Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 147. Миссия – выжить


Сезон 4. Серия 147. Миссия – выжить

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время действия: 2446 г., 14 марта, 20:00-00:00.
Место действия: каппа-квадрант, планета-колония Фрея, пещерный город Квиринал.
Действующие лица: Анзор Сахим (Дмитрий Корицкий), Мария Кельх (Мария Кравиц), Андреас Лавай (Люций Фарэй), Интар Джар`ра (Кел Мартон), Бенет Фалк (Константин Тьери), С`Андарак (Джек Каннингем).

http://sg.uploads.ru/6Grh1.jpg

0

2

А сейчас от нашего стойбища и гульбища перейдем в святилище и убежище, – здесь, в недавно прорубленном переходе между сотворенных не руками огромных каверн в горном массиве, по-крайней мере, при дыхании клубы морозного пара взгляду не мешали. Все-таки несравнимо теплее, чем снаружи, там снова метель. Просто карма какая-то – приземляться в снега… Шаги доктора звучали гулко, светодиоды на уровне плеч не только ему отмечали направление светлячково-зеленым пунктиром.   
Помпезный овальный стол из корабельной совещательной в скуповато освещенном скальном зале смотрелся до крайности странно, и, пожалуй, еще помпезнее, чем в том помещении, для которого он изначально был изготовлен. Удивительно, но здесь, в неровных каменных стенах этой громадной пещеры, он выглядел не более неуместным, чем в идеально гладких, благородно светлых тритановых стенах «Квиринала». Видимо, в любом антураже находили свое место и были совершенно необходимы некоторые атрибуты торжественности, общих вдумчивых решений.
Просто Скала Совета изнутри, – на ходу выворачиваясь из куртки с подогревом, еще не выйдя на освещенный поярче участок, Анзор коротко и горько усмехнулся. – А мы – рыцари Круглого стола. Хотя скорее – Рыцари отчаяния, оттягали на вечер название у Ордена, нам сейчас нужнее.
Ухмылка пропала, едва старший медицинский офицер вышел из тени – собранным и никаким, будто маску надел. Как говорится: «У нас хорошо, а дома…». Не нужно никому знать, откуда он только что пришел, и что в себе принес. Ни к чему это.
Понимаю, что хочется остаться незыблемыми, но сейчас нас будут зыблить, – окидывая собравшихся цепким взглядом светлых навыкате глаз, Сахим кивнул сразу всем, – и мы будем. Взаимно будем шатать устои и рушить скрепы, как я понимаю. Ладно… Ночь покажет, кто с кем ляжет.
Ну, дамы и господа, как говорится – все ли попили перед пожаром? – спросил он в своей ехидно-наглой манере, придерживая спинку пока пустовавшего кресла, куда собирался сесть. – Начинаем, или ждем еще кого-то?
Будто в ответ у входа послышались шаги – даже индейские корни старпома тут не спасали – по каменному полу беззвучно не пойдешь.
[NIC]Анзор Сахим[/NIC] [AVA]http://s7.uploads.ru/KwEMQ.jpg[/AVA] [STA]Я, голубушка, не хвастун, а гипнотизер-самоучка[/STA]
[SGN]

Самый заботливый гад

Неуспокоенный, крайне активный тип, из тех живчиков, что на одном месте долго не усиживают, в молодости часто переезжают с места на место, меняют дома и квартиры, друзей, к которым просто не успевают привязаться как следует. Род занятий – тоже: сегодня он плотник, а завтра – уже писатель, причем и то, и другое дается ему с легкостью. Целеустремленность его не знает границ, он настолько амбициозен, что начать любое дело с нуля и довести его до победоносного завершения – просто дело чести. Может освоить любую профессию, не только если жизнь заставит, но и чисто из принципа, для самоутверждения. Мужик, который что угодно будет делать хорошо, не просто отлично, а лучше всех. А уж если стезю свою, по душе, или друзей он выбрал окончательно – служить им будет верно и честно, со всей страстью и старательностью. То и другое при этом прикрывается язвительностью на грани фола, а иногда и за гранью, ехидством и ежедневными тренировками окружающих в ненависти к «злому Анзору». Невыносимый, надменный циник, у которого, однако, в хозяйстве идеальный порядок и подчиненные бегают, как наскипидаренные, когда это необходимо. Сам начальства не боится совершенно, ибо выгоды для себя не ищет никогда, а ради дела протаранит что угодно. Нескромен, необходителен, бесстрашен и при этом потрясающе везуч.

[/SGN]

Отредактировано Дмитрий Корицкий (20-04-2019 00:29:30)

+7

3

Во песнь, блин блинский, Льда и Пламени! Аж выть хочется.
Машка съёжилась за столом – гордо так, почти под локтем у капитана, от которого, как от печки, теплом пыхало. Как бы не обнять тут невзначай. Холодно!
Ещё кто-то шёл по каменному коридору. Как в древних цитаделях или где-нибудь там, у монахов... В катакомбах, да. Только туда черепушки готовые скидывали, а мы пока что только столы и самих себя. Вроде бы ещё живы, Йорики.
Глава СМО, кажется, ещё капельку полысел с их последней встречи.
Кто ж с него, бедолаги, клочьями волосню-то дерет? Знамо – стресс, так, может, витаминчиков бы покушал... У, всё, лицо лица – это серьезно. Надо это... Собраться как-то.
Маша поподжимала попеременно ягодицы, уселась ровно и потянулась, мигом ловя озноб: шее, лицу и запястьям хорошо было закапываться в тёплую ткань. Да ещё этот одеколон капитанский – или джаффы такие вкусные по определению? Ещё не пробовала – нос щекочет. Точно, обнять и не отпускать.
СМО. И Советник. И Сайк. Он откуда такой полудохлый-то, вождь? Вот вам и гуманность Звёздного флота, и рабочий день нормированный! Что ни делай, а у этой Вселенной карма на тебя всё же одна. Недосып – он и на Капелле недосып.
А мы ждём кого-то? – Машка покосилась на капитана; принимать независимый вид, когда холодно и печально, как-то было не в тему. – От кого ещё независимый, капитанкой опять стала? Да ещё этот госпитальер со своими глазами чёрными – вот-те крест, у чистых бетазоидов теплее будут! – смотрит. Смотрит, смотрит... Чего уставился-то? Вон, лучше СМОшнику нашему плешь проедай или Сайку, ему пофиг... Ему вообще пофиг всё, он спать хочет. Такие синюшные синяки – это ж не каждым карандашом нарисуешь...
Тихо-тихо. Одно отъехидствовало, а второе ещё не храпит. Капитан сейчас что-нибудь скажет, все рассядутся чинно, и ручки сложат на переднички, и будут думать думы. Наверное. Кто-то, может быть, прям сейчас думает, только Маше прохладно как-то что-то мыслить без внешнего стимула.
Огласите повестку, что ли... Говорят, математикам нравится холод в аудиториях. А гуманитарием – тёплые батареи и отсутствие сквозняков. А я, значит, неудачный гибрид такой, всё самое плохое перенявший: тепло люблю, а морда математическая...
[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (19-04-2019 20:27:33)

+7

4

Дышать приходилось мелкими порциями, и о медитативном глубоком дыхании на морозе можно было забыть. А значит, Лавай был раздражен выше обычного. Раздражен всем, особенно планетой в целом. Зарасти оно всё ромашками, – что за лютый промысел Божий был закинуть специалиста по переговорам туда, где и слова выдавить через холод и жгучие клубы дыхания жалко, да и с кем? Дроны пока не обнаружили никого, кроме невероятно живучих ледяных насекомых-кровопийц, а с ними вести переговоры даже бетазоид предпочитал оружием.
Мороз создавал напряжение, стресс и изнуряющую, давящую усталость. Вскоре это начнет сказываться. Лавай успел перелистать в корабельной библиотеке файлы по психологии Крайнего Севера на Земле, изученноно весьма неплохо, и подобных ему планет, изученных по-разному. Не утешало.
Он со сдержанной неприязнью думал о враче. Недавно с Анзором они вежливо разругались, и это был не первый раз. Но – Господи, покорен я воле Твоей! – Анзор был именно тем, кто мог и должен был понять неизбежность некоторых решений в создавшейся для них всех ситуации. И Лавай, кроме незначительных сентиментальных отклонений, не видел в нем признаков тупости или малодушия.
Да, у Советника госпитальеров были основания считать сантименты привязанными к этим двум непочтенным качествам.
Вздрагивая от холода, когда порывы ветра дергали его за одежду, уткнув нос в синтемех – лучший мелкий фильтр для дыхания на морозе за все века изысканий, – Лавай добрался до подъема в пещеры и почти с наслаждением ощутил вокруг себя обледенелые на входе стены и камень под ногами. Здесь еще предстояло обустроить базу, выставить герметичный тамбур, обеспечить тепло – всему этому будет требоваться энергия, еще один вопрос выживания, – а пока теплоизоляцию обеспечивала длина коридора, наспех обустроенная пластами нарезанного слежавшегося снега, наподобие эскимосских и́глу.
Спасён потомок, не забывший опыт предков, что и говорить.
Лавай вошел в пещерный зал, слишком большой, чтобы они могли его обогреть полностью, но самый малый в пещерной цепи. Будь перед ним задачка по этнографии, именно в таких пещерных лабиринтах он стал бы искать доминирующее население планеты.
Всё складывалось к тому, что доминирующим населением здесь предстоит стать им, выжившим с Квиринала.
Он кивнул, приветствуя отдельно своего заклятого... союзника Анзора, и обронил в пространство, ко всем остальным:
– Мир вам. Да снизойдет на нашу встречу благословение Божие. Можем начинать.
Лавай не знал, что думает женщина-офицер, при взгляде на него отведшая взгляд, но неприязнь ощутил. Что ж, сам он тоже не источал сияния добра и вселенской любви и пока что не собирался источать ничего похожего, да и ничего другого – тоже. Способности бетазоида создавать гармоничную среду общения требовали сил, а тратить энергию по пустякам в этом высасывающем души холоде Андреас намеревался предельно экономно.
– Капитан, доктор, задач... – привычно уклончиво он избежал слова «проблем», а оно напрашивалось само, – ...у нас предостаточно, есть смысл их озвучить для всех собравшихся.
«Отче наш, Сущий на Небесах...»
Молитвенная медитация, быстрая, привычная, подчинила Андреасу его мысли и помогла выстроить схему предстоявшей беседы. С различными возможными её отклонениями.

[NIC]Андреас Лавай[/NIC] [STA]Причиняю добро[/STA] [AVA]http://sh.uploads.ru/3DXp6.jpg[/AVA]
[SGN]

Береги Вселенную, мать твою!

И кто бы мог подумать, что советник Андреас Лавай – сын бетазоидской аристократки? На вопрос «а кто у нас муж?» она отвечала лишь скромной улыбкой. Желающие всё-таки дознаться получали весьма скупые данные – мужа и не было никогда, и кто отец ребенка – семейные предания Лавай тщательно умалчивали. Слухи же о том, что это был кто-то из людей Хана, а то и сам Хан – всего лишь слухи, кто ж им верит. Излишне любопытным оставалось судить лишь по результатам случившегося мезальянса в виде, собственно, самого Андреаса, а всяко получалось, что его юная мама явно сблудила с кем-то с Темной стороны, потому что бетазоиды мягкие-милые, но метис получился совершенно не в эту породу...
Дипломат в прошлом, и орден он для своих целей тоже использует, хоть и не во вред ордену – циничный, расчетливый, уставший от суеты мирской, видящий корыстные побуждения во всех и каждом, эдакий своего рода командор средних веков: «Подъё-о-ом! Выезжаем за час до рассвета, надо облагодетельствовать еще три сектора!». 
За время в ордене создал личную информационную сеть, у него куча знакомых, кому он как-либо помогал, или другими способами заручился их дружбой, во время миссий не гнушается пользоваться развитой эмпатией и не настолько развитой телепатией, его основная манера ведения переговоров – шантаж: «Что значит – заложников не отпустите? Да, по сути, плевать, что там будет с теми заложниками, мы сейчас вам на башку мини-атомную бомбу зафугасим, так что все нормально станет, но есть один момент – у тебя, приятель, там-то есть приют для кошечек-собачек, который ты спонсировал, не отпустишь заложников – собачкам тоже капец», или «Знаешь, парень, делаем так: я никому не говорю, а ты бросаешь это все и сматываешься туда-то. Мой приятель поможет тебе там устроиться на работу...», или – «Мужик, ты ахренел, такое делать? Думаешь, я не знаю, что в двух парсеках отсюда живет твоя старушка-мать, которая понятия не имеет, чем ты занят? А хочешь, она узнает, м-м?».
Да, он, что называется «преданный доброму делу мерзавец», да, его девиз «Мир этот – бардак и дрянь, и не достоин существования, но пока я жив, он не посмеет стать еще хуже!».
Однако это чертовски результативно.

[/SGN]

+7

5

Начнем. Долго говорить не буду, чтобы не дать шанс уснуть, – в таком холоде разве что вечным сном. и не заикнуться о том, что предки были с жаркой планеты, где слово «снег» переводится предложением и описательно. Это ему уже привычно, холод и холод, в казармах не теплее было, а по сравнению с E.D.N. III – курорт. Без акридов. Спокойный. – Улететь отсюда возможности нет. Или мы ее не нашли. Следовательно, нам придется колонизировать эту планету. Со всеми вытекающими отсюда проблемами, обязанностями и решениями. Для тех, кто в учебных заведениях проспал базис биологии, повторяю две задачи любого живого вида. Выжить и продолжить род. И если с первой у нас не будет особых трудностей – большинство привычны и не к такому, остальным условия создадим, то со второй... Проблема размножения в условиях ограниченной популяции должна быть искусственно подконтрольна.
Высказался. Сразу и в лоб, как привык говорить с равными. Не девочки – прости, Мария, сейчас и ты прежде всего офицер, о твоем женском предназначении поговорим позже, если не убьешь.
Док, думаю, вы объясните принцип лучше меня, – и сесть, позволяя Маше придвинуться ближе. Нет, все понятно, тепло ищет. И нечего так завистливо зыркать, вам тоже никто не мешает, девиз Ордена Подвязки любой процитирует.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

Отредактировано Кел Мартон (02-06-2019 16:55:38)

+7

6

В тонких рабочих перчатках руки начинали неметь от холода через двадцать минут, это Бен выяснил опытным путем. Вернее, он-то специально не выяснял, опыт сей сам припечатал неизбежностью реальности, данной в ощущениях в этой точке пространства, здесь и сейчас – реальности, повторяющейся с точностью эталонного хронометра, хоть свои часы по нему сверяй. И бесполезно прыгать-дергаться, в надежде согреться внутренней энергией – это техник понял уже методом «научного тыка» хаотичных метаний собственной тушки, понял быстро, еще в первые дни вынужденной зимовки, и просто принял безысходность начальных условий, бережно экономя внутренние ресурсы.
Вот и сейчас он просто вздохнул – холод здесь, что ли, особенный? – кстати, можно задать вопрос Анзору при случае – и убрал руки в варежки с внутренним подогревом, автоматом активировав на поясе стандартный режим, заодно выключив налобный фонарь и натянув маску-балаклаву. Пять минут тишины. И лицо пусть погреется. Он уже почти полтора часа лазил тут, по второму каменному залу в анфиладе пещер, вместе с БИТом, прикидывая пути прокладки кабелей, места крепления арматуры и всякую прочую техническую рутину. Заблудиться он не боялся, ибо в глубину этой расширяющейся «глотки» местного дьявола, ни дать, ни взять, лезть не собирался, а второй зал предварительно исследовали уже досконально.
Стены чуть флуоресцировали в темноте, давая тот минимальный источник освещения, чтобы не оказаться в полном мраке, и Бен привычно собрался посвятить эту передышку мысленному рисованию и продумыванию плана коммуникаций… а вот хрен вам!
Из первого скального зала явственно послышался шум, да четко так, словно он сам находился там, а не за несколько десятков метров от прохода… Вот же ирония акустики! Еще один опытный подарок реальности – случайно оказаться в точке пересечения отраженных от причудливо-ломаного рельефа стен звуковых волн именно в тот момент, когда эти волны было кому послать… А кому, кстати, приспичило?
Ноздреватая каменная недоколонна-сталагмит закрывала прямой обзор на железное бельмо этого круглого стола (другой ассоциации у техника не возникло), притащенного в первый зал – ну да, неискоренимое желание человека «обжить» занятое пространство, хоть табуреточку, но поставить, гордо давая понять – царь пришел! Цари, merde*,  в жо… на задворках вселенной…
Нажав на корпус крутившегося рядом на стене БИТа, давая тем самым приказ «замереть», и медленно выверяя каждое движение и точку, куда ногу поставить – любой земной ленивец от зависти бы удавился – Фалк бесшумно приблизился к сталагмиту и немного сместился в сторону, корпусом прячась за камнем, а глаза-лупалки выставив в так удачно имеющуюся тут каменную развилку. Звук не исчез, даже стал громче немного, и обзор открылся, по прямой, меж хаотично набросанных каменных «идолов» лег, аккурат на всю компанию, собравшуюся за столом.
– «Тюю-ю», – Бен даже присвистнул мысленно, плечом найдя удобную выемку в камне, чтобы прислониться, – «Ты погляди-ка, одни шишки, словно елку тряханули… Тайная вечеря прям… Ну что ж, послушаем… тайны квиринальского двора».
Заметить его от стола было невозможно – рабочий комбинезон сливался в темноте с камнем совершенно, а всякую свето-визуальную «опознавальщину», положенную по уставу, Бен, находясь один, не задумываясь, отключил еще в начале своего визита сюда – экономия энергии, да и… повезло, однако, как ни крути.
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]
------------------------------
*merde (фр) - блин (литер.)

+5

7

М-да, всем выйти из тени, что называется, во всех смыслах этого многозна-а-ачненького выражения. Еще более многозначно, то есть многокрасочно и непечатно, захотелось выражаться Сахиму, когда мистер Монгво таки выгреб на место, где посветлее, но доктор сдержался – и сам не любил грязной брани, хотя умел, так что гнулись деревья, дамы и ложки, и капитан-импозантище ее не терпел. Старший медик корабля… ах, да, уже колонии, не нахмурился, наоборот – его лицо еще сильней закаменело в надменности, так что всем стало понятно – «злой Анзор» копит яд, а значит, вот-вот начнет жалить направо и налево, а также наикосок и каждого десятого в строю… даже если строй этот устроился сейчас вокруг стола на манер камелотских сидельцев. Собственно, он и сам успел воссесть. И воззриться – на старпома.
Мистер Монгво, я бы попросил, – проронил доктор в мерзлой паузе негромко и гортанно, – я бы попросил…
Ну же, Анзори! Тебе сложно сказать человеку, чтоб он отвалил? Это же твое хобби!
Хорошо, я понял, это ваша жизнь, гробьте её дальше. Я подожду.
Чего? – вяло удивился старпом. Огрызнуться активнее у него не было сил, видимо.
Момента сказать «Я же говорил» над вашим бездыханным телом! Сколько вы не спали, больше полутора суток? Вам нечего равняться на капитана, вы не джаффа, – воздух в пещере был на порядок теплее, чем ровный голос Сахима. – Думаю, мы переживем, если здесь сейчас на одну косу в нашем отряде смерти станет меньше. – Доктор всех обвел взглядом вопросительным и таким вымораживающим, что, кажется, температура в помещении еще на несколько градусов упала, потом прикрыл тоже уставшие от вечного недосыпа глаза, откидываясь на высокую кресельную спинку, пробормотал …ну почти примирительно: – Или хоть тут прикемарьте, в кресле, не думаю, что вы на данный момент способны на что-то еще.
Стареешь, доктор, уступчивым стал. – Анзор поджал губы и недовольно зыркнул на советника – с этими черноглазыми, полукровки они, не полукровки, ухо востро надо держать и думать с сугубой осторожностию. – Тем более, поцапались опять недавно, отомстит ведь, уест, скотина госпитальерская, – последнее определение СМО не без удовольствия и злорадства мысленно произнес с наивозможной четкостью, взирая на провещившегося рыцаря высокого сана.
Забота у нас простая, задача наша такая, – без приязни отозвался доктор на его речи, дав капитану договорить. – Вот вам ситуация и в моем кратком изложении: мы сели на планете, основали колонию, теперь первоочередная задача, как уже озвучил мистер Джар`ра – размножаться, чтобы сразу обеспечить популяции генетическое многообразие на будущее, так? Все особи, способные к естественному размножению, должны быть использованы, так? Тогда поздравляю, господа и дамы, на повестке дня практическое занятие, задание по вопросу реального гуманизма, которое нам предстоит решать. Одно из многих... – Анзор, не скрываясь, вздохнул, облокачиваясь на ледяной даже сквозь рукава стол, и сцепил пальцы в замок перед собой, опуская глаза. – Надеюсь, вы понимаете, что случай дал нам божественные полномочия, и… «Тогда сели боги на троны могущества и совещаться стали священные». А дальше начинаются проблемы выбора наименьших зол: например, есть капитан-джаффа, здоровый мужчина детородного возраста, но... джаффа. – Сахим глянул на капитана – и не прочесть в глазах сочувствия, одно прохладное «простите, Интар, ничего личного». – То есть особь, живущая только на лекарствах. Допустим, на всю его жизнь их хватит, у нас есть репликаторы. Допустим, даже на детей-внуков-правнуков. Но его потомки в пятом-седьмом поколениях, а то и дальше, тоже будут зависимы, и не факт, что препарат у них будет, а без иммунитета... ну сами понимаете. Какой-то процент потомства будет неизбежно гибнуть по достижении возраста Прим`та, не доживая до зрелости. Но определенный процент выживет – и даст потомкам выносливость, силу и все хорошее, что обеспечивают гены джаффы.
Как говорится, «Когда зло борется со злом, одно из них обычно считается добром».
Скажите, как мне быть? Обречь часть потомков на смерть, или вообще не давать капитану иметь детей и обрезать эту эволюционную ветку? – такие вопросы не решают в одиночку, для того и совет. А ведь это действительно только первая проблема – вот так, навскидку.
[NIC]Анзор Сахим[/NIC] [AVA]http://s7.uploads.ru/KwEMQ.jpg[/AVA] [STA]Я, голубушка, не хвастун, а гипнотизер-самоучка[/STA]
[SGN]

Самый заботливый гад

Неуспокоенный, крайне активный тип, из тех живчиков, что на одном месте долго не усиживают, в молодости часто переезжают с места на место, меняют дома и квартиры, друзей, к которым просто не успевают привязаться как следует. Род занятий – тоже: сегодня он плотник, а завтра – уже писатель, причем и то, и другое дается ему с легкостью. Целеустремленность его не знает границ, он настолько амбициозен, что начать любое дело с нуля и довести его до победоносного завершения – просто дело чести. Может освоить любую профессию, не только если жизнь заставит, но и чисто из принципа, для самоутверждения. Мужик, который что угодно будет делать хорошо, не просто отлично, а лучше всех. А уж если стезю свою, по душе, или друзей он выбрал окончательно – служить им будет верно и честно, со всей страстью и старательностью. То и другое при этом прикрывается язвительностью на грани фола, а иногда и за гранью, ехидством и ежедневными тренировками окружающих в ненависти к «злому Анзору». Невыносимый, надменный циник, у которого, однако, в хозяйстве идеальный порядок и подчиненные бегают, как наскипидаренные, когда это необходимо. Сам начальства не боится совершенно, ибо выгоды для себя не ищет никогда, а ради дела протаранит что угодно. Нескромен, необходителен, бесстрашен и при этом потрясающе везуч.

[/SGN]

Отредактировано Дмитрий Корицкий (19-04-2019 21:48:32)

+4

8

Тёплый джаффа, добрый джаффа, правда, не рыжий и не из Ирландии... – Лет десять назад Машка бы гордо вытянулась в струнку, отморозила бы зад и все уши, сдохла бы, но не стала пользоваться благородно предложенным боком. За десять лет люди меняются... Иногда даже умнеют.
Придвинувшись на приличествующие сантиметров пять, Маша успокоённо выдохнула облачко пара и немножко осела на стуле: стало почти тепло. Почти — потому что второй бок остужался госпитальером, главСМО и местным чудным воздухом, едва не застывающим в жидкость.
Значит, плодитесь и размножайтесь, как завещал великий Ленин, – кивнула Машка, потому что не кивать было нельзя, и устало взглянула на свернувшегося в кресле Сайка. Аж колени к груди подтянул, сейчас ведь засопит, сладенький. – Поиграем немного в бога. Уходим, так сказать, в жуткое прошлое, скатываемся к нашим истокам. Скрепы, мать их, традиции...
И почему я так зла?

Вопрос казался философским, но расчленению, конечно, подлежал. Гнусный озноб залез теперь под кожу, растопленный обаятельным капитаном, и сидел там, точил потихоньку кости, грыз волокна усталых мышц. – Сейчас бы так свернуться, как Сайк, и лежать себе тихо в креслице... Все равно мне пока что слова не дадут. Больно надо, блин. Будто бы есть, что сказать...
Что-то от этих фраз очень общих, банальных и предсказуемых – ну а что прикажете говорить этому Сахиму в нашей нынешней ситуации – делалось неприятно. Машка, снова поёрзав, обняла себя руками и нахмурилась, глядя в стол.
Ситуация, конечно, патовая. Планета на задворках анатомии, мы – на ней, всем скопом. Корабля нет, сигнал никто не ловит уже которую неделю, вокруг зима. Надо устраиваться здесь, плодиться и заселять планету. Что ж это меня так ёжит нещадно?
Как раз время понять, какой стати организм так пугающе реагирует. Капитан – это всё-таки капитан, с ним и сами СМО разберутся, и он сам разберётся – дельный ведь мужик, мозг на месте. В конце концов, можно не переживать, дети будут его, не мои...

Загривок ощетинился, под кожей спины деревяшками встали мышцы, а на ней волоски – дыбом, от розовых прядей затылка до пушка на ногах и копчике. Сжав край форменки, Машка вытолкнула из гортани тугой воздух и снова втянула:
Тихо, тихо. Спокойно...
Боги, значит. Боги. Успокойся, Машуня. Выдохни. Пусть они обсуждают джаффу, а ты мерно дыши. Медленно, как вулканцы при медитации... К черту, к черту! Какого х** я... Для чего?! Для чего размножаться в жопе мира, в середине триждывы***нного нигде? Для чего ставить цель, для которой всем придётся скатиться в диктат, причём более чем военный, и первобытное общество выживальщины и плодячки? Почему сейчас здесь эти мужчины, совершенно не рожающие мужчины, в праве выбрать стратегию жизни? Почему... Почему я, я, капитан, офицер, я, почему я должна буду – это!
Потому что особь. Скоро будешь ещё и с номером,
– улыбнулось мягко подсознание. – Будешь с бирочкой или с клеймом в ухе. И командование будет тебе выбирать, с кем спать и от кого по штуке в год плодить детей, как и всякому общественно полезному биологическому существу. Твоя цель, как цель любой белковой жизни, состоит в репликации ДНК и передачи его новым особям. В продолжении рода. Логично же: женщин мало на «Квиринале», сильно меньше, чем мужчин. То-то не позвали сюда делегаток от Ксуранга: они все барышни, почти все – детородного возраста, что же им на совете делать? Совершенно, совершенно нечего.
Мы здесь для великих целей, – медленно выдохнула Машка, распрямляясь, как золотистая швейцарская пружина. – Для великих целей – метаболизма и репродукции. Притормозите, Сахим, у аудитории имеется вопрос. При всём уважении к капитану – есть ли у нас альтернатива строго подконтрольной плодячки, и какими методами эта дрянь будет осуществляться?

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+5

9

Невероятный, жгучий холод. Кончики ушей, запрятанные в мех анорака, надетого поверх зимнего комбинезона, покалывало, пальцы свело. Внутренние органы работали вполсилы, сберегая тепло – так и будет продолжаться, если не двигаться. А если пошевелиться пободрее, то выплеск гормонов воспламенит клетки, но быстро сожжет энергетический ресурс. Тема, поднятая на Совете, очень важна. Наверняка научный отдел уже рассматривает варианты скрещивания так, чтобы минимизировать процент мутаций. Неизбежный, кстати сказать. Об этом тоже надо подумать: детей-мутантов нельзя оставлять в живых, но умерщвлять их – слишком давняя и жестокая практика, чтобы прогрессивное человечество ею пользовалось даже в суровых условиях колонии. Подумал и о себе: обречен на одиночество и бездетность. Нет, ходили слухи о возможных гибридах человека и вулканца, но – слухи. Кроме того, предпочтительнее сохранить породу в чистоте. И последний аргумент: как можно сосуществовать с женщиной, которая состарится, пока ты еще молод, да и чувствует половину от твоего. Хотя о чем это он? Полноценных пар не будет – во имя генетического разнообразия, что вполне согласуется с основным принципом философии Сурака. А у него надежды на полноценный мелдинг или нахождение т'хай'лы нет вовсе. Поэтому стоит сосредоточиться на своих прямых обязанностях – улаживать конфликты, воспитывать юношество, прививать верные принципы сосуществования. Возможно, пригодится физическая сила и обширный свод академических знаний...

Взгляд С'Андарака остановился на Анзоре: чем-то он притягивал его и отталкивал одновременно. Безальтернативный и нелогичный – как такое может быть? С'Андарак прикинул процент успешности осуществления плана Сахима: 26,7%, при этом шанс на то, что уровень культуры упадет до примитивного уже в шестом поколении – не меньше 17%, сокращение популяции из-за преобладания мужских особей составит 40,3% через 50 лет... И это – без учета случайных смертей, которые будут уносить 1-3% населения в год. В целом, основывать колонию при таких неблагоприятных условиях – бессмысленно. Но говорить об этом Сахиму или, тем паче, капитану бессмысленно тоже. После Совета он представит свои выкладки капитану, но шанс на то, что он их примет к действию – ничтожен.
Очень холодно. На самом деле он обязан встать и рассказать о своих сомнениях членам Совета, но холод так выжигает  изнутри, что энергии остается только на то, чтобы думать. Великий Сурак! В таких условиях нельзя терять на капли самоконтроля, а ведь стресс провоцирует неконтролируемый выплеск эмоций...
С'Андарак нашел Анзора глазами – начальство, вроде, совсем не ощущало давящего, мертвящего холода и, вольготно расположившись, излагало теорию за теорией.
Смотри на него. Следи за его губами, руками, утони в темных глазах, дыши его легкими. Сконцентрируйся на этом грубом, самовлюбленном, но таком живом человеке – и его тепло согреет тебя. Ваши сердца должны застучать в унисон... Вроде бы, получилось – стало чуть легче. И сразу стало заметно, как взъерошена Мария: её что-то сильно возмущает, но она молчит... А, вот оно: при планировании репродукции не учли мнения женских особей!
И тут же, под влиянием ли эмоций Маши, прочувствованных особенно остро, от заимствованного ли тепла Сахима, от ослабления ли моральных скреп, только губы сами разжались, и еле слышно, но с явным сарказмом в голосе С'Андарак выдал вариант решения конфликта:
Матриархат... – шепотом, еле-еле. И закрыл глаза – слишком много сил понадобилось, чтобы выдохнуть остатки тепла и вдохнуть острый, колючий воздух. Плевать на реакцию, как сказал бы любой из них. И он так может.
[NIC]С'Андарак[/NIC] [STA]Не сползает[/STA]

Отредактировано Джек Каннингем (19-04-2019 23:55:16)

+6

10

Мистер Сахим, вы сейчас мне будете рассказывать о генетическом контроле и его правомерности? Ведь прекрасно знаете мой ответ, очевидно, вам просто хочется услышать его при всех. И вы, как никто, понимаете, что это неизбежно. Что мы сейчас не можем допустить многого. Что, принимая груз ответственности и власти, замараемся в диктат, без которого на первых порах не выжить, в непопулярные и необоснованные на первый взгляд приказы. Чтоб потом нас – хорошо, если бы только меня – винили в абсолютизме и захвате власти. Но нет иного выхода. И я буду действовать, как сочту нужным.
Для матриархата у нас недостаточное количество изначально лидирующих женщин, сильных настолько, чтобы удержать нестабильную власть, не обоснованную ничем, кроме эмпирической необходимости, очевидная реальность которой видна лишь немногим. Как, впрочем, и для естественного способа контролируемого воспроизведения вида, – офицер Кельх, этот легчайший жест бровями вам. Как можно, из столь прекрасных уст – и «подконтрольная плодячка»... – Думаю, что у нас достаточно оборудования и техников, чтобы воспроизведение четырех первых линий с естественным разрывом в пять лет проводилось «in vitro» и под полным генетическим контролем даже с учетом того, что в достаточно древнем методе анализа амниотической жидкости или ворсинок хориона есть возможность оценки геномного набора на этапе имплантации бластоцисты. Только «in vitro» на этом протяжении, чтобы обеспечить равные условия всем родившимся. Поскольку мы не имеем права навязать материнство тем, кто этого не желает, износить организмы наших женщин столь частыми родами. А в данном случае по расчетам даже не потребуется гормональная стимуляция при сдаче яйцеклеток. И мы не навредим их здоровью. Контроль за геномной составляющей, как и контроль за организацией общества будет сравним с диктатом. И это придется принять. Всем. Не буду напоминать, что иначе мы не выживем, не сможем удержать уровень культуры даже на несколько поколений. Сейчас, по первоначальным  раскладам без учета рас, введение генофонда которых требует дополнительных усилий, у нас вариативность выбора в первом поколении составляет восемьдесят семь процентов от общего населения колонии. Во втором и третьем, при грамотном подходе, она будет уменьшаться на семь процентов на поколение, к четвертому – на тринадцать. Без доступа новой крови при регулируемом подборе продолжения рода мы можем обеспечить генофонд социума на период, достаточный для начала мутационных процессов на геномном уровне. Расчеты здесь.
На стол перед присутствующими был положен текстовый падд, индикатор загрузки которого был близок к красному.
И к вопросу диктата и управления. На данный момент личное оружие есть исключительно у членов экипажа и у рыцарей Ордена, все жизненно важные объекты под сменным круглосуточным контролем СБ, все личное оружие пассажиров изъято под правдоподобными предлогами. Доступ к боевому оружию, кроме личных фазеров, ограничен списками офицеров, принимавших участие в военных операциях, либо лично по моему выбору, – Интар внимательно посмотрел на всех присутствующих. – Надеюсь, что объяснять целесообразность подобных мер, мне нет необходимости. Техника также под контролем, дежурство СБ ведется уже достаточное количество времени. И мне действительно доставляет радость сообщить, что попыток сознательной или неосознанной диверсии, как и попыток воспользоваться ею в личных целях, нарушающих жизнеобеспечение колонии, не предпринималось.
Что же, теперь у вас есть повод обвинить капитана, в чем угодно. И вместе с тем… выполнять приказ всегда легче. Вы ничем не замараете себя, офицеры. Ничем. А мне… Уже безразлично, какая грязь летит в мою сторону, но «Квиринал» будет жить.
Мистер Сахим, я не считаю вмешательство и разумную коррекцию генотипа на начальном этапе развития преступлением против жизни. И доверяю нашим медикам, зная, что они не ошибутся. Но если для вас подобное неприемлемо – я не буду настаивать на включении этой аллели в генофонд.
Джар’ра остался стоять, готовясь принять и ненависть, и возражения, и вопросы «как вы могли устроить подобное».

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+4

11

Хочешь ли ты изменить этот мир,
Сможешь ли ты принять, как есть,
Встать и выйти из ряда вон,
Сесть на электрический стул или трон?

– «Вот оно значит как…» – Бен аккуратно устроил руку в перчатке на камне, уперся в неё подбородком. Большинство этих заумных биологических и медицинских терминов он улавливал на уровне смысловых оттенков – но ему-то много и не надо было. Смысл – вот главное, а он сейчас заключался в том, что жить они будут по законам жесткого диктата…
Тайны… Не любил он это слово. Его технический склад ума четко определял себе, что любая тайна – это недостаток информации. Проще – отсутствие необходимых данных, только и всего.
Да-а… Еще несколько дней назад он надеялся – негласно, конечно, как и все на «Квиринале»… или теперь будет правильнее говорить в «Квиринале», имея в виду пещерный город, а не призрак звездолета, растворившийся в прошлом – надеялся на то, что очередная петля прервется и начнется новая реальность. А вот фиг вам! Момент перехода, к которому уже и привыкать стал, прошел по времени – а ничего не изменилось. И означать это могло только то, что время вошло в свой привычный ритм, колею, орбиту – да черт знает, во что оно там вошло – только меняться ничего больше не будет… И жизнь у них теперь снова одна, и она на этой вот планете, которую им предстоит осваивать, ибо другого пути нет… Уже нет.
Ирония. Чья же это изощренная ирония выкинула их сюда, офицеров ЗФ спустила на землю, грешную ли, нет ли – будущее только и покажет – и заставила заниматься делами, и решать вопросы отнюдь не космические?
Прав капитан. Они должны выжить. И хоть естеству Бена немного претило слушать про подконтрольное размножение, он понимал, что другого пути удержаться на верхней ступени эволюции нет… можно поматюкаться про себя, можно поиронизировать, даже постебаться можно, но когда будет приказ – ты встанешь и пойдешь выполнять, потому что офицер, потому что присягу давал – служить. И не важно, что очутились в ебенях неизвестных и вернуться нет никакой возможности. Зато есть капитан – и плевать, как его назовут здесь, смысл от этого не меняется. Капитаны бывшими не бывают. Только вместо управляемого корабля у него теперь целая неуправляемая планета, летящая по своей орбите. Всё равно же летим, только масштабы больше, а к пульту управления путь отрезан.
Бен тихонько вздохнул.
За всеми этими хозяйственными хлопотами он как-то не задумывался о том, как это непросто – принимать решения не за себя, за всех.
Офицер Кельх недовольна… Он понимал её, какой-то частью разума. Остальная же часть упорно твердила, что приказы капитана и она выполнит. Через «не хочу», через «не нравится» – потому что офицер.
И потому что теперь у них одна миссия – выжить. И не потерять себя.
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+5

12

В ответ на оброненное закоченевшим до полусмерти вулканцем словцо глава медслужбы только фыркнул – всяк кулик тащит в обиход обычаи своего болота, это даже нормально. Капитан говорил… по-капитански – взвешенно, убедительно, дипломатично. Положено ему так, и вообще – это же Интар Джар`ра, мистер Галантность, краса и гордость. Образец поведения и все такое. Цинику-медику такие вериги и не к лицу, и не по чину, так что… Сказать, что Сахим смотрел на провещившуюся мисс Кельх с недоумением – значит, не сказать ничего. Породистое, хоть и сомнительной красоты лицо СМО после того, как перестало быть маскообразным, выражало то самое брезгливое изумление, с каким, как говаривал дед Вахтанг, пролетариат взирает на вошь, а Ленин – на буржуазию.
Бабы – дуры, и не потому, что дуры, а потому что – бабы, – авторитетно поделился Анзор, ничуть своей нетолерантности не стесняясь. И чхать ему было на все, на укоризненный взор супер-джаффы в том числе. – Ты извини, Рингольдовна, но в ответ на твои панические кудахтанья ни один нормальный член общества в нашем положении ничего другого не скажет. Мне капитанская обходительность не сдалась, поэтому я честно скажу: я разочарован. Я сильно и глубоко разочарован в тебе лично. Если ты назовёшь нам тут сейчас цели более великие, чем метаболизм и репродукция, я послушаю. Мы послушаем. Ну давай, озвучь, что это. Только не говори, что анархия напуганных куриц.
Он был по-настоящему зол и не скрывал этого. Светлые и острые, как две ледяные иглы, глаза доктора впились в лицо молодой женщины:
На минуточку, кроме нас, других представителей человечества в широком смысле слова, в этой вселенной нет, и если ты предпочитаешь вымирание ради… не знаю, ради чего, то давай сама-одна с этой великой целью вне города манифестируй, да?
Это полуутвердительное «да» Анзор произнес гортанно и гневно, выпрямился в кресле, передёрнул плечами, но отповедь не закончил, выплюнул ещё несколько фраз:
Ты капитан, вроде как, свет-Мария, в недавнем прошлом, так какого ж х…хрена ведешь себя, как институтка пугливая? Да ладно б кто пугал, а то ведь заверещала в худших бабских традициях – сама придумала, сама обиделась. Все, конечно, спят и видят, как тебя-бедняжку насильственно обрюхатить, – доктор гневно фыркнул. – Вот с чего ты, скажи на милость, взяла, что несчастных женщин будут заставлять рожать? С какого перепугу это в твою розовую голову влетело?  Мало того, что это бесчеловечно, (а ты значит, вот так легко, играючи, нам всем, чохом, бесчеловечность прилепила, что оскорбительно), так ведь и нерационально, и невыгодно. Кто ж такие дремучие и неэффективные методы при наших-то технологиях будет использовать? Дала бы себе труд подумать хоть минутку, перед тем как крыльями хлопать, как квочка, которой башку уже оттяпали, сразу бы это уяснила. Не, я не понимаю, как ты кораблём командовала при такой склонности к панике. Не понимаю.
Анзор ерзнул в кресле, поджал губы и будто забыл про Машу, как «забывают» о наказанном ребенке. Взглянул на сладко спящего напротив старпома, мимоходом подумал, что с ним-то всегда меньше всего хлопот, нахмурился, и вот так хмуро ответил Интару:
Я не святоша, капитан, и не считаю жизнь оплодотворенной яйцеклетки священной-неприкосновенной. Если у меня будет разрешение совета и коменданта колонии – буду отбраковывать негодный генетический материал, не вижу в этом ничего негуманного. И вообще, дамы и господа, если вам плохо, подумайте об осьминоге.
Первые проблемы, самые легко решаемые, и уже столько крику, – Сахим откровенно поморщился.
Самые страшные наши враги в ближайшие лет пять – уж точно не диктатура и отсутствие гражданских свобод, – пробормотал он тихо и сипло, подышав в сложенные ковшиком ладони.

[NIC]Анзор Сахим[/NIC] [AVA]http://s7.uploads.ru/KwEMQ.jpg[/AVA] [STA]Я, голубушка, не хвастун, а гипнотизер-самоучка[/STA]
[SGN]

Самый заботливый гад

Неуспокоенный, крайне активный тип, из тех живчиков, что на одном месте долго не усиживают, в молодости часто переезжают с места на место, меняют дома и квартиры, друзей, к которым просто не успевают привязаться как следует. Род занятий – тоже: сегодня он плотник, а завтра – уже писатель, причем и то, и другое дается ему с легкостью. Целеустремленность его не знает границ, он настолько амбициозен, что начать любое дело с нуля и довести его до победоносного завершения – просто дело чести. Может освоить любую профессию, не только если жизнь заставит, но и чисто из принципа, для самоутверждения. Мужик, который что угодно будет делать хорошо, не просто отлично, а лучше всех. А уж если стезю свою, по душе, или друзей он выбрал окончательно – служить им будет верно и честно, со всей страстью и старательностью. То и другое при этом прикрывается язвительностью на грани фола, а иногда и за гранью, ехидством и ежедневными тренировками окружающих в ненависти к «злому Анзору». Невыносимый, надменный циник, у которого, однако, в хозяйстве идеальный порядок и подчиненные бегают, как наскипидаренные, когда это необходимо. Сам начальства не боится совершенно, ибо выгоды для себя не ищет никогда, а ради дела протаранит что угодно. Нескромен, необходителен, бесстрашен и при этом потрясающе везуч.

[/SGN]

Отредактировано Дмитрий Корицкий (08-06-2019 00:49:22)

+2

13

Машка горестно усмехнулась, поведя затёкшим плечом: нет, вулканец не предложил ничего оригинального и стоящего. Слишком мало женщин в колонии, слишком мало из них способны... Кто? Ксурангийская Девятая да вот ещё она сама. Может, ещё старшая девочка из сопровождения, она тоже воспитана матриархатом. Нет, этого недостаточно, как и недостаточно слов одного вулканца, путь и десять раз ксенопсихолога, для убеждения козлов... Активно несогласных граждан с патриархальных планет. Вот и капитан о том, не удивительно...
Что вы, что ж вы на меня бровью-то, капитан? Я ж ещё даже не материлась. Увольте, ругаться – и при вас... Это нужно совсем уважения не иметь.
Или иметь его во все щели, как СМО.
У Анзора глаза холодные-холодные, страшные-страшные, яркие-яркие, как из местного льда – их ещё бы подсветить парой фонарей... И ещё неизвестно, кто б кого, Маша, может, как выразился достопочтенный медик, и «баба», и даже «дура», но...
Sahim, eto obsudim lichno. Ne pri capitane i ne zdes’. I ya vo vseh podrobnostiah ob’yasnu tebe, kak, pochemy i kakoi iz menya capitan. A seichas zakroi rot.
Если этот моральный урод, погрязший в пережитках терранского средневековья, не понимает, что кудахчет без повода здесь только он – это проблема его. Осадить СМО – не машкина задача, объяснить ему ситуацию – не машкина задача, рассказать, какой он козел – не машкина... Сука. Всё стерплю, любую грязь стерплю: и в адрес капитанствования даже, и в про ё****ую натуру, и про кудахтанье, но я, б****, ради чего со старухи-Земли улетала? Ради того, чтобы и здесь какой-то полулысый хрен мне говорил, что я тупа априори? Сахим, ***, ты же медик... Ты же медик. Ты должен, ты обязан был учить биологию, ну...
Вы бы знали, как вы меня разочаровываете, мистер Сахим, – с безграничным спокойствием говорит Маша со слегка подрагивающими крыльями носа. – В обязательные познания второго помощника капитана не входит всестороннее изучение медоснащения корабля. Это ваша компетенция. V etom sluchaie isterichka zdes’ otnud’ ne ya. Kak eto budet na tvoiom urovne... Ti vedesh sebia kak baba, Sahim.
И тихо-тихо, откинувшись назад и уперевшись спиной в спинку кресла, глаза Анзору в лоб:
Chtob tebya eldoj zolotoj v tri ryada vprisyadku pod balalajku s trekhryadkoj da pri vsej yarmarke nedoperevyebali v promudoblyadskuyu pizdoprohuinu. Приношу свои глубочайшие извинения, капитан... Это был вопрос офицерской чести. Решается он либо дуэлью, либо так.
И тоже бровью, разумеется, бровью. Да хоть в карцер теперь кидайте, Интар, мне как-то всё равно.
Благодарю за полный, точный и обстоятельный ответ на мой вопрос. А что касается диктатуры и вопроса оружия... В их целесообразности, не сомневаюсь, уверены все.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+3

14

Вздернуть бровь – и посмотреть на это вот всё... Предложенное не было дискуссионно – это был самый логичный, а значит правильный вывод. Аргументацию, если бы кто попросил, а попросил бы обязательно, С"Андарак с удовольствием от процесса изложит. Но никто не попросит и выживание колонии перейдет на классический для Терры уровень: бесконтрольное размножение, мутации, близкородственное скрещивание, а то и инцесты, моры, стабилизация, взрывное развитие с упадком цивилизации. Если не вмешаются на ранних стадиях внешние факторы, которые выкосят большую часть фертильных особей.
Какой смысл звать его на совет, если на совете этом преобладают эмоции, в том числе гнев, страх и язвительное пренебрежение опытом и знаниями других членов экипажа? Сейчас Сэ даже не стал напоминать, что и он – медик, и неплохой, особенно в академической части. Он вообще о другом думал. В целом, излагать вслух свои доводы в такой обстановке было все равно, что исполнять древние вулканские песни во время горного обвала: грохот заглушит даже самую прелестную мелодику. Следует подождать, пока утихнет камнепад, и даже осыпающаяся мелкая пыль уляжется – тогда стоит снова возвысить голос и попытаться донести до коллег ряд немудреных истин, явно ускользающих от их внимания.
Пока что С"Андарак решил согреться. Он встал и устремил пристальный взор на Анзора Сахима:
При всем уважении, коллега, есть цели, которые отличают человека от животного именно потому, что у животного, кроме репродукции и метаболизма нет никаких забот. Человек же, озаботившись воспроизводством и поддержанием жизни на первом этапе своего развития, открыл глубину научного познания и духовных истин, благодаря чему мы, собственно говоря, здесь. Я бы не стал говорить столь банальных вещей, если бы вы не озвучили явно манипулятивное мнение, опираясь на гендерные стереотипы своей расы. И если уж ставить во главу угла репродукцию, то и строение общества должно быть таково, что наибольшую власть принимать решения в нем должны люди, задействованные в этом процессе.
Он прошелся из угла в угол, бледнея с каждой минутой и дыша на руки.
Напомню, что процессом воспроизводства человека мы не ограничимся – требуется долгое, планомерно и грамотное воспитание. Отмечу – не обучение, это вторично. Воспитание, начинающееся с того, что младенца впервые берут на руки после рождения и обеспечивают ему тесный телесный контакт долгие первые пять лет жизни. Терранская история знает много примеров попытки воспитать детей в отдельных коммунах при посредстве ограниченного числа высоквалифицированных воспитателей. Большая часть этих детей в результате обладала умственной отсталостью. Которую впоследствии так и не удалось компенсировать. Отмечу, что генетический материал у этих детей был первоклассный, так же, как и условия существования.
Следовательно, – продолжил С"Андарак, – мы столкнемся с проблемой нехватки воспитателей при воспроизводстве большого количества детей. Им не будет хватать человеческого тепла и ласки – я сейчас не говорю про вулканцев. Деградация в таких условиях пойдет ускоренными темпами. Также забор яйцеклеток, напомню, представляет собой травматичную для женского организма процедуру, которая сопровождается приемом большого числа стимулирующих гормонов и сильно сокращает срок жизни самой женщины, кроме того, провоцируя ряд заболеваний. Все это я говорю для тех, кто не является медиком, – вежливый поклон в сторону Сахима.
Вариант с выращиванием яичников в изолированной культуре также показал свою несостоятельность, поскольку падение качества зародышей начиналось уже при второй репродукции, приводя к фатальному количеству мутаций. Считаю, что предложение коллеги Сахима возможно, при проведении акции по оплодотворению, например, раз в десять лет, при однократном заборе и криогенизации биоматериала...
Он окончательно согрелся от ходьбы и даже слегка позеленел.
Предполагаю, мне выпадет роль наставника юношества. И ближайшие лет десять я смогу посвятить созданию обучающих программ соответствующего уровня? – вопрос в сторону джаффы, отчаянный вопрос, потому что не такой судьбы хотел себе С"Андарак, нет, не такой... Но сейчас здесь одно слово и один закон: слово Интара и законы логики. Но если во втором он был непоколебимо уверен, то первое казалось первозданным хаосом, за завесой которого таилось нечто неведомое, некий Огдру Джахад...
[NIC]С`Андарак[/NIC]

+4

15

Интар обвел всех спокойным взглядом. Пожалуй, слишком спокойным даже для него, понимавшего, что именно сейчас происходит. У каждого – свое мнение, у каждого – свои страхи, каждый пытается не оказаться в клетке.
Или сделать ее как можно шире? Иллюзия свободы – это когда за всю жизнь никогда так и не увидишь ограничивающих тебя стен. Когда кажется, что все, что ты делаешь – твой выбор, твое решение, потому что «в застенке скорей ты нарвешься на кнут или выстрел».
Каково это, господа офицеры? Принимать решение за себя – легко, есть рамки устава, есть капитан, есть штаб Звездного Флота, дисциплина, долг, честь, у кого-то еще и вера. А теперь? Когда этого нет? Когда это все в такой необозримой дали, что нет перспективы. Прошу ли я слишком многого, собирая вас на такие советы, давая вам в руки самое страшное – возможность решить за других.
У каждого из вас своя правда. У каждого. И будь на моем месте человек – терранец или с любой из колоний, но человек – легко представить себе ответные эмоции «да пожалуйста, ставьте матриарха». Вот такие, которые сейчас у всех. Но я-то на них права не имею. Потому что клетка – внутри меня. Потому что с той планеты, из той расы, где на вопрос «а кто в семье командует – мама или папа» дети могут и забыть об общеобязательном уважении ко взрослым, крутануть пальцем у виска – универсальный жест – и сказать «а зачем командовать там, где любят друг друга». Потому что при попытке выяснить матриархат или патриархат – никто не поймет, чего вы вообще хотите. Кому принадлежат дети? Себе и расе джаффа. Чью фамилию берут? Чья понравилась по звучанию. Кто займет руководящий пост? Простите за подобную грубость, нет у нас таких постов, назначение на которых подразумевало бы наличие тех или иных первичных половых признаков как необходимый фактор, джаффа головой управляют, а не чем-то иным. Все от личности, только от нее – можешь добиться – будешь делать. И при этом – уважение к женщине за удивительный дар миру – новую жизнь. За возможность этого дара, реализуешься в нем или нет – тоже твой выбор, никто не обяжет, никто не упрекнет.
Как легко и как просто – обидеться, что не дали поиграть во всеведущих. И спокойный кивок головой всем присутствующим.
Что же, благодарю всех за то, что вы показали мне сложность всего предстоящего. Мы еще не начинали жить здесь, а жизнь уже вызывает у нас сложности, с которыми – да, я не вправе сейчас делать никаких упреков поскольку осознаю, насколько вы обеспокоены - нам придется справляться. И первое, о чем я пока еще прошу - прежде чем высказывать свое мнение, обдумать, не рассматривали ли его другие. Матриархат, к которому вы призываете, будет реализован в форме не управленческой деятельности, а матрилинейности родственной линии, впоследствии переходящей в социумный адапт жизни. Я вынужден настаивать на том, чтобы должности управления и принятия решений занимали специалисты в той или иной сфере по образованию и личностным заслугам, а не по гендерной принадлежности.
Интар внимательно посмотрел на присутствующих. Пожалуй, слишком они тут засиделись, но выяснить все придется. Психолог молодец, хотя бы нашел в себе смелость встать и пройтись, не хватало еще после совета обеспечить Анзора пациентами. А судя по тому, что он и сам здесь - возиться будут и с ним.
А теперь разрешите мне озвучить реальную цель этого Совета для тех, кто ее еще не осознал или просто почувствовал, – Интар расстегнул теплую куртку, снял ее и осторожно, стараясь не разбудить, укрыл ею Сайка, оставаясь в форменном кителе, надетом на "водолазку". Что бы ни подумали, заснуть в ледяной пещере легко, но остальные хотя бы двигаются, а за него страшно. Выговор будет потом, сейчас сделать все, чтобы не пострадал. – Все ваши выкладки, все пожелания и все идеи будут приниматься в рассмотрение. Любые и каждые. Для нас сейчас велика ценность каждого, мы не можем себе позволить, С’Андарак, назначить кого-то на тот или иной пост, зная, что тем самым ограничим его свободную волю и желание. При всей диктатуре, при всей обязанности, волю личности ломать никто не собирается. Ваши способности, вы сами, ваши возможности – высшая ценность. Каждый из вас способен отдать что-то свое. Вот из этого мы и будем создавать наш мир. Поэтому сейчас вам просто показали, что проблем, подобной озвученной, будет множество. Что мораль, которая у каждого из нас впитана изначально, будет вынуждена закончиться там, где начнется мораль другого. И что слова – это только слова, а за ними, пусть и за самыми злыми, стоят отданные силы и жизнь.
Что вы скажете мне, мои офицеры? Что для вас сейчас окажется выше? Нормы, вбитые в голову с детства или возможность принять то, что я не хочу ломать вас – вам придется меняться самим. Я знаю все, Мария. Что для вас неприемлемо быть привязанной к чему-то, что вам нужны крылья. Я вижу насколько вам сейчас плохо, Анзор, что сейчас рвется у вас внутри. Вижу – и не могу помочь – вы слишком сильны, чтобы принять не то что мою помощь – знание того, что я это заметил. Я понимаю и знаю все, что вы хотите сообщить, мой ксенопсихолог. Как и вы я учил про эксперименты над «безмамными» приматами. Это все просчитано, и не будет рождаться детей больше, чем тех, кому мы будем в силах обеспечить руки если не мам, то отцов. Я чувствую и понимаю страх каждого из вас.
Мы сделаем все, чтобы выжить здесь и не утратить то, что есть. Чтобы не опуститься, чтобы действовать и жить так, как должно. Чтобы уровень силы и знаний этого мира был тем, который мы принесли сюда в первый день. Но для этого надо не только принять других, как равных – всех, абсолютно всех, но и отдать себя. И я просто верю в вас, мои офицеры.
Интар еще раз посмотрел на них. Его команда, его «Квиринал». И в какую бы черную дыру их не загоняли обстоятельства – будут же действовать. Смогут. Поднимутся.
Он мягко и спокойно улыбнулся.
- Решайте, как назвать планету, офицеры. Здесь нет нашего офицера по религии, а он бы напомнил нам, что прежде чем получить Еву, Адам был занят делом – давал имена всему сущему в Эдеме.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

Отредактировано Кел Мартон (18-07-2019 10:27:55)

+7

16

Когда в товарищах согласья нет,
      На лад их дело не пойдет,
И выйдет из него не дело, только мука.

– «А эмоции-то зашкаливают… несмотря на мороз, а может, и благодаря ему, и еще этим растянутым суткам, к которым привыкать нужно, втягиваться в ритм… Не всем сходу удается приспособиться, не потерять лица для начала… Вот и ушли в безлюдную часть наши руководители, чтобы без свидетелей…»
Бен рассматривал людей за столом, словно впервые видел… А ведь действительно впервые вот так наблюдал, просто наблюдал, если не сказать – подсматривал – но так уж получилось. Зато каждый – как на ладони, в холоде пещеры отточились грани характера, обычно скрытые, сглаженные, вырвались вдруг наружу и блеснули резко…
Сколько уже витков пережили, подстраиваясь под обстоятельства, борясь, каждый по-своему, с наваливающимся знанием и памятью… Кто-то легко привык, кому-то помогать пришлось. Все знали, что потеряли, а вот приобрели ли… Люди опасались делать выводы, пока просто выживали и ждали…
Анзор и Мария схлестнулись вежливо, но категорично. Уж если они перешли на понятный только им язык…
Бен нахмурился. Он помнил и Марию, и Сахима в других ситуациях. Всех помнил – и они помнили наверняка… Так что же заставило выйти за рамки выдержки? Эта твердая, но ледяная почва? Да, никто не думал, что им придется осваивать планету, не такая миссия была у корабля, но…
Всегда есть это «но». А в непредсказуемом Космосе – и подавно. Еще и не в одном варианте. У них еще не самый худший. Да, офицер технической службы ЗФ Бенет Фалк тоже не рассчитывал становиться спелеологом, охотником, разнорабочим, когда понадобится, и еще черт знает кем. Он тоже привык ходить по тонкому, в общем-то, металлу космического корабля, а не по обледенелым камням неведомой планеты. Но человек предполагает, а космос располагает.
Вулканец логичен в своих выкладках, капитан искусно лавирует между всеми, в то же время незаметно и цепко направляя беседу в нужную сторону… Старпом не переборол усталость, уснул – Бен нахмурился еще сильнее на действие капитана, укрывшего его своей курткой… ага, остаться на морозе в одном кителе, остальные-то куда смотрят, Анзор, в частности?
Выручил Лавай, как ни странно, а может, и вполне закономерно, госпитальер же все-таки – встал, негромко сказал что-то, Фалк даже не расслышал, молча сгреб со стула затрепыхавшегося было старпома и увел его в обнимку мягко, но целенаправленно, на ходу вернув капитану его куртку.
Бен выдохнул облегченно – не стоит шутить с силами, превосходящими человеческие возможности, глупый героизм ещё никого не украшал.
– «Вот мы и получили своё будущее…» – техник почти слился с камнем, режим терморегуляции работал нормально и холода он уже не ощущал. – «Ожидаемое, нет ли – каждый решит для себя внутри своих границ, приспособится, смирится – по разному, а пока… прав капитан, нужно дать названия тому, что имеем. Когда ты можешь сказать, куда идешь или откуда пришел – это уже цивилизованный мир».
Рыжий не был охоч до всяких словесных упражнений, но с удовольствием принял бы предложенное. Итак, куда же их закинула судьба?
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+3

17

Отвечать что-либо бабенке (даже не женщине сейчас, нет!), свалившейся в худшую модель анекдотичных бла-а-ндинок «сама придумала – сама обиделась», Анзор не стал: на такое отвечать – себя не уважать. Только дернул краем рта после слова «дуэль»: Машка совсем спятила, что ли? До такой степени идиотизма дошла, что не понимает, насколько само это понятие не просто неуместно, преступно сейчас, когда главная задача – выжить всем, сохранить всех и каждого? Конечно, одна из трудностей в работе врача в том, что приходится видеть неплохих, в целом, людей в нелучшем их состоянии, в том числе и моральном... в первую очередь в нем, но недоумение по поводу того, как вообще это розоволосое недоразумение (иначе сейчас воспринимать гражданку Кельх СМО не мог) попало на капитанскую должность, никак не спадало, наоборот – росло и крепло у Сахима.
Да её и в домохозяйки-то можно только с мужем-тираном, который сумеет купировать такие вот психи пээмэсные, а то ведь разнесет супружница-истеричка своими капризами семейное гнездышко при любой степени благополучия, если что не по ней будет. А если беда какая? Уверещится ведь! – плечи сами собой передернулись, отнюдь не от холода в «зале совета». – Свят-свят-свят, не скачи, как говорится, на шею.
Будто в ответ на его жест воздвигся С`Андарак, не усиделось ему, бедному, заговорил… и вот тут Анзора уже всерьез пробрало ознобом от тревоги и опасений. В этой пещере явно была какая-то аномалия – у некоторых явно отказывал рассудок. Потому что, ну ладно Машка, гормоны, то да се, но чтоб вулканец выказывал настолько явные признаки размягчения мозга…
Вот их-то Сахим и высматривал в лице уставившегося на него психолога, а не потому что решил поиграть в дурацкие дошкольные «гляделки» с правилом «кто пересмотрит, тот и правее», как этот уж точно не в себе сейчас остроухий мог решить. И щурился СМО, чтоб не попустить чего важного в лице уже и не потенциального пациента, в мимике, в выражении глаз…
Уводить его отсюда надо, уводить и обследовать, как только закончим говорильню, – рука доктора нашарила в кармане коммуникатор, но предупреждать Ашхен и Зиночку прямщас он не стал – офицер все же, не при всех же его… конвоировать. Вот же, пришла беда, откуда не ждали, как дед, бывало, ни скажет. Однако цацкаться с больными Анзор привычки не имел, поэтому на первой же паузе в длиннющей речи С`Андарака нескрываемо фыркнул. Получилось по-хамски, ну да перетопчется. Согреется заодно.   
Как гласит история, Моцарт обзывал Бетховена глухней, коллега, – последнее слово прозвучало так издевательски, что ясно было – сейчас бы СМО вулканца к медотсеку на километр не подпустил. – Позвольте вам напомнить, Вольфганг Амадеич, что мы, здесь и сейчас, на дикой планете, в каменном веке, что легко заметить, посмотрев на стены. Мы, дамы и господа, на данный момент, троглодиты, сиречь, пещерные жители, и мы, прошу заметить и это очевидное, покуда именно на первом этапе развития цивилизации в этом мире, на этапе воспроизводства и поддержания жизни. И если мы не хотим, чтоб наши выродившиеся через пару-тройку поколений потомки скатились в настоящий палеолит – и уже с концами, мы должны это выживание, то есть воспроизводство в генетическом разнообразии, поддержать. Тогда у всех будет шанс заняться вопросами духовности и прочими… материями. 
Взмах рукой тоже получился красноречиво презрительным к пафосу, наехавшему на психолога. Повторно Анзор фыркнул еще громче и только что не хохотнул от абсурдности происходящего.
Знаете, ловлю себя на мысли, что это какой-то розыгрыш. Не, это сейчас серьезно было – нам вулканец вещал о важности эмоционального и тактильного контакта с детьми? Тесного телесного? Вулканец? Без бэ? – квиринальский СМО не наигрывал изумление, другое дело, что комизма он в этом социальном кошмарике не видел, видел – беду. – Я, конечно, иногда прогуливал ксенопсихологию, но не настолько часто, чтоб не усвоить азы: вулканцы НЕ поют колыбельные деткам и не гладят их по головке за каждое «агу». – Доктор облокотился на громадный заледеневший стол, накрыв одну руку ладонью другой, и сообщил: – А еще, так, краем уха, я слышал, что общее благо для них важнее личных хотелок. Неужто врут? – тон был самым ядовитым, но всякий яд – лекарство. – Не знаю, как у вас на Вулкане, а у нас говорят «Если в детстве бабушка разрешала зимой гулять без шапки, проверьте ее! Возможно, это не родная бабушка». Вы только что разрешили всем отморозить уши ради того, чтобы кто-то гулял, как вздумается, офицер С`Андарак. Яйцеклетки пусть уходят в унитазы ежемесячно из-за мифического вреда женскому здоровью, который якобы приносит их забор, да, доктор Не-Знаю-С-Какой-Луны-Вы-Упали? Мне очень хотелось бы побеседовать с вами об этой …милой и смешной теории. На моей территории в присутствии коллег. – Теперь руки Сахима были сложены на груди, прищуренный глаз по-терминаторски горел, голос сильнее осип, а интонации стали зловеще мурлыкающими: – Вы ведь не откажетесь пройти со мной в медчасть после совета? Я читал, что вулканцы еще и храбры. Некоторые.
Теперь никуда он не денется, честь не позволит. Пойдет, как миленький, как телок на веревочке, а там уж посмотрим-выясним, какой сехлат его кусил и за что. Уж не пон-фарр ли грохнул, вон, и уши позеленели… – Анзор дышал в сложенные ковшиком кисти, пока слушал капитана. Интар либо сам искренне верил в то, что говорил, либо у джаффа все же бывают отменные актерские способности.
Харизма прет, – на очередном теплом выдохе в ладони усмехнулся доктор, зная, что эту усмешку не увидят, да и ресницы он опустил. – Вам бы берет красный, товарищ Джар`ра – и хоть в какую Боливию толпой за вами…
За всех говорить не буду, – ненадолго согретая дыханием ладонь Сахима рассеянно огладила ледяной, с закосом чуток под мрамор, пластик стола, – а за себя скажу: служить буду честно и верно, трудовому народу и вам, команданте. Да и не вам, если вдруг что.
Чертовски он все-таки устал нынче… поспать бы хоть пару часов, но где там… дети еще толком не устроены, Майя вообще в соплях…
Эту планету впору Ётуном называть. Или Морией, вон подземелья какие, – проворчал СМО, поочередно и пофалангово разминая зябнущие пальцы.   

[NIC]Анзор Сахим[/NIC] [AVA]http://s7.uploads.ru/KwEMQ.jpg[/AVA] [STA]Я, голубушка, не хвастун, а гипнотизер-самоучка[/STA]
[SGN]

Самый заботливый гад

Неуспокоенный, крайне активный тип, из тех живчиков, что на одном месте долго не усиживают, в молодости часто переезжают с места на место, меняют дома и квартиры, друзей, к которым просто не успевают привязаться как следует. Род занятий – тоже: сегодня он плотник, а завтра – уже писатель, причем и то, и другое дается ему с легкостью. Целеустремленность его не знает границ, он настолько амбициозен, что начать любое дело с нуля и довести его до победоносного завершения – просто дело чести. Может освоить любую профессию, не только если жизнь заставит, но и чисто из принципа, для самоутверждения. Мужик, который что угодно будет делать хорошо, не просто отлично, а лучше всех. А уж если стезю свою, по душе, или друзей он выбрал окончательно – служить им будет верно и честно, со всей страстью и старательностью. То и другое при этом прикрывается язвительностью на грани фола, а иногда и за гранью, ехидством и ежедневными тренировками окружающих в ненависти к «злому Анзору». Невыносимый, надменный циник, у которого, однако, в хозяйстве идеальный порядок и подчиненные бегают, как наскипидаренные, когда это необходимо. Сам начальства не боится совершенно, ибо выгоды для себя не ищет никогда, а ради дела протаранит что угодно. Нескромен, необходителен, бесстрашен и при этом потрясающе везуч.

[/SGN]

Отредактировано Дмитрий Корицкий (21-09-2019 16:12:45)

+3

18

Внутрь пробирался холод. Несмотря ни на что, он обнимал за плечи, как будто вместо кителя на нем сейчас застывала ледяная корка, пытался колоть глаза иголочками, покусывал за кончики пальцев и ушей. И, похоже, по костям крался все глубже и глубже, потому что даже сам С’Андарак постепенно терял контроль. Похоже, в какой-то момент организм начал уменьшать снабжение мозга кислородом, чтобы сэкономить энергию, критически важную в условиях постоянной ее нехватки. Не требовать же себе дополнительную пайку, когда этот самый режим экономии у всех настал – да, с «Квиринала» сняли всё, но надолго ли этого «всего» хватит, если не пытаться сохранить как можно больше?
Не только у Терры были темные века. Т’Хаси тоже знала времена, когда и за воду, и за еду дрались едва ли не насмерть, а потом пили кровь и поедали тела погибших. Только растительная пища… забавно было бы ожидать от людей поверить в то, что это – эволюционное приспособление всеядного вида, склонного к хищничеству почти на всех этапах своего развития.
Масляным пятном, спутывавшим мягкие цвета его собственных слов, растекалась сначала речь капитана, а затем – Анзора. Что шло не так? Почему он не мог сдержать себя, несмотря на то, что перчатки он так и не снял?
– Ikap'uh t'du ru'lut! K'shatrisu… tfi'kien! Nirak! – он вел себя так, как мог бы вести ромуланец или его собственный предок досуракских времен. Рычал, переходя с одного диалекта на второй, когда горловая вибрация, ощутимая даже замерзшим телом, была ближе всего к тому, как перерыкивались звери, давшие начало разумной жизни Т’Хаси, резкая, обрывистая, и очень-очень злая.
Нужно было успокоиться и взять себя в руки. Почему он вообще вспомнил про инъекционный способ извлечения половых клеток? Да, приматы с эмоциональной депривацией обладали отклонениями в психическом развитии, но разве у него были основания полагать, что капитан или старший медик, отвечавшие за реализацию плана выживания и дальнейшего развития, забудут о подобном?
Словно кто-то залез в голову, перевернул все мысли и вытащил наружу не вулканца, дипломированного и опытного в работе с чужими мыслями и эмоциями, а какого-то незрелого терранца в период полового созревания. Ни выдержки, ни логики, ни способностей контролировать себя и свое мышление.
Впрочем, раз он и сам это заметил…
– Я не могу сейчас выступать субъектом права, капитан Джар’ра, – отступив на шаг (когда успел снова вскочить, застыв в агрессивной позе с неправильно изломанными пальцами, затянутыми тонкой кожей?) от Сахима, С’Андарак буквально заставил себя замолчать, выдохнуть и склонить голову. – Мое мышление подверглось негативным изменениям, возможно, связанным с изменением кислородного баланса в организме при резких тепловых перегрузках. Остальных представителей моей расы из состава экипажа необходимо подвергнуть тестированию, чтобы убедиться, что влияние, оказанное на них, не привело к необратимым деформациям психики.
Выговорил, почти не сбиваясь на вулканский. Родной язык всегда был ближе и понятнее, особенно в состоянии стресса – о подобном действии эмоциональных перепадов на лингвистические характеристики индивидуумов он был осведомлен, но никогда не предполагал, что и на него самого это может оказать такое влияние.
Кажется, у длительного гипотермического воздействия было одно характерное свойство, проявлявшееся только у рас, которые зависели не только от температуры и кислорода, но и от эмоционального состояния окружающих. Если можно было воспользоваться человеческими терминами… жаль, что ему пришлось зафиксировать «чувство общности» на экипаж корабля. Да, это было необходимо для полноценного функционирования, но сейчас, практически незаметное, безумие остальных – или это была какая-то болезнь? – подтачивало изнутри и его самого.
– Если необходимо мое участие в дальнейшей дискуссии, я беру самоотвод, – это тоже вышло на одном выдохе и даже без рычания, которое, казалось, само рвалось наружу с каждым вздохом. – Я не могу контролировать отклонения от нормативного мышления, которые на данный момент представляют собой набор некорректных поведенческих установок.
Нужно было разогнать кровь, но это понизило бы уровень питательных веществ в крови и привело к еще большей потере контроля, а согреться при этом было необходимо. Выбор – замерзнуть или сойти с ума – был заманчив, причем, кажется, куда более заманчив, чем предложение (невысказанное, но отлично считанное с движений!) СМО пройти в медотсек и хотя бы там немного отогреться.
Может быть, была возможность сделать falekek? На стандарте… обогреватель? Грелка?
Впрочем, сам факт того, что он забыл слово, уже означал куда больше, чем любые догадки. Это была не гипотермия – точнее, не только она. Мозг, лишенный привычного уровня кислорода, начинал постепенно отключать те функции, которые не были жизненно необходимы.
– Возможно, мне требуется медицинская помощь, – все же подойдя ближе к Анзору, еле слышно уточнил вулканец. – И вы были неправы. Термин «samek-kan-bu» означает расстройство психики, корректируемое после начала взросления, которое ребенок получает при недостатке эмоционального и тактильного контакта в первые месяцы жизни.
Кончики ушей, выглядывавшие из ставших жесткими и непослушными волос, уже не ощущали холода и прикосновения прядей.


Закрой свой рот! Чужак… [оскорбительная версия «чужак"]! Идиот! (вулк.)[NIC]С`Андарак[/NIC]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 147. Миссия – выжить