Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 85. Мы к вам заехали на час


Сезон 4. Серия 85. Мы к вам заехали на час

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время действия: 2445 г., 3 марта, 16:00-00:00.
Место действия: Объединённая Федерация Планет, Латона, г. Арриво.
Действующие лица: Клава Плохуна и Пинки (Твигги Мар), Сэмуэль Пипс (НПЦ), Бенет Фалк (Константин Тьери), Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Нэд Морриган (Мэран Тэйг Флеминг), Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Мария Кельх (Мария Кравиц).
http://sd.uploads.ru/QEJAg.jpg

+1

2

Пинки стал рыженьким :З

https://i.pinimg.com/736x/1e/aa/62/1eaa62a311c76632bc0efd8e05de5b81--this-little-piggy-little-pigs.jpg

Пинки? – Хлопая от удивления своими длинными ресницами, Клаудий Плохуна, носился по гримерке в поисках пропажи. Нет, не поросенка. – Ты не видел мои маленькие красные трусики с бриллиантовыми сердечками? Они пропали!
«Нужны мне твои ношеные нитки с дешевыми стразами...» – но вслух поросенок лишь скептически хрюкнул. Не до мелочей ему.
Концерт – дело ответственное, тем более, что вся основа, как и всегда, лежала на хрупких копытцах маленького минипига.
Клаудий пел просто отвратительно, а вот Пинки фонограмма была не нужна. Он и так чудно со всем справлялся. Знал, где следует томно и загадочно хрюкнуть, сексуально наморщить пяточок и властно, будто господин мира, топнуть налакированным копытцем...
А Плохуна вечно забывал слова, иногда обнюхавшись корианского кокаина, падал прямо со сцены в толпу обезумевших фанатов, где с него стаскивали все – парики, колготки, платья, накладные сиськи и даже трусы. Особенно преданные пытались сунуть пальцы куда не надо... В ноздри, например.
Именно по этой причине и был нанят телохранитель Самуэль Пипс – большой, бесстрашный, с огромным... потенциалом, который очень ценил Плохуну.
Пинки тоже ценил. Ну а что? Кормить продолжали вовремя, не шугали и не гоняли. Чего ж его не любить-то?
ПИ-И-ИПС!!! – сжимая маленькие наманикюренные пальчики в кулаках, истошно завопил Плохуна, краснея в затонированном лице, да так, что даже накладная ресница отклеилась и упала на переносицу. - Где мои трусы?!!
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]
[STA]Это был не чупа-чупс![/STA]

Отредактировано Твигги Мар (26-03-2019 21:29:39)

+5

3

Трусы – это не мелочи!
Во-первых, это были любимые трусы Клаудия Плохуны. Во-вторых, это были приносящие удачу трусы Клаудия Плохуны, которые надевались только на самые ответственные мероприятия, как оберег, и обеспечивали отсутствие казусов. Ну, а в-третьих, это были трусы Клаудия Плохуны – разве этого недостаточно, чтобы сделать их немаловажными и особенными!
Раскрасневшийся Сэмуэль Пипс, со всех сил торопясь, надувал один за другим тугие розовые воздушные шары в свободной гримерке непосредственно по соседству с Плохуной.
Фанател от него Пипс давно – столько, сколько себя помнил. А помнил Пипс мало, потому что память недалеко ушла от рыбки. Впрочем, в чем-то ущемив, Сэмуэлю в чем-то и досталось – в росте, размахе плеч, мускулатуре и размере... носа. С членом так не повезло – вот что следовало считать мелочью - но это совсем не волновало Пипса. Зато Клаудий – волновал...
Его истошный крик заставил Сэма вздрогнуть, нечаянно отпустить недодутый воздушный шар, который, смачно подпердывая на лету, обогнул гримерку несколько раз и шмякнулся куда-то на пол. А верный Сэм рванул к своему подопечному, округляя от ужаса глаза – каждый раз он неподдельно пугался за предмет своего обожания.

Пипс возник на пороге гримерки, закрывая собой почти весь проем.
Трусы? – переспросил он, округляя глаза еще сильнее, и тут же ринулся их искать под многочисленными одеждами, подушками, за мебелью, по сумкам и ящикам. – Я не... Не... Нез... Нез...
Сэм заикался, когда волновался. А он волновался. Не только потому, что Клаудий перед выступлением потерял свои волшебные трусики, а еще потому, что они чертовски жали Сэмуэлю, а стразы в виде сердечек щекотали и вечно хотелось почесаться, не говоря уже о непривычной, лезущей куда лезть не положено ленточке стрингов сзади.
Незн!..
Сэм делал вид, что ищет их, зная, что не найдет.
В какой-то момент он склонился над пуфиком, заглядывая за него в панических поисках. И почувствовал, как заправленная в брюки рубашка сзади предательски выскальзывает. Резко выпрямился, схватился за поясницу, чувствуя вылезшие и показавшие себя трусики. Бросил беглый взгляд на Плохуну и облегченно выдохнул - тот смотрел в другую сторону. Затолкнул пальцами стринги пониже, заправил обратно рубашку на ходу, оборачиваясь... И встречаясь со взглядом маленьких бусинок-глаз рыльцелицего Пинки. Этот взгляд всегда от чего-то был чертовски умным. Казалось, в этих глазах рассудка больше, чем у Клаудия и его телохранителя вместе взятых. Тем не менее, это не помогало Пинки научиться говорить.
Цс-с, – Пипс прижал к губам палец.
Теперь Пинки невольный свидетель этой кражи.
Да, Сэм украл приносящие удачу красные трусики! Потому что верил в их волшебство. И должно же, в конце концов, когда-нибудь повезти ему, Сэмуэлю Пипсу, он заслуживает этой удачи хотя бы сегодня. А потом вернет... Непременно вернет (слегка растянутые) стринги владельцу!

[AVA]https://i.imgur.com/7BQTl8M.png[/AVA][NIC]Сэмуэль Пипс[/NIC][STA]Все под контролем[/STA]

+5

4

Пипс влетел через дверной проем, как Бэтмен в логово Пингвина-мена.
«Мой спаситель!» – мгновенно отозвалось в сердце Плохуны, когда мужчина принялся перерывать и раскидывать по углам его вещи.
Длинные ресницы трепетали, как крылышки птички колибри, щечки покрылись пунцовым румянцем, а прижатые к груди кулачки нервно теребили белоснежное жабо на рубашке.
Мистер Пипс… – дрожащими от истерики губами прошептал Клаудий, чувствуя, как к уголкам глаз подступает предательская влага. Мало того, что ресница отклеилась, так еще и тушь потечет! – Вся надежда только на вас… Понимаете, мои трусики – это ведь не просто трусики… Мы понимали друг друга с полуслова. Когда я мысленно просил их не резать мою попу стразами, они вдруг становились такими мягкими, такими нежными… А когда я забыл их в номере отеля господина Грубье – они нашли меня сами! Представляете? Я просто открыл почтовый ящик во дворе своего дома, и среди городских газет и журналов «космополитан-инопланетейшн» обнаружил их постиранными и пахнущими ванильным кондиционером для белья!
Ну конечно, все знали эту замечательную историю о возвращении «блудных трусиков». Все, кто хоть раз общался с Клаудием. Начиналось это примерно так: «Вы знаете, один раз со мной произошла удивительная история… Однажды, когда я в очередной раз лежал под своим продюсером…».
Я не... Не... Нез... Нез...
Стирая серые полосы туши, Плохуна удрученно махнул рукой и повернулся в сторону зеркала.
Пинки терся возле Пипса весело, а быть может, напротив – обеспокоенно похрюкивая и роя пятачком груды цветастого ароматного шмотья. Сэмуэля, он, как ни странно, любил – большого и глупого – идеального кавалера для его сумасбродного хозяина с разумом инфузории-туфельки… А еще он втайне подкармливал Пинки углеводными лепешками, и за это маленький поросенок готов был простить ему все промахи.
«Боюсь, Сэмми, эти китайские труселя не принесут тебе удачу. Только геморрой и зуд в области обоих полужопий…»
Хрю… – подбежав к хозяину и встав на задние копытца, поросенок уперся прямо в ножку позолоченного высокого стула.
Пинки, мне не до сочувствия! – поджав толстые губки, протянул Клавдий, всхлипывая в маленький кулак.
«Да кто тебе сочувствует, мать твою?! В туалет меня унеси, придурок!»
Хрю-ю-у-у!..
Бросьте это, Пипс! Бросьте! – отчаянно воскликнул артист, и гордо, по-театральному, задрал голову вверх. – Это кража! Это же очевидно! В отеле завелся маньяк… Ненормальный! Это уже не первая пропажа за последнюю неделю. Сначала бесследно исчез мой флакончик с розовым маслом, которым я натирал свои пяточки после душа, потом депилятор для… просто депилятор, а теперь трусики! Подойдите ко мне…
Дождавшись, когда большой, словно русский медведь, мужчина приблизиться к нему вплотную, он обхватил его талию руками и прижался щекой к животу.
Мистер Пипс, вы должны раскрыть эти чудовищные преступления! Ведь мне угрожает явная опасность…
«Умереть от анарексии, разве что», – мысленно ответил Пинки, ткнувшись пятачком в лакированный красный ботинок хозяина.
А если в один прекрасный день похитят меня самого? Что вселенная будет делать без моего таланта? Без моего прелестного голоса?.. – отчаянно зарыдав, Клава вцепился пальцами в упругую задницу охранника. – Мистер Пипс, спасите меня!..
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]
[STA]Это был не чупа-чупс![/STA]

Отредактировано Твигги Мар (30-03-2019 13:13:07)

+4

5

Ах ты, мерзкое стекло… – прошипел Бен сквозь зубы, в который по счету раз уж пытаясь заставить бабочку на смокинге сидеть ровно… Какое там! Зеркало в витиеватой, позолоченной раме с явной издевкой отражало сей затянувшийся процесс, спасибо хоть, молчало при этом, а то парень, слегка взмокший… нет, не от усилий, а от бесполезности манипуляций, за себя уже не ручался.
Вот же влип, ей-богу… И какой черт понес его тогда в тот ресторан, спрашивается? Мерзкий черт, и зеркало мерзкое, и смокинг мерзкий, и бабочка эта…
Бен опустил руки и уставился на свое отражение с таким видом, что даже древняя инквизиция бы сжалилась и выдала ему разом все индульгенции на всю оставшуюся жизнь, а этот… мерзопакостный, хитросложенный кусок материи продолжал нагло кособочиться. И за что ему такое наказание? Ну ведь не просил же, не мечтал ни разу, и в лотереи сроду не играл, не считая жизни – но тут не отвертишься.
Поправь, как надо, – сдался Фалк, поворачиваясь к андроиду-обслуге, принесшему к нему в номер обязательный – жирным шрифтом в приглашении выделили, заразы! – смокинг. Механические руки совершили пару манипуляций – и зеркало наконец-то отразило идеально ровно сидящую бабочку.
Буржуи, – буркнул Бен, засовывая в карман сложенное приглашение, но стараясь одновременно не двигать верхней частью туловища… ощущая себя при этом, как стойкий оловянный солдатик, упакованный в скафандр первого космонавта, в музее при Академии такой видел.
Господин что-нибудь еще желает? – лишенный модуляций голос заставил поморщиться.
Господин желает, чтобы ты убрался, – Фалк волевым усилием офицера Звездного Флота отогнал от себя мысль, что это полупроводниковое недоразумение зари робототехнической промышленности еще и издевается над ним, и двинулся в сторону услужливо распахнутых дверей люкса. Ретро у них тут… разряди им по варпконденсатору во всех естественных проходах!

...Маленький ресторанчик с гордым названием «Мечта капитана» просто распирало от набившихся в него «добрых молодцев» да «крепких девушек», в коих и не за одну версту, невзирая на штатское, можно было даже на ощупь признать офицеров ЗФ – очередная партия вернувшихся из успешной миссии шумно и весело отмечала очередную же веху своей послужной биографии.
– Бенни! Дружище! Стой, давай еще по одной, – Фалк, расплачивавшийся у стойки, обернулся, немного не рассчитав корпусом поворотный момент, поскольку таких «по одной» уже было… много было сегодня, одним словом – тело предательски качнулось, рука с кредиткой на автомате оперлась на какой-то ящик сбоку, ухватившись за рычаг…
– Поздравляем, господин Бенет Фалк! Вы выиграли главный приз лотереи Звёздного Флота! – вопль динамиков заставил на мгновение заткнуться всех офицеров разом – в наступившей тишине Бен медленно сфокусировал взгляд на руке с кредиткой – ни в сказке сказать, ни пером описать! – попал аккурат на платежный сенсор этого одноруко… односенсорного бандита, да еще и дергалку облапал!
– Кто? Я? – технарь растерялся, наверное, впервые в жизни от такого дурацкого совпадения. – Да я…
– Ура-а! Бен! Молодец! – со всех сторон посыпались похлопывания, пожатия, легкие тумаки – вечер был в самом разгаре и новый повод поднять «еще по одной» был встречен с явным воодушевлением.
– Неделю отдыха на Латоне! Лучший номер в лучшем отеле лучшего города Арриво! – динамики упорно перекрывали вновь разошедшихся офицеров. – Лучшее место на лучшем концерте лучшего исполнителя Объединенной Федерации Планет Клавы Плохуны!!!
- «Мам-ма…»
Бен иногда видел рекламу на общественных мониторах, и хоть сам предпочитал… ммм… нетрадиционную всё еще ориентацию, но его слегка передернуло…
Динамики уже бойко вещали, когда отчалит самый комфортабельный крейсер всех времен и народов, офицеры шумно радовались успеху товарища – а рыжему казалось, что его посадили в банку, как диковинку, и медленно заливают физраствором…

И какой черт все же понес его тогда в тот ресторан!
Глубоко вздохнув, Бен зашагал в сторону концертного зала.
[AVA]http://sh.uploads.ru/KgBmT.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+5

6

Увольнительная… Вроде замечательное слово, скажете вы, и не ошибетесь. Но только не для одного из самых очаровательных капитанов Звездного флота, Джеймса Гордона. И угораздило же его, Ктулху их всех забери, вляпаться в это поо самые уши.
Нет, сама по себе увольнительная на Латоне была желанной и для экипажа «Стража», и для самого Гордона, если бы не одно «но«… Игра с одним из послов планеты Эпсилон Омега – и Джиму теперь придется тащиться на концерт Клаудия Плохуны. Кто же знал, что метаморф окажется таким извращенцем? Гордон, так уж точно нет… Да и поди ты, посол умудрился даже билет достать на самый что ни на есть первый ряд. Себе в том числе.
Честно говоря, это был первый и, Джим надеялся, последний раз, когда его умудрились обыграть в трехмерные шахматы на раздевание. Его! Абсолютного чемпиона! Можно сказать, абсолютного чемпиона галактики… И угораздило его играть на желание.
Нет, когда инопланетник принимал вполне себе человеческий вид, все было просто шикарно. Но Джим, вечно сующий нос куда не надо, очень захотел увидеть, как же выглядит метаморф в своем естественном состоянии, да еще и без одежды. И в результате позорно слил пять партий с практически разгромным счетом, оставшись, так сказать в неглиже. Противный же инопланетник не лишился даже одного носка. Так что, хочешь не хочешь, а за свои слова нужно отвечать.
С тоской покосившись на билет, валявшийся на журнальном столике его номера, Джеймс тяжело вздохнул. Лучше бы он попал в рабство к орионцам, честное слово. Разумеется, капитан, как ценитель прекрасного, любил и музыку, но не такую же… Даже клингонская опера по сравнению с визгами Клавы идеально ложилась на слух.
Ну да ладно, потерпеть один вечер – и можно оторваться по полной. Тем более, Гордон уже присмотрел себе пару симпатичных созданий, обитающих в соседнем номере. Ну что поделаешь, его вечно тянет на разную экзотику. Правда, Джим так и не разобрался до конца, мальчики они или девочки, но кого это волнует, честное слово? Не его точно. В увольнительных нужно радоваться жизни.
Тут же по головизору пронеслась дивная реклама самого лучшего исполнителя, и Гордона передернуло так, будто бы ему предложили слопать целый лимон вместе с кожурой, и запить концентрированным лимонным соком. Ладно, Джим давно научился спать с открытыми глазами – тут главное не храпеть сильно, а то обидятся еще зрители, да и исполнитель тоже.
Покосившись на столь манившую его кровать, он решительно затолкал мечты о том, чтобы завернуться в одеяло и просто выспаться, куда поглубже, и открыл шкаф. Достав смокинг, Джим задумчиво потер висок, размышляя над тем, почему данный предмет одежды выглядит так, будто его коровы жевали, и почему весь покрыт бурой слизью. Интересно, что же он делал в нем в последний раз? Так и не вспомнив ничего вразумительного, Джим повесил смокинг обратно и критично осмотрел свое отражение в зеркале. Нет, безусловно, джинсовые шорты и обтягивающая торс майка ему безумно шли, но не идти же на концерт в таком виде, дополнив наряд пляжными тапочками. Этого не поймет даже минипиг Клаудия.
Можно было бы, конечно, вырядиться в парадный костюм офицера Звездного флота, но он остался на «Страже», куда в данный момент Гордону не особо хотелось возвращаться. Запалить команду, ушедшую вразнос, в то время, когда капитан спустился на берег, решительно не хотелось. Пусть детки развлекаются, ему не жалко.
Значит, нужно пойти и добыть где-нибудь новый костюм, и как можно быстрее.
Решительным шагом Джеймс вышел из номера, тут же со всей дури влетев в какую-то неопределенную субстанцию грязно-коричневого цвета. Раздраженно что-то булькнув, существо переползло на стену и скрылось в вентиляции.
Да твою ж за ногу туда и обратно, – выругался Гордон, чувствуя, как начинает зудеть кожа. Видимо, на какой-то компонент слизи у него была аллергия.
Толкнувшись обратно в номер, Джим с ужасом понял, что забыл на столе ключ-карту, а голосовую команду он не стал подключать за ненадобностью. Ситуация постепенно становилась безнадежной.
[AVA]http://s7.uploads.ru/Q4J3e.jpg[/AVA] [STA]Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь.[/STA][NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN]

+5

7

Когда ругательства на стандарте кончились – гораздо раньше, чем Неро достиг пика недовольства, бедный язык, точно – бывший навигатор перешёл на корианский итальянский, родной, но и его богатого набора брани не хватило. Пришлось занять парочку семиэтажных матюгов из репертуара покойного капитана Серяка – милейшего человека, за глаза прозванного экипажем Зайчиком – за фамилию и фирменные заскоки. Спасибо отменной штурманской памяти – она цепко хранила даже то, чем Дини никогда не пользовался. Собственно, он и сейчас не произнес вслух ни слова с той секунды, как под его ровное «Благодарю ещё раз, мадам», закрылась дверь за шумной клушей из попечительского комитета пансиона. Все шедевры человеческой обсценной лексики мог бы услышать разве что чистокровный бетазоид, но таких сейчас, по счастью, по соседству не оказалось – Релаю несколько часов назад забрали родные, практически насильно.
При воспоминании об этом стало так тошно, что Неро, сидевший за столом, неловко облокотясь, не перешёл на клингонскую нецензурщину, нет, хуже – заткнулся даже мысленно. Этот неслышный тонкий вой, кажется, до сих пор ввинчивался в самую душу, резал заточенной кромкой ледяного сверла. Дини с трудом сглотнул, не поднимая ресниц, постарался выдохнуть медленно. Тем вечером крыло по-черному весь пансион, медперсонал с ног сбился, транквилизаторов и снотворного не хватило на всех, матрона-пышечка Грейс сама слегла с сердечным приступом наутро. Чему удивляться, лихорадка Зантхи – страшная штука, особенно в среде отчаявшихся и не нужных даже себе.
А у этой раскормленной курицы с тремя подбородками из комитета глаза сперва вообще были застывшие от ужаса, как будто её на заклание отправили. Только потом начали бегать, – бывший навигатор шевельнулся, слегка меняя позу, чтобы расстегнуть запонку и сдвинуть манжет щёгольской сорочки. Иначе же не нажать на пряжку широкого, в два пальца, браслета с бирюзой и опалами, плетёного из эластичных серебряных нитей и плотно прилегающего к запястью – в спину ударило болью, как дубиной, с оттягом. – Может, она и кудахтала, не переставая, тоже от страха. Меня, чудовище, заговаривала, красавица х-х-хренова.
То ли от того, что в глаза попала прядь давно нестриженных волос – он на тропическом острове, и это подходящий вид для Робинзона, чего!.. – Неро поморщился, то ли потому, что взгляд опять споткнулся о глянцевый, даже на вид дорогой билет на столе. Ей-богу, он чуть не возопил «Да вы с ума сошли, какой концерт! Никуда я не пойду!», присовокупив, вопреки собственному зароку, то самое, семиэтажное, уже и воздуха в лёгкие набрал для, но… сразу вслед за комитетской тёткой Томми внёс упакованный в плёнку вечерний костюм. И всё – отказаться стало решительно невозможно. Пока андроид-медбрат помогал одеваться, это стало яснее ясного. Брюки, сорочку, смокинг явно заказывали по мерке – люди старались. Для него, Неро Армандо, старались, и что бы там он ни думал о… о многом и многих, неблагодарным быть нельзя. Он правда, где-то в процессе облачения во всю эту помпезность чуть не брякнул, что на рискованные методы лечения согласия не давал, пытки в Федерации запрещены, а вокал Клавы Плохуны – худшая из них, но, опять же, прикусил язык – люди старались и хотели, как лучше. Пусть и получалось примерно так же, как у родичей Релаи Зааре.
Вот, сейчас завяжем – и готово! – в руках у симпатяги Тома была отглаженная бабочка. – Или сам? Давай запонку застегну? Бороду подстричь уже не успеем, но лохматость… обожди, я принесу расческу. 
Сам. – Неро наконец разомкнул уста после без малого часового молчания. – И чтоб ты понимал, абориген. Лохматость нынче – самый писк.
[NIC]Неро Дини[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/gpzVO.jpg[/AVA]
[STA]До смерти страшно. На ощупь. Впотьмах. Так далеко до рассвета[/STA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-05-2020 01:17:23)

+4

8

Бюстгальтеррр?
Сам такой. Тут вышивка и кружавчики, – отмахнулась Машенька, вертясь перед зеркалом и уже представляя, как именно помрёт на таких каблуках и как будут её носить на ручках всякие кавалеры. Или не будут, а просто поменяет потом обувку. Уж на что тут удобно, что до номера не далеко... Или с собой взять? Точно, и поставить под вешалку, и переодеть, как только устанет.
Что именно на корсаже – это же корсаж? – платья называется вышивкой, а что кружавчиками, Маша помнила смутно из лекций по культурологии.
Я не я, корова не моя, платье тоже не моё, в конце концов, у меня бы на такую красоту никаких денег бы не хватило. Вернее, денег ладно, а вот терпения примерять... Потому и не сходится в плечиках. – У Ли они узенькие были до первого дитёнка (сейчас-то разнесло беднягу, ужас, не то что до побега с её свадьбы) и костистые, а у Машки, как и положено офицеру, мускулатура имеется... и на попе тоже. Так что даже лестно, что плохо сошлось, и андроид с иголкой скакал. А что без лифчика – да кто же там увидит! А плечи открытые, декольте то ещё – было бы, что выставлять в него, ещё и пониже бы опустила – и красное ведь, красное! Ручной работы вещь, а не этот ваш масс-маркет.
Китайский свадебный наряд, – задумчиво протянула Маша, подёргивая платье за подол и пытаясь сообразить, попадают ли красные волосы в цвет красному же шёлку. – Чего, может, и взамуж в нем схожу когда-нибудь. Вот прям сейчас как встречу своего принца... Не, не принца – адмирала. Или капитана. Правильно, каждой капитанке по капитану и капитанятам. Правда, Эрвин?
Бюстгальтеррр!
– Жопа ты с перьями. Хоть бы один комплимент сказал!

Говорун поперебирал лапами на насесте, поглядел желтым глазом и чихнул:
Послание от капитана Чирро. Мария Ррингольдовна, вы неподражаемы!
Не зря дрессировала, – усмехнулась Машенька зеркалу, тщательно растрёпывая кудряшки по плечам. – Всё, неотразима, поехали уже. Говорят, там будут не только петь, но и петь со свиньей. Давно хотела себе свинью. Карликовую, эту, как её... минипига. Надо будет просочиться в гримерку к исполнителю. Тому, который свинья, разумеется. А заодно проверить, вправду ли интеллектуальные способности мировой звезды Клавдия столь скромны, что почти инфузория-туфелька? Ой, миль пардон, он и слов-то таких не знает... Как у тапочки? Хотя у неё вообще нету ЦНС. Однако дилемма, дилемма и профанация...
А скажи-ка мне, Эрвин, – Машенька погладила лежащий на плече кончик сережки и фыркнула в зеркало: краситься? Вот ещё! – Скажи-ка мне, как еврей еврею: тебе икры с фуршета стащить? Поняла, стащу. И орешков.
Орррешков! – радостно курлыкнул огроменный попугай и закопался клювом в перья у себя на заднице. Маша смерила его неодобрительным взглядом и поплыла из комнаты на каблуках, изящно перекинув через руку клатч с ретро-картой от номера и бумажный пакетик с балетками. В конце концов, офицер должен быть предусмотрительным!

[AVA]http://s5.uploads.ru/udJaR.jpg[/AVA]
[NIC]Мария Кельх[/NIC]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (26-04-2019 22:29:10)

+4

9

Собственно, выбор очень прост. Либо включить милого офицера и стучаться во все комнаты подряд, а потом по балконам в свой, либо идти на поклон к администратору, либо... либо.
Джим прищурился, вспоминая, где именно он видел питьевой фонтанчик и какое-то подобие общего туалета, где можно было бы смыть эту дрянь с кожи, а остальное – в конце концов, он собирается поспать на концерте или демонстративно вслушиваться в вопли со сцены? Тем более, что вяки совести успешно заглушились очередной волной неимоверного зуда, прокатившейся по коже диким желанием разодрать все тело, и первоочередной задачей тут же была выбрана отмывка себя любимого от слизи, для чего нужна была вода. О том, что эта гадость могла смываться, например, только маслом или специальными веществами, он решил не думать раньше времени, тем более, что видов с такими особенностями было довольно мало, разве что эндемики планет какого-то там класса, и... ну да, то самое «и», потому что последний раз его так колбасило несколько лет назад, когда пришлось вспоминать, что он умеет не только спать со всем, что движется, но и драть когти при необходимости так, чтобы не поймали, особенно – свои же.
Мгновения воспоминаний хватило, чтобы настроение сползло ровно до отметки «А не пошло бы оно всё», но карточный (и неважно, что это были шахматы!) долг – святое. А значит, на концерте присутствовать придётся, но вот на форму одежды Джиму стало уже абсолютно все равно. Обувь не забыл, и то хорошо, можно не переодеваться, только стереть ближайшим чистым обрывком полотенца слизь с кожи, замыть шорты и майку и вперёд, на пытки, которые надо просто перетерпеть. Это же ещё и вроде прести-и-ижно, и пафос-статус-прочая-дрянь, и не дай боже на Латону ради этого воя прилетел кто-нибудь из тех, кто помнит Джима в том времени.

Залитое солнцем изумрудное поле осталось позади. Он провёл рукой по мягким стеблям – те пощекотали ладонь, пробрались под расстёгнутые манжеты старой фланелевой рубашки в крупную фиолетово-алую клетку, огладили запястья, коснулись тонкой кожи на предплечье. За спиной зашелестел порыв ветра, как обычно, гоняя зелёные волны по зелёному почти-морю.
Выбор был сделан. Ну и что, что не самим Джимом – тот уже был готов принять любые последствия, только вот непривычно было ощущать вместо тёплой уверенности, всегда чувствовавшейся ладонью, державшей между лопатками от падения, только самый край бездны у носочков потрёпанных кед.
Плевать.
Он же взрослый. Все уходят из дома, когда вырастают. А что холодно на спине – так это просто ветер, слышно же, как он треплет поле.

Тряпка, которой он оттирал руки, расползалась между пальцев. Джим коротко выдохнул, потянулся за другой – полотенца почему-то рвались на раз-два – и широко улыбнулся отражению. Зеркало передразнило его абсолютно бесстрастно, показывая и неправильно поднявшиеся уголки бровей, и снова всплывшую из памяти бездну за спиной, и оскал, постепенно превращавшийся в ту самую улыбку весельчака-Гордона.
Всё хорошо.
Обманывать себя он умел едва ли не лучше, чем убегать.
[AVA]http://s7.uploads.ru/Q4J3e.jpg[/AVA] [STA]Я не страдаю безумием, я им наслаждаюсь.[/STA][NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN]

+6

10

Эмоции закладываются на естественном и достаточном уровне, чтобы подопечные не страдали от общения с безмозглыми железками. Но тем не менее, всем известно: то, что знают все – заведомая ложь, так было и так будет.
Поэтому Томас чуть наигранно приподнял бровь, легко провел рукой по биосинтетике кожи на голове. Внешность дельтанина имела свои преимущества – не путались расчески, гармоничный облик был приятен большинству рас, остальных примиряла с андроидом феромонная имитация.
Я верю в подобную изменчивость моды. Держи расческу, зеркало в шкафу, как принято в имитативной мебели, – компаньон ощущал состояние подопечного по незаметным для других изменениям поведения, мимики, движениям рук и плеч. – Мне сказали, что этот концерт будет благотворно влиять на тебя, но судя по недавним событиям и тем записям выступающего, которые я запросил, вряд ли это можно назвать подходящим времяпрепровождением. Ты не хочешь найти благовидный предлог для отказа? Я не могу достаточно объективно оценивать вокальные данные, поскольку это эстетическая категория.
Во всяком случае, Томас точно знал несколько вещей. Излучения его батарей хватит на незаметное силовое поле, блокирующее особо резкие звуки. Голова у Неро болеть не должна. И именно после его проверки чуть подправили крой смокинга. При той же изящности, воротник давить не будет, и желания снять галстук и оттянуть манишку не возникнет. Любая одежда его подопечного должна быть – и будет – максимально удобной и комфортной. Хватит того, что ему и так не хватает этого комфорта в жизни.
Чуткий слух андроида уловил те самые дискомфортные звуки. До концерта есть время, начать его раньше не могли.
Обычно репетиции проводят в звукоизолированном помещении. Нецелесообразно платить за концерт или идти туда, если он… оно… она… поет так, что слышно вне установленного времени.
[NIC]Томас[/NIC]
[AVA]https://sun3.43222.userapi.com/C6cUInOnzIjKPk4h9WPk8WLUYLlD4jLWTKPqrQ/KWY8C6qNi60.jpg[/AVA]
[STA]На грани под опущенными веками[/STA]

+5

11

Я понял! Это все потому, что меня не считают достойным выступать перед здешними гостями! А мой талант? – Клаве казалось, что он нервно дрожит, изящно взмахивая руками и ногами, что он безупречен в своем горе, наедине с которым его оставили все. И сейчас преданные поклонники уходииииили, зрители смеяаааались, Пинки… – Пинки, как ты можешь, как у тебя поднимается пятачок хрюкнуть в мою сторону? Ты же своими копытцами истоптал мне сердце, которое сейчас ничем не прикрыто! Даже стрингами!
Воспоминание о любимых трусиках заставило диву всхлипнуть, чуть кривовато, и от этого - абсолютно не в тон, что полностью доломало изящный слух певца.
Пипс! Видишь? Я же даже верхнее «ля» не могу без трусиков взять! Что будет светиться сквозь белые лосины в партии Теанога «Я больше не увижу Млечный Путь!»? Ни одна утяжка так не сжимает! Пипс! И ты туда же! «Вообрази, я здесь одна, никто меня не понимает, рассудок мой изнемогает и молча гибнуть я должна»! Подите прочь! Все!
Пинки возмущенно хрюкнул, решив, что кризис кризисом, а его маленький живот не выдерживает напора. И если его не хотят нести в туалет, то…
Пипс! Я не могу здесь находиться, если даже Пинки позволяет вот так, мне в душу!
Справедливости ради, это было всего лишь на ковер, но хрупкая психика Плохуны не вынесла этого.
Он выбежал из комнаты, готовый врываться ко всем и у всех и у каждого искать свои трусики, но при этом – тренируя вокальные партии.
И по коридору доносилось громкое и заливистое «ля», отражаемое звонким эхом гостиничной обстановки.
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]
[STA]Это был не чупа-чупс![/STA]

+6

12

Е... Ать. Оно ещё и поёт.
Маша решила, что рано вышла в коридор, и попыталась вернуться в свой номер. Из-за угла доносилось истошное «ля», больше похожее на ругательство, чем на пение, но на таких частотах, что никакой слух не тянул и уши вяли в трубочку.
Что самое ужасное, это «пение» приближалось.
Господи, после такого даже Плохуна будет не страшен, – в молчаливом ступоре думала Маша, почти выламывая замок в собственное жилище. – Надеюсь, это его свинка. Или на крайняк осветители, у которых сломалось... всё.
Рванув дверь на себя, Маша уловила краем уха ну особо раскатистый вой. Значит, «это» уже свернуло в её родную часть коридора и сейчас либо врежется, либо проскочит мимо, либо она успеет закрыться.
Лучшая оборона - это нападение, а мирному разрешению событий, как всегда, не бывать. Протяжно-надрывное «ля», как в мьюзик-хорроре, раздалось почти над ухом, и тогда Маша пошла на решительный шаг.
Она дернулась в сторону, хватаясь за рычажок осветителя, и сорвала с него бабушкины стринги.
Ой. Кажется, они упали с люстры! – Маша завизжала почти так же громко и высоко, как «ля», оборачиваясь и держа двумя пальчиками роскошные, просто шикарные, расшитые к месту и не к месту (смотря какому) жемчугом труселя. – Это же подарок бабушки, они могли испачкаться!
Прямо напротив ее носа, глядя на чуть покачивающиеся и нежно позвякивающие стринги, стоял Сам Великий и Могучий сиятельный и блистательный зайка Клава, звезда вечера, со слезами, застывшими в уголках глаз, а также равномерно размазанными по щекам, носу и лбу.
Против него, наверное, стринги не работают, – почему-то подумалось Маше, и она неприлично хрюкнула, выдавив из себя улыбку:
О-ой... Извини, пупсик, я тебя с кем-то, наверное, перепутала.

[AVA]http://s5.uploads.ru/udJaR.jpg[/AVA]
[NIC]Мария Кельх[/NIC]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+6

13

Запонку, простую, но именно потому изящную, бывший штурман и впрямь застегнул сам, сразу после того, как нажал на пряжку браслета, пока Томас отвернулся и отшагнул за расчёской. Глупая скрытность, конечно, Нагваль всё равно распознает, если не само действие, так результат, но, хотя спина опять разболелась дико, делать это прямо на виду было совершенно невозможно, гордость проклятая не позволяла и… что-то вроде стыда. Наверное, смешно, но стыдиться своей немощи Неро Армандо Дини до конца так и не отучился. Ну, в самом деле, для того, чтобы вновь почувствовать себя ущербным, достаточно было одного этого факта: ему даже одеваться компаньон помогал, как трёхлетнему ребёнку, а не тридцатитрёхлетнему мужчине, и неважно, что в парадный костюм.
Который, кстати, сел, как влитой – это навигатор, по правде говоря, не без удовольствия узрел в зеркале с внутренней стороны гардеробной дверцы, и удивительно удобно, несмотря на старинный вид одеяния. Что не мешало, разумеется, преувеличенно-страдальчески вздохнуть и проворчать себе под нос:
Дресс-код, дресс-код… они бы ещё фрак прислали, или камзол… или уж вовсе тогу.
Неро несколько изменил позу, но дискомфорта не было и так, видимо, врощенный в белье корсет защищал тело от любого идиотского фасона, и беря расчёску, сказал уже Томасу, серьёзно и тепло:
Понимаешь, если б это было хоть сколько-нибудь возможно – я бы отказался. Но прослыть неблагодарной скотиной… люди же как лучше хотели, – пояснил он, забирая расчёску и взглянув в такое знакомое лицо. – Типа, социализация, вовлечённость. Да что я, ради их стараний, три часа не потерплю? Сделаем вид, что это так же необходимо, как… ну вот как визит в клинику плановый.
Через три минуты тщательного расчёсывания действительно отросшие совсем уж не по-уставному тёмно-каштановые волосы без всяких спецсредств заблестели и легли тяжелыми волнами – спасибо какому-то кудрявому предку из Тосканы или Калабрии. Если честно, сейчас на певца – серьёзного, эдакого молодого, но уже по праву маститого звезду оперной сцены – синьор Дини походил куда больше, чем то недоразумение, к кому на концерт он вынужденно собирался.
И с вокалом у него точно получше было, чем у Клавы. Корианцы, которым тот самый медведь уши оттоптал, наверняка существуют в природе (ибо щедра она на эксперименты), однако встречаются они так редко, что искать – замаешься. Неро, во всяком случае, к ним не относился. Пусть вся его музыкальность, так уж вышло, ушла на восприятие, запоминание и точное воспроизведение речевой мелодики, вместе с наложенной на неё самой речью, естественно, благодаря чему влёт учились языки, а капитанам не приходилось повторять команд, пусть пел он, даже в домашних застольях, при своих, редко, вечно зато подсказывая слова вдруг их забывшим, но слух у него был. И по нему как раз сейчас нещадно проезжался до рези неприятный голос из коридора. О, два голоса уже.
Это вот тот самый писк моды, что ли? – невольно поморщился бывший штурман «Ётуна», повернувшись к дверям. – Хотя, знаешь, это, по-моему, уже её визг. Что ж ей, бедной моде, там так прищемили-то, а?..
[NIC]Неро Дини[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/gpzVO.jpg[/AVA]
[STA]До смерти страшно. На ощупь. Впотьмах. Так далеко до рассвета[/STA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-05-2020 14:41:37)

+5

14

Как они посмели! Как могли! Почему он должен бегать, искать, звать свои трусики? Почему так безразличен этот мир к тому, кто хрупкий и ранимый?
Полутораметровый горшок с варзанианской чугунной пальмой «Марцало» отлетел в сторону, а Плохуна всхлипнул, стараясь изящно втянуть в носик всё повисшее под ним.
Нет мне меееестааа… – и взгляд дернулся. Сначала на мелькнувшее пушистое и яркое кучерявое нечто, а потом.
Рампы яркие, это было шоу, феерия, богично, пушЬка, жгуче-пряно-няшно!
Бантик… Стразики… Кавай! – ну как можно было оторвать взгляд от такого, как можно было куда-то ещё идти? 
Нос мелко задёргался, губы надулись, и Клава тихо начал переминаться с ноги на ногу. Ну это же… А если…
Пусенька, а это… А с кем ты меня путаешь? – но взгляд, остановившийся на стрингах, горел их пунцовым огоньком. – Ты такое носишь, да? Как я тебя понимаю! Это же счастье, а мои, мои стрингусики пропали! Похищены! Мое сердечко разбито вдребезги о реальность и никто не сочувствует! Здесь столько храбрецов, а найти бедному гению вокала его драгоценные трусики не может! Это заговор! Ты береги свои, милая! Не выпускай их ниточку из крепких объятий попкииииии!
Клава снова завизжал, стараясь вскинуть голову. А то хоть тушь и водостойкая – вдруг размажется.
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]

+4

15

Зашагал – это, вообще-то, он погорячился. Разве можно охарактеризовать таким размашистым глаголом те пять шагов, что отделяли двери номера от дверей лифта? Ибо – пентхаус, самый лучший номер в отеле. И не важно, что этих пентхаусов тут – в каждой башенке, потому что строение очень смахивало на россыпь двух-трех-этажных кубиков среди пальм, соединенных галереями. И апартаменты на третьем этаже гордо именовались пентхаусами. И к каждому отдельный лифт… Какие ископаемые мамонты их проектировали? Эту деревянную коробчонку с открывающимися вручную, специально приставленным для этого служащим, дверями, к тому же болтающуюся на тросах, которые наверняка наматывали в подвалах на огромные барабаны какие-нибудь не очень умные силачи с окраинных планет?
Прислуга – андроид, вышедший следом из номера, изогнулся змеёй, чтобы нажать кнопку лифта вперёд господина. Бен только зубы сжал, качнувшись в своих лакированных туфлях с пятки на мысок и обратно. В кончиках мысков, кстати, он даже видел своё отражение, настолько они блестели.
«Буржуи…»
А ведь мог бы сейчас сидеть и доделывать БИТа – там делов-то совсем ничего осталось, пару плат аккуратно подсоединить, и можно тестировать ПО… Ладно, три часа придётся вычеркнуть из жизни, вся команда «Рибиэля» ждёт его рассказ, не может же он подвести ребят, зато потом…
Резкий звук – в первый момент Бен затруднился даже определить его природу – буквально прорезал перекрытия. Вторая секунда ушла на то, чтобы перебрать весь спектр известных оповещающих сирен и убедиться, что совпадений не найдено. Следовательно, данные звуковые волны исторгало из себя живое существо.
Да кого ж так коротнуло? – недоумённый вопрос поморщившегося Фалка пришелся как раз в открытые служащим двери пришедшего лифта.
Не могу знать, господин, – бодро отрапортовал молодой человек в униформе, – но смею вас заверить…
Свободен, – прервал его Бен. – И ты тоже, – он буквально задвинул в лифт андроида. – Господин желает остаться один. Пошли вниз, оба. Живо.
Самолично закрыв двери этого аттракциона вероятностей «оборвётся – не оборвётся», Фалк со вздохом облегчения направился к лестнице, скрытой за неприметной дверью. Зря он, что ли, изучил поэтажный план этого строения? Ну, не вызывали у него доверия эти коробчонки на веревочках! То ли дело турболифты на его корабле, за которыми он сам же и следил…
Сбежав на этаж ниже, Бен понял, что источник звука располагался где-то еще, подивился про себя силе лёгких существа, его исторгнувшего, и с интересом воззрился на молодого… хм. Дальше этого определения идентификация не продвинулась. То, что мужчина и не служащий отеля – это точно, униформа отсутствовала. Значит, всё же постоялец, наверное… но вид…
Так, зайдем с другой стороны. Человек, судя по открытым, с лихвой, частям тела строит рожи то двери номера, то зеркалу, висящему рядом, комкая в руках какие-то тряпки. Кажется, у него проблемы с проникновением… и будем надеяться, что только через захлопнувшуюся дверь.
Технический специалист победил.
Кхм… Добрый день. Вам помочь… – окинув еще раз взглядом шорты и футболку в каких-то пятнах, Бен всё же добавил после паузы, – …сэр?
[AVA]http://sh.uploads.ru/KgBmT.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 85. Мы к вам заехали на час