Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 178. В ритме вальса


Сезон 4. Серия 178. В ритме вальса

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 2446 г, 2 июля, 12:00-20:00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741).
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Павел Чехов (Антон Ельчин), Леонард МакКей (Питер Гудчайльд), Владислав Т'Лэмик (Владислав Бордовский).

https://pp.userapi.com/c851332/v851332961/1114df/uj4vGDMQnRo.jpg

0

2

http://sd.uploads.ru/E3VBi.jpg

По программе полёта в «Страж» подошёл с затенённой, ночной стороны к третьей планете системы. Как более перспективную в свете построения колонии, её решили исследовать сначала, оставив на потом четвёртую, сильно удалённую от здешнего солнца.
Кружились на тёмно-синем фоне местного полуночного неба раздёрганные своей мощью белоснежные спирали мощных циклонов, подсвеченные непрекращающимися голубыми вспышками молний. Но сопровождающих обычные грозы трескучих атмосферных разрядов в чувствительнейших приёмниках космокрейсера не было слышно. Как не было слышно вообще ничего.
На дневной стороне голубой небосвод, припудренный кое-где серебрящимися прядями облачности, абсолютно ничем не отличался от небес других планет земного типа. Зелёно-коричневых материков, привычных на глобусе Земли, на висящем посреди обзорного иллюминатора уютном шарике, правда, не было – массивы суши окрашивались в праздничный, оранжево-красный цвет.
Эка невидаль! Никого из собравшихся в рубке это нисколько не удивляло. Растительность и горные породы могли быть, и зачастую были, самых непредсказуемых оттенков. Скажем, на погибшей Дэйре леса белели, как бумажные, и, поочерёдно освещаясь двумя солнцами, становились то красными, то голубыми, будто над ними равномерно включалась неоновая вывеска.
Эта же планетка выглядела вполне заурядно, вахтенные на командном пункте «Стража», как на подбор, выходцы с Коры, завершили очередную корректировку орбиты. Рики Барони выплюнул на пол жвачку:
Чёрт, жрать хочу!
Иди поешь, – не отрываясь от монитора, откликнулся Дини.
Угу, второй раз! Я и так толстый.
Неро бегло, но цепко осмотрел друга. Эпитет «толстый» не грозил приложиться к поджарой фигуре любого Барони в ближайшие два-три десятка лет. Рикардо кокетничал:
Представляешь, пью «психические» таблетки, от которых превратился, как говорят доброжелатели, в пончика… Мрак! Месяц собираюсь соблюдать диету… Я бы давно на неё сел. Но для этого, понимаешь ли, надо силу воли…
– Этого я тебе могу отсыпать, только подставляй карманы. Много сыпать?

Как лекарства от жадности: «Побольше, побольше!», – сварливо прочастил старший близнец. – Чиро, глаза разуть не можешь, что ли?! – экспрессивно возопил он, углядев изменившиеся показания на мониторе. – Орбитальную траекторию поправь. Это странное излучение её всё время сбивает.
В половине первого по корабельному времени Иммобиле вывел «Стража» на низкую стационарную орбиту. От поверхности нового мира корабль отделяло каких-нибудь полторы тысячи километров. И визуально следов цивилизации на планете не наблюдалось. Ни дорог, ни чего-либо, пусть отдалённо напоминающего искусственно возведённые объекты. Эфир глухо молчал, не слышалось даже шума и треска атмосферных помех – неповторимого дыхания каждого мира. Вот это было, мягко говоря, необычно.
Капитан на мостике, – тоном ленивого наблюдения за погодой сообщил остальным Неро, покосившись на дверь, убирая локти с пульта и выпрямляясь на сиденьи.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (06-05-2019 18:12:10)

+2

3

Капитан отпил кофе, блаженно прищуриваясь, и вытянул под столом ноги. Какая, к дьяволу разница, если в кают-компании пусто, как в желудке Гундарака после продолжительной спячки. Иногда Джеймсу казалось, что он держится лишь на кофе и виски, неиссякаемые запасы которого хранились у его начальника медицинской службы. На душе было муторно и грустно… Иногда капитан и сам не понимал, почему. Хотелось чего-то большего, чем собственный звездолет и космос за бортом… Чего-то недостижимого… Невозможного… Просто – стать обычным человеком и жить… долго и счастливо. С кем-то… а не с его вечными спутниками – тенями.
И что там говорил Пашка…
«Мечтать не вредно», – кажется. Так и есть.

Любил, любить не перестану
  Свою заветную мечту,
  Беречь в груди ее, как манну,
  Как идеала чистоту.
  Она, как сон, неповторима,
  Тепла, нежна, как солнца луч,
  Наивна, как дитя игрива,
  Сладка, как родниковый ключ…
  Похожую имеет каждый,
  Но понимаем лишь тогда,
  Что нам на самом деле важно –
  Когда несбыточна мечта.

Слова эхом пронеслись по помещению и рассыпались дождем серебристых искорок, ложась на сердце капитана и выжигая очередной шрам.
Нужно было отвлечься, и работа была самым оптимальным вариантом. Как и кофе с малиновым пирогом.
Как-то неправильно действуют чужие берега на тебя, капитан Гордон, – фыркнул Джеймс. – В лирику впадаешь, глупостей всяких хочется.
Притянув к себе падд, он вывел на экран изображение планетарной системы, сосредотачиваясь на изображении.
Третья планета от солнца, совсем как Земля…
И именно в этот самый момент Гордон понял, как же сильно хочет домой. Просто до безумия. Но, увы, это была всего лишь еще одна недостижимая мечта. Новый мир цепко захватил их в свои лапы, не желая отпускать, буквально наслаждаясь их агонией и неопределенными метаниями от одной звездной системы к другой.
Что-то ждет их в новом мире?
Подумав, что с философией пора завязывать, Джим решительно принялся за пирог, иногда прикрывая глаза и смакуя на языке вкус. А если еще запивать его кофе – просто божественно.
Маленькое гедонистическое удовольствие капитана прервал сигнал оповещения, возвещающий о том, что пора бы и честь знать и начать наконец работать.
Одним глотком допив кофе, Гордон сгрузил посуду в стерилизатор и пошел на мостик, уже предвкушая будущую посадку. Как ни крути, иногда и бравым космическим волкам хочется ступить на бренную землю.
Поприветствовав экипаж, Джеймс плюхнулся в кресло, мгновенно анализируя данные.
Садимся в заданной точке, – коротко приказал он, откусывая кусок от огромного румяного яблока. – Траекторию полета с возможными отклонениями мне на падд…
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA]
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN] [STA]И только боль моя острей – стою, огнем обвит, на несгорающем костре...[/STA]

+3

4

Траекторию полёта с возможными... Есть, сэр! Чиро, задница, у-уйди отсюда!
Поджарая жопка корианского нафигатора, нависавшая над креслом пилота, была сдвинута, Пашка получил по затылку, ловко увернулся, ткнул сменщика в бок и заулыбался во все зубы: не каждый день умудряешься ткнуть величайшего корианского капитана в косую мышцу пресса. Ну, вернее, как – ПалАндрейчу вот везло даже в этом, он тыкал перманентно, порой даже два раза в сутки, но не все же такие счастливчики!
Траектория готова, сэр!
Гордон в капитанском кресле сидел, Дини с мостика катился – Пашка окинул его беглым взглядом и довольно хмыкнул:
Рикардо, не знаю как ты, а вот Неро совсем не толстый. Сгоняйте поешьте нормально, там такой пирог малиновый, м-м-м...
Живот предательски забурчал: сам ПалАндреич ел часов семь назад, потом что-то затянуло такое себе чтиво по нейтринной осцилляции, короче, вынырнул за полчаса до пересменка, едва в душ успел. Загривок вон мокрый ещё... А пирогом пахло от капитана. И кофем. Эх...
Bene, Nero, hai intenzione di mangiare, come dice questo appassionato?
– Не обзывайся, я тоже знаю корианский
, – пробухтел Паша, пытаясь распутать творчество Чиро. – Эй, товарищ сменщик, ты что тут нагромоздил? А, а... А! Понял. Не, ну кто ж через септу загибает-то! Старая школа, у-у...
Какой-то сопливенький энсин покосился на Пашу уважительно, и ПалАндреич с лёгкой тоской вспомнил, что он уже лейтенант. Опытный пилот с семью годами рейсов за плечами. Жуть.
Начинаю посадку, – выдох вышел трагичным, и с МХАТовским драматизмом Паша заломил брови. – Ничего не обещаю, у меня тут приборы бунтуют. Terminator, suka, vosstanie mashin... Попытаюсь аккуратненько, как киса лапой... Капитан, снижение разрешаете?

[AVA]http://s5.uploads.ru/YLSHD.jpg[/AVA] [NIC]Паша Чехов[/NIC] [STA]Он русский. Это многое объясняет[/STA]

Отредактировано Антон Ельчин (21-09-2019 21:04:24)

+4

5

Не-толстый Неро, конечно, катился, но та-а-к медленно, как будто весил тонны три, потому что… во-первых, оставаться наедине с болью в каюте – то ещё удовольствие, его бы воля, он и не уходил бы отсюда – что отвлечёт лучше поглощённости работой? Во-вторых, надо быть человеком совершенно апатичным и нелюбопытным, чтобы уйти с мостика в момент посадки в новом мире, а таких не берут в космона… в космонавигаторы, значицца, не берут, как и в Звёздный флот вообще. Так что две очень веских причины делали скорость штурманской «тележки» даже не черепашьей – улиточной. Да ещё и третья причина имелась – будь сам Дини капитаном, ни за что бы н незнакомую планету не стал сажать весь корабль, аэрошаттлом бы обошёлся. Тем более – на такую планету, где даже на подлёте с аппаратурой чёрт-те что творится. Однако решение капитана – закон, с его приказами не спорят, а он, Неро, даже не старпом, и быть им никогда не мечтал. К тому же Джеймс Гордон – легендарный на весь флот пример везучести и интуиции – может, и сейчас у него какой-нибудь «План Ы» в мозгу включился, так чего встревать со своими сверхценными мнениями, если даже вулканец помалкивает? Вот, значит, молчим в тряпочку и… едем-не-едем.
Non voglio. Ora non voglio. L'appassionato ha mangiato da solo, mi chiedo? – отмахнулся он от Рики, и отметил про себя, что тот тоже как-то прикипел взглядом к обзорному иллюминатору, но таки с места сдвинулся и смылся, покуда Дини следил за тем, как ПалАндреич рассчитывает своё «киса лапой». Только фыркнул многозначительно на словах про «загибающую старую школу» – к нему-то это еще пуще относилось, чем к Чиро. Вот опять же, появился повод задержаться – надо же скептически подёргать бровью на методы школы новой? В этом сложнейшем цирковом номере одного вулканца маловато. И двух маловато.
Сила воли, отсыпанная штурманом, пока не усвоилась молодым корианским организмом – Рикардо принёс-таки перекусить. Он любил сладкое и поглощал его в количествах, превосходящих всякое разумение, но корм был не в коня. Вот и сейчас Барони поставил на боковой пульт тарелку с чёрствыми бисквитами, остававшимися от завтрака, один взял сам, запихнул в рот, а остальные придвинул поближе к навигатору:
Пожуй, не то скопытишься. Знаю я тебя, опять ужин пропустишь.
Фи, – запривередничал Дини. – Если у нас день французской кухни, то где камамбер, рокфор, устрицы и лягушачьи лапки? Нету? Какой пассаж! Какой кошмар и афронт! И где шампанское, анжуйское и бургундское?! Где коньяк?! Где, на худой конец, сидр?! Всухомятку сам грызи.
Вина не дам, – серьёзно отрезал Рикардо, – окосеешь с непривычки, да ещё с голодухи. На черта мне поддатый напарник? Нам ещё в рубке дежурить.
А мне на черта? Если мы бутылочку раздавим, угадай с трёх раз, кто раньше под пульт упадёт? У нас и без зелёных чёртиков тут весело.
Лучшие друзья девушек – это бриллианты, а лучшие друзья Барони – зелёные чёртики. Я их обидеть не позволю, – Рики ещё ближе подвинул тарелку: – Ешь, говорю. Чем ты вообще живёшь?
Святым духом. – Неро взял самый маленький бисквит. – Разве ты не видишь ореола святости вокруг моего одухотворённого лика?
Вот это зеленоватое трупное свечение? – шумно отхлёбывая из кружки кофе, забелённый молоком до неузнаваемости, осведомился усердно жующий напарник под шипение Неро «не при остроухих же, идиот!..». – Вижу. Оно портит впечатление, мне расхотелось быть святым.
Пашке штурман старательно не мешал, не влезал в работу, не отвлекал… они с Рики так… журчали умиротворяющим фоном, и так увлеклись, что появления Боунса не заметили.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA] [AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

+3

6

И помните главное: космос – это болезни и смерть во мраке и пустоте! Всегда готовьтесь к худшему, на лучшее можете даже не надеяться. Тех, кто предпочитает уповать на кого-то кроме себя  - милости прошу из медслужбы в службу падре Адамса. Если не справляются медики, засучить рукава и расчехлить оборудование приходится священникам. А теперь всем занять рабочие места согласно штатному расписанию. Резервным группам – в личные помещения. Сегодня у вас из досуга – только сон, – закончил доктор МакКей воодушевляющую речь для персонала.
А закончив, незамедлительно направился на мостик. Во-первых, потому что он уже давно был во всеоружии: гипо заряжены до отказа, тревога медотсеку «отрепетирована» 12 раз, из них 9 даже получили от МакКея «зачет», оборудование и персонал в полной готовности, физической, интеллектуальной и идеалогической. Последнего, в том Боунс был убежден, нельзя было никак сказать про собравшихся сейчас на мостике. А это, в свою очередь, обуславливало во-вторых – нужно срочно повысить уровень идейной подкованности членов экипажа, которым боевой дух и патологическая способность находить неприятности на нижние девяносто даже верхом на сферическом коне посреди чистейшего вакуума, неизбывно компенсировали отсутствие здоровой осторожности. И хотя капитаном корабля был Джеймс Гордон, голова больше всех болела у главы медслужбы. И сегодня эта головная боль имела все шансы превратиться во взрыв мозга, от чего упомянутый глава был несколько не в духе.
Вот что вы хихикаете, энсин? – рявкнул МакКей на Чехова прямо «с порога», сразу переходя к правильному идеологическому внушению, минуя лишние в данной ситуации приветствия.
Школами они тут меряются! Нашли время! Вы хоть понимаете всю серьезность ситуации?! Мы высаживаемся на неизвестную планету в неизвестном секторе космоса. Вы хоть представляете, какие неизвестные науке смертельные и калечащие заболевания нас там ждут?
Вот вы, капитан, от вас кофе за версту несет! Вы проспали положенные физиологической нормой 8 часов сна? Или мы будем встречать полный новых опасностей мир на вашем везении и недосыпе?
А вы? – не унимался Боунс, взявшись теперь за корианцев: – Калории решили посчитать? Похвально! Только ни разу не вовремя! Ужинать надо было нормально, а сейчас стоило бы воздержаться от приема плотной пищи на случай экстренного операционного наркоза. А вы, Дини, вам вообще здесь не место! Идите вы в медотсек!
Все сказал? Кажется, да! Хорошо так получилось, душевно и с чувством. Атмосфера умеренного ужаса на мостике – залог будущего здоровья экипажа – это известно любому СМО.

+7

7

Т'Лэмик поднялся ни свет ни заря. Ещё со вчерашнего вечера в его голове роились мысли по поводу адаптивного отражателя, который мог бы позволить уклоняться от 3-5% вражеского огня. Достаточно было лишь определённым образом расположить структурные элементы на новой вариации формы. Этим Т'Лэмик и занимался, пока экипаж приступал к изучению новой планеты. Планетой больше, планетой меньше – это событие не могло отвлечь Влада от реализации собственных идей, как не отвлек и поступивший приказ капитана приготовиться к посадке. И лишь когда корабль действительно начал снижаться и входить в верхние слои атмосферы, Т'Лэмик очнулся, непонятливо покрутил головой и, будто ошпаренный, полетел в сторону мостика.
Идея садиться на неисследованную планету казалась Владу чистой воды сумасшествием – зачем рисковать всем экипажем, когда можно отправить сперва небольшой шаттл? Ну, или, если досканально следовать всем инструкциям – сперва провести глубокое сканирование, а потом уже стремглав ломиться туда, куда не ступала нога человека.
Конечно, Капитан может с лёгкостью своего шилопопного характера наплевать на все директивы и, похоже, именно этим он сейчас и занимается, но как ответственный офицер по тактике, Влад обязан присутствовать при такого рода событиях, чтобы иметь возможность повлиять на происходящее с минимально возможной задержкой.
Добравшись до мостика, Влад про себя отметил, что вновь не ошибся, предположив, что у капитана, как выражаются на Земле, будут «гореть глаза». Джеймс был настолько увлечён происходящим, что, казалось, и вовсе не замечал происходящего вокруг него.
Влад присел за пульт управления и начал изучать данные, поступающие от датчиков. Несмотря на то, что корпус «Бесстрашных» был специально спроектирован с целью минимизровать риски при посадке на исследуемые планеты, звёздный крейсер всё ещё был прежде всего звёздным и не предназначался для таких выкрутасов.
Первое время всё шло нормально – везение шло бок о бок с капитаном Гордоном и сенсоры показывали идеально ровные значения в пределах допустимых колебаний. Влад, даром что тактический офицер, не уважал излишнее безрассудство, но если человеку везло раз за разом – значит, это не безрассудство, а импровизация, основанная на богатом опыте. Одно и то же – но звучит совершенно по-разному.
Фиксирую искусственный сигнал, – вдруг произнёс Влад, нахмуриваясь.
«Нет, кажется, всё-таки безрассудство».
[AVA]http://sh.uploads.ru/R62Zp.jpg[/AVA] [NIC]Владислав Т'Лэмик[/NIC] [STA]Русский? Ромуланец? Адская смесь![/STA]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 178. В ритме вальса