Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 154. Лови свинку, пока горячо!


Сезон 4. Серия 154. Лови свинку, пока горячо!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время действия: 2446 г., 19 апреля. 14:00-16:00.
Место действия: каппа-квадрант, планета-колония Фрея, пещерный город Квиринал.
Действующие лица: Пинки (Твигги Мар), Бенет Фалк (Константин Тьери), Интар Джар'ра (Кел Мартон). 

http://s7.uploads.ru/CwK0V.jpg

+1

2

Пинки

https://i.pinimg.com/originals/14/76/71/1476718f02b6038645a26ffcb844b1f8.jpg

Звезда была в шоке, а от того, что его «неподражаемое звездейшество» Клаудий Плохуна был крайне недоволен подобной высадкой, доставалось всем, кто смел просто даже поинтересоваться, как у него дела. А на заре случилось непоправимое – Клава сломал себе ноготь, и, так как данную особь справедливо признали одной из самых неприспособленных к любым невзгодам нового места жительства, отправили в пещеру потеплее, а главное – подальше, дабы Плохуна не с первого раза смог найти дорогу к остальным, более адекватным жителям планеты.
По мнению Пинки, это было вполне справедливо, к тому же, у Клаудия началась самая настоящая депрессия, он стал менее болтливым, ничего не ел и ни с кем не разговаривал.
Так вот, о чем мы говорили? Точно… Сломанный ноготь Плохуны.
А-а-а-а-а!!! Я так больше не могу, я покончу с собой!!! Пинки, принеси мне веревку!!! Мы все равно все умре-о-о-м!!! – мог услышать практически каждый обитатель близлежащих пещер. Благо, на это уже давно никто не обращал внимания, даже сам Пинки, потому что Клаудий, прощался со своей жизнью практически ежедневно.
Поросенок откровенно грустил, Плохуна перестал брать его на руки, лепетать свои бессмысленные забавные глупости, а чаще просто рыдал, уткнувшись своим скуластым смазливым лицом в подушку. Все попытки минипига хоть как-то привести хозяина в чувства, оставались незамеченными.
Постепенно Пинки и сам начал грустить, и, понимая, что как главный опекун своего манерного Клаудия, не имеет права впадать в депрессию, принялся активно общаться с людьми (и не только). То к Машке на ручки прибежит, а та обязательно погладит по холке и угостит чем-нибудь вкусненьким, то за Беном увяжется, быстро-быстро топая своими маленькими копытцами, чтобы не отставать и проследить – куда же это он пошел, чем займется? И обязательно сунуть свой любопытный пятачок в его делишки…
Впрочем, поросенка от себя никто не гнал, и, возвращаясь каждый раз к Клавдию, забираясь на его худые, твердые коленки, Пинки начинал ласково похрюкивать, повествуя о том, что жизнь в колонии бьет ключом, что все не так уж и плохо…
Хрю-хрю, хрю-хрю-хрю! – терся он пятачком о сухие ладони Плохуны не уставая повторять. – - Хрю-хрю!
«– А какие здесь чудесные рассветы, тупица! Ты бы хоть раз взглянул на них, вместо того, чтобы сидеть здесь и оплакивать свое звездное прошлое».
Меня бросил заикающийся, необразованный охранник, которого я подобрал в супермаркете просроченных продуктов… Охранник! Пинки! Меня даже охранники бросают, Боже, что со мной не так?!
Хрю… – задумчиво протянул поросенок.
«– Ну, для начала не бросил, а пропал без вести. Да и потом, не все так плохо. Снаружи, между прочим, много хороших мужчин, иди, погляди… Если что, одного из них можно будет ударить по затылку, утащить в нашу пещеру, связать, и он точно уже никуда не сбежит!»
Ну уж нет, я больше никому не поверю! – словно прочитав мысли поросенка, Клавдий отсадил его на свою постель и, поднявшись на ноги, направился к зеркалу. – Отныне сердце Клаудия Плохуны закрыто на семь замков, ключ выброшен в лаву, и я больше никогда… – Клава всхлипнул своими маленькими воспаленными ноздрями, – …никогда и никого к себе и близко не подпущу!!!
Слава яйцам! Мужское население колонии может спать спокойно! Клаудий отказывается от вечного поиска своего счастья! Только вот жить теперь будет не так весело…
Так вот, Пинки было невыносимо скучно, да и, чаще всего, те или иные, были заняты своими важными делами и, увы, у них не всегда находилось время на игры и общение.
«Ну и по хуй!» – психанул он однажды, возмущенно виляя своим курчавым розовым хвостиком и унося пятнистую тушку на маленьких копытцах прочь от этих вечно-занятых человекообразных. Изучение местных пещер стало главным хобби для крохотной любопытной свинки.
И вот в один прекрасный день исследователь на копытцах обнаружил нечто интересное…
Помнится, как-то Плохуна перепутал свою кокаиновую заначку в банке из-под пудреницы с самой пудреницей. Обмазавшись им впопыхах, он, пожалуй, дал самый эмоциональный и зрелищный концерт за всю историю своей карьеры, а Пинки, что так недальновидно прижался к его щеке пяточком – самые неоднозначные впечатления и сидром Темнобога на пару часов.
Так к чему это все? А к тому, что около недели назад любопытному следопыту удалось обнаружить нечто уникальное: одна из пещер была не совсем пригодна для жизни, но зато стала бы прекрасной зоной для психразгрузки. А причина была в таинственных лопающихся грибах, которые, земляне, непременно обозвали бы галлюциногенными. Но для Пинки они были не галлюциногенные ни разу, а скорее, являлись гарантом хорошего настроения на целый день и дарили поросенку ощущение полета.
И вот, в очередное свободное от поросячьих дел утро он снова последовал по знакомой и протоптанной копытами дорожке. За ним, вроде бы, никто не следил, или же?..
Где мой Пинки! Помогите мне отыскать моего Пинки!!! Вы что, съели моего Пинки?!! ПИНКИ-И-И!!! – раздалось угрожающее эхо, и поросенок панически заторопился к пещере. – А-а-а-а…
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]

Отредактировано Твигги Мар (28-04-2019 14:00:05)

+4

3

Бену не спалось. Это было странно, потому что накануне он не делал ничего, на что организм мог бы среагировать таким предательским способом. Скорее, наоборот – честно отработал смену на благоустройстве пещер, потом добывал этих  приплюснутых угрей из озера, вкусные, кстати, если покоптить в дымке подольше, да с пивком… Потом крутился то тут, то там, инженерные руки требовались везде, даже этого забавного Пинки пару раз успел погладить по холке и сунуть ему кусочек угря.
Поросёнок вообще начинал нравится технику всё больше – деловито так исследовал новое место обитания, был весьма смышлен, похрюкивал – и то тихонько, в отличие от своего хозяина… О, нет! Ну что за предательский мозг, не надо же про Плохуну, да еще ночью, ну… И так с ним возни, вернее, с созданием ему приемлемых для его звездного величества условий, больше, чем со всеми остальными вместе взятыми…
Теперь точно не уснуть. Гулливер этот, что ли, виноват… Хоть и не видно его в пещерах, но виноватый быть должен. А с него, огромного и яркого, и не убудет.
Бен перестал пялиться в потолок, вернее, в свод пещеры, едва заметно флуоресцирующий в темноте и поднялся с лежанки. Ну, можно считать, что утро, раз встал. Доброе утро. Оно же не виновато, что тебе не спалось…
Философски решив, что труд на благо родной уже колонии явно предпочтительнее, чем шляться между штатскими по обжитым пещерам, техник живенько собрался и незаметно так слинял в боковое ответвление. Пещеры там были не такие удобные, да и места всем уже хватило, но только на первое время. Нужны ведь подсобные помещения, колония будет разрастаться, и в ход пойдут и дальние, и неисследованные. А в этой вот темной пещерке вполне можно устроить склад…
Бен нагнулся, протискиваясь в узкий лаз слева, прикидывая сразу, насколько его надо расширить. Дальше уровень основного прохода понижался, и там явно были еще пещеры, но туда еще никто не совался. Необходимости не было. А вот укромные хранилища уже нужны.
Потолок в пещерке тоже мягко светился – технику было наплевать на всю эту ботанику, что и как называется, но результатом жизнедеятельности он пользовался, как практик. Не зажигая дополнительного фонаря, Бен измерял портативным сканером толщину стен, параллельно набрасывая расположение этой полости на общем плане в своем падде, как вдруг его отвлекло легкое цоканье.
«Пинки?..» – рыжий давно научился выделять эти характерные звуки из шумов колонии, ибо негласно взял поросёнка под свою защиту и следил, чтобы тому не причинили вреда. Но обычно минипиг крутился возле людей, а здесь-то что ему понадобилось? Тем более, он так целенаправленно пронесся мимо беновой расщелины, по другому и не скажешь, туда, где вообще никого и ничего не было…
Куда ж ты… – бормотнул Бен, спешно убирая падд и сканер и протискиваясь наружу – и успел узреть вертлявый хвостик, мелькнувший за поворотом. Да и цоканье, как путеводные камешки-маячки, указывало в том направлении, акустика на этой планете была явно нестандартная. БИТ, мерно помаргивая сенсором в углу, удивленно пискнул и поплыл за хозяином.
Пинки, погоди, там ничего нет, – голос техник пока не повышал, а вот шагу прибавил. Странно… Вчера в проходе ведь не было этого тонкого, приятного аромата, чем-то напоминающего специю? Или он не заметил?
Бен завернул за выступ и оказался рядом с весьма низким проходом. Цоканье доносилось уже изнутри.
Пинки! – парень полез на четвереньках, включив для верности фонарик. – Иди сюда! Ты заблудился! Пинки!
Ваниль? Амбра? Аромат стал настойчивее. Бен выпрямился и повел фонариком из стороны в сторону, выискивая это любопытное создание с пятачком.
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

4

Поросенок торопился. Пару раз он даже плюхнулся наземь брюшком, запинаясь о мелкие камушки, попадающие под маленькие копытца. Больно не было, но это отнимало драгоценные секунды времени, ведь его уже могли начать искать!
Плохуна так громко и истошно вопил о своей драгоценной пропаже, что не среагировать на эти вопли было попросту невозможно! Кто-нибудь да и отправится на поиски блудной свинки, а там уж незамедлительно прямо в трясущееся ручки хозяина и вернут…
Но Пинки и сам вернется, нечего за ним тут ходить! Он поросенок взрослый и самостоятельный! Он вам не лялька! Он сам может решить – сколько ему гулять, и с кем гулять, и как гулять, и вообще…
Хрю!
Вот они, грибо-о-очки-и-и! А самое интересное то, что они лопались как маленькие хлопушки, только негромко…
Торопливо перебирая копытцами, Пинки направился в глубь пещеры, откуда запах ванили и еще каких-то специй наподобие корицы был более насыщенным, явственным…
Пинки!
«Рыжик-Бен?» – на секунду минипиг даже обернулся, принюхиваясь пятачком, в попытках распознать запах техника.
Иди сюда! Ты заблудился! Пинки!
«Ничего подобного! Свинка сейчас не хочет играть! Свинка занят!»
Поросенок заторопился, но, кажется, его все-таки заметили…
Вот если бы Плохуна не был столь безнадежным, Пинки, быть может, даже посодействовал их с Беном общению. Но нет… Он не мог так поступить с другом. Бог с ней, с Машкой, она прекрасно справлялась с Клаудием! Хотя и ей временами овладевали приступы бешенства.
«Нет, Бен, уйди! Это мои грибочки!!! Я их первый нашел, вы же меня сюда больше не пустите!!!»
Понимая, что от преследования не спастись, Пинки зажмурил глазки и плюхнулся рыльцем в россыпь пробивающихся из-под земли грибных шляпок.
Чпок! Чпок! Чпок! И вот вокруг поросенка белым туманом поднялась волшебная пыльца…
Куиии!!!
Кажется, Рыжик наивно полагал, что Пинки попал в беду… Наивный. Лежа на пятнистой спинке, задрав кверху маленькие копытца, Пинки чувствовал, что скоро, буквально вот-вот – у него вновь отрастут прозрачные, светло-розовые крылышки, и он отправится в долгое, занимательное путешествие, прямиком к своим самым приятным воспоминаниям…
«Ладно, Бен, так и быть. Присоединяйся… Да не кричи ты так! Никто же не умер…»
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]

+4

5

Пещера оказалась даже уютной – словно какой-то великан, что копал всю систему, на миг отложил свои угловато-грабельные инструменты и сбоку копнул «горсточкой», оставив почти ровную полусферу в каменном массиве. Здесь даже сталагмитов не было – а сколько их пришлось посрезать, пока обжили основную часть, выравнивая «полы» для нормального передвижения. Луч фонарика сначала поплясал по стенам и потолку, на предмет выявления всяческих опасностей. Таковых ни там, ни там не обнаружилось, и Бен перевел свет на ту твердь, что занимала место «пола».
Пинки он увидел почти сразу – поросенок валялся на спинке, словно в летний полдень на лугу, на солнышке, болтал копытцами и даже верещал тихонько.
Пинки! – Бен рванулся вперед, опустился рядом на колени: – Тебе больно? Тебя кто-то укусил?
Чпок-чпок-чпок. Мягкий звук под коленями привлек внимание – техник удивленно разглядывал странные мелкие образования, что лопались, оставляя в воздухе мельчайшие светящиеся искорки. Бен протянул руку, ловя в ладонь невесомые частички, инстинктивно сжал пальцы, «пряча» это чудо, словно ребенок…
Мелкие образования удивительно напоминали грибы-дождевики, только немного флуоресцировали в темноте, поэтому эта пещера была слабо подсвечена снизу, в отличие от тех, что были уже разведаны. Грибы теснились кучками и вылезали из мельчайших трещинок, которыми был буквально пронизан весь пол. Бен даже фонарик выключил, завороженный открывшейся картиной. Ничего подобного в обжитых пещерах они еще не находили.
Пинки… Всё хорошо, да-а? – это уже не был вопрос, на последнем звуке интонация явно перешла в утвердительную. В пещере стоял густой запах то ли специй, то ли еще чего – человек и минипиг ощущали это по-разному, а вот эффект… Газ, выделяемый грибами, действовал на обоих представителей фауны и разумной жизни сразу, цепко внедряясь в сознание и унося в беспечный мир грёз.
Пинки, – губы Бена медленно растянулись в довольную улыбку: – я за тобой пришел… Зачем?
Парень беспечно фыркнул, сам удивляясь теперь мысли – зачем? А-а-а, так вот же, зачем… грибочки, такие кругленькие, маленькие, такие забавные… Рыжий разжал ладонь и тихонько засмеялся, увидев, что она вся покрыта мелкими блестками. В сознании замелькали картинки, полустертые, из далекого детства… сказки… волшебники… феи…
Бен протянул руку, нажал пальцем на один гриб – чпок, на второй – чпок, на два быстро друг за другом – чпок-пок. В воздухе прибавилось блестящей пыльцы. Техник счастливо засмеялся, прицелился и припечатал ладонью сразу несколько – чпы-пых!
Пинки! – парень улыбался уже во весь рот. – Дай, я тебе копытце позолочу!
Он протянул руку, касаясь копытца ладонью – и оно действительно тихонько заискрилось.
Золотое копытце! – совершенно счастливо заявил Бен. Он улегся рядом с поросенком на бок, вызвав этим движением новую волну «чпоков» и целое облако блестящей, удивительно летучей пыльцы, подпер голову одной рукой, а другой потрепал минипига по животику.
И пузико золотое! – счастье множилось внутри, пузырилось, требовало немедленного выхода. Человек засмеялся весело, заливисто, перекатился на спину, давя еще больше грибов. Реальный мир остался где-то там… а что там? Был ли он? Почему он вообще был?..
Стены и потолок поплыли, то ли в спираль сворачиваясь, то ли расширяясь в пространстве.
Бен похлопал в ладоши над головой, пыльца мерцала в воздухе, оседая на лицо, одежду…
Пинки!!! – техник вдруг подхватил поросенка, поднял его над собой. – Мы летии-иим!
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

6

Золотые копытца! Золотое пузико! Золотые свинки! Золотые техники!
Чпок-чпок-чпок!
И крылышки у Пинки на этот раз тоже были золотыми.
Пинки-и-и!.. – откуда-то издалека, а быть может, и совсем рядом, послышался истеричный вопль хозяина.
Но Пинки больше ему не принадлежал, потому что маленькие свино-феи – народ гордый и своенравный. У них нет хозяев, они свободны от обязательств и земных (или же неземных) забот.
Пинки вытянул свои маленькие золоченные копытца, хрюкая в ответ Бену благосклонно и одобрительно. Отчего-то сейчас казалось, что рыжеволосый техник понимал, о чем говорил ему поросенок.
Полетели, Бен! – говорил ему минипиг, жмуря свои маленькие глазки-пуговки, разводя в стороны золоченные копытца, когда техник поднял его над собой. – Полетели вместе со мной!
Но как же Бен сможет отправиться с ним в страну свино-феек, если он сам ни разу не свинка?! Но и это, теперь, не было проблемой.
Один взмах копытцем – и на миловидном, правильном лице техника вместо носа образовался небольшой розовый пятак с ма-а-аленьким черным пятнышком. Как же красиво! Как же Бену к лицу его внезапная обнова! Вычерченные красивые губы молодого мужчины тянули захмелевшую улыбку, а значит, ему самому нравился его теперешний облик!
Еще один взмах – и мистер Фалк становится обладателем небольших и мягких ушек – в точности, как у Пинки!
Прекрасно, Бен... теперь тебя точно пустят в волшебную страну Хрюфеяндию, потому что ты ничем не будешь отличаться от ее обитателей.
Пинки-и-и!!! – раздалось, кажется, совсем близко и не к месту.
Нам нужно торопиться, Бен, понимаешь? Друг мой, скорее поднимайся со своих крыльев и вперед, навстречу новым приключениям!
Молодой мужчина что-то промямлил (прохрюкал) в ответ, а Пинки тем временем, не без применения своей свино-магии, для пущей красоты одарил мистера Фалка курчавым розовым хвостиком.
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]

+5

7

Фрактал каменной спирали на месте потолка медленно втягивал в свой дышащий зев, манил обещанием чего-то неизведанного и обязательного приятного, до судороги наслаждения в каждой молекуле тела, до взрывов нано-оргазмов на каждом нервном окончании. Мозг уже плавился в невозвратно-притягательном «хочу», которое растопило и сожгло все моральные запреты, щедро удобрив пеплом ростки обнажившегося эго, потянувшиеся к удовольствию.
Воронка начала вспыхивать появляющимися то тут, то там, звездочками – это исконные обитатели пещеры, по виду напоминающие слизней сантиметров пять в длину, красно-розового цвета, замеревшие и погасшие было при вторжении в их обитель чужаков, снова расцветали холодными люминесцентными огоньками, к тому же спровоцированные новой порцией газа от лопнувших грибов.
Пинки, звезды… – завороженно протянул Бен, совершенно не обращая внимания на нелогичное эхо где-то там, за гранью волшебной картинки: «Пинки-и-и-!»
Блуждающие звезды! – счастье выплескивалось булькающим смехом. – Мы летим к звездам! Мы их нашли!
Рыжий подскочил на ноги одним прыжком, поднял поросенка над головой и закружил с ним по пещере, давя еще больше грибов. Поросенок? Постойте…
Бен вдруг замер, уставившись на Пинки расширенными зрачками. Какой же поросенок? Мордочка мягко поплыла, трансформируясь в привлекательное юношеское лицо с точеными чертами, черной челкой и обворожительными ушками. Парень перехватил минипига одной рукой, пальцем другой ласково обвел торчащие ушки:
Остренькие! – столько счастья в голосе у него отродясь никто не слышал. – Я знал, что ты существуешь… Где ты прятался? Я не видел тебя раньше… Ты такой красивый… – Бен зашептал это жарко, нежно прижимая поросенка к груди. – Как тебя зовут? Ты не бойся, я никому не позволю…
Техник опять засмеялся, пьяным вальсом докружил до стены и сполз по ней спиной, устроил Пинки на коленях.
Мы останемся среди звезд, я буду петь тебе… – Бен всхлипнул, вдруг расчувствовавшись буквально до соплей, вытер нос запястьем.
Ты эльф, я знаю, – убежденно пробормотал он, уткнувшись в теплую шкурку лбом – Я буду любить эльфа.
Рука человека, безвольно упавшая, вдруг наткнулась на что-то влажное среди мягких на ощупь грибов.
О! – повернув голову набок и прижимаясь теперь к поросенку щекой, Бен удивленно разглядывал свой указательный палец с ярким слизнем на нём: – Ты кто такой?
Червяк почему-то не ответил, обвил палец человека, пропустил по хребту волну света меняющейся интенсивности и стрельнул в его сторону капелькой вязкой жидкости.
Чи-и, – скривился рыжий, – пидрила ты мелкий…
Щелчком отбросив слизня в глубь пещеры, Фалк забормотал скороговоркой:
Чи пидрила, чи мудак, чи плюёшься просто так… Не бойся, мой эльф! Я спасу тебя! – подхватив поросенка, он снова вскочил на ноги, озираясь и даже отмахиваясь одной рукой от мелких частичек пыльцы, кружащихся в воздухе.
Пинки-и-и! – долетело совсем рядом.
Сам ты Пинки! – рявкнул Бен, нагнулся, сгрёб хорошую кучу грибов и прицельно запустил её в сторону лаза: – Не смей оскорблять, блять, эльфа!
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+3

8

Этот визг, который и поросячьим-то не назовешь, трудно было слушать. А золотая пыль кружилась как блестки, заворачивалась вокруг пятачка, вздрагивала от ритмичных движений Бена. Рыжий? Кому рыжий, а кому – золотинка, искрящиеся глазки, острые ушки и пятачок. И крылья. Как же без них, без них летают в воздухе разве что вот эти… – Пинки покрутил пятачком в сторону мелькающих и извивающихся… Ну ладно, пусть будут, пока они блестят,  пока им хорошо.
Кружи меня, Бен, кружи! Не слушай их, не страшно! И того, что визжит там на одной противной нотке, заткнется или сорвет, и тех, кто тут лезет… Ты же защитишь меня от них? Посмотри, как я доверчиво жмусь к твоим рукам, как нам хорошо!
Давай упадем в эту пыльцу, в это облако, в искры! Ты умеешь падать в звезды? Не как падают корабли, они не умеют, как звезда – в звезду, и чтобы искры на всю Вселенную, где тепло, красиво, вкусно, можно хрюкать! Где нет визга…

Пинкииииииии, – Клава носился по коридорам, натыкаясь на всех и сразу. Пестрый и пушистый халатик звезды разметался, прядки были в явном беспорядке, но кого это сейчас волновало, если слушать Плохуну не желал никто, пассажиры сторонились, дети… Эти мелкие еще и хихикали, втайне, но вдруг это кто-то из них?
А как узнать? Да быть такого не должно, чтобы отнимали его ценность, его самоцвет, его… Сильм… Сальм… Сало? Нет!
Моего Пинки нельзя на сало, капитан! – как и когда Клава оказался возле отсека, в котором разместился Интар Джар’ра, он бы не ответил и сам. – Капитан, вы понимаете, как он драгоценен! Он – все, что связывает меня с тем миром! Он мой друг, мое чудо, мой поросеночек, моя прелесть! Капитан! Верните его! Не забирайте, не ешьте!
И Клава, вздохнув томно и удрученно, что после беготни по холодному полу в тапочках на шпильках, отозвалось мокрым носом, кинулся прямо на мужественную шею застывшего джаффа.
Найдите мне Пинки, иначе я умру насмерть!
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]

+2

9

Нецелесообразно говорить о чуткости сна, при отсутствии его как такового. Именно поэтому, выскользнув из гамака, Интар оделся за четырнадцать секунд, хотя и осознал происходящее только через двадцать.
Покой, к счастью, не спящего еще Квиринала, нарушал мистер Плохуна, а это значило, что СБ готовы будут получить выговор за отсутствие на постах, лишь бы не контактировать с дивой напрямую. Джар’ра внезапно задумался, что было бы приемлемой лексемой для маскулинитива данного феминатива. Divo – итальянский и корианский вариант подобного. Но для начала – вернуть тишину в коридоры, чтобы не создавать паники и не возникали звуковые колебания. Да, это, пожалуй, вероятно, если сейчас кто-то из инженерной службы задумается о резонансном воздействии – певцу не поздоровится, техники объясняли коротко и внушительно.
Джаффа вышел навстречу Клавдию, верный своей привычке «выслушать, успокоить, отправить подальше от места возникновения проблемы, приступить к решению». Проблема была локальной, но беспокоиться стоило. Если пропал поросенок при наличии охраны на выходах – не стоит ждать исчезновения детей, чтобы начать выяснять схемы утечки.
Смею вас заверить, что никто не покушается на целостность питомцев, являющихся личной собственностью, – справедливости ради, вопрос, кто чей, Интар не озвучил. Как и принцип, метко охарактеризованный Марией как «дожили до коммунизма – все вокруг колхозное, все вокруг мое». –
Я убедительно прошу вас поберечь вокальные данные, являющиеся достопримечательностью всего Квиринала, и озвучить мне, где и когда вы видели Пинки.
Сработало, потому что замолчало. Капитану почти внятно рассказали все, иногда порываясь завизжать, но при напоминании о голосе – замолкая. Это было той самой точкой, которую Интара учили нащупывать на протяжении службы в дипкопусе. Это было тем, почему он выдерживал почти всех, ровно и одинаково относясь к каждому. Как бы ни относился на самом деле.
Говорят, что на камнях не остается следов. Джаффа даже не станет разубеждать. След остается, слабый, но остается. И по нему совершенно несложно идти, даже если где-то он перекрывается следами квиринальцев, гуманоидных или не совсем.
Было бы несложно, если бы удалось отослать Плохуну, что Интар со всей дипломатичностью и сделал, напомнив певцу о холодном климате и недостаточно теплой одежде, что, безусловно, повлияет на вокал.
В нижние пещеры никто не спускался – всего один вход, холод, достаточно площади для размещения и недостаточно времени, чтобы заняться этим. За что, собственно, сейчас и предстояло расплачиваться первой за трое суток возможностью поспать два часа. И хорошо, что именно ему, он джаффа, а вот Сайка и Марию надо бы поберечь. Остальные хотя бы приказы капитана не так часто оспаривали. Или не так явно? Стоило бы проверить хотя бы старший офицерский. Как раз будет время, после поросенка.
Мистер Фалк? Пинки? – первая из пещер, дальше никто, видимо, не пошел. Но что с ними? Интару не нужно было даже включать фонарь, люминофоры были очень яркими, а его зрение – привычным. Именно это и позволило различить расширенные зрачки, расслабленные лицевые мышцы и непривычное движение. – Лейтенант, что происходит?
В воздух взвилось облако золотистых спор. Интар почувствовал, как немного повышается температура. Токсины? Эйфоретики?
Дежурная группа СБ – нижний ярус, коридор 3-16-альфа. Комплекты биозащиты, маски полной фильтрации, встать заслоном возле входа в неисследованные пещеры, внимания не привлекать, допуск личный, запрос у меня. Медотсек, представителя в скафандре биозащиты с анализатором и трикодером. Тревогу не поднимать, никого в известность не ставить.
И снова повернуться к Пинки и Бенету. Им хорошо, это он и без врачей может определить. Но достаточно много веществ коварны в этом отношении.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+4

10

Пыльца медленно оседала, искрясь маленькими звёздочками даже в слабом свечении, исходящем от слизней по стенам и на потолке. Да и сами слизни умудрялись менять интенсивность, создавая полную иллюзию звездного неба. А уж надышавшемуся инженеру виделись такие россыпи драгоценностей, кои не снились и всем квадрантам, вместе взятым и возведенным в степень.
Вихри, вихри, звёздной пляски круговорот… – пробормотал Бен, покачнувшись. – Пинки, мой прекрасный эльф! Эти сверкающие камни принадлежат тебе! Мы будем их защищать!
Рыжий плюхнулся в самую гущу грибов, подняв целое облако спор, устроил поросёнка на коленях и счастливо засмеялся, запрокинув голову.
Хочешь, я подарю тебе эту звезду! – взгляд Бена блуждал по своду пещеры, выискивая самую яркую. – Или эту? – он нахмурился, не в силах решить, какая же из мерцающих драгоценностей больше достойна украсить его эльфа… нет, не так! – больше достойна быть украшенной его эльфом! Но уже через секунду снова засмеялся: – А, бери обе! Всё равно они наши! А еще я позолочу тебе крылышки! – Фалк подхватил горсть грибов и со звонким чпоком раздавил их над поросёнком, осыпав того пыльцой. – На границе эльфы ходят хмуро, берегут покой наш… Стой! Кто идёт!??
Бен заметил тёмный силуэт, появляющийся из лаза и попытался вскочить, задвигая Пинки за себя – ведь он обещал его защищать любой ценой! Встать не получилось – нога предательски поскользнулась на раздавленных грибах – и инженер, стоя на одном колене, узрел…
Забытый им БИТ честно последовал за ним сюда и всё это время помигивал сенсором из дальнего угла, не находя в своих алгоритмах нужного протокола, позволившего бы хоть как-то интерпретировать происходящее с его хозяином, и поэтому просто ждал. Появившийся джаффа был им немедленно опознан и БИТ спикировал к нему, зависнув так близко к голове, что почти касался волос, стараясь побыстрее пропищать просьбу о помощи, мигая при этом чуть не всеми сенсорами...
…и узрел Бен высокого мужа в сияющей короне (Хорошо хоть, мозг про нимб не вспомнил, а то быть бы джаффа канонизированным прямо не сходя с места). Затуманенное сознание тут же дорисовало крылья, острые уши…
Вашелиство… пчхи! Ваше высочество высокородный эльф! Не велите казнить недостойного… Лейтенант? Кто, я? Вы произвели меня в рыцари, ваше высочество?! О, благодарю со всей смиренной покорностью… – Фалк изящно вошел в широкий поклон, на зависть любому шаттлу, чуть не приложился лбом о каменный выступ на полу, потеряв самую малость равновесие, опёрся рукой о весело чпокнувшие маленьким салютом пыльцы грибы. И тут взор его упёрся в наглого светящегося червяка, дерзающего подползти к стопам венценосной особы…
Чи! Пидри…пчхи-с! Недостойный! Не смей приближаться к его высочеству эльфу! – нарушитель был тут же пойман двумя пальцами и вышвырнут подальше. – Ваше высочество! Путь свободен! Пинки! Возрадуйся! Нас посетил сам эльфячий… ммм… – Бен помотал головой, - …фийский принц!
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

11

Как же здесь было хорошо! И почему он раньше не понял, что надо сюда позвать Бенета? Пинки раскинул крылья и лапки, паря в его руках. А вокруг все сверкало!
Хрюююю, – звенело песней, звездочки вздрагивали, отзывались, хрюкали. Они же совсем как у него хвостик, когда ему весело!
Звездочку? А какая вкуснее? Они так мелькают, так светятся. Пинки хотелось пить, окунуть носик в прохладу, но он только ткнулся в руки Фалка, чувствуя себя таким хрупким, светлым и легким.
И мелькнувшая тень нисколько не напугала, тем более, что Бен был рядом, он был таким надежным, таким сильным. Его свиноэльфик…
От вошедшего пахло… привычно. В памяти поросенка сверкнул вкус фруктов, крепкие и горячие руки, спокойный голос. Принц, говорите? Ну если этот принц не заберет его Бена – пусть будет. А он летает? Вот светится, вот что-то говорит, смотрит.
Пинки начал пытаться поклониться, как это делал Клава. Или реверанс. Или просто хрюкнуть. Надо же быть вежливым.
Только не отпускай меня, Бен! Нам хорошо! Мы в золотой пыли, мы эльфы, мы крылатые! Нас уносит в огоньки-и-и-и.
Минипиг завизжал довольно и счастливо.
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]

+4

12

Слишком много совпавших факторов, а на случайность Джар’ра никогда не полагался, значит... Значит, твоя стойкость и выдержка недостаточна, капитан. И эти пять секунд полного изумления – это то, что больше не повторится. Но Бенету удалось заставить Интара Джар'ра удивлённо застыть, пытаясь понять, откуда известно подобное, ведь информацию об эльдар держали в тайне, не давая ей уйти дальше расы джаффа. Для остальных это было такой же легендой, как Древние.
Собственно, они и были Древними. И даже сейчас оставался генотип, который либо был латентным, либо проявлялся совсем неожиданно. Но не в случае с Интаром.
И тем неожиданнее слова Фалка, которые заставили потерять невозмутимость и удивлённо застыть.
На пять секунд. И тут же осторожно перехватить Фалка, поднимая и придерживая и его, и Пинки. Не спорить с тем, кто в бреду, пьян или под действием неизвестных веществ.
Вам стоит присесть, лейтенант. Давайте вот здесь, а Пинки будет теплее у вас на коленях, вот так, главное - не волнуйтесь.
Открытые участки кожи начинали легонько гореть. Значит, контактный способ воздействия, в совокупности с воздушным, а в воздухе – споры грибов. Странные и слишком много спор.
Бенет, вам не холодно? А ему? – Интар быстро снял с себя куртку, заметив, как поросёнок пытается забраться под форменку инженера. Сам джаффа сейчас чувствовал, что температура повышается, значит, нужна большая поверхность охлаждения. – Так будет лучше. Вот и Пинки оценил.
Тихий писк падда – и вместо теплого спокойствия на лице прежняя сосредоточенность.
Докладывайте. Лальман? Передайте падд. Да, благодарю за оперативную реакцию, оставьте трикодер и анализаторы у входа и отойдите. Нет, я не считаю целесообразным ваше присутствие. Выполнить, – Интар посмотрел на Бенета, направился ко входу в пещеру, через минуту возвращаясь с полным комплектом оборудования.
Показания считывались четко и быстро, не требовалось особого вмешательства, разве что задать параметры токсичности для всех присутствующих в Квиринале рас, рассмотреть вариативность воздействия, проверить уровень необходимой фильтрации, возможную скорость распространения, критическое насыщение, тип эйфоретика, выведение из организма.
Все данные Интар структурировал сразу, не забывая брать пробы.
Как вы назвали этих существ? Чипидрисы? – Интар быстро внёс название в отчётность. – Подобные грибы были бы мечтой для Кастанеды, думаю, мы вправе дать такое название. «Неназванною новизной новорожденный мир земной. Дарил он землям имена, И оживала тишина в названьях рек, равнин и гор, болот, ущелий и озер». Вот и мы, хоть и не наугрим.
И только после полного анализа – отправить всё Анзору. Вместе с просьбой о переносном стерилизаторе и подготовке медотсека.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+3

13

Принца просто необходимо встречать со всей торжественностью. По протоколу. Слово какое-то… смутно знакомое…
Бен нахмурился, стараясь сообразить, чего не хватает… Чего-то же ведь явно не хватает! Вот и ихнее высочество застыли в ожидании. Ну же, новоиспеченный рыцарь, не подводи своего сюзерена! Почему одни слова казались ему яркими и хрупкими игрушками из тонкого стекла, которые он и видел-то, может, пару раз в своей жизни, а другие напоминали незаметные камешки под ногами, Фалк задумываться не стал – не до того сейчас. В голове – странный калейдоскоп из одного и другого – и не понятно только, почему первые не разлетаются в мелкие осколки под напором вторых?
А о чём он вообще? Ах, да – чего-то не хватает… не хватает для его высочества эльфийского принца… Точно! Гимна же не хватает! Звёзды мерцают, одобрение толпы в виде визга довольного Пинки имеется, а музыкальное сопровождение отсутствует! Провал в протоколе! Дыра в репутации! Принц рассердится! Но на то он и рыцарь, чтобы своим пламенным мечом (Фалк судорожно похлопал себя по бокам в поисках оного, не нашел и подхватил на руки Пинки) заткнуть любую дыру… ммм… лучше её, конечно, завернуть пробкой с правосторонней резьбой, но вот подойдет ли для этого меч? Впрочем, его всё равно нет, а гимн нужен… Он помнил всего один, так что выбора не было.
Воодушевлённый своей титановой логикой, Бен открыл рот и запел гимн Федерации, ничуть не смущаясь отсутствием слов и тут же находчиво заменив их на «ла-ла-ла». Эхо отразило звуки от сводов, так что получился почти хор из одного воина, и даже звезды стали мигать в такт.
О, принц, кажется, оценил, и даже царские одежды со своего плеча не пожалел! Исполнение гимна пришлось прервать, а ведь он даже и первую минуту не допел…
Что вы, что вы, ваше Высочество! Я не имею права сидеть в вашем присутствии… но если вы приказываете… что? Пинки замёрз? Тогда конечно…
Усаженный сильной рукой на каменный выступ, Бен занялся старательным укутыванием поросёнка в царские одежды. Сам-то он не чувствовал холода, только эйфорию от присутствия венценосной особы – а вот маленького, хрупкого эльфика стоило защитить от всех неприятностей.
Новоиспечённый рыцарь так увлёкся, что не обратил внимания на перемещения его высочества, в конце концов принц – он и в пещере принц, и поднял голову, только услышав незнакомое слово.
Чипидрисы? Кто это такие? – удивлённо переспросил Фалк, – Пинки, ты их знаешь? К нам едут гости, за грибами от самого Кастанеды.
Наверное, это еще один рыцарь, судя по звучной фамилии, и у него есть грибы. Вот и будет повод познакомиться. Рыжий вскочил, прижимая к себе завернутого в китель Интара минипига, и забормотал озабоченно, озираясь по сторонам:
Нужно срочно почистить звёзды… Принц будет дарить имена… Всем, всем имена… и рекам, и озёрам…
Тут Бен задрал голову и замер в растерянности, оглядывая россыпи огоньков:
Мой принц, но где мы возьмём столько имён? Могу я смиренно предложить вам позвать рыцаря Кастанеду, чтобы он помог нам в этом нелёгком деле?
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

14

Мы найдем имена для всего, – Интар спокойно пожал плечами, фиксируя повышенную возбудимость. Значит, естественные процессы торможения ослаблены – это плохо, ГАМК-ергические синапсы отключаются, что может привести к перенапряжению нервной системы и дисфункциям. Эмпатогенные характеристики налицо.
И на пятачок, высунувшийся из-под кителя. Похоже, придется вымыть и дать нейтрализатора, если его успеют разработать. Хотя, судя по характеристикам, эффект не долговременный, тут, скорее, нахождение в зоне риска влияет.
Все допущения Интар вносил в падд, пересылая медикам. Наверняка уже вовсю просматривают, затребуют образцы, как впрочем и тех, кто подвергся воздействию. Хорошо, что препарат защищает. Плохо, что вообще есть от чего защищать.
Бенет, не стоит их чистить, звезды должны светить ровно тем светом, который есть. Это позволит точно определить спектральный класс, наличие планетарных систем, возможно соотношение спектрального класса и экосферы.
Арман бы махнул рукой с любимой фразой «Интар, не дави интеллектом», но сейчас терминология была всего лишь способом вырвать – если удастся – сознание офицера в привычную реальность из дурманящего плена иллюзий.
Грибы пыхнули еще сильнее, пыльца рассыпалась в воздухе, отчего стало еще жарче и труднее дышать. Джар’ра зафиксировал период выброса спор, как и то, что чипидрисы находились близко к кастанедам.
А теперь отползли, не допуская попадания спор на тело в большом количестве. При прикосновении сжимаются, слизь не усиливается, защитного механизма нет, что свидетельствует о медленном размножении и отсутствии естественных врагов в пещерах Квиринала. Поведение не меняется, что позволяет говорить о резистентности к токсинам грибов, – Интар надиктовывал наблюдения, тут же повернувшись к Фалку. – Сейчас установят систему очистки и мы сможем выйти. Пинки наверняка голоден.
Почему Бенет назвал капитана принцем эльфов?
Система очистки установлена? Медотсек, что у вас?

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+4

15

В этой одёжке тепло. Почему Клава не даёт свои поносить, ведь у него такие чистенькие копытца, такой милый пятачок!
И вообще, эльфа надо греть. Вот так, Бен, правильно, и тут почеши. А я похрюкаю. Говорите, говорите, мне хрюхорошо… Приииилестно! Ещё чеши. И вот это тоже. Эй, а этот карман не убирай, он пахнет. Да, точно, сухариком. Пахнет же! Пальцы уберрр-ви! Ага, вот так, вот сюда.
Хрусть-хрусть, прощай грусть! Кормят, не визжат в ухо, греют, звёздочки вокруг, я эльф, я могу летать!
Не хочу пока что. Бен, грей, я спою! Пока Клава не нашёл, а кто у нас Клава? А Клава красотуля капризная, хрю.
И вообще, почему принц так смотрит? Волнуется? Правильно, мало мне одного сухарика.
Там Пинки, да? – донеслось отголоском от входа в пещеры. – Пинки! Пустите, я погибну с ним, я умру в этой мерзкой и холодной скальной половой трещине! Пустите, мне не жить без моего свинки! Капитан, спасите его, пустите меня, прикажите им!
Голос звучал слабо и, казалось, удалялся. Пинки довольно хрюкнул и принялся обнюхивать остальные карманы кителя.
[NIC]Клава Плохуна[/NIC]

+4

16

В одном из коридоров, где они, еще только высадившись, обустраивались под споры и шутки, шум и указания, его втолкнуло в поток воспоминаний.

Полет до планеты дался непривычно тяжело, а ноги поначалу и вовсе не держали. Быть может, причиной тому была сжимающая сердце тоска? Или надежда, что здесь, в новом для них мире, ему найдется место не только как юному врачу. Здесь они – семья, сплотившаяся, чтобы выжить в новых условиях, поддерживая друг друга.
Первые шаги – выйти из шаттла, сцапать свой небольшой рюкзак с вещами первой необходимости, просеменить следом за остальными, чтобы не мешать другим...
И почти сразу с кем-то столкнуться, извиниться, шагнуть испуганно то ли вбок, то ли назад, теряя ориентацию в пространстве, запнуться о свою же ногу и плюхнуться болезненно на задницу, судорожно прижав к себе так и не закинутый на плечи рюкзак – да, так умеет только он, и в этом весь он. Благо, хоть додумался все хрупкое сгрузить в общие коробки да подписать, а то точно разбилось бы. Подняться под тихие смешки, отзываясь на них своими, и вправду, словно от этой выходки внутри лопнула какая-то стенка отчуждения: появились незамечаемые до этого звуки шагов, шепотки, странный далекий звон, тихие смешки и разговоры.
Всем им предстояло обживаться на новом месте и стоило поспешить, чтобы не остаться в самых невыгодных условиях. Первые группы отправились на исследование ближайших територий и рапортовали о безопасности среды. Добившись таки разрешения, он, как и остальные, постарался найти в ближайших «комнатках» наиболее удобную для себя, кинул там вещи и направился к общему сбору, на ходу тяжело выдохнув, словно отпуская наконец-то прочь из сердца сжавшие его боль и тоску. Впереди новый дом, новая жизнь, сотни спасенных жизней, стремления и мечты.
Вслушиваясь в разговоры и обсуждения, юноша так же выслушал и инструкции, выписав себе некоторые наиболее удачные тезисы, а после торопливо нашел Анзора, чтобы получить указания и распоряжения наперед. Сейчас важнее всего было настроить оборудование и оценить обстановку, поэтому Леон старался быть в гуще событий, поднося и помогая разбирать там, где не хватало рук, откликался, когда зволи помочь, да и вообще… Все это позволяло просто не думать о том, что где-то там вдали будет безжизненным остовом плыть среди холода и тьмы их «старый дом», соратник, что выбрал отдать свое тело во благо их. Так не было времени задуматься о том, что уже свершилось, что предстоит свершить, а чего не изменишь уже никогда и ничем.

Впрочем, выдернуло его шумом в переговорном, заставив поморщиться – пускай голос на том конце был привычно уверенным, но явно встревоженным. Леон тут же вызвался добровольцем, чтобы не отвлекались более опытные и умелые. Что стоит отнести в указанную точку указанные предметы? Дело нескольких, максимум десяти, минут. Дольше готовился и натягивал скафандр.
Капитан, Леон Лальман на месте с требуемым. Я могу проходить для помощи, или... – звонко отозвался и выслушал указания, прервавшись и хмурясь: оставлять капитана с неясной опасностью отчаянно не хотелось, однако кто ж его будет слушать.
Развернуться, добраться до медотсека, чтобы помогать там, где сможет, отчитываясь о проделанной работе практически с гордостью – не уронил, не сломал, даже не навернулся. Не обошлось и без почти привычных эксцессов – уронить один из препаратов, чудом перехватить и удержаться, не давая себе свалиться на идущего мимо с очистителем медбрата? Это да, это он умеет. Тот проводил насмешливым фырком и поспешил дальше, а Леон со вздохом облегчения донес, что велели, в отсек, куда должны были поместить пострадавших.
Хм, а пострадавших ли? Узнаем-с, да...
Можешь, можешь, – на бегу взмыленный Сахим покривился слегка на звон неподдельного энтузиазма в голосе одного из юных. – Сам вызвался? Вот и иди, мне пока некогда, а твоей квалификации хватит на оказание первой помощи. Да не забудь напомнить этому неуемному, нашему капитану, что, ей-богу, я из него шушпанчика сделаю, он дождется. Потому что... Когда снаружи дождь, шушпанчик гуляет дома. В плаще. Под зонтом.
Гнать капитана в медотсек? – задумчиво уточнил Леон.
Всех, всех в медотсек, – почти не слушая, почти бездумно пробормотал Анзор, но хоть и бегло, а фирменную, кривую и очень нехорошую ухмылку продемонстрировал, тут же занимаясь еще чем-то недоустановленным. – И это чудовище, голосистое во всех смыслах, тоже волоки назад. Господи, которого нет, вот же наказание нам... Помните, как в той истории – «Операция по смене пола прошла ужасно. Я возмущено».
Сахим качнул головой и нырнул в темный угол к неразобранному оборудованию. Более не нарываясь на мечущихся туда-сюда старших, Леон бегло осмотрелся и мирно выбрался из медчасти, направившись обратно. Правда, пробраться сквозь «заслон» так легко не вышло, пришлось немного поиздеваться над переговорным.
Капитан, а капитан, меня попросили передать... – и Лальман послушно выдал фразу Анзора с дополнением, что ждут в медотсек уже всех и скопом.
[NIC]Леон Лальман[/NIC] [AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/744/976544.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдер Тейшейра (Сегодня 02:28:30)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 154. Лови свинку, пока горячо!