Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 13. Остаться в живых


Сезон 4. Интерлюдия 13. Остаться в живых

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время действия: 2014 г., 27 мая, 13:00-21:00.
Место действия: Земля, Колумбия, джунгли и окрестности Сьюдад Пердида.
Действующие лица: Кел Мартон, Кристиан МакКензи, Константин Тьери, Мария Кельх, Джек Каннингем, Томас Коффури, Эдвард МакБэйн, Альвару Гарриду, Максимилиан Штейнвальд, Рауль Санчес, Валенсия Санчес.

http://s8.uploads.ru/o12kf.jpg

Погода: средняя температура около +30° (ночью +25-26°, днем +30-32°), сухой сезон, но дождь (не ливень) идет к вечеру.

Самолет

самолет

0

2

Кел почувствовал легкий прохладный ветерок на щеках: гудящей от затаившейся боли голове он был как раз кстати. Не пил же. Отказался даже пробовать местный ром или «Агуардиенте», как и «чичу» – напридумывают же названий, если различаются только окраской и ароматизаторами, совершенно не забивающими сивушный запах. Самогонка и то получше была. Так почему он сейчас лежит возле кресел в проходе и смотрит на небо. Куда? На какое небо? Он в самолете? Подскочив, актер понял – да, все еще в самолете. Проблема в том, что самолет в заднице. Или задница. Все, что осталось от неплохой, в сущности, модельки.
Embraer ERJ-135 – бразилец. Уютный салон, в котором вообще-то полагалось размещать 37 пассажиров, но съемочная компания решила, что актерам надо личное пространство, VIP-зона и… и местные пилоты. Которые разве что в полете Богу молиться не начинали и поклоны бить о приборную панель. Лбом. Зато спросишь, когда прилетим в Барранкилью – один из двух аэропортов страны – моментально все титулы Девы и Христа столбиком. От Консуэло до Вседержителя…
А сейчас, нависая над неведомой горной речкой, этот небольшой самолетик напоминал бы, наверное, со стороны, птицу с оторванной головой – на месте носовой части и кабины пилотов зияла рваная и местами обугленная дырка, в которой виднелись скалы, небо и угроза рухнуть вниз каждую секунду.
Собратья по цеху валялись по полу - Кел метнулся к каждому по очереди. На первый взгляд крови не видно, зачатки пульса наблюдаются у всех, но приводить их сейчас в чувство? И от его шагов корпус неустойчиво покачивался, а если все поднимутся? Вопросы, вопросы… Ты по роли капитан, или кто? Вот и думай, а еще лучше возьми-ка со стеночки огнетушитель и со всей дурной silushki bogatyrskoj vjebi по задвижке аварийного хвостового люка, который только что освободил от лежащего на нем ковра. Открылось! Высота – от силы метр, и прыгать не надо и влезать обратно легко. Теперь на плечи несколько пледов, в руки – одного из товарищей по приключению – и вниз.
Туда-обратно, туда обратно. Тебе и мне уже приятно… Еще бы – тебе, Кел Мартон, приятно, что голова болит уже не только от удара, а еще и от того, что надо действовать быстро, «разгружая» самолет с оборванного краешка и к целому хвостику. Когда-то в Москве однокурсники взяли «pain'ku indijskuyu» с собой вагоны разгружать. Это было легче. Тут еще и не ударь об край люка – что ж вы, ребята, выросли такие длинные – и не уложи на муравейник, и вытаскивай быстрее, потому что ветер усиливается. Все.
Пересчитал еще раз – точно, все. Лежат-то как красиво, рядышком, как сардинки в масле. Точно, вещи… Сначала собрать по салону сумки с ручной кладью, потом – понять, что багажное отделение разломано и содержимого там давно уже нет. Потом – снова в салон, все оставшиеся пледы и полотенца сложить и увязать в один тюк. Теперь о полезном. Аптечки. Ого, целых три и пакет для приема родов? Ну… До этого, надеюсь, не дойдет, на столе туристические проспекты по Колумбии, их в карман светлой ветровки, тут же – столовые ножи, пара чудом не разбившихся бутылок: одна с ромом, другая – с чичей. В холодильном шкафу – упаковки индивидуальных обедов, двадцать штук – все в упаковочную сумку для пледа. И снова вылезти, выгрузить это все на траву.
Назад он влезть не успел. Резкий и мощный порыв ветра чуть ударил по оттопыренным закрылкам, раздался скрип, треск веток – и остаток самолета плавно и медленно ускользил в свой последний полет. На ум приходили только заученные в студенчестве выражения:
Chtob tebya eldoj zolotoj v tri ryada vprisyadku pod balalajku s trekhryadkoj da pri vsej yarmarke nedoperevyebali v promudoblyadskuyu pizdoprohuinu! - как ни странно, стало намного легче. И голова уже не так болела. И спутники потихоньку начали шевелиться.

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yb3A4.jpg[/AVA]

[STA]Грани жанра не увяжешь с судьбою[/STA]

Отредактировано Кел Мартон (18-06-2019 21:48:48)

+11

3

[STA]Хотел бы я знать, зачем звезды светятся. Наверно, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою.[/STA]

Кристиан приоткрыл глаза и глухо застонал, получив ударную дозу ослепляющего солнечного света.  Какое-то странное было солнце. Неправильное оно было, вот что… И потом, откуда в самолете вообще могло взяться солнце? Да еще такое яркое.
Повернуть голову не было совершенно никаких сил, поэтому Маккензи просто зажмурился, старательно пытаясь собраться и хоть немного привести себя в чувство. Чувства приводиться в себя категорически не желали, расползаясь, словно тараканы и добавляя и без того больной голове актера еще кучу проблем.
«Ну и ладно», – мрачно подумал Крис, пытаясь махнуть рукой. Попытка бесславно провалилась.
Ну да двигательная активность рано или поздно вернется же – актер решил не дергаться, тем более, что лежать на чем-то мягком и приятно ласкающем обнаженные руки было приятно. Хотя это же самое «приятно» категорически не относилось к звукам вокруг. Оно шуршало, хрустело и шипело.  Для остальных звуков Кристиан подходящих слов подобрать так и не сумел.
В любом случае, особо ничего сделать он и не мог, поэтому пока просто покорился судьбе. Ну не сожрут же его, в конце концов? Хотя, любопытство уже начало брать верх. Если он не в самолете, что уже явно было понятно по окружающей обстановке, то где тогда? Или же он вообще в самолет не садился?  Нет, то что садился, МакКензи помнил точно.  А вот дальше…

Кристиану было скучно. Очень-очень скучно… Проспав и будучи вынужденным собираться в огромной спешке, он забыл половину так необходимых в полете вещей – те же книга о космических пиратах и планшет остались сиротливо валяться на прикроватном столике. Хотя актер сомневался, что он стал бы читать в самолете. Будучи слишком активным и деятельным, вряд ли бы он смог усидеть на месте больше пяти минут.
Как только разрешили отстегнуть ремни безопасности, МакКензи тщательно изучил самолет, умудрившись влезть даже в рубку к пилотам, и, угомонившись наконец, подсел к Эдварду МакБэйну. Ненадолго… Утомлять явно дремавшего коллегу по цеху не хотелось. Но Эд тоже был шотландцем, и Крису было интересно, что он думает о легендах про волшебный народец.
За бокалом колумбийского рома и приятной беседой пролетело еще немного времени. И тут в голову Кристиана пришла шальная мысль. Нет, не так – МЫСЛЬ! Лететь им еще  долго, так почему бы не поиграть в одну крайне увлекательную игру? Будучи ребенком,  Крис с друзьями частенько играли в «Пол – это лава». Но кто сказал, что играть в это могут только дети?  В конце концов, даже солидным и взрослым людям иногда не мешает расслабиться. Да и мышцы размять тоже можно будет.
Эдвард, как и некоторые другие, отказались категорически. Зато МакКензи был крайне удивлен, когда его с огромным энтузиазмом поддержал Джек Каннингем, обычно державшийся холодно и отстраненно.  А с Костиком все становилось в разы веселее. Может, и еще кто присоединится…
– Играем на желание, – весело сверкая серо-зелеными глазами, заявил Крис. – Думаю, что двух кругов по салону будет достаточно для одного раунда.
И под неодобрительные взгляды некоторых их коллег, заскочил  на кресло.
Первый раунд он выиграл, зато следующий продул подчистую, практически сразу же соскользнув с подлокотника. В результате чего лишился рубашки. Но это все были сущие мелочи. Ром для поднятия боевого духа – и снова в бой, чтобы, будучи сбитым с ног Джеком, повалиться с ним в проход, весело хохоча…

«Вроде и не так много выпил», – озадаченно подумал Крис, прокрутив в голове еще парочку воспоминаний. Так какого черта он не помнит, как оказался здесь?.. Еще его крайне интересовал вопрос о том, где же именно.
Что-то мягкое и шевелящееся, упавшее МакКензи на живот, враз решило все проблемы с рефлексами, и Крис резко сел. С трудом удержавшись от несолидного для мужчины визга, он, аккуратно придержав за спинку, откинул в сторону огромного мохнатого паука, осмелившегося, так сказать, покуситься на его достоинства.
И только после этого огляделся по сторонам. Присвистнув, он легонько дотронулся пальцами до щеки лежащего рядом Каннингема. Кажется, без сознания. Это значит, что он первый очнулся? Но это вряд ли. Должен же был кто-то их вытащить из самолета…
Кел? – хрипло позвал он, узрев стоящую невдалеке неподвижную фигуру. – Какого черта происходит? И где наш самолет?

Отредактировано Кристиан МакКензи (05-06-2019 12:51:51)

+11

4

– «…ать! Кто такой нетерпеливый сзади со своим желанием?..» – с протестующим ворчанием, не в силах пока еще открыть глаза, Костик согнул и пропихнул под спину руку, намереваясь жестами донести до домогателя, что сейчас он не в настроении. Пальцы сжали что-то мягкое, холодное и влажное. Сознание пометалось, но соответствия с человеческим телом не обнаружило, в панике воззвав к глазам. Пару секунд те пытались синхронизироваться, но потерпели неудачу. Правый оказался наглее, поэтому открылся левый.
– «Небо… листики… Бл..ть! Какие листики?!?» – правый глаз осознал свою ошибку и пришел на помощь собут… собес… товарищу, короче, но картинка от этого не изменилась. С хриплым полустоном рыжий приподнялся на локте, ошалело оглядываясь. Рука, вернувшаяся из-за спины, явила пучок какой-то травы вперемешку с жухлой листвой и обломком сухой ветки.
Природа. Земля. Товарищи-актеры ровным таким рядком по обе стороны – и… и всё.
Рutain de merde va te faire enculer ta race de merde je vais niquer ta mère…* – Костик отбросил добычу в сторону и потряс головой, в надежде натянуть таки на глаза нужную картинку. Надежда недвусмысленно показала ему средний палец и скрылась в пампасах в обнимку со здравым смыслом.
Где я… мы? – парень окончательно сел, обхватив гудящую голову ладонями.

…Самолет ему понравился сразу – уютный, комфортабельный, организаторы не поскупились на удобство актеров, что, безусловно, говорило в их пользу. И на поддержание настроения тоже. Что они пили? Что-то на «А» вроде… Ладно, мелочи. Но хорошо пошло. Даже без закуски хорошо.
Кто предложил сыграть в эту «лаву на полу»? Истоки терялись в мутном тумане похмелья, зато Костик точно помнил, что играл не один, да… Они еще с Крисом долго спорили, считается ли бордюр вдоль стенок полом… Кто победил? Неважно… А потом был банан, он это точно помнит… он ему минет делал… в смысле, Костик банану, а не наоборот… Идея Криса… значит, бордюр все-таки был полом? И куда он, нах.., делся?..

Через пару тел кто-то активно шевелился… О, Крис, топлесс… Кажется, желание Джека было лишить его рубашки… А француз и не подозревал, что Каннингем, такой правильный на площадке, может… Надо присмотреться к нему…
– «Бл..ть… голова гудит, как мотор от самолета… Где этот самолет-то? Ну, не в башке же у меня…» – руки для твердой уверенности всё же ощупали рыжую шевелюру, пока слегка мутный еще взгляд Костика фокусировался на МакКензи. О, а подальше и Кел стоит… уже стоит, непотопляемый капитан.
Крис... Кел… – вышло немного фальцетом, и француз слегка откашлялся, возвращая привычный тембр. – Вы видите то же, что и я? Где мы… – очередное крепкое словцо парень проглотил, начиная вспоминать, что была же еще дама, Мария. – И где всё остальное?
_______________
*непередаваемый французский фольклор, выражающий удивление, возмущение и протест.
[AVA]http://s9.uploads.ru/DFoKw.jpg[/AVA]

+11

5

По грудной клетке явно прошлись Граф и Раджа, а на лице всё ещё сидел мохнатой задницей Чезаре. Мария попыталась отмахнуться, жмурясь крепче, и пошарила рукой справа в поисках часов. Справа было подозрительно мягко и тёпленько.
Так, блин. Кто на этот раз? Тряпка... Тряпка... О, хвост. Граф, падла, лапы повыдёргиваю и в пищевод повтыкаю, будешь альтернативной собакой Павлова. Это ты мне в кровать нассал? Пятый год псине, ну ё-моё, энурез у него, что ли. С-собаченька...
Raja, Raja! Suda idy, – Мария похлопала ладонью по всё тому же мягкому и приготовилась к тыгыдыканью доберманши, но было тихо. И ладно Раджа, она глухая стала, но чтоб её сынок не прибежал первым выслужиться? Чтобы Че, жопка лохматенькая, не засопел сопливо на ухо и не попытался сожрать ключицы?
Chtob tebya eldoj zolotoj v tri ryada vprisyadku pod balalajku s trekhryadkoj da pri vsej yarmarke nedoperevyebali v promudoblyadskuyu pizdoprohuinu!
Обалдеть. Как-как?
О. Точно. Самолёт. Колумбия. Частный рейс, куча места, толпа мужиков, играющих в лаву. Мария сидела в наушниках, смотрела предыдущие сезоны сериала и всё пыталась уложить у себя в голове, как вот эта фигня связана с той фигней, которую они снимают про космос, но никак не могла.
Кристиан, кажется, даже предложил поучаствовать в их игре, но Мария отказалась. При всём уважении к коллегам, лазанье по креслам – отнюдь не её конёк. И даже красиво падать на руки не к кому, сплошные педики ведь летят. МакБэйн-старший так точно, это Мария умеет определять по морде лица, Кристиан – о нём вся съемочная площадка только и говорит, Томас – тем более, где-то видела ведь она его мордочку до сериала... Где, вспомнить бы. Кел вот есть, но это Кел. Это почти «оно», капитан ведь... Тьфу, всё, вжилась, называется... Короче, Кел – это Кел, и всё тут. А этот шотландо-ирландец, Каннингем, вообще мутней какой-то тип. Одни сплошные шотландцы оккупировали самолёт... И ещё этот рыжий, Косенька, как его Кит ласково... Единственный, блин, натуральный натурал на площадке, и тот бешеный. Нет, не Кося, Кит. В чем смысл съёмок-то, спрашивается? Подписала, называется, контракт, развиваться гармоничнее планировала, а не в одиночестве в Хорватии с тремя псами по паркам гулять...
А потом эта толпа полуобнаженных алкоголиков распивала остатки местной бодяги, распевала нечто фольклорно-матерное на пяти или семи языках – кто уж сколько знает... Потом, кажется, Мария уснула, только помнила, что до этого у неё трогательно выпросили все три банана... Даже стыдно представлять, зачем именно.

Kel, ya vas prosto obojaiu, – с непередаваемым сонным прононсом произнесла Маша на родном языке, приоткрывая глаза и скашивая их на то мягонькое и тёплое, некогда напаренное рукой. Кажется, это была филейная часть Томаса. Хотя после такого веселья кто знает, на какую там часть тела он нацепил штаны.
Прошу прощения, мальчики, – мальчики же? Вон, три штуки подают признаки жизни.Я, кажется, проспала самое интересное...
Ещё пару секунд на разглядывание ситуации и прекрасная мысль, зацепившаяся за остатки извилин — те, что не растрясло на воздушных ямах: а что сделает Кельх? Вот прямо так, по фамилии, уважительно и ехидно.
Кто-нибудь уже проверялся на наличие повреждений? Трупы есть? Что вообще происходит?
И не сверлить так взглядом Кела, он здесь не капитан... Кости целы? Болит запястье. Может, это мы что-то снимали и уснули прям так, а я всё забыла? Бред какой-то.
Господи, если ты всё-таки существуешь – как же классно, что почти все эти мальчики голубые.

Отредактировано Мария Кравиц (05-06-2019 18:27:19)

+8

6

Открыть глаза – уже больно. И почему, интересно? Почти же не пил... Кажется, кто-то врезал прямо по переносице. И это значит, что я cейчас выгляжу как панда. А как сниматься? Ни один гример же не замажет.
Кряхтя как старик, Джек оперся на локти и, смаргивая неведомо как попавшую на глаза паутину, огляделся:
Fe wnaeth yr awyren a oedd wedi damwain ac fe wnaethon ni i gyd farw? Pam ydw i'n hanner noeth a pha fath o gi sy'n rhoi bys i mi ar y ddau lygad?* – честно сказать, родиной Джека Каннингема был Уэльс, но валлийцы – это что-то такое же неромантичное, как Пятнистый Дик** Шотландцы – другое дело: килты, Роб Рой, чертополох... Глазго и Эдинбра – две большие разницы. Приходилось врать.
Другой странной неожиданностью оказалось то, что на нем были одни джинсы – рубашка куда-то делась, как и у сидящего рядом Криса МакКензи, но там-то он хоть помнил: дело было в игре про лаву и пол. Руку непривычно сдавило, и Джек со стоном выпростал ее из сплетенных стеблей какой-то мерзкой травы. Это что?
На безымянном пальце сияло кольцо, которого до этого для у Джека точно не наблюдалось. Он что, так нажрался, что успел жениться прямо в самолете? А на ком? Хотя и без слов понятно, на ком – на Машеньке Кравиц, больше женщин в путешествии в принципе не было. Ой-ё...
Мари, – голос хриплый, вот пропасть. надо откашляться. – Кхе-кхе, Мари! – позвал он уже более уверенно, но совершенно точно не представляя, как спросить, что у них было, а чего – не было. Может, еще развестись не поздно. Но, пока он новоиспеченный супруг, надо произвести впечатление запобти... тьфу, заботливого партнера.
Мари, с вами ничего не случилось? Все в порядке? – понятно, что случилось, идиот, самолет упал. Но впрямую интересоваться, не сломано ли что у своенравной гордячки публично нельзя – обольет презрением. А терпеть придется: узы брака, то-сё. Боже, а если всё уже было, то как? На глазах у всей компании, и он один ничего не помнит?
Убейте меня сразу...

Полететь в мокрую, жаркую, малярийную Колумбию было тем еще вызовом. Но, во-первых, нужны были деньги. Во-вторых, это позволяло откосить от работы в модельном агентстве, где каждый второй норовил полапать за задницу. Последней каплей стал Закари Куинто, который расстался со своим очередным бойфрендом-моделью и подыскивал новую жертву. К несчастью, он оказался фанатом сериала, и основной мотивацией для совместных походов в спа и ресторан было: «Два вулканца всегда найдут общий язык». Да если бы! В-третьих, авантюрный склад характера не давал Джеку долго засиживаться на одном месте. Сложив трижды по одному, мы получили мощнейшую причину собрать чемодан и рвануть на взлетную полосу, да, Джек? «Мы» – это ты и твое эго.

Нет, в самом деле, как узнать, откуда кольцо? – Джек вытянул перед собой руку и полюбовался на гладкий ободок. Пальцы у него, конечно, тонкие, но неужели такие же, как у Мари? Ветерок пробежал по обнаженной спине, и Каннингем поёжился: так себе ощущение – холодно, мокро, нихрена не помню и голова болит. Вдалеке маячил железный Кел, Кравиц осуждающе смотрела почему-то на Томаса, рядом сидел полуголый МакКензи, чуть подальше вперился взглядом в его пресс, обтянутый мокрой и почти прозрачной футболкой, Константин Тьери... Джек поискал какую-нибудь тряпку прикрыться и нашел влажный шерстяной кардиган болотного цвета. Не до жиру, как говорится. Сейчас нам только промискуитета не хватало. С радужным оттенком.
Нет, ну все-таки как выяснить, женаты они уже с Марией или нет?

______________________________________
*Самолет, что, разбился, и мы все умерли? Почему я полуголый, и какая собака поставила мне фингалы под оба глаза?
**Пудинг с сухофруктами жуткого вида
[AVA]http://sg.uploads.ru/Q8XqA.jpg[/AVA]

Отредактировано Джек Каннингем (25-06-2019 19:17:29)

+9

7

Ух, утро либо бодрое, либо доброе, третьего не дано... Ну кто опять, ну чего спозаранку? Я же говорил, что по утрам хочу только спать и мартини, или просто мартини, если ещё не ложился... Да, вот этим самым тоном и говорил, и им же сейчас и скажу, если этот неуёмный не уберёт свои загребущие лапищи!
Ну дорогой, ну не с утра пораньше... Да ну не сейчас же, ну что ты делаешь!
Том честно попытался запустить в горячо любимого Роберта подушкой, на всякий случай не называя его по имени и быстро соображая, где же это он вчера так напился. И с кем. Память была восхитительно, кристально ясна, трезва и звенела на манер стёклышка из разбитой витрины. Угрожающе звенела, витрины никогда не бились просто так на его родной Мальте, но всё равно... Не распнут же, ей-богу. Вот только впервые в жизни трезвый ум и холодный рассудок отказывался разглашать информацию. Последнее, что он помнил...
Банан. Ярко-желтый, аж оранжеватый – с кем же это они спорили так взахлёб о его оттенке? Не с Константином ли? А затем он показывал мастер-класс по глубокому горловому, и там даже Том присвистывал тихонько. Жёг вьюноша, что тут сказать. У Томаса-то с рвотным рефлексом до сих пор проблемы случались.
Но сначала они бегали по салону самолёта. Том быстро хмелел: движения путались, вместо ноги двигалась рука, пальцы немели, гортань жгло и со стороны он, наверное, выглядит пьяным в хлам, как и положено молоденькому мальчику после местной сорокоградусной дряни... Но мозги, мозги! Кто придумывал ЦНС — спасибо ему, профессиональное спасибо всех каскадеров определенного толка и профессиональная же за это ненависть. Правда, в других случаях.
И пока Томас носился радостно, сметая всё на своём пути неуклюжими жестами и довольно раздеваясь – до чего, кстати, разделся-то? Странно, казалось, что и штаны снимал... А, точно, уже надел – и залипал, как сопливый мальчишка, на шикарные профили шотландцев – особенно того, американского пошиба, уж очень хорошо он смотрелся на фоне иллюминатора – и активно падал, кажется, даже царапая локти... Там что-то бабахало. Собственно, больше ничего ему знать и не нужно было: бабахало, потом кто-то где-то орал, а потом Том проснулся. Это главное – жив.

Простите...
Лицом вниз лежал. Доброе утречко, да. Красный след на половину немедленно увиноватившейся мордашки простым растиранием не снять, придётся ждать, пока сам пройдёт, а штука из штанов...
Мария, я бы попросил... Спасибо.
Узкая дамская ладонь без особенного разочарования сползает с ягодичной мышцы. Том садится, ёрзает, задумчиво оттягивает резинку штанов и вытаскивает из кармана боксёров – у Константина такие же, с мустангами, Кит растрепал, но короче и без карманов – третий банан. Первый съели, второй ублажал Кося. Видимо, этот был на очереди. Что-то он сам планировал на этом вот банане показать...
Ну что смотрят-то? Да, банан. Да, из кармана трусов. Вряд ли эти взрослые дяденьки и не менее взрослая тётенька – я к её годам, возможно, уже дедушкой первый раз стану – никогда не видели бананов, доставаемых из брюк. А не видели – их проблемы.
Простите... – и вот так по-мартовски глазки вниз. – А никто не видел мою футболку? Кажется, я вообще не помню, что тут... Как мы умудрились на*** раз***шить самолёт?

+8

8

Эдварду было хорошо. Нет, не так – ему было просто восхитительно. Легкий ветерок ерошил его волосы и ласково нежил лицо. А уж подстилка, на которой он лежал – мягче не придумаешь. Одно слово – красота. Просто внеплановый отпуск. Честно говоря, МакБэйн и не помнил, когда последний раз просто лежал и ничего не делал. Скорее всего, в детстве, когда они с Эдвином лазали на крышу любоваться звездами.
Но его нирвана была прервана самым возмутительным образом. Нечто мягкое и пушистое приземлилось ему на лицо. Оно еще и шевелилось, перебирая… лапками? Эдвард лениво открыл один глаз и встретился взглядом с восемью чужими. МакБэйна невольно передернуло. Нет, он не боялся разных летающих и ползучих тварей, тем более пауков, но все же предпочитал личного знакомства с ними не водить, тем более, такого близкого.
У нас ничего не выйдет, милый, – улыбнулся он и повернул голову, чтобы зверюшка просто сползла на траву – восьмилапый перепугался больше самого Эда так уж точно. Еще бы, увидеть перед собой такую физиономию… У любого стресс будет. Главное, чтобы обошлось без психиатра.
И тут МакБэйн наконец узрел. И понял, что психиатр нужен уже ему.
Куда вы дели самолет? – философски спросил он, садясь. Форменное безобразие просто… Вот стоило только заснуть, как его коллеги пропили самолет. Без него! Это же возмутительно.
Но шутки шутками, а произошло что-то явно нехорошее. Более нехорошее, чем толпа мужиков, носящаяся по креслам и заставляющая друг друга творить разную ерунду.
Хотя, стриптиз, устроенный МакКензи и минет банану от Костика были горячи, этого Эдвард не мог не признать. А уж обмен кольцами вообще стал гвоздем программы.
Оглядев слабо копошащуюся и пытавшуюся издавать какие-то звуки компанию, МакБэйн тяжело вздохнул, чувствуя, что с отдельными экземплярами придется повозиться. Особенно с полуголыми – без одежды в джунглях будет плохо и даже очень.
Интересно, как далеко они от ближайшего населенного пункта? И знает ли кто, что вообще произошло. Хотя, судя по ошалевшей компашке – вряд ли. Разве что Кела расспросить.
Легко поднявшись, Эдвард отряхнул светло-синие джинсы от налипшей травы и огляделся более детально. Цепкий взгляд тут же приметил следы рядом с обрывом. Значит, все-таки было крушение, и самолет ухнул вниз с обрыва. А учитывая, что пилотов поблизости не наблюдалось, ясно, что они тоже погибли.
Но сердце рвется, как обшивка самолета, – пробормотал МакБэйн. – Хорошие съемки вышли, что и говорить.
Покосившись на сидевшего с совершенно несчастным лицом Кристиана, и переведя взгляд на Каннингема, безуспешно пытающегося понять, что же с ним произошло, Эдвард тихо хмыкнул, а потом и вовсе расхохотался в голос.
Джек, вы не там ищете, – все еще смеясь, уточнил он. – Ваш новоиспеченный супруг не Мария, а мистер МакКензи. Второе кольцо у него.
Начисто игнорируя произведенный эффект, Эдвард уважительно кивнул Томасу. Что ни говори, парень оказался продвинутым и умудрился захватить с собой еду, а именно – банан. И какая кому разница, откуда именно он его достал. Самому Эду уж точно никакой. Может, он им поделится? Есть хотелось зверски.
[STA]Истина где-то рядом...[/STA]

Отредактировано Эдвард МакБэйн (06-06-2019 18:22:13)

+10

9

Только тот, кто хоть раз пытался разгадывать кроссворд в буйной палате сумасшедшего дома, смог бы понять всю глубину невысоких печалей Альвару Гарриду. Теперь, как эксперт, он мог точно сказать: это невозможно в принципе.
Коллеги по цеху-серпентарию еще и полпути не пролетели, а салон самолета уже превратился в никем и ничем не управляемое царство магического реализма, психоделического гомосексуализма и богемно-артистического пофигизма вместе взятых. Так ведь Альвару перед самым вылетом еще и менеджера своего отчитал за билет в самый конец салона, мол, не люблю я там летать. Наивный! Филиппу премию надо давать в две годовых зарплаты. Только благодаря его стараниям да божьему чуду через голову Альвару никто не скакал и на колени ему никто не плюхался, не давая тем самым повода испортить всеобщую веселуху крепким португальским словечком или, что еще хуже, каким-нибудь нетолерантным замечанием на английском международном. Как там пел на каких-то съемках под гитару его русский приятель? «Детский садик вырвался на волю...».
Вот. И вот этот детский сад из взрослых серьезных людей прыгал, скакал, раздевался, пытался под гомерический хохот окружающих протолкнуть в рот целиковый банан, настолько мешая вспоминать имя известного французского футболиста, а впоследствии чиновника, что рассерженный Альвару с удовольствием заставил бы «умельца» повторить то же самое упражнение, только с бананом, намазанным эпоксидкой... У кого-то там в начале салона дело дошло, по ходу, и до обмена кольцами. Быстро, быстро тут вопросы решают... А вторая буква – явно «л»...
«Агуардиенте» же вроде не действует так на людей, привыкших к крепким напиткам. Или туда что-то добавили? Было бы занятно. Но на всякий случай у сумевшей прорваться сквозь этот бедлам стюардессы Альвару попросил только минералки. То ли он сам так устал, то ли здесь и минералка была алкогольная, но почему-то быстро потянуло на сон, погружению в который не помешало даже то, что тут творилось.
Разбудила Альвару тишина. Острая, звенящая, обжегшая лицо холодком. И очень короткая. Словно марлевая тряпка разорванная ругательствами и стонами.
Да уймитесь, сколько можно... – сонно бормочет актер, шаря руками по сторонам, чтобы поднять неизвестно когда опущенное кресло. И с легким криком окончательно просыпается.
Кресла нет. Он лежит на земле. Рядом приподнимаются его товарищи. Все те, на кого он вчера так злился... И все живые! Слава Богу! Сейчас этот факт радует актера. По-настоящему он своим коллегам зла не желал, а то, что произошло, осознал сразу.
Ну раз его спасли, надо другим помогать. Одно не совсем удачное движение дало Альвару понять, что помогать надо ему самому. Характерная боль в руке заставила его крепко сквозь зубы выругаться. Бывший спортсмен, он знал характер этой боли. К счастью, не перелом, а вывих, к счастью, левой, а не правой.
Да скажи спасибо, что ты вообще живой, придурок! – с горечью подумал он про себя.
Интересно, а вправлять тут кто-нибудь умеет? Если нет – беда. И как это узнать? Пойти да спросить, раз ноги целы. Кто там самый трезвый-то был? Кел, вроде...
И Альвару решительно направляется к нему.

Отредактировано Альвару Гарриду (08-06-2019 14:38:58)

+7

10

За пять дней до.
22 мая 2014 г., Швейцария, кантон Тичино, Центр психического и физического здоровья «Приют странника»

Южная Швейцария уже пять майских дней наслаждалась летом – в меру жарким, в меру свежим – спасибо высокогорью и окрестным озёрам. В открытое окно солидного кабинета доктора Штейнвальда влетали лёгкий ветер и суматошный и сладостный щебет ошалевших от брачного сезона пичуг.
И звук, и движение прохладного воздуха, колыхавшее штору, делало кабинет менее солидным, а доктора, еще не растерявшего утреннюю бодрость – менее серьёзным и респектабельным. Пока, в тайм-аут и недолгом одиночестве, (он успел приделать срочные дела и растолкать по подчиненным не совсем срочные), можно было побыть и таким. Нужно, в конце концов, а то и забронзоветь, прости господи, недолго.
Ах, да, поручение! – продолжая улыбаться чему-то слегка, доктор скособочился в удобнейшем директорском кресле, доставая телефон из брючного кармана. Нет, по служебному туда не позвонишь, – Макс еще поухмылялся загадочно, выудив мобильный и листая список личных контактов, пока бегунок не захватил, выделяя, строчку «Ранчо toro bravo», и тронул сенсор вызова.
Гудков пришлось переждать немало, Штейнвальд уже хотел прервать звонок и повторить его позже, когда в динамике откликнулись.
Сеньор Санчес? – Макс, застигнутый за полумашинальным передвиганием по столу папки с историей болезни следующего пациента, на секунду замешкался с обращением. – Доброго дня. Сразу прошу прощения за срочность дела и за то, что беру быка за рога, но... Что вы думаете о... внеочередной командировке по поручению одного из наших кураторов? Прекрасная страна Колумбия ведь знакома вам? Не знаю, порадую ли я вас этим, но, боюсь, придется снова её посетить. 27 мая частный самолет вылетит из Арранкильо. Он должен упасть в джунгли вблизи Рио-дель-Атрата… желательно поаккуратнее, там актеры, им ещё сниматься. – Максимилиан несколько озадаченно хмыкнул, но в данный момент его дело маленькое: озвучить задание ещё одному сотруднику «Приюта». – Так это... погонять их надо, «космических робинзонов», чтоб почувствовали всю прелесть... еще относительно гостеприимной планеты, закалить и потренировать. Да-да, «Школа выживания сеньора Санчеса», именно... а то ж... изнеженные горожане, – доктор милейшим образом улыбнулся. – Все подробности вам сообщат дополнительно.

+4

11

с собой имею

Список снаряжения и одежды практически тот же, что и у Рауля Санчеса.
Кроме перечисленного им и упомянутого в посте есть:
- блочный арбалет Tenpoint Stealth SS
- Зрительная труба GOMU 13x50
- Набор юного скаута (3 шт)
- Браслет выживальщика (5 шт)
- воздушные шарики (много) + игрушечный насос к ним + металлический совок детский (и не спрашивайте, зачем)
- набор "чудес враждебной техники": 4 стрекозы и 6 сверчков (механические) + устройство, помогающее как управлять ими, так и получать от них звук и изображение + адаптеры для подзарядки + портативный аккумулятор. Устройство внешне напоминает обычный смартфон, сами насекомые ничем не отличаются от своих живых прототипов. Перемещаются сами (сверчки могут летать, ползать, прыгать, стрекозы летать и ползать). Получены путем нытья и мелкого шантажа у директора "Приюта".

Умная женщина никогда не скажет: «Боги, вы лишили этого мужчину разума! Он думает, у меня тут химическая лаборатория?! Какие колумбийские яды за полчаса?!». Умная женщина лучше найдет в информации хорошее, и воскликнет: «Ну, наконец-то арбалет! А то все винтовка, винтовка…».
Ленси была умной. Но она еще не была женщиной. И потому, оторвавшись от очередной манги с выразительным названием «Цветы зла», спокойно поинтересовалась:
Аита, ты реально с дуба рухнул, или притворяешься? Какие тебе яды за четверть часа?
Впрочем, больше тратить драгоценные минуты на препирательства девочка не стала. Она откинула мангу, с сожалением огляделась вокруг: эта «норка» уже начала казаться ей домом. И вот… Как говорится: «Никогда такого не было, и вот – опять!».
Потянувшись и резко сев на кровати, Ленси со скрипом потянула к себе ящик стола. Практически не глядя пробежалась по его содержимому чуткими пальцами юной скрипачки, словно на ощупь «читая» предметы. И начала что-то быстро выкладывать на столешницу, не забывая ворчать:
Ну, будут тебе яды, хорошо. Самые что ни на есть колумбийские, считай – местная достопримечательность. Оба. Один можно как «сыворотку правды» использовать или для временного зобмирования… второй… второй вообще лучше не использовать, если не хочешь убить: здоровье попортит и выжившему. Зато вообще никто ни черта не заподозрит… Есть у них там пакостные такие лягушки… кроооохотные, но пакостные. Короче – это их яд. Оба у меня есть именно потому, что известны – дальше некуда. Ничего иного я сейчас, извини, не найду. Ну и кое-что из любимого прихвачу, на всякий. Не аутентичное, зато – знакомое, да.
Не вставая, она притянула к себе стоявший в ногах кровати уже собранный рюкзак (срываться иногда приходилось и меньше, чем за полчаса – проще уж всегда иметь необходимые для выживания вещи упакованными… ну, разве что всякую мелочь добавить), и принялась распихивать то, что нашла, по карманам. Одновременно косясь на Мудрого волка, и без вопросов «считывая», как он собирается одеться и что берет с собой.
По сути, ее снаряга полностью повторяла его. Ну, минус палатка и плюс всякие полезные мелочи, типа альбома и карандашей, пары-тройки рогаток, скатки резинового толстого бинта (на новые рогатки) и, отдельно - трех полосок красной резины от грелок (на очень дальнобойные рогатки). По удобнейшим желтым капсулам от киндеров была рассыпана всякая необходимая "химия". Ничего серьезного, лишь то, что подростки используют для "бомбочек", "дымовух" и "горелок". То есть, марганцовка, порошки алюминия и магния, растертая ржавчина, сера, селитра, красный фосфор, стружка целлулоидной пластмассы и т.д. Любимая трубочка-плевалка и шипы, обработанные ядами (обычный набор) тоже была с собой. Захватила она и местные яды, как того требовал Рауль.  Аптечку девочка тоже дополнила по своему выбору, делая упор на антигистаминные разных видов и всевозможные сорбенты. Да и любимую «Беретту» не собиралась менять на "Глок". Хотя нет, "Глок" тоже был, но не пистолет, а нож. Болтался на поясе большей частью для красоты и антуражности, давая ощущение того, что она, Ленси, уже большая и серьезная. Для мелких же дел она чаще пользовалась спайдеркой.
Собирая вещи, она легко сновала по комнате, и тихонько насвистывала что-то маршевое, иногда еще и барабаня пальцами по подающимся предметам. Искусственно вводя себя в состояние «Мы в дороге». А ведь не хотелось в него входить… ой, как не хотелось. Хотелось мороженого, поваляться еще, вечером – мотнуть к знакомым ребятам… Хотелось жить, как все они.
При этом девочка отлично знала – скажи она хоть слово, и аита не станет настаивать. Оставит тут, «дома». Только… через пару дней накатит глухая тоска. Тоска без просвета. Потому что на связь он точно уж не выйдет. И она не будет знать – жив или нет? Вернется за ней или не захочет? Ну нафиг такие эксперименты…  Ну нафиг это мороженое. Лучше уж молча собираться, пытаясь успеть в отведенное время.
А еще надо найти арбалет… интересно, трофей из антикварной лавки подойдет? Самодел, но качественный, хороший… надо глянуть. Хотя нет. Не надо. Тяжелый, современные удобней. Ну, нужный магазин по пути будет, купить дело минутное. Заодно и подзорную трубу захватим....
Мысленно Ленси замурлыкала: арбалеты были ее слабостью и особой любовью. Как и яды, да. И вообще, должны быть у детей игрушки? Ну, какие дети – такие и игрушки, что уж тут поделать. А вот, кстати, и еще одна игрушка: мысленно посмеиваясь над собой, Бестия защелкнула на запястье «браслет спасателя». Тот самый, что при необходимости превращался в длинный прочный шнур, да еще и имел встроенные в застежку огниво и свисток. Модная безделушка, все ж не до конца лишенная смысла. И, что важней – подарок аита. А его подарок она ни за что б не оставила.

Через пять дней Бестия уже вполне забыла, что на свете есть такие вещи, как «дом» и «кровать». А еще «теплая вода». Она покрылась мелкими царапинками и грязью (все равно практически не видной на смуглой коже, ставшей от загара еще темнее), и вновь до крови накусала губу, но вросла в местную природу так же естественно и просто, как меняет свою окраску хамелеон.  И потому, реагируя на окрик аита, села раньше, чем проснулась. Полная энергии, и вполне готовая начать новый прекрасный день. Конечно, прекрасный! Мудрый волк-то рядом...

Отредактировано Валенсия Санчес (20-07-2019 15:14:29)

+7

12

Estoy a la vista de Dios.
Что произошло? Не было ни грозы, ни сигналов об опасности, в иллюминаторе отлично было видно, как внизу проплывают леса и горы Сьерра-Невада-де-Санта-Марта. Зеленый, густой, насыщенный цвет, похожий на хваленые колумбийские изумруды. Или на малахит – та же вязь узора, прочерченная реками сельва, те же отдельные лучики. Если прикинуть по карте, то ближайшим местом, где можно встретить людей, будет национальный парк Сьюдад-Пердида.
Людей… Парк под охраной военных, а Колумбия никогда не была спокойным местом. Даже сейчас, при Сантосе.
Что же все-таки случилось? Почему он не помнит ничего, как будто тоже пил? Почему так странно сломался самолет – не по линии конструктивной нагрузки, обугленные края, трещина багажного отделения?
Резкая разгерметизация самолета при разломе вызывает перепад давления, сходный со взрывной волной, мощность которой напрямую зависит от высоты и размеров лайнера. Отлично. А он один сидел лицом к месту разлома и ближе всего к нему. Стоп. Сидел. Глубокий вдох отдавался болью в ребрах, а попытка вспомнить и понять, почему он лежал на полу, если его должно было вмять в кресло – приступом головной боли и легкой тошнотой. Сломано ребро или даже два. И сотрясение мозга, судя по первичной симптоматике. Значит, встал. Значит – что-то увидел и встал. А потом самолет лопнул, волной воздуха его ударило в грудь, от падения – травма головы и… И не можешь вспомнить, что видел. Вот остановимся на ночевку, все заснут – и можно будет перемотать грудь, чтобы хоть немного унять нарастающую боль. Кел достал из нагрудного кармана пачку леденцов от укачивания и задумчиво вытащил один. Вдруг и от навязчивой тошноты поможет? Где были все эти симптомы, когда тягал ребят из самолета? Пра-а-авильно, вот там бы и сидели дальше. Не подавать виду, играем!
На легкий шорох он обернулся. Приходят в себя. То ли «заклинание» на русском нелетописном подействовало, то ли ветерком пообдуло. И стандартный вопрос «что случилось» – от каждого и в разной форме, можно даже оценить особенности характера: ироничная легкость и в то же время надежность Криса, какая-то удивительная готовность к чуду у Кости, Мария даже оценила «загиб» - а стыдно-то как, но при этом ее способность твердо держаться за реальность восхищает. Джек – сразу несколько идей, выводы и тут же – направленность на что-то одно. Томас… Вот тут отлично видно, у кого юность такая кипящая, что «I chasovnyu tozhe ya razvalil?» И Эдвард тоже. Возник вопрос, как часто у него самолеты пропадали. Воистину, «в детстве спал спокойно, знал, что охраняют, в юности сам охранял, сейчас не сплю – знаю, КАК охраняют».
Самому бы кто ответил, что именно произошло. А вот примерно определиться с координатами можно, сейчас бы… Часы остановились. Этого не может быть, но остановились. А еще доказывали, что швейцарские, надежные. Значит, направление не определить, если не получится понять, в какой именно точке горного массива находятся. Но это маловероятно. Карта этой местности в буклетах есть, реки всегда опознать можно, как и горы. На дерево повыше влезть, посмотреть, привести все в порядок – и выдвигаться. Судя по тени, до заката часов пять, значит, лежали не так долго, в этих широтах и в это время года он к десяти вечера, сейчас четыре-пять после полудня, последний раз он обращал внимание на часы в час – вся эта компания только начинала пить, следовательно, без сознания они были не больше двух часов.
Самолет рухнул и переломился пополам. Часть упала сразу же, вторая деликатно подождала нашей выгрузки и тоже решила не отставать. Видимо, корме без носа жизнь была не мила. Что с пилотами – я не знаю, предположительно погибли, – он задумчиво накрутил прядь волос на палец. – Мы в сельве, куда нормальные и адекватные колумбийцы полезут только после порции своих настоек. Если выясню, где именно – для этого есть возможности, надо только немного времени – у нас есть шанс добраться до Затерянного Города, мы должны быть в двух-трех сутках пешего пути, и дождаться там туристов или водителей, чтобы добраться до Рио-дель-Атрата.
О том, что дождутся они армейцев с их проверками, Кел промолчал. Тут бы не дождаться местных хищников, змей или ядовитых насекомых. Да и неядовитых тоже, малярию от местных комаров подхватить – это легче легкого.
Волноваться будем поэтапно.
Альвару… А вот и первая проблема. Ничего, сейчас. Кел сам шагнул навстречу, понимающе посмотрел на слегка побледневшее от боли лицо и то, как он неестественно держит левую руку, и полез в одну из аптечек. Эластичный бинт был, спрей с анестетиком – тоже.
Присядьте и… Вот, что ли, ветку укусите, – он прекрасно знал, как вправлять, работая вместе с каскадерами и не вылезая из спортзала, научишься и не тому. Так, небо, вот кому спасибо полагается за живых и отсутствие переломов? Передай, щедро так. От души. Сустав оказался на месте, спрей, повязка, помочь осторожно одеться. Хотелось бы все сделать максимально легко, но получилось ли? – Хоть немного легче?
Вроде бы остальные в норме. Если не считать, что трое без рубашек или футболок. Джек чей-то кардиган натянул, правильно. А теперь к самым насущным вопросам. Вот как МакБейн на банан Томаса смотрит и облизывается.
С питанием мы разберемся. Вот в том пакете упаковки обедов из самолета, к сожалению всего двадцать, нам по два с половиной раза. Но в это время года здесь уже хватает спелых фруктов. К сожалению, здесь сельва, дикие животные, не одомашненные растения и хуже всего – насекомые. Не самые симпатичные и самые кусачие. Нам надо как- то решить вопрос с одеждой. Ваши вещи – только ручная кладь, багажное отделение было разбито, и я бы туда не успел – вот тут. Пересмотрите, что и у кого в наличии. Банты для стрингов я сделаю всем из бинтов, это обязательно, – Кел серьезно и требовательно посмотрел на спутников. 

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/V6kjl.jpg[/AVA]

[STA]Грани жанра не увяжешь с судьбою[/STA]

Отредактировано Кел Мартон (18-06-2019 21:42:01)

+5

13

Кристиан задумчиво покосился на банан и тут же отвел взгляд, сильно покраснев. Воспоминания о том, что же именно они творили с бананами в самолете, оказались довольно свежи. Ну и ладно, обойдется местными фруктами, чтобы не оконфузиться перед окружающими. Вряд ли они застрянут в джунглях надолго – самолет наверняка будут искать, как, собственно и их.
Услышав про ручную кладь, МакКензи тяжело вздохнул. У него был один чемодан и тот в багаже. Видимо, ему светило щеголять голым торсом все оставшееся до спасения время. Не то чтобы он был против – но колумбийские джунгли были достаточно коварными и непредсказуемыми. Заполучить личинку под кожу или изрезаться довольно острыми листьями растений, просто ненавидящих его, было бы не слишком хорошо. Про разную другую гадость Крис предпочел не думать.
К слову, о гадости... Стряхнув с ладони что-то склизкое и извивающееся, он покосился на кольцо, сверкающее на безымянном пальце. Кажется, на этот раз игра зашла довольно далеко. Интересно, шутил ли Каннингем, или был серьезен? Судя по тому, как рьяно он бросился защищать Марию, вряд ли. По крайней мере, защищать самого МакКензи он не спешил. Интересно, а была ли у них первая брачная ночь? Традиции же и все такое.
Банан Джек помнил, про обмен кольцами тоже, про колумбийский ром помнил, а вот про ночь уже нет. Нужно будет уточнить у Джека. Хотя, по виду Каннингема было понятно, что уточнять чего бы там ни было явно бессмысленно. Вернув ему весьма красноречивый и выразительный взгляд, МакКензи покосился на Кела, уже взявшего командование на себя и, подумав, что помощь там явно не требуется, потопал к небольшой лиане, сплошь усеянной фиолетовыми плодами. Не то чтобы он сильно хотел есть – Кристиану стало просто любопытно, что же это такое, и он, подражая своему неугомонному персонажу, умчался «в леса» – собирать цветочки. Да и Джека, смотревшего расфокусированным взглядом куда-то вдаль, не мешало бы оставить наедине с самим собой. Интересно только, о чем он там размышляет? Скорее всего, пребывает в глубочайшем ужасе и думает о том, где бы прикупить пару-другую машин времени, чтобы вернуть все обратно.
Тяжело вздохнув, Кристиан сорвал один из фруктов и, подозрительно принюхавшись, покрутил его пальцами. Что-то он ему напоминал, вот только что… По ботанике у МакКензи была слабая троечка, поставленная ему преподавателем из жалости… Исключительно за его природное обаяние и красивые глаза. Красивые глаза и обаяние в джунглях были совершенно бесполезной вещью… Да и кого здесь очаровывать, не бандерлогов же? В памяти всплыло название «маракуйя»… Вроде бы оно было даже съедобно. Решительно откусив огромный кусок, Крис задумчиво его прожевал, переступил с ноги на ногу, стряхивая с ноги очередную тварь, решившуюся покуситься на его честь и достоинство, и откусил еще… Было ничего себе так. И, вроде, не умер – значит, можно есть.
Сорвав еще несколько плодов, Крис вернулся к группе. Протянув один Джеку, он плюхнулся рядом с ним, заворачивая джинсы так, чтобы насекомые не могли проникнуть внутрь. Что ни говори, а Кел был прав, упомянув о бантах – без них тут никуда…
«Еще бы утянуть у кого футболку, и вообще хорошо будет», – раздраженно подумал Кристиан, отдирая налипшие на спину колючки какого-то растения и стряхивая с груди жирную коричневую гусеницу. Природу МакКензи любил, но только лежа на диване с бокалом пива в руке и наслаждаясь увиденным с экрана телевизора. Видимо, природа любила его гораздо больше – разные твари чуть ли не в очередь выстраивались, желая пробежаться лапками по его обнаженному торсу.
Решив, что к данной проблеме стоит подходить философски, Крис снова поднялся. Просто сидеть и скорбеть о судьбе было бессмысленно.
Я помогу? – вопросительно покосился он на Кела. – Разобрать вещи или еще что? До заката нужно убраться отсюда и найти более безопасное место для ночлега, – уже серьезнее продолжил он. – Слишком уж нехорошее у меня предчувствие.
Не то чтобы Крис был экстрасенсом или доверял своему внутреннему голосу… Нет. Но тут все его существо просто кричало о надвигающейся опасности. Опасности, которая придет ночью.
Протянув Джеку ладонь, МакКензи рывком поставил его на ноги и, на секунду заключив в объятия, отпустил.
Проблем, которые нужно было решить, было много, а времени мало. Очень мало.
Миленькая изумрудно-зеленая лягушка, громко квакнув, запрыгнула Кристиану на голую ступню, заставив того замереть. Знакомство с земноводными в его планы точно не входило.
[STA]Из букв «О, Ж, П, А» нельзя сложить слово «ВЕЧНОСТЬ».[/STA]

+7

14

Глаза наконец-то синхронизировались на прессе Криса – как некоем начале системы координат, в которой крупными мазками стала проявляться остальная картинка.
Поляна… да нет, кусок каких-то грязных джунглей, наполовину утрамбованных, наполовину выкорчеванных… кем? А, да, самолетом же, его не хватает, след вон там так ровненько обрывается… Эта нововспаханная нечеловеческими усилиями поляна наполнялась людскими возгласами – каждый ведь норовил выразить своё отношение к ситуации на родном языке – врождённое же не пропьешь.
Только ощущение осталось, что Кел бормотал что-то, очень напоминающее сильно недовольные высказывания костикового русского соседа по парижским трущобам из такой далёкой теперь французской юности… Но парень мог и не расслышать – голова же, зараза, гудит, собут…ёпт… соратники шумят, ветер дует, вода… О, блять, вода! Пить охота, как последнему…
Тьери сглотнул. И в его одежде что-то выбивалось за привычное ощущение комфорта – бровь удивленно полезла вверх, пока глаза, стартанув с Криса и побегав по сторонам, вернулись, чтобы себя, любимого, ощупать-рассмотреть.
– «Ну, ты оторвался, Рай…»
Джинсовая рубашка цвета молочного шоколада завязана по-ковбойски, поверх, на плечах, пелериной присутствует собственная, оранжевая футболка, узел из рукавов почему-то на спине – и конструкция теперь напоминает большой детский нагрудник. На талии еще одна футболка (чья, спрашивается?) на манер набедренной повязки… поверх синих джинсов…
– «О! Хоть штаны не снял… или снял? Под ними, кроме тела, ничего больше не ощущается… А потом надел? Правильный какой… А в заднем кармане что?» – рука вытягивает скомканные боксеры, любимые, с мустангами… секундное замешательство – и Костик уталкивает их обратно в карман.
– «Хоть не босиком, шнурки только у высоких кроссовок развязаны… это понятно, не через голову же я трусы снял… А штаны обратно надел, потому что дама была? Хоть и спала, кажется… Зачем?.. Нет, что надел – молодец, галантный француз, мля… хорош бы я был сейчас в одной набедренной повязке… А-а, Том ищет верх от смокинга, его, значит… А на меня зачем нацепили?..»

… На каком-то круге срочно понадобилось в комфортабельную кабинку в хвосте – Крис еще что-то прокричал в спину, что Костик опять проиграл и должен… Хрен ему теперь! В смысле, перебьётся… А когда вышел – Том налетел, чуть обратно в кабинку вдвоем не впали – спасибо ограниченному пространству и узкому проему – стал путано объяснять про необходимость срочно повенчать… Да, он же по роли падре… бананом размахивал, потом в штаны себе засунул, сказал – молодым сюрприз будет… А из меня кардинала, что ли, делали? Свадебного… Кто сказал, что шевелюра по цвету почти подходит, брить не будут, интересно?..

Том, твоя? – Константин отцепил футболку от пояса, перекинул парню. – Мы успели их повенчать? – кивнул на Джека, разглядывающего руку с кольцом. – О, Эдвард тоже видел.
Трупы есть? – как водой обдало.
– «Вода, блять… пить… Плечо болит, приложился, видно… но вывиха нет…» – парень ощупал левое, подвигал им, поморщился. Терпимо. Всё остальное цело, вроде, а синяки у зеркала посчитаем, когда – а самое главное, если! – до него доберемся.
– «Оптимизм из тебя так и прёт, Рай…»
Мадемуазель Мария, нельзя вот так, в лоб, инвентаризацию проводить, сначала надо…
– «А что надо-то? Ты еще ванну потребуй, чашечку кофе… Скотина! Не думать о кофе, вообще не думать… Вода… Блять!»
Не очень уверенно, но с явным желанием достичь результата, Константин поднялся на ноги. Первые шаги дались с трудом, хорошо, почти рядом дерево оказалось, оперся спиной. С этого ракурса еще раз оценил масштабы проблемы.
– «Сказать «задница», значит ничего не сказать… Да, полетали… Как летели – веселились, приземлились – прослезились».
Организм мобилизовывался удивительно быстро – ну да, спасибо СПИЗ, там за здоровьем и физической формой следят, особенно персонал ЗСР гоняли, хлюпики спросом не пользовались. Выносливость тут, похоже, к месту будет, остальные навыки… Костик очень надеялся, что нет. Ну, и адреналин явно бодрости организму добавил, когда тот картину в целом осознал, а Кел кратким резюме нюансов еще щедро подсыпал.
– «Значит, это Кэл нас повытаскивал, больше некому… Всех успел, надо же… А говорят, чудес не бывает… Дай ему… Вселенная, здоровья,» – в бога, после всего с ним произошедшего за последние три года, Костик уже не верил окончательно.
Спасибо, Кел, – парень проводил взглядом хмурого Альвару, весь полет просидевшего в хвосте и недовольно на них зыркавшего – так никто и не тянул его в веселье-то – первый раненый, хорошо бы, и последний, а уж особо радует, что не труп, как там Мария выразилась.
– «Кэл умеет вправлять вывихи, это ценно… И представляет, куда мы вообще летели».
Сам Тьери не удосужился даже заглянуть в розданные им буклеты, решив, что ознакомится на месте… Место есть, можно знакомиться… едрить твою, да с перевывертом!
Отлепившись от ствола, Костик уже вполне уверенно дошел до кучи вещей, выдернул свою небольшую спортивную сумку, присел в сторонке.
– «Знал бы, где упасть… с самолетом… Да, негусто. Документы с кредитками, пухлый сценарий – да у тебя навязчивая идея, читать его в самолетах, Рай! – складной швейцарский нож, функций на шестнадцать, что ли…» – его и солнечные очки в футляре он выгреб из бардачка Ниссана, когда возвращал тот с аренды.
– «Зарядка к смартфону, сам смартфон во внутреннем кармане – гляди-ка, цел, и даже аккумулятор почти полный… только сети нет, а подзаряжаться… ну, вот этим самым ножиком можно розетку в любом дереве вырезать… Юморист… Так, презервативы, лубрикант в небольшом тюбике – да, куда ж тебе без этого! Упаковка одноразовых салфеток для интимной гигиены – на курорт же летели, ага… Вот и плавки с фламинго», – сунул уже на выходе, чуть в вагончике не забыл, с Китом тогда знатно оторвались тоже, назаказывали бельишка…
– «Жвачка, ручка одноразовая болтается на дне… О! Как же я забыл!» – Костик выудил литровую бутылку воды, прихватил её в аэропорту, а их не досматривали, потому и осталась в неприкосновенности, вцепился в неё, несколькими глотками осушил половину. С сожалением завернул крышку – в проясняющуюся голову стукнулась мыль, что, может, еще кому надо.
У меня не густо – складной нож на шестнадцать функций, с подобием компаса, солнечные очки, жвачка, ручка. Могу сценарий дать кому почитать на досуге… кстати, он горит. Кое-что из интимного… Смартфон живой, но бесполезный, с зарядкой. Часы тоже.
– «Время осталось канадское.»
Всё, – Константин внимательно взглянул на Кэла, попутно развязывая рукава собственной футболки и намереваясь надеть её под рубашку, как и было в начале, – Не буду шутить насчет борделя с пляжем для местных хищников, но что ты имел в виду под «бантиками для стрингов»? Да еще и обязательно.
Рыжий встал, подошел поближе к Мартону, развязывая уже узел рубашки одной рукой и прижав локтем футболку к боку – другой.
Кел, ты принимаешь какие-то таблетки? – спросил негромко, адресно – а потом уже добавил воздуха в легкие – и для всех:
А что у нас с водой? Без неё мы продержимся меньше, чем без еды.
Кстати, о еде – Костик недоверчиво так посмотрел на Криса, сорвавшего что-то с лианы и не побоявшегося попробовать… Смело, надо заметить. Сам-то он не очень разбирался в том, что тут съедобно, что нет. И зараза всякая летает… А Крис, похоже, остался наполовину без одежды.
Отмахнувшись от какой-то мухи, Тьери добавил, обращаясь больше к Келу – тот явно взял на себя роль командира, и с этим парень спорить не собирался, может, он представляет, куда им вообще надо попасть?
У меня есть футболка, если что – сам обойдусь рубашкой.
[AVA]http://s9.uploads.ru/DFoKw.jpg[/AVA]

+5

15

Pizdetz, – заключила Мария, экспериментально пытаясь подняться и потеряв точку опоры в виде полупопия Томаса. Удобненький капеллан у них, да и заодно отпоёт, раз венчать взялся. Придурки... – Джек, можете не волноваться, заключённый вами брак всё равно недействителен. Во-первых, священник фиктивен, во-вторых, процедура производится только в формате госрегистрации, в-третьих, на территории Колумбии запрещены гомосексуальные браки. С чем я вас и поздравляю, товарищи.
Были бы оба капитана как капитаны, то есть как Кел... А этот уже жрёт. Простите, ест. Может, это не манго, хоть и похоже, или оно зелёное и ядовитое! Это всё нервы. Нервы ни к черту. Только колумбийских джунглей, малярии и прочее прелестей мне не хватало для счастья. Хорошо, что касается плюсов – здесь тепло. Не помрём по дороге от стужи. Что касается минусов – местность хрен определишь, путеводители туристические, растительность непонятная, звери враждебные. Это вам не по Уралу сплавляться по горным речкам и не по Карелии рассекать, тут всё незнакомое. И насекомые, насекомые...
Смахнув с себя что-то крылатое и непонятное, Мария в очередной раз обещала себе таскать в кармане средство от комаров. Ежегодно ведь собирается, кто же знал, что не только в родные леса за Зеленодольским фумигаторы брать надо. Хуже того, фумигатор-то как раз есть, только розетки для него нет и не предвидится. Разве что соорудить переходник к ещё не севшему телефону, если такие водятся у кого. И таблетки есть для фумигатора. Но идти с такой конструкцией никак...
На том месте, где витая коробочка и таблетки в кармане джинсов, явно будет синяк. Эдак на пол-бедра. Мелочи, право слово, Альвару так вообще что-то вывихнуло. Как они ловко... А местные палки кусать вообще безопасно? Здесь хоть что-нибудь вообще безопасно?
Константин, подождите. Инвентаризация необходима как раз за этим: смартфон может и пригодиться, если сообразим, как к нему подключить мою... Комароотгонялку, – английский начинал хромать на фоне поднимающейся паники. Лес. Колумбия. Еды на два – с половиной, окей – раза. И банан у Томаса. Пробило на истерическое хихиканье. – Интар... В смысле – Кел, вы совершенно правы, бантики для стрингов пригодятся. Местное количество насекомых начинает пугать.
Какое счастье, что она рассчитывала на нормальный борт и нацепила кроссовки, а не сандали!
Под кондиционером бы замёрзла, а как же... Черт, а из чего, действительно, сделать эти боустрингсы-тетивашки? И чего это Константин так смотрит... Заботливый какой, про таблетки интересуется. Почему, интересно, именно у Кела? Хотя да, он сейчас наиболее ценный персонаж. И ещё этот странный МакБэйн, второй из, вероятно, всего двух. Куда ещё МакБэйнов на одну площадку... И какое счастье, что здесь именно этот. В основном для того, который другим бортом летит. Не так уж всё и проблемно получается, господа.
Поискав взглядом хоть что-нибудь знакомое среди полуживых и полуодетых тел, Мария обнаружила знакомую сумку в траве и с внезапным приливом нежности посмотрела на Кела. Идеальный человек, господи, всё вынес, что только успел. Жаль, чемодана нет, там тоже что-то могло быть полезное. Футболки запасные, например.
Помимо двадцати ланчей у нас есть несколько килограммов яблок. Не знаю, насколько это ценная информация, – поделилась она в пространство. – Но яблоки вкусные и гипоаллергенные. И ещё есть расческа, несколько резинок для волос, дезодорант-пшикалка и пакетики малинового чая. И валик для чистки одежды с клейкими полосочками... От клещей хорошо, между прочим. Здесь есть клещи?
Расческа и резинки непременно понадобятся, – быстро соображала Мария, распихивая часть важного по карманам и наклоняясь, чтобы по многомудрому совету Кела перетянуть штанины тетивашками. – По прямому назначению. Дезик хорош в совокупности с зажигалкой. Чай... Пускай будет чай. Как жаль, что не рюкзак, а сумку взяла...
Кристиан, а вам не кажется, что уходить далеко от места крушения неразумно? Нас будут искать. И спасательным группам будет куда проще этим заниматься, если мы не станем прятаться от них по джунглям. Я бы предпочла следовать инструкциям подавляющего большинства справочников по выживанию...
Которые я зубрила наизусть по наводке отца. Он сам байдарочник и парашютист. Что же, мы собираемся поступать вопреки разумным рекомендациям знающих людей? При всём уважении, мы все-таки актёры, а не офицеры какого бы то ни было флота.

+5

16

Когда Крис принес ему неведомый фрукт, а потом так порывисто заключил в объятия, Джек опешил. И призадумался. Если они и вправду заключили свой шутейный брак, то почему, что сподвигло их к этому, о чем они договорились – и что между ними уже было? И если он такой уж несерьезный, почему там нежен Крис? А есть ли сейчас разница? Кто, кого, сколько раз и в каких позах? В конце концов, в джунглях Колумбии Джек предпочел бы умереть в процессе секса в тем же Крисом. чем от отравления, утопления или удушения. Неплохой такой вариант – не гетеросексуальный, но, что греха таить, был и у Джека небольшой юношеский опыт... с юношами, а один раз даже с солидным таким продюсером, о чем он вообще не жалел – карьера пошла в гору после первой и единственной встречи. Хотя именно с той поры Джек с гомоэротическими экспериментами завязал.
К несчастью, Мария с нотациями, сентенциями и отсылками внезапно стала раздражать Джека и он, отчасти повинуясь мгновенному импульсу, отчасти – назло, стащил с плеча болотный кардиган и одновременно цапнул за руку МакКензи:
Крис, постой... – кардиган слез окончательно и, к счастью, просох. МакКензи он оказался впору и, надевая его на вполне себе прокачанные плечи коллеги по цеху, а потом еще и запахивая на талии, Джек старался не улыбаться слишком уж довольно. Нет, в самом деле: выйти замуж за парня в самолете, который еще и рухнул в джунглях! Это же материал для книги! Под шерстяной тряпкой у него была обычная белая футболка. Поначалу мокрая и почти полупрозрачная - то-то Тьери пялился, а сейчас уже вполне приличная. Матовая. Матов как раз и не хватало в этой ситуации. Джек, задумавшись, поймал себя на том, что машинально стряхивает с голой груди Криса какого-то кузнечика, приманившегося, видимо, на белую кожу торса.
Я, это... В общем, спасибо, дорогой, за еду, – опознанная им, как маракуйя, та самая еда уютно лежала на камушке. Не библейское яблоко, которым так откровенно подманивала самцов, что ли, которое так расхваливала педантично-подозрительная Мария, нет. Экзотическое нечто. Не то чтобы экзотическое, но нечто.
А почему бы не попробовать? Крис, вроде, прикольный парень – поймет...
Джек склонился к уху МакКензи и, едва касаясь губами ушной раковины, прошептал:
А давай подразним святую Марию? – и коснулся губами щеки – напоказ. Наверное, у него все-таки случилось сотрясение: иначе с чего бы он вообще такое предложил. И с чего так сладко колыхнулось и ухнуло в желудок сердце от прикосновения губ к коже, в общем-то, малознакомого парня? Да так, что прерывать нежданный поцелуй вообще не хотелось...
Джек усилием воли оторвался от наваждения. Наверняка, какой-то растительный яд. Или воздух. Или он все-таки попробовал таблетки, которые кто-то из ребят достал из рюкзака.
Размышления прервала лягушка, которая, громко квакнув, шлепнулась на ступню Криса. Маленькая и зеленая. И наверняка, как все тут, очень опасная.
Что делать? – заметалась внутри относительно пустой головы Джека мысль...
Крис, не шевелись! Ни звука!
И решение пришло. Тихо отступая от МакКензи, валлиец дошел до Тьери и, схватив его за плечо, адским шепотом, на грани инфразвука потребовал:
Дай срочно смазку! – и почти вырвал тюбик из рук опешившего коллеги.
Стараясь шагать тихо, Джек подошел к Крису, опустился на колени и медленно начал выдавливать смазку на лодыжку. К счастью, Тьери предпочитал не густой гель, а стандарт – бесцветная прозрачная субстанция медленно потекла по коже, пока не достигла плоских лягушачьих лапок. Земноводное начало перебирать ими, поскальзываясь, но моментально свалилось на землю. Изо всех сил Джек толкнул Криса так, что тот сделал несколько шагов, прежде чем повалиться на траву, а сам опустил ногу в тяжелом ботинке на яркую тварь. Вдавил и несколько раз провернул, чтобы наверняка.
Ффух... – он вытер со лба пот и произнес в пространство: – Такими темпами у нас лубриканта на всех не хватит... – швырнул полупустой тюбик Тьери с ухмылкой, мол, спасибо. И подумал, что босой Крис – это почти наверняка труп. А он только начал привыкать к кольцу на пальце. Протянул руку МакКензи:
Прости, что так сильно толкнул, – и уже с улыбкой: – Смазки достаточно было? – и рассмеялся, опять поймав на грани сознания мысль, что, видимо, все же серьезно стукнулся головой.
[AVA]http://sg.uploads.ru/Q8XqA.jpg[/AVA]

Отредактировано Джек Каннингем (16-06-2019 15:47:56)

+7

17

А они знают толк в использовании лубриканта, – неторопливо оценил Томас, отряхивая собственную футболку и наблюдая внимательно за тем, с какой скоростью происходит притирка свежезабрачевавшихся. Во всех смыслах. – А Константин хорош. Пафосное раздевание – это и я могу, но пафосное надевание на себя всех попавшихся под руку тряпок... Ах да, моя была единственная по размеру на какую-то... Забыл, что ли? А из одной свернули шапочку, а потом он на ней сидел. Надеюсь, не на моей, но шапочка вроде была аутентично красная. Константин, помнится, кардиналом назначен был.
Ну, Мария... Спасибо, мистер Тьери, с меня причитается, – и улыбнуться так, чтобы не было понятно сразу, что именно причитается. - Дайте людям порадоваться хоть немного. Процесс единения любящих сердец и прочих органов как минимум приятен, говорю вам как капеллан.
Ой и смотрит тётка, как будто меня в предыдущих ролях видела...
А ваша экипировка, мистер Тьери, просто поражает. Вы запасливы... как бурундук.Просто божественно.
Опять же, со знанием дела говорю – я сына божьего играл. Один раз в шествии, один раз по работе, оба раза зае***ся.
И у этих почти мелодрама. С привкусом военщины. Поставить свет вон оттуда, веточку в зубы ему побольше – как его, то бишь? Не пересеклись на съёмках, но явно кремень мужик – и бинты чтобы окровавленные... Нет, это уже кинк. Кошмар. Я был бы замечательным режиссером или оператором, только, чтоб вас, не в кустах колумбийских, ну...

Господа, господа, вы простите... – негромко, по-капелланьи и скромно позвал Том. – Я первый раз потерпел крушение и, к сожалению, совершенно дезориентирован. Кто-нибудь может скоординировать ту часть труппы, – ха-ха, трупы... – которая вообще никаким боком не каскадёры?
Разве что специфи...
Нехило же тебя приложило по буйной головушке, что опять врубился режим двухгодичной давности. Даже про Яроберта первым делом подумал. А всё-таки, всё-таки... Что там было, перед аварией? Почему самолёт сломался? Чуйка шепчет, что просто так над Колумбией аэросудно не могло загореться. И грохнуться. И прям ровненько так, чтоб никто не помер, кроме пилотов.

Ну не бывает таких совпадений, а с ним, Томасом, не бывает вдвойне...

+7

18

Эдвард тихо фыркнул, краем глаза наблюдая за коллегами по цеху. Ну, не совсем коллегами, но все же... Люди реагировали по-разному, но ничего критичного МакБэйн не заметил. Разумеется, если за ними не прилетят достаточно быстро, может быть всякое. Но пока все действовали достаточно организованно и слаженно, в большинстве своем, с невозмутимостью атлантов восприняв информацию о крушении самолета.
Один финт Каннингема с лягушкой чего стоил. Любви с земноводным у Джека, конечно, не получилось, но честь и достоинство МакКензи были спасены. Ну и правильно, за молодоженом ухаживать нужно, да и самому Эду руки не пачкать.
Переведя взгляд с парочки на Кела, он протянул:
Затерянный город – это хорошо. Но я слышал о нем довольно много странных легенд и преданий. Местные, за редким исключением, опасаются туда соваться. Да и людей там за последний год пропало больше, чем во всей Колумбии, вместе взятой. Может, стоит рассмотреть другие варианты... – добавил Эдвард, роясь в собственной сумке.
И тут же, воспроизведя в памяти карту, понял, что вариантов нет. Путь, предложенный Мартоном, оптимален. Идти другими дорогами куда опасней, чем сунуться в местное сосредоточие страхов. Ну, а раз нет, то и с легендами разберемся. По ходу дела, так сказать. Ведь, в конечном итоге, за каждой легендой стоит что-то либо живое, либо уже мертвое, но тоже бывшее живым когда-то.
С уважением покосившись на запасливую Марию, МакБэйн сунул в карман складной нож и достал запасную футболку. Любителям стриптиза она явно не будет лишней. Немного поразмыслив, Эдвард засунул пистолет за пояс и прикрыл его рубашкой. Мало ли что... Предчувствие было и у него... Довольно нехорошее предчувствие. Просто орущее о том, что не стоит им идти к Затерянному городу. Вот только – больше некуда. И, как бы ни разорялась Кравиц, уходить было нужно. Лягушки – не самое опасное на этой поляне. Существуют звери и пострашней. Да и не только звери.
Я вас скоординирую, – тихо сказал МакБэйн, обращаясь к Томасу, – хоть я и не каскадер. Тут ничего сложного нет.
«Мачете бы сейчас», – тоскливо подумал Эдвард, внимательно разглядывая густые заросли. Ножичком много не навоюешь с ними. – «Знал бы я...»
Хотя, откуда можно было предположить, что случится нечто подобное? Разумеется, ниоткуда. Даже хваленая интуиция не сработала на этот раз, видимо, одурев от жары и местного колорита.
Прихлопнув огромного комара, размерам которого позавидовали бы мирно плавающие в реке аллигаторы, Эдвард поморщился. Несмотря на кучу сделанных прививок, подхватить какую-нибудь дрянь будет проще простого. Тем более, что насекомые начинают атаковать не только любимчика публики и всея живых – Кристиана – но и всех остальных. А дорвавшись до свежей кровушки, спустя какое-то время они совсем сойдут с ума.
Проведя окончательную инвентаризацию, МакБэйн убедился в том, что он идиот, окончательный и бесповоротный. Видимо актерская братия слишком сильно его расслабила. Спрей от насекомых он прихватить не догадался, зато пару баллончиков с краской запросто. И для чего они ему были нужны? Ну лубрикант и презервативы – это понятно, – не мужик он что ли? Зажигалка тоже... Россыпь игрушечных динозавриков? А это вообще откуда? Задумчиво взъерошив волосы, Эдвард так и не пришел ни к какому однозначному выводу. Он не помнил, что клал в сумку что-то подобное, как и черную майку-сеточку.
Благо, что взял пистолет, а не какой-нибудь там игрушечный бластер.
Смартфон был цел, но в данный момент в принципе бесполезен, поэтому Эдвард аккуратно убрал его обратно.
Выпрямившись, он оглядел собравшуюся компанию и горестно вздохнул, увидев, как к МакКензи быстро крадется очередная лягушка. Что там говорить – некоторые не доберутся до потерянного города. Сгинут по дороге.
[STA]Истина где-то рядом...[/STA]
[SGN]Жизнь не для того, чтобы ждать, когда стихнет ливень. Она для того, чтобы научиться танцевать под дождем.[/SGN]

+7

19

Умеет, слава тебе, Господи, умеет! – мысленно возрадовался Альвару, подобно многим людям вспоминавший о Всевышнем лишь тогда, когда только на его помощь рассчитывать и можно, и, еще раз поблагодарив небо за то, что оно послало ему спасение в лице Кела, послушно зажал в зубах ветку ближайшего дерева. Выглядело деревце довольно симпатично, но вот вкус его коры оказался горьким и неприятным. Хорошо еще будет, если не ядовитым.
Ладно, рука дороже, а рот потом прополощем, если будет, чем.
Биологом Альвару не был, а вот суеверным человеком – да, поэтому, несмотря на свою смелость, любые байки о паразитах в водоемах принимал на веру довольно легко. Закончилось все довольно легко, а главное – быстро. Руки у Кела оказались умелыми, что, пожалуй, было ценнее наличия спрея, хотя помог и он.
Гораздо легче. Спасибо огромное, – искренне улыбнулся Альвару. Настроение его явно улучшилось. Теперь надо бы посмотреть, что у него в спасенной сумке, кроме документов.
Две смены белья, две футболки, две рубашки... Неплохо все же быть шмоточником, можно с кем-нибудь и поделиться... Так, что еще... Упаковка эластичного бинта. И не вспомнил ведь о нем в нужный момент, тупица! Отдать Келу для бантов этих самых. Экземпляр сценария. Ну да, ну да... Читать его в походно-полевых условиях – любим, умеем, практикуем. Хотя ботанический атлас сейчас явно больше бы пригодился, да... и не только для вживания в роль... Два дезодоранта...
Лучше бы крем от комаров взял, кретин. Но жизнь не кино, катастрофу не переиграешь. Хотя попробовать стоит, да. Вдруг хоть какая-нибудь тварь не почует запах человеческого пота и проползет мимо. Расческа, щетка, зубная паста. Неплохо. Выживу – сэкономлю на стоматологе, не выживу – опознают по черепу со здоровыми зубками. Ножик. Не армейский, обыкновенный перочинный. С минимумом функций: нож, ложка, вилка, штопор. Новая, пока еще полная зажигалка. – Этот предмет Альвару всегда таскал с собой на съемки. Сам он не курил, но такой предмет вечно кому-то требовался.
Две упаковки анальгина. Естественно, самое опасное в колумбийских джунглях – приступ мигрени, да. Но, может, кому и пригодится. Темные очки... спрячь рожу от хищников, и они тебя не тронут.
Еще до оказания медицинской помощи боль в руке все же не окончательно лишила Альвару способности соображать. Слова Кела он услышал и понял. Пожалуй, лучше, чем многие здесь. Трое суток до Затерянного города. Значит, оказались они в такой... прилично говоря, местности, куда не каждый колумбиец и после настойки попрется. Но Кел молодец, зря народ не пугает. Вылезут они отсюда как-нибудь. Не могут не вылезти.
Так, а что можно друзьям из еды предложить? – Вот этого оказалось немного: две бутылки воды и небольшой пакет сухофруктов.
Словом, выживанец в сельве из него практически никакой – ни нормального ножа, ни мотка веревки, да что там говорить – захудалого фонарика в его ручной клади не оказалось. Поэтому Альвару просто предложил желающим то, что мог предложить.

Отредактировано Альвару Гарриду (12-07-2019 17:49:15)

+5

20

Ленси устроилась чуть дальше Мудрого Волка, под защитой кустарника. Поскольку не лежала, а сидела. И мир для нее сейчас существовал не больше, чем для ребенка-игромана, которому неделю не давали ни смарт, ни подойти к компу... а тут вдруг – ура, сжалились! Со стороны она от такого ребенка ровно ничем и не отличалась - в ушах наушники, пальцы не отрываются от сенсорного экрана, губа прикушена, взгляд - сосредоточен, и только иногда слышны жуткие ругательства (едва различимым шепотом).
Но, конечно, Бестия не играла. Хотя... играла, да еще как! В самую лучшую на свете инопланетную игрушку. Кому еще так повезет? Но играла она с пользой для дела. Ипользой не малой.
Ох, и сложно было добыть у директора «Приюта» любимых Лесиных килкер! Но ради дела и пореветь можно, и на мелкий шантаж пойти, и задействовать сына этого самого директора. Все можно. Главное – результат. А он был отличный: у Ленси теперь были не только сверчки, но и куда более мобильные стрекозы (умеющие, кстати, не только летать, но и «зависать» на месте, пусть и на небольшое время). Лучшая в мире техника для прослушивания и подглядывания! Идеальные мини-роботы, которыми можно управлять. И группой, и каждым по отдельности.
Сейчас она как раз размещала их так, чтобы видеть и слышать каждого члена группы. Но, при этом, что бы сложные инопланетные механизмы случайно не прихлопнули. А в идеале – и вообще не заметили. Впрочем, с местным обилием зелени и насекомых это-то не сложно. Подумаешь, мелькнули где-то над головой слюдяные крылышки пары стрекоз... а уж трех сверчков вообще никто не заметит. Да и аппаратура чуткая, прям вот близко подводить не надо. Сидит и сидит там кто-то в ветвях... главное, аккуратно до нужных ветвей аппараты доставить... чем девочка сейчас и занималась.
Сначала она вела свою электронную стайку по карте. И несколько раз меняла деревья, пока не «устроила» всех насекомых на одном , с которого хорошо просматривались люди. А потом начала перемещать их уже ориентируясь на передаваемую картинку, по одному, стремясь добиться полного охвата.
Вскоре она вынула из ушей горошинки наушников, и очень тихо позвала:
Аита... я все настроила. Есть и звук, и картинка.

Отредактировано Валенсия Санчес (20-07-2019 15:16:14)

+5

21

На две минуты отвлекся. На две. Получай полной мерой – едят, что попало, знакомятся с древолазами… Точно, деревья, надо осмотреть местность. При одной мысли о необходимости влезть на дерево едва не стошнило. И это того, кто гордился своим вестибулярным аппаратом, кто на курсах каскадеров первым шел…
Это леденцы от укачивания, – тихонько показать Косте упаковку. Пусть лучше считает деткой, не привыкшей к самолетам, все лучше, чем требовательно-беспокойный взгляд. – Крис, если нетрудно, соберите и вытрусите все пледы, они нам пригодятся. Каждый возьмет по одному, как раз на всех, кроме того, кто ночью будет дежурить.
Следовательно, от лишней тяжести освободим Альвару, плечо и так ограничит его подвижность, при Марии, хвала Кали, можно и не заикаться о рыцарстве. Отчасти чтобы потом не заикаться, отчасти потому, что такая ныть не будет. Характер. Как, впрочем, и у всех. Хорошо влипли. Сценарии у всех, поздравляю, бумаги хотя бы достаточно. Намекнуть бы как-то, чтобы местной флорой, простите, не подтирались. Растений с едким соком тут почти нет, самое горькое - вот, хинное дерево, ветку которого он предусмотрительно и сунул Альвару – и укусить, и сок при воспалении жар снимает. Но горчит, гадость, как полыни нализаться. А вот гусеницы тут «хорошие» – рука и то неделю чесаться будет, а если она на листике откажется…
Искать самолет будут в той точке, где он исчез с радаров, проверяя не джунгли на земле, а сканируя местность металлодетекторами и спутниковой навигацией на предмет наличия обломков. А уже от них – наземные поиски. Если бы корпус лежал здесь, а не плыл куда-то по течению – я бы первый решил от него не отходить. А так – сутки на спутниковые, столько же – на экспедицию к обломкам и поиск тел рядом. И только на третьи, когда мы уже, по самым медленным расчетам будем возле Затерянного города, они начнут расширять ареал поиска.
Предложил бы я вам разделиться но… Вон, жабу чем гоняли? Правильно. Смазки достаточно? Кел нервно мотнул головой, тут же пожалев об этом – перед глазами что-то замельтешило. А, стрекоза… Не так страшно, эти безопасные. Честное слово, как на историческую родину вернулся.
Мария, пластинки для фумигатора можно положить на горячий камень – монтировать что-то из смартфона не понадобится. Эффект тот же будет, особенно если периодически эти камни менять. Собирайте вещи, я спущусь с дерева через три минуты, определюсь с направлением и мы уходим от этих лягушек, пока они вас не перетра...вили. Воду найдем. Место для первого ночлега – тоже.
Содержимое своего рюкзака он и так знал. Скетчбук, швейцарский ножик, фонарик, опасная бритва – ну не пользовался он электрическими – двое плавок, купальные трусы, дорожный набор средств гигиены. Кажется, еще на дне с зимы шарф. И в боковом кармашке бальзам «Звездочка» – убойное лекарство от всего.
Кел метнулся к дереву, вспоминая про себя всех ведических богов и героев «Махабхараты» в контексте «Ветки персика» – ребра болели до сжатых зубов, замедляя движение. Видано ли дело – минуту взбираться по такому корявому дереву, куда и тапир взберется. Вон, мармозетки ржут на соседних ветках. Явно ржут, одна даже свалилась, вовремя подставил руку, вцепилась в палец. Ну и Хануман с тобой! Нравится работать заколкой на волосах – сиди, подарю отцу Лан… тьфу, Томасу.
С верхушки все было прекрасно видно. Плато, почти открытое с несколькими выступами рядом – идеальное место для ночевки. Дальше – перебраться через реку, двигаться вот к тем скалам, похожим на потемневшее небо – ну не эльф он, чтобы так видеть – на горизонте – и как раз цель путешествия достигнута.
Спустившись, Мартон посмотрел на спутников:
Нам налево и вверх. Все оделись-собрались-лубрикант стерли? Томас, это вам, воспитывайте, – и вручил игрунка, недовольно запищавшего. – Идем, пока еще на что-то не нарвались. Тут погода нестабильная.

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/V6kjl.jpg[/AVA]

[STA]Грани жанра не увяжешь с судьбою[/STA]

Отредактировано Кел Мартон (21-07-2019 15:24:07)

+6

22

– «Леденцы от укачивания?..»
Пока мозг пытался пристроить куда-то полученную информацию, которая не хуже упомянутого леденца на языке мешалась сейчас, но только внутри как будто не своей черепной коробки, Костик, слегка поморщившись от шипения Джека в ухо, сосредоточенно наблюдал за изгнанием и уничтожением земноводного, посмевшего посягнуть на…
– «Тьфу ты, мать вашу! И что, теперь всё мелкое движущееся давить надо? А если прискачет немелкое и зубастое?»
Следующий раз не шипи. Внятно и тихо сказанное воспринимается адекватнее. А то я среагировать могу… не по сценарию, - бросил рыжий в сторону Каннингема, ловко поймав брошенный обратно тюбик.
– «Играются ребята… нашли время и место».
Мозг, наконец обмусоливший «леденцы» со всех сторон, вдруг выдал – от укачивания принимают «до» возможного воздействия на вестибулярный аппарат, а не «после». Раздумывая, каким местом и куда применить данный, не лишенный, впрочем, логики, вывод, Костик машинально приводил себя в порядок – раз футболка пока никому не понадобилась, вернем её на свое законное место, под рубашку. Авось, пригодится. О, и наглядное объяснение «бантикам для стрингов» нашлось, спасибо Марии… наверное, она уже сталкивалась с подобным. Мудрая вещь, кстати, а то летают тут и ползают… неизвестные на предмет лояльности к свалившимся сверху двуногим всякие букашечки-козявочки.
Парень зашнуровал свои высокие кроссовки, заодно заправив джинсы внутрь, для верности, машинально перевел взгляд на босые ноги Гор… Криса.
– «А вот это, похоже, проблема…»
Что именно поражает, Том? – меланхолично осведомился у «капеллана по несчастью», – Ты не паникуй, но кажется, мы все попали на бесплатный тренинг «не знаешь – научим, не хочешь – заставим, не можешь – пристрелим»…
Костик покосился на пистолет, столь любовно, а главное, со знанием дела спрятанный… ээ-э… да, это Эдвард (и слава провидению, что это именно он, а не братец его), – спрятанный Эдвардом под одежду…
– «…интересно, патронов много?..»
…и закончил совсем оптимистично:
– …или съедят.
Опять вмешался мозг со своими «леденцами» - взгляд упёрся в спину Кела, как-то не очень трезво дошедшего до дерева, и начавшего взбираться на него, как в замедленной съемке, явно экономя движения.
И это тот, кто не так давно довел почти до истерики их колобка-режиссера в сцене с госпитальерами в столовой? Тот, кто не мог «пробежаться» по спинкам стульев только потому, что страховка мешала, сковывая движения. Но как только Атас отвлёкся, Кел отстегнул надоевший трос, подмигнул оператору, скомандовав «мотор» – и пропорхал по этим стульям, аки по мощеной плитами дороге. И потом еще минут пять не менее изящно увертывался от матерящегося на своем языке древних богов Олимпа Колобка по всему павильону, пока того не заблокировала в углу съемочная бригада – «Ну чего ты? Идеально же получилось…»
Похоже, Мартон не перепутал причину и следствие – его явно «штормило», а это могло означать, что…
– «Вот только сотрясения нам и не хватает… Или тут без переломов не обошлись? Как же без экстрима…»
Кажется, в месье Тьери включился скептик? Вот где ты раньше был, спрашивается?
Напряженно подождав, пока Кел спустится (и запретив себе думать, что может быть по-другому), и еще раз оценив неестественность движений – Альвару и то со своей рукой выглядел повеселее – Костик воспользовался моментом тишины и произнёс медленно и четко, внимательно глядя ему в глаза:
Кел, скажи, пожалуйста, и ЧЕСТНО, – да, еще и интонацией в лучших традициях декламирования это слово выделил, – что и где у тебя болит?
Ну как тут не вспомнить набившие оскомину крупные планы и «фирменный» взгляд капитана Интара… И всё бы отдал, чтобы оказаться сейчас на площадке, и даже от тумаков Атанасиоса уворачиваться не стал бы.
И куда идти? У нас один без обуви оказался.
[AVA]http://s9.uploads.ru/DFoKw.jpg[/AVA]

+3

23

Кажется, планы стремительно менялись. Идея разделиться, возникшая в голове, начинала казаться все более и более адекватной – по крайней мере, так можно было надеяться, что никто, получивший травмы сильнее моральных, не останется в этих джунглях в качестве подкормки для местных деревьев и хищников.
 А кто-нибудь из вас, может быть, увлекался географией? Или там, не знаю, зоологией? – Крис, как и его роль, идиотом не был, хоть и мог казаться таковым, особенно в подобных обстоятельствах. – Или хотя бы ботаникой?
Сдохнуть в джунглях не хотелось. Стать кормом для местных стай комаров (и тех, кто был крупнее) – тоже. Но требовалось минимально прийти в себя, развернуть подобие лагеря для тех, кто не сможет идти в нужном темпе (и, в конце концов, он сам вообще босиком, пройдет хорошо если километр, а потом первая же ядовитая змея…), и где-то в сценарии он, кажется, видел что-то похожее, и там точно первым пунктом было развертывание лагеря.
Пледы, выбиваемые от грязи, уже приставших листиков и мелкой живности, были больше похожи на какое-то национальное одеяние — хоть сейчас заматывайся с воплями «Спасите, помогите, помираемь».
– Кел, ты вроде типа умный? – немного хмуро, пусть и на полном серьезе, уточнил уже немного нервничающий Кристиан. – Ты вроде книжки там читал? Синюю и букварь?
Он еще раз осмотрел себя – ну да, прекрасный вид, хоть прямо сейчас соблазнять ближайшую деревню аборигенов. Ну да, капитан Гордон этим бы и занялся – особенно с учетом отсутствия тут его собственных вулканцев, которые держали бы за шкирку, чтобы тот не натворил дел. Но капитан Гордон и «не натворил»… черт, это было слишком похоже на дурацкую серию, которая началась бы с того, что их выгрузило где-то в неизвестных ебенях без снаряжения и… так. Где-то он это уже видел.
Какая там это была серия? Рабочее название «Цветник», а официальное… «Маяк», кажется. И там еще куча натурных съемок вместо павильона, которые в данный момент казались издевательством; Крис с удовольствием отказался бы от любой натуры, если бы их забрали прямо вот сейчас, или, наоборот, согласился – смотря что потребовали. Но лучше бы уход в павильоны, «натура» слишком выразительно намекала о своем существовании. Несколько москитов, выписывая иммельманы и мертвые петли, уже задумчиво целились в его руки – черт бы побрал первую группу крови, вот вечно эти твари лезут именно к нему, оберег, блин, для всех остальных! И кардиган Джека его не спасет, вот вообще не спасет.
Не брал ни репеллент, ни ругань, ни пластинки от комаров, ни-че-го. МакКензи уже «предвкушал», как весело будет опять чесаться. Кажется, кто-то из актеров шутил про «ушиб всей бабки» – так вот, у него намечался «покус всего Кристиана», и это было бы смешно, если бы не было грустной реальностью.
– Короче, Мария права. Да, я поддерживаю идею разбиться. Не вслед за самолетом сигануть, а в плане устроить какое-нибудь лежбище, пока самые здоровые и одетые притащат сюда помощь и того доброго человека, который нас всех спасет.
Ну, а что еще? Переться почти что нагишом через незнакомый лес с ядовитыми обитателями? Он же не Джеймс Гордон, чтобы вот так вот сходить с ума. Ему, черт побери, еще хочется жить, а сценарий его, в отличие от упомянутого Гордона, не спасет в последний момент рукой кого-нибудь из экипажа.
– Кто за, кто против?[STA]Из букв «О, Ж, П, А» нельзя сложить слово «ВЕЧНОСТЬ».[/STA]

+5

24

Хочу рюкзак, мачете и вискарь, – подумала Мария, но смолчала. Кел полз на дерево, по дороге собирая образцы фауны. Остальные от фауны отбивались. 
Мария прихлопнула комарика на ляжке и покачала головой:
– Так. Давайте о важном: зажигалок у нас сколько? Если разделимся, хватит на обе группы? Я иногда начинаю ненадолго уважать курильщиков...
Томас оскорбленно фыркнул, сцапал келову мартышку и принялся изучать с искренним недоумением. Мартышка с интересом лезла туда, где недавно торчал банан.
Не тот капеллан, Интар, не тот. У этого из-под рясы не то что слоник...
Проехали.
Ситуативный лидер из тебя, Маша, как из говна конфетка. Мнение сказала, молодец – теперь жди. Думай, чем ещё пригодишься.
Умение делать костёр их говна и палок, может, и не понадобится. Компот, срань такая...
Отставить фекальную тематику, мыслить здраво. Тут один агент пидорского кгб, один Кел, два порноактера, Альварес – он просто Альварес – и гордый бритт. Самое то компания для заброшенных храмов.

– Если будет крайняк надо, я пойду помощь искать. Но к затерянным городам, заброшенным гробницам и прочей мути у меня отношение еврейское, так что если там есть цацки, которые нельзя выносить, чтоб не помереть на пороге – вы уж предупредите, знатоки.
Переключившись обратно на сумку, Мария выудила из неё антикондиционерную шаль, свернула в трубочку и попробовала приспособить в качестве второй лямки.
Над ухом гудел комар, и многозначительные взгляды МакБэйна всё больше смахивали на морду классной, а Джек с Костей – на Димку с Мишкой, главных педиков параллели.

+3

25

Зажигалки, смазка, пледы — как будто в колледже поехали на натурные потрахушки на природу, а потом внезапно оказалось, что природа-то активно против. И еще куски металла, разбросанные, как детальки Лего, по окрестной траве, и вопли над ухом о том, что мачете бы, мачете!..
…был бы плотником, звался бы Иисусом, но Джек когда-то слышал, как делают всякие ножики, и вот последние несколько пунктов — как сделать рукоять и как заточить лезвие — как-то подозрительно легко укладывались на разметанные блестящие металлические штуки. До ближайшей из них, чем-то похожей на игрушечный меч из детского набора, было два шага — а рядом как раз лежал удобный, симпатичный такой камушек…
Только вот звук, с которым камушек прошелся по металлической кромке, был омерзительным и абсолютно не подходил к бла-ародному занятию заточки будущего клинка. Крис демонстративно заткнул уши, через пару секунд убирая руки и начиная снова отмахиваться от комаров, МакБэйн закатил глаза, а Коффури, кажется, вообще решил сделать вид, что его тут нет.
Искры сыпались — только в путь, но кромка истончалась быстро, становясь похожей на порождение какой-нибудь бешеной ведьмы — кривая, косая, полутупая, но зато уже не настолько похожая на останки какого-то шпангоута самолета.
Шутка про «синюю и букварь», кстати, его собственная, нагло спертая Крисом, оказалась весьма в тему — только вот не для Кела, потому что именно в синей, темно-темно-синей бархатной обложке была книжка, в которой были нарисованы рыцари, пехотинцы и прочие солдаты древности, как и их оружие. То, что сейчас он держал в руке, было скорее похоже на пережравшую на ночь тортиков саблю: толстое, перекошенное, но постепенно принимающее заточку.
— Мартон, — и вот как оставаться спокойным, когда тут всякая дрянь ядовитая и многолапная шастает? — У нас нет драных тряпок? Или широких листьев, которые можно обмотать поверх металла?
Интересно, надолго этой остроты хватит? Хотя лианы — не камни, рубить должно неплохо. Да и не тяжелое будет, все-таки не урановый лом, который топят в ртути в каком-то там анекдоте, услышанном от Кела еще до начала этого… перелета.
На крайний случай, камушек с собой прихватит, выправит в процессе.
— Кто идет, кто остается? И вообще, мы все-таки делимся, как те амебки, которые завещали, или дружно топаем, как слоны на водопой? Или под руководством нашего джаффы до лагеря, а там уже и делимся?
Нервы, нервы. Только что чуть не сдох, как тут же надо подскочить и дальше бежать — тут кто угодно перепсихует, так что Джек даже не особо пытался сдержать порыв то ли заржать, то ли закашляться в голос. Хорошо еще, что не на рыдания пробило, а ведь могло, и не на паническую атаку — жить-то все равно хотелось.
А с их грацией передвижения — слоны и те будут тише. И все-таки, что делать с Крисом? Обуви-то запасной нет… не из листьев же собирать мокасинчики, и не местных обезьянок на туфли перешивать.
[AVA]http://sg.uploads.ru/Q8XqA.jpg[/AVA]

+4

26

– А что, кроме деления размножение не предусмотрено? – печально вздохнул Томас, отпихивая мартышку от ширинки и вообще в лес. – Я за любой кипиш, только бы комаров поменьше, они Крису всю пластику портят. О, Джек, это ты как делаешь такую штуку? Я тоже хочу!
Но не шариться в траве. Там лягушки, – закончил недосказанную мысль Томас и огляделся. – О, пакет знакомый... Бля. Нет, это подарок Роберту. Херли, извините...
Наклонившись, он всё-таки подобрал какой-никакой камушек и примерился к железякам. Подкинул камень на ладони. Прокатил по предплечью до плеча, а потом через лопатки на другую руку.
Вот какой формы нужны флакончики, чтобы их так же красиво...
Или всё-таки вскрыть? Джим босиком, ему хреново будет... А, не Джим. Крис, да.
А что, в этом типа лучше?
Не, ну подошва все-таки...
С каблуком.
Но не шпилька же.
На шпильке сам бы пошёл, ты умеешь, а нормальную обувь отдал бы капитану.
А когда я стал настоящий Ландаль?

– Дж... А, блин, Крис! У тебя какой размер ноги? – задумчиво спросил Томас, пробираясь к куче вещей. – Они, конечно, потом вонять будут... Ладно. Не благодари.
И кинул в Криса пакетом без примечательных надписей и значков, из которого зазывающе торчала черненькая ленточка.

В пакете

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/730/t470831.jpg

+6

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 13. Остаться в живых