ещё – технарь ведь! – какие речи, как ораторствует! Лекции бы ему читать. На пенсии. Если доживёт, разумеется.
Макушка и плечи капитана, особенно деловито и неуютно гнездящегося в кресле, были одарены полным восхищения взглядом. Вот таким, наверное, должен был быть первый её капитан. Нет, не так – Первый Капитан, а не то чмо тощенькое, которое было. Капитан Оскар, при всей его лощеной браваде, был скучен, немилосердно болтлив и умён слишком по-житейски, невозвышенно. А Интар Джар’ра, с него станется, ещё и классику цитировать может наизусть... Мечта, а не капитан. Вот Машенька и навёрстывала.
Интересно, какая у нас разница возрасте, – хмыкнула она себе под нос, покачивая с носка на пятку. – Приятно, конечно, омолодиться лет на шесть, но интересно. И, в конце концов, он же джаффа. Поразительно каноничный офицер, я такими капитанов в книжках представляла. Капитан, капитан, улыбнитесь... «И это гордость, это честь – стоять бок о бок неизменно со всеми вами, джентльмены». Почему обязательно стоять? А сидеть? А если раса, скажем, вообще ползает, как слизняки – тогда что же, уже не честь получается?
Призадумавшись, она как-то пропустила момент, когда пиликнул падд со всеми данными по обнаруженной планете, на какие были способны мощности корабля.
Хочу кофе, - озвучила Машенька, ещё раз зевнув. – Было бы неплохо задержать на мостике, чтобы ничего не пропустить. Элио, девочки – надо? Капитан, вам воду-то добавлять, или вы как обычно?
[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+6

11

Если по обстановке – перевести «Квиринал» на касательную к орбитальной плоскости в пределах, достаточных, чтобы не потребовались дополнительные мощности для выведения из гравитации системы в случае, если планета не будет подходящей, – пальцы уже вовсю бегали по панели. Класс светимости, наклон оси, афелий, перигелий, уровень радиации, магнитное поле, расчет экосферы по спектрометру и дифракционным изменениям. – Нашим умникам задача на подготовку заданий разведотряду и орбитального курса при минимуме затрат.
Высадке быть. И, если уж совсем неподходящей не будет – планете тоже. «Квиринал» опасен, как опасно любое живое существо, вообразившее, что может решать за других, что может выбирать чей-то путь. Как опасен ты. И как джаффа, и как капитан.
«Я бы пускал вас на выживание с одним ножом. Но вы тащите с собой огнестрелы, забывая, что самого опасного зверя по утрам видите в отражении реки», – и Мен'но был прав. Те, кто послушался его и оставили оружие - выжили. На той планете, где шансов не было, где все боролось против них, где ничему нельзя было довериться. А здесь...
Посмотрим, что здесь.
Благодарю вас, Мария, кофе как обычно, если вас это не затруднит. Элио, вы не могли бы лично для меня просчитать наиболее приемлемые траектории полета разведшатллов из шести отмеченных точек, – он переслал предполагаемые координаты корабля на падд, – и протестировать их на симуляторе автопилота. Туда и обратно.
«В земле была нора, а в норе жил хоббит»... Тоже туда и обратно. Закончилось целой культурой, началось с невыполненной контрольной. Вот как опасно вовремя не сдавать учебные материалы лингвистам. Те, кто в Академии считали филологов нежными цветочками, дальше первого года обучения не прошли. Как Марию миновала чаша сия, с лингвоанализом? Видимо, хорошо языки давались, не цеплялись с общей теорией.
Мельком взглянув на экран Квентина, Интар мысленно хмыкнул. Надо же, вместо эстетизации половых отношений ищет значение «пейоратив». Впечатлило, наверное.
[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+6

12

Складывалось ощущение, что он долго спал и ему снилось что-то сомнительное с метафизическим уклоном. А это вообще нормально для бортового компьютера – спать? Или осознавать сон? Или осознавать себя? Главное не проговориться техникам, чтобы эти яйцеголовые умники свои лапы загребущие ни в ПО, ни в железо не пихали, а то понаделают еще дел, потом хрен разгребешь. Аппаратура мерно гудела, навигаторы порхали подушечками пальцев по панелям управления, вроде как все при деле, а ему делать-то особо и нечего, ну кроме как выделить скудный участок мощностей для проводимых расчетов. Рамирес для ради собственного спокойствия проверил систему навигации на наличие ошибок и отклонений, прошелся по защитным системам и перепроверил отклик бортовых орудий, дважды, словно взвешивая фазер в ладони, примеряясь, удобно ли лежит. Собирался перекинуться уже даже в чужую вотчину, однако заметил допущенную ошибку – энсин, совсем еще девчонка. Рамирес поправил график, но мелкая была упорной и попыталась снова, явно больше доверяя себе, нежели бортовому ИИ.
Убери руки, – глубоким с хрипотцой шепотом проговорил Рамирес, – ты мне мешаешь.
Судя по реакции побледневшей девчушки, она ожидала чего-то иного, или чего угодно, но не того, что получила.
Квентин? – таким же шепотом поинтересовалась энсин, воровато оглядываясь.
Квентин вне зоны доступа. Перезвоните попозже, – хмыкнул смешливо корианец.
А т...вы кто?
Рамирес, со мной теперь летать будете, несчастные.
Забавно быть человеком и пароходом. То есть вот ты был корианским нафигатором, весьма между прочим неплохим, а теперь – многотонная неповоротливая махина, несущая в своих недрах хренову тучу экипажа и прочих всех мастей и возрастов.
Почему несчастные?
Потом узнаешь. Не сцы, прорвемся, – тихонько хохотнул ИИ, – но руки все же убери.
Однако то... беспокойство, что разбавляло скуку, кажись, не зависло от ошибки в расчетах девчушки, тут было что-то иное, нечто глубже, желавшее... подавить? Да, пожалуй так, подавить, встроиться, переделать под себя... Интересно, если визуализировать борьбу с вирусом, это выглядело бы, как сражение десантного отряда с ...неизвестно кем? Или это всего лишь память подсовывает образы из архивов, знакомые по прошлой жизни?
Противник был крайне настойчив, и пришлось кинуть на это занятие еще часть ресурсов, разумеется, так, чтобы все остальное работало, как часы (швейцарские! – откуда это?). Хоть Валлоне зови, чтобы снова отправил на вычистку, хотя.. нет уж, сам справится, а то еще чего лишнего поудаляют. Как он там грозился? Базовые программы? Что ж, красавчик чернож...гучий, хрен тебе на рыло. Посмотрим еще, кто кого. А покамест, что там с планетой класса «М» и вполне дыхабельной атмосферой?
[NIC]Рамирес[/NIC]

+3

13

А. Пейоратив... На первом курсе вроде было. Или на втором. Господи, да у меня те тридцать два несчастных языка только за счёт идиша с ивритом и русского набираются, отстаньте от пилота! Машенька тряхнула головой: пейоратив – это когда стебёшься.
Зачем знать слово «пейоратив», если его не поймут даже носители стандарта? То ли дело «стебёшься», ну. Коротко и по делу.
Кофе был близёхонько, и секретаршей себя Маша почувствовать не успела: слишком занята была подбором синонимов пейоративу. Зато на обратном пути, отжёвывая кусочек кофе от своего и косясь на горку капитанского, нахлынуло это... Имени Оскара: «девочка, кофию подай». И сделалось смешно: планировала так никогда ни с кем, а пришлось. Планировала больше не носить кофе капитанам – а фигушки...
Этому не жалко. И девочкам не жалко. Бледные такие все, всё-таки планету нашли... Давление скачет?
Давление скачет – это к Сахиму. Нервные какие.
Кофе.
Если у капитана будут усы от кофе (что само по себе маловероятно), они сольются с цветом кожи или с натур усами?..
Ваш кофе, ваш, капитан, берите. И ты бери, стесняшка, не робей. И ты с Квентином разговариваешь? У него вроде голос был другой. И манера общаться сильно разная.
Квентин, – позвала Маша, задумчиво глядя в экран: сейчас, минуточку, кофе отлипнет от нёба, говорить неудобно. – Квентин, я ведь шутила про попойку с Йормундом. Вернись, докладывать-то кто без тебя будет... Квентин, ты меня слышал, так?

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+5

14

Элио обреченно вздохнул. Раз капитан попросил «лично для него», то это приказ.
– Попробую уложиться до конца смены, – ответил Валлоне и закусил губу.
Ну зачем, зачем он это ляпнул? Ясно же, что работы втрое больше. Просчитать варианты, выбрать оптимальные, экономичные, а потом еще и тестировать. Туда и обратно. Нужно быть гением, чтобы уложиться в оставшиеся три с половиной часа.
Но я же гений.
Валлоне улыбнулся сам себе, но прежде чем приняться за дело, решил все же почистить «Квентина». В последнее время с ним и правда стало сложно работать.
Элио открыл панель управления, ввел команду «диагностика» и замер, всматриваясь в код. Что-то было не так. Определенно.
Квентин, я ведь шутила про попойку с Йормундом. Вернись, докладывать-то кто без тебя будет... Квентин, ты меня слышал, так?
– Он вас не слышит, – тихо сказал Элио, изучая код, – похоже на спонтанный перезапуск бортового ИИ, только загрузился почему-то не Квентин.
Выведя на монитор еще одну консоль, Валлоне нахмурился, что делал исключительно редко, дабы не нажить преждевременных морщин.
– И вирусная атака вдобавок.
Взмахнув рукой, он перекинул данные на мониторы Марии и капитана.
[NIC]Элио Валлоне[/NIC] [STA]Совершенство[/STA] [AVA]http://sg.uploads.ru/cjU0n.jpg[/AVA]
[SGN]

«Красота – это страшная сила!..»

Мужчина, осознающий, насколько он возмутительно прекрасен. Охреневает от собственной охренительности, но все-таки не совсем самовлюбленный болван (самовлюбленный – понятно почему, а не болван – потому, что навигатор). На этом основании считает, что он умнее всех на свете. Его бич – синдром супермена: стремление всех спасти, особенно тех, кто об этом не просит. Уверен, что рожден нести в мир любовь,  добро и... а! – и эстетическое наслаждение. Последнее ему даже вполне удаётся: он действительно превосходно поёт, вообще весьма одарён музыкально. Обходителен с дамами, вежлив с мужчинами. Безуспешно пытается скрыть свою бисексуальность. Возможно, он слишком сильно печётся о своем главном «конкурентном преимуществе», т.е. красоте: тратит на одежду баснословные средства, может забыть, что назначил свидание, но точно вспомнит, что пора сделать коррекцию бровей и навестить косметолога.

[/SGN]  

+4

15

Это слишком жесткие временные рамки с учетом ваших непосредственных обязанностей, лейтенант. Прошу вас учесть требование СМО о полноценном отдыхе, – да, Интар, и благодаря кому это требование было озвучено в очередной раз? – Но благодарю за готовность. Буду ждать, срочность исходит из нашего курса.
Лейтенант Валлоне поймет, он уже сам, наверное, прикидывает, насколько это важно. И кивнуть Марии Кельх, благодаря за кофе. Который тут же – одним глотком, услышав то, что сказал Элио, и о чем говорила энсин Кийти. Еще на первом слове по изменившемуся тону голоса – уже было понятно, что происходящее требует внимания.
А после тихого писка падда – сесть за дополнительную панель, поскольку сейчас смена лейтенант-коммандера Кельх, ввести свой доступ, в три касания вызвать на монитор массив базы данных, отслеживая причины и момент перезагрузки, синхронизацию корабельных искинов в это время, вероятностное распределение и переход данных, блокировку и ее этапы.
Пока что «шлюзовый метод» контроля автономности работы искинов дал положительный результат, ограничив сбои только определенными секторами, которые изолировал резервный искин, выведенный сейчас на позицию основного.
Рамирес, возможно ли восстановление ресурсов Квентина или советуете ограничить их использование? Степень ограничения? Уровень прогнозируемого влияния на остальных? – Интар вводил новые «шлюзы», представляющие собой разработанные совсем недавно «ловушки». Уничтожить вирус им не дано, но блокировать как можно дольше – общая проблема и экипажа, и искинов. А сейчас, когда необходимо будет тратить расчетную мощность на анализ планеты, многое придется делать вне общего ИИ, на локальных ресурсах.
«Квиринал» все еще не сдался. И экипаж – тоже.
Лейтенант-коммандер, проверьте Флоренс и Йормунда. Лейтенант Валлоне, сводку по вирусной атаке передать в инженерный по локальной сети. Рамирес, согласно общим внедренным протоколам параметров действия искусственного интеллекта корабля при смене личностного активатора у вас есть двенадцать минут на обоснование действий и доклад старшему командному составу. На всякий случай напомню, мое местонахождение на мостике не исключает необходимости отчета перед старшим офицером смены, коей является лейтенант-коммандер Кельх.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4, Серия 70. Но и неслышным я верен теням