Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 51. Совершенство недостижимо


Сезон 4. Серия 51. Совершенство недостижимо

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 2446 г, 19 февраля, 19:00-22:00.
Место действия: звездолёт «Квиринал» (USS Quirinal (NCC-82610), мостик, транспортерная, медосек.   
Действующие лица: Мария Кельх (Мария Кравиц), Интар Джар`ра (Кел Мартон), Сайк Монгво (Макс Карлайл),  Анзор Сахим (Дмитрий Корицкий).

http://s3.uploads.ru/jGtO1.png

0

2

У-у-у, железяка бездушная! Коробчонка, чтоб тебя…здравствуйтелягуховозка, танкер дляздравствуйтечеловекоископаемых! Жестянка, плод совокуплений шизы и гигантомании, порождение бронетранспортера и тюленя… – да ну мать вашу, здравствуйте, здравствуйте все уже, медотсек вот там, как вы меня заколебали!
Маша, все ещё не смирившаяся с тем, что она здесь не просто Маша, которую все знают по имени, а Мария Рингольдовна Кельх, лейтенантка и пилотесса одной из вечно тасующихся туда-сюда занудных схем, ползла по коридору со скоростью гусеницы. Спать она сегодня спала, есть – ела, до дежурства оставалась куча времени, да и не тянуло её на нынешнее законное место; к тому же по дороге приходилось часто тормозить и пропускать ватаги шумных связисток и унылых СБшников с постными минами. Кто-то здоровался, Машка здоровалась в ответ, козыряла, устало фыркала и вытирала взмокший лоб рукавом. На её «Гулливере», казалось, коридоры были пошире. По крайней мере, там почти никогда не было толкучки.
Но, в конце концов, Мария, давай подумаем здраво, – рассуждала Машенька, просачиваясь вдоль стеночки мимо недовольного СМО. – Здраво и заново: тебя ведь не выгнали из флота. Послужной список остался шикарный, возрасту тебе всего-то тридцать два, и хоть и понизили без объяснений, неотложным вызовом, запретом коммуникации со старой командой, как преступницу, бездоказательно, беспочвенно, бесстыже, посреди задания, сволочи, сволочи... Чиро, Рафа, Михала, «Гуленьку» отобрали! Михала, блин! Да я с ним... Мы с ним... Да с Академии, блин!
Хотелось долго-долго злиться, чего-нибудь избить, кого-нибудь покусать — чисто животные ощущения, выползающие регулярно на такую поверхность, что как бы не просочились сквозь поры и не изменили в лице. Машенька сжала кулаки крепче и свернула в сторону зала: там висела классная груша, ярко-желтая, её можно было... Даже по текстуре как кожа. Кого бить только – непонятно.
Да. Да. Приём... Сайк, я слышу. Иду. Три минуты, ты вырвал меня из ванной.
Маша притормозила. В этих коридорах редко слышны были голоса из коммуникаторов, здесь и людей-то было меньше.
Что? Не-ет, – рассмеялся кто-то, ускоряя шаг, за поворотом. – Полный боекомплект. Приборы же ничего не засекли? Не засекли. Кому показалась вибрация? Ему показалась вибрация? Да им всем постоянно... Иду, иду. СБ догонит, не маленькие уже.
– Лейтенант Донован.
Мария.
– Мэттью.

Оба синхронно скривились. Округлое, мягкое лицо второго помощника, сохранившее следы едва утихнувшего веселья, забавно поехало вправо.
Пилот.
– Вторпом.
Бросьте... Вы куда? Прогуляйтесь со мной. Здесь достаточно скучно, чтобы занять пару минут свободного времени исследованием вибраций.
– Вибраций?
Алессу что только не почудится... Мостик велел проверить. Мой опыт в разборе подобных задач подсказывает, что вырывать старшего офицера из сортира из-за такой фигни...

Под снисходительным взглядом Маши лейтенант замолчал и как-то слегка скукожился. Пожалуй, он не был противным парнем. Просто...
Мальчик, какой опыт, где опыт? В твоих кругленьких булочках, намозоленных о сиденье? Ты когда-нибудь корабли на бойню водил? В составе команды даже не твоего «Квиринала» последние боевые потери датируются позапрошлым годом, когда инженер в сражении с проводом закоротился!
Мэттью всё прекрасно понимал. Зевнув, он показательно отвернулся от Маши и потянулся — весь, от жилистых икр до едва пухлых пальчиков:
Ну, идёмте...
От звонкого писка вспарываемой атмосферы заложило уши, и через секунду Маша имела честь во второй раз в жизни наблюдать, как из плотненького, крепко сбитого тельца вторпома, разморенного отдыхом, выскакивает во всеоружии подтянутый, почти атлетично сложенный офицер с обоснованно командным тоном:
Что за... Пилот, отставить! Убрать оружие! Вы остаётесь здесь. Группа СБ на подходе. Мостик, получен сторонний звуковой сигнал. Мостик, как слышно. Почему не вызвали механиков? Где механики? Ждать? СБ на подходе, я сказал. Да, с собой. Я проверю. Отставить!
Маша, достав фазер, перепроверяла его настройки и только качнула головой:
До прибытия службы безопасности я от вас не отойду. Вы не имеете права руководить боевыми действиями, лейтенант.
А как будто бы вы имеете,
– коротко огрызнулся Мэттью, достал фазер и встряхнул головой. – Пошли. Если в нас действительно что-то врезалось, у нас... у вас есть опыт обследования НЛО, не сомневаюсь.
Машенька победно усмехнулась. Всё-таки послужной список — замечательная вещь.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+5

3

Блокирующие очки на тренировках он никогда не носил – не было необходимости, потому что открывать глаза или подсматривать – ниже достоинства и… В конце концов, это лично ему необходимы тренировки, так зачем облегчать себе жизнь. Резкий наклон опоры, уходящей из-под ног, и прыжок в никуда – спасибо техникам, все настолько бесшумно, что только чуть выставленная вперед ладонь «поймала» край нависающей балки, готовой «впаяться» в лоб с размаху. За нее и цепляемся, через опущенные веки заметив вспышку. И уклоняясь от нее. Запах жженого пера. Это плохо, значит, задета одежда, значит, чуть медленнее, чем обычно. Ускориться, отвечая на выстрелы с поправкой на прожженный костюм – едва слышный писк индикатора подтвердил, что цель поражена, но тут же лавиной – ветер с игольчатыми брызгами льда. Отвлекает, не дает сосредоточиться, а мгновенно застывшая балка выскальзывает из рук, приходится группироваться при падении, перекатываться, едва не наткнувшись на резцы.
Интар подпрыгнул, едва ощутив бедром тонкую острую кромку, молниеносный уход влево – и снова тонкий писк индикатора. Время тренировки истекло, все детали полосы препятствий остались на месте. Джаффа досчитал до четырех и открыл глаза, с легким восторгом оценивая «новую планировку». А хорошо поработали ребята, изощренно. Завтра обязательно загонит сюда СБ в полном свободном составе, пусть тренируются. «По зрячему», потому что вслепую не стоит. Все-таки… Джар’ра неодобрительно посмотрел на пропаленный рукав у левого плеча. Совсем никуда не годится, необходимо усилить тренировки, иначе на следующей, когда полосу снова изменят, придется аптечку вынимать из шкафа. А Анзор Сахим их проверяет регулярно, недосчитается бинтов – выстроит весь экипаж в неглиже, не посмотрит на ранги и на то, забыли или нет это самое неглиже погладить.
Расслабился, капитан. Промашка. Не-до-пус-ти-мо. Он сел на ящик возле стены, сосредоточившись на дыхании. Ровно и размеренно, четко отмеряя воздух по ударам сердца и мерному ритму скан-браслета. Волна. Мерцание. Ветер. Ощущение пустоты и связи. Движение крови по сосудам, венозные клапаны, сердце, мозг, клетки, витки спирали, тончайшие нити, связывающие воедино все, что есть. Ветви и вода, звезды и песок, раскаленный хвост кометы и шерсть, вставшая дыбом на загривке дикой твари. Мир в бесконечности. Сталь корабля. Легенды о том, что возможно тончайшее сплетение нейронов мозга – и цепей передачи данных. Ощути свой корабль, капитан…
…Его как будто ударило током. Сигнал вызова был слишком резким.
Доложить по форме, – вместо всех вопросов. Если в личное время – неприкосновенные четыре часа на сон – и никого волновать не должно, чем он занимается – оторвали… Но выслушав даже не доклад, а тихий писк в падд, Интар за секунду оказался в коридоре. – СБ, доложить о готовности. Кто из старших офицеров? Лейтенант, что предприняли? Кто с вами? Не отключать связь.
Рвануться бы туда. Чутье – если о нем вообще можно было говорить – заставляло снова напрячься. И прежде всего, большая часть этого напряжения уходила на то, чтобы не бежать, сломя голову. Там его офицеры, а если не доверять – сдавай погоны и командование – и лети один, уже пробовал, понравилось, так что ничего не потеряешь. Мэттью – хороший пилот и навигатор, способный посадить шаттл на газоне, не примяв и травинки. И Мария Кельх – пока еще то, что принято называть «темной лошадкой».
«А пони тоже кони, и он грустит в загоне»... И это только о размерах. И о том, что нечего недооценивать, а слушать – так тем более. Чего ему только не наобещали, когда он забирал ее личное дело. Начиная от бунта на корабле и заканчивая… Кстати, интересно, а тот штабной увалень рискнул пожаловаться на неуставное отношение или молча пошел к медикам вправлять вывихнутую с одной пощечины скулу и думать о фразе «такое высказать о женщине может только незрелый гоа’улд». Или даже не знал, кто это и не соотнес форму.
Быть на связи и ждать. Самое трудное. Вежливое приветствие каждому из встречных, спокойный взгляд, неторопливая походка, уверенность в себе. А все-таки маршрут – туда. Чтобы быть поближе. Хотя бы сделает вид, что пришел поблагодарить за службу, если все обойдется. Ждать – в этом слове напряжение, с которым не сравниться даже бою, потому что там не замечаешь времени, а здесь оно выставляет против тебя острые режущие кромки вероятностей, о которые поранишься тысячу раз, прежде чем одна – реальная – насадит тебя, как бабочку на булавку, заставляя действовать и замирать в конце.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+5

4

У Мэттью на виске пульсировала венка, короткая и маленькая, как будто обгрызенная. Он что-то шаманил над коммом, раньше такое звали – «подкручивает частоты», но сейчас было непонятно, что именно делает вторпом: пальцы мягонько бегали вдоль корпуса, замирая то там, то тут на лишние полсекунды.
Полсекунды умеют дорого стоить, это Маша уяснила на первом курсе.
Да, капитан. Так точно, я на месте. Ничего конкретного: звуки... – Мэттью принюхался; на мостике после этого он чихал и сетовал на мифическую аллергию. – Звуки. Возможно столкновение бортом о... С. Офицер Кельх здесь. Кельх, есть комм? Врубай. Команда СБ сформирована и прибудет на место в течение трёх минут. Считаю возможным продолжить осмотр. Связь держу, остаюсь на линии, идём к источнику звука.
Маша, начхав на его многосмысленное махание свободным локтем, включённый комм оставила на поясе и пошла впереди. Быстро пошла, пока Мэттью не оклемался и не начал своё благородствование: её физическая форма не хуже, опыт больше, чин ниже. Логично? Логично.
Интересно, что бы он сделал, если...
В воздухе пахло озоном. Как после грозы, когда между горами ещё валяются тёмные тучи, но уже прореженные как будто бы сединой или лысоватостью самих гор, их отвесных склонов...
Кельх!
– Донован.
Кельх, черт, стой ты!

Она тряхнула головой и повернула за угол. Осторожно повернула, по всем правилам. Там ничего не было.
Это боковой коридор?
– Это боковой коридор. Дальше обшивка. Спустимся?

Мэттью глубокомысленно кивнул и потянулся за паддом.
Что-то лязгнуло.
Где-то свистнуло.
Машка бросила всё тело толчком вперёд и там и упала навзничь, прижимаясь грудью к полу. Мэттью остался стоять, недоуменно на неё покосившись. Неловко не было. Машенька перевернулась и поднялась.
Это за...
– Лучше лишний раз...
М!
– выпучив колоритно глаза, Мэттью ткнул пальцем в коммуникатор и снова взялся за настройки фазера. – Порядок, капитан, это офицер Кельх... Занимается подстраховкой обследования коридора.
А, точно. Капитан на связи... Капитан на связи – и что? И всё, и можно на пол не падать? А если действительно опасность? Ещё перестраховщицей назови. Между прочим, больно...
Зато понятно, почему амазонки себе половину бюста отчекрыжевали.

Донован, вы там вообще что?
Я...

Послышались шаги за поворотом и голоса СБ. Маша выдохнула, беспокойно подёргала комм и врубила мостик:
Ждём разрешения на спуск уровнем ниже. Здесь ни шиша... Пусто. Коридор чист.
Кельх!
– Донован?
Мать вашу, да что за сумбур!
– Мэттью обозлённо сплюнул и повернулся к группе СБ.
Есть кем руководить – есть ощущение собственной важности – есть спокойствие. Нет, не быть вам никогда капитаном, лейтенант Донован, с такими потребностями в подпитке эго.
Мостик, запрашиваю проверку систем на весь сектор. Вышлите техников, оставляю здесь группу прикрытия... Нет, группу вышлите. Ещё одну. Да. Хорошо, хорошо, оставлю. Где ближайший технический спуск?
– А на меня-то вы что смотрите?
– обалдела Маша, ловя на себе вопросительный взгляд Мэттью. – Я тут меньше месяца. Где технические лазы – это к инженерам...
«Какой бардак, господи», – крупным шрифтом высветилось на холёной физиономии лейтенанта, и Маше стало противно. Противно до трясучки – она хотела бы обнять себя руками, цепляясь за острые локти – и подёргивавшегося крыла носа. От отвращения, да. На её корабле чтобы группа СБ, вторпом и пилотесса стояли во время возможной красной тревоги – о, тревогу врубили бы хоть! – и пинали, простите, хрен? Сейчас бы рявкнуть, вызвать Михала, дать пендаля, построить всех, Мэттью загнать в спортзал...
Вы трое – останьтесь. Мостик – заблокируйте отсек. Кельх – со мной. Что? Штатские и лица, не участвующие в операции...
Я тебе сейчас за штатского...
Лица, не участвующие в операции...
Пошли уже.
Незнакомая дверь. Переход. Два парня из СБ впереди, за ними – Мэттью, воркующий над коммуникатором с Сайком по поводу красной тревоги, потом Маша и ещё тройка краснорубашечников. С телами атлетов и лицами стюардов. Всё правильно, когда там «Квиринал» воевал-то в последний раз... никогда?
Ещё одна дверь. СБ выходит, занимает позиции.
Это они так уверены в наличии фазеров у какого-то скрипа у борта? Ближе к дверям надо, черт, вот сейчас, пока все на месте, собраться, перестать дергаться, поставить коммуникаторы в режим трансляции и молчания...
Что-то шандарахнуло – по-другому и не назвать – и на скулу упала капля какой-то влаги. Кажется, собственной: это из-под рукава, прикрывшего лица о голову и распоротого навылет. Чем?
Комм...
Темно. Грохот. Даже не больно – темно.
Комм... Ах да. Он был здесь, за поясом...

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+4

5

Размеренный – нарочито – шаг, такая же – спокойная речь. Падд на минимум звука и как когда-то старинное устройство – телефон – к уху. Никто не слышит, а то, что распоряжение осмотреться, сообщить техникам, приготовить – так, может, на камбузе плита барахлит. Всего одна палуба и два коридора, уже по команде подняты отряды, уже готовы и ждут приказа, чтобы тихо и незаметно отвести пассажиров и две трети экипажа по каютам и в отсеки повышенной защиты.
Данные с внешних камер по периметру обшивки, – и вместо ожидаемой и привычной «картинки» – темный экран некоторых квадратов. Как раз в той части корабля, где Донован, Кельх, группа СБ. Кто сегодня на «реакции»? Там же Иргис и его ребята, как нарочно, молодняк, надо было не поддаваться, распределить по отрядам. – Что с камерами? Озвучьте причину отсутствия сигнала? Затухание? Уровень? Обратный сигнал?
Поглощение обратки… Это плохо и очень. Легкий щелчок по падду, на минуту – едва заметные ритмичные изменения вспышек ламп. Негласная тревога по кораблю. Это когда есть время – минуты три на то, чтобы вежливые мальчики и девочки из команды быстро отвели всех пассажиров по местам, извиняясь за неудобства и объясняя как учебную тревогу, превентивные меры, «вы же видите, никто не бежит, корабль не качает, все нормально, сообщим».
И тут же – легкий удар. Если его почувствовали – пробой обшивки или прикрепление к ней чего-то.
Изоляционный блок на уровне механики и энергоснабжения на весь внешний сектор, внутренние отсеки – на замкнутый цикл. Доступ к подъему блокиратора – на мой код, коммандер Сайк – на мостик, две группы СБ – по периметру, техников – туда же. Лейтенант Донован? Лейтенант Кельх? – и только тишина, сменяющаяся легким шипением. Только тишина и картинка с падда, кажущаяся застывшей. Темнота с мягкими бликами люминофора. И больше ничего. – Лейтенант Донован? Лейтенант Кельх?
Капитан, на обшивке… – и на весь экран падда увеличенный моментальный снимок бокового угла одной из камер. Нечто, прицепившееся к кораблю. Напоминающее зонд или старый спутник. – Ближе не удается.
Спасибо. Нет, шаттлы не выпускать, – а вот и опущенный «щит». Подойдя к панели управления, Интар набрал код аварийного подъема. Реакции не было, зато появилось ощущение дичайшего холода, усугубленное удивленными взглядами в спину. Кто-то – или что-то – блокировало отгороженный отсек изнутри. И снова – повторить в падд. – Лейтенант Доннован! Лейтенант Кельх! Отряд!

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

Отредактировано Кел Мартон (14-06-2019 13:59:54)

+4

6

Есть всё же в человеке стремление саморазрушиться. Хотя бы немножко: выпить там, покурить, сигануть со скалы... Полежать три секунды с закрытыми глазками, как дома, и чтобы Аля лизнула в висок, когда будет нужно вставать. Самоубийственное, одним словом, желание.
Маша разлепила ресницы так быстро, как только смогла, и мечта о заветных секундах удрала в дальний угол памяти. Напротив и наискосок, прямо перед носом, лежал мальчик, поджаренный мазером – Машка видела такое на Нимбусе, от него, допотопного ужаса, форменка дымилась. И СБшник дымился частично: в области таза и икры.
Эй, малой...
Энсин там, не энсин. Не адмирал же. И глаза закрыты, и губешка нижняя трагичненько прикушена, и пузырёк на губе. И подёргивается чутка. Чего это? Офицер, офицер... Доброго утра, офицер. 
Что-то как-то всё плывёт. Часть шла сзади, так? Ай, хорошо иногда быть как-бы-штатским... Наверное. Так бы сейчас в обморок плюхнулась. Чем не решение проблемы? Вовремя ты, Машка, оказалась непричастной к действию. Срочно сюда ещё группу СБ в обход и при всех побрякушках, а лучше – где ж вы, техники, с вашими камерами? Что здесь вообще было?

Комм издох. Оплавился; это Машка определила, быстренько поднеся к лицу и обнюхав странно липкую и мокрую ладонь. Или что-то на комм оплавилось. Черт бы с ним, но из какого-то из чужого орёт джаффа:
Вот глотка, дохлых додолбит, чтоб ответили. Сейчас, сейчас...
Удачно упала, прямо у ног штабелями положились симпатичные СБшники и Донован. Ну и кто теперь тут самый опытный, спрашивается, и компетентный... Да что ты, сука, меня за плечо лапаешь, я ж пристрелю ненароком!
Руки убрал, – шёпотом. И к стене и себя, и его. У того, дымящегося под коленкой, ещё и штаны мокрые, отсюда лучше видно.
У этого, лапающего, тоже, наверное... У самой-то ведь не должно быть? А, недосуг. Конечно, все в порядке, ещё бы... Откуда, то бишь, палили – справа налево? Башка гудит. Вырубите кто-нибудь капитана, от его воплей как будто станет понятней...
Донован раскорячен, как морская звезда со щупальцами на один бок.
Как эта, мода из комода, которая хвостики там набок и косички... И лохмы набок. Над воротником ещё что-то дергается, но если судить по оттенку лица и тому фиолетовому, которое... Почему здесь ночной свет? Красному, разумеется. Что-то ему перешибли. Эвакуировать куда? Запрашивали, вроде, блокировать двери... Тьфу.
Комм мне. Звони медотсек.
Шаркает за обшивкой или за углом коридора. Как такового угла-то нет, коридор просто поворачивает постепенно, и в этом, конечно, один огроменный плюс, как у траншей эпохи земных Мировых, буква зю сплошная, не дострелит, пока не высунешься, но высунуться надо, и пацан за коммуникатором Донована полез, и даже достал... Что, своего не было, идиота кусок, я бы перенастрои... а, дай сюда!
Копчёный мальчик закопошился, мозг постепенно встаёт на место, и капитан не так уж вопит – это громкость, кажется, выкрутило или просто со слухом жопа...
Жопа со слухом. Машка, ты вообще совсем чокнулась? Лейтенант Кельх, МарьРингольдна, капитан USS «Гулливер»!
О. Работает.

Кельх. Мазеры, больше одного, прямое попадание по группе СБ. Нет результата ответной пальбы. Донован ранен, на ногах трое, – пацана из СБ выворачивает в углу и трясёт, как осиновый лист, но с ним – черт с ним, а вот второй щупает уже полминуты пульс над воротником Донована, и даже самый отпетый гений завалил бы любые экзамены в СБ, не умей он найти, что щупать, за это время. – Что за х***я, дайте данные... Мне нужна информация. Пути отхода, камеры, СБ, по повреждениям обшивки...
Мозг у вас вроде есть, Джар’ра, при всём уважении, лично не поработали, так что не серчайте на недоверие – гоните сюда лучшие части при полной начинке, либо замуруйте все двери. Я бы вам указала, да вы ж меня...
Стук раздаётся снова, и, как в качественном древнем ужастике, по стене ползёт тень, маленькая и кривая. Ногти скрипят о фазер:
Закрывайте отсек на**й, я не понимаю, что оно... Добивать не пытается. По звукам – жрёт стену.
Высоченный вооруженный мальчишка с глазами кролика-альбиноса их поднимает и почти ревет, но пульс Донована сейчас не важен.
Так, б**ть. Действую, командование приняла. Энсин, к стенке. Фазер. Энсин! Второго не трожь. Фазер на поражение. Сюда.
Нас что, всего двое и тот блюющий? Перестал? Что, всего трое?
Внутренняя перегородка подрагивает, заставляя сердце бить о лопатки больнее, когда держишься за холодный полимер каждым сантиметром спины. Присесть осторожно, боком, но и не спиной к той дряни, и засунуть ладонь под ворот ближайшего лежащего. Кто-то должен быть жив.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+4

7

Что говорить? Банальное «помощь будет, держитесь, идем, пробиваемся»? Так ведь и без меня знаете, лейтенант, что буду. Вселенная непостоянна – в вихре волн и времени поражаешься ее широте, чувствуя корабль песчинкой, и вдруг – за неуловимо резкое мгновение, обрывающее тонкие струны спокойного бытия – мир сужается и нет ничего, кроме «Квиринала».
Отсек блокирован по всем возможным линиям, снабжение идет по автономному резервированию за исключением воздуха – он на внешнем резерве. На обшивке пробой защиты и корпуса, закрытый механизированным объектом, – и все доступные данные пересылаются еще и Кельх. Техники уже три минуты их разбирают, выслано два зонда. – Блокировка на защитных перегородках двойная, их держим не только мы. Разрешаю действовать по обстоятельствам без уставного отчета, регулярность докладов на самоопределение, все полученные мной сведения будут у вас в течение тридцати секунд при наличии связи.
И тут же – переключить внимание на команду техников:
Выяснить природу блокировки, код для обхода нашей я ввел.
Теперь зонды.
Подвести на максимально близкое расстояние для анализа. Нет, не стрелять, оно блокирует участок разгерметизации корпуса, даже не пробуйте его сбивать, – и просто легчайший вдох в ответ на повторный запрос о вылете шаттлов. С первого раза кто-то не понял приказ Интара Джар’ра? Всё, замолчали, докладывают описание поминутно. Одним ухом слушать их, другим – ждать ответа от Марии, одновременно приказ СБ: Оцепить периметр. Поднять вторую линию защиты, отрезая нас по внешнему кольцу. Коды подъема защиты – личные номера присутствующих. Передать все на мостик. Медотсек – на режим полной готовности.
Зонды приближались. Едва ли не с покадровой скоростью, когда вместо видео – слайды. Внешне – металлическая копия какого-то земного храма. Пластина основания-параллелепипеда впилась в обшивку, антенна на купольном навершии вздрагивала, шарик наливался голубоватым сиянием.
Интар несколькими точными щелчками на падде перехватил управление одним из трех зондов как раз в тот момент, когда два других были срезаны прицельными «нитками» синего цвета из этого шарика. И за секунду до того, как третий луч прошелся по месту, где зонд висел.
В сторону. Вверх-вниз-в сторону… Вираж и съемка. Вираж и секундная задержка на определение типа поля. Вираж – и перехват луча на анализатор, разлетевшийся вдребезги, но успевший передать тип атакующего поля. Еще бы чуть ближе…
Зонд внезапно едва заметно изменил направление. Это могло значить лишь одно – и от падда Интар отключил его еще до того, как пошел обратный запрос, замаскированный под отдачу данных, посылая последней командой «траекторию Гастелло». Только непонятных «пришельцев» в системе связи не хватало. И это тут же вызвало однозначную реакцию – зонд не долетел до непонятного объекта около ярда, рассыпавшись на осколки от столкновения с едва заметным полем – «отвлекшись» на атаку, «пришелец» не заметил высунувшейся из-за изгиба корпуса камеры, зафиксировавшей все происходящее. Но сбил ее почти сразу после этого.
Интар отправил и эти данные сразу и Кельх, и техникам, и на мостик. Теперь хотя бы был внешний вид, часть способностей и тип атакующего луча.
Что с блокировкой? Есть шанс снять? – и выслушать короткое «изучаем». Да сколько можно! – Энсин Лорри, передайте мне ваш падд, будьте любезны, я воспользуюсь им до конца операции.
Так, а теперь, когда связаться можно и по другому – удалить на своем доступ к инфобазе корабля и связи с другими, превращая его в локалку. И разрешить попасть отправленному от «пришельца» сигналу, просматривая его. Наблюдая за тем, как методично перерывает остатки кэша эта программа, как пытается получить связь, как самонастраивается.
Самонастраивается. Программа. Короткий огрызок недополученных данных – а падд, обдуманно превращенный в клетку для него, уже захвачен им полностью. Если следовать «бритве Оккама» – это ИИ. Развивающийся и пытающийся захватить или исследовать «Квиринал».
Джар’ра передал свой падд кому-то из стоящих рядом техников, даже не утруждая себя приказом «не подключать» – из обрывков сыпавшихся терминов он выхватывал главное.
Лейтенант Кельх, это ИИ. Если и не дотягивает до боргов по технологиям, то очень близко, – едва сдерживаясь, чтобы не прозвучало «осторожнее там». – Все данные у вас, защита корабля на максимуме, мы пытаемся пробиться к вам.
И решить, как уничтожить это, пока еще сдерживаем. Или обезвредить. Потому что выстрелить издалека, пробивая поле – последний шанс, но тогда разгерметизируется отсек. А там – его офицеры. и пойти на это можно только если будет неотвратимая угроза кораблю, если количество жизней несоизмеримо.
Принцип меньшего зла - когда нет силы бороться против двух сразу.
Шаттлы на нулевую готовность. Капсулы для захвата тел в вакууме – на борт каждого. Оружие в боевую, – это приказ на мостик. И уже самому склониться над голограммой раскладки техников. «Сколько поле не квантуй, все равно получишь… фазу»! Да, тензорное! Но почему защита не на тех частотах, на что завязана?

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

Отредактировано Кел Мартон (18-06-2019 15:44:50)

+4

8

У, ссука, эти глаза, глаза, глаза...
Глаза – зеркало души, глаза – зеркало рассудка, Логоса, социальной части социо-биологических существ, глаза – такой орган, что хоть свои вырывай вместе со зрительными нервами, только бы не видеть вот этих глаз. Не снова. Не опять. Не с этими.
А информации нет. Кожа холодеет, как от касания медузы, и воздух густеет, растягивая пространство-время, как корабль без компенсаторов, и сердце ревет на варпе.
«Тех бы» – это так некстати и так к слову. Тех, других. Мальчик-энсин ползет вдоль стенки, пережимая капилляры на спине этой самой стеной и насилуя напряжением диафрагму. Мальчик-энсин сжимает в белых пальцах фазер: он умеет стрелять, он знает, как это – когда стреляют в него... Знает, как это – когда в Академии.
А у Донована, оказывается, глаза были темно-серые, а не карие. Она и не замечала.
Отсек... Угу, – это для себя. Наконец-то. Информация. Больше слов, больше данных, больше понимания ситуации. Нет, «блокирован» — об этом молчать. Эти двое, этот – пульс, пульс есть, кто он? Не важно – такую мысль не потянут.
Но даже на мысль о том, что «такую мысль не потянут», времени нет. Зато на глаза — есть.
Почему глаза, а не губы? Нелогичное существо терранец...
О, ну да. Разумеется, падд. Пищит. Хорошенький, рабочий падд, не заляпанный никакой дрянью, пищит по-рабочему – ведь это и есть работа, лейтенант. Ну, давай, скажи в коммуникатор, что не имеешь возможности прочитать, что там капитан наприсылал... А, к черту. Что мы сейчас знаем? Отсек заблокирован. Следовательно, тварь в жестянке опасна. Значит, её нужно убрать.
Допотопные мазеры. Спаренные? Видимо. Вот развалина, кто ж тебя, бедолагу...
ИИ. Что меняет факт наличия интеллекта внутри железки? Вероятно, капсула, так ловко порешившая вторпома, управляется снаружи. Она может быть не одна: распотрошить одну – появится резервная. Нужно уничтожать головной аппарат, желательно сразу с капсулой. Проще всего это сделать со стороны обшивки.
Да, капитан, я поняла. Со стороны обшивки...

Маша медленно-медленно выдохнула; крылья носа дрогнули, и губы, глаза и даже ноздри сжались до узких щёлочек.
Хорошо, капитан, как скажете, капитан. Надеюсь, вы будете достаточно расторопны.
Значит, этой твари нельзя отдавать падды. Раз ИИ. Хорошо. Хорошо.

Энсин, всю технику с доступом к общей сети оставить здесь. Быстро, быстро. Коммы тоже. Падды – тем более. Всё, вы – здесь, я – вперёд, вы – прикройте. Остальных проверьте...
Значит, вдоль стенки. Распластавшись по ней разворотом плеч, чуть быстрее, чем было нужно: к тени. Там, на стене. И становится видно дыру в обшивке, окружённую – то ли крючки это, то ли термоклей с металлической стружкой, каким прототипы древней электроники ремонтируют. Огроменная железяка – или кажется, что огроменная? – въедается в стену, как жуткий самоходный ротовой аппарат грызуще-сосущего типа и тарахтит, тарахтит, тарахтит... И топорщится спаренным мазером. Всё верно.
Сначала в него, потом в середину дырки, топорщащейся термоклеем; получится пробить без рикошетов и прочего – бить в края. Нет, энсин пускай прикрывает и не дёргается. Заряда хватает?
Почему оно не реагирует на приближение?
Тихая ругань и четыре коротких выстрела. Шлепок: падать на пол противно, но лучше так. Железяка не реагирует, только клацает недовольно чем-то громким и проваливается сквозь стену в следующий за переборкой коридор.
Ну да, двери-то поискать тебе недосуг. Скотина.
По «термоклею» от выстрелов расходятся симпатичные бензиновые круги; уголок плавится и начинает подтекать. Доложить капитану, что ли...
Даже обидно. Меня игнорирует железяка.
Капитан, оно на нас чхало. Модуль движется с заданной скоростью в центр корабля, деформируя и продырявливая нам стены. Вижу место стыковки, залито чем-то герметичным, простреливается, не реагирует. Есть возможность сбить снаружи – бейте, модуль, вероятно, самоуничтожится. Пока попробуем его...
Отвлечь? Убить? Даже слова закончились.
Остановить.
Имущество флота всё-таки ломает.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+3

9

Не расписывайся в собственном бессилии, пока не испробовал все и пока сам жив. Действуй. Как шутили о джаффа? «Научился сидеть – сел в засаду, стоять – стал в строй, держишь голову – удержишь фазер». Вот и соответствуй. Всему. Столкновение с искусственным интеллектом, который пытается проникнуть – уже проскользнул – на корабль, полный пассажиров. Если он смог пробить обшивку, внутренние перегородки будут сдерживать его не так долго, вот блокировочные аварийные по отсеку – да, они тяжелее и дублируются вязким триниево-волокнистым усилителем. И в то же время, ни на миг не забывать, что в космосе может быть что угодно. Следить за всеми поступающими данными, просчитывать сразу несколько действий.   
Шаттлы – вывести на позицию. Перевести лучи на дестабилизаторы. Рассинхронизировать полярность до предела. Выстрелы максимальным приближением к обшивке. Огонь по готовности, команды не ждать, сами разберетесь. Срезать с обшивки, отключить или раздробить. Отключенный – в изоляционную сферу с непроводящим желе, – коротко, чеканно и холодно. Теперь тем, кто рядом. – Что в ремонтном отсеке?
Давно пора было туда помимо индикаторов и проводков ломики класть. Или топоры. Или… Домкрат. Обычный, механический, даже ручки изолированы. Все верно, техники на корабле запасливы как белки и столь же предусмотрительны – не подставишь – шлепнется.
Что? Вот когда образность языка подводит, чуть не нажал кнопку вызова СМО, услышав про «чихало оно на нас». К центру… Значит, есть сенсор на энергию, тянется к варпу. Обойдется.
Включить полную силовую защиту. Имитацию максимального накопителя на заслон сектора 18-32-А, – та перегородка, под которую сейчас надо подсунуть домкрат. Два энсина возятся. – Я сам, отойдите.
Отсоединившееся может попробовать пробиваться дальше, но там силовое поле, которое не пробить. Может потянуться к ближайшему источнику – сюда, где его встретят. А то, что на корпусе – шаттлы на позициях, он знал об этом без доклада, посекундно просчитывая все действия.
Защиту на шаттлах на максимум! Экранирование в режим «стеллс», управление на ручном, автоматику перекинуть на контроль рубки. Коммандер Сайк, любые внешние сигналы и программы не допускать, – лучше так, чем потом слушать «а там поле, оно влезло». – Лейтенант Кельх, мы бьем по внешнему. 
А заодно – пытаемся оттянуть в свою сторону то, что «чихать хотело» на вас. Чтобы подобной «инфекции» на корабле не было. Действовать на перехват, одновременно пытаясь понять то, что происходит в локалке захваченного падда. Бьется, вырывается, пытается выбить контроль. Как там учили? Если нельзя унять – обруби выход. Интар достал из нагрудного кармана авторучку, сломал клип и вогнал его в едва заметную щель на корпусе падда, напрочь ломая волновой передатчик. Да уж, чинить их, кстати, он так и не научился. Что же, будем надеяться, что техники простят своего капитана в очередной раз. А что ты будешь делать? В локалке падда почти ничего не хранится. Но внезапно по экрану побежали ноли и единички. Выходит на контакт?
И легчайший, неуловимый треск по обшивке. Даже освещение не дрогнуло от прокатившейся волны. Если модуль сбит с обшивки – сейчас отчитаются.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+4

10

Первый на мостик, разумеется, капитан, первому же больше нечего делать, кроме как заменять экстремала на его посту... – Сайк, державший вполне приличное выражение лица, заметил, как от него в сторону отшатнулся кто-то из энсинов. Выдохнуть, улыбнуться, расслабить мышцы – всё равно надо будет следить за происходящим, а пугать окружающих лучше в симуляциях. Тем более что капитан по своей, похоже, вечной привычке решил побыть железнолобым тараном, который считает себя самым неуязвимым на всём белом свете, включая СБ, тренированную специально для решения подобных проблем...
Заменяющий капитана на мостике! – а орать можно и потише, но это, впрочем, проблема всех, кто хоть раз был качественно оглушен во время боя. Ещё бы интонации были чуть попроще...
Отчёт по докладам капитана, – коротко скомандовал Сайк, опускаясь в кресло. Удобное, однако, но ему всё же было привычнее на своём месте, где ему не было необходимости думать, как же вытаскивать не только СБ, но и Интара-светоча-всего-Квиринала из нарисовавшейся неприятности. Нет, капитан – большой джаффа и сам за себя всё решит, но вот иногда ему стоило бы быть чуть более осмотрительным...
Хватит, Монгво, ты уже надумал на выяснение отношений, а за разрушение авторитета никто не будет тебя ценить.
Отчёт был максимально подробным, как и всегда в такой ситуации. Два слова, одно из них нецензурное, точка пеленга капитанского падда, остальное – домыслы и выводы, да ещё сводные данные от СБ и инженерного, которые тоже не были в восторге от очередной починки корабля.
Коммандер, попытка взлома!
Разомкнуть все возможные цепи физически, остальные изолировать в собственном пространстве, все системы – на режим самопроверки, – приказ капитана о недопущении внешних сигналов следовало выполнить. – Что со связью с шаттлами?
Нестабильная, кто-то пытается перехватить пакеты... пока что канал очищен, – ох, космос, ну почему на корабле не может быть всё просто, тихо и спокойно?..
Все данные – на мой падд по защищённому протоколу, – Сайк, внимательно вглядывавшийся в поступающий поток, тяжело вздохнул. Всем команда хороша, но вот иногда их действия отличались редкостной... дотошностью. Расход топлива шаттлов ему зачем в текущей ситуации? А пеленг остальных паддов из запертого отсека? Хотя, пожалуй, последнее может пригодиться – по крайней мере, можно будет следить, куда они движутся и движутся ли вообще.

[NIC]Сайк Монгво[/NIC]

+4

11

Как остановить таран, грызущий стены, с мозгами за непробиваемой стеной?
Пострелять. Пострелять – что это даст? Рикошеты. Рикошеты нам не надо.
Отвлечь? Этим наверняка займутся... Точно, уже занялись: курс меняет. Стену под другим углом грызёт. Интеллект туповатый какой-то, а ещё с боргами сравнили. Значит, там какой-то источник, он фонит, это к инженерам.
А в себе дырку сделать он не может? Ну, чисто в теории...
– Энсин, собери электронику, – негромко и медленно. Нужно обдумать. Все замкнуть на локалку, это же ИИ, или просто вынуть аккумуляторы? А их хватит? А если соединить, скажем...
Вдоль стены – к коммам и паддам. Энсин-раз обшаривает товарищей, даже часы с кого-то снял, молодец. Энсин-два бросил падд, придурок, кто ж так с ними...
Таран не оборачивается на хруст небрежно поломанных коммов. Из фазера нельзя, только каблуком, если есть, бить по корпусу. Трещит и ломается. Хорошо. Только бы не закоротило раньше времени... Раньше, чем коснётся металлической стружки.
– Китель!
Рвать – тратить время. Маша мотает на руки рукава, энсины доламывают технику. Сгрести в кучу, сложить на китель, раз, два – взяли!
Тарану пофиг, таран мигает мазером и жрет перегородку.
– Не трогать руками! – шипит Маша. Времени мало. Его все-таки собьют, и если они опоздают – заворотит всех трёх. Маша, дура, вот зачем ты ввязалась...
Энергетический шум. Нужно создать энергетический шум.
Что ещё? Может вылезти щуп из основного блока и сам порешать. Может таран наплевать, как плюет сейчас, и ползти дальше – там капитан, разберётся. Не маленький. Борода вон какая. Точно бы подпалил, возись тут с этими...
Энсины крадутся, придерживая края кителя с электроникой, и это все так смешно, если не смотреть на труп Доннована. Как в мультике.
– Раз...
Таран уполз далеко. Слышен хруст, видно жопу и мазер из-за угла: у него все под контролем.
– Два...
К противоположной стене лучше не подходить. Просто кинуть. И молиться. Да, Чжу? Молиться, чтобы китель остался в руке, а наломанная масса не доломалась в конец...
– Три!
Искра разлетается, Маша в третий раз падает – больно! – плашмя на грудь. Желе, заткнувшее дырку в борте, волнуется и сияет, как ёлочка, разрядами. Половина техники валяется на полу, но что-то – долетело. Заискрило. Фигачит.
Так.
– Капитан, из техники есть два комма и падд, по одному на каждого, распределяем. Остальная электроника непродуманно утилизирована нахер...
Таран поскрипывает. Мазер, качавшийся в прогрызенной дыре, сменяется лапой.
Энергетический шум возле родительской железяки.
– Так, энсин – на! Ты – на! Суньте под кофту, живо!
Хватательная конечность вытягивается из прогрызательного аппарата. Спасать маму пришел? Молодец!
– Сгруппироваться. Друг друга не трогать. Вдохнуть глубже. Задержать дыхание через три...
Конечность тарана коротка. Он появляется в проеме, кряхтя, и касается искрящего желе.
Давайте, капитан. Стреляйте.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+2

12

Расположение точек вакуумного замка: Терра, Дакара, Вулкан, Ромул, Кардассия, Кора, Ференгийская система. Запоминание до автоматизма – по модификации, модели, по году выпуска. И только после того, как видишь их на силуэте перегородок, приходит понимание взаимосвязи формы дверного полотна с проложенными каналами. После третьей сотни модификаций – даже незнакомая дверь перед глазами в разрезе, отклонение на полмиллиметра – и то, если руки дрожат. У них не дрожали лет с двенадцати, откачивание воздуха – выбирались все.

Рывок одновременно с нажатием тонкого плоского лезвия на клапан вакуумного замка. На центральный клапан фиксации, причем нажатие дополнено коротким разрядом «тезки». Шипение, обозначающее, что есть восемь с половиной секунд. На то, чтобы проскользнуть, не коснувшись спиной искрящей перегородки. Кошки Дакары – голова пролезла, значит, пролезешь весь. Работает даже сейчас. На падде – слетевшая блокировка той перегородки, которая ведет сюда, отсек, где Доннован, Кельх и остальные – еще на блоке.
Снимайте нашу, – и дверь снова падает, не дотянув до расчетного времени две секунды с четвертью, Джар’ра едва успевает увернуться, понимая, почему это произошло.
Отсоединившийся от устройства модуль жадно впивается в дверь, напряжение на которой растет, пытается распрямить тонкие манипуляторы, из которых во все стороны расползаются напоминающие нити оптоволокна чуть вздрагивающие щупы с искрами расплавленного света на концах.
Почему-то интаром проще – что бы это ни было, от разряда, способного разве что парализовать живое, этот модуль начинается сыпаться, трещать, да так, что вибрация переключается на обшивку.
Или… нет. Это сбит основной. И сбит неудачно, поскольку кренится набок, разрывая энергетическое желе.
Разгерметизация отсека. Интар успевает перехватиться за петлю и только тогда замечает Второго, Кельх, энсинов…
Выдохнуть. Закрыть глаза, – еще не вакуум, еще услышат. Второй глаза не закрывает.
Держитесь. Десять секунд для тау’ри – до потери сознания. Девять… Отпустить петлю. Втащить обратно. Всех.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 51. Совершенство недостижимо