Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 92. На чужих берегах: переплетение стали и неба


Сезон 4. Серия 92. На чужих берегах: переплетение стали и неба

Сообщений 1 страница 30 из 76

1

Время действия: 2447 г., 1 марта, 12:00-16:00.
Место действия: каппа-квадрант, пиратский драккар «Аноис», «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), каюты экипажа, мостик, планета-колония Фрея, пещерный город Квиринал.
Действующие лица: Арденн Олл (Клеменс «Драхен» Харлок), Лейхен Линкс, Шангхар Джеро, Ольгрейн Эйо, Дейланн Камо, Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Март Ландаль (Томас Коффури), Валерис (Джереми Самптер), Леонард МакКей (Питер Гудчайльд), Интар Джар`ра (Кел Мартон), Мария Кельх (Мария Кравиц), Чиро Иммобиле (Уильям МакГроу), С`Андарак (Джек Каннингем).

http://s7.uploads.ru/40tyA.jpg

0

2

Личный дневник капитана, первое марта сорок седьмого года…
Джеймс с удовольствием потянулся и, усевшись на краешек кресла, устроил ноги на столе:
Наш звездолет возвращается из довольно длительного путешествия обратно на Фрею. Очередная попытка найти дорогу домой с треском провалилась. Единственное, что удалось выяснить, что структурная аномалия, забросившая нас сюда, возникает с неопределенной периодичностью. Хотя было понятно и так, учитывая попадание сюда «Квиринала». Попытки создать портал для возвращения обратно поставили в тупик ученых и техническую группу.
Видимо, нам так и суждено бесконечно скитаться между чужих созвездий и любоваться непривычными взору звездами. Очень не хочется думать, что мы останемся здесь до конца дней своих. Но, вопреки всему, команда не унывает и не теряет надежды. Собственно, как и я. Никто даже и подумать не мог, что очередная миссия, навязанная нам командованием, закончится таким образом. Главное, чтобы не стало еще хуже. А так «Страж» продолжает выполнять свою непосредственную задачу – исследовать самые удаленные уголки галактики.
Как говорится…
Открыты Звездные Пути
Для душ трепещущих и страстных
В чертогах Вечности прекрасных
Найдут приют всегда они…

Сигнал будильника, возвещающий о скором начале смены и совпавший по времени со звонком в дверь, застали капитана врасплох. Дернувшись от неожиданности, Джим потерял тщательно выверенное равновесие и рухнул на пол.
Рози, открой, – раздраженно прошипел капитан, поднимаясь и отключая запись. Собственно, винить-то было некого, кроме себя самого.
За дверью было совершенно пусто. Никого, желающего вступить в личный контакт с его светлейшеством, так сказать. И только у самого порога сиротливо пристроилась небольшая коробочка, перевязанная бантиком. Оглядев коридор, Гордон пожал плечами и, прихватив ее, вернулся обратно.
Достав карточку с ажурными письменами, прикрепленную к коробочке, Джеймс с выражением прочитал:
Джеймс…
Твои глаза, что изумруды,
Мой бренный освещают путь…

Про светлый лик, чарующий стан и прочие свои выдающиеся характеристики, Гордон, поперхнувшись, дочитал уже про себя.
Компьютер, вывести мне на терминал запись с камер видеонаблюдения жилого сектора. Приоритет – коридор, где расположены каюты старшего офицерского состава.
Дожидаясь выполнения команды, Джим открыл коробочку и с недоумением уставился на браслет, выполненный в виде изящной серебристой змейки.
«Дожил, блин, уже украшения дарят», – озадаченно подумал Гордон, аккуратно цепляя змейку пальцами. Вот этого делать точно не стоило. Змейка шустро обернулась вокруг запястья капитана, несколько раз, видимо, чтобы наверняка, и прикусила собственный хвост.
Джим выругался, пытаясь отцепить браслет, но не тут-то было. Материал, хрупкий на вид, оказался крепче титана. Выругавшись еще раз, Гордон добыл из недр стола завалявшийся там трикодер и просканировал объект.
Структурные компоненты неизвестного капитану металла изящно переплетались с биологическими. Можно было бы даже порадоваться фантазии неизвестного дарителя, если бы не встроенный маячок. Кому и зачем было нужно знать, где в данный конкретный момент находится капитан?
По идее, состряпать подобную вещицу мог любой из экипажа, а вот взломать систему безопасности, чтобы подделать записи с камер, только гений. Пустой коридор и появившаяся, словно по волшебству, коробочка… Круг подозреваемых значительно сузился. Теперь осталось взломать подпрограмму и, вуаля, таинственный злоумышленник будет вычислен.
Но это можно сделать и на мостике, ибо слушать очередную лекцию старпома об ответственности и соблюдении правильного режима было лень. Нет, Гордон уже научился погружаться в собственные мысли, кивая и поддакивая в нужных местах, но сейчас его гораздо больше интересовало произошедшее. Решив, что заглянет к инженерам или биологам уже после смены, чтобы попытаться избавится от украшения, Джеймс пошел на мостик.
Все шло своим чередом, поэтому Гордон спокойно устроился в кресле и с сияющим взором обратил все свое внимание на падд, с головой погружаясь в решение задачи. Как говорится, вызов брошен... Спустя какое-то время Джим ухватил суть и сейчас… Вот-вот…
Капитан…
– Мистер Гордон…
– Капитан Гордон!
– Джеймс!
– Джим!!! –
рявкнул Валерис над самым ухом Гордона.
Капитан поднял глаза накоммандера, и тут же чертыхнулся, поняв, что упустил найденное было решение.
Взглядом, которым Гордон одарил вулканца, можно было бы дотла испепелить парочку-другую планет. Даже жители городка, в котором имел счастье долгое время жить маленький Джимми, предпочитали испариться, прихватив с собой домашних животных, прекрасно зная, что сейчас что-то будет… Старпом же не отреагировал никак… Разве что бровь задрал, сетуя на нелогичных людей.
Капитан, разрешите доложить?
Докладывайте, коммандер, – вздохнул Гордон, невольно почесав запястье.
Покосившись на руку Гордона, Валерис бодро ответил:
Сканеры засекли повышенную активность тахионных частиц и гравитационные всплески, повторяющиеся с определенной амплитудой, а это значит…
Это значит, что ловушка, в которую мы попались, снова активна, - закончил Джеймс, мигом выбрасывая все посторонние мысли из головы.
Интересно только, какие гости пожалуют к ним на этот раз?
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA] [NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN][STA]И только боль моя острей – стою, огнем обвит, на несгорающем костре...[/STA]

+14

3

От напоминания Харлока о том, что кораблем можно управлять и мысленно, Лейхен отмахнулась молча, лишь дернув плечом. Словно надоедливую муху согнала. Она, как и любой подросток, легче и лучше взрослых жила в реальности современных гаджетов. Всех этих мысленных приказов, визуализаций. Но, вот странность, при всем этом предпочитала кнопки и рычажки или хоть сенсорный экран. Что-то, что может продублировать отданный мысленно приказ, если тонкие настройки техники вдруг сбойнут. Да-да, такого не бывает. Она знала. Много чего не бывает, угу. А своя паранойя – ближе к телу.
И вдруг пальцы девочки дернулись, а глаза расширились. То, что сейчас прозвучит: «Боевая тревога!» она поняла, наверное, за секунду до капитана. Или, как минимум, одновременно с ним. Потому что как раз следила за состоянием и защитного поля тоже, когда оно… вдавилось. И не просто вдавилось, а… словно на долю секунды приобрело совершенно иные параметры. Было ощущение, что в них врезалось что-то, не просто проминая поле, но и… впитываясь в него. Так не бывает, говорите? Любовь к кнопочкам была забыта. Юнга с головой ушла в визуализацию, ощущая корабль чуть ли не собственным телом, и потому быстро ориентируясь во всех нарушениях. Ой, мама дорогаяяяя… – Ее лицо скривилось, как от боли. Но всего на миг. Словно сильный ушиб – в первую секунду боль кажется нестерпимой, а потом понимаешь: ничего страшного.
Адреналин щедро плеснул в кровь, реакции ускорились. Девчонка дрожала, как молодой щенок гончей на свой первой охоте: мелко-мелко, зато вся, от кончиков пальцев на ногах до кончиков ушей. Харлок, кстати, зря переживал, что она что-то там будет пытаться осознать. Женщины мыслят иначе. Главное она поняла в первую же секунду: беда. Не скоро случится, а вот – уже. А раз уже – то нервы в сторону. Как мать с четкостью автомата будет передавать врачу симптоматику тяжелой болезни ребенка, так и Лейх принялась передавать капитану самые важные изменения в показателях систем. Никакой отсебятины, никаких личных мыслей – только «пакеты передачи», образами. Каждый образ – о конкретном изменении. Все вместе – легко развертываемый в целостную картину «аккорд». При этом она следила, чтобы ее мысли, образно выражаясь, не орали пирату в ухо, а шли как бы вторым планом. Как повторяющийся отчетливый шепот, который можно не замечать, если не до того. Но, при этом, «взять» инфу можно было в любую секунду, не напрягаясь. Сейчас было не до детского выпендрежа, и девочка подстроилась под своего Учителя полностью – практически идеально. Как подстраивается под хозяев опытный дворецкий – вот вроде его и не видно, а все нужное всегда под рукой.
В общем, она сейчас была последней, кто требовал капитанского внимания и времени. Во всяком случае, до того момента, пока понимала, что ей делать. Только вот дрожала все сильней, как в лихорадке. Ну да от этого не умирают.

Отредактировано Лейхен Линкс (15-05-2019 13:52:53)

+13

4

ФИО. Драккар «Аноис». Камбуз

Да, шутка явно удалась, сгладила взаимную неловкость, вполне сошла за благодарность хотя ей будет еще время… может быть, а нет – так непременно выражена будет делом), Тигр все понял верно и отреагировал ожидаемо и правильно. Лорд Эйо довольно ухмылялся – навыки белого он за время заложничества не только не растерял, но, пожалуй, развил еще нехило. Да и... предки совоокие, у них же с Шангхаром только что образовалось звено, ну разве он не счастливчик?..  Шанс-то на такое везение один на полмиллиона, а если учесть, что не с родичем и не с наставником или воспитанником – вообще выпал и реализован едва ли не второй-третий в истории расы.
Как ни удивительно, за время бодрящего и скоростного кросса по коридорам этой палубы драккара до лифта, который должен доставить их на вторую к мостику, бесшумно стелющийся в беге-полете Лейт успел заметить краем глаза парочку лично созданных иллюзорных кадавров – они еще доплясывали в закоулках, кружились, приседая, и вскидывая оперенные руки с огромными бубнами, беззвучно били в туго натянутую, золотисто просвечивающую кожу бахромчатыми колотушками из заячьих лапок. Однако. Значит, в создании иллюзий, по крайней мере, ближнего действия, он тоже не совсем умения растерял, хар-рошая новость, она тоже добавилась позитивненькой краской в общерадужный спектр предвкушения и азарта, который вернулся к Ольгрейну, едва он выскочил из смертельной усталости – живучие все-таки существа дуэнде, в ступе не утолчешь, как говаривала бабушка, – в лифте совиный лорд улыбался – не во весь рот, но заметно. От лорда Джеро хорошее настроение утаивать не было нужды… да и от прочих тоже, с чего бы? Напротив, всем на пользу, так что в командном посте Ольгрейн Лейт Эйо появился свежим, как огурчик и бодрым, как утреннее солнце. Ах, ну да, и, естественно, готовый к труду, обороне, атаке… ко всему, в общем, готовый. Будто не было двухсот двадцати пяти лет праздности и лености, он на мостике «Дакатара» к бою и всему последовавшему за ним был меньше готов, если честно.
Лорд Олл, леди, – девчушку он ментально погладил по нежной еще котеночьей шерсти, успокаивая, просто так, для повышения общей продуктивности и во избежание последствий – диковата же кошечка, наверняка ее не с пеленок учили мгновенно приводить себя в норму – хотя бы потому, что правильно воспитанный котенок себе бы гормональную бурю такую еще в начале пригасил, не допуская, чтоб организм пошел в разнос. Умирать от такого не умирают, конечно, но восстанавливаться придется долго, а сейчас время слишком дорого. – Где мы, что по курсу, – а, можно было просто глянуть на мониторы, эти вопросы сняты, но не следующий: – и что делать мне?

http://sh.uploads.ru/iGwTs.jpg

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (20-05-2019 18:35:33)

+8

5

http://s5.uploads.ru/wm921.jpg

Чиро, Чиро, убери грабли, втяни пузо, я смотрю!
Машенька подлетела к креслу навигатора, быстренько пихнув на своё место кого-то из пилотов помладше, и вперилась голодным взглядом в экран:
Вот она, хренотень окаянная, вот она! У нас, у простых пилотов, на секунду позже высветилась. Потому что магнитная? Всё через жопу в этой галактике!
Пилотский пульт так близко – ногой подать, рукой чуть-чуть поболе, но тоже ничего – и снова попу в кресло, как десять лет назад, и снова с бешеным восторгом вертеть на голо-штуки три в секунду – а то и семь, и восемь, если бой – расчётных траекторий.
Ну, велика беда! За нами Фрея, куда ж мы денемся! Сейчас кого-нибудь нам выкинет, войдём с ними в контакт – ох, только б не клингоны, они ж начнут шарманку свою – и на планету. А если там знакомые? О, точно! Знакомые! Сейчас сюда б Михала, Лилю, Остина и того детину, который слева направо в одном сапоге, когда старик... Отставить, Манька, тцы! Чужие, может. Клингоны. Или эти, как те, которые обивку жрали, как Чиро рассказал. Или совсем с других планет, с других галактик... Чушь какая. Нет? Это мы не проходили, это нам не задавали...
И не потрещать! Молчать, пилить экран глазами, как дрелью, наждачкой и толстой такой пилой, ржавой-ржавой, и тихо сопеть. Чиро тоже сопит, его слышно; капитана, закисшего над какой-то задачкой, уже проорали до косточек, вишь, подскочил капитанище!
У, орать вулканцы горазды, это ещё по тому противному было понятно: как морду козой, так ничего, а как трындец, так все орут, как миленькие.
Чего я только что подумала? Не важно!
Чиро, Чиро, этот трындец нас не затянет? – завопила Машенька в треть мощности неслабенького голоса, перекрывая вопли окружающих. – Что? Куда ты пиликаешь? Нах** ты пиликаешь? Капитан, что делать, куда править?
Да куда, куда... Щиты на полную мощность, боевая готовность, на отдаление, фазеры – это же Интрепид, она же его, как свои пять... Четыре... А, восстановили же – пять пальцев правой руки! С топливом тут не очень, щиты долго не протянут, так что отойти, приготовиться, ждать, лучше – уйти вон туда, чтоб корона звезды прикрывала, и ещё на градус: визуально не видно, а приборы еще повертятся, прежде чем обнаружить искривление – и полная, полнейшая готовность всех двигателей: здесь Фрея. Там люди без корабля. При всей любви к геройской смерти – ответственность, чтоб её так-перетак... А если оттуда сейчас выползет что-нибудь, от чего ни варп, ни планета?..
Вот и Чиро собрался тоже. Подтянулся весь: корианские навигаторы имеют обыкновение смотреться лихо и придурковато на рабочем месте, если они не Дини, но это до первых звоночков. Потом – как отрезало. Даже ноги свои длиннющие как втянул куда-то: только были, вальяжно подпихнутые под пульт, и уже ушли под сиденье. И капитан собрался.
Ах, хорошо, что Гордон капитан, посмотрим, что предложит. Вернее, что прикажет. Интересно, а если – предположим, ну, в теории, помрут сейчас и Гордон, и Валерис, кто будет управлять корабликом, Чиро или она сама? И ещё любопытно: что бы сделал Интар?
Его авторитет был так высок, что Маша на секунду даже отказалась от своей версии и попробовала представить, что бы сделал капитан Джар’ра, но не преуспела. Сложно было в её деле с вариативностью, когда наилучший вариант, кажется, уже найден.
Одно радовало безмерно, и душа Машеньки пела, пока она – чисто на всякий случай – запихивала в консоль информацию к отлёту на подальше: с мостика эвакуируются последними. Фиг её отсюда выгонят, если чего!

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+10

6

http://s3.uploads.ru/g1RLj.jpg

Эта медитативная практика, так непохожая на вулканские, затягивала, как искренняя молитва.
Нитка бегала между пальцами. Её хвостик, подвисший на указательном, неторопливо оттягивался и соскальзывал; крючок ходил ровно, почти не взлохмачивая нить. После спиц было просто, но непривычно.
Репликатор назвал этот цвет лазорево-синим. Капеллан слабо представлял себе, как на самом деле выглядит лазорево-синий, и потому рисовал в воображении картинку купола восточной мечети: как крючки, уютно утыкались в небо кончики минаретов, а лазурная кровля была его ярче; небо в тех краях очень пыльное. И воображая, как похожи его пальцы на те, что создают арабески и что предназначены для одних только арабесков – быть может, так и было в самом деле? – капеллан Март Ландаль нанизывал на нитку её тугенькие изгибы, ощупывал каёмку и считал: раз петелька, два, двадцать два... Что-то невыносимо тоскливое было в нарядности минаретов. Их, должно быть, писали очень жидкой акварелью по сырой бумаге, а купол просто-напросто промокнули.
Ещё больше загадки, верно, было только в христианском востоке.
Нет, ислам, при его вот уже двухвековой подчеркнутой миролюбивости, не привлекал капеллана. Эта религия была слишком проста, и слишком мало в ней было чего-то родного, того самого, с запахом мышей, черемухи и сонных толстых псов у лавочек, виляющих хвостами.
На Кеплере, – размышлял капеллан, подымая петельку на следующий ряд. – Остаётся что-то невыразимо средневековое. Как в хорошем, так и в плохом. Нет, жаловаться грешно, у нас мирно и благостно: нет пандемий, нет бездомных, нет повальной наркомании... Алкоголизм под одним куполом с ликеро-водочным заводом – это, конечно, большая неожиданность, обычно люди не переносят того, с чем работают своими руками. Ещё одно подтверждение высоких производственных стандартов Федерации, не иначе... Так о чем это я? Да: церковь же на нашей маленькой планете столь же привычна, как запах черёмухи, и столь же опьяняюща для местного, как сама настойка на этих цветах...
И это хорошо. И это, несомненно, очень хорошо... Во утешение слабым. Церковь есмь костыль: подпорка для нуждающихся и лишняя палка для крепких духом... Да.
Пятьдесят две или пятьдесят три?

От окна нестерпимо пахло увядающими фиалками. Октябрь: тепло, мокро, цветы начинают умирать, превращаясь в цветистую кашицу. Оторвавшись от подсчетов, капеллан поднялся, сделал пару шагов к окну и вручную захлопнул ставни. По ним сразу же застучал дождь.
Хочу ещё раз увидеть минареты на Земле и падре Мигеля, – подумал Март, улыбаясь, и вернулся к вязанию. На этот раз медитация и молитва удивительно грели душу.

[NIC]Март Ландаль[/NIC]
[STA]да будет свет[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ofac5.jpg[/AVA]

Отредактировано Томас Коффури (20-05-2019 23:00:31)

+9

7

Пока Ольгрейн ловил краем глаза свои же иллюзии, Шангхар улавливал совершенно иное. Да, способность считывать общее состояние корабля, даже не будучи к нему подключенным напрямую, никуда не делась. Никаких подробностей Джеро уловить, конечно же, не мог, но общий посыл, исходящий от нервов драккара был ясен, как сверхновая прямо по курсу – они готовились к бою. Интересно. У Шангхара изначально не сложилось впечатления, что они отправляются с корабля на бал. То есть из побега сразу в битву. Несмотря на всю едва ли не совиную «загадошность» Харлока, было чувство, что они просто мирно направляются на Сетх. Но... Либо на Сетхе их ждали, либо они не успели прыгнуть. Хотя откуда тогда чувство растерянности, словно он заблудился? В любом случае, даже если это орионцы, и тем более, если это они, Дхаран намеревался дорого продать свою жизнь.
Они вступили на мостик, и Олли тут же явил миру свою учтивость, в отличие от Тигра, вначале замершего на пороге, а потом скользнувшего чуть в сторону от входа, чтобы никому не помешать, и уже там застыл. Глаза Джеро вспыхнули желтым хищным огнем от восторга. О, хвостатые-полосатые Предки! Как же давно он этого не видел! Вновь оказаться на мостике боевого судна было бесценно. Ах, если бы еще командовать самому! Глаза быстро оббежали пульт управления. Все, конечно, сильно изменилось, но назначение большинства приборов угадывалось интуитивно, а на изучение ушли бы секунды, стоило только подключиться к разуму драккара. Но и так ничто не мешало читать показания приборов, высвечивающиеся на мониторах.
На траверзе драккара маячило неизвестное науке судно. Поначалу Шангхар решил, что судно неизвестно только конкретно его науке. Мало ли, как далеко шагнуло космическое кораблестроение за 225 лет, но потом заметил, что компьютеры ведут диагностику неизвестного корабля, а значит, в списках опознаваемых судов его не было. Уже было интересно. Еще интересней сделалось, когда стало ясно, что и сектор Галактики компьютерам тоже незнаком. Джеро едва не присвистнул. Куда же их занесло и что это за ребятишки почти у них перед носом?
Я так понимаю, прыжок прошел несколько не по плану, лорд Олл? – осведомился Тигр. В его голосе не было ехидства или иронии, скорей любопытство. Страха он тоже не испытывал. Тигры вообще мало чего боятся, а тут стоило прежде изучить проблему, а уж потом пугаться. – И каковы прогнозы? Планы? Мы их атакуем или вначале попытаемся познакомиться?
С виду Дхаран был совершенно спокоен, стоял расслабленно, сложив руки за спиной в независимой позе. Но едва заметное постукивание каблука об пол выдавало его волнение. Был бы у него хвост, как у Предка, он бы сейчас нервно дергался из стороны в сторону.

+10

8

Самые близкие знали о «везучем ублюдке» Чиро Орландо Иммобиле один занятный факт – удача в его случае была не при чем. Просто Чиро чуял неприятности. Странное совпадение, но после «Дервиша» Чиро сделался не только травматиком, но ещё и недурственной гадалкой. Не всегда, конечно, ой, как не всегда. Но если уж Чирок переставал порхать, как птичка, а начинал ерзать, точно уж на сковородке, дело было неладно. Давно уже они, проглоченные хищной пастью космоса и сплюнутые, точно подпорченный кусок, болтались в квадрате черт-знает-где-123-бесконечность. За это время он если и не смирился, то, по крайней мере, адаптировался к пребыванию в полнейшей неизвестности, а потом и вовсе жизнь стала налаживаться: Фрея, «квиринальцы», свои. Но недавно внутренний радар Чиро начал бить тревогу. Смутное предчувствие не давало покоя, выедало мозг и сердце.
Что делает старый скупердяй, терзаемый предчувствием бедности? Без устали пересчитывает сбережения и старается до отказа забить закрома. Что делает старый контрабандист в предчувствии засады? Перепроверяет пути отхода, старые нычки и делает новые. И хотя он уже давно не корианский Робин Гуд, вместе с верной командой бороздящий просторы на своем «Коронадо», чтобы нести представителям всех рас свободу от тяжкого бремени недобросовестного права собственности; а скромный навигатор на «Страже» под командованием бравого капитана Гордона… но старого пса новым трюкам не научишь. В любой, даже самой совершенной системе, есть уязвимые места, в любой команде, даже самой дисциплинированной и преданной, есть человеческий фактор. А потому у Чиро по всему «Стражу» были нычки, о существовании которых, если кто и догадывался, всё же истина про старого пса общеизвестна, то точного расположения не знал.
Но пополнять тайные схроны, когда в досягаемости нет подходящих источников снабжения, задачка не простая. Но чего только не сделает целеустремленный человек, он же «баран упертый», как сказала бы многоуважаемая М.Р. Кельх. Например, у ребят из гидропонического сада выменять трофейный клык тигрога на солидный запас селитры, сгрузив им помимо клыка ещё и басню о том, как он собирается выращивать кустовые корианские розы, чтобы передать их в дар фреянцам и обогатить планету бесценным с эстетической точки зрения ботаническим видом. Или вот вызваться в свой выходной подменить товарища – техника и отправиться разбираться с поломкой на очистных. Да, потом ещё пару дней, несмотря на все гигиенические процедуры, находилось мало желающих садиться с Чиро за один столик в столовке. Но зато он сделал хорошее дело – восстановил работу очистных и себе слил немножко полезных реактивов, благо после ремонта кпд системы увеличился, а затраты реактивов уменьшились, т.ч. это по сути и не кража вовсе, а так, утилизация излишков производства. А ещё у Чиро были ложки. Старинные, алюминиевые, все в царапинах и выщербинах, потемневшие от времени – реликт второй половины двадцатого века, дорогущий антиквариат. Они у Чиро хранились со времен их совместного промысла с Рафом. Чирок хотел однажды подарить их Маше. Берег для особого случая, ну там, свадьбы, возвращения на корабль, её собственный. А тут, пришлось ему эту оду винтажному гламуру пустить на стружку.
Ничего, – думал Чиро, пыхтя над сотворением металлического порошка, - если живы будем, то и добра ещё наживем. А если нет, то нет проку в этом добре.
Да, все эти самоделки не то что изяществом не отличались, но во многом были приветом из докосмической эры. Но старое, не значит бесполезное – эту истину Чиро уяснил хорошо после того, как собственными глазами видел в корианских трущобах, как лихо могут идти в дело такие вот пережитки прошлого.

Приборы отчаянно завопили, возвещая, что космос вот-вот извергнет на них очередную отрыжку.
Вот оно! – пронеслось в голове у Чиро. – И вот она! Тут как тут, кто б сомневался.
Маша подскочила к пульту, как торпеда: молниеносно и снося всех на своем пути.
Я б не рассчитывал на такое везение, – пробурчал Чиро в ответ на Машин вопрос, затянет их или нет.
Сканирование шло во все доступные мощности, но система упорно не хотела признавать «своего-не своего» и даже корабля в объекте. А вот Чиро для себя уже понял главное:
Лучше бы это были клингоны. Но нет, предчувствия не обманывают. Хрен вам, ублюдки, если вы там, это «Страж», а не ещё один «Дервиш». Знаем мы эту манеру – с виду котики да зайки, а внутри хладнокровные убийцы.
Продолжая свою мысль вслух, Чиро сквозь зубы процедил:
Будь моя воля, я бы прямо сейчас пальнул из всего, что есть, по этому, и сразу ходу. Против звезды пристроиться, а оттуда нырнуть под Гулливер, он как раз скоро на траекторию выйдет аккурат между этим нежданчиком и Фреей. А там уж можно и в прятки поиграть.
…и эвакуацию на планету, и чтоб Машка лично ей руководила и довела эвакуируемых до самого порога самой глубокой фреянской пещеры. А там Неро её встретит и придумает, как не позволить ринуться обратно в бой. Не отдам им Машку!.. Рафа не смог уберечь, но её должен, – мысленно добавил Чиро, отправляя катерам «Стража» координаты для посадки на Фрею, просчитывая траекторию движения Гуливера, помогая электронному разуму разумом человеческим, стараясь по минимуму отвлекать компьютер от диагностики неопознанного объекта. Краем глаза он заметил, что Маша «нашептывает» «Стражу» как эффективно и эффектно свалить отсюда подальше, довольно кивнул.
Продолжая сохранять визуальный контакт с показаниями приборов, Чиро косился на Гордона, ведь, они, конечно, молодцы, орлы и орлицы, но все сейчас зависело от капитана. Словно прочитав его, Чиро, мысли, Мария в своей неподражаемой манере проворковала, так что чуть ухо не заложило:
Капитан, что делать, куда править?
[NIC]Чиро Иммобиле[/NIC] [AVA]https://pp.userapi.com/c855536/v855536738/53a60/qcXhYsl1Cys.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям МакГроу (23-05-2019 01:02:14)

+11

9

[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

Валерис знал, что как только он покинет мостик, там обязательно начнутся суета и странные разговоры ни о чем. Не то, чтобы он не одобрял подобную человеческую традицию, он просто ее решительно не понимал. Ну зачем, скажите на милость, обсуждать ночные похождения по барам или рассказывать о своем соседе, который в каком-то, не пойми каком году украл… Тут фантазия людская фантазия была просто безгранична. Украсть можно было все что угодно, начиная от элементарных носков, сушившихся на балконе, заканчивая варп-ядром звездолета, причем, без защитного противорадиационного костюма. И все это провернуть, весело распивая алкогольные напитки, разнящиеся только градусами. Воистину очаровательно.
Предчувствие подсказывало ему, что пост лучше не покидать, пусть даже временно, но опять же, следовало привести к логическому завершению одно дело, не терпящее отлагательств. Так что коммандер даже не колебался. Да и устав не возбранял «отлучится в связи с возникшей необходимостью»…
А необходимость была, и еще какая.
Валерис давно научился пользоваться своей непогрешимой репутацией для того, чтобы выполнить то, или иное действие. Да и кто заподозрит логичного и невозмутимого вулканца? Правильно, никто! Об его человеческой половине все успешно забыли.
Решение вопроса не отняло много времени и, совершенно довольный коммандер вернулся на мостик, тут же включаясь в работу. Довольный внутри, разумеется. Выражение лица  ни на йоту не изменилось.
Как оказалось, вернулся он вовремя. Сканеры засекли возросшую тахионную активность. И это значило, что в не столь далеком будущем к ним пожалуют гости. Вот только какие?
С первый раз им повезло. Но повезет ли во-второй? Валерис полагал, что это статистически маловероятно. 
Одобрительно кивнув Чиро, уже планирующего пути отхода, коммандер обратился к капитану Гордону, уже который час не отрывающему взгляд от падда. Джеймс был настолько увлечен, что отозвался далеко не сразу.
Что за нелогичное и странное создание?
Наконец, вопрос был решен, и теперь все ждали, как же поведет себя в этой ситуации капитан. К чести Гордона, тот мгновенно собрался, трансформируясь из беззаботного разгильдяя в сосредоточенного офицера.
Валерис отошел к своей консоли, раздумывая над тем, в традиции ли терранских мужчин носить на руке подобное украшение и для чего оно капитану? И да, вулканцы могли думать одновременно о многих вещах.
Возмущение, вызванное всплеском тахионных частиц улеглось, и это значило, что их незваный гость уже должен был материализоваться. Вот только на обзорном экране было пусто. Да и сканеры не показывали ничего необычного. Это было… странно. Даже Валерис это признавал. Либо гостя затянуло обратно в свою вселенную – что категорически не соответствовало принятым данным, либо у гостей были технологии, еще не доступные Федерации.

+11

10

[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA] [NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN][STA]И только боль моя острей – стою, огнем обвит, на несгорающем костре...[/STA]

Гордон тихо фыркнул, когда червоточина закрылась, и замер в ожидании. Но ждал он напрасно: ни звездолета, ни какого-либо завалящего шаттла, ни… нифига. Это было странно. Даже не так, это было не просто странно, это было категорически неправильно. По идее, хоть что-то, но должно было выбросить.
Переглянувшись недоуменно с коммандером, Джеймс призадумался. Что-то было не так… Только вот что.
Так, экипаж, спокойствие, только спокойствие, и еще раз спокойствие… – побарабанив пальцами по подлокотнику кресла, Гордон коротко приказал. – Щиты на полную. Красная тревога. Будьте готовы к отражению атаки.
Проигнорировав недоуменные взгляды некоторых из членов экипажа, капитан нахмурился. Интуиция просто орала о том, что сейчас им придется несладко, очень-очень несладко. И это при том, что обзорный экран был девственно чист. И где же оно? То самое, что должно быть?
Палить мы не будем, ибо это как по комару из пушки стрелять – весело, но бессмысленно. А вот идея отойти за Гулливер оптимальна.
Отдав приказ о смене курса, Гордон уже раздраженно почесал запястье – проклятая змейка сдавила его, словно анаконда, благо, что не кусалась.
Валерис, свяжитесь с Фреей, доложите о происходящем. Держим ушки на макушке, и в случае, если угроза реальная и существенная, начинаем эвакуацию.
Отдав приказы и превратив суету на мостике в четко отлаженную рабочую атмосферу, Гордон глубоко задумался.
Вполне могло быть, что объект выбросило в их вселенную, но они просто не могут его увидеть. Выражение лица капитана стало еще более задумчивым. Он слышал о секретных ромуланских разработках прибора невидимости, и, говорят, что им даже это удалось сделать. Вот только одна небольшая закавыка – в том секторе, где они словили аномалию, ромуланцев днем с огнем не сыскать.
Было еще одно… Легенды…
Джим где-то читал о кораблях-призраках, которые могли становиться невидимыми во всех мыслимых и не очень спектрах по повелению своего же капитана. И населяли эти корабли люди-звери, дословно их названия Гордон не помнил, но суть от этого не менялась. Там еще много чего было, но запало тогда еще будущему капитану в душу именно это. Легенда, сказка… Но, возможно, в ней была малая толика правды? Если так, то им придется довольно туго.

Отредактировано Кристиан МакКензи (23-05-2019 16:07:24)

+12

11

От попытки лорда Совы успокоить ее Лейхен отмахнулась так же, как до того от объяснений Драхена – сердито дернула плечом, едва обернувшись в его сторону. А мысленно мужчина мог уловить и тень иллюзии – мордочку котенка каракала, сменившую серьезное и напряжённое лицо девочки. Котенок открыл пасть в коротком шипении, прижимая уши. Доходчиво показывая: не лезь!
А Лейхен фыркнула. Уже сама, в слух, но ооочень по-кошачьи. Она – не дуэнде. Или уж, верней, не хочет быть дуэнде. Отказываетсяю Наотрез. И не собирается навязывать своему организму, как ему лучше работать. Без серьезных причин – точно нет. Гасить адреналин? Предки, для чего?! Что б потом искусственно поднимать быстроту реакции, внимание к мелочам, обострившееся сейчас зрение? И еще фиг знает что, о чем она и не задумывается? И терять на это время? Зачем, если организм прекрасно справился и без нее? А дрожь лишь гасит слегка избыток полезного (в данной ситуации) гормона. Потребуется весь, без остатка – так и дрожать она перестанет. Но основные события еще не начались..
Естественно, ничего такого Лейхен не говорила. И даже, в общем-то, не думала. Фигли думать такими сложностями? Если любому, кроме дуэнде, это и так понятно!
Пальцы девочки, наконец, расслабились. Держать их на пульте уже не было необходимости. Она машинально массировала кисть, слушая рык Харлока.
«Так. Угу. Эге. Ага. Вот что вызнала яга...» – В глазах юнги на миг блеснул восторг: это же настоящее приключение! Прямой переход, параллельный мир, другая вселенная... И она – юнга пиратского корабля! По законам жанра (любого – хоть литературного, хоть кино) все приключения будут ее!
Впрочем, пшеничные ресницы тут же притушили этот блеск. Дрожь тряхнула мелкую с новой силой. Кошачья интуиция завопила, что эта самая дрожь ей ой как понадобится – в ближайшее время. А интуиция – это вам не пустой звук.
В общем-то, «нарезка» заданий мелкую как раз очень даже устроила. Ей предстояло работать с лордом Совом. которому она непроизвольно симпатизировала. Да и само задание нравилось. В силу возраста (и в силу своеобразного воспитания) она вообще привыкла быстро, за секунды, создавать «сценарии ситуаций». И, кроме того, она отлично знала того, кто это задание выдал. То есть – папашу Харлока. И потому даже не то чтобы догадывалась о ходе его мыслей, а так... чисто просыпающимся женским чутьем угадала верный вариант. Ну не мог ее Наставник иметь ввиду ничего прям вот сильно иного чем то, что ей представилось! В этот сценарий укладывался и скафандр (Сове-то он не велел такой же надеть), и даже... просьба подойти. И ласковый тон. Слишком ласковый тон...
Лейхен поежилась и встала. Бочком, настороженно зыркая исподлобья, шагнула к любимому капитану. Не подошла, а именно шагнула – и таких осторожных шажков оставалось не меньше трех. Она не спешила.
Я знаю, что мы будем делать, – мысленный вздох в сторону лорда Совы, и обычные для юной степной рыси пакеты образов... Взрослые – они такие взрослые. Только зазевайся – придумают свой план, и тогда уж будут стоять за него, упираясь всеми рогами. Если же успеть, пока они еще ничего не решили – твой вариант, скорее всего, примут. Судя по образам, Лейхен представляла себе предстоящую операцию, как рыбалку. В которой ей отведена роль наживки, а удочка – та в руках лорда Сова. Последним пакетом образов девочка извинялась за наглое самоуправство, заверяла лорда, что будет всячески его слушать и почитать, как Старшего, и нисколько не сомневается, что ведет их операцию именно он. Без него ей никогда не сообразить всех тонкостей и не просчитать технических деталей – что и когда запускать, на какое расстояние дать отлететь и так далее. Она и правда в этом совершенно не разбиралась. Лишь предложила общее развитие действия. Канву, так сказать, событий.
Сейчас Харлок наверняка поможет мне принять несчастный вид едва избежавшего смерти ребенка, – мысленно хмыкнула она напоследок, и лорд Сова мог уловить тут и некоторую браваду, и... тщательно скрываемый страх. Совершенно детский страх перед болью. С нотками безнадежности – мол, бойся, не бойся...  – И это будет означать, что я в своей роли наживки не ошиблась.
Вот теперь тянуть время смысла не было. Еще шаг. И еще. И Лейхен вскинула голову, поднимая лицо к Харлоку. Правда одновременно зажмурилась и выставила вперед руки с развернутыми ладошками – беспомощный в ее исполнении жест защиты.
Она знала еще по маме – если зовут таким тоном, значит, будет больно. И, может быть, очень больно.
А любимый Учитель уже неоднократно подтверждал ей эту истину. Подтвердил и теперь...
Его правая рука с расслабленно разжатыми пальцами медленно стала подниматься на уровень груди. Одновременно подаваясь вперед – к Лейхен. И молниеносный удар, по-змеиному обтекший неуклюжую защиту Каракала, завершил движение. Сильный, но нанесенный по большой площади, он гарантированно не ломал девочке лицевые кости.
Так лучше, – успокоил Харлок, мысленно погладив по макушке.
Девчонка отлетела назад, и не упала только потому, что было особо некуда – ее спина врезалась в мягкость кресла. Она медленно выпрямилась, и прижала ладонь к щеке. Туда, где пульсировала боль и жаром наливался будущий роскоооошный синяк. На глаза навернулись слезы. Кстати – дорожки от слез на не слишком чистой мордашке тоже пригодятся. Не будем их вытирать...
Тебе видней, – с усмешкой и без малейшей обиды согласилась она. Стремительно обретая утраченное было хорошее настроение. А что? Все неприятное уже позади, уже не страшно. И это было не наказание, а просто рабочий момент. Как сделать укол. – Но карцер ты, как честный человек, должен теперь отменить! Вот!
И она, все так же прижимая ладонь к щеке, ускакала в сторону лорда Сова, чтобы перейти на время под его начало. А что он примет ее версию развития событий – в этом юнга не сомневалась. Она ж гений! А разве нет?

Отредактировано Лейхен Линкс (25-05-2019 15:21:24)

+12

12

Тигр (азартно-нервный Тигр – запах он не прятал, а невозмутимое лицо и спокойная поза обманут лишь не-дуэнде) проскользнув в командный пост, озвучил те вопросы, которые Сова, тоже взиравший на навигационные мониторы, вот так впрямую задать не отважился. Но Дхаран черный же – все без экивоков, все в лоб, хоть и без грубости, с вкрадчивостью многозначительно мурлыкнувшего кота. Немаленького такого кота, пудов эдак на восемь-десять.
Ответ молодые лорды получили один на двоих, как и запас камбузной выпивки, и шибал он хмелем по истосковавшимся в неволе мозгам не слабее – у медленно поднявшего лохматую голову Ольгрейна вот даже взгляд на миг стал тем самым, совиным – холодным и яростным, взглядом ночной неумолимой птицы, бесшумно убивающей во тьме.
На что там сетовал давно почивший философ в одной из сотен и сотен прочитанных от безделья книг библиотеки «Амриты»? На то, что налет цивилизованности на обществе людей и каждом отдельном человеке так тонок, что ветер большой беды смахивает его одним дуновением? Ну так то у людей, а дуэнде отродясь никто нежной золотистой пыльцой гуманности не припудривал, диво ли, что у лорда Эйо, вроде как размягченного орионскими порядками в «личность тонко организованную» (обожал он это определение, как скрытое оскорбление) ни малейших сомнений по поводу правомерности захвата чужого корабля в ум не взошло, вообще. В чем сомневаться-то? Нет другого способа вернуться, а корабль – вот он. Да то, что их вынесло прямехонько на него – уже везенье такое, что и в сказке-то не каждой найдешь, если соизмерять размеры космоса, откуда и куда их выкиинуло, и во-о-он того вожделенного судна, это очевидно. Противоорионский пафос речей любезного тестя Сова пропустил мимо ушей, а вот суть «нам домой надо, поэтому ваш кораблик нам нужен» – разделял совершенно. Славный, славный кораблик, на акулу похож… быстрый, должно быть, мощный. 
Девочка не приняла помощь, не захотела ее, даже на иллюзию потратилась, пусть слабенькую и переданную лично для Оли. Ну… чего хочет женщина, того хочет мир, ради предков. Мужчина защищает, женщина велит. Пусть даже это очень юная женщина из расы вечных и истинных властителей Сетха, пусть даже не совсем чистой крови. Здесь и сейчас генеалогическая безупречность менее всего важны, а вот способности и правильный нрав – очень даже. – Лейт в ответ на досадливое движение угловатого по-детски плеча учтиво поклонился. Если можно представить снисходительное почтение – оно юной рыси и коснулось, мягко так, как совиным крылом.
Да мой лорд, – следующий полупоклон предназначался Дракону. Вежливость и этикет у дуэнде – вопрос выживания, а не той самой цивилизованности.
Сделаю, что смогу, дорогой тесть, – и мысленно свежеиспеченный помощник по контрразведке голоса не повысил. – И еще чуть-чуть.
На остове точных, но схематичных образов «адмирала», развернулись подробности, переданные девчушкой – как листья из почек. Прежде чем сморгнуть, спрятав в глубине больших желтых глаз холодную птичью злобу, и вновь стать боязливым тюфяком с мягким лицом, лорд Эйо успел мимолетно улыбнулся: ловля на живца – забава опасная, но азартная. Плюс банка-мышеловка с пьяными мышками – просто адресно совиная радость.
Удачи, друг, зажги там, – подмигнул он Шангхару или только показалось? Уже и не понять – упорхнул без шума и пыли с мостика. До грузового отсека лета и бега сколько? Не считал. Быстро. Терминал – вот, нет, телепатическое управление слишком рискованно, сегодня, сейчас не время для проб и ошибок, хватило одного сбоя с иллюзиями. Пока юнга экипируется и седлает свуп – как раз можно разобраться в управлении приводами.
Угу, пора… – еще один цепкий взгляд на мониторы – и пальцы Совы запорхали над сенсорами уже всерьез. – Тьма, как же знакомо, опять эвакуируем и спасаем, только теперь понарошку, это вам не «Дакатар». Пятнадцать кабельтовых, две секунды временного люфта… аха, наконец-то наша боевая птичка снесла два яичка, которое выглядят, как одно… и ждем, наблюдая, ждем… как же томительно, секунды – как часы. Пять кабельтовых от драккара, десять, пятнадцать… есть! Раз-два – и расцвело огненное облако, сама «Аноис» не взорвалась бы более эффектно. О, молодец, рыська, пошёл четкий сигнал бедствия. Ну… спасайте... как там?.. – «несчастного, едва избежавшего смерти ребенка».

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (25-05-2019 15:30:22)

+11

13

Пока длилась исполненная патриотического пафоса вдохновляющая речь Драхена, Шангхар невольно улыбался. Эдак не широко, одной стороной губ, улыбочка выходила зловещей, предвкушающе-радостной, какой может быть улыбка Тигра, которому только что сказали, что будет драка. Нехорошая это была улыбочка, ничего доброго аборигенам здешней фауны не предвещавшая.
Героическую водицу Шангхар пропустил мимо ушей, сам умел такие речи толкать, когда надо было сплотить свою разношерстную братию ради единого дела, а вот полезную нагрузку оставил себе. Когда же Харлок завершил речь призывом к абордажу, серые глаза Тигра внезапно загорелись пламенем, приобретая желтый хищный цвет. Вся его душа рвалась в бой, с неистовством засидевшегося в клетке зверя. И видят Предки, ничего Джеро так не желал, как рвануться в драку, пусть даже и не с орионцами придется драться. Да с кем угодно, черт дери! Только дайте вцепиться в кого-нибудь, так чтоб с хрустом, со смаком, с запахом крови и привкусом ее на губах.
Затык был только в одном – в проклятом силке, бесившем с каждой секундой все больше и больше, пока накалялась ситуация. Впрочем, Харлок с истинно драконовским изяществом решил эту проблему, почти одновременно с постановкой задачи, от одного звучания которой в тигриной душе все пело и плясало. Как только диск покинул грудь Тигра, давая ему свободу, настрой хищника тут же изменился. Ни один поводок и никакая жажда битвы не заставили бы его подчиниться, пленником он бы в бой не пошел ни за какие идеалы, да еще и не свои, а Драконовы. Но раз силок снят, то и разговор будет совсем иным. Шангхар внутренне усмехнулся. Он не сомневался, что Дракон успел уже просмотреть и просчитать множество разных вероятностей, потому и убрал сдерживающий прибор. Не время разбрасываться бойцами. А боец, слава Предкам, далеко не дурак. Есть время спорить, а есть время выполнять приказы. Его взбрыки на пользу общему делу не пойдут, у них с Драконом еще будет возможность помериться размерами своих амбиций, а потому выслушав Харлока, Джеро без лишних поклонов, сухо, по-военному ответил:
Принято, капитан, – и, подхватив силок с гранатой, развернулся на каблуках, направившись на причальный мостик, готовиться к выбросу.
При виде брони, которую не носил столько времени, Шангхар расплылся в широкой довольной ухмылке, которую даже не считал нужным скрывать. Потом, правда, пригасил свои восторги, сосредоточившись на деле. Телепатия – великая вещь. Несколько секунд общения с другими бойцами – и он уже во всех подробностях знает, как работает новая для него броня, пара минут на то, чтобы тело приноровилось. Еще несколько секунд, чтобы укомплектовать вооружение. Дхаран отдал предпочтение ножам. Два стальных, один мономолекулярный, из стрелкового только бластер, да и тот на всякий, хрен знает какой, случай. Его пирокинез всегда с ним, так что другой огневой мощью отягощать себя он смысла не видел. Нашлось место и для «подарочка» от Драхена.
К тому моменту, как взорвалась запущенная батарея и пошел сигнал бедствия, передовой отряд уже был готов, заняв свои капсулы, и только ждал сигнала на сброс.

+11

14

На редкость все же полезное умение: вот только что никого в дверях не было, а сейчас – алле-ап! – и лорд Камо уже с остальными дуэнде, лишь чуть в стороне, чтоб не толкаться. Тут о его привычке словно из ниоткуда возникать еще не знали, наверное, но белый Леопард и не ради эффектности свой обычный фокус проделал, просто так было проще – ни он никому не помешал, ни ему не помешали в толкотне.
А оказавшись вовремя в нужном месте, что и делать, если не застыть эдаким сосульком большого размера, белым, гладким, холодно-непроницаемым – никто же не рассчитывал, что отчаянное положение (его Дейланн считал с показаний навигационных приборов еще до прояснения обстановки последним Драконом) требует таких уж совсем отчаянных мер, как полное снятие личных телепатических щитов? Вежливость перед соратниками соблюдена – не броня же, так, тонкий стеклянный ледок, тонкий, как на осенних лужах, под каблуком треснет на раз, расколется, только наступи… но как стекло же и непроницаемый, если не разламывать нарочно, конечно. Так что молчать и ментально легко, да и нечего тут говорить пока. Постоять, послушать… кто умеет слушать лучше ксенопсихологов, да? Кто лучше умеет слышать важное. Согласие же с предъявленным планом действий и распределением обязанностей и задач для каждого из лордов и леди можно и взглядом выразить, вкупе с коротким, но не торопливым кивком. В нем, Тлане, сейчас не сомневались, его принимали за безусловно своего, и разве это было натяжкой и великодушием? Вот уж нет. Это даже доверием нельзя назвать, просто трезвый расчет. Разве он, лорд Камо, сейчас верноподданный орионец? Конечно, нет. Просто потому, что Империя стала столь же нереальной, как сказочные миры из нянькиных легенд.
Таэль еще сузил глаза, рассматривая явленный на мониторе корабль-жертву. Насколько мог судить главный ксенопсихолог Федеративной Империи Орион, лорд Олл не ошибался насчет гуманоидной формы жизни на той боевой единице. И действительно углеродной, в этом уж точно можно не сомневаться. Мало того – Леопард щурился все заметнее – он мог бы поклясться, что такие корабельные обводы он где-то уже видел. Да, абсурд, но… где же, где… догадка никак не давалась, ускользала, щекоча. Неприятно, это может быть важным, но предупредить «адмирала» нечем – что есть-то, кроме неопределенного ощущения? Странно, что и при первом взгляде на драккар Харлока возникло такое же, – Дей отступил к стене, исчезая для всех.
Впрочем… скоро что-то да прояснится, осталось лишь дождаться тех самых пленных, которых нужно будет разговорить.
Занятно… это я сам так удачно оказался в нужном месте в нужное время, со всем своим необходимым набором функций и знаний, или лорд Дракон столь виртуозно распределяет обязанности, что даже императорский стилист ощутил бы себя незаменимым в боестолкновении и после?..       

+11

15

Интересно. Память все еще хранит любимое словечко, с которым бросался куда угодно. Память – то, что страшнее любой физической боли. Разум способен разрушить и себя, и тело. Тело не способно навредить разуму без его на то воли. Интересно, если мифы древних основаны на реальных подробностях – что испытывал тот из них, кого Земля запомнила как Прометея? Прикованный к скале, лишенный возможности вернуться к своим, наблюдающий за теми, кто улетал…
Джар’ра нервно встряхнул темными, уже изрядно отросшими волосами, которые мешали, падая на лицо. Остричь их, что ли? Вытащив из кармана тонкий кожаный шнурок, он обхватил им голову как хайратником. Как ни заплетайся – лезут, а вот при такой прическе хотя бы не заслоняют глаза и не мешают возиться с фазерной сваркой.
Падды они использовали редко, ограничиваясь рациями местного типа, поэтому на тонкий сигнал реакция была одна – «Страж»! Вернулись! Но почему не на общей частоте?
И ответ был получен сразу, заставив вздрогнуть. Аномалия здесь? Рядом с Фреей? А глубоко в душе – едкое чувство вины за то, что в одну уже уронил свой корабль, за то, что позволил космосу надломить столько судеб тех, кто был ему поручен, кто доверился, кто не мог ничего решить. Теперь – еще одна. Рядом со «Стражем». И судя по краткому докладу коммандера Валериса – оттуда что-то или кто-то выполз. Невидимый.
Фрея не должна пострадать. Это знает и команда «Стража» – Гордон сделает все, чтобы не догадались об обитаемой планете. И никто, почти никто отсюда, – мундир снова сел, как влитой, на поясе два фазера и лучевой карабин, в голенище сапожка тонкий стилет, – не должен взлететь – на падде капитанский ключ-шифр ЧП с отметкой стандартных суток или двенадцати часов после погасшего сигнала скан-браслета. На все шаттлы. Кроме его яхты, к которой сейчас идем тихим прогулочным – прогулочным, Интар – шагом.
Хорошего дня, нет, не зайду, посмотрю позже, занесите ко мне, рад видеть, встретимся за обедом, отлично, давно ждал, прекрасно, разрешаю, нет, вам туда не надо, можно попробовать, доброго дня, да, нет, может быть, спасибо, разрешите… – и финальным аккордом – наличие С’Андарака, ошарашенно вылезающего из шаттла. – Офицер, у меня есть на то свои причины. Вам придется отложить вылет на сутки, куда бы вы ни собирались. Как и всем остальным. Прошу об этом не распространяться.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+11

16

Щиты на полную – это не ей. Красная тревога – тоже. Она давно уже в голове, вот тут, прямо под темечком, постукивает в черепную коробку, как метроном. Чем дальше в лес, тем злее дятлы на ёлках...
Ей – готовиться к атаке.
Правильно, капитан.
Неправильного капитан не говорит никогда, ставить его слова под сомнение равносильно либо измене, либо смерти в адовых муках – или без, тут уж как повезёт. Совсем не повезёт – окочуришься от мук совести. За разнесенную в клочья станцию, например.
Ей – отойти за Гулю.
Есть отойти за Гулю. Это уже посчитано, это уже забито, передано ИИ и всё прочее, что можно было без приказа. Теперь справится и энсин, но все же есть в процессе «нажимания красной кнопочки», то есть зеленой, может быть, даже спасительной, некое удовольствие. Удовольствие осознания правоты.
На курс за большую луну маленькой симпатичной Фреи «Страж» ложится охотно. Руки ласкают пульт с нежностью и привычкой; так, будто с сестрой-близняшкой бывшей возлюбленной теперь спишь: предельно знакомо, и ясно, и стыдно. Как будто изменщица или инцест какой сотворяешь, хоть и не виновата ни в чём. А «Страж» едва не урчит и пульсирует восхищенно индикаторами, и хочется эдак эть одним пальчиком рычажок – и сносит в варп... Нельзя рычажок, нельзя в варп. Нельзя одним пальчиком.
Гулливер греет душу. Одним только названием, одним только присутствием:
Сейчас за него, вернее, под него, пока пустота на радарах, и оттуда будем смотреть, разбираться и прочая не по профилю. Может, если есть в наличии, зонд какой беспилотный...
Пыль на экране, что ли. Что за свинство, запустили совсем пульт...
Мигает. Движется. Двоится. Или это одна...

Капитан, системы засекли...
Капитан, получена картинка...
Капитан, идёт сигнал!

Машка подрывается с кресла – так похож голос местной радистки или как её там на Тому с «Гулливера» из смены альфа, её Тому – и почти падает обратно, больно ударяясь крестцом о заднюю планку. Дать бы себе самой по ушам, черт, дать бы себе самой по ушам, где ж ты там капитан!
Капитан Гордон, принят сигнал SOS.
Капитан, следы взрыва. Провожу первичное сканирование.
– Капитан... Его невооруженным взглядом видно.

На иссиня-чёрном цвете пустоты расцветает зарево, как разрывная пуля, расцветает, будто её вогнали сразу в сердце. Невозможно, физически, до тошноты и рези в пересохшей гортани невозможно смотреть, как горят корабли. Горят корабли! Или один корабль? Это не важно, это сейчас совсем не важно: вывернуть бы баранку, которой здесь нет, выслать шаттлы, вызвать транспортерную...
«Страж» твёрдо держится курса и всё отходит и отходит за Гулливер.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+12

17

[NIC]Март Ландаль[/NIC]
[STA]да будет свет[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ofac5.jpg[/AVA]
Кажется, курс поменяли.
Капеллан прислушался к ровному гулу из-за стен. Когда рядом не было никого болтливого и Март сам не пел за делами, работа двигателя звучала вездесущим и убаюкивающим фоном. Не так давно отказавшись от говорящих часов, постоянной озвучки состояния корабля и последних метеосводок, капеллан ещё не привык жить в том, что для остальных звучало тишиной. Вероятно, его понял бы Джон Сноудон, но тот оставался на Фрее.
Однако отпускать корабль без капеллана было бы... грешно? Нет, капитанам он всё объяснил иначе. Единственный психолог на два корабля С’Андарак обитал на планете, и в любой момент времени на корабле у кого-то из команды мог случиться нервный срыв или что-то подобное... Кому же решать проблему, приводить пострадавшего в чувство или хотя бы доставлять специалисту?
Не льстя себе, Март был более чем уверен в своей компетентности по этому вопросу и порой даже осторожно предполагал, что некоторые его личные качества в сочетании с навыками позволят сделать больше, чем профессионализм вулканца. Однако теорию пока не приходилось проверять на практике.
Интересно, отчего сменили курс. Кого-то забыли? – Март улыбнулся сам себе и всё-таки включил негромко музыку. – Или просто на посадку заходим с другой стороны. Вряд ли кто-то... О. Господи.
Вязание, ярко-синее, как башенки минаретов, полетело на соседний диван. Красная тревога: либо авария, либо стороннее вмешательство. Тогда либо нападение на корабль, либо угроза, либо неопознанный объект, либо сигнал с Фреи. Тогда...
Март достал из-за пояса фазер. Проверял заряд и настройки он уже на пути в медотсек: там было место капеллана во время любой внештатной ситуации. Только на полпути он вспомнил о трости, но решил, что возвращаться не стоит: ни в медотсеке, ни в коридорах, ни при боевых действиях она не нужна. Минимум – не поможет, максимум – будет мешать остальным.

+12

18

Валерис медленно крутанулся на своем кресле, даже не думая о том, что это странно и, вообще, не по-вулкански. И без этого хватало странностей.
Казалось, что все вокруг замерло в томительном ожидании. То, что выпорхнуло с той стороны, явно ждало от них каких-то действий или же замышляло само, и вряд ли что-то хорошее. Коммандер был не самым лучшим телепатом, но общую нервозность все-таки улавливал. Казалось, что спокойно вел себя только Джеймс Гордон. Ну да, он капитан, ему так и нужно – всем своим видом показывать пример экипажу.
Приказы были четкими и ясными. Ничего лишнего. Это и нравилось в капитане Валерису. Краткость и лаконичность. Именно то, что нужно.
Доложив об исполнении, вулканец уставился в сканер, перенастраивая, пытаясь определить, с чем же именно они столкнулись. Безуспешно. Либо в их вселенной еще не были доступны подобные технологии, либо они совершили огромную ошибку. Вот только какую, Валерис пока понять не мог.
Тихий писк пришедшего на падд сообщения, отвлек его от размышлений и анализа. Недоуменно приподняв бровь, вулканец уставился на странный набор символов и знаков. Головоломка? Но почему именно ему и с какой целью? Времени на расшифровку явно не было, и Валерис отложил падд в сторону, намереваясь заняться более насущными проблемами.
Второй сигнал заставил вздернуть бровь – и только. Все те же символы, только в другой последовательности. Ключ? Или что-то иное. Пожалуй, ему хватит времени, чтобы вычислить таинственного адресата по логам, учитывая, что «Страж» был в полной боевой готовности и конкретно от него, как первого помощника, ничего не требовалось.
Разве что… Огненное облако расцвело на обзорном экране, явив наконец, таинственного странника, или же его часть. И сигнал бедствия. Такой простой и понятный… Вот только просто ли и понятно все было на самом деле? Во всем чуялся какой-то подвох, какая-то наигранность. Впрочем, может это сам Валерис, после стольких лет жизни среди слишком эмоциональных гуманоидов, стал слишком впечатлительным?
В любом случае, капитан точно откликнется на сигнал бедствия. Иначе и быть не может.
Мистер Гордон, вывожу увеличенное изображение на обзорный экран, –отрапортовал вулканец. – Похоже на спасательную капсулу. Запустить сканеры для анализа? – уточнил он, замирая. – Или сразу захватим на борт?
[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

+11

19

Запрет на вылет. Это может означать не так много доступных пониманию вещей: либо лично С"Андарак внезапно понадобился капитан Интару Джар'ра – вряд ли, вылет запретили всем, либо взлетать невозможно – но сложно объяснить такую спешку в приказе экономией горючего, например, либо в небе над Фреей Что-то происходит, и шаттлам опасно подниматься в воздух. Опасно... Что может быть опасным? Либо естественное природное явление, но научники не сообщали ни о чем таком, либо явление рукотворной природы. Расспрашивать капитана бессмысленно и неэтично, но можно...
Так точно, сэр. Капитан, если мои навыки – и не только ксенопсихолога – будут полезны в... сложившейся обстановке, прошу считать меня в первых рядах тех, кто... Кто высказал то же пожелание, сэр.
Он прав! Капитан – в форме, при полном вооружении и в голенище проглядывает засапожный нож. Он готов к встрече кого-то или чего-то, и встреча эта вряд ли будет дружелюбной.
Последний раз C"Андарак держал в руках фазер довольно давно, но навыки, приобретенные еще в Академии, а потом закрепленные на войне, вряд ли заржавели. Его физическая форма была превосходной: ежедневные упражнения укрепили тело, а медитации – ум. Как боец, вулканец превосходил большую часть экипажа «Квиринала», как пацифист – редко это демонстрировал. Сейчас времени для сантиментов не было. Капитан шагал целеустремленно, собранный как на парад, свидание или в битву, и хотя не дело психолога лезть ни в то, ни в другое, ни в третье, С"Андарак был, в первую очередь, офицером Звездного Флота. И если без парада он обойдется – нет здесь, на Фрее, персиковых ветвей, чтобы к спине привязать, если свидания для него канули в далекое прошлое – мучительно невозвратимое, то в битву он был готов каждую секунду своей жизни.
Капитан Джар'ра? – пристроиться рядом, идти в ногу. Отправит прочь – так тому и быть. Но, быть может, это самое правильное решение.
Вылет задержан на сутки. Что может измениться за эти сутки? Да буквально все. Никакие стихотворные строки на ум не шли, но всплыла давно читанная книга: «Если ты живешь, свыкнувшись с мыслью о возможной гибели и решившись на нее, если думаешь о себе, как о мертвом, слившись с идеей Пути Воина, то будь уверен, что сумеешь пройти по жизни так, что любая неудача станет невозможной, и ты исполнишь свои обязанности, как должно».
А я уже умер, штурман. Мертвее не бывает. Так что я теряю?
[NIC]С'Андарак [/NIC]

+13

20

http://sd.uploads.ru/nTsx4.jpg

«Страж» медленно отходил за Гулливер, повинуясь умелой руке пилота, но ситуация от этого не переставала быть менее странной. Джеймс буквально спиной чувствовал витавшее в воздухе напряжение. И если Чиро с Марией успешно его разряжали, развернув бурную деятельность, то Валерис нагнетал своим мрачным видом и сдвинутыми бровями.
Все системы работали четко и без сбоев, что давало определенную надежду на то, что они, в случае чего, смогут себя защитить. Вот только от кого? И нужно ли это вообще? Одни вопросы и ни одного ответа.
Капитан перевел взгляд на обзорный экран, как раз вовремя, для того, чтобы увидеть, как на нем расцветает огненный шар. Кажется, в беду попали как раз не они. Сигнал бедствия, транслируемый Рози, неприятно резанул по ушам, заставив Гордона подобраться. Ну что, кажется, настала пора решительных действий.
Сканируем объект на наличие живых существ, при их обнаружении принимаем на борт, – приказал капитан. – Все данные мне на консоль.
Сверкнув глазами на неодобрительно посмотревшего на него Валериса, Джим фыркнул. Старпом был тем еще перестраховщиком… Но не отреагировать на сигнал бедствия было невозможно.
«Живой объект гуманоидного типа. Один. Возможно, ранен. Более точные данные недоступны при поверхностном сканировании».
Ничего другое Гордона не интересовало. Опасно существо или нет, но оно ждет помощи. И они ее окажут.
Действуйте, – Джеймсу даже не нужно было ничего добавлять – его команда всегда работала слаженно, как часовой механизм. Даже члены экипажа с «Квиринала» вписались сюда, как родные.
Наблюдая за тем, как тягловый луч захватывает капсулу, притягивая ее к стыковочному отсеку, Гордон нажал на кнопку комма.
Капитан – медотсеку, доктор МакКей, готовьтесь к приему гостей. Все данные я вам сейчас перешлю… О поступлении новых данных сообщать мне немедленно.
Выдав еще пару распоряжений о вскрытии капсулы, капитан поднялся и подошел к обзорному экрану. Собственно, операция была не такой уж и сложной, и их гость уже был на «Страже». Значит… Додумать мысль Джеймсу помешала внезапно возникшая на экране картина чего-то массивного, огромного, куда больше, чем их звездолет.
Это что еще за хрень такая? – протянул капитан. – И откуда?
«И самое главное, как мы ее не заметили сразу?» – мрачно подумал Джеймс.
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][STA]И только боль моя острей – стою, огнем обвит, на несгорающем костре...[/STA][NIC]Джеймс Гордон[/NIC] [SGN]Курс на вторую звезду справа и дальше до самого утра[/SGN]

+11

21

Напряжение было таким, что хоть ножом режь. Когда рвануло совсем рядом, на удивление, стало как-то ...легче, что ли. Загадочное ничто начинало превращаться в нечто. И пусть это цинично, но для уха Чиро, сигнал SOS был куда приятнее полнейшей тишины в эфире. Навигатор пялился в показания приборов, но внутренним взором следил за Гордоном.
Даже далеко за пределами юрисдикции звездного флота этот человек следовал уставу, не только букве его, но духу. Принять на борт спасательную капсулу, имея с гулькин нос данных об объекте в их обстоятельствах было... Безумие? Благородство? Это было так в духе их миссии; принципов их общего дома, что остался далеко позади, но все ещё был в сердцах этих людей. Когда-то он, Чиро Орландо Иммобиле, тоже был таким. А сейчас он скрипел зубами, и елозил в кресле, стараясь прогнать прочь мысли об этической стороне вопроса и вслух сетуя о том, что они по-прежнему, как на ладони.
Давай же, родимый, что ж ты такой неповоротливый-то?! – Чиро бухтел на Гулливер. Планета двигалась слишком медленно, сокращая разрыв каким-то черепашьим шагом. А вот «Страж» – умничка, летел на всех парах. О корабле, на котором ходишь, как о любимой женщине – либо хорошо, либо очень хорошо. И тогда он отвечает тебе тем же: служит верой и правдой, хранит, и, если нужно, совершает невозможное с точки зрения конструкционных параметров, страхует и прикрывает человеческое рукотяпство, в случае чего. Вот и сейчас: мерный гул исправно работающих двигателей, щиты держат, системы диагностики чирикают без устали, добывая и передавая данные, ещё чуть-чуть и юркий «Страж» окажется под прикрытием этого планетарного увальня, а там...
Твою ж... – далее следовала краткая, но емкая смысловая конструкция на одном из корианских диалектов.
Маш, держи крепче штурвал! Корректирую курс, – рявкнул Чиро.
Можно было и не орать, она и так это знала. И что надо было делать, и что сейчас делает он. Они летели прямиком на огромную «не пойми что за хреновину», летели так «удачно», что при столкновении Чиро, как пить дать, отправился бы на свидание с почтенными предками. Но отвлекаться сейчас на это было бы мелочностью – у них лучший корабль и он в надежных руках. И не важно, что эти ручки такие маленькие, что обе легко помещались в одной его лапище. А значит шевелись живее, чирок, прокладывай новую тропинку сквозь игольное ушко. Все остальное – в пекло! И Чиро прокладывал, краем сознания отмечая, что как только они уйдут от столкновения, первым делом надо запустить систему диагностики состояния корабля.
Чтобы умница-«Страж» да не заметил такую вот дуру прямо по курсу?! Уж не заболел ли, родимый?
[AVA]https://pp.userapi.com/c855536/v855536738/53a60/qcXhYsl1Cys.jpg[/AVA] [NIC]Чиро Иммобиле[/NIC]

+10

22

http://s8.uploads.ru/LFqlG.png

Когда твоя вахта проходит не на капитанском мостике, а всего лишь в медотсеке, куда по доброй воле редкая душа заглянет, со временем привыкаешь, что обо всем узнаешь в числе последних, а самое интересное частенько проходит мимо. Вот и доктор МакКей с подобным свыкся и находил маленькие радости в рабочих моментах. Так Анзор Фреянский, как в шутку величал он коллегу с «Квиринала», а теперь уже и с Фреи, сообщал добрые вести о состоянии здоровья Неро Дини: местный климат явно шел тому на пользу, да и штурман, судя по всему, хорошо адаптировался в колонии и уже был там «своим в доску». Кроме того, результаты тестов доктора Сахима полностью подтверждали данные, полученные МакКеем: железистые клетки чипидрисов, действительно, выделяли вещество, которое при должной степени очистки, обещало стать недурственным анестетиком. А от результатов токсикологического исследования местных грибов у Боунса просто кружилась голова.
За этим захватывающим чтивом он и уснул, прямо за рабочим столом в медотсеке, уронив голову на свежераспечатанные материалы, присланные Анзором – ну что поделать, любил Леонард особо значимую и сложную в осмыслении информацию дублировать и хранить ещё и в бумажном формате, по старинке. Вот и получилось, что на сей раз интересное МакКей не просто пропустил, а проспал.
Проснулся СМО от сигнала тревоги. Резко вскочил, оторвал ото лба листок Анзорова отчета, на котором давеча уснул. Сводка о чипидрисах, несмотря на свою краткость, была весьма содержательной. А фраза «демонстрируют активный хемотаксис – алкоголем можно их приманить для забора био-материала», запечатлелась не только в разуме Боунса, но и у него на лице, правда, в сокращенном варианте. Отпечатавшаяся на лбу Леонарда надпись загадочно гласила: «Демон – алко прима» – и размазанное черно-белое изображение чипидриса в сагиттальном разрезе.
Приказ капитана не заставил себя долго ждать – доктор едва глаза успел протереть, как все завертелось. Времени прихорашиваться да и просто взглянуть на себя в зеркало не было. МакКей быстро натянул на себя ночевавшую на спинке стула форму и принялся раздавать указания персоналу: подготовить карантинный блок, запустить репликаторы на синтез кровезамещающих жидкостей, реанимационные наборы перепроверить, личному составу немедленно заступить на внеочередное дежурство; медицинским андроидам, не задействованным в неотложных процедурах, сейчас же явиться в медотсек и многое-многое другое.
Сам МакКей исполнять приказ и готовиться к приему раненых решил лично, встречая оных в стыковочном отсеке. При всем уважении к инженерной службе, судя по тем данным, что сбросил капитан в довесок к устному распоряжению, вряд ли их радушный прием способен оказать достаточный терапевтический эффект. А потому вооружившись андроидом, портативной реанимационно-диагностической установкой, каталкой на электромагнитной подушке и капелланом, отловленным в коридоре за углом, МакКей на всех парах мчался к стыковочному. Не то чтобы Леонард был сильно набожным, но в данной ситуации он совершенно серьезно верил во всепроникающую силу сканирующего излучения и эмпатических способностей полукровки-бетазоида. Если к последним прилагается молитва, ну что ж, это допустимый побочный эффект. Подхватив падре под локоть и чуть ли не волоча его за собой по коридорам корабля, Боунс, и сам немало нервничавший из-за ситуации первого контакта, пытался разрядить обстановку беседой с капелланом:
Март, скажите, вы в курсе, какого дьявола вообще творится? Ой, простите, святой отец, я имел в виду, известны ли вам подробности происходящего?
За одним из поворотов они наткнулись на перепуганного энсина, видимо, прошляпившего команду «очистить территорию от незадействованных в операции».
Какого черта вы здесь делаете? Немедленно покинуть сектор! – проорал МакКей на ходу. – Простите, отче.
Они подоспели как раз вовремя – свуп только что открыли. Внутри...
...внутри существо, явно гуманоидной природы, – Леонард надиктовывал запись первичного осмотра принятого на борт объекта несколько громче, чем того требовала чувствительность микрофона. Он говорил не только для протокола, но и для капеллана.
...на нем скафандр. Определенно, это скафандр, а не наружные покровы самого организма. Модель экипировки не известна. Показания биометрических сканеров... ничего. Устанавливаю визуальный контакт. Минуту... Судя по внешности, это молодая особь. Очень.
Голос МакКея дрогнул.
Капитан Гордон, докладывает МакКей, это ребенок! Мы подобрали ребенка, Джим! – сообщил Леонард.
Черт, трикодер бесполезен. Этот панцирь непроницаем для сканирующего сигнала.
Аккуратно приложив ладони к шлему скафандра, МакКей пытался лучше разглядеть, что творилось внутри.
Ты слышишь меня? Ты понимаешь, что я говорю? Посмотри, посмотри на меня! 
Следующие слова были для протокола, для священника, для андроида, для ребят из инженерной службы, но, прежде всего, для самого Леонарда:
Визуально признаки жизни определяются с трудом. Нам необходимо срочно вытащить его оттуда. Сейчас этот ребенок может быть жив лишь благодаря системам жизнеобеспечения своего скафандра. Снимем его в медотсеке. Помогите переложить пациента на каталку. Грузим, и как можно скорее в карантинный блок.

Отредактировано Леонард МакКей (29-05-2019 04:11:32)

+11

23

Оставшись одна, Лейхен первым делом выбрала себе кресло, мимоходом похлопав несколько по спинкам и сиденьям. И постаралась хоть сколько-то удобно устроится, хотя в скафандре для работ в открытом космосе это было не просто. Она даже пристегнулась. И вовремя запустила сигнал «SOS». А потом, тихонько вздохнув, постаралась расслабиться. Она подозревала, что времени у нее, мягко сказать, не вагон. А успеть хотелось многое. А еще – очень  хотелось пить. Бутылка газировки (которую она так и не допила) не особо спасла ситуацию, если не наоборот – ухудшила. Воды хотелось просто зверски! Обычной холодной воды.
Впрочем, это было даже хорошо. Как и синяк. Девочка провела языком по сухим губам и прикрыла глаза. Мысленно потянулась к наставнику:
Дракон...
Наверное, она впервые прямо назвала его так. Про себя – только так и звала. Но обращалась более официально – всегда. Ну, почти всегда... между учеником и Учителем бывают моменты, когда не до официоза. Например, во время порки очень сложно сохранять официальный тон, да... Но это мы отвлеклись.
Дракон.... – мысленный шепот коснулся сознания пирата как раз в тот момент, когда ему вспомнилось то растение, что было уничтожено вместе с его кланом. Так уж совпало. – Я там одну вещичку забыла. Возьми... талисманом будет.
И мысленная картинка рабочего места второго пилота. Если он на мостике – ему лишь обернуться. И увидит перстень. Да, тот самый. Перстень рода. Его, драконьего рода. В котором он сейчас только один и есть. Лейхен сочла, что момент вручить подарок – самый подходящий. И тут же прервала мысленную связь, отключилась.
Она не могла оставить кольцо у себя – не знала же, что будет дальше. За ней прилетят и войдут сюда, в свуп? Сам свуп перетащат на корабль? Или просто разнесут эту крошечную посудину к едрене фене? Видимо, Драхен предполагал подобное, иначе б не заставлял ее влезать в тяжёлый скафандр. В нем, если что, она и в космосе выживет... если после взрыва от нее останется хоть что-то.
Лейх сжалась бы сейчас в комочек, да так и замерла – ожидая смерти или плена (своего или чужого – тут как пойдет), но в тяжелом, мать его, скафандре, особо не съежишься. Оставалось просто сидеть и ждать. А еще – вспоминать карцер.
Ярко, осязаемо вспоминать тот самый первый раз, когда ее втолкнули в холодный и совершенно темный металлический стакан, и заперли там. На много часов. На сколько – она тогда так и не поняла.
Сначала она пыталась бодриться: пела вслух, а позже – витиевато ругалась. Да так, что на земле, услвшав такое от маленькой девочки, покраснел бы любой гопник и любой грузчик. Потом вдруг нахлынул страх, и выйти захотелось немтерпимо. И она стучала в дверь, сбивая кулаки. Пока не поняла, что это может быть и вовсе не дверь. Что она понятия не имеет, где же дверь. Заметалась, то отчаянно колотя по стенам, то слепо ощупывая их – совершенно гладкие – в попытках найти щели, обрисовывающие дверной проем. И все больше мерзла. Голова гудела и кружилась, и пришлось сесть, прислонившись к стене. Все вокруг было ледяным, и от дрожи просто трясло. Хотелось пить, и ровно с той же силой хотелось в туалет. И согреться. И хотя бы вытянуть ноги. Стены давили. Они, кажется, сжимались... Да и воздух... его почему-то стало не хватать. Может, она весь выдышала уже? Когда все эти ощущения стали невыносимы, она заметалась опять. И долго рыдала потом, когда кончились силы. Скрючившись на полу. Естественно, скрючившись – распрямиться тут она могла только стоя. И снова билась о стены – плечами, кулаками, коленями. И опять сжималась на полу. И так – много-много раз.
А потом встать как-то не получилось. Совсем. На несколько секунд внизу стало тепло, а после мокрые джинсы заледенели в конец. Но это не имело значения. Ничто не имело значения. В мире остались только холод, какой-то запредельный страх и темнота. Навечно. Потому что исчезло время. И тело исчезало тоже. Бред и явь сменяли друг друга, и сложно было сказать – что хуже... Кто-то скулил, как щенок, тоскливо, жалобно и на одной ноте. И Лейхен бы очень удивилась, узнав, что эти звуки издает она.
Девочка в скафандре вздрогнула, возвращаясь в реальность. Ее «экскурс в прошлое» занял всего несколько минут, но за это время организм дуэнде славно поработал. Лицо мелкой заострилось, запали глаза, язык окончательно пересох и едва двигался в сухом же рту – шершавый и неприятный. Зрачки расширились, кожа стала бледней. Сердце колотилось о ребра в бешенном ритме, но как-то слабо. Предметы расплывались перед глазами (чему не мало способствовали мокрые ресницы) и даже просто поднять руку было как-то сложно. Холод, страх и дрожь – она унесла их в реальность, вместе с дикой жаждой. Она ничего не играла, она и правда была если не в состоянии шока, то на подходах к этому состоянию. Позволяя себе быть слабой маленькой девочкой, отчаянно боящейся смерти или пыток. А что еще могли ей принести те, кто попробует войти в контакт? Только это. Страх затапливал все ее существо и рвался наружу по ниточке взгляда – практически ощутимый материально. Глаза распахнулись во всю ширь, становясь огромными, делая лицо еще более детским...
И только где-то в подсознании дремала ехидная сущность Лейхен, выжидая, когда ж нажать кнопку «стоп» и вернуть себе контроль над телом и эмоциями.
А, между тем, ее, кажется, «спасли». Надо же, значит, смерть пока отменяется. Наверное. Вот, кто-то уже в свуп вломился. Сейчас контакт устанавливать начнут…
Девочка успела по-быстрому мысленно связаться с лордом Совой, уточняя, принял ли он необходимые данные. И перехватила чьи-то руки у своего щитка. О, Предки, как неудобен этот скафандр после ставшей почти родной имперской брони! И усилия экзоскелета сложно дозировать. Не сломать бы кости этому… который тут суетится. Она постаралась сосредоточить на незнакомце взгляд. Ну… человек как человек. Не страшный. Уже хорошо. Придерживая его руки одной из перчаток скафандра (и демонстрируя тем самым, несомненно, искомые признаки жизни), второй она заскребла по замкам, откидывая шлем.
Вы кто?!
Вышло испуганно и тонкоголосо… Впрочем, так было и надо. Два перепуганных глаза с расширенными зрачками смотрели на мужчину в упор. Сорри, вру. Один глаз. Второй заплыл до состояния узкой щелочки, и на пол-лица расплылся свежий синяк. Девчонка часто, коротко дышала. И явно хотела понять, что эти чужие взрослые не станут ее обижать.

Отредактировано Лейхен Линкс (03-06-2019 14:31:01)

+11

24

Кто заметит днем затаившуюся сову? Правильно, никто. У совы лесной пестрины перьев идеально сливаются с древесной корой, палыми листьями подстилки в роще или парке, полярная – сама, как заметенный снегом пенек или кочка, если не вытаращит круглые свои глаза, если прищурится. Но сова и днем не всегда спит, сова ждет сумерек, сова готова к охоте, вслушиваясь и подмечая, откуда доносится шорох – тот самый, что в нужный момент сорвет ее с места громадным, но бесшумным клоком пуха, петляющим между стволами, несущийся по-над землей или сугробами. Умение выжидать – едва ли не главное для хищника, но никто не рождается с ним. Ольгрейн тренировался в нем два с половиной века… ежедневно и ежечасно, однако за те секунды, пока батарея и свуп шли к чужому кораблю, ей-предки, можно было побелеть от седины, даже если твой личный тотем не полярная сова. Но... все же приходит вовремя к тому, кто…
Взрыв расцвел особенно яркими в черноте золотом и киноварью, тревожно запищал сигнал бедствия, практически в унисон ему, мягко, как лапкой котенка, тронуло сознание присутствие в нем юной рыси – жива, тьма, жива… и щиты приопустила, умница! Теперь еще немножко подождать, и!.. Приходите, вашу мать, нашу детку покачать. 
Ого. Ого! Вы даже так умеете? – Оли мигнул, не поворачивая головы, он вообще сидел в кресле перед терминалом, осев, обманчиво грузно, и больше не моргая, таращился на мерцание, на пару мгновений окутавшее крохотный кораблик, в бегучих желтоватых бликах которого тот будто растаял. – Не будете высылать десант на свуп, голубчики? Не полезли в мышеловку, умняшки? – речь родовитого сына Сетха и пророка-гуру-светоносца по совместительству от общения с орионской молодежью, которой он годился в пра-пра, закономерно и изрядно засорилась теми еще словечками. – Ну и ла-адно, на этот случай у нас есть план «бе-е».
Желтые глаза лорда Эйо уже засекли заструившиеся по экрану цифры – силовой фал и как кабель работал исправно. Лейт шевельнул пальцами над сенсором – и схваченные приборами данные пошли на мостик. Защита у корабля была отменной, даже сейчас. Ну как же телепортировать через щиты на полной? Ничего же не пройдет, раз вы так… анально законопатились. Но это ненадолго… о, всё, полная ёмкость, да? 729 000 тераджоулей. А чего не семьсот тридцать для ровного счёта? Стра-а-анно…
А что с частотами? Та-а-ак… Диапазон изменения – 46% электромагнитного спектра. Да что ж у них за страсть такая к неокругленным значениям? Это, типа, сорок пять и еще чуточка?
О, дитя на борту, дитятку нашу спасли и пытаются …распаковать, вероятно?.. Точно, гуманоиды. Орионцы? Да ладна!.. Лейхен, девочка моя, нету в нашей славной Империи таких кораблей, хоть она глубоко федеративная, не-ту…

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (29-05-2019 22:13:26)

+10

25

Хуже нет, чем ждать и догонять.
Шангхар был готов поспорить с этим утверждением. Ждать кайфово, когда затаился и ждешь, что вот-вот появится жертва, которую ты выследил, загнал, просчитал и ты ждешь ее там, где она появится, чтобы оказаться в твоих лапах.
Догонять тоже кайфово, когда вот оно, добыча, цель, и ты мчишься за ней во весь дух, сокращая расстояние, чтобы схватить и свернуть шею.
Но было ожидание другого рода. Вот как сейчас. Когда сидишь, замерев, эмбрионом-переростком, запертый в пространстве капсулы, не просто ограниченном, а стремящемся к нулю. Тут поневоле задумаешься в вечном и приснешь, но не тогда ведь, когда ждешь сигнала к началу абордажа! Тут, блин, все от энергии кипит, а выплеснуть ее некуда. Хочется в бой, а каждая секунда, как назло тянется, словно жвачка, и нетерпение начинает захлестывать с головой. В результате чего, по мере того, как шло время, Шангхар становился злее и злее, мечтая добраться до чертовых аборигенов, кем бы они там ни были и сколько бы их там ни было. Всех, всех в один мешок и в море! (с). Ну, то есть, за борт. В вакуум.
Разъяренный Тигр вообще явление неприятное, а разъяренный Тигр, идущий на абордаж, сродни торнадо – кто не спрятался, я не виноват. Снесло и снесло, пожалте к Предкам на приветственную трапезу, или куда вы там отправляетесь после смерти. Практика показывала, что обычно никуда. Такое счастье, как оборотням, было даровано не всем. Правда, с этим счастьем еще приходилось побегать, и не всем удавалось добежать до родного порога, чтобы там помереть, но кому-то ж удавалось.
Тигр поерзал, раздраженно зашипев сквозь зубы. Аж лапы, то есть руки, чешутся. Проклятое ожидание! Пытаясь скрасить его, Джеро мысленно потянулся к Ольгрейну, узнать, как там дела. Связь далась неожиданно легко, словно Совыч стоял рядом и в очи смотрел. Но не это сейчас волновало Тигра.
Так, что у нас тут? Ага, девчонка-таки попала на корабль. Причем интересным способом, сиречь, телепортировалась путем какого-то луча. Сами аборигены на незнакомый корабль лезть не стали. А аборигены… Люди?.. Как интересно…
Да где ж, мать ее полосатую, эта команда начинать?!

+9

26

Не присутствовать, присутствуя, Дейланн умел, даже не прибегая к иллюзии невидимости. Это, в конце концов, необходимое умение царедворца – не мозолить глаза властителям, не надоедать, но быть всегда под рукой, на расстоянии тихого зова по внезапной надобности. Он же, как-никак, любимец и протеже Солнцеликого, не просто дуэнде, а «дуэнде Императора», да? Однако и навык «исчезновения» сейчас, на мостике, помехой отнюдь не был, а сам Таэль никому не мешал вести себя, как свойственно. Впрочем, едва ли его полностью проявленное наличие у задней стены главной рубки остановило бы… да хотя бы смутило Дракона, осуществлявшего план использования Лейхен в качестве подсадной утки. Или в качестве того барашка, что испуганно и жалобно блеет в лесу, привязанным к дереву. Посмотрим, что за волки приманятся… откуда же им знать, что это рысь в овечьей шкуре… план идеальный, лорд Олл не зря прожил на свете свои восемьсот (или сколько там?) лет. По праву он и пират не последний, и статус легенды Сетха не напрасно получил.
Знатная оплеуха, – спокойно оценил прислонившийся выпуклым затылком и лопатками к обшивке Дей. Куда делись за двести пятьдесят лет жизни в гуманном обществе пропитавшие, кажется, до печенок имперского ксенопсихолога нормы? – ни нотки сочувствия к девочке, впечаташейся в кресло со всего маху, в мысленном – для себя только! – комментарии белый Леопард не нашел, (а поискать не преминул, конечно, как без самонаблюдения). – Дракон воспитанницу бережет больше, чем меня самого в таком возрасте берег Люций, – отметил он только, – а девчонка, хоть и полукровка, отменно вышколена уже.
И все. И больше никаких колебаний совести. Да была ли она у него вообще эти два с половиной века, коли облетела вмиг, как сухая шелуха?       
С другой стороны… он же не в детском саду психологом работал все это время, Космофлот – он и на Орионе не только для науки и торговлишки предназначен, он, вообще-то – объединение баз и кораблей для обороны Империи… ну и не только обороны, да. По стеклянно-льдистым щитам лорда Камо привычно и издевательски пошла пафосная видеохроника-агитка, даже с музыкальным сопровождением, героический такой, неповторимо имперский баритон лающе-отрывисто выпевал на фоне реющих знамен:

Гремя огнём, сверкая блеском стали,
Пойдёт орбитами наш бравый космофлот!
Когда суровый час войны настанет,
И нас в атаку Родина пошлёт!

         
Да любой ксенопсихолог Космофлота должен владеть методами форсированного допроса в полевых условиях, а уж главный, а уж дуэнде... Как показывает практика, люди стопроцентно «ломаются» в ходе допроса даже просто разведчиками спецназа, нарушающего все мыслимые и немыслимые конвенции, и дают нужную информацию в максимально сжатые сроки после применения страшнейшего мордобоя, угроз и пыток. Есть эффективные и надежные способы заставить человека говорить. А дуэнде даже простейшие приспособления вроде зажигалок, бритв, игл не нужны, и рук-то марать не надо.
И плащ останется белоснежным, – очень недобрая усмешка тронула уголки тонких губ белого Леопарда. – Люди? Серьезно? Ну, тем проще моя задача: каждый ответит на вопросы, и опыт прошлой войны это доказывает. Исключений нет. Насколько долго может продержаться очень сильный человек против допрашивающего его дуэнде? Ответ: одну минуту.

+8

27

Подобных пожеланий не было высказано, поскольку я никого не поставил в известность о происходящем и своих намерениях, – Джар’ра остановился рядом с люком своей яхты. Как раз то, что надо – маневреннее обычных шаттлов, вместимость больше, и оружие, установленное на ней, позволяет вести полноценный ближний бой. – С’Андарак, я абсолютно уверен в ваших способностях как офицера – боевого офицера – но сейчас мне тяжело рисковать хоть кем-то из моего экипажа.
Особенно вами, лейтенант. Потому что слишком уж хорошо вы прячете эмоции на дне глаз, похожих на черный жемчуг. Такие жемчужины отражают свет, но в них нельзя ничего увидеть, даже теней. Слишком хорошо, чтобы позволить вам лететь туда, где что-то непонятное, где есть хоть малейший риск, за который вы зацепитесь в порыве действия.
А разве сам не поступаешь так же? Разве сам не пытаешься сбросить тяжесть, «отряхнуть прах земли с ног», изменить хоть что-то? Посмотри на себя, Интар – что сейчас движет тобой? Жажда приключений? Желание лично все увидеть? Попытка действовать или тайное, тщательно скрываемое даже от себя «а вдруг не вернусь, вдруг смогу остаться»?
И наитием, волной, едва не сшибающей с ног – понимание. Там те, кто все еще – его. Его экипаж, его офицеры. Мария Кельх, Март Ландаль… Там те, с кем хорошо знаком и кем безоговорочно восхищается – Джеймс Гордон, Леонард МакКой, Чиро, Валерис… И там – первый рубеж. Никто не знает, что с этой аномалией, если она исчезнет – можно выдохнуть и вернуться, спокойно отпустив их и не жалея о том, что застрял здесь. Он улетает с затаенной мечтой – чтобы все обошлось. Не ради себя – ради них.
Интар обернулся к С’Андараку как раз в тот момент, когда по сигналу с падда открылся люк яхты:
Для меня честь разделить этот полет с вами. Оружие и защитный жилет – вот в том отсеке. Со «Стража» поступил сигнал об аномалии, сходной с той, в которую попал «Квиринал» и о том, что по предположениям оттуда что-то – или кто-то – вылетел. Пока мы ничего не знаем, так что это, скорее, внутренняя потребность. Вы вправе обвинить меня в нелогичности, но мне это необходимо. И вылет, и запрет на полеты для остальных. Так что вам придется простить диктатора Фреи.
И ни слова о том, что только при условии абсолютного подчинения. Будь это кто-то из младших офицеров – раза два бы уже прозвучало «если прикажу уходить одному – не спорить». Но не для психолога.
Интар сел за пульт управления, подождал, пока вулканец возьмет оружие и наденет защиту, и поднял яхту, привычно и легко выводя ее из ангара. Взлет. В этот раз – за пределы атмосферы. Туда, к Гулливеру.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

Отредактировано Кел Мартон (31-05-2019 14:10:27)

+10

28

Бл*, с**а, Ландо, ты какого *** мне **** *****ваешь?!
Рычажки делаются маленькими и мокрыми от вспотевших ладоней. Нет штурвала, за который цепляться всеми десятью пальцами, нет скрипящей под ногтем древесины, нет заноз, облупленного лака — есть рычажки, и падды, и голограммы почти метр на метр, и между ними мечется Машка.
Какого хрена ты мне, bastardo omosessuale, cucciolo di iena, idiotо, mancanza di talento, зачем под руку?! Нашинкую в капусту, на лапшу, черт тебя, завали!
Нет, нет на борту твоего капитана, который посмотрит сурово и позже прочитает лекцию по этикету. Нет твоего капитана, есть капитан чужой, есть ты сама, есть экран, есть рычажки, взмыленные, как хребты полузагнанных лошадей, и «Страж», едва чихающий моторами, с чернючей тушей непонятной дряни наперерез. Есть Чиро, которому, как и всякому корианцу, первое же оскорбление на родном языке должно было быть хлеще пощечины от машкиной маленькой ручки; есть иллюминатор. Там тягловой луч захватывает в себя крошечный серебристый кокон металла и утягивает внутрь корабля. В этот луч, в этот иллюминатор смотреть нельзя ни секунды: чёрная бархатистая тень перетекает за спасительный Гулливер. Тяжко урча моторами, «Страж» закладывает виражи на огромной скорости, едва не подлетает в гравитации Фреи и валится набок; голова не кружится – сила тяжести здесь искусственная, но как тяжело встрепавшейся, дикообразно щерящейся дыбом башке соображать, куда ей нужно править!
Капитан, херня прямо по курсу была! НЛО, – Машка ловит себя на том, что стоит с деревянной спиной и ртутными ногами, нависая над пультом, и обрушивается обратно в своё кресло. – Виновата, язык отмою с мылом. Чирок, с меня причитается. Но ещё мяу под руку – на шаурму пущу. Шаверму. А...
Неопределенный взмах рукой и попытка убрать с лица припотевшую вмиг чёлку завершаются неудачей. Форменное платье в облипку присосалось, как спрут, к лопаткам и качает из позвоночника силы. Кажется, голова тяжелеет. Или шея слабеет? Машка, да ты что, совсем постарела? Руки замедляются и совсем тормозят, едва перебирая по экрану. «Момент истины» пройден.
Юся вообще не варит, – то бишь USS «Страж» не варит. Тут надо только Чиро мысль отправить, он поймёт, а Машенька не телепат, чтобы быстро и без сокращений. – Чир, кинь-ка запрос на проверку, чего он тупит?
«Страж» ложится в мягкие лапы очерченной орбиты и идёт за фреянский спутник осторожно, след в след за огромной непонятной... И чёрной.
Что оно?..
Это – к бою. Так, ну чисто на всякий случай. То, что там взорвалось, выпало из червоточины. То, что улетело за Гулю, вылетело оттуда же. Видимо. То есть, чисто арифметически, штуки две. Или первая – это кусок второй. Или был бой, и первую подобрало второе.
Может, скажет кто это медикам, которые сейчас ковыряют капсулу? Черт их знает, что в ней может быть, если это бой. А уж если она отвалилась...

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+10

29

О, доктор МакКей...
Господи, да святится имя Твоё, да пребудет... И ныне, и присно. Боже правый, живые люди. Почему-то с каталкой. Уже.
Дьявола не творится, доктор МакКей. К сожалению, я знаю только то, что включили тревогу, и надеялся... Вы поясните...
Раз почти бежим, значит, где-то уже есть пострадавшие. Раз с каталкой, то... Боже мой...
Фазер сунут за пояс, всё ещё на парализации – другое мало когда позволит ему сан – и извлечён молитвенник. Говорят, мистики раньше – сильно давно, в земные Средние века (вот о чем совсем нет достоверной информации, так это о них) – могли лечить молитвою и наложением рук. Март уповал на физиотерапию на более поздних сроках выздоровления, на массаж и чуткое бетазоидское сердце. Или мозг? В этом деле не так важно.
Ничего страшного, доктор. Всем нам уже не пять... И не шесть, – не слишком лаконично отмечает Ландаль, осторожно разреживая толстый щит в собственной голове и начиная медленно щупать близлежащие помещения. На весь корабль его не хватит, как не хватит и на прочтение мыслей кого-то из экипажа, но по общему фону можно сделать множество выводов.
Значит, транспортная. Гуманоид.
Март тормозит на пороге.
Подобрали в открытом космосе. Было столкновение? Крушение? Один, только один спасённый? Этому не бывать... Этого не бывает. Скоро найдут ещё.
Он, поглаживая стену рукой, жмурится как можно плотнее, хотя темнота для него вся единого цвета. Тянется мягко-мягко тем, что у Ордена звали «Ладонью», коснуться скафандра. Вот он, впереди, большой и неуклюжий, как старинный, и очень толстый. Нет, Март не мог видеть скафандра, не мог ощущать его той «Ладонью», которой и управлял-то едва-едва, но там...
Доктор, там...
Мы подобрали ребёнка...
Собственно, это я и хотел доложить.
Насчёт признаков жизни доктор волнуется зря. Говорить ему это означало дать ещё больше поводов для беспокойства – Март прислонился к холодной стене, распрямляя усталую спину – но скафандр... Но скафандр был важнее. На ребёнке какая-то дрянь... Под неё не подлезть. Может, внутренний блок, подсознание? Сверху — страх толстым слоем, такой, от которого эмпата начинает мутить. А ещё чуть поглубже...
Доктор, осторожнее! Она может случайно вам что-нибудь сломать.
Слова срываются с языка раньше, чем Март успевает их обдумать.
Не стоило. Боунс... Доктор МакКей уже, вероятно, почувствовал дискомфорт, а ребёнку знать, что присутствует телепат... Хорошо, эмпат, но это опасение лежало совсем на поверхности. Напуганный ребёнок, не желающий причинить боль...
Мы – экипаж этого звездолёта, – тихо-тихо. Да, «дети одного Бога» здесь бы не подошли. – Мы не причиняем вреда детям.
И взрослым. Говорить «не бойся» было бы очень глупо. «Ладонь» осторожно и очень медленно тянется к голове ребёнка и «касается» её волос. Мягче, мягче. Странная корочка на сознании пугает. До этого в трущобах, в полудиких колониях, в вымирающих городах Март видел достаточно детей, тщательно забывающих прошлое, но даже их бронированный мозг не был похож на этот.
Тс... Всё будет. Всё будет в порядке. Тебе не больно?
Подходя ближе, капеллан останавливается перед девочкой. Не наклоняется, нет. Дети этого часто не любят.
Всё в порядке. Всё хорошо. Тебе больно, но это не вина нашего корабля. Здесь не причиняю боль. Я тебе клянусь... Давай ты дашь мне руку и совсем вылезешь из скафандра? Если хочешь, можешь, конечно, в нем остаться, но тебе неудобно. Не волнуйся, мы не уничтожим его. Можешь взять его с собой в медотсек. Там тоже не страшно: я пойду с тобой. Ты мне веришь?
Его сбивчивой, неуклюжей мыслеречи нельзя не верить. Вернее, конечно, можно... Но ребёнок без способностей к телепатии просто поверит. Потому что не услышит голос, но ощутит тёплую ладонь на своей макушке. Тёплые ладони в большинстве гуманоидных рас... Если же ребёнок телепат, он поймёт, что по мыслеречи едва изъясняющийся Март вообще не умеет лгать... Так это работало раньше. Так это должно сработать сейчас.
Господи, это ведь ребёнок. Отчего так странны и жестоки твои пути?

[NIC]Март Ландаль[/NIC]
[STA]да будет свет[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ofac5.jpg[/AVA]

+11

30

Вулканец, приподняв бровь, наблюдал за тем, как тягловый луч затягивает капсулу на борт. Решение капитана было логичным и правильным, но все же, где-то в глубине души Валериса все же грыз червячок сомнения, никак не желая угомониться.
Наконец, отбросив все ничем не подтвержденные колебания в строну, он сосредоточился на текущей задаче. Падд снова тихо пискнул, но Валерис даже не обратил внимание на пришедшее сообщение. Было совершенно не до этого. Он разберется со странными символами вечером, после долгой и продолжительной медитации.
Куда больше в данный момент его интересовало странное поведение команды мостика. Суета началась такая, будто в космосе появился сам меняющий облик, или кто еще, гораздо страшнее.
Валерис, не дожидаясь команды капитана, запустил сканеры по новой и уставился на обзорный экран. Все те же звезды в незнакомой вселенной, которые даже ему уже успели надоесть до скрежета в зубах.
Сэр? – вопросительно окликнул он капитана, так внимательно вглядывающегося в обзорный экран, что за него становилось даже страшно.
Мистер Гордон, – переспросил Валерис, не дождавшись никакого ответа. – Что там? Что вы видите?
Звездолет менял курс, снова. Но на этот раз вулканец не видел никакого основания для этого. Или же, было что-то другое, что-то, находившееся за гранью его восприятия. А может, дело как раз не в нем, а в тех же людях?
Судя по их репликам и поведению, снаружи находилось нечто, неподвластное взору самого коммандера. Но зрительные анализаторы у их рас были практически идентичными… Разве что…
Мгновенно проанализировав сложившуюся ситуацию, Валерис пришел к нескольким выводам. И некоторые из них стоило проверить как можно быстрее.
Джеймс, позвольте мне… – тихо попросил он, и дождавшись кивка, аккуратно коснулся пальцами контактных точек на лице капитана, опуская щиты.
Что вы видите, Джеймс? – вулканец, минуя поверхностные воспоминания и абстрагировавшись от человеческих эмоций, проник в самую суть.
Огромная масса у них на пути… Аномалия или неизвестный корабль? А самое главное – ни один сканер ее не фиксирует. Валерис чувствует недоумение капитана и, судорожно хватая воздух, выныривает обратно. Разум этого человека слишком ярок и динамичен для того, чтобы все обошлось без последствий.
Полностью опустив щиты, коммандер сканирует окружающее пространство… Ужасная боль чуть ли не разрывает его сознание на части. Рухнув на колени, Валерис зажимает уши ладонями и глухо стонет, пытаясь вернуть контроль. Удается это не сразу… С таким родом воздействия вулканец не сталкивался ни разу. В их вселенной просто нет ничего подобного.
Капитан, – цедит старпом сквозь стиснутые зубы. – Там ничего нет. Вы под телепатическим воздействием. Верните «Страж» на прежний курс. Это ловушка.
[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

Отредактировано Джереми Самптер (01-06-2019 20:50:18)

+11

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 92. На чужих берегах: переплетение стали и неба