Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 98. Мне предстоит родиться


Сезон 4. Серия 98. Мне предстоит родиться

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 2447 г., 1 марта, 12:00-16:00.
Место действия: зеркальная вселенная (миррор), звездолёт «Св Себастьян» (ISS San Sebastián (NCC-74756), мостик, каюты экипажа.
Действующие лица: Мария Кельх (Мария Кравиц), Шангхар Джеро.

http://sg.uploads.ru/eStTJ.png

+1

2

Михал, жги.
Капитан охнул, хрюкнул, грузно колыхнулся и сполз с кресла почти на пол: только лысая голова, чуть поблескивая вспотевшей складочкой на загривке, осталась лежать возле подлокотника. Михал заулыбался до ушей, сверкая белоснежными зубами на баклажаново-чёрной роже. Машка деловито пнула экс-капитана в лодыжку, ловя вопросительный взгляд сразу шести пар глаз.
Что? Проверяю рефлексы. Если он ещё не сдох, проблем будет много.
Э-э! Ти не доверяешь? Не доверяешь?!
– Да доверяю, сдох он, сдох! Ну что... Ура, товарищи!
Ура!

Ура!
Урррааааа!
Машка посмотрела ещё раз на уныло блестящую лысину и расхохоталась. Этот ублюдочный старый хер просадил её «Сан-Себастьяна» до уровня портовой шлюпки. Она его терпела, о, как она его терпела... И когда он мацал её тощенькие коленки грязными лапами, и когда плевался паком через губу, и когда смердел травой и бухлом, и когда рыгал на мостике и засыпал на смене, но теперь – теперь она отыграется за всё!
За всё, мальчики!
Лужённые глотки пиратов загоготали и заулюлюкали. Сверкая глазами, Машка пнула труп ещё раз:
За всё, что этот упырь творил, мы корабельным трибуналом приговорили его к казни. Казнь совершились!
Ура правосудию!

Ура!
– Мальчики! Настала восхитительная пора нашего промысла! Теперь вашим капитаном будет баба!
У... Ра?

Кто-то захрюкал, подавившись, потом все заржали. Машка отпихнула труп горячо любимого капитана в сторону и плюхнулась в его кресло, любовно поглаживая подлокотники и падд:
Господи, это точно приятнее, чем хрен старого мудака... – гогот стал громче. – Завалите, сейчас я говорю! Так вот... У него на счетах достаточно бабла для того, чтобы прокачать нашего малышка.
У тебя матег’инский инстинкт взыгг’ал, Г’ингольдна?
А что, у него был какой-то особый?
– Жожик, я таки давно не посылала тебя на хер?
На капитанский?
Твой пег’манентный посыл всех нахег’ подг’азумевается, Маг’ьг’ьольдна!
– Завалите все, я сказала. Погодите. Дайте спокойно начать капитанствование!

Закинув ногу на ногу, Машенька старательно потянулась. Команда и впрямь притихла: здесь не было ни одного, кто мог выстрелить в спину пятнадцать минут назад, пока экс-капитан сидел в своём кресле, и час назад, пока он ещё не был связан, но сейчас... Сейчас всё поменялось. Сейчас, после стольких лет трудов и сколачивания коалиции, у неё вновь остаётся только Михал и собственная пушка. Сейчас...
Лейтенант, все динамики мне. Капитан – кораблю, – Маша наклонилась к экрану, прикипая к навигационным картам взглядом. – Йенс труп, теперь балом правлю я. СМО, главу абордажной команды и старших техников – на мостик. Мистер Финниган, сэр, при всём уважении к врачам, если возьмёте с собой фазер – Михал четвертует вас ещё в лифте. Далее, по сменам: альфа на мне, бету на Кири, гамму передаю Бенджамину. Никакой тревоги, никакой паники, никаких попыток заговоров: мы летим чиниться на Тет Лильки, и если кто хочет выпить за капитанский счёт – милости прошу остаться в команде, а остальных выпустим на бережок, дайте только добраться до Новых Карибов. Цельность доставки гарантировать, увы, не могу: всем искренним моим товарищам и товаркам – что ты ржёшь, Роза, что ты таки ржёшь? – рекомендую от ошмётков прошлого режима избавляться своими руками. Но...
Капитан, справа по борту...

Точка. Маленькая точечка на огромной карте с экрана. И именно здесь. Именно сейчас.
Разверните! - рулевому и навигатору разом. – Мать вашу, криволапые, носом разверните, поднять щиты!
Щиты на шестидесяти семи процентах,
это ИИ, он не врёт, скотина.Фазеры?
Фазеры в боевую готовность! Отбой сбора, красная тревога, тревога медотсеку, канониру и группе высадки на боевые посты!
И, всмотревшись в парсеки впереди, даже не велеть вынести труп с мостика, улыбаясь:
Мальчики, пить на Лиле будет тот, кто останется жив. Готовы? Если это Империя, нам кранты. – Будем драпать на полном варпе.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (08-01-2020 17:27:06)

+6

3

Скука. Скука, чтоб ее черти подрали.
Шангхар одним большим глотком опустошил стакан, в котором ядовито-кофейным пламенем только что горел коферум, и шумно выдохнул. Разжал пальцы. Широкий стакан своим тяжелым дном с жизнеутверждающим стуком приземлился на панель управления. Фрегат отозвался едва уловимым недовольным ворчанием, типа не фиг тут характер показывать. Джеро мысленно «погладил» его по шерстке – спокойно, бамбино, я просто забавляюсь. В ответ прилетело нечто, очень похожее на ментальное фырканье – кто бы там что ни говорил, но их корабли действительно не только имели свои мозги, так еще и обладали способностью эти мозги развивать, вырабатывая нечто вроде собственного характера.
А забавляться приходилось. Было скучно. Оооох, как же было скучно! А главное - пусто. Увы, этот рейс был неудачным. Они наткнулись на орионцев и пришлось уходить с боем, подрастеряв в нем львиную долю своих ресурсов. В конце концов, чтобы скрыться от орионцев, Шангхар просто дал импульс из всех движков на полную мощность, и этого «пинка» хватило, чтобы разогнать судно до скорости астероида, после чего полностью отключил энергию на всем корабле, превратив дуэндийский фрегат в обломок космического мусора. Другого способа уйти от врага на тот момент не нашлось. Им удалось, орионцы их потеряли. Уйдя от противника на безопасное расстояние, внутреннее энергоснабжение включили, а вот курс менять не стали. Смысл?
Волею Предков, они оказались в «пустом» секторе Галактики. Здесь решительно не было никого и ничего. А лучше бы что-то было. Им очень нужно было что-то! Хоть что-нибудь, пока экипаж не решил, что их капитану пора вручить черную метку, как полному и абсолютному неудачнику, и плевать, что эта неудача первая в длинной череде успешных рейдов. Добычи они так и не получили, зато получили несколько серьезных повреждений. Пока что в режиме дрейфа экипаж латал пробоины, но скоро с починкой будет закончено, и его разношерстная бригада – а учитывая дуэндийскую клановость эта разношерстность приобретала едва ли не буквальный смысл, – начнет выяснять, чей клан круче, кто, кого, когда обидел, кто кому чего не додал. Увы, космос вокруг был безнадежно мертв, ничего, что могло бы им помочь, датчики фрегата пока не замечали.
Дхаран сам уже бесился со скуки, да и улавливаемый ментальный фон, в котором все отчетливей проскакивала нотка недовольства, говорил, что пора бы уж чему-нибудь произойти, но что он мог предпринять? Усилиями орионцев, что б им пусто было, им не хватит энергии, чтобы вернуться домой. Сейчас они пока летели, как запущенный ударом мяч, и никакая энергия им не была нужна. Все, что оставалось, было припасено на экстренный случай, на увесистый такой случай, но на один. И надо где-то зачерпнуть еще. Вот только где?
Как дела, капитан? – дверь на мостик открылась, вместе с вопросом впуская старпома. Красавец-Сокол подошел к Дхарану, ставя на пульт тарелку со сваленной в кучу разнообразной нарезкой и бутылку виски.
Ровно так же, как и сутки назад, – хмыкнул Тигр, откровенно зевая. – Прикинь? Ничего не изменилось.
В его голосе звучал неприкрытый сарказм. Он подставил свой опустевший стакан. Сокол щедро налил почти до краев отменного напитка.
Команда бесится, – негромко сообщил старпом, не акцентируя, просто констатируя факт.
Я тоже бешусь, – так же ровно ответил Дхаран.
Все, что нужно, было сказано. Большей частью информации они обменялись чисто на уровне компьютера - беспристрастно, холодно, четко: «У нас проблемы. – Я знаю. Принято».
Сокол ушел, Дхаран закинул ноги на пульт, потягивая вискарь. Благо, протрезветь для дуэнде труда не составляет с их-то регенерацией.
Да, проблемы росли, как снежный ком, несущийся с горы. Еще немного – и его команда начнет рвать сначала друг друга, потом его самого. Тигр ощущал растущее напряжение всем своим существом. Но что он мог сделать, чтобы предотвратить назревающий беспощадный, но совершенно бессмысленный бунт?
Он как раз размышлял, кого из своей команды придется пустить под нож, чтобы не допустить эскалации конфликта, и тут ощутил, как корабль в буквальном смысле подобрался, а на пульт начала поступать информация. Тигр подскочил, отставляя опустевший наполовину стакан и стремительно трезвея. Ну, наконец-то! 
Корабль. Чужой, не знакомый, но явно живой.
Моя ж ты радость, – нежно проворковал Дхаран, почти обожая неизвестное пока что судно.
Теперь его бездельникам будет чем заняться.
Внимание, экипаж! Поднимайте свои ленивые задницы и по местам! Справа по курсу корабль!
Это сообщение прозвучало как раз в тот момент, когда словесные разборки на борту грозили перерасти в разборки физические, но едва раздался голос капитана, как распри были тут же забыты.
Меньше чем через минуту все кресла на мостике были заняты. Дуэнде с горящими азартом глазами готовились к схватке. Что за корабль, кто такие, зачем здесь – потом разберемся. Спросим, если будет кого. Тигр оскалился.
Орудийным палубам – расчехляйте стволы, ребята, будет жарко. Щиты на полную мощность, подождем их первого выстрела, глянем, на что способны. Носовым орудиям - приготовиться дать упреждающий залп по траверзу. Инженерный – доложить по готовности.
Все это даже озвучивать не надо было, все равно большая часть приказов шли мысленно, но все же озвучка придавала происходящему некоего антуражу для пущего блеска.
«К работе готов», – пришло от технарей, и Шангхар дал мысленный импульс фрегату, запуская двигатели и вновь превращая корабль в то, чем он и был – в пиратское судно. И в тот же момент сенсоры вражеского корабля должны были их засечь. И видимо, засекли, судя по увеличившейся активности корабля. Засуетились. Фрегат рванул вперед, выходя на перпендикулярный неизвестному судну курс.
Носовые орудия – предупредительный… огонь!
А вот и первый залп. Пока предупреждаем, да. Отключайте-ка свои движки и ложитесь в дрейф, ребятишки. Мы голодные и злые, резерв у нас небольшой и тратить его на гонки за вами по этой галактической пустоши мы не будем. А значит, действовать будем быстро, и увы, беспощадно.
Фрегат с поистине поразительной наглостью пошел на сближение.

+7

4

Абордажные шаттлы – готовность один, ждите сигнала, командам минута на сбор. Микоши, готовься! Резервные абордажные шаттлы – готовность четыре, резервным командам шесть минут на сбор, ожидайте. Запустить проверку спаскапсул, вывод на капитана. Медотсеку тревога! Микоши, начинай!
Есть, мэм! – щупленький бетазоид криво ухмыльнулся и прикипел взглядом к падду. – Вывожу на ваш падд. Дрон покинул гнездо, направляю его в обход. Оптимальное расстояние до обшивки вражеского корабля – семь, семь и два.
– Хорошо, сообщишь по ходу,
– отмахнулась Маша, всматриваясь в показания дрона и скан-систем корабля. – Класс корабля?
Что-то не имперское, это точно. 
Самопал?
Какой самопал, идиот! Ты ещё скажи, эту машинку из мусора под Альбирео собирали!
– Тцыц, нехристи! Михалу скормлю,
– пробормотала Машенька, скользя взглядом почти любовно по боевой птице противника. А птица явно была боевая... И красивая. На такую не грешно облизнуться, за такую на барахолке можно заломить... – Что у них со щитами?
Вопрос был риторический, только Михал засопел на него в ответ: всё выводилось на падд, это Машенька так думала. Кто-то кашлянул, кто-то хмыкнул напряжённо.
Отставить! – гаркнула Мария, нервно сжав подлокотник кресла.
Падла, пташка, ты не могла подождать полчасика, всего полчасика, пока я приструнила бы этих гадов, чтобы уже потом замарать их нежные лапки твоей кровью? Был бы у меня хвост, хлестал бы сейчас, как у кисы, по бокам сердитой плеткой... Я не сторонница жестокого обращения со стальными зверями, но тебя, птичка, разнесу в хлам с особым удовольствием!
Мэм, они наводят орудия.
– Ждём.
Мэм, они начинают...
– Ждём.
Мэм!
— Анализ мне! Чем стреляют, из чего, мощность, количество залпов сейчас и максимальная их частота – живо! Жорик, уводи машину, крен вправо, тьфу, псина косая, я сама!

«Сан-Себастьян» пошёл на пробный манёвр, уворачиваясь и подставляя щиты по касательной. Шестьдесят семь процентов. Это мало. Это катастрофически мало...
Фазеры – пробный на треть! Жорик, веди петлю! Попробуем прокусить их щиты, абордажной команде первого шаттла приготовиться к вылету, прикрыть прикроем, дальше сами... Вторая абордажная – отбой. Меняйсь с резервной, жди команды.
...и всё же нет отчего-то чуйки. Нюх есть, что-то велит послать второй группой этих тупых, но бронированных ференги – мало ли, может, там телепаты – но чуйки нет. Не работает. Зло берет, да, и хочется рвать и метать, и стальную птичку разнести на куски за то, что посмели, и по мозгам пищащего Жорика проехать паровым катком, но интуиция спит.
Может, в этот раз обойдётся? Только из доков корабль забрала...

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (16-09-2019 00:12:44)

+7

5

Его «Вишакха» (*) была очень красивым кораблем. Обводы судна напоминали пикирующую хищную птицу, а если бы щиты было видно стороннему глазу, как их видел Шангхар, подключенный к ИИ корабля, то эта птица еще и распустила роскошные крылья.
Нервные какие-то ребята... – фазеры долбанули всего-то на четверть мощности, и даже не по самому кораблю, а далеко перед носом по  ходу судна, но ребята там заметались не по-детски – корабль метнулся влево относительно фрегата, уворачиваясь от выстрела, который и не был-то направлен на поражение.
Управление на меня. Абордажной команде – полная готовность. Ментальные щиты на полную – мы не знаем, кто там. Орудийным – быть готовым к стрельбе по команде. Экипажу – готовность к маневрированию.
Это значит – пристегните ремни, парни. Как Шангхар пилотировал, знали все. Таких кульбитов не выписывал в космосе никто. Все это грозило немалыми перегрузками, даже при их безупречной искусственной гравитации, но общий фон злого веселья Тигр ощущал на заднем плане ментального фона, сейчас заполненного холодным рабочим настроем. Где-то там, в мыслях, его парни уже пировали на захваченном корабле в лучших традициях пиратов, но сейчас все были сосредоточены на главном.
Ну, что, нервные ребятишки, потанцуем?.. – тихо, с улыбкой проговорил Шангхар.
Фрегат, распустив крыльями все свои щиты на полную мощность, заложил крутой вираж, меняя курс вслед за уходящим кораблем.
Готовятся к стрельбе, – прозвучало предупреждение.
Вижу. Лайнар, анализ точки попадания при прежнем курсе. Джимо – по команде Лайнара щиты на максимальную мощность в точке. Перебрось туда всю энергию, пусть удивятся.
И испугаются.
Вражина выстрелила, и судя по всему, тоже не в полную силу. Так, куснуть решили, проверить. Ну, проверяйте.
Дхаран полностью открыл мозги для искина корабля. Сейчас его разум был практически полностью слит с разумом фрегата. Тигр сам стал своим кораблем. Напряжение было огромным, но оно того стоило – системы корабля фиксировали происходящее куда быстрей, чем мозг гуманоида, даже если этот гуманоид – дуэнде. Словно в замедленном действии Тигр видел, как у бортов вражеского корабля расцветают вспышки залпа. Пучки энергии рванули к фрегату, чтобы, казалось, гарантировано в него попасть. И в самый последний момент фрегат качнулся вправо, уходя от залпа, подставляя взведенные на все двести процентов щиты, которые отразили залп лениво, словно отмахнувшись от мухи, а фрегат развернулся и снова пошел на сближение, как будто и впрямь собирался бросать абордажные крюки, как в старых добрых морских схватках. Впрочем, почему «как будто»?
Силовые захваты и абордажные крюки привести в готовность. Кан, готов повеселиться?
Готов, капитан, – отозвался мысленно главный головорез фрегата.
Длинные люки по обоим бортам «Вишакхи» раскрылись, и фрегат ощерился рядами мощных гарпунов, готовых пробить борт вражеского корабля. Этот апгрейд Шангхар произвел сам, вложив немалые средства. В космическом бою, наполненном противостоянием разного вида энергии, эти гарпуны из сверхпрочного рениевого сплава, снабженные витыми фалами из такого же металла, приводили противников в оторопь, особенно, когда втыкались в борт. Хрен сразу сообразишь, как эту дрянь перерезать и сбросить, а когда их пара десятков, то – упс. «Вишакхе» за глаза хватало времени, чтобы успеть намертво пристыковаться к чужому кораблю, что разом исключало возможность любой космической стрельбы, пока экипаж в панике искал "топоры», способные перерубить фалы. А самое главное, абордажным гарпунам было похрен на щиты. Щиты-то не для того делались, ага. 
Лебедки готовы, кэп. Дай мне сделать хоть один выстрел – и я подарю тебе этот корабль, – ласково проворчал Кан.
Скоро будет, – ухмыльнулся Дхаран, представляя, как матерый пиратище из клана Волков любовно поглаживает пусковые установки.
Именно поэтому фрегат и пер так нагло на сближение с чужим судном, и даже стрелять-то особо не стремился, ибо зачем повреждать столь нужную посудину? Впрочем, стрельба была необходима, чтобы заставить врага сделать маневр, так нужный Кану для запуска гарпунов.
Щиты снова распределились равномерно по площади судна, работая на полную мощность. «Вишакха» заложила еще один крутой вираж и разразилась яростным залпом фазеров, уже без экивоков целя по корпусу противника.
Давайте, ребята, больше суеты, больше, – прошептал Шангхар. – Один шанс. Мне больше не нужно.

* Вишакха – демоническая, низкой природы звезда, дающая решимость, силу, дисциплинированность и умение довести свою работу до конца. Название переводится как «звезда целеустремленности», что указывает на удачливого, но эгоистичного человека.

+7

6

Ну вот и всё. Полетели, мальчики.
Шикарная боевая птица, красавица, лакомый кусок – себе бы оставила, не пожалела бы старый фрегатик, пусть он тысячу раз обкатанный и родной – понеслась по бешеной траектории, как живая, и разразилась огнём на поражение.
У щитов на 67% шансов не было.
Пиратская чуйка вовремя проснулась и велела драпать в варп. Ну, как вовремя... За три секунды до виража. Этого было мало, но хоть что-то.
Внутри что-то поднялось свирепеющий волной и взбрыкнуло.
Куда прешь, падла? – тихо спросила Машка, и за соседним пультом Микоши подавился своим языком. Мостик замер. – Главный калибр на максимум. Варп на «картечь», щиты – где дрон? Микоши, даю минуту, выводи всех дронов на фланги.
У меня некомплект!
– Будет ещё больший некомплект. Будет некомплект частей тела, если не выведешь. Михал, к команде, живо. Абордажников пни, посмотри по инженерным системам, какого хрена у них бока...

Михал встал за её спиной и положил ладонь, тяжелую и уверенную, на её плечо. От Михала пахло странно, как не от терранца: дёгтем, каким-то приторным цветочком и настойкой из кельгианских кактусов. Алкоголик чертов.
Я останусь здесь, капитан. Если позволите.
Маша вымученно улыбнулась: он прав. Оставаться одной на враждебном мостике было нелогично. Михала не приходилось даже проверять на верность, он столько лет был рядом... Она кивнула, накрыв его руку своей и на секунду прикрывая глаза, пока «Себастьян» уходил из-под удара. Дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, но кто сказал, что исключений нет? Даже дружба-то понятие редкое.
Малый калибр, свести в точку по правому... Левому... Бл**ь, Жожик, цельсь! Сам, всё сам, мне некогда! Главный калибр на поражение...
Не пробьём...
– Не пробьём. Угол под безопасный рикошет, если вдруг что, и пробивай внешний щит. Остальные потом.
У нас не хватит ресурсов...
– Нам и не надо, болван, пробивать все щиты! Нам надо снять верхний и запустить десант!
– [b]Тебе сказано – бей,
– пророкотал Михал почти над ухом, и Маша почти благодарно повела плечом.
– И...[/b]
Маша перевела дыхание. В темечко колотилась одна мысль, странная и упрямая, и никак не хотела исчезать.
И не подходить слишком близко. Не приближаться к птице ближе, чем на полтора выстрела нашей абордажки. Пусть включат тягу, не маленькие... Михал, выпускай ференги. Поехали.
Не то чтобы Маша сильно любила ференги... Однако Надежда на их возвращение была сильней, чем на успех кого-то ещё. И...
Микоши, дронов вывел? Замечательно. В этот раз мы ушли, в следующий – не давай им даже пальцем тронуть наши щиты. Я потом куплю тебе новых жучков, обещаю.
Есть, мэм,
– усмехнулся мультипрофильный навигатор и любовно погладил пульт.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]

+6

7

Щиты пробиты, но они ушли, – холодная, по машинному равнодушная констатация.
Вижу. Главное, они мечутся. Щиты у них не на максимуме. А ничего так работают чувачки... – Шангхар даже восхитился грамотным уходом «вражины» с линии их обстрела, одновременно чутко фиксируя их перемещения.
Огонь по правому борту...
Щиты в норме, держат. Удар отбит...
Тигр вел фрегат по широкой траектории вокруг вражеского корабля. Азарт боя кипел в крови, будоража, заставляя лицо расплываться ухмылкой, одновременно злой и веселой. Кто бы там ни сидел за пультом этого кораблика, но он умел драться. И это возбуждало, вынуждая кровь кипеть тем куражом, который дарил только бой.
Заряжают главный калибр! Готовятся к удару!
Вижу, – спокойно отозвался Шангхар. – Пусть бьют. Буду уклоняться. Посмотрим, что будет.
Залп был знатный. И грамотно нацеленный, и траекторию движения вычислили почти на ура. Но в последний момент Шангхар резко рванул корабль влево, практически положив на бок относительно плоскости врага. Удар главного орудия прошел вскользь, почти распоров главный щит.
Снять щит! – тут же приказал Тигр.
Но, кэп!..
Снять! – гаркнул Дхаран. – Заманим их!
Шангхар положил корабль на курс вокруг вражины, делая вид, что щиты потрепало. Одновременно заметил, что те маневрируют, явно стараясь уйти подальше, как будто заподозрив подвох.
Кто ж ты там такой умный, а? – пробурчал Шангхар.
Кэп, абордажные капсулы. Идут на нас.
Да ладно? Вот прям так быстро? Прям щас? Тахори, нейтрализуй!
Работаю, – холодно отозвался от соседнего кресла дуэнде-Паук. Чтобы через какие-то десяток секунд доложить: – Не могу считать. Ментальному воздействию не поддаются.
Принято, – спокойно отозвался Тигр, тут же думая, как нейтрализовать новую угрозу, и злорадно улыбнулся, прежде чем приказать: – Водородные капсулы на сброс по три штуки с борта! Ждать приказа!
Фрегат продолжил свои настырные попытки сближения, от которых вражеский корабль так же настырно уходил. Абордажные капсулы приближались к «Вишакхе» с каждой секундой сокращая расстояние. Их кольцо все больше сжималось вокруг фрегата, казалось, еще немного, и их крючья вонзятся в борта корабля. И в самый последний момент фрегат вдруг ухнул вниз относительно зоны атаки абордажных капсул, оставив вместо себя шесть четырехметровых цилиндров.
Активировать заряды! – приказал Дхаран.
Взрыв в космосе – дело скучное и совершенно не зрелищное. Чпок – и объект просто разлетается на части. Ни тебе огненных шаров, ни тебе звуковых эффектов, ни – самое главное – ударных волн, которые наносят максимум разрушения. Ничего. Скучно. Разве что будет кратковременная вспышка, если взорвался корабль с кислородом на борту. А так... Смотреть не на что. Нечему в вакууме гореть, увы. Единственное, что «горит» в космосе – звезды.
Шесть водородных бомб взорвались, выбросив в космос активное вещество, запуская термоядерную реакцию, всего лишь на несколько секунд превращая микроскопический кусочек космоса в ядро звезды, но этого хватило, чтобы выжечь здоровенный кусок пространства, вовлекая в свою реакцию любое вещество, оказавшееся рядом, и разобрав на атомы абордажные капсулы вместе с их содержимым. Крошечная сверхновая, вспыхнувшая лишь на мгновение, но наверняка ослепившая врага – вряд ли ожидали такого.
И сразу же после этой яростной ослепительной вспышки, Тигр снова повел свой фрегат на сближение с врагом.
Что за мелкая, мельтешащая хрень?! – возмутился Дхаран, видя дронов, маячивших на периферии его искина. – Уберите этот мусор, он мне мешает!
Принято, работаем, – фрегат разразился очередью выстрелов, ощерившись лучами, словно ежик иголками, уничтожая мелкие надоедливые цели вокруг вражеского корабля.
«Вишакха» снова заложила сумасшедший вираж, явно стремясь приблизиться к кораблю противника.

+3

8

МарьГольдна, бл**ь, ты мне теперь должна охапку... Или две...
Микоши щерился, как ёж, глядя на колющего противника, и ему казалось, наверное, что это его личная война.
Сначала уроды, потом дроны, – кивнула капитан, вглядываясь в мониторы. Щит зарябил, но удержался. А потом пропал.
Думать о том, почему и как пропал этот щит, было не время. Даже если его сняли для приманки... Думающий человек не может быть полководцем, да. Надо действовать. Прямо сейчас.
Рвануло. Глухо, беззвучно, с одной только вспышкой света – звук и ударная волна, слава космосу, в вакууме не передаётся – и ференги в полном составе похерились как боевая единица.
Мир вашему праху и скатертью дорога, придурки, – немного нервно подумала Маша про обожаемого главСБ и главу абордажной команды. - И не жалко.
В качестве удобрений для новых планет этой системы они сослужат хорошую службу, – с  расстановкой пробасил Михал, и корабль отмер.
Тут только Маша обнаружила, что на долю секунду они стали идеальной мишенью.
Разумеется. Никто пока не хотел умирать.
Готовь правый борт, Микоши – на канонира, канонир — перейти на дроны! Сближение... – Мария на секунду прикрыла глаза. Какое-то мельтешение, какая-то рябь с обратной стороны века, кончики пальцев онемели...
Я, конечно, всегда знала, что моя мать была ведьмой, но не настолько же. Не сейчас же!
...для нового залпа. Первый слой щитов снят. Бить напрямую, никакого рикошета! Что с поглотителями? Наши щиты?
Пи**ец,
– ёмко резюмировал Жора, стуча зубами по ногтям.
Маша медленно выдохнула.
Хорошо. Если сейчас не выйдет залп, будем линять. Если...
Микоши! Стой, б**, стой, ты куда прешь на**й?!
Так сближение же
, – прорычал коротко канонир, подписывая младшего пилота. – Ещё пол-корпуса, и они, гады, никуда от меня не денутся. Они моего экспериментального дрона замочили!
Отставить сближение ещё на полкорпуса! – рявкнула Маша, привставая из кресла и цепляясь за подлокотник. – Никакого сближения! Бей!
Но инерция и в космосе инерция.
Бл**ь, – подумала Маша, глядя на расправленные на весь передний иллюминатор крылья боевой птицы врага. – Приехали.
По мозгам что-то мягонько застучало.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (18-10-2019 13:01:47)

+3

9

«Вишакха» совершила разворот не просто на 180 градусов, она развернулась еще и через голову, и вокруг собственной оси, в какие-то мгновения оказавшись практически над «головой» вражеского корабля и глядя в том же направлении.
Абордаж! – проорал Шангхар.
Грохот сработавших катапульт прокатился по всем переборкам. Кан дал залп, в сторону врага устремились абордажные крючья.
Есть попадание! – гаркнул Кан. – Двенадцать из двадцати!
Дюжина гарпунов воткнулась в крышу вражеского корабля. Восемь ушли в молоко.
Трави фалы! – рявкнул Шангхар.
Кэп, ровняй! – гаркнул в ответ Кан, глядя на датчики, фиксирующие расстояние – длина тросов увеличивалась с бешеным темпом, по мере того, как противник уходил прочь. – Корректируй, или они вырвут нам борт!
Не ссы, Волчара! Работаю!
Такой вариант был вполне возможен – если вражеский корабль уйдет прочь, он вполне мог вырвать борт «Вишакхе». Вернее, мог бы, потому что фрегат был армирован специальными рамами, рассчитанными именно на такой случай. Так что скорей вражескому кораблю сорвет палубы. И все же рисковать не было смысла. Да и уродовать нужный корабль никто не хотел.
Тигр за какие-то мгновения выровнял курс и сровнял скорости обоих кораблей. Теперь «Вишакха» неслась параллельно вражескому кораблю, уменьшая расстояние.
Есть ментальный контакт с экипажем, – равнодушно констатировал Паук, сидящий на мостике. – Жду приказа.
Противник пытался увеличить расстояние, уйти от врага.
Угомони их, – приказал Тигр Пауку. – Расслабь. Пусть сдадутся.
Ментальные лучи протянулись к кораблю врага, нежные мягонькие лапки коснулись разума экипажа, поглаживая, успокаивая, шепча, что ничего страшного, что все в порядке, что сдаться это наоборот, хорошо, правильно, что это ради жизни...
Паук мысленно дал понять, что работает, и Дхаран снова сосредоточился на физической части происходящего, ровняя курс и скорость кораблей.
Выбирай фалы! – рявкнул Дхаран, когда скорости и направление кораблей выровнялись.
Загудели лебедки, наматывая тросы и притягивая корабли друг к другу. Через десяток минут борт «Вишакхи» с гулким грохотом ударил в крышу вражеского корабля. Теперь они были состыкованы под углом примерно сто десять градусов.
Абордажная команда – на выход!
Ну, ты и принайтовался! – буркнул сердито еще один Волк, командир абордажной команды. – Мне теперь люки сверлить, что ли?!
Ну, извини, бро, парковка не идеальна, – хохотнул Дхаран. – Ничего, проделаешь дырочки. Поберегитесь там! Работайте!
Дхаран отстегнул ремни, вставая и мысленно досадуя, что не он сейчас прорывается на борт вражеского корабля.
Буры без труда просверлили переборки, вакуумные хоботы люков быстро выровняли давление между кораблями. Датчики показали, что атмосфера практически идентична.
Тигр, закованный в броню, шагнул на борт захваченного корабля.

+2

10

Жми, – удивительно тихо выдохнула Мария, поднимая из гортани тихий рык. – Жми, Жора, жми!
Бл*ть!
– ЖМИ!

Жора жал куда-то жестяными совершенно пальцами: это был его талант пилота, его и держали за бульдожью хватку руля.
Они вырвут нам борт с потрохами.
Маша сплюнула, глядя на экран, пнула подкатившийся от тряски труп экс-капитана под пульт и махнула рукой:
К черту борт, нам не до груза и техников. Народ...
Что-то треснуло и надавило на уши, катясь внутрь и пытаясь протиснуться через слишком узкие щели. Не паника, нет. Паника была горячей. Накатывало что-то другое.
Капитан скривилась, сглатывая ком в горле:
Жора, руби капсулу. Живо.
Собьют.
– Капсулу, Жора! Ты зад свой спасти не хочешь?!
Бесполезно.

Маша медленно поднялась из кресла, упираясь в подлокотник, чтобы не порвать засранца голыми руками...
Попыталась подняться.
Кельх, успокойся.
Огромная и тяжелая, как бетонная плита, ладонь Михала легла на её плечо и несильно сжала.
Ты же помнишь про нычки.
Если сейчас отстрелимся, нас собьют.
Если сдадимся, откупимся потом тем, что на Лиле лежит.
Понимаешь, капитан? – спросил Михал.
Плита ладони была похоронной.
Голоса команды были набатом.
Маша тихо фыркнула, улыбнулась и опустилась обратно в кресло:
Как скажете, мальчики. Если нас всех четвертуют и сожрут на ужин, это будет на вашей совести.
Мостик хором взоржал. Совесть, как же... Дико смешное слово. Что такое совесть? Нет её, почитай, у пирата. Да и у Империи нет. Нигде нет. И всё-таки...
А знаешь, Маша... – пробасил Михал задумчиво и погладил напрягшееся плечо. – Если мы сдадим им капитана, который так активно сопротивлялся, что аж заставил нас на этой развалюхе сопротивляться такому шикарному кораблю... Может, они порадуются? Смягчатся?
Маша дернула руку к фазеру, но не успела.
Почему-то я так и думала. Не об этом же дохлом мерзавце вы говорите. Сволочи...
Команда в едином порыве рванулась связывать бывшую капитана.
[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 98. Мне предстоит родиться